Читать онлайн Изумрудный дождь, автора - Ли Линда Фрэнсис, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 130)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Линда Фрэнсис

Изумрудный дождь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Апрель 1896, тремя годами раньше
Виновен. Слово могло показаться простым, но как много за ним стояло.
Решение присяжных было оглашено в мертвой тишине. Слова приговора гулко отдавались в богато отделанных деревом и мрамором стенах суда. Мгновение — и в зале началось настоящее столпотворение.
Репортеры — «Ивнингсан», «Ивнингпост» и даже «Нью-Йорк таймс» направили своих людей — продирались сквозь толпу, на ходу запихивая блокноты в портфели из потертой кожи. Пару минут спустя они уже мчались к выходу, торопясь в свои редакции. Никто из газетчиков не хотел быть обойденным. Обвинительный приговор станет самым сенсационным материалом первой полосы после сногсшибательной новости о назначении президентом совета уполномоченных департамента полиции Нью-Йорка Теодора Рузвельта, переполошившего всех стражей порядка своей реформой.
Элиот Синклер смотрела с галереи на всю эту суету внизу и с неохотой призналась себе, что чем дальше, тем ей будет легче. Любимая шляпка, ошеломляющее творение ее собственных рук, над которым она трудилась всю последнюю неделю, лежала у нее на коленях нещадно измятая. Перья торчали во все стороны, ленты неопрятно свисали. Подол ее длинного светло-зеленого платья был заляпан грязью и испорчен какими-то белесыми полосами. Однако она могла надеяться, что из-за беспорядка в ее одежде никто не обратит внимания на красные чулки, до нынешнего дня приносившие ей удачу.
Сегодня утром Элли припозднилась, и ей пришлось изо всех сил мчаться по Бродвею, чтобы не опоздать в суд. Однако вместо того чтобы скромно войти в величественные двери обители закона, она принялась разнимать двух ожесточенно спорящих извозчиков, которые почему-то не сумели по достоинству оценить ее миротворческие усилия. Но разве могла она поступить иначе? Элли недовольно поморщилась и подумала, что еще немного и сомнительного вида типы просто-напросто прикончили бы друг друга. Только шлепнувшись в самую середину грязной лужи прямо на свою замечательную шляпку и вызвав у парней взрыв бурного веселья, Элли начала понимать, что, пожалуй, ошиблась в оценке ситуации. Улаживать было нечего. Но для успокоения совести она, упрямо выпятив подбородок, убедила себя, что все выглядело в точности как жестокая ссора.
Поняв свою оплошность, Элли поднялась из лужи, расправила хрупкие плечи, с холодной вежливостью пожелала извозчикам всего наилучшего и, подбирая мокрый подол платья, величественно поплыла вверх по ступенькам к дверям суда. Самым удивительным оказалось то, что караульный пропустил ее внутрь. И хотя она поспела вовремя и на ней были приносящие удачу красные чулки, Гарри Диллард был все-таки осужден.
«Если бы только можно было подойти к нему», — уныло подумала Элли, сидя на опустевшей галерее и мрачно перебирая испачканные ленты на шляпке. Снова оказаться в объятиях его сильных рук. Если бы он обнял ее. Если бы. Конечно, этого не будет никогда. Уж в этом она может быть уверена. Все кончилось еще до того Случая.
В день, когда по Нью-Йорку мгновенно распространилась весть, что Гарри Дилларда застрелили, Элли собрала все свое мужество и, пожелав себе стойкости, отправилась на Лафайет-плейс, где он, собственно, и жил, прекрасно понимая при этом, что любой человек, имеющий хоть каплю здравого смысла, никогда бы на это не решился. Она призналась себе, что всякий раз, когда дело касалось Гарри Дилларда, ее здравый смысл куда-то мгновенно испарялся.
