Читать онлайн Пурпурные кружева, автора - Ли Линда Фрэнсис, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Линда Фрэнсис

Пурпурные кружева

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Утром следующего дня Лили, сидя у туалетного столика, стонала, словно от ноющей боли. Морган Элиот. Он стал первым мужчиной, с которым она поцеловалась по-настоящему!
Лили вновь и вновь вспоминала о том, что произошло между ними. Это было – действительно было, как ни старалась она теперь убедить себя в обратном. И стереть из памяти то, что случилось, ей никогда не удастся.
Девушка вновь почувствовала, как ее щеки запылали огнем. Стоит ей оказаться рядом с ним, и она теряет голову. Но еще хуже другое: все то, чему она раньше старалась не придавать значения независимо от мнения окружающих, теперь стало приводить ее в отчаяние. Лили попыталась посмотреть на свою жизнь глазами этого человека – и пришла в замешательство. Хотя, конечно, это было предельно глупо. Она ничем ему не обязана. И вообще с какой стати она должна поступать так или иначе, беспокоясь о том, что подумает о ней Морган Элиот? И все же с некоторых пор дела обстояли именно так. Мнение этого темноволосого гиганта стало для нее очень важным.
Лили склонила голову и, свив пышные волосы в толстые жгуты, уложила их короной. Этот день будет более удачным, мысленно сказала она себе, хотя у нее не было ни малейших оснований надеяться на это.
Лили достала из шкафа один из своих любимых нарядов – ярко-бирюзовое платье, украшенное оборками из плотного кружева, которое она купила, когда путешествовала по Мексике. Это платье напоминало ей о чудесных праздниках – фиестах, о зажигательных танцах, о том времени, когда она была счастлива. Чтобы дополнить туалет, Лили обернула вокруг шеи свое неизменное боа и, уже выходя из комнаты, воткнула в волосы несколько ярких цветков. Теперь она была уверена, что день пройдет хорошо, – такой наряд просто исключал иную возможность.
Не прошла она и дюжины шагов по коридору, как заметила Марки. Тот сосредоточенно копался в стенном шкафу.
– Марки, что это ты там ищешь? Тот быстро обернулся.
– А, миз Блэкмор! – поприветствовал он Лили, но на вопрос не ответил решительно ничего, а лишь вытянулся в струнку и стал молча смотреть на хозяйку.
– В чем дело, Марки? И что ты там все-таки искал?
– Искал? – Слуга нахально улыбнулся: – Да нет, я ничего не искал, миз Блэкмор. Совсем ничего. Я просто там прибирался. Знаете ли, мэм, я складываю туда всякие безделушки, которые без конца попадаются мне на глаза в самых неподходящих местах. Ну а теперь, извините, мне пора. Надо заняться делом. – Он закрыл шкаф, повернулся и торопливо удалился.
«Какой странный человек!» – подумала Лили, направляясь к лестнице. Если бы его прислал к ней в дом не Джон, а кто-то другой, поведение слуги вызвало бы у нее беспокойство и подозрение.
Лили оказалась на кухне как раз в тот момент, когда со стороны заднего двора в нее входил Морган. Оба замерли, увидев друг друга.
Лили с раздражением заметила, что ее сердце бешено забилось от волнения. Он был поразительно красив. Мужественный. Суровый. Несмотря на то что девушка до сих пор не могла простить себе своей слабости – с какой стати надо было отвечать на его поцелуй? – она не удержалась и устремила взгляд на его губы. На губы, которые еще совсем недавно касались ее. Касались нежно, с благоговением и в то же время с такой неистовой страстью.
– Доброе утро, – сказал Морган и кивнул Лили, прервав ее мучительно-сладостные воспоминания.
– Доброе утро.
– Лили! – радостно воскликнула Кэсси, протискиваясь вперед и становясь перед Морганом. – Наконец-то ты встала!
Лили почувствовала, что ее щеки заливает румянец смущения, но, быстро овладев собой, улыбнулась:
– Да, я уже встала. – Она подошла к плите, рядом с которой стоял Жожо.
– Славный сегодня денек, мэм, – сказал тот и подал девушке чашку кофе.
– Доброе утро, Жожо. – Она сделала глоток. – М-м-м… Ты готовишь на редкость вкусный кофе.
– Еще бы ему быть не вкусным! Ведь это я приложил к нему руку! – пророкотал Жожо, подхватил миску со взбитыми яйцами и быстро вылил их в глубокую разогретую сковородку. – Ну а теперь, я думаю, вы позавтракаете.
– Нет, мне достаточно кофе.
– Ну уж нет! Одного кофе мало, мэм. Вы должны съесть яичницу. Вы же худая как палка. Садитесь-ка. – Жожо обернулся. – И вы тоже, мисс Пенелопа. Не думайте, будто я не заметил, что до сих пор вы только едва клюнули что-то.
К удивлению Лили, девочка подчинилась.
– Имей в виду, что я делаю это только потому, что действительно хочу есть, а не потому, что ты мне приказал! – гордо произнесла Пенелопа, скрестив руки на груди.
Лили спрятала улыбку.
