Читать онлайн Пурпурные кружева, автора - Ли Линда Фрэнсис, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Линда Фрэнсис

Пурпурные кружева

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– Я выхожу из игры. – Морган хлопнул ладонями по исцарапанной крышке стола своего шефа, нисколько не заботясь о том, что Уолтер О'Мэлли заметит следы краски у него на руках.
Морган не собирался рассказывать О'Мэлли о событиях прошлой ночи. Достаточно того, что его самого до сих пор преследовал вид красных букв на стене Блэкмор-Хауса. Он знал, что никогда не сможет забыть выражения лица Лили и тех чувств, которые в нем пробудила встреча с ней. Морган не хотел, чтобы его начальнику или кому-то другому стало известно о происшедшем. Но пятна краски на руках в любой момент могли вызвать вопросы О'Мэлли.
Странное ощущение не покидало Моргана. Было бы величайшей глупостью поддаться ему, ведь она – Пурпурная Лили, женщина вполне определенного пошиба, но… Отчаяние в ее глазах поразило его настолько, что даже теперь, спустя довольно длительное время, он все еще продолжал сочувствовать ей.
– Уолтер, я не собираюсь туда возвращаться.
Уолтер О'Мэлли откинулся на спинку вращающегося стула и изучающе посмотрел на молодого мужчину, стоявшего перед ним. Уолтеру было под шестьдесят. Долгие годы нелегкой, упорной работы проложили на его худом лице глубокие бороздки морщин; некогда огненно-рыжие волосы поседели и теперь напоминали жесткую серую щетину хозяйственной щетки.
С невозмутимым видом О'Мэлли повернулся к полицейскому в синей форме, которого Морган в спешке даже не заметил:
– Я полагаю, мы закончили, сержант Коллинз. Держите меня в курсе.
Выходя из офиса, сержант кивнул Элиоту.
Не говоря ни слова, О'Мэлли достал из коробки, стоявшей на столе, толстую сигару. Однако он не отрезал кончик, как обычно, и не стал зажигать спичку, а лишь задумчиво смотрел на нее.
– До чего же моя жена их не любит, – пробормотал он тихо, словно разговаривал сам с собой.
– Уолтер! – вновь решительно подал голос Морган. О'Мэлли опустил голову и вздохнул:
– Ну хорошо, хорошо. Но ты по крайней мере собираешься объяснить мне, почему не хочешь возвращаться? Все-таки это было отличное прикрытие.
В соседних кабинетах гремели выдвигаемые ящики письменных столов – началась пересменка. Те, кто дежурил ночью, собирались домой, а дневная смена приступала к работе. Скоро шум вокруг затихнет, но пока до этого далеко – еще слишком рано, утро только вступило в свои права, и первые лучи солнца едва успели проникнуть в крошечный кабинет Уолтера на третьем этаже.
За то время, что он прожил в Нью-Йорке, Морган так и не смог привыкнуть к его многолюдным улицам, которые невозможно окинуть взглядом – настолько они длинны. Он не позволял себе часто вспоминать о Виргинии, о ее привольных просторах. И обычно ему это удавалось. Но прошлой ночью он внезапно ощутил мучительную, страшную тоску по родным местам, и его властно потянуло домой. Однако возвращение было невозможно. Он обязан довести дело до конца – «произвести расследование», как сказал когда-то Уолтер. Морган усмехнулся, вспомнив это выражение. Он вовсе не считал, что проводит расследование. Он просто добивался того, чтобы люди, нарушившие закон, получали по заслугам, и испытывал удовлетворение оттого, что помогал восстанавливать справедливость.
Но сегодня он неожиданно понял, что устал от такой жизни. Устал, просыпаясь по утрам, напоминать себе, где находится и под какой маской скрывается на этот раз. Ему хотелось вернуться в Виргинию. И вернется, пообещал он себе, как только засадит за решетку Крэндала. Но он не желал использовать Лили Блэкмор для достижения этой цели.
– Я просто думаю, что было бы не очень благоразумно возвращаться туда.