Дверь ей открыл широкоплечий верзила, больше похожий на телохранителя, чем на привратника. Он оставил Элли ждать на пороге и ушел в дом посмотреть, на месте ли босс. «А то ты не знаешь», — мысленно фыркнула она ему вслед, добавив несколько нелицеприятных эпитетов по этому поводу. Интересно, как это Гарри может не быть дома? В него всадили пару полновесных пуль, а это не самое подходящее состояние для заключения сделок или занятий благотворительностью.
Но она благоразумно прикусила язык и смиренно осталась ждать неизбежного.
Тип возвратился и сообщил, что хозяина нет. Элли не удивилась, потому что всякий раз, когда она пыталась увидеться с Диллардом, того не оказывалось дома.
Восемь лет назад, в один из летних дней, он привез ее на Шестнадцатую улицу и, остановившись около одного из домов, сказал, что это ее дом. Элли, пораженная, застыла на тротуаре, а мимо нескончаемой вереницей катили экипажи. «Так будет лучше всего, — сказал Диллард своим бархатным, вкрадчивым голосом, — не стоит держаться за отношения, которые зашли в тупик». И божился, что все это только ради ее счастья. До сих пор ей хотелось верить, что это так.
Хотя сейчас это вряд ли имело какое-то значение. Его нет. Смертельное ранение в живот. Уже три месяца, как он умер. А все эти нынешние хитроумные судебные разбирательства, ставшие возможными благодаря какому-то безвестному закону американской Фемиды, были всего лишь соблюдением формальностей для признания Гарри Дилларда виновным в мошенничестве, с тем чтобы власти смогли взыскать все нажитое им имущество в свою пользу.
Элли, однако, вынуждена была признать, что занятая им позиция действительно уберегла ее от многих неприятностей. По крайней мере она надеялась, что это так. Дом был ее собственностью, дарственная оформлена безупречно во всех отношениях. Был лишь один-единственный документ, который мог бы привести к Дилларду — покровителю уголовников и букмекеров на ипподроме в одном из самых опасных районов Нью-Йорка до того рокового дня, когда его застрелил взбешенный муж, с чьей женой он путался последнее время. Да, подумала Элли, в конечном счете он обеспечил ей такую безопасность, о которой можно было только мечтать. Как знать, может быть, Гарри Диллард и правда любил ее.
Элли закрыла глаза, и ее губы тронула едва заметная улыбка. У нее есть собственный дом. И те, кто в нем живет. Они любят ее, переживают за нее. И плевать на все эти судебные тяжбы. Виновен, не виновен — какая разница? На самом-то деле от этого в ее жизни ничего не менялось. Хотя она знала, что где-то в глубине души завязался крохотный узелок надежды. Теперь не существовало возможности что-то изменить. Все сожаления и печали остались в прошлом. Об этом позаботился человек по имени Николас Дрейк.
Элли, насколько это было в ее силах, поправила прическу, для вида отряхнула с платья засохшую грязь и поднялась со стула. Пора домой. И тут она заметила его. Этого человека она никогда раньше не встречала. Темный шатен. Даже отсюда было видно, какие у него ярко-голубые глаза.
Элли была уверена, что не знает его, однако мужчина, задрав голову, в замешательстве смотрел на нее, слегка наморщив лоб. Как будто они давным-давно знакомы, вот только имени он никак не может вспомнить.
От накатившего неприятного предчувствия у нее тяжело забилось сердце. Все мысли о судебном разбирательстве, предательстве, об измятой шляпке и забрызганной грязью юбке вылетели из головы. Весь ее мир сейчас замкнулся лишь на этом человеке и на том, что она чувствовала под его пристальным взглядом. Словно он разглядел в ее душе то потаенное, что она давным-давно глубоко запрятала.
Мужчина обладал весьма незаурядной внешностью. Лицо и рот его невольно манили к себе, а глаза, что неотрывно следили за ней, были полны безмолвного призыва.
Элли едва не улыбнулась ему и уже начала поднимать затянутую в перчатку руку для приветствия, но вовремя спохватилась. Безумное желание было отогнано прочь. Она напомнила себе о том, где находится и, само собой, о том, кто она такая — незаконнорожденная дочь Гарри Дилларда.