– Я подумала, что неплохо бы сегодня пройтись по магазинам и кое-что купить, – вкрадчиво сказала она.
– Например, сковородку? – ехидно предположил Роберт.
Посмотрев на племянника, девушка кивнула головой:
– Да, и сковородку тоже. А что еще мне нужно купить, как вы думаете?
– Может быть, зеркало? – сухо спросил Морган, окинув взглядом ее необычный наряд.
После нескольких мгновений напряженного молчания, воцарившегося после слов Моргана, и дети, и Жожо разразились громким смехом.
– Очень остроумно, мистер Элиот! – раздраженно ответила Лили, мужественно сражаясь со слезами унижения, мгновенно подступившими к горлу. Ей всегда так нравилось это платье, она считала его таким красивым! Но сейчас впервые оно показалось ей вычурным и чересчур экзотичным. Впрочем, чему тут удивляться? Когда в последний раз она задумывалась о том, что следует и чего не следует носить в обществе? И разве это имело для нее какое-то значение все эти годы?
Лили закусила от досады нижнюю губу и вдруг с радостью почувствовала, что слезы унижения быстро вытесняет заполняющий все ее существо гнев.
– А вам никогда не приходило в голову, мистер Элиот, что вы – всего лишь мой работник? В моей власти сию же минуту уволить вас за вашу дерзость. И я никак не пойму, почему до сих пор не сделала этого. – Рассеял он окружавшую ее темноту в ту ночь или нет – не важно. Главное – этот человек постоянно приводит ее в ярость, если не в бешенство.
Кэсси затаила дыхание от волнения. Морган же лишь рассмеялся в ответ:
– Ну что ж, сделайте это. Если вы надеетесь найти сумасшедшего, который попробует здесь хоть что-то наладить, прежде чем крыша дома рухнет прямо вам на голову, можете рассчитать меня прямо сейчас.
Лили просто пылала от возмущения, но ничего не ответила, сдержавшись с огромным трудом. Действительно, кто возьмется за эту работу? Она знала, что прежний дворецкий потратил уйму сил и времени, прежде чем нанял наконец Моргана для проведения ремонта. А дом совершенно необходимо привести в порядок.
– Так что же, мисс Блэкмор? Я уже уволен или нет? Прищурившись, Лили смерила Моргана уничтожающим взглядом:
– Нет, вы не уволены.
– Ура! – радостно закричала Кэсси и высоко подпрыгнула от восторга.
Даже Пенелопа, заметила Лили, вздохнула с облегчением. И как это Моргану Элиоту удалось так прочно войти в их жизнь? Лили была удивлена и раздосадована: он смог завоевать симпатию детей, не прилагая к этому решительно никаких усилий, в то время как она тщетно пытается добиться этого любыми путями.
– Ну хорошо, – сказал Морган, возвращаясь к прерванному разговору. В глазах у него прыгали смешинки. – Если вам нужна посуда, ее надо купить. Я сам собирался после ленча сходить с детьми в магазин. Почему бы вам не присоединиться к нам?
В половине первого Морган, дети и Лили наконец были готовы.
– Вы уверены, что нам не нужно взять кеб? – спросила Лили. Еще не успев выйти из дома, она раскрыла зонтик, чтобы заранее защититься от палящего летнего солнца.
Кэсси уцепилась за ее подол. Морган заметил, что девушка переоделась после утренней стычки на кухне. Теперь на ней была новая юбка очень элегантного покроя. Яркое боа из перьев и цветы, прежде украшавшие ее прическу, тоже исчезли самым загадочным образом. Без них Лили, вынужден был признать Морган, выглядела куда более респектабельно.
– Морган обещал, что мы покатаемся на конке, – сказала Кэсси, обращаясь к Лили.
– Почему бы тебе не взять кеб? – предложила девушке Пенелопа. – А мы с Морганом подъедем к магазину на конке и подождем тебя там.
Лили опустила взгляд на свои изящные шелковые туфельки, которые совершенно не годились для прогулок по улице, и пожала плечами:
– Нет, я совсем не против конки.
– Сюда, – махнул Морган в сторону черного хода. Покидать дом через парадную дверь никак не входило в его планы. – Так будет ближе.
Все пятеро довольно долго пробирались по вымощенным булыжником переулкам и дворам, прежде чем оказались на Пятьдесят восьмой улице.
– Надо же, я совсем забыла об этой дороге! – весело сказала Лили и посмотрела на Роберта: – А ведь когда-то мы с вашим папой частенько проскальзывали через калитку позади дома. – Она рассмеялась.
– И вас ни разу не поймали? – спросила Кэсси.
– О Боже, конечно, нет. Клод был слишком изворотливым для этого!
– Мой отец никогда не был изворотливым! – Роберт гневно тряхнул головой. Мальчик произнес эти слова с таким негодованием, что его очки сползли на самый кончик носа.
Морган остановился рядом с Лили, замершей от неожиданности. Роберт же продолжил атаку:
– Мой отец был хорошим, сильным и смелым. – Вероятно, это показалось мальчику недостаточно убедительным, и он добавил: – Отец был куда лучше, чем любая глупая женщина вроде тебя!
