Читать онлайн Голубой вальс, автора - Ли Линда Фрэнсис, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голубой вальс - Ли Линда Фрэнсис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 108)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голубой вальс - Ли Линда Фрэнсис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голубой вальс - Ли Линда Фрэнсис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Линда Фрэнсис

Голубой вальс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

– Да отвечай же, черт подери, Белл! – сказал Стивен, запуская пальцы в темную шевелюру. – Ты очень его любила?
Губы Белл сжались, глаза потемнели. И с чего она вообразила, что будет свободной?
Она осторожными шажками – только бы не упасть! – направилась к двери. Как ей нужен дом, свой дом! Но само это слово звучало сейчас пародийно. А ведь она была уверена, что приготовила для своего отца собственный дом – именно такой, о котором он всегда мечтал. И что же из всего этого получилось? Она не знала, смеяться ли ей или рыдать? Вместо этого она стала молиться. Пожалуйста, папа… Пожалуйста, приезжай домой!..
Подойдя изнутри к парадной двери дома, она схватилась тонкими пальцами за медную ручку, ярко золотившуюся на белом фоне, открыла дверь и оказалась наконец снаружи.
Стивен последовал за ней. Его волосы развевались на ветру, широкие рукава белой рубашки вздувались как паруса. Все время, пока они шли к ее дому, он разговаривал с ней. Но что бы он ни говорил, она ничего не отвечала, продолжая решительно двигаться, а он тащился за ней по пятам как тень. В другое время он был бы смущен подобной сценой. Но это время было особое, к которому не подходили обычные мерки.
Войдя в дом, она стала медленно и осторожно подниматься наверх, ее белая рука резко выделялась на полированном темном дереве перил.
Стоя в вестибюле, Стивен наблюдал, как она поднимается все выше и выше, пока не достигла четвертого этажа. Когда она скрылась в своей спальне, он подумал, что ему следует уйти. Эту мысль он пытался внушить себе несколько раз, однако вместо того чтобы уйти, бросился вверх, перепрыгивая сразу через несколько ступеней. Белл стояла у стеклянной двери, которая вела на балкон. Ее лоб был прижат к стеклу, затуманенному узорами ее дыхания. Она была вся во власти отчаяния и одиночества. Стивен уже много раз видел ее в таком состоянии. При виде страдающей молодой женщины Стивен почувствовал, что весь его гнев разом угас. «Или, может быть, это был не гнев, а ревность?» – вдруг пришло ему в голову. Но у него не было времени раздумывать, так это или не так. Она походила на потерянную маленькую девочку. Голубая лента, вплетенная в ее волосы, сбилась набок. Он даже не мог видеть ее глаз. Но он знал, что вряд ли сможет когда-нибудь понять затаенные в ее глазах желания. Если бы только он мог их понять! Но для этого ему нужна ее помощь. А она тщательно скрывает ключ к своему прошлому. Он может обыскать весь мир, может найти свидетельства о рождении, свидетельство о браке, даже свидетельство о смерти, но только из ее уст может узнать сокровенные тайны ее жизни.
– Ты правда так сильно его любила? – шептал он в мертвой тишине комнаты.
Ему казалось, будто он не шепчет, а выкрикивает эти слова. Но Белл словно не слышала, а если и слышала, то ничего не отвечала. Но он настаивал:
– Ну, пожалуйста, ответь мне, Белл. Каково бы ни было твое прошлое, перестань убегать от меня. Я хочу хоть один раз получить от тебя откровенный ответ. – Он заколебался: – Неужели ты любишь его так сильно, что никогда не сможешь полюбить меня?
Он почувствовал, как напряглось ее тело. Она закрыла глаза, но все еще молчала.
Его сердце упало. Впечатление такое, что он борется тщетно – тщетно бьется о стальную стену, которую никогда не сможет сокрушить. Все в нем бунтовало против того, что его жизнь лишилась всякого смысла и против этого он ничего не может поделать. Все рассыпается в прах. Сперва он потерял Адама, а теперь вот теряет и Белл.
Чувствуя, что потерпел полное поражение, в мучительном смятении, он глубоко вздохнул и повернулся, чтобы идти. И тогда она заговорила:
– Завтра мне исполнится тридцать лет. – Молчание. – Ты об этом знал?
– Знал ли я, что тебе будет тридцать? Нет. Только знал, что у тебя будет день рождения. Но ведь завтра должен быть прием! И я предполагал, что мы не только отпразднуем твое тридцатилетие, но и объявим о нашей помолвке. Какой же я дурак!
– О да, – сказала она. – Ты говоришь об этом злополучном приеме, к которому я не имею никакого отношения, хотя он и должен происходить в моем доме.
– Сожалею.
Она вздохнула. Ее вздох был полон самоуничижения.
– Не сожалей, Стивен. Какое это имеет значение, будет прием, не будет приема. Соберется ли много гостей или вообще никого не будет, мне все равно стукнет тридцать. Дни рождения приходят и уходят, они приносят с собой надежду, они же и лишают всякой надежды, и ты уже не знаешь, сможешь ли вообще когда-либо надеяться.
