Читать онлайн Пурпурные кружева, автора - Ли Линда Фрэнсис, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Линда Фрэнсис

Пурпурные кружева

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Лили проклинала себя за несдержанность.
Вы тоже не смогли уберечь свою драгоценную Дженни.
И как только она могла сказать такое?
Даже мудрые глаза предков, казалось, смотрели на нее с потемневших от времени портретов с упреком, когда она проходила мимо них в гостиную. Но еще больше, чем достойнейшие представители семьи Блэкмор, осуждала себя сама Лили. Морган доверил ей тайну, желая разделить с ней свою неизбывную боль, а она воспользовалась его доверием, чтобы не задумываясь бросить ему в лицо страшное обвинение. Лили закрыла глаза – ее пронзило чувство стыда.
Слишком долго бессердечные и жестокие люди окружали ее. Она ненавидела тех, кто был не способен понять чужую боль. А теперь сама уподобилась им. Она была страшно обижена на него и раздражена, потому и не сдержалась. Господи, какую ужасающую несправедливость она допустила!
Но если бы ее волновала только размолвка с Морганом, то все было бы еще не так плохо. Куда хуже то, что он мог оказаться прав насчет детей. До сих пор Лили в голову не приходило, что кто-то осмелится отнять у нее племянника и племянниц. Ведь сам Клод оставил их на ее попечение!
А если все-таки случится то, о чем говорил Морган? Неужели это действительно возможно?
При мысли о том, что она лишится детей, Лили похолодела. Она больше не надеялась, что Нью-Йорк когда-нибудь примет ее вновь. Но она любила Кэсси, а Кэсси любила ее. И Лили вдруг поняла, что не представляет свою дальнейшую жизнь без маленькой племянницы. Странно, но она также не в силах была вообразить, что сможет жить и без Роберта с Пенелопой.
Просто удивительно, что за столь короткое время она успела так сильно привязаться к детям! Только теперь, впервые осознав, что у нее действительно могут их отнять, она почувствовала, что ей будет плохо без недовольного ворчания Роберта и вечно кислого личика Пенелопы так же, как без ласковых улыбок Кэсси. Ну, почти так же, со вздохом мысленно поправила себя Лили.
А тут еще и Морган.
Лили снова закрыла глаза и глубоко вздохнула. – О, Морган, – еле слышно прошептала она, – почему ты стал значить для меня так много?
Шли часы, Лили с задумчивым видом бродила по комнатам, надеясь, что Морган вот-вот появится. Последние несколько недель он все время был рядом, готовый в любую минуту прийти на помощь. Стоило ей поднять глаза, как она неизменно встречала его вопросительный взгляд. «Но где же он сейчас?» – удивлялась девушка. Она очень хотела увидеть Моргана, хотя до сих пор не знала, что должна сказать ему.
Какие слова смогут загладить ее вину перед ним? Простого извинения, понимала Лили, будет недостаточно.
В конце концов она занялась уборкой своей комнаты, а потом принялась составлять список первоочередных дел по дому. Пора от залатывания мелких дыр перейти к серьезному ремонту Блэкмор-Хауса, решила девушка. К тому времени, как с уборкой комнаты было покончено, а первый лист исписан, солнце склонилось к горизонту. Морган, однако, так и не появился.
Лили бессильно опустилась в старое глубокое кресло в гостиной. На ней был ее любимый наряд – широкая юбка из тонкой ткани с затейливым рисунком, которую она купила, когда путешествовала по полной загадок Индии, и свободная, навыпуск блуза из мягкой, хорошо драпирующейся ткани.
При звуке чьих-то шагов Лили встрепенулась – она надеялась, что это Морган. Девушка знала, что Кэсси уже спит, Роберт закрылся в своей комнате.
Но в следующее мгновение в гостиную заглянула Пенелопа.
«Именно это мне сейчас и нужно, – подумала Лили, вздохнув, – услышать какую-нибудь колкость от Пенелопы».
– В чем дело, дорогая? – спросила она.
Девочка посмотрела на Лили. Ее маленькое личико было огорченным.
– Пенелопа! – На этот раз очень нежно окликнула племянницу Лили и привстала, чтобы подойти к ней.