Сделав несколько быстрых, решительных шагов, Морган схватил Роберта за плечи и резко повернул лицом к себе:
– Извинись перед своей тетей.
– Ни за что! Все, что я сказал, – правда. А она не должна говорить гадости про моего отца.
Морган не отпускал мальчика. Он чувствовал, что ребенок дрожит от волнения, а когда перевел взгляд на Лили, то понял, что девушка потрясена случившимся не меньше племянника.
– Я не имела в виду ничего плохого, Роберт, – неожиданно спокойно произнесла Лили. – Я только хотела сказать, как и ты, что ваш папа был очень смелым.
Морган заметил в глазах девушки тревогу за племянника и беспомощную озабоченность. Но буквально через мгновение она быстро прошла вперед и, вздохнув, небрежно бросила через плечо:
– Мы опоздаем на конку, на которой вы так хотели прокатиться! – При этом на лице девушки появилась вымученная улыбка.
Неожиданный всплеск негодования Роберта вызвал у Моргана тяжелое чувство. Пожалуй, впервые за время, проведенное в Блэкмор-Хаусе, он с болью почувствовал, насколько не проста обстановка в этом доме. Конечно, он и раньше знал, что Лили потеряла брата, а дети лишились отца. Но сам он был настолько увлечен охотой на Джона Крэндала, что почти забыл о печальном событии, повлекшем за собой приезд Лили Блэкмор в Нью-Йорк. После смерти Клода не прошло и пяти месяцев, и не приходилось сомневаться в том, что рана в сердце мальчика еще слишком свежа.
Но независимо от того, стал он сиротой или нет, Роберт должен научиться уважать старших. Морган хотел было обратиться к ребенку с гневной тирадой, но тут же решительно сжал губы. Он вновь напомнил себе, что проблемы Лили Блэкмор и ее племянников его самого абсолютно не касаются. Раз и навсегда он сказал себе, что ему нет до них дела. И нет никаких оснований думать и поступать иначе. Вот только досадно, что ему приходится повторять себе это вновь и вновь.
– Поторопитесь же, ваша тетя права. – Единственное, что позволил себе сказать в итоге Морган, но глаза его потемнели от чувств, подавлять которые ему становилось все труднее.
Они сели в вагон конки, направлявшейся на юг. Морган помог детям и Лили подняться по ступенькам. Его поразило то, с какой изящной простотой и непосредственностью Лили опустилась на жесткую деревянную скамью, которая тянулась вдоль боковой стенки вагона.
В тот момент, когда он сам уже собирался подняться по ступенькам в вагон, рядом с ним появилась старушка. Запыхавшись от быстрой ходьбы, она беспомощно тянула руки к поручню. Морган помог ей взобраться наверх, после чего она прошла вперед и опустила пять центов в прорезь металлического ящика кассы. Морган с трудом удержался от улыбки, когда увидел, как Лили, смотревшая на старушку, судорожно схватилась за свой ридикюль.
– Я займусь этим, – сказал он и прошел вперед, чтобы оплатить проезд.
– Уверяю вас, в этом нет необходимости!.. – попыталась протестовать Лили.
– Не смешите меня, – ответил он небрежно, вернувшись обратно, и с неожиданной для такого высокого человека ловкостью уселся на узкую скамейку напротив нее.
– Для человека, который зарабатывает на жизнь, выполняя распоряжения других, вы очень лихо отдаете распоряжения сами. А вы уверены, что вы действительно всего лишь простой рабочий?
Морган замер. Неужели он допустил какую-то ошибку? Он внимательно всмотрелся в лицо Лили, все мышцы его тела напряглись. Нет, он достаточно хорошо успел узнать ее. В глазах девушки было все то же обычное раздражение – выражение ее лица почти всегда было таким, когда он находился рядом, и он даже в какой-то мере привык к этому. Нет, ничего похожего на подозрение.
– Если вы чем-то недовольны, мисс Блэкмор, – сказал он наигранно-беззаботным тоном, – вы по-прежнему можете уволить меня.
Лили округлила глаза в притворном удивлении:
– А если вы надеетесь, что я вновь скажу: «Нет, я не увольняю вас!» – можете на это не рассчитывать. Достаточно и одного раза в день.
Их взгляды скрестились, как шпаги. Морган заметил, что синева ее прелестных глаз приобрела еще более интенсивный оттенок. Интересно, неожиданно подумал он, так же ли потемнеют эти глаза, когда он, отяжелевший от страсти, проникнет в ее сокровенную глубину? Закричит ли она от желания? Или попытается отвернуться, чтобы скрыть свои чувства?
Нет, он не позволит ей отвести взгляд. Он заставит ее смотреть ему прямо в глаза – заставит смотреть, как он овладевает ее телом. Он сгорал от желания увидеть ее всю и, более того, внезапно понял, что хочет, чтобы и она увидела его. Действительно увидела.
Нет, хватит, приказал он себе, с трудом прогоняя волнующее видение. Боже, и о чем только он думает? Нельзя даже мысленно допустить возможность связи с этой женщиной! Произнеся про себя проклятие, Морган с досадой отвернулся.