— Мои поздравления, старина!
Николас вздрогнул от неожиданности и резко обернулся. Рядом стоял тот, встречи с кем он хотел избежать любой ценой.
— Спасибо, — коротко поблагодарил Николас, бросив нетерпеливый взгляд на собеседника.
— Сколько же времени ты положил на то, чтобы разгрести все это! Ничего не скажешь — уложил Дилларда на обе лопатки! Все вокруг говорят, что ты ошибся с призванием. Тебе не бизнесом надо заниматься, а судейскими делами. А впрочем, ты все равно своего добился! Может, теперь другие ипподромные заправилы десять раз подумают, прежде чем затевать игры с такими, как ты.
Николас слушал вполуха. Он снова повернулся к галерее, почему-то чувствуя необходимость еще раз увидеть эту женщину. Но она уже ушла. Он внимательно оглядел весь балкон. Пусто. Ни белокурых волос, ни глаз цвета морской волны.
— В чем дело, старина? Кого ты там высматриваешь?
— Да никого. Мне пора. — Николас выхватил из-под сиденья кожаный портфель и решительно зашагал по центральному проходу.
— Дрейк, послушай! Куда ты? Николас не ответил, он даже не слушал. Распахнув двери, он торопливо вышел в фойе зала заседаний. В помещении с высоким потолком и мраморным полом стоял неразборчивый гул голосов. Николас принялся оглядываться в поисках незнакомки. С высоты своего роста сделать это ему было вовсе не трудно. Он пристально вглядывался в лица людей, что двигались со стороны лестницы к выходу. Женщины и мужчины, пожилые и молодые, но мадонны с мерцающими светящимися волосами, что смотрела на него с галереи, и след пропал.
Николас устремился к резным дубовым дверям и в два счета оказался на верхних ступенях лестницы из грубого гранита, спускавшейся к мощенной булыжником улице. Сощурившись от яркого солнечного света.
он посмотрел по сторонам, но незнакомки не обнаружил.
— Николас!
Вздрогнув, он обернулся, отчего-то решив, что его окликнула прелестная незнакомка. Конечно, это была не она. Вместо ангельского видения к нему торопливо подходил невысокий плотный человек.
— Оливер, — переведя дыхание, разочарованно протянул Николас.
— Полагаю, что в данный момент ты весьма доволен собой, — сияя ослепительной улыбкой, проговорил Оливер Уикс.
Это действительно было так. Гарри Диллард нажит палея на людских слабостях. Всем было известно, что он владеет салуном, но мало кто ведал, что у него имеется и собственный дом терпимости. Однако Николас узнал еще кое-что. Грехи этого человека оказались гораздо тяжелее, чем он подозревал. Добиться признания Дилларда виновным не составило труда, как только Николас раскопал кое-какие подробности его темных делишек на бегах и представил суду.
Но сейчас Николас мог думать только о том, что, похоже, безнадежно потерял эту женщину. А в таком огромном городе, как Нью-Йорк, скорее всего второй раз им уже не встретиться. Это удручало и казалось просто нелепым. Он даже не знал, кто она, — безымянная личность в переполненном зале суда. Он очень хорошо запомнил ее лицо — нежное, казавшееся фарфоровым, волосы ослепительно белокурые. И глаза — два изумрудных озера. Шляпки на ней не было, прическа в беспорядке, и он был готов поклясться, что платье ее было заляпано грязью. Николас даже головой потряс. То, что он аж задохнулся, увидев ее, скорее всего шутка разгоряченного воображения. Слишком много бессонных ночей стоила ему борьба за то, чтобы восстановить поруганную честь родителей.
Ясное дело, ему нужна женщина… Чтобы согревала постель. Чтобы можно было погрузиться в ее тело. Чтобы на несколько благословенных часов забыть обо всем. Такая малость. И сколько женщин вокруг, ждущих лишь его знака.