Девочка, однако, так ничего и не ответила, а, опустив голову, отвернулась и убежала. Лили услышала, как она стала подниматься по лестнице. Скоро шаги Пенелопы затихли на втором этаже.
Стон разочарования и огорчения вырвался из груди Лили. Ну что же ей делать? Если она действительно хочет стать матерью этим детям, то должна заботиться о них. Повинуясь какому-то инстинкту, в существование которого никогда прежде не верила, Лили встала и направилась к лестнице. Ей было ясно, что Пенелопа хотела что-то сказать. Хорошее или плохое – не важно, но она непременно это выяснит, решила девушка.
Подойдя к спальне племянницы. Лили постучала.
– Пенелопа, – тихо позвала она.
– Уходи, – прозвучал в ответ голос девочки.
Честно говоря, Лили предпочла бы поступить именно так – немедленно уйти, но слова Моргана до сих пор звучали у нее в ушах. Уступить своему желанию – значило подтвердить, что он прав: она не способна быть хорошей матерью. И Лили решительно взялась за дверную ручку.
Пенелопа сидела у туалетного столика и расчесывала длинные волосы. Их глаза встретились в зеркальном отражении трюмо.
– Пенелопа!
– Что?
Сидевшая на пуфике Пенелопа казалась спокойной и умиротворенней. Она почти ничем не напоминала ту встревоженную девочку, которую Лили только что видела внизу, в дверном проеме гостиной.
– Ничего, – ответила Лили и почувствовала себя ужасно глупо. – Спокойной ночи.
Девушка вернулась в свою комнату, массивная деревянная дверь захлопнулась за ней. Как бы она хотела разрушить невидимый барьер, который разделял их с Пенелопой! Инстинкт подсказывал Лили, что, несмотря на внешнее нежелание девочки сблизиться с ней, в каменной стене непонимания, которой с самого начала окружила себя ее старшая племянница, появились трещинки. Иногда Лили это отчетливо ощущала. Но порой, как, например, только что в спальне Пенелопы, девушка с огорчением думала, что, должно быть, просто обманывает себя и все между ними остается по-прежнему. Пенелопа, как и Роберт, не хочет принять ее.
Лили задумчиво бродила по своей комнате, прикасаясь то к боа из птичьих перьев, то к ажурной шали. Взгляд случайно упал на драгоценную фарфоровую чашку. Как всегда, глядя на свое сокровище, Лили вспомнила о прошлом – счастливом и полном надежд. Теперь у нее больше не было ни счастья, ни надежд. Казалось, все это покинуло ее навеки.
Все потеряно!..
«А это значит, – подумала девушка, и руки ее задрожали от волнения, – что мне больше нечего терять».
Мысль эта заставила ее гордо выпрямиться и расправить плечи. Ей больше нечего терять. А раз так, то она знает, что ей следует предпринять.
Лили заспешила. Она плеснула в лицо водой и придирчиво посмотрела на себя в зеркало.
– Ты можешь сделать это, Лили Блэкмор, – твердо сказала она и решительно направилась к двери, однако, уже взявшись за ручку, вдруг неожиданно остановилась и вернулась к шкафу.
Перебрав массу туалетов, она нашла наконец платье с манишкой довольно строгого фасона, прелестный шелковый шарфик и великолепно гармонировавшие с этим туалетом перчатки, туфли и шляпку. Вполне сдержанный наряд, надев который она сможет произнести слова официального извинения, подумала Лили.
Да, она действительно собралась посетить флигель Моргана Элиота. Чтобы принести своему работнику извинение. Чтобы сказать, как сожалеет о своей несдержанности. Она просто должна это сделать!
Облачившись в скромное платье, надев перчатки и шляпку, Лили снова посмотрела в зеркало – никто не решился бы отрицать, что выглядела она совсем как настоящая леди.
Девушка едва не рассмеялась – такое удовольствие доставил ей результат ее усилий. Сердце выпрыгивало из груди, когда она вышла через заднюю дверь во двор. Было уже почти совсем темно, только где-то вдали догорал закат. Пробираясь в потемках по запущенному дворику, Лили почувствовала, что ее щеки зарделись от смущения.
«Неужели я настолько наивна, что надеюсь на прощение Моргана? – Внезапная мысль заставила ее похолодеть. – Нет, лучше не думать об этом. Я должна извиниться перед ним и сделаю это».