Дети всю дорогу весело болтали. Они стояли на сиденье на коленках, глядя в покрытое слоем пыли окно, и оживленно обменивались впечатлениями.
– Так куда же мы все-таки едем? – поинтересовалась Лили.
Морган, не отрываясь от окна, ответил:
– На Шестую авеню, в магазин Мейси. – Он даже не повернулся в ее сторону.
– Значит, Мейси по-прежнему занимается делами? А я-то думала, что за время моего отсутствия здесь все изменилось!
– Выходит, изменилось не все. Мейси жив-здоров и процветает. Но я слышал, что вскоре магазин сменит свой адрес. Думаю, однако, что от этого бизнес Мейси не пострадает.
Морган достал из жилетного кармана часы и посмотрел на циферблат. Когда он поднял взгляд, то заметил, что Лили внимательно рассматривает его наряд. Сегодня он действительно выглядел совершенно по-другому – вместо простой рабочей одежды на нем был костюм.
– Вы всегда переодеваетесь, когда отправляетесь в магазин, мистер Элиот? – не преминула задать вопрос Лили.
Морган смущенно поерзал на сиденье и после короткой паузы ответил:
– Сегодня днем у меня назначена деловая встреча. Кстати, раз уж вы решили сопровождать нас, то, может быть, отвезете детей домой сами? Тогда я мог бы прямо из магазина отправиться по своим делам. – Тут Моргану пришло в голову, что, поскольку он работает на Лили, неплохо было бы спросить у нее разрешения. – Так вы не будете возражать, если я вас покину? Мне надо встретиться с банкиром.
– Отчего же нет? Конечно, идите.
Казалось, его вопрос удивил и озадачил Лили. Он невольно подумал, что до сих пор ей, вероятно, даже не приходило в голову интересоваться, когда и зачем ее прислуга покидает дом. Эта женщина с трудом справляется с детьми, куда уж ей контролировать всех своих работников, усмехнулся про себя Морган и вновь задался вопросом: неужели эта непрактичная и безалаберная особа надеется на то, что сможет решить все проблемы, связанные с воспитанием троих детей, и как мог покойный Клод Блэкмор доверить их именно ей?
Лили и Морган опять замолчали, дети же продолжали весело смеяться и громко обсуждать все, что попадалось им на глаза по дороге к Шестой авеню.
– Вы забыли цилиндр, – внезапно проронила Лили. Морган повернулся к ней:
– Цилиндр?
– Да, когда собираются в банк, обычно надевают цилиндр. Элегантную, обтянутую шелком шляпу. Ведь в банке вам непременно надо произвести на всех благоприятное впечатление.
Морган рассмеялся:
– Но у меня нет такой шляпы. – По крайней мере в Блэкмор-Хаус он не прихватил с собой ни одной.
– Вам бы следовало ее иметь. В цилиндре вы были бы неотразимы.
После этих слов Лили залилась ярким румянцем. В такие моменты, когда ее лицо мгновенно загоралось от смущения, Морган невольно думал, что она получила прозвище Пурпурная Лили именно из-за этой удивительной особенности. Она краснела, испытывая неловкость, куда быстрее, чем все, кого он знал до сих пор. Как могла женщина легкого поведения раз за разом покрываться алой краской смущения, подобно юной невинной девочке?
– Я согласна с этим, – внезапно подключилась к их разговору Кэсси. Девочка пристроилась на сиденье рядом с Лили и смерила Моргана придирчивым взглядом с головы до ног. – Вы выглядели бы просто великолепно в чудесной шелковой шляпе, мистер Элиот.
– Хорошо, я буду иметь это в виду, – ответил он, продолжая думать о Лили. – Но мы приехали. Пойдемте к выходу.
Конка остановилась. Дети мгновенно высыпали на многолюдную улицу. Морган спустился со ступенек, затем обернулся, чтобы помочь Лили. Он обхватил ее за тонкую стройную талию и бережно поставил на землю, продержав в руках, пожалуй, лишь на мгновение дольше, чем того требовали обстоятельства.
– Извините меня, молодой человек, – раздался голос пожилой дамы, которая тоже собралась спуститься со ступенек. – Чрезвычайно неловко нарушать вашу идиллию, но мне необходимо выбраться отсюда. И я думаю, что вам самим стоит поторопиться, – ведь ваши дети уже куда-то исчезли.
Морган и Лили резко отстранились друг от друга и освободили женщине путь. Морган тут же бросился на помощь пожилой даме, постаравшись скрыть минутное замешательство, вызванное неожиданной близостью девушки.
– Ах, как вы любезны, молодой человек! – сказала женщина. Затем она посмотрела на Лили и восхищенно заметила: – У вас на редкость красивая жена! Осмелюсь заметить, вы очень счастливый человек, сэр. – И дама величественно удалилась, оставив смутившихся Лили и Моргана посреди улицы одних.
Ни он, ни она не представляли, что сказать после этого замечания незнакомки. Все еще испытывая неловкость, Лили откашлялась и насмешливо произнесла:
– Муж и жена… Да мы скорее убьем друг друга, чем поженимся! – И прежде чем Морган успел вставить хоть слово, добавила: – Нам надо поторопиться, если мы не хотим потерять детей!