– На что же ты надеешься, Белл? Скажи мне, пожалуйста? На возвращение своего отца? На воскрешение мужа? На что ты надеешься, Белл?
Она перевела дух.
– Все эти годы я надеялась и надеялась. И что же? Теперь я понимаю, что жизнь обошла меня стороной.
– Ты думаешь, что зря надеялась? Что жизнь обошла тебя стороной? О чем ты говоришь? – Его голос зазвучал со страстной убедительностью. Он подошел ближе. – Кажется, я не знаю ни одного человека, который был бы так полон жизни, как ты.
– Я думаю, слово «кажется» здесь очень уместно. Правильнее было бы сказать, что все эти годы я убегала от жизни. А если чем и занималась, пусть даже и с увлечением, то лишь для того, чтобы у меня не оставалось свободного времени для размышлений. Да, все эти годы я убегала и убегала.
Стивен стоял так близко, что мог притронуться к ней. Его обжигало желание погладить ее руки, прижать ее к своему сердцу и уже больше никогда не отпускать.
– Скажи мне, Белл, – произнес он, наконец поддаваясь этому желанию и обвивая своими длинными сильными пальцами ее руки, а затем поворачивая ее лицом к себе. – Скажи мне, Белл, от чего ты убегаешь? – взмолился он, глядя в ее глаза.
Их разделяло всего несколько дюймов. Ее голова была откинута назад, и он видел, как ее глаза отыскали его губы. Его одолевало сильное желание, но это было отнюдь не только и не столько плотское влечение, сколько отчаянное стремление поправить ее жизнь, вернуть ей необходимую цельность.
– Милая Белл, я хочу тебе помочь. Только помочь! Ты говоришь, что жизнь обходила тебя стороной, но почему бы тебе не изменить ее, почему бы не зажить полноценной, духовно богатой жизнью? Время еще не потеряно. Отнюдь не потеряно.
Ничего не отвечая, она глядела на его губы, на подбородок и щеки, а затем вдруг спрятала свои пальцы в его волосах.
– Ты можешь прожить жизнь со мной, Белл. Как моя жена.
На ее лице появилась обаятельная улыбка.
– Жена, которую ты любил бы и лелеял?
– Разумеется, – тихо произнес он.
– Тогда люби меня, Стивен. Прямо сейчас. Покажи, как ты будешь меня лелеять.
На этот раз напряжение почувствовал он. Его тело жаждало ее, все трепетало от желания. Но в отличие от его тела ему нужны были ответы на его вопросы.
– Ну, пожалуйста, – шепнула она. – Не позволяй сковывать себя вопросам, на которые нет ответов.
– Ответы, конечно же, есть. Но ты не хочешь их дать.
– Может быть, да. А может быть, нет. А тебе не приходит в голову, что, возможно, я плохо понимаю сами вопросы и уж тем более не знаю, как на них ответить? Тебе не приходит в голову, что в моей жизни мог быть один роковой момент, который изменил всю мою жизнь? – Она внимательно на него посмотрела. – То же самое ведь произошло и с тобой. Таким поворотным пунктом для тебя стала смерть твоих родителей.
В его памяти зазвучали слова из далекого прошлого: «Они никогда уже не вернутся домой». Да, этот момент непоправимо изменил всю его жизнь. Он знал это. Но неужели и в глазах других он изменился до неузнаваемости?
И вдруг он вспомнил, как, счастливый и улыбающийся, швырялся плодами с дерева. В те времена он еще верил в закопанные горшки с золотыми монетами, в старинные клады.
– Разница между нами, – продолжила она, – состоит в том, что в моей памяти, а следовательно, и в моей жизни, есть огромный зияющий провал. Еще накануне моя нога была прямой и стройной, на другой день она стала такой, как сейчас. И я не помню, что с ней произошло. Помню то, что было до и после происшествия, но само происшествие не помню. Остались только обрывки воспоминаний, но, как ни пытаюсь, я не могу соединить их в одно целое. – Ее голос зазвучал надтреснуто. – Если бы только забвение поглотило и все остальное.
– О Белл…
– Ш-ш-ш, – сказала она, прикладывая палец к губам, – Ради Бога, ничего не говори. – Она поднялась на цыпочки, и ее пальцы потянулись к вороту его рубашки.
Она была так прелестна, невинна и хрупка, что он потерял всякое самообладание. Плотина, которую он все время ставил на пути желания, рухнула, дальнейшее последовало как бы само собой.
– Боже!.. – простонал он, прижимая свои губы к ее губам.
Одной рукой он обхватил ее плечи и крепко прижал к себе, другой, отогнув большой палец, стал ласкать ее щеку и подбородок. Его поцелуй был нежным, полным ласки и в то же время властно требовал, чтобы она ответила ему с не меньшей силой чувства. Хотя она и не произносила ни слова, он хотел верить, более того, был уверен, что она полностью разделяет его чувства. Ведь она здесь, рядом с ним, и всем