Чем ближе Лили подходила к флигелю, тем неувереннее становилась ее походка. Она не бывала в этом маленьком домике со времен своего детства. Ее охватили воспоминания. Сладкие воспоминания о прежних счастливых днях, когда она еще не знала, как неудачно сложится ее судьба. Все было так чудесно – она и Клод, их родители, и друзья. Балы и приемы. Блестящее общество и прекрасные надежды. Но все это в прошлом. И никакие воспоминания не могут изменить ее жизнь, от них ей становится только хуже.
Лили вдруг пришло в голову, что она до сих пор не знает, что сказать Моргану.
– Я ужасно сожалею, – прошептала она в сгущавшуюся темноту, потом подумала и сочинила другую фразу: – Пожалуйста, простите меня.
Нет, все не то! Она не станет умолять его о прощении… Или все-таки станет:
– Мистер Элиот, – сделала новую попытку Лили, – пожалуйста, примите мои самые искренние извинения за мое непростительное поведение.
Но ей сразу стало ясно: если она действительно бросит Моргану эту сухую фразу, тот ни за что не простит ее. А он должен простить. Должен!
Продолжая мучительно раздумывать о том, что же все-таки сказать, Лили подошла к флигелю. Ее нерешительные шаги замедлились еще больше, а сердце затрепетало от волнения. Но пути к отступлению не было, и она, гордо приподняв подбородок, поднялась по деревянным ступенькам на крошечную веранду и остановилась перед дверью. В домике было темно, слишком темно. Сердце Лили упало.
Сделав глубокий вдох, словно это могло придать ей смелости, девушка подняла обтянутую перчаткой руку и постучала. Она замерла в ожидании, а сердце, казалось, перестало биться. Из флигеля не донеслось ни звука.
Лили постучала снова, на этот раз более решительно.
По-прежнему тишина.
А что, если он уже ушел? Ушел навсегда?
Не думая о том, что делает, охваченная мучительным желанием узнать, так ли это, Лили взялась за дверную ручку. Дверь легко открылась.
Во флигеле не было света. Когда ее глаза привыкли к темноте, она поняла, что в домике никого, кроме нее, нет. Комната была пуста.
Морган ушел.
Лили охватило мучительное разочарование. Он ушел! И теперь ей никогда не удастся извиниться перед ним.
Она прошла в глубь помещения, печально вздохнула, стараясь прогнать невольные слезы, – плакать бесполезно, Морган уже далеко. Может быть, это и к лучшему, попыталась убедить себя девушка. Ее извинение все равно ничего не могло бы изменить. Их разделяет нечто куда более значительное, чем несправедливые слова, сказанные в гневе. Разве может она попросить у него прощения за то, что весь город называет ее Пурпурной Лили?
Бледный свет луны проникал в комнату сквозь открытую дверь и маленькие окошки. Флигель был обставлен очень скромно – стул, простой деревянный столик, шкаф для одежды. И кровать. Аккуратно заправленная кровать. Лили не удержалась от улыбки – как это характерно для него, оставить все в таком безупречном порядке! И тут девушка заметила кое-какие вещи Моргана: ботинки, рубашку, которую он надевал бесчисленное множество раз, пока работал в ее доме. Его рубашка всегда была чистой, но было видно, что ее часто стирали, – настолько мягкой и тонкой стала ткань. Он мог просто бросить все эти старые вещи, подумала Лили. Но подойдя ближе к столу, обнаружила на нем карманные часы, которых никогда не видела у Моргана.
Очень осторожно Лили взяла их – металл приятно холодил ладонь. Продолжая думать о Моргане, она сжала часы в руке.
– Мне так жаль! – прошептала Лили с искренним раскаянием.
Серебряный корпус изящной вещицы быстро согрелся в ладони, и девушка почувствовала, как на коже отпечатывается сложный рисунок гравировки. Понимая, что не должна этого делать. Лили нажала на кнопку пружинки, – крышка часов мгновенно открылась.
Моему сыну. Отец.
Странное ощущение овладело девушкой. Какие чудесные часы! Судя по тому немногому, что рассказал ей о себе Морган, его отец не был богатым человеком. Как, должно быть, он любил своего сына, если сделал ему такой замечательный подарок!