Магазин Мейси находился поблизости, и очень скоро они уже входили в него. Морган еще придерживал дверь, пропуская внутрь Лили, когда оба услышали возглас:
– Лили! Лили Блэкмор! Неужели это ты?
У стола с рулонами ткани стоял высокий мужчина лет тридцати. Рядом с ним они увидели миниатюрную женщину, которая была чуть моложе его.
– Так это действительно ты, – сказал мужчина с большим воодушевлением. – Сколько же лет мы не встречались?
– Ну, я точно не знаю, – ответила Лили. – Поскольку я никак не могу вспомнить ваше имя, мне трудно сказать, когда мы виделись в последний раз.
Мужчина откинул голову назад и рассмеялся:
– Ах, узнаю, узнаю нашу Лили Блэкмор! Ты нисколько не изменилась! Да это же я, Барт Мэйхью.
– О, мой Бог, действительно Барт Мэйхью! – Лили протянула ему руку. – Не пойму, как это я не узнала тебя сразу.
Барт и Лили с большой теплотой пожали друг другу руки.
– А ты помнишь мою сестру Эдит?
– Конечно, помню. Мне очень приятно вновь видеть тебя, Эдит.
– Взаимно, – натянутым тоном ответила изящная молодая женщина. – Здравствуйте, мисс Блэкмор.
Морган невольно обратил внимание на то, что кислая мина на лице сестры никак не соответствует приподнятому тону ее брата.
– Я просто глазам своим не верю, – сказал Барт. – Ты – здесь, у Мейси, как будто мы расстались только вчера!
Морган, в раздумье покачав головой, уже направился было к прилавку, чтобы заняться поиском нужных ему вещей, как вдруг заметил, что черты у Лили смягчились и лицо прояснилось. Он был поражен, когда понял, что девушка действительно счастлива оттого, что случайно встретила здесь эту пару. Даже демонстративная холодность Эдит ее не смутила. Неужели Лили, охваченная порывом радости, не разглядела, что в то время как Эдит Мэйхью смотрит на нее с презрением и осуждением, братец этой особы окидывает ее с головы до ног взглядом похотливого развратника?
Морган почувствовал непреодолимое желание как следует отделать этого повесу, но, привычным усилием воли овладев собой, все-таки удержался от того, чтобы дать волю кулакам. Он заставил себя отвернуться от Лили и брата с сестрой и отошел в сторону.
– Я был искренне огорчен, узнав о смерти Клода, – продолжал Мэйхью.
– Барт, – с непроницаемым видом напомнила о себе Эдит, – нам пора идти. В экипаже нас ждет мама.
– Да, конечно, Эдит. Лили, могу я нанести тебе визит? Я бы с удовольствием заглянул как-нибудь. Кстати, мама и Эдит в самое ближайшее время собираются устроить небольшой прием. Я уверен, они будут в восторге, если ты тоже приедешь. Не так ли, Эдит?
Прежде чем повернуться к Лили, Эдит медленно подняла голову и внимательно посмотрела брату прямо в глаза, словно желая убедиться, что тот не шутит. После секундной паузы она довольно сухо сказала девушке:
– Да, мисс Блэкмор. – На ее губах появилась снисходительная улыбка. – Мы пришлем вам приглашение. – Эдит натянула перчатки. – Пойдем же, Барт! Нельзя заставлять маму ждать так долго.
Звякнул дверной колокольчик – брат и сестра отбыли. Лили стояла совершенно неподвижно, как зачарованная. Морган ожидал чего угодно, но только не этого. Он думал, что стоит лишь Барту и Эдит Мэйхью удалиться, как она подобно вихрю бросится к нему и детям и отпустит в адрес бывших друзей одну из своих язвительных шуточек. Но девушка лишь взволнованно выдохнула:
– Прием… Я пойду на прием!
Морган и Роберт обменялись понимающими взглядами, и мальчик пожал плечами.
– Что это за женщина? – Чтобы хоть как-то поддержать разговор, спросил Морган.
– Это Эдит Мэйхью, я знаю ее с самого детства. Милая, добрая Эдит Мэйхью!
– Так значит, она милая и добрая?
– Да, конечно. И она пришлет мне приглашение на прием. Морган посмотрел на Лили. Непостижимо! Неужели эта женщина действительно настолько наивна? В порыве удивления он приоткрыл было рот, чтобы возразить ей, но в последний момент заставил себя промолчать.
– Поторопитесь, дети! – обратился он к подопечным Лили. – Мы не можем провести здесь весь день.
Морган усадил Лили и детей в конку, следовавшую на север, и прошел к тому месту, где в ожидании пассажиров стояли маленькие двухколесные экипажи. Мысли о Лили не покидали его. Пока они переходили от прилавка к прилавку в магазине Мейси в поисках нужных вещей, девушка не переставая говорила об Эдит Мэйхью и приеме, приглашение на который ей так хотелось получить.