– Неблагоразумно. Что ж, хорошо. – Отвечая, Уолтер склонил голову, словно взвешивая то, что услышал. – Давай подумаем. Ты наконец проник внутрь. У тебя прекрасное прикрытие, но ты полагаешь, что продолжать не стоит. Хм-м… – пробормотал он, по-прежнему не поднимая головы.
– Черт побери, Уолтер! – Морган оттолкнулся от стола и нервно запустил руку в густые темные волосы. – Ты должен положиться на меня. Я найду другую возможность. – Но, произнося эти слова, Морган отлично понимал, что в них нет ни грана правды. Два долгих года он безуспешно пытался проникнуть в окружение Крэндала, чтобы добыть хоть какую-то информацию. Возвращение Лили Блэкмор, о которой было известно, что она связана с Джоном Крэндалом, и то счастливое обстоятельство, что ей потребовался человек для ремонта дома, были просто подарком судьбы.
Уолтер с явной неохотой отложил сигару и улыбнулся.
– Послушай, мне неизвестно, что там у тебя стряслось, – сказал он, пожав довольно мощными для его возраста плечами, – и я не собираюсь требовать подробного отчета. Честно говоря, меня это вообще не интересует. Ты волен делать все, что тебе угодно, и знаешь об этом не хуже меня. Тебе не очень-то нужна эта работа, и, если уж говорить откровенно, я никогда не понимал, зачем ты вообще ею занимаешься. Но в это дело ты вложил столько сил! Морган, подумай только, что ты собираешься бросить!
– Черта с два! – пробормотал Элиот.
– А вот это правильно, сынок. Уж я-то тебя знаю. И еще я знаю, что если и есть на свете человек, способный достать Крэндала, то это ты. – Уолтер помолчал немного, затем снова взял сигару, покрутил ее пальцами и вдруг бросил Моргану: – Я слышал, она красавица.
«Красавица? О Боже, если бы дело было только в этом!» – подумал Морган, вновь вспомнив, какие чувства охватили его, когда он вглядывался в прекрасное бледное лицо, в бездонные синие глаза, смотрел на губы, созданные для любви.
– Да, – продолжил Уолтер, – будь я помоложе, ни за что не отказался бы от работы в доме красивой молодой дамы. – На губах его заиграла мечтательная улыбка.
Морган бросил на шефа испепеляющий взгляд и сухо ответил:
– Ее красота не имеет никакого отношения к моей работе. Уолтер вытянул вперед руки, словно защищаясь, и вздохнул:
– Я ничего такого и не имел в виду. Насколько я тебя знаю, ты не из тех, кто теряет голову при виде хорошенького личика. – Он покачал головой и, весело рассмеявшись, добавил: – Счастливчик, женщины просто роем вьются вокруг тебя, но ни одной не удалось заставить тебя остепениться. Если бы в молодости я встретил такого парня, как ты, то смог бы многому у него поучиться.
– Перестань, Уолтер, всем известно, что ты по уши влюблен в свою Мейси!
– Да, это так, – подтвердил Уолтер и сладострастно ухмыльнулся. На его морщинистом лице эта ухмылка выглядела довольно странно. – Мейси – чудесная женщина. Но мы говорим не обо мне. Мы говорим о тебе. Черт возьми, Морган, за эти годы ты стал мне почти как сын, и я должен напомнить тебе, что ты не становишься моложе.
– Я не считаю, что в тридцать пять мне пора думать о смерти.
– Конечно, ты прав, но в твои годы мы с женой уже имели пятерых ребятишек. Тебе надо найти жену. Надо жениться на ком-то, кто сможет заставить тебя улыбаться. Ты хоть помнишь, когда в последний раз улыбался, Морган? – Уолтер жестом отмел уже готовые прозвучать возражения Моргана. – Нет, можешь не отвечать. И можешь не кипятиться и не злиться на меня. Но ты должен знать: я считаю, что женитьба пошла бы тебе на пользу. – Уолтер подался вперед и ткнул сигарой в сторону Моргана. – Но сначала возвращайся в Блэкмор-Хаус. Попробуй еще разок. Сделай это для самого себя и для Нью-Йорка. Это все, о чем я тебя прошу. Ты сейчас так близок к цели. Джон Крэндал вот-вот будет у тебя в руках!