– Почему, – грустно спросила она, – ну почему все сложилось именно так, а не иначе?
И с этим ничего не поделаешь. Она сама сказала Моргану той ночью, что прошлое изменить невозможно.
Лили закрыла часы и положила их на прежнее место. Пусть прошлое останется прошлым. Но почему бы не попробовать изменить свое будущее? Для начала она извинится перед Морганом. Раз он оставил часы здесь, значит, даже если решил уйти из Блэкмор-Хауса навсегда, вернется за ними. Обязательно вернется!
Ей остается только ждать.
Приняв решение во что бы то ни стало дождаться Моргана, Лили вышла на крыльцо. Если, вернувшись, он застанет ее в комнате, то может подумать, что она рылась в его вещах.
На веранде не было стульев, поэтому, закрыв за собой дверь, Лили расположилась на верхней ступеньке. Она будет ждать столько, сколько потребуется, твердо сказала себе девушка и устроилась поудобнее. Вполне возможно, что Морган собирается забежать во флигель всего на несколько минут, чтобы взять вещи и исчезнуть не попрощавшись, поэтому уходить никак нельзя.
Было удивительно тепло, несмотря на довольно поздний час. Элегантные туфли скоро стали казаться тесными и жесткими. Тонкий шарфик душил, а перчатки раздражали. Но как ни хотелось Лили избавиться от этих непременных аксессуаров настоящей леди, она решила терпеть до конца. Шляпку, однако, она все же позволила себе снять, решив, что и без нее выглядит очень достойно.
Вынув удерживавшие шляпку шпильки, Лили вздохнула и положила ее рядом с собой на ступеньку. В такие моменты, как этот, ей нередко приходило в голову, что совсем не так уж плохо считаться падшей женщиной. Когда она надевала перчатки, этого никто не замечал. Но стоило ей появиться без них, как все равнодушно отмечали, что это вполне соответствует их представлениям о ее безнравственной натуре. И никто ничему не удивлялся.
До того, как появился Морган.
Он замечал все. И переживал за нее. Поэтому она продолжала страдать в этих глупых перчатках и тесных туфлях. И даже решила через несколько минут снова надеть шляпку. Надо быть во всеоружии, когда он наконец появится и ей придется объяснять, почему она здесь.
Ночь полностью вступила в свои права. Лили уперлась локтями в колени и положила подбородок на ладони, глядя на дорожку, ведущую к входу в дом. Плитки, которыми она была вымощена, тускло, как темный жемчуг, поблескивали в лунном свете. Лили рассматривала затейливый узор полосок цемента, скреплявшего плитки, когда вдруг в поле её зрения оказался темный силуэт.
Он был высок и необычайно привлекателен. Лунный свет словно ласкал его.
Лили почувствовала тяжесть в груди, мысли ее спутались.
Морган был красив. Удивительно красив! Его словно высекла из камня рука талантливого скульптора. Девушка невольно залюбовалась им. Он двигался с осторожной грацией хищника. Его движения были точны и выверены, шаги широки и неторопливы, а поступь – легка.
Лили мысленно подбодрила себя, когда он подошел ближе, – надо быть готовой к тому, что он может сразу бросить ей в лицо что-то резкое и грубое. Она бы даже не удивилась, если бы он холодно предложил ей уйти. Девушка решила стерпеть все: и его суровость, и его гнев. Она не шелохнется, даже если он потребует немедленно покинуть его жилище, и не сдвинется с места, пока не попросит у него прощения.
Морган на мгновение замедлил шаг, и Лили сразу поняла, что он заметил ее. Когда же он приблизился к флигелю, она увидела на его лице усталость.
Он подошел к ступенькам веранды и остановился. Решительность и смелость покинули Лили, стоило Моргану поглядеть на нее своими темными глазами. Внутренний голос подсказывал ей, что надо немедленно убежать в дом. Но поступить так – значило признать себя трусихой.
– Привет, – сказала девушка.
Голос Лили прозвучал настолько тихо, что был едва слышен. От растерянности она стала нервно теребить лежавшую рядом шляпку.
Морган ничего не ответил и даже не кивнул в знак приветствия, а лишь не отрываясь, внимательно, изучающе смотрел на нее.