Морган нисколько не сомневался в том, что Эдит Мэйхью не была искренней с Лили. Она относилась к Лили точно так же, как те люди, что написали имя девушки кричаще-красной краской на стене веранды. Он готов был поклясться, что верно прочел мысли этой маленькой чопорной женщины. Ему было достаточно одного взгляда на Эдит Мэйхью, чтобы разгадать ее. Маска лицемерной вежливости не могла скрыть от Моргана ее истинное лицо. Слишком часто его собственная жизнь зависела от того, насколько внимательно он подходил даже к самым незначительным мелочам, от которых зависел дальнейший ход событий. Моргану было совершенно ясно, что Лили никогда не получит приглашение на прием от Эдит Мэйхью.
Лили ошибалась, решив, будто Морган направляется в банк. Собственно, он и не говорил, что собирается туда. Он лишь упомянул о предстоящей встрече с банкиром, а это было правдой. Ему действительно необходимо было встретиться с банкиром по имени Бьюфорд Тисдейл, о котором прежде в высшем свете говорили как о женихе Лили.
В течение последних нескольких недель Морган постарался узнать об этом человеке как можно больше. Ему стало известно, что Тисдейл все-таки женился и теперь работал в банке, принадлежавшем его семье. Но Морган не собирался посещать финансиста в его офисе. Он направлялся в элитарный клуб, где, как выяснилось, Тисдейл неизменно появлялся по средам после ленча.
Конечно, самому Моргану следовало больше времени уделять поиску доказательств преступной деятельности Джона Крэндала, и он понимал это. Но Крэндал до сих пор ни разу не появился в Блэкмор-Хаусе. Правда, Морган подозревал, что Марки и Жожо посланы этим мерзавцем в дом Лили неспроста. Должно быть, они выполняют какое-то его поручение, но пока Моргану не удалось найти хоть малейшее подтверждение этой догадке. Да это и не казалось ему особенно важным: разве можно вменить в вину человеку то, что он прислал кому-то ни на что не годную прислугу?
Морган улыбнулся. Самой Лили, казалось, не было никакого дела до того, хорошо или плохо справляются ее работники со своими обязанностями. Эта женщина просто беззаботно порхала по жизни подобно бабочке. Должно быть, она считала, что мелочам вроде приготовления завтраков, обедов и ужинов вообще не стоит придавать значения, поскольку еда все равно каким-то образом появится на столе. Самое удивительное, что в Блэкмор-Хаусе именно так и происходило.
Кеб остановился на пересечении Пятой авеню и Тридцать девятой улицы, прямо перед входом в клуб. Пройдя через двойные двери, Морган оказался в большом пустынном фойе, которое скорее напоминало холл респектабельного жилого дома, чем место, где собираются мужчины, вырвавшиеся на время из семейных гнезд, чтобы почитать газеты, поиграть в карты и обсудить важнейшие проблемы политики и экономики. И тем не менее Морган знал, что именно здесь, а не в административных кабинетах Вашингтона принимается множество важнейших решений, влияющих на жизнь такой огромной страны, как Соединенные Штаты, а порой и всего мира.
В этот момент дверь, ведущая в одно из смежных помещений, распахнулась, и Морган настороженно замер. Он не был членом этого клуба, хотя ему не раз доводилось посещать его и он неплохо помнил внутреннюю планировку здания. Однако уже в следующее мгновение Морган вздохнул с облегчением при виде человека, направлявшегося к нему.
– Морган! А я-то надеялся, что ты не придешь.
– Неужели? – с улыбкой спросил Морган.
– Да, я очень на это рассчитывал.
Марио Респаччио был крупный мужчина лет под сорок. Он работал в этом клубе уже лет десять.
– Ну, можешь считать, тебе не повезло, – ответил Морган, все так же тепло улыбаясь и пожимая протянутую руку Марио. – Как Магдалена?
– Отлично! Родила мне еще одного малыша после того, как мы виделись в последний раз. Ты просто обязан как-нибудь зайти к нам – кто-то же должен накормить тебя как следует!
Морган рассмеялся, затем снова стал серьезным.
– Он уже здесь?
Марио недовольно поморщился:
– Да, здесь. Даже не верится, что я сам позволяю тебе делать это. Помогая тебе в прошлый раз, я чуть не лишился работы.
– Ты отлично знаешь, что это не так.
– Нет, меня бы точно уволили, если бы тебя поймали.
– Да у них не было ни малейшего шанса, и тебе это известно не хуже меня.
– Ну-ну!.. Положим, так. Но когда-нибудь удача изменит тебе, Морган, Дружище. Кто-нибудь обязательно вспомнит, что видел, как ты управлял кебом, изображая кучера, или представлялся содержателем публичного дома. Твоя жизнь полна опасностей.
– Меня очень трогает твоя обеспокоенность, – ответил Морган, криво усмехнувшись.
– Я беспокоюсь только за себя и свою семью! – резко сказал Марио. Но даже грубоватый тон не мог скрыть любовь, которую он испытывал к другу. – И поскольку я работаю в этом клубе, то не хочу, чтобы ты устроил здесь какую-нибудь заварушку. В моем доме полно голодных ртов.
– Можешь не волноваться, Марио, сегодня ничего подобного не случится. Здесь до меня никому нет дела, и никто не собирается выяснять, кто я такой. А теперь покажи мне Тисдейла, – успокоил приятеля Морган и похлопал Марио по спине. – Я только узнаю у него, что мне надо, и мгновенно исчезну с твоего горизонта.