Николас взял себя в руки и с виноватым видом обратился к своему давнему другу:
— Извини, Оливер. О чем ты спрашивал? Оливер Уикс посмотрел на Николаса странным взглядом:
— Да я о суде, приятель. Как ты?
Николас рассеянно пригладил ладонью волосы:
— Отлично. Ведь я так долго шел к этому.
— О, это уж точно! Только обидно, что этого двурушника Дилларда застрелили прежде, чем он сел в тюрьму. Я слышал, что таких, как он, в Техасе просто вешают. У меня бы сердце не дрогнуло, болтайся сейчас этот подонок на веревке.
Николас был склонен согласиться с ним. Но в любом случае дело было сделано. Око за око. Он отомстил полностью. Или по крайней мере почти полностью.
Вернувшись в контору на Пятой авеню, Николас остаток дня провел в своем кабинете, обшитом панелями темного орехового дерева. Поверху стены были обиты темно-зеленым шелком с красными разводами. Пронзительный трезвон недавно установленного телефона звучал беспрерывно, хотя хозяин кабинета и перестал брать трубку уже через полчаса после своего возвращения. Хватит с него всех этих восхвалений и поздравлений. Он просто исполнил то, что следовало исполнить. И все.
Стоящие у южной стены кабинета старинные часы, принадлежавшие деду, отбили пять вечера, когда в дверь постучала секретарша.
— Пришла ваша сестра и хочет вас видеть, — сообщила она в своей извиняющейся манере. Николас молча поморщился.
— Я не вовремя, Николас? — Мириам Дрейк Уэлтон в длинном, почти до полу, платье по последней моде беззаботно вплыла в кабинет, ступая по толстому персидскому ковру элегантными туфлями из мягкой кожи. — Но ведь немного сестринской любви тебе не помешает?
— Да, пожалуй, не помешает, — ответил Дрейк, вставая из-за стола. Подойдя к сестре, он поцеловал ее в щеку.
Мириам была высокой, гибкой женщиной с темными волосами того же оттенка, что и у брата. Глаза, правда, у нее были скорее фиалковые, чем голубые.
Многие считали ее потрясающей красавицей. Николас знал, что в глубине души она была с этим согласна.
Быстрым движением Мириам вытащила из расшитого ярким бисером шелкового ридикюля длинную тонкую сигарету и демонстративно ждала, когда Николас поднесет ей огня. Она глубоко затянулась и с громким вздохом уронила свое стройное тело в стоящее перед письменным столом глубокое кожаное кресло.
— Ты не представляешь, как все ужасно! — воскликнула она, выдыхая струю дыма.
Когда имеешь дело с Мириам, то лучше всего сразу брать быка за рога. Поэтому, когда она явно не проявила склонности продолжать, Николас поторопил ее:
— А что ужасно, Мириам?
— Да вот это. — Со скучающим и равнодушным видом она протянула брату листок бумаги, который с самого начала держала в своих унизанных драгоценными кольцами холеных пальцах. И снова глубоко затянулась.
Бросив любопытный взгляд на сестру, отвернувшуюся к окну, Николас начал читать и почти сразу отложил письмо в сторону:
— И что тут нового? Твой муж снова был замечен в Европе с француженкой.
— И не один раз!
— Здесь написано многократно. — Он откинулся на спинку кресла. — Ну, так что же здесь нового? Мириам посмотрела на него скучающим взглядом:
— Николас Дрейк, ты отвратительный человек. Такой отвратительный, каких я в жизни не встречала.
— Об этом ты уже не раз мне говорила.
Мириам вздохнула. Выражение лица ее смягчилось от, похоже, неподдельного сожаления.
— Когда-то, дорогой брат, ты не был таким отвратительным. На самом деле ты…
— Хватит, Мириам, — решительно оборвал ее Николас. — Что ты хочешь?
— Я уезжаю за границу, — вызывающе заявила она. Фиалковые глаза превратились в два холодных аметиста, — Во Францию. Чтобы вернуть мужа в семью.
Николас удивился, хотя и не подал виду.