Лили глубоко вздохнула и, чувствуя, что вот-вот выдержка изменит ей окончательно, заставила себя продолжить:
– Я хочу, чтобы вы знали: то, что я сказала тогда о Дженни, несправедливо и жестоко. Вы не заслужили этих слов.
Взгляд темных глаз Моргана словно пронзал девушку, пугая и завораживая. Но она решила не отворачиваться. Ни за что! Только не на этот раз. Лили выдержала взгляд Моргана, мысленно умоляя его понять: она действительно сожалеет о том, что сделала.
После нескольких мучительно долгих минут полного молчания Морган посмотрел на ступеньки. Лили показалось, что в его глазах она прочла обвинение, и сердце ее упало. Он не поверил ей, а если даже и поверил, то ее слова все равно не имели для него никакого значения – ему безразлично, извинилась она или нет. Сейчас он пройдет мимо нее в дом, не проронив ни звука в ответ на ее извинения, а она останется на крыльце одна.
Однако, поравнявшись с Лили, Морган, прежде чем открыть дверь и войти во флигель, неожиданно нагнулся и поднял со ступеньки ее шляпку.
Лили не шелохнулась, хотя сердце ее бешено застучало, а мысли стали беспорядочными от волнения. Невозможно было не понять его молчаливого приглашения. Что делать? Конечно, надо немедленно встать и без оглядки броситься домой, сказала себе девушка. Однако вместо того, чтобы поступить, как подсказывал разум, Лили поднялась и последовала за Морганом.
Он уже успел зажечь газовую лампу, и мягкий золотистый свет заполнил маленькую комнатку. Морган стоял, повернувшись к ней спиной. Он оперся о подоконник раскрытого окна и смотрел в темноту. Когда она вошла, он даже не обернулся. Его неопределенное молчание измучило Лили, и она уже была готова вновь обратиться к нему, когда он вдруг заговорил:
– Это мне следует извиниться перед вами, – сказал он очень спокойно, но в голосе его явственно прозвучала боль. – Ведь вы были правы: я действительно не уберег Дженни.
Сердце Лили сжалось. Это из-за нее он сейчас страдает, снова обвинила себя девушка и попыталась извиниться еще раз:
– Больше всего я хотела бы сейчас забрать свои слова обратно. Поверьте, я действительно очень сожалею.
– Вам не надо сожалеть о том, что сказали мне правду. Я поклялся Дженни, что всегда буду беречь ее, но не выполнил обещание.
– Вы, должно быть, очень любили ее? Морган вздохнул.
– Да, любил. – Поколебавшись, он добавил: – Наши семьи связывала многолетняя дружба. Мой отец ходил в школу вместе с ее отцом. Как и я, Дженни была единственным ребенком в семье. Мы родились почти одновременно, и наши родители хотели, чтобы мы поженились.
– А вы сами тоже этого желали?
– Мне никогда не приходило в голову, что может быть иначе. – Помолчав, Морган выпрямился и продолжил: – Когда Дженни было десять лет, ее родители погибли в дорожной катастрофе. Она была безутешна, как и все мы. Через несколько дней после похорон Дженни перебралась жить к нам. По ночам она часто проскальзывала в мою комнату и ложилась рядом со мной. Мне кажется, я не спал целыми месяцами – Дженни плакала до тех пор, пока у нее не иссякали слезы, а я, пытаясь утешить девочку, обнимал ее. Каждую ночь она словно заново переживала случившееся и с ужасом говорила о том, как боится будущего.
Лили хотелось подойти к Моргану и прикоснуться к его руке, но что-то удерживало ее на месте.
– И тогда вы пообещали, что будете заботиться о ней и беречь ее?
– Да. – Короткий ответ Моргана будто обжег Лили. Что это? Неужели она ревнует? Что за странная дрожь охватила все ее тело? О, как она была бы счастлива, если бы нашелся кто-то, кому она не была бы безразлична, и пообещал заботиться о ней, подумала девушка.
– Потом я не раз говорил себе, что если бы любил Дженни больше, то обязательно спас бы, – признался Морган.
– Вы несправедливы к себе.
– Но ведь я дал клятву!
– Морган, в чем вы можете себя упрекнуть? В том, что не смогли бежать быстрее? В том, что вам не следовало отходить от нее так далеко? Боже, но разве вы могли знать заранее, что она упадет?