Морган вошел в небольшой кабинет, где перед низким столиком, заваленным свежими газетами, сидел Бьюфорд Тисдейл.
Запах дорогих сигар, элегантный костюм, туфли из кожи великолепной выделки, а также вальяжная поза этого человека, позволившего себе расслабиться уже в три часа дня, свидетельствовали о том, что он богат и любит удовольствия. Морган заметил в клубе лишь нескольких посетителей – большинство бизнесменов и политиков еще в своих офисах. К тому времени, когда здесь станет многолюдно, он должен уйти.
Опустившись в глубокое кожаное кресло напротив Тисдейла, Морган небрежно взял последний выпуск «Тайме». Тисдейл поднял взгляд и кивнул Моргану в знак приветствия, прежде чем вновь погрузиться в чтение. Морган так же вежливо слегка кивнул головой в ответ и занялся своей газетой.
Через несколько минут появился Марио.
– Ваше бренди, сэр, – объявил он, преподнося Моргану рюмку на серебряном подносе. Он говорил с подчеркнутым почтением и держался совсем не так, как при их встрече в холле.
Морган взял хрустальную рюмку, затем откинулся на спинку кресла и вздохнул:
– Ах, – сказал он, ни к кому конкретно не обращаясь, – какой славный денек!
Тисдейл вновь посмотрел на него, и Морган, встретив его взгляд, слегка качнул головой, словно несказанно удивился:
– Тисдейл? – спросил он. – Бьюфорд Тисдейл? Тисдейл был явно озадачен такой реакцией.
– Ну да, – ответил он несколько неуверенно.
– Бог мой, дружище, сколько же лет прошло?! – воскликнул Морган, поставил рюмку на столик и, привстав, протянул банкиру руку.
– Извините, я никак не могу вспомнить ваше имя. Морган весело рассмеялся.
– Сэмюэл Уитли, – ответил он.
– Уитли? – переспросил явно смущенный Тисдейл.
– Только не говори, что не узнаешь меня. Гарвард. Мы одновременно получили диплом. Боже, как я тоскую по тем дням! Помнишь Тедди Рузвельта? Ты с ним часто встречаешься? – Морган снова уселся в кресло и взял рюмку с бренди. Прежде чем Тисдейл успел ответить, он позвал Марио: – Бренди для моего друга, милейший.
Бренди появилось перед Бьюфордом Тисдейлом, пожалуй, чересчур быстро, но он этого не заметил, поскольку все еще безуспешно пытался вписать лицо Моргана в изрядно поблекшую картину собственных воспоминаний о днях, проведенных в Гарварде. Морган же прекрасно понимал, о чем сейчас думает Тисдейл, поскольку проделывал этот фокус уже не раз.
– Мы беседовали с Рузвельтом как раз на прошлой неделе, – продолжал Морган, зная по опыту, что упоминание имени человека, который стремительно приобретал все большее влияние в среде нью-йоркских политиков и должен был вот-вот возглавить ключевой пост в городской администрации, обязательно вызовет живой интерес Тисдейла.
– Неужели? А я не встречался с ним давным-давно. Хотя, конечно, слышу разговоры о нем на каждом перекрестке. Должен сказать, дела у него идут просто отлично.
– Да, истинная правда. – Морган покачал головой и сделал глоток бренди. – А как ты? Я слышал, ты проводишь какие-то грандиозные преобразования в своем банке.
Бьюфорд гордо приосанился и откинулся на спинку кресла. Отпив из своей рюмки, он утвердительно кивнул:
– Да, я действительно ввел кое-какие новшества. Они касаются чеков и баланса. – И, оседлав любимого конька, Тисдейл принялся подробно рассказывать Моргану о сути своих нововведений.
Морган, удобно расположившись в кресле, вполуха слушал его, не перебивая, примерно четверть часа. Наконец ему показалось, что банкир заметно подустал и почти исчерпал волнующую его тему. Теперь можно было переходить к тому, что интересовало самого Моргана.
– Как печально, что нас покинул Клод Блэкмор… – начал он издалека и тяжело вздохнул.
Бьюфорд, соглашаясь, кивнул:
– Да, он был еще так молод. Моложе меня. – Тисдейл сделал большой глоток бренди. – Есть над чем задуматься, скажу я тебе.
– Я слышал, его сестра вернулась в город.
– Лили? – удивленно спросил банкир.
– Да, а я и забыл, как ее зовут. Постой-ка, ты ведь, кажется, ухаживал за ней?
Бьюфорд замер, взгляд его затуманился.
– С тех пор прошла целая вечность. Как будто это было не со мной. Не могу поверить, что Лили действительно вернулась, и сомневаюсь, что она останется здесь надолго.
Теперь замер Морган.
– Ну что ты, она непременно останется, – сказал он с большей горячностью, чем следовало.
Он сам не раз думал, что Лили совершенно далека от ведения домашнего хозяйства и ничего не знает о воспитании детей, но ему никогда не приходило в голову, что эта женщина способна сдаться и уехать из Нью-Йорка.