— Ты собралась в Европу? — спросил он, чуть приподняв вопросительно брови. — Чтобы привезти Уильяма? Бог ты мой, зачем? Тебе этот человек не нравится, любви к нему ты отнюдь не испытываешь. Ты только и знаешь, что жалуешься на этого «никчемного молокососа» — кажется, так ты его называешь — с самого первого дня своего опрометчивого замужества. Я скорее бы подумал, что ты будешь на седьмом небе от счастья, когда он наконец оставит тебя.
Мириам отвела взгляд и пожала плечами:
— Может быть, я люблю его сильнее, чем мне казалось.
— Как же, любишь ты его! — проворчал Дрейк, теряя терпение от бесконечного фиглярства своей единственной сестры. — Тебе просто нужно как-то оправдать свой отъезд.
На скулах Мириам вызывающе заалели два ярких пятна.
— Ну а если даже и так! Я не позволю этому напыщенному павлину оставить меня здесь, а самому разгуливать по Европе.
Николас потер переносицу и вздохнул:
— В таком случае скажи мне, когда ты хочешь ехать. Я распоряжусь, чтобы мой помощник занялся этим.
— Не стоить утруждать себя, дорогой брат, или обременять заботами этого мерзкого гнома, которого ты называешь своим помощником. Я все уже сделала. — Она принялась внимательно рассматривать свои отполированные ногти. — Я отплываю сегодня вечерним пароходом.
— Сегодня вечером?! Почему ты мне ничего не сказала раньше? А как же Шарлотта? Ты что, намерена тащить несчастного ребенка с собой в Европу?
Мириам поднялась из кресла и затушила сигарету в богато инкрустированной мраморной пепельнице, стоящей на маленьком столике. Николас почувствовал, что она начала нервничать. Но прежде чем он успел что-то сказать, сестра уже открыла дверь кабинета. На пороге стояла ее дочь, судорожно сжимающая ручонками крохотный чемоданчик.
— Я не намерена тащить в Европу свою дочь! — с натянутой улыбкой проговорила Мириам. — Я оставляю ее с тобой.
— Со мной?! — не поверил своим ушам Николас.
— Да, с тобой! — Она повернулась к дочери, которая смотрела на Николаса так, как будто он в любую секунду мог оторвать ей голову.
— Шарлотта, дорогая, иди к мамочке.
— Мириам, послушай… — стальным голосом начал было Николас.
Сестра не обратила на него никакого внимания и втащила свою маленькую дочь в кабинет. Девочка была миниатюрной копией своей мамы, хотя и более мягкой в силу чисто детской невинности.
— Шарлотта, солнышко мое, разве ты только что не говорила мне, как любишь своего дядю Николаса?
Девочка дико посмотрела на мать, словно только сейчас узнала, что у нее есть любимый дядя. Да так оно и есть, с горечью признал Николас. Ведь все шесть лет ее юной жизни дядюшка был занят лишь одним — стремился припереть к стене Гарри Дилларда.
— Не будь такой стеснительной, Шарлотта! — раздраженно проговорила Мириам. — Поздоровайся же со своим дядей!
Явно собрав все свое мужество, девочка медленно подняла подбородок, запрокинула головку назад и робко взглянула Николасу в глаза.
— Здравствуйте, сэр, — еле слышно пролепетала она дрожащим голосом, так, что Николас даже смутился.
Что-то во всем этом было не так. Почему возникло такое чувство, Николас понять не мог, может быть, из-за обведенных темными кругами широко раскрытых глаз Шарлотты, смотрящих на него с неподдельным ужасом, от которого судорожно сжались ее худенькие плечи.
В одном он был уверен на все сто — у него не было ни сил, ни времени заниматься этим ребенком.
— Послушай, Шарлотта, — ласково заговорил Дрейк и жестом подозвал к себе секретаршу, — почему бы тебе не пойти с Джейн — она покажет тебе массу интересного. Даже разрешит посидеть за своим столом и позвонить по новому телефону. А мы с твоей мамой немного поговорим. — Он бросил взгляд на Мириам. — Одни.
— У меня нет времени. — Мириам наклонилась к дочери и наспех чмокнула воздух где-то около уха девочки. — Я могу опоздать на корабль.
— Мириам! — рявкнул Николас. — Не вздумай оставить ребенка здесь!
— Мистер Дрейк! Мистер Дрейк! Получилось! Николас, Мириам, Джейн и даже маленькая Шарлотта все как один обернулись к двери. На пороге, едва переводя дыхание, стоял Берт, помощник Николаса. Несколько оставшихся от прежней роскошной шевелюры волосков прилипло к его широченной лысине, мокрой от пота, несмотря на весьма прохладный весенний день.
— Все улажено, — тяжело дыша, выговорил Берт.
— Все? — подался вперед Николас, напрочь забыв о сестре и племяннице.
— Ну почти все.
— Как это понимать — напрягся Николас.
— Оказалось, что в квартале, который принадлежал Дилларду, есть дом, которым Диллард, по всей видимости, не владел. Но все остальное я оформил — и это самое главное!
— Самое главное? — как ножом резанул Николас. Жизнерадостность Берта угасла на глазах.
— Ну, мне так кажется, сэр.
— Берт, мне нужен весь квартал целиком, — тоном, не терпящим возражений, заявил Николас. — И ты это прекрасно знаешь.
Помощник с несчастным видом кивнул.
— А где стоит этот дом?
Смысл вопроса наконец дошел до Берта, и он аж съежился:
— Э-э-э… прямо в середине квартала, сэр.
— И как я буду сносить там обветшалые дома, чтобы построить что-нибудь стоящее, если посередине торчит единственное не принадлежащее мне здание? — Николас резко отвернулся, бросив сердитый взгляд на густеющий за окном вечерний сумрак. — Какого черта!
— Николас! Здесь же ребенок! — наигранно возмущенным тоном воскликнула Мириам, явно поддразнивая брата.
— Потом, Мириам! — отмахнулся Николас и повернулся к Берту: — И что же ты разузнал об этом доме?
— Одну минутку, сэр. — Берт начал нервно рыться в своем портфеле. Наконец он вытащил блокнот и сверился со своими пометками. — Мне кажется, что сделка с этой недвижимостью имела место лет двадцать назад — задолго до того, как Гарри Диллард начал скупать остальные дома в квартале.
— Он осуждающе покачал головой. — Но в деле явно не хватает каких-то документов. Никогда не встречался с таким беспорядком в бумагах. Единственное, что мне удалось выяснить, так это то, что домом владеет некий Элиот Синклер.
— Никогда не слышал это имя.
— Я тоже. — Берт неловко переступил с ноги на ногу. — Что мне теперь предпринять, сэр? Я так обрадовался, что все остальное удалось привести в порядок, и… даже и не подумал.
Николас бросил на помощника нетерпеливый взгляд. Он поклялся себе, что сотрет дома Дилларда с лица земли и на их месте выстроит что-нибудь внушительное, чтобы ничего больше не напоминало о подонке. Только тогда его месть будет полной. Спустя двадцать три года. Но сейчас у него на пути неожиданно встал кирпичный дом. И хотя Николас лично ничего не имел против этого Элиота Синклера, кем бы он там ни был, ему нужна была его собственность, чтобы раз и навсегда покончить со всем этим делом.
— Вот что, Берт. Разузнай об этом человеке все, что сможешь. Потом сходи и переговори с парнем. Мы предложим ему цену в зависимости от того, что ты выяснишь.
— Завтра прямо с утра и начну, — деловито сказал Берт. — Но сейчас нам надо побывать в суде.
— Поздравляю, милый братец, с чем бы там ни было, — вмешалась в разговор Мириам. — Мне очень хочется остаться и отметить вместе с тобой это чудесное событие, но, увы, мне пора. Веди себя хорошо с дядей Николасом, — мимоходом заметила она дочери.
— Мириам! — взвился Николас.
— Мистер Дрейк, нам действительно надо бы поспешить, — заметил Берт извиняющимся тоном. — Следует дать делу официальный ход. Клерк ждет нас. А уже шестой час. Если мы сейчас не придем, он больше не будет нас ждать.
— Но… — Николас обернулся к Мириам, чтобы услышать, как за сестрой громко захлопнулась дверь . Она ушла.
— В самом деле, сэр, нам бы надо поторопиться. Кое-кому может прийти в голову то же, что и вам. И тогда мы можем потерять все.
Николас едва не взвыл, встретив затравленный взгляд своей племянницы. Шепотом послав витиеватое ругательство вслед своей непутевой сестре, он присел на корточки и оказался лицом к лицу с Шарлоттой. Дрейк откашлялся, не понимая, что его нахмуренные брови, которые устрашали даже прожженных дельцов, заставляли сердце девочки сжиматься от страха.
— Шарлотта, мне нужно съездить в город. — Он старательно растянул губы, моля Бога, чтобы это было похоже на добрую отеческую улыбку. — Когда я вернусь, мы разберемся с этой… со всем этим. А пока Джейн позаботится о тебе, хорошо? — Он бросил взгляд на секретаршу: — Верно, Джейн?
Джейн была поражена таким поворотом событий не меньше своего хозяина, но быстро взяла себя в руки:
— Конечно, сэр. Я с удовольствием пригляжу за Шарлоттой.
С чувством честно исполненного долга Николас поднялся с корточек, довольный тем, что сумел все уладить и, самое главное, успокоил запуганную племянницу. Подхватив на ходу шляпу, он устремился к двери. «А может быть, — подумал он, пожав широкими плечами, — заботиться о ребенке не так уж и сложно».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсис



мне понравилось, хотя немного затянуто
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисТатьяна
19.01.2012, 0.04





Классный роман!!! Всем рекомендую! Лучше выразить чувства, эмоции я думаю просто невозможно. Автор превосходно описала надчеловеческую любовь мужчины и женщины, противоречие между ложными обидами и реальностью. То, что главные герои заслужили своего счастья и врезультате его достигли - это логический финал их непростых взаимоотношений, их неугасаемой любви.
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисОля
19.06.2013, 16.20





Книга чудесная! я могу поставить в один ряд с Макнот и Филлипс! понравилось все! читать!
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисГалина
1.10.2013, 13.35





отличная книга очень понравилась !!!!советую всем
Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсисnadya110587
27.10.2013, 21.19





мне понравилось
Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсисната
22.11.2013, 22.44





мне очень понравилось.читала без перерыва не отрываясь. браво автору . советую прочитать не пожелеете.
Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсисаксана
17.02.2014, 19.51





Кто-то мне уже этого автора нахваливал... Длинный роман, гляжу. Попробую, а вдруг. Вот такие не очень "раскрученные" писательницы как раз могут приятно удивить.
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисАлина
17.02.2014, 20.09





Советовали мне очень этого автора, вот я почитала этот роман. Ну так, можно почитать. Язык неплохой. Не на "браво", конечно. Если б лучше ничего не читала, то впечатлилась бы, наверное. Семерочка.
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисАлина
19.02.2014, 19.23





рыдаю в три ручья)))очень понравилось)))
Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсисюля
11.12.2014, 21.46





Замечательно!Бесподобно!Столько эмоций,потрясающий роман!Столько всего,прочитала его на одном дыхании и переживала вместе с героями этого романа,как хорошо что он закончился хорошо,честно сказать я думала он закончится по другому, но...Читайте, не пожалеете время.
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисАнна.Г
19.12.2014, 9.11





Хорошая книга. Думаю лучшая у этого автора.чесно удивлена что муж Элли не смог её обладать за 2.5 года.а любви без ненависти не бывает.ставлю твердую 9
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисЛилия
28.03.2015, 17.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100