Читать онлайн Изумрудный дождь, автора - Ли Линда Фрэнсис, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 130)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Линда Фрэнсис

Изумрудный дождь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Элли стояла в темноте и с удовольствием вдыхала сырой ночной воздух. На душе у нее было легко и радостно. Она вышла на улицу, не побоявшись позднего часа. Какая-то неведомая сила повлекла ее к картинной галерее. К той самой, куда Барнард относит ее картины, если судить по тому, что она увидела за стеклом.
Ее работа. «Объятие» — так, кажется, написал Эйбл Смайт. Она висела в раме на стене. Смелая и бесстыдная. Удивившая ее саму неизвестно откуда взявшимися чувств.
Закрытый зонт висел у нее на руке, плащ укрывал от сырости. Как будто и не было никакого дождя. Элли нерешительно притронулась пальцами к прохладному стеклу, не в силах отвести взгляда от своей картины. Она даже не вспомнила о том, что Эйбл Смайт счел ее работу незаконченной. Его слова исчезли, осталась лишь чистая радость оттого, что ее творение могут видеть люди. Все, кто пожелает. Весь мир.
Как долго она ждала этого.
— Здравствуйте, Элли.
При звуке этого голоса девушка на миг закрыла глаза. Она не удивилась и не испугалась. Как будто где-то глубоко в душе таилось знание, что он придет и отыщет ее именно здесь.
— Здравствуйте, мистер Дрейк, — ответила Элли, глядя на его неясное отражение в витрине.
— Вам не следовало выходить и мокнуть под дождем, да еще в такое позднее время.
Она оглянулась на него, потом подняла глаза к ночному небу.
— Дождь давно кончился. Так, моросит чуть-чуть. Вот и все — Она снова посмотрела на него, и улыбка тронула ее губы. — А теперь, к сожалению, я уже не одна. Она почувствовала угрызения совести, увидев, как на его лице промелькнуло выражение острой боли. Промелькнуло и пропало, словно ничего и не было.
— Вы весьма приветливы. — Его глубокий голос звучал насмешливо. — Но вам нужно быть поаккуратнее. Однажды я могу вас неправильно понять.
— Дрейк, на роль придворного шута вы явно не годитесь.
— Так, кажется, мы снова вернулись к Дрейку и великосветским аналогиям?
Элли бросила на него раздраженный взгляд.
— Как же я проклинаю тот день, когда по глупости рассказала вам о… — Она запнулась, подыскивая безобидное слово, чтобы как-то снизить театральность сказанного ею в день их первой встречи.
— Рыцари в сияющих доспехах, вы об этом? — догадался он. — И серебряные замки на берегу
— Николас покачал головой: — Трудно представить, что у женщины с таким острым язычком может быть столь… романтичная душа.
Она уже готова была оскорбиться, когда Николас заглянул в витрину и остолбенел.
— «Объятие», — изумленно выдохнул он.
У Элли перехватило дыхание. Как он узнал? И что ему вообще известно?
— Я прочел о ней в газете, — проговорил Николас, как бы отвечая на молчаливый вопрос. — Это, должно быть, она. — Элли промолчала, и тогда он добавил: — М. Джей. Помните, когда я впервые пришел к вам домой, я спрашивал вас про статью о художнике, напечатанную в «Нью-Йорк таймс». — Он повернулся к девушке: — Это его картина, о ней говорит весь город. — Дрейк снова посмотрел сквозь стекло и, совсем как недавно она, погрузился в созерцание.
Элли знала, что ей следует незаметно уйти, бежать, пока еще есть возможность. Но она все стояла и наблюдала, как Николас рассматривает ее картину. Она не могла сдвинуться с места и лишь следила за тем, как на его крупном мужественном лице отражаются искренние чувства. Удивление, озадаченность. Любопытство. И под конец — явное восхищение.
У Элли слегка закружилась голова, как будто она только что с наслаждением выпила целый бокал шампанского. Но тут Николас слегка нахмурился, явно пытаясь вспомнить что-то связанное с картиной.
— Идемте, — быстро позвала Элли, боясь, что он вспомнит, — Если уж мне не следовало гулять одной по ночным улицам, то ваш долг — проводить меня домой
Но Николас так увлекся, что не услышал ее.
— Николас! Идемте же!
Он сразу обернулся к ней. Постепенно его нахмуренный лоб разгладился.
— Николас… — повторил он. — Вы назвали меня по имени только один раз, тогда, в павильоне.
И он снова принялся разглядывать картину с таким видом, как будто многое для него теперь прояснилось. Элли мысленно чертыхнулась.