Тяжелый вздох вырвался из груди Моргана.
– Она не упала. Дженни прыгнула с обрыва.
– О Боже!
– Она пришла ко мне за помощью. – Морган глубоко вздохнул. Он помнил все так отчетливо, будто это произошло всего несколько часов назад. – Я страшно удивился, что Дженни пришла на утес. Она никогда не любила это место. Она вообще боялась высоты. – Еле заметная улыбка тронула его губы и тут же исчезла. – Она сказала, что любит меня. Больше всех на свете. Я хотел обнять ее, но она попросила подождать и ничего не отвечать ей – пока. А потом призналась мне, что беременна.
– У нее должен был родиться ребенок от вас? Морган бросил на Лили взгляд своих горящих глаз.
– Нет. Я не имел к этому никакого отношения. Она забеременела от Трея, моего лучшего друга. Он был и ее другом.
– Так Дженни была близка с Треем? Она любила его?
– Не знаю! – простонал Морган. – Не уверен. Она утверждала, что это произошло между ними только один раз. Хотя какое это имело значение! – В его голосе прозвучала ярость. – Дженни сказала, что это была ошибка. Просто так уж случилось. Просто случилось… – В гневе Морган стукнул кулаком по деревянному подоконнику. – Она собиралась выйти замуж за меня!
Он отвернулся от окна и наконец посмотрел на Лили.
– Оказалось, что до того, как прийти ко мне, Дженни все рассказала Трею. Но этот ублюдок отказался на ней жениться! Она не знала, что делать, и поэтому попросила меня взять ее в жены и дать ребенку мою фамилию.
– И несмотря на то что она так поступила, – прошептала Лили, – вы бы женились на ней?
Морган был потрясен. Он уже знал, что эта женщина смогла заметить тень в его душе, но то, что она способна увидеть за этой тенью правду, наполнило его сердце благодарностью. Наконец нашелся человек, который понял его до конца!
Горло Моргана перехватило от переполнявших его чувств. Он смог ответить Лили только через несколько секунд.
– Да, я женился бы на ней. Конечно, я бы так и поступил. Но ее рассказ привел меня в бешенство. Чтобы хоть немного успокоиться, я отошел в сторону. Вот и все. Я бы женился на ней, но она бросилась с обрыва, прежде чем я успел сказать ей об этом. Не стой я так далеко, мне бы удалось спасти Дженни.
Что она могла сказать ему? Как могла залечить его рану?
– О, Морган, помнишь, я говорила, что не все удается исправить и не всех можно спасти… – Лили искала слова утешения, но голос ее прервался от волнения.
Лили с самого начала понимала, что у них не может быть ничего общего. То, что он до сих пор не мог забыть Дженни, не должно ее волновать. Он любил Дженни, а не ее. По отношению к ней, подобно многим другим мужчинам, он не испытывал ничего, кроме грубой животной страсти. А еще – презрения и раздражения.
У Лили горький ком подкатил к горлу – она снова вспомнила о том, во что превратилась ее жизнь. Девушка прикусила губу и, думая лишь о том, как скрыть свои чувства, медленно повернулась к двери. Надо сейчас же, немедленно уйти от Моргана! Только оказавшись подальше от него, она сможет наконец дать волю слезам. Но стоило Лили шевельнуться, как Морган оказался рядом и взял ее за руку.
– Я просто не мог уехать сегодня. Во всяком случае, пока не увижу тебя.
Сердце у девушки замерло, когда до нее дошел смысл его слов. Она не могла поверить, что он действительно сказал то, что она только что услышала.
– Ты победила меня. Лили. Я знаю, в моей жизни нет для тебя места, но почему-то не могу представить, как смогу существовать без тебя.
Лили затаила дыхание, кровь бешено застучала в висках.
– Морган!.. – только и смогла растерянно прошептать в ответ она.
– Ты самое невозможное существо из всех, кого я встречал в своей жизни. Ты то приводишь меня в ярость, то изумляешь. Чего стоят одни костры и поломанные стулья! – Он покачал головой и простонал: – Бог мой, дня не проходит, чтобы я не спросил себя: как это одной женщине удается доставлять всем вокруг столько хлопот? – Морган прижался губами к ее волосам. – И все-таки я не представляю свою дальнейшую жизнь без тебя.
– Даже не знаю, радоваться или огорчаться твоим словам, – сказала Лили, не в силах отвести глаз от его губ.
– Они означают, что теперь ты не одна, – прошептал он и, опустив голову, нежно и бережно обнял девушку и коснулся губами ее губ.
Лили словно охватило пламя.
– Морган… – нерешительно произнесла она и попыталась отвернуться. Она страстно желала его поцелуев, но в то же время панически боялась того, к чему они могли их привести.
Его губы проложили огненную дорожку по ее шее. Она попыталась заставить себя не обращать внимания на его ласки и, призвав всю свою волю, оставаться безучастной, бесчувственной.
– Морган…
– Я устал от разговоров. Я устал думать, – прервал ее он и стал нежно покусывать мочку изящного ушка.
Дрожь желания сотрясла все ее тело. Больше всего ей хотелось сейчас поплыть на волнах своей страсти, но она не представляла, как это сделать… Ноги ослабели, и Лили ухватилась за его плечи, чтобы не упасть.
– Да, – пробормотал Морган, – прикоснись ко мне, Лили…
Он придвинулся еще ближе, и сквозь тонкую ткань безупречно строгой манишки она почувствовала жар, исходивший от его груди. Девушка попыталась сделать шаг назад. Она все еще надеялась, что сможет справиться со своими чувствами, но здравый смысл был готов изменить ей. Морган тут же снова притянул ее к себе.
– Нет, Лили, – прошептал он. – Позволь мне любить тебя.
Она хотела чувствовать его, хотела прикасаться к нему, как он того просил. Однако краска стыда залила щеки, едва она подумала о том, что, должно быть, мечтала об этом все время, а ее извинение было всего лишь предлогом, чтобы прийти сюда.
– Что тебя тревожит? – спросил он хрипловатым от страсти голосом.
– Я не должна быть здесь с тобой…
Морган поцеловал ее в подбородок, затем нежно провел по нему кончиком пальца.
– Все это продолжается слишком долго. Я собираюсь любить тебя, Лили. Сегодня. И не позволю тебе уйти.
Эти слова решили все. Она погибла. Неистовое желание принадлежать этому мужчине поглотило все иные чувства, которые испытывала Лили, и заставило умолкнуть ее разум. Она подняла руки и обняла Моргана, ее ладони стали поглаживать его спину, и она едва не задохнулась от упоительного ощущения тугих мышц под его рубашкой.
– Лили, – услышала она его стон, – я хочу тебя так, как никогда не хотел ни одну женщину в своей жизни!
Она знала, что это правда, она чувствовала это всем сердцем, всем своим существом. Многие мужчины стремились обладать ею. Но впервые Лили пожелала принадлежать кому-то сама. Впервые она не могла думать о том, хорошо это или плохо, и не стала призывать на помощь здравый смысл, который помог ей пережить кошмар долгих лет одиночества. В это мгновение она думала лишь о том, что хочет принадлежать Моргану, и все остальное казалось ей мелким и ничтожным.
Он нежно раздвинул ей губы языком. От него пахло сигарами и бренди, а еще – солнечным светом и полевыми травами, по которым она так любила ходить. Лили застонала от удовольствия, и Морган привлек ее еще ближе к себе; его руки поглаживали ее полную грудь сквозь тонкую ткань манишки. Нежно касаясь кончиков сосков, он продолжал страстно целовать девушку.
– Да, Лили, – прошептал Морган и слегка прикусил ее нижнюю губу.
Он нащупал и ловко расстегнул мелкие пуговички на платье, затем обнажил ее грудь и замер. Казалось, целую вечность он смотрел на нее с восхищением и – Лили могла бы поклясться в этом! – с каким-то благоговением.
– Ты так прекрасна!.. – наконец произнес он. Смутившись, девушка попыталась прикрыть грудь.
– Нет! – взволнованно выдохнул Морган.
И прежде чем она успела возразить, он подхватил ее на руки и понес к узкой деревянной кровати. Он опустил ее на свое ложе так бережно и осторожно, словно она была драгоценной и хрупкой фарфоровой куклой, которую он опасался разбить. Затем Морган все с тем же благоговением во взгляде снял с нее одежду.
– Я мечтал об этом с того самого мгновения, когда впервые увидел тебя. Я не раз пытался вообразить, какая ты, но даже в самых смелых мечтах не мог представить, что ты настолько прекрасна, – сказал он, вновь прикоснувшись к ее груди.
Удивительно, подумала Лили, она лежит перед ним совершенно обнаженная, но не чувствует ни малейшего смущения. Как будто то, что сейчас происходит между ними, настолько правильно и естественно, что стыдиться ей нечего… Она страстно желала, чтобы он любил ее, поэтому когда его рука коснулась ее лона, ей не только не захотелось убрать эту руку, а напротив – она ощутила потребность удержать ее там. Удержать рядом его самого. Навсегда.
С нарочитой, дразнящей медлительностью Морган склонился над ней. Его губы ласкали тело Лили, заставляя ее трепетать от желания. Ухватившись за его рубашку, она попыталась притянуть его к себе. В следующее мгновение Морган сорвал с себя одежду и, отбросив в сторону, оказался рядом с Лили. От переполнявших ее эмоций в глазах девушки закипели слезы.
– Морган!.. – прошептала она, не в силах произнести что-то еще. Неужели и он захвачен такой же бурей неистовых чувств, что охватила ее? Или всего лишь хочет овладеть ею, уступая властному требованию своего тела?
Но когда Лили открыла глаза и посмотрела на Моргана, она поняла, что этот отчаявшийся и измученный болью человек, чувствует то же, что и она. Он должен это чувствовать. Должен испытывать такое же безудержное влечение к ней, как и она к нему.
Но прежде чем она успела спросить его об этом, он поцеловал ее с такой безумной страстью, что у нее перехватило дыхание. Морган ласкал ее, заставляя сгорать от наслаждения и желания. В какое-то мгновение он, дерзко проникнув языком в глубину ее рта, раздвинул бедра Лили и, чуть приподняв ей колени, слегка прикоснулся своей плотью к тайная тайных ее тела. Он словно дразнил девушку и играл с нею, пока наконец осторожно не проник в нее.
Острая боль пронзила ее раскаленной стрелой. Вот и все. Ее непорочная девственность повержена силой и мощью его желания. Лили судорожно вздохнула. Морган откинулся было назад, его темные брови взметнулись вверх от удивления.
– Лили… – начал он, и на лице его отразилось смущение. Она ничего не ответила – просто не могла говорить, лишь притянула его поближе к себе.
– Люби меня, Морган, – еле слышно прошептала Лили и обхватила его руками.
Застонав от наслаждения, он стал медленно и ритмично двигаться над ней, и они забыли обо всем…
Он любил ее так, словно хотел слиться с ней воедино и чувствовать то же, что и она. Лили прежде и представить себе не могла, что на свете существуют ощущения, равные по силе тем, что она испытывала в эти упоительные мгновения. Сила ее желания стала бесконечно огромной и, казалось, затмила для нее весь мир.
«Больше я никогда не буду прежней», – подумала Лили, когда волна наслаждения полностью захлестнула ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсис



Очень интересный и трогательный роман!
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисАнна
16.11.2012, 10.33





Неплохой роман, один раз прочитать можно, но лучше прочтите"Голубой вальс" и "Во власти любви". Все романы этого автора хороши и интересны, но эти два романа выше всяческих похвал. На мой взгляд это лучшие книги этого автора(из исторических) просто БЕСПОДОБНО!
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисЛюдмила Кл.
26.11.2012, 12.16





Для меня этот роман на 8)
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисАлла
27.12.2012, 23.18





из всех исторических романов этого автора этот самый худший еле дочитала .гг-не иногда очень хотелось стукнуть чем нибудь тяжелым.5 с натяжкой
Пурпурные кружева - Ли Линда Фрэнсисnadya110587
4.11.2013, 21.33





Скучный роман, но есть смешные фразы типа : ".... Каким огромным было копье его страсти.... "
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисLutik
20.10.2014, 11.51





Скучновато.
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисКэт
22.10.2014, 19.18





трудновато читался роман. Сюжет не впечатлил.ставлю 5 баллов
Пурпурные кружева - Ли Линда ФрэнсисЛилия
30.03.2015, 14.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100