Морган замер – имя Крэндала, произнесенное вслух, заставило его будто воочию увидеть этого человека. И он вновь попытался мысленно связать женщину, с которой встретился прошлой ночью, с этим лжецом и лицемером. И вновь у него ничего не получилось. Морган не раз в своей жизни сталкивался с такими типами, как Крэндал. По сути своей это были люди дна, но они обладали удивительной способностью казаться не теми, кем являлись на самом деле, и многие, очень многие поддавались их обаянию. Но Лили? Что ее объединяло с Крэндалом – человеком без совести и чести? Наконец увидев ее, Морган не мог этого понять. Но как бы то ни было, он сделает все, чтобы покончить с Джоном Крэндалом.
Выйдя на улицу, Морган не стал садиться в конку – вагон со сводчатой крышей, – поездка на которой стоила всего пять центов. Если бы единственным источником его существования было смехотворное жалованье, то, конечно, он воспользовался бы конкой, как делали большинство ньюйоркцев, но Морган мог позволить себе кое-что получше. Он предпочел взять маленький двухколесный кеб, который, ловко маневрируя между большими экипажами, скрежеща на поворотах и подскакивая на свободных участках дороги, быстро пробился сквозь становившиеся все более многолюдными деловые районы Манхэттена и домчал его до Пятьдесят девятой улицы, от которой до Блэкмор-Хауса было рукой подать.
Морган не хотел думать ни о Крэндале, ни о Лили, не желал размышлять о тех чувствах, которые она в нем пробудила. Но тряски в кебе оказалось явно недостаточно для того, чтобы рассеять эти мысли. Возможно, все дело в том, что прошлой ночью с ним произошло нечто удивительное: впервые за много-много лет воспоминания, которые постоянно мучили его, ненадолго отступили. Как будто какая-то необъяснимая сила просто освободила его мозг от гнета прошлого. Лили заставила его забыть. Наконец хоть на какое-то время он освободился от наваждения и почувствовал облегчение, словно произошло некое чудотворное очищение его памяти. Больше нет Трея. Нет Дженни. И к нему больше не тянется ее рука. И ему больше не надо вновь и вновь пытаться преодолеть разверзшуюся между ними пропасть, чтобы спасти ее…
Всю свою жизнь Морган боялся, что до конца дней его будет преследовать взгляд Дженни – милой, прелестной девочки Дженни. Когда она падала, ее лицо было обращено к нему. Их взгляды встретились, и в этот момент страх, написанный у нее на лице, исчез. Его сменило… Что же это было? Он задавал себе этот вопрос тысячу раз. Покорность судьбе? Безропотное принятие того, что она должна умереть? Или разочарование? Разочарование в нем? Конечно, в нем, со вздохом подумал Морган.
Когда-то давным-давно он пообещал Дженни, что будет беречь и защищать ее. И не смог выполнить обещание. О Боже, ну почему он не смог?
После смерти Дженни Морган не позволял себе вспоминать о своей клятве и действительно почти никогда не думал об этом. Не думал вплоть до приезда в Блэкмор-Хаус. Почему же сейчас это все-таки произошло? В недоумении он откинулся на спинку сиденья и, чтобы отвлечься, попытался думать только о том, как неприятно соприкосновение с растрескавшейся, вытертой кожей обивки, – места в кебе было так мало, что он, с его высоким ростом и широченными плечами, буквально вжимался в узкое пространство миниатюрного экипажа. Потом Морган стал смотреть в маленькое грязное оконце, и ему удалось наконец переключиться на мысли о задании, которое предстояло выполнить. При этом желваки его отвердели, взгляд стал неумолимо решительным и суровым. Только необходимость покончить с Крэндалом и привела его в это проклятое место, Блэкмор-Хаус, напомнил себе Морган.
Он прекрасно помнил, как три дня назад, утром, в надежде получить место пришел переговорить с дворецким, который занимался поиском работников для Блэкмор-Хауса. Одного взгляда на этот большой дом, находившийся всего в нескольких кварталах от пышных особняков из мрамора и гранита, Моргану было достаточно, чтобы определить – мелкими переделками здесь не обойтись. Родовое гнездо семьи Блэкмор находилось в плачевном состоянии. Разумнее всего, подумал тогда Морган, было бы разрушить дом до основания, затем нанять архитектора, строителей и возвести здание заново. Конечно, дворецкому надо было очень постараться, чтобы найти сумасшедшего, который согласился бы на каторжный труд, скромно поименованный в объявлении «мелким ремонтом».