— Так вот что она мне напомнила… — мечтательно выговорил он. — Тот день, когда вы спрятались от дождя в павильоне. И тогда же вы в первый раз назвали меня Николасом. — Он медленно обернулся к ней и добавил исполненным чувства голосом: — Я тогда в первый раз поцеловал вас.
Дождь давным-давно кончился, и обычно запруженная народом улица сейчас, в столь поздний час, была пустынна. И как в тот дождливый день, все было забыто, когда Николас обнял Элли и мягко притянул к себе. На какой-то миг они замерли, почти касаясь друг друга, все еще имея возможность отстраниться и не броситься вперед по дороге, которая вполне могла привести в никуда.
Но он тронул губами ее лоб — нежное, трепетное прикосновение — и все пропало. Как всегда, Элли знала, что надо бежать. Но, увидев свою картину и при этом еще и Николаса, восхищенного ею, она забыла о бегстве. Его губы оказались для нее спасительным глотком воды для умирающего от жажды в пустыне.
Николас осторожно взял ее за подбородок и чуть приподнял ей голову. Потом ласково и нежно повел губами к виску, передвигая руку ей под затылок и погружая пальцы в густую копну белокурых волос. Элли, — выдохнул он где-то около ее уха. От его дыхания по телу Элли прошла сладкая дрожь, и когда он легонько подтолкнул ее в нишу у входа в галерею, она не стала упираться.
— Ты свалила меня, — прошептал он, лаская ей спину. — Свалила так, как шахматист сваливает короля противника.
— Тогда какой будет моя награда?
Слова продолжали звенеть у нее в ушах, дерзкие и вызывающие, как и ее живопись. Одна ее половина не могла поверить тому, что она сейчас сказала. Но другая половина, что подстрекала ее сбросить тесную, уродливую одежду и пуститься в пляс по улице, высоко вскидывая ноги в красных чулках, теперь требовала, чтобы Элли откликнулась на все более страстные объятия Николаса и обвила руками его шею.
— Награда? — пробормотал он и провел ладонью по ее щеке.
— Ники… — безотчетно выдохнула она и смутилась, услышав в ответ его тихий смешок.
— Только-только мне удалось выпросить у тебя Николаса, как ты предлагаешь нечто новенькое. Что в моем имени так тебе не нравится, а?
Элли не опустила глаза и под наплывом чувств даже чуть подалась вперед.
— Я думаю, ты слишком долго был Николасом. Всегда только Николас. Не сомневаюсь, тебя и в детстве так же называли. — Она провела пальцем по его щеке с какой-то щемящей нежностью. — Слишком тяжеловесное имя для малыша. Очень давно тебя кто-то должен был называть Ники.
Она успела заметить, как что-то промелькнуло в его темно-синих глазах. Что это было? Гнев? Пожалуй, нет. Возможно, тоска. Что бы это ни было, Элли догадалась, что этот человек не привык делиться своими чувствами. Мгновенно взяв себя в руки, он только подтвердил ее догадку.
— Отпусти себя, Ники. Дай своим чувствам свободу. Ты говорил, чтобы я жила. Так живи и ты.
В глазах Николаса вновь забилось чувство, пытаясь высвободиться из железной хватки его воли. На этот раз он не сумел справиться с собой и, когда Элли смущенно потянулась к нему и провела кончиком языка по его губам, раскрылся навстречу, неимоверной силой сжав ее в объятиях.
Она имела в виду, конечно, совсем другое. Не страсть, не желание. Скорее она говорила ему, что не нужно держать в узде даже малейшее проявление чувств. Но когда Николас снова принялся целовать ее, она забыла обо всем.
Элли приникла к нему, радостно отдаваясь половодью чувств, которое разливалось все шире. Николас распахнул полы ее плаща, взял под мышки, играючи приподнял и усадил на подоконник, прижав спиной к стеклу, отделявшему их от «Объятия».
Его руки, приподнимая подол ее платья, скользнули вверх по обтянутым чулками ногам. Вдруг он застыл и, слегка отстранившись, бросил взгляд вниз. В неверном желтоватом свете газового фонаря она увидела, что Николас с улыбкой покачивает головой.
— Ты говорила, что любишь красный цвет, а я тебе не поверил.
Элли непонимающе посмотрела на него.
— Твои чулки, — объяснил он.
Ее губы тронула едва заметная улыбка. Конечно. Красные чулки, приносящие удачу. Как она могла забыть? Но в этот момент его пальцы коснулись ее кожи, и все снова поплыло у нее перед глазами.
Элли откинула голову назад, и Николас почувствовал губами упругое биение жилки у нее на шее. Когда он поймал ее губы, она вернула поцелуй. На этот раз ее язык дерзко проник в глубину его рта, и она упивалась терпким вкусом бренди. Элли не слышала, но каким-то образом чувствовала его страстный шепот, пока их языки сплетались в любовном танце. Она простонала от наслаждения, ощутив прикосновение к коже прохладного ветерка, когда Николас спустил с ее плеч рубашку. И снова его губы, жадные и сладкие.