– Ты знаешь, ведь Клод оставил на ее попечение детей. Она просто не может уехать.
Теплая улыбка неожиданно осветила лицо Бьюфорда.
– Возможно, ты и прав. Но Лили никогда не делает то, чего от нее ожидают. Она непредсказуема. – Он с сомнением покачал головой. – И к тому же величайшая упрямица из всех, кого я когда-либо знал. Боже, как она была красива!
Морган с раздражением отметил, что его больно задевает то, как этот денежный мешок рассуждает о Лили. Это было тем более странно, что основная цель проникновения в клуб толстосумов и политиков и состояла в том, чтобы разговорить банкира. Но как бы то ни было, теплота тона, даже некоторое благоговение, с которым Тисдейл произносил имя Лили, заставили Моргана испытать нечто вроде ревности.
– Думаю, именно из-за своего упрямства она и влипла в эту историю, – сказал он, желая продолжить тему.
Бьюфорд задумался над этими словами, затем пожал плечами:
– Возможно. Но в глубине души я всегда чувствовал, что увлечение живописью не доведет ее до добра. Если бы она не стала ходить на занятия в этой школе искусств, то, думаю, мы с ней… – Он резко оборвал себя и опустил взгляд на хрустальную рюмку, как будто видел в ней, как в магическом кристалле, нечто совсем иное, нежели бренди.
– Какая еще школа искусств? О чем ты? – спросил Морган, подавшись вперед. – О какой школе ты говоришь?
– О школе искусств миссис Гарднер. Ты должен ее помнить.
Но Морган не помнил. Он никогда не слышал о школе искусств миссис Гарднер, однако не в его интересах было признаваться в этом.
– Конечно, теперь я припоминаю.
– Миссис Гарднер закрыла школу буквально через несколько месяцев после скандала. Еще бы ей было не сделать этого! После того, что произошло, ни один добропорядочный отец не послал бы туда своего ребенка. Вот Мельве Гарднер и пришлось отойти от дел. С тех пор я больше ничего о ней не слышал. – Бьюфорд усмехнулся. – Знаешь, говорили, что у Лили был настоящий талант.
– Значит, школа закрылась? – с нескрываемым волнением переспросил Морган, на мгновение забыв о том, что ему не следует столь отчетливо проявлять интерес к прошлому Лили Блэкмор.
Это было ошибкой. Морган сразу понял, что допустил ее, как только поймал настороженный взгляд Бьюфорда.
– Ты должен был слышать об этом. Все только об этом и говорили, – прищурившись, проговорил банкир.
Произнося слово «все», Бьюфорд, конечно, имел в виду своих друзей, принадлежавших к верхушке нью-йоркской знати. К высшей касте Манхэттена. Морган и раньше догадывался, что эти люди, среди которых вращалась когда-то Лили, никогда не допускали в свой круг посторонних и никогда не доверяли своих секретов тем, кто находился вне этого круга. Теперь он окончательно понял, почему то, что произошло на поминальном приеме десять лет назад, так и не стало известно ни газетчикам, ни простолюдинам. Изгнав Лили, городская знать обволокла ее имя завесой молчания. Вне своей среды эти люди никогда не говорили о том, что послужило причиной ее осуждения.
– Конечно, я слышал кое-что. Просто позабыл после стольких лет, – беспечно махнул рукой Морган.
Но Бьюфорд уже явно насторожился, весь его вид выражал сомнение. Больше у него ничего узнать не удастся, понял Морган.
– Да, то, что случилось, было просто немыслимо. Я до сих пор содрогаюсь, когда вспоминаю об этом. – Морган покачал головой и вздохнул. Затем, словно спохватившись, достал из жилетного кармана часы. – О, надо же, как бежит время! Мне пора, – сказал он, вставая. – Было очень приятно встретиться с тобой, старина. Надеюсь, скоро увидимся снова.
И прежде чем Бьюфорд успел задать ему хоть один вопрос, Морган стремительно вышел из комнаты. Массивная деревянная дверь с шумом захлопнулась за ним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсис



Очень интересный и трогательный роман!
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисАнна
16.11.2012, 10.33





Неплохой роман, один раз прочитать можно, но лучше прочтите"Голубой вальс" и "Во власти любви". Все романы этого автора хороши и интересны, но эти два романа выше всяческих похвал. На мой взгляд это лучшие книги этого автора(из исторических) просто БЕСПОДОБНО!
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисЛюдмила Кл.
26.11.2012, 12.16





Для меня этот роман на 8)
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисАлла
27.12.2012, 23.18





из всех исторических романов этого автора этот самый худший еле дочитала .гг-не иногда очень хотелось стукнуть чем нибудь тяжелым.5 с натяжкой
Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсисnadya110587
4.11.2013, 21.33





Скучный роман, но есть смешные фразы типа : ".... Каким огромным было копье его страсти.... "
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисLutik
20.10.2014, 11.51





Скучновато.
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисКэт
22.10.2014, 19.18





трудновато читался роман. Сюжет не впечатлил.ставлю 5 баллов
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисЛилия
30.03.2015, 14.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100