Однако угрожающий вид разрушающегося дома, его мрачных, пустынных коридоров, где от стен отдавалось эхо, не мог заставить Моргана отказаться от своего плана – ему нужен был Крэндал. Очень нужен. И если для того, чтобы подцепить его на крючок, ему придется в одиночку построить по кирпичику огромный дом, он был готов сделать даже это. И Морган без колебаний согласился на все условия.
Когда кеб, минуя запруженные экипажами улицы, пробился к перекрестку, где Бродвей пересекается с Пятой авеню, цоканье лошадиных копыт стало более ритмичным – движение в этот час здесь было не слишком оживленным. Увидев впереди окантованный рамкой стеклянный указатель «Сорок пятая улица», Морган постучал в стенку кучеру и, когда лошади остановили бег, спрыгнул на узкую мостовую Пятой авеню прямо перед больницей святого Луки. Протянув кучеру монетку, Морган быстро зашагал в сторону Пятьдесят девятой улицы, где и находился Блэкмор-Хаус. Ему просто необходимо было немного пройтись.
Через несколько минут мысли Моргана прервал возглас:
– Мистер Элиот! – Голосок Кэсси прозвучал совсем рядом.
Он замедлил шаг и только тут понял, что по привычке, чисто механически обошел дом и уже стоит у заднего входа в Блэкмор-Хаус.
Кэсси была самым младшим ребенком Клода Блэкмора, недавно умершего брата Лили. Морган знал, что именно безвременная кончина Клода, покинувшего этот мир четыре месяца назад, стала причиной возвращения Лили на Манхэттен. Элиот хорошо помнил тот день, когда получил известие о том, что тридцатитрехлетний Блэкмор умер, оставив своих троих детей на попечение сестры. Вся нью-йоркская знать была ошеломлена и поражена новостью – та самая Лили должна вскоре вновь появиться в городе. Что же касается Моргана, то он не испытал ни удивления, ни тем более изумления, – он просто был благодарен Провидению, позаботившемуся о том, что в доме срочно понадобился работник. По крайней мере был благодарен до вчерашней ночи.
– Мистер Элиот!
Морган отвлекся от своих мыслей и обратил наконец внимание на маленькую девочку. Кэсси было всего шесть лет, кудряшки пышных волос обрамляли ее чуть удлиненное, в форме сердечка, прелестное детское личико.
– Мы ждали вас, – сообщила она Моргану, расправляя оборки на платье. На талии у нее красовался съехавший набок бант, который она, судя по всему, завязала сама и очень гордилась этим.
Морган взглянул в сторону кухни. У входа в дом, на ступеньках, стояли старшая сестра Кэсси и ее брат. Пробыв в Блэкмор-Хаусе совсем недолго, Морган тем не менее успел заметить: из всех троих Кэсси – самая ласковая, милая и беззаботная. Пенелопа, ее сестра, которой уже восемь, чувствует себя несчастной, и ее трудно назвать нежным ребенком. Роберт же в свои двенадцать лет почти все время проводит за книгами, буквально проглатывая одну за другой, и чересчур серьезно смотрит на мир сквозь круглые стекла массивных очков.
– Я уже собиралась выйти за ворота, чтобы поискать вас на улице, – добавила Кэсси, широко улыбаясь.
Морган не улыбнулся ей в ответ. Он не хотел давать этой нежной девочке повод думать, что когда-нибудь может стать ей другом. Меньше всего Моргану было нужно, чтобы вокруг него крутились дети.
– Этого делать не следовало, – сказал он и прошел в дом, протиснувшись между детьми. – Видите, я уже здесь, и я ужасно голоден.
К счастью, было решено, что есть он будет на кухне вместе с поваром и дворецким, а не в своей комнатушке во флигеле. Это было большой удачей, не потому, конечно, что кухня оказалась чуть ли не единственным помещением, которому не грозило немедленное разрушение, а потому, что таким образом он получил возможность появляться в доме гораздо чаще и мог ближе узнать его жильцов.
Дети, как оказалось, тоже обычно ели на кухне. Морган решил, что здесь так заведено, поскольку в столовой довольно холодно и сквозит из всех щелей. Эту комнату следовало бы отремонтировать как можно быстрее, но в списке неотложных дел, который он уже успел себе составить, верхние строчки занимали протекающие водопроводные трубы и испорченные газовые вентили. Еще Моргана очень беспокоил прогнивший пол. Перекрытия между этажами необходимо привести в порядок в самые ближайшие дни. Невеселая улыбка искривила его губы. За три дня, проведенные здесь, он уже переделал чертову уйму дел, почти не выходя из дома, как будто сросся с ним и превратился в неотъемлемую принадлежность Блэкмор-Хауса.
Кэсси вскарабкалась на стул, Пенелопа последовала ее примеру. Роберт тоже уселся, но тут же уткнулся в очередной фолиант. Морган хотел было сказать мальчику, чтобы тот отложил книгу, но вовремя одернул себя: какоеему дело до Роберта! У него есть конкретная задача – поиск доказательств виновности Крэндала. Ремонт и все, что с ним связано, – дело второстепенное, а уж воспитание отпрысков Клода Блэкмора совсем его не касается.
Морган закрыл входную дверь и собрался присоединиться к детям, сидевшим за столом. Стол был пуст.
– А где же завтрак? – спросил он и осмотрелся в надежде увидеть повара. Только сейчас он заметил, что в кухне непривычно холодно и пусто.
Дети также удивленно смотрели по сторонам. Никого! Но не успели они и слова произнести, как дверь, ведущая в коридор, распахнулась, и перед ними предстала только что проснувшаяся Лили.
Лили.
Ее глаза сверкали, как сапфиры, и вся она словно излучала свет.
«Боже! – пронеслось в голове Моргана, и у него перехватило дыхание. – Как она прекрасна!»
Больше всего на свете в этот момент ему хотелось обнять ее, каждой клеточкой своего тела почувствовать ее близость и спросить, все ли у нее в порядке. Это было настолько неожиданно и непривычно для Моргана, что ему не оставалось ничего другого, как признаться себе: прошлая ночь непостижимым образом изменила окружающий мир и его самого. В глубине души он ощущал, что теперь эта женщина принадлежит ему. Почему? Он не знал ответа на этот вопрос и не собирался докапываться до причин происшедшего. Просто Морган нашел то, что искал всю жизнь. И как бы ни старался он все утро убеждать себя в том, что его волнует исключительно судьба Джона Крэндала, на самом деле значение для него имел только один человек – Лили Блэкмор.
– Доброе утро, доброе утро! – скорее пропела, чем произнесла Лили, вплывая в кухню. – Я ужасно, просто ужасно хочу чашечку кофе!
Ее манера держаться изменилась настолько разительно, что Морган был ошарашен. Как во сне, он отступил в сторону, подальше от двери. Она сразу узнала его, он был уверен в этом. Будто зачарованный, он не мог отвести от Лили глаз. Она же на какой-то миг словно потеряла способность дышать, а ее улыбка стала еще более безмятежной.
– Доброе утро, – выговорил наконец Морган.
Засмотревшись на Лили, он не подозревал о том, что выражение его потемневшего лица, на котором отразилась борьба обуревавших его противоречивых и непривычных чувств, стало угрожающим. Огненным взглядом он окинул ее с головы до ног, словно желая убедиться, что с ней действительно все в порядке.
И в ту же секунду все изменилось. Чары развеялись. Она глубоко вздохнула, и ее улыбка пропала. Глаза наполнились тревогой, и та искорка заинтересованности, которую он было заметил, сменилась печалью. Как и прошлой ночью, она только что вновь почувствовала боль и разочарование, он мог бы поклясться в этом. Но почему?
Морган сделал шаг по направлению к Лили, протянул руку и в третий раз поразился произошедшей в ней перемене: она уже овладела собой. Молодая женщина надменно приподняла подбородок, спокойно и несколько отстраненно посмотрела на Моргана, словно желая убедить его, что ее огорчение всего лишь плод его воображения, и спросила:
– А кто вы, собственно, такой? – Вопрос прозвучал так, будто был обращен к незнакомцу, по ошибке оказавшемуся в ее доме.
Морган ожидал чего угодно – смущенной улыбки, слов благодарности, – но только не этого. Не этого демонстративного безразличия. Он медленно опустил руку.
Только сейчас он обратил внимание на то, что скромную ночную рубашку Лили сменила на голубой пеньюар, мягкие складки которого не скрывали, а лишь подчеркивали изящные линии ее тела. Стройного тела, которое словно просило мужчину дотронуться до него. Пышные волосы она подняла вверх и прихватила заколкой так, что они струились по спине. Морган не мог отделаться от ощущения, что одного движения руки было бы достаточно, чтобы заставить свободно рассыпаться по плечам всю массу этих великолепных волос. На шее у нее висело украшение из птичьих перышек. Да, она была одета по последней моде. Моде будуаров. Морган мог об этом судить, поскольку не раз бывал в спальнях красивейших женщин Лондона, Парижа, Нью-Йорка.
Его глаза сузились и стали темными, как обсидиан. Он хорошо знал таких женщин и теперь не сомневался, что она одна из них. Прошлой ночью она заставила замереть его сердце, а сегодня была одета так, словно ждала любовника. На него же смотрела таким взглядом, будто никогда его прежде не видела.
Морган почувствовал, что за несколько минут вновь изменился – точнее, опять стал прежним. Боже, каким он был глупцом!
– Я ваш новый работник, ремонтирую дом, – сказал он ледяным тоном.
– Но я никого не нанимала! – возразила она протестующе. Он равнодушно пожал плечами:
– Непосредственно вы – нет, но меня нанял ваш дворецкий.
– Дворецкий?
– Да, Лили, – подтвердил Роберт пренебрежительным тоном, подняв взгляд поверх очков в золотой оправе, – тот самый дворецкий, которого ты уволила два дня назад, но так и не нашла ему замену.
Ледяное безразличие в глазах Лили чуть подтаяло. Но в следующее мгновение она отвернулась и направилась к плите.
Она двигалась с грацией, о которой большинство женщин может только мечтать, с той самой грацией, которой не могут противостоять мужчины любого возраста – от начинающих созревать юношей до стариков. Но если все, что он слышал о Лили, правда, напомнил себе Морган, то им и не надо было противостоять ей. Он до боли сжал зубы.
– О, Лили, – выдохнула Кэсси, широко раскрыв глаза от восхищения, – какая ты сегодня красивая! Давай я подам тебе кофе.
Лили взглянула на Кэсси, и на губах у нее появилась легкая улыбка, выражавшая смесь удовольствия и испуганной озабоченности.
– Спасибо, любимая, – нежно ответила она. – Но я справлюсь с этим сама.
Пенелопа фыркнула.
При этом звуке Лили весело рассмеялась. От ее озабоченности не осталось и следа. Морган мог бы поклясться, что Лили внезапно успокоилась.
– Доброе утро, Пенни, дорогая! – Голос Лили прозвенел как колокольчик.
– Меня зовут Пенелопа! – Ответ девочки прозвучал резко, сквозь зубы.
– Ах да, ты же мне говорила! Конечно, Пенелопа. И я нисколько не сомневаюсь, что если снова забуду об этом, ты мне непременно напомнишь. – Лили взглянула на холодную плиту. – А где же кофе?
Пенелопа раздраженно скрестила руки на груди и что-то пробормотала. При этом слова ее меньше всего выражали одобрение того, что делает и как ведет себя ее тетушка. Роберт покачал головой, и его лицо – Морган мог бы поклясться в этом – выразило отвращение.
Похоже, только Кэсси чувствует какую-то симпатию к тете Лили, заключил Морган.
– Нет ни кофе, ни завтрака?! – воскликнула Лили, осматриваясь в тщетной надежде увидеть хоть какую-то еду.
– Ты же уволила повара! На следующий день после того, как выгнала дворецкого, – напомнил Роберт с издевательской усмешкой.
Лили в раздумье склонила голову, затем рассмеялась:
– О да, они оба были просто отвратительны! – И с неожиданной серьезностью добавила: – Я думаю, они шпионили за мной.
– Шпионили! – со злостью воскликнула Пенелопа. – Мы знали Гарольда и Нэна много лет. И как это тебе могло прийти в голову, что они шпионы?
– Я видела, как они разговаривали на улице с газетчиками, которые постоянно слоняются у нашего дома.
– Газетчики? – переспросил Морган, и глаза его угрожающе прищурились. Меньше всего ему хотелось бы попасться на глаза репортерам, которые могли раструбить на весь свет, что он находится в Блэкмор-Хаусе. Крэндал был опасным человеком. А Морган никогда не пренебрегал опасностями. Иначе не дожил бы до этого дня. – О каких газетчиках вы говорите?
– Ах, ерунда, – небрежно махнув рукой, ответила Лили, – просто я как-то заметила возле дома репортеров из «Уорлд» и «Таймс». – Она все еще продолжала изучать кухню. Затем, устремив взгляд на Моргана, мысленно взвесила что-то и обратилась к нему: – Интересно, мистер…
– Элиот. Морган Элиот.
– Прекрасно, значит, мистер Элиот. Вы, случайно, не умеете готовить? – с подчеркнутой вежливостью спросила Лили. – Я уверена, что уж кофе-то вы сварить сможете.
После этих слов у нее хватило смелости совершенно равнодушно улыбнуться. Безликая вежливая улыбка. Морган почувствовал, как что-то болезненно сжалось у него в груди. Неужели это та самая женщина, которую он видел сегодня ночью? Если бы не едва заметные следы краски на руках, предательски намекающие на ее позор, он мог бы поклясться, что это не она.
– Нет, мисс Блэкмор, – сдержанно ответил он. – Я не готовлю и не варю кофе. Я здесь для того, чтобы ремонтировать ваш дом.
– Но возможно, вы знаете какого-нибудь повара?
– И дворецкого, – тут же добавил Роберт, фыркнув.
– Нет, – холодно заявил Морган. – Не могу сказать, что обладаю подобными связями.
– Хм-м… – Лили комично скривила губы. Она размышляла. – Ну, я думаю, что, так или иначе, это можно будет решить потом, – наконец сказала она, затем закатала широкие рукава пеньюара, обнажив руки до локтей. – Я приготовлю завтрак. А потом сама найду и повара, и дворецкого.
С этими словами она, подмигнув удивленному Роберту, который тут же вновь уткнулся в книгу, без дальнейших колебаний принялась за работу.
Морган, Пенелопа и Кэсси стояли сзади и наблюдали за Лили. Даже Роберт время от времени поднимал нос от очередной страницы, желая посмотреть, что происходит. Сначала Лили скользящей походкой отправилась в большую кладовку. Каблучки ее домашних туфель без задников весело постукивали по полу. Открыв дверь кладовки, она несколько секунд постояла на пороге, словно опасаясь заходить внутрь. Морган хотел было спросить Лили, что именно она рассчитывает там увидеть, но в этот момент та резко повернулась и устремилась к погребу.
– Хм-м… – донеслось до них, когда она начала изучать то, что в нем находилось.
Через несколько минут Лили, смущенно пожимая изящными плечиками, вернулась на кухню. В одной руке она держала икру, в другой – бутылку шампанского.
– Вуа-ля! Вот и завтрак! Я так и знала, что найду там хоть какую-то еду!
Кэсси взвизгнула от восторга, Пенелопа тяжело вздохнула и закатила глаза. Роберт фыркнул.
– Вот это да! – пробормотал он и даже как-то сгорбился, сидя на стуле.
Морган просто онемел от удивления и замер как громом пораженный. Когда же он вновь обрел дар речи, то, уперев руки в бока, язвительно спросил:
– Икра и шампанское, мисс Блэкмор? Для детей?
На ее полных алых губах заиграла озорная улыбка, и Морган подумал, что она сделала это намеренно, будто желая доказать им, что она действительно та самая скандально известная особа, чьи проделки способны привести в ужас кого угодно. Но разве ей нужно было это доказывать? Она – Пурпурная Лили, и никто другой. Этим утром Морган понял это совершенно определенно.
– А у вас, мистер Элиот, разве есть идея получше? – В ее вопросе звучал вызов.
– Яичница с ветчиной для ребятишек, – тоном, не терпящим возражений, ответил он.
Его суровый тон вызвал у Лили взрыв веселого смеха.
– Я, может быть, и не знаю, как приготовить завтрак, – возразила она, продолжая улыбаться, – но мне точно известно, что в доме нет ни одного яйца, как, впрочем, и кусочка ветчины. По крайней мере на этой кухне я ничего такого не нашла. Но зато у нас много…
– Когда в последний раз вам приходилось заниматься детьми? – с возмущением спросил Морган. Неудержимый гнев переполнял его.
Торжествующая улыбка Лили исчезла так же быстро, как в жаркий летний день испаряются дождевые лужицы. Ее синие глаза тут же стали встревоженными, и Морган – в который уже раз! – поразился тому, как быстро способна меняться эта женщина. Опять та же печаль и то же беспокойство, что и прошлой ночью, овладели ею. И при виде этой перемены Морган вновь почувствовал боль в груди. Ненавидя себя за то, что не может справиться с эмоциями, он готов был прямо сейчас приблизиться к Лили и заключить ее в объятия. Примерно так же он чувствовал себя, когда закрашивал эту чертову стену. Ну и дурацкое же выражение лица у него, должно быть, тогда было!
– О, Лили, – сочувственно произнесла Кэсси. Малышка явно хотела поддержать свою тетю. – Я думаю, икра и шампанское – это очень вкусно, и несмотря на то что мы еще дети…
Лили повернулась к Кэсси и одними губами – глаза ее оставались печальными – улыбнулась девочке.
– Спасибо тебе, котенок, – сказала она спокойно. – Но мистер Элиот прав. Я не подумала об этом. Вам нужна яичница с ветчиной и овсяная каша, а никак не шампанское с икрой.
Морган ненавидел себя за то, что в этот момент почему-то почувствовал себя виноватым. Покачав головой, он вздохнул:
– Ну что ж, дети, пойдемте. Я отведу вас в одно неплохое местечко, где мы сможем поесть.
Никто не шевельнулся. Потом наконец Роберт с ворчанием отодвинулся от стола. Пенелопа последовала его примеру, а вслед за ней и Кэсси выбралась из своего стула.
– Ты пойдешь с нами, Лили? – спросила малышка. Лили посмотрела на Моргана. Их взгляды схлестнулись как плети, и на ее лице отразилась борьба самых противоречивых чувств. Оно потемнело, как небо, которое внезапно закрыли грозовые облака. И снова Морган заметил в ее глазах искорку испуганного смущения, столь не соответствующего тому, что он знал об этой женщине.
Но в следующий миг от ее трогательной беззащитности не осталось и следа. Проведя унизанной кольцами рукой по волосам девочки, Лили с вызывающим и дерзким смехом ответила:
– Куда-то идти ради яичницы с ветчиной? Нет уж, увольте, лучше я останусь дома!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсис



Очень интересный и трогательный роман!
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисАнна
16.11.2012, 10.33





Неплохой роман, один раз прочитать можно, но лучше прочтите"Голубой вальс" и "Во власти любви". Все романы этого автора хороши и интересны, но эти два романа выше всяческих похвал. На мой взгляд это лучшие книги этого автора(из исторических) просто БЕСПОДОБНО!
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисЛюдмила Кл.
26.11.2012, 12.16





Для меня этот роман на 8)
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисАлла
27.12.2012, 23.18





из всех исторических романов этого автора этот самый худший еле дочитала .гг-не иногда очень хотелось стукнуть чем нибудь тяжелым.5 с натяжкой
Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсисnadya110587
4.11.2013, 21.33





Скучный роман, но есть смешные фразы типа : ".... Каким огромным было копье его страсти.... "
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисLutik
20.10.2014, 11.51





Скучновато.
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисКэт
22.10.2014, 19.18





трудновато читался роман. Сюжет не впечатлил.ставлю 5 баллов
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисЛилия
30.03.2015, 14.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100