Николас слегка отодвинулся и окинул ее откровенным взглядом.
— Боже, какая ты красивая, — ахнул он и, накрыв рукой одну из ее полных грудей, несколько раз легонько провел большим пальцем по упругому бугорку. — Ты хорошо скрывала свои прелести — скромная одежда, дешевая обувь. Все простенькое, кроме твоих шляпок.
Николас вдруг улыбнулся, и Элли вновь подумала, что он почти красавец.
— Мне кажется, что на самом деле ты в восторге как раз от моих шляпок, — прошептала Элли.
— Пожалуй, что так. — Улыбка исчезла, и Николас снова посмотрел на ее груди с торчащими светло-коричневыми сосками. — К тому же я в восторге и от тебя.
Склонившись, он глубоко втянул в рот ее сосок и принялся нежно ласкать его кончиком языка. Потом еще сильнее притиснул ее к окну, и Элли почувствовала, как его горячая ладонь легла на бархатную кожу ее бедра. Девушка напряглась.
— Не бойся, любимая моя, не бойся. Все хорошо. Я не сделаю тебе ничего плохого. Позволь мне любить тебя.
Его палец скользнул дальше, в потаенные складки плоти в глубине ее бедер. Она испуганно ахнула.
— Да, Элли, да. Чувствуй, милая, ты же сама мне говорила об этом.
Она промолчала, потому что не могла ответить, по крайней мере словами. Она прижалась щекой к его плечу. Он поцеловал ее в мочку уха и осторожно двинул палец дальше. Она инстинктивно попыталась сомкнуть бедра, но не смогла, потому что Николас стоял как раз между ними. Она оказалась заложницей собственной уступчивости.
Но затем волна неуверенности отступила, и ей на смену пришло нечто, чему она не могла подыскать названия. Палец Николаса задвигался в древнем как мир ритме. И Элли откликнулась движением бедер, желая большего, хотя чего именно, вряд ли смогла бы сказать.
— Да, любимая, да, — прошептал Николас. Элли была как в лихорадке, лицо горело, сердце билось так, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Она летела куда-то и хотела этого, умирая от желания, чтобы это наконец наступило. Когда Николас чуть сильнее раздвинул ей бедра и провел большим пальцем по плотному бугорку в глубине пульсирующей плоти, она раскрылась еще больше ему навстречу, потому что это вдруг подступило совсем близко.
— Давай, давай, милая, — охрипшим голосом требовательно проговорил Николас.
Волна наслаждения взметнула ее под небеса, и Элли не смогла сдержать крика, рвавшегося из раскрывшихся, неведомых ей до сих пор глубин. Судороги неизъяснимого блаженства сотрясали ее бьющееся в объятиях Николаса тело.
Элли вдруг поняла, что не может дышать, потому что он вдавил ладонь ей между бедер, и новая волна наслаждения, сильнее первой, захлестнула все ее существо. Она была уверена, что Николас почувствовал силу ее страсти. Но наконец все утихло, и девушка, судорожно и коротко дыша, обессиленно приникла к нему.
Какое-то время они молчали, потом Николас негромко заговорил:
— Элиот Синклер, почему, когда дело касается тебя, у меня напрочь исчезает воля? — шептал он, и его горячее дыхание обдавало ее щеку чудесной лаской. Как будто иная воля приводит меня к тебе с той же неизбежностью, с какой луна приводит на берег прилив.
Элли едва понимала, что он ей говорил. За эти минуты она испытала больше, чем за всю свою жизнь. Несомненно, наслаждение. Тело ее слегка покалывало после пережитого, но была и тоскливая пустота, которая оставалась непонятной. И еще хотелось расплакаться. Хотелось, чтобы обняли сильные и ласковые руки. Руки этого мужчины. И чтобы так продолжалось всю жизнь.
Но ей не удалось привести свои мысли в порядок, потому что неведомо откуда донесся незнакомый голос:
— Что здесь, собственно, происходит? Элли почувствовала, как мгновенно напрягся Николас. Он крепко, оберегающе обнял ее, но не обернулся.
— Все в порядке, полисмен, — вежливо ответило голосом, в котором одновременно слышались и уважительные, и повелительные нотки.
— Все в порядке, говоришь? Что-то с трудом верится! — язвительно проговорил полисмен. — Ну а ежели это небольшой междусобойчик, тогда дело другое.
Николас слегка повернулся, чтобы в тусклом свете фонаря можно было разглядеть его холодный, высокомерный взгляд и одежду явно богатого человека.
— Может быть, сержант, мы перенесем этот разговор в кабинет лейтенанта Рейнольдса? Или же я переговорю с ним об этом на следующем заседании комиссии у верховного комиссара.
Манера поведения сержанта мгновенно переменилась. Каждому полицейскому инспектору было хорошо известно, что лейтенант Рейнольдс напрямую связан с Теодором Рузвельтом и с его комиссией по искоренению коррупции в полиции.
— Комиссия, говорите, — промямлил сержант. — Так насчет междусобойчика я, как говорится, просто пошутил.
— Я так и понял, — проворчал в ответ Николас.
— Пойду, пожалуй. — И полисмен легким шагом двинулся дальше, быстро затерявшись в темноте.
Элли почувствовала, как плечи Николаса расслабились. Длинная юбка надежно прикрывала ее ноги, так что никто не смог бы увидеть, что, собственно, происходит под широкими складками. Но Элли знала. Теперь, когда непосредственная опасность миновала, гнусность только что произошедшего между ними поразила девушку в самое сердце.
Все внутри омертвело от омерзения.
— Немедленно отпусти меня, — процедила она сквозь крепко стиснутые зубы.
— Элли, посмотри на меня.
— Я сказала: отпусти меня, — прошипела она, вперив неподвижный взгляд куда-то ему за спину.
— Черт возьми, Элли! Да посмотри же на меня! Я отказываюсь разрушать возникшую между нами близость лишь потому, что был настолько глуп и забыл, где мы находимся. Ты заслуживаешь лучшего. Я это знаю и кляну себя. Но не жалею о том, что произошло. Мне лишь хотелось бы , чтобы это случилось в более подходящем месте. В следующий раз, я обещаю, будет не в пример лучше. — Он подождал немного, потом чуть склонил голову набок и улыбнулся: — Там, где рыцарь обретает даму своего сердца.
В ответ Элли пронзила его горящим негодованием взглядом:
— Не льстите себе, Дрейк. Никакой вы не рыцарь, а я уж точно не дама вашего сердца. А теперь отпустите меня. И поскорее.
Вздохнув, он отпустил ее ноги, но придержал сильными руками за плечи:
— Не делай этого, Элли. Не разрушай того, что соединило нас.
— Ничего нас не соединило. Когда наконец вы вобьете это себе в голову! — От душевной муки голос ее стал визгливым.
— Милая, ты не права. — Николас покачал головой, как если бы только сейчас осознал свою правоту. — Нас соединяет большее, чем случившееся сегодня. Мы будем любить друг друга, Элли. Чуть позже, сейчас мы для этого не готовы. Но попомни мои слова: мы будем любить друг друга.
У Элли снова часто забилось сердце. Ей вдруг захотелось сдаться, проиграть битву, а может быть, и всю эту войну. Она тут же сердито одернула себя. Ей нельзя сдаваться. Не важно, что ночью ее тревожат странные, томительные сны, зато ее дни заполнены суровой реальностью. Николас может хотеть ее, и она тоже может дойти до того, что захочет его, но он же сам ей заявил, что никогда никого не полюбит. Никого. Женщину он может только хотеть. А Элли была глубоко убеждена, что, как только пламя страсти погаснет, на его месте останется лишь пепел.
— Да кто вы такой, Дрейк, чтобы указывать, что я буду делать, а что не буду! Вы к моей жизни не имеете никакого отношения и никогда не будете иметь! Советую не забывать об этом.
Элли бросала ему в лицо грубости, а он нежно гладил пальцами ее щеку. Когда же она попыталась отбросить его руку, Николас с легкостью удержал ее, взял за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.
— Согласна ты с этим или нет, но я уже часть твоей жизни. И мы будем наслаждаться друг другом, Элли, советую не забывать об этом.
Ей захотелось отвесить ему пощечину, но Николас играючи перехватил ее руку.
— Не надо драться, Элли. Не дерись со мной, пожалуйста.
— Отпустите меня, самодовольный… — Она резко оборвала себя, явно стараясь успокоиться. Потом спрыгнула на землю, торопливо оправила платье и ринулась вперед в надежде улизнуть. Но через пару секунд Николас уже шагал рядом.
— Я провожу вас до дому.
— Я не нуждаюсь в ваших услугах, Дрейк, — скрипнув зубами, отрезала Элли. — И в вас я тоже не нуждаюсь. Вскоре они подошли к ее дому.
— Все люди в ком-то нуждаются, Элли. Она замерла на месте. Ночные улицы были полны тишиной.
— В ком нуждаетесь вы? — спокойно спросила Элли.
Вопрос застал Николаса врасплох. Конечно, в ней. Мысль промелькнула прежде, чем он успел ее удержать, и привела его в еще большее замешательство.
— Я исключение из правил, — выдавив улыбку, наконец ответил он.
— Неправда, Дрейк, — со вздохом возразила Элли и сделала несколько шагов в сторону двери. — Ведь вы были правы, когда сказали, что все люди в ком-то нуждаются. И вы не исключение.
— Ну а если я нуждаюсь в тебе?
Она как раз взялась за ручку двери, но так ее и не повернула. Николас стоял и с замиранием сердца ждал ответа.
После, как показалось ему, бесконечно долгого молчания Элли прижалась лбом к дверному косяку.
— Я вам не нужна, Дрейк. И вы мне не нужны, не можете быть нужны. Если нам и предназначено быть кем-то в этом мире, то мы будем врагами. Вы вот недавно упомянули шахматы. В этой игре, Дрейк, может победить только один игрок. Другой обречен на поражение. К несчастью, я не умею играть в шахматы. Я все свое время трачу на то, чтобы хотя бы парировать ваши ходы и уменьшить нанесенный вред. Вы хотите затащить меня к себе в постель, но лишь потому, что это еще на один шаг приблизит вас к заветной цели.
— Элли, это не так.
— Разве? Разве вы не преследуете меня ради того, чтобы заполучить мой дом? Так вот, Дрейк, пока я жива, я его никому и никогда не продам.
Они стояли и смотрели друг другу в глаза. И все же, несмотря на сказанную ею правду, Элли вдруг поняла что ей страстно хочется, чтобы прямо здесь, сейчас Николас отступился от ее дома и отрекся от ненависти к человеку, который был ее отцом. Прошло несколько томительно долгих минут, и она упрекнула себя за несусветную глупость.
— Николас, прошу вас. Если надо, чтобы я извинилась, я извинюсь, но ради Бога, оставьте меня в покое.
С этими словами Элли проскользнула за дверь, оставив Николаса одного на гранитных ступенях.
Ночное небо было чистым, высоким и холодным. Николас продолжал стоять, удивляясь своему спокойствию. Воспоминания, от которых несколько часов назад он сбежал на улицы Нью-Йорка, были теперь далеки и едва различимы. Сейчас он признался себе, что на самом-то деле отправился на поиски Элли. Он хотел услышать ее голос, заглянуть в милое лицо этой зеленоглазой женщины, чтобы успокоить свою душу. И она сделала это. Как никто другой в его жизни. Он усмехнулся.
«Оставьте меня в покое». Ее слова. Ее мольба.
Николас знал, что в жизни некоторых людей хотя бы один раз наступал момент, когда можно было изменить судьбу. И если они пропускали этот момент или выбирали другое, их жизнь не менялась. Окруженный одиночеством беспросветной ночи, Николас осознал, что это не его путь. Нет никаких сомнений в том, что жизнь его круто переменилась в тот самый момент, когда в зале суда он впервые увидел Элиот Синклер. Но сейчас Николас с особой ясностью понимал, что, избери он другой путь, подними глаза чуть позже или чуть раньше — ничего не изменилось бы. И даже не просьбу, а мольбу Элли оставить ее в покое он при всем желании не в силах был выполнить.
Он сказал ей, что они будут заниматься любовью.! Но хотя это и правда, он знал, что соединяет их не только это. Ублажив свою плоть в ее лоне, он не освободится от мыслей об Элли. Так же, как не освободится от необходимости получить ее дом. Им на роду написано быть вместе. Эта женщина стала частью его души. И бороться с этим бесполезно.
Николас засунул руки в карманы плаща и отвел глаза от закрытой двери дома Элиот Синклер. Теперь он понял, что со дня их первой встречи он честно пытался доказать себе ложность испытываемых им чувств. Он слишком долго прожил с уверенностью, что никогда ни в ком не будет нуждаться.
Как такое могло случиться именно с ним — таким сильным, способным, настоящим бойцом? Однако в глубине души Николас понимал всю абсурдность своего вопроса. Элиот Синклер незримо обвилась вокруг него, как плющ вокруг дерева. В ее присутствии он ощущал свою цельность. Он мог быть насмешливым, сердитым, но всегда цельным. Вдруг неизвестно откуда возникла твердая уверенность, что Элли — единственная, которой по силам навсегда избавить его от воспоминаний.
Между ними стояло лишь одно.
Дрейк глубоко вздохнул и понял, что ему нужно сделать. Если он хочет, чтобы Элли принадлежала ему, если он хочет сделать новый решительный шаг в своей жизни, он должен окончательно освободиться от призраков прошлого. Он должен забыть о ее доме.
Он должен забыть о Гарри Дилларде.
И в первый раз за все эти долгие, мучительные годы, вспоминая недавние прикосновения любимой женщины, он почувствовал, что сможет это сделать. С его губ слетел короткий смешок. В душе затеплилось радостное и непривычное чувство облегчения. Элли и в голову не могло прийти, что, не зная правил игры, она сейчас одержала убедительную и полную победу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсис



мне понравилось, хотя немного затянуто
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисТатьяна
19.01.2012, 0.04





Классный роман!!! Всем рекомендую! Лучше выразить чувства, эмоции я думаю просто невозможно. Автор превосходно описала надчеловеческую любовь мужчины и женщины, противоречие между ложными обидами и реальностью. То, что главные герои заслужили своего счастья и врезультате его достигли - это логический финал их непростых взаимоотношений, их неугасаемой любви.
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисОля
19.06.2013, 16.20





Книга чудесная! я могу поставить в один ряд с Макнот и Филлипс! понравилось все! читать!
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисГалина
1.10.2013, 13.35





отличная книга очень понравилась !!!!советую всем
Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсисnadya110587
27.10.2013, 21.19





мне понравилось
Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсисната
22.11.2013, 22.44





мне очень понравилось.читала без перерыва не отрываясь. браво автору . советую прочитать не пожелеете.
Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсисаксана
17.02.2014, 19.51





Кто-то мне уже этого автора нахваливал... Длинный роман, гляжу. Попробую, а вдруг. Вот такие не очень "раскрученные" писательницы как раз могут приятно удивить.
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисАлина
17.02.2014, 20.09





Советовали мне очень этого автора, вот я почитала этот роман. Ну так, можно почитать. Язык неплохой. Не на "браво", конечно. Если б лучше ничего не читала, то впечатлилась бы, наверное. Семерочка.
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисАлина
19.02.2014, 19.23





рыдаю в три ручья)))очень понравилось)))
Изумрудный дождь - Ли Линда Фрэнсисюля
11.12.2014, 21.46





Замечательно!Бесподобно!Столько эмоций,потрясающий роман!Столько всего,прочитала его на одном дыхании и переживала вместе с героями этого романа,как хорошо что он закончился хорошо,честно сказать я думала он закончится по другому, но...Читайте, не пожалеете время.
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисАнна.Г
19.12.2014, 9.11





Хорошая книга. Думаю лучшая у этого автора.чесно удивлена что муж Элли не смог её обладать за 2.5 года.а любви без ненависти не бывает.ставлю твердую 9
Изумрудный дождь - Ли Линда ФрэнсисЛилия
28.03.2015, 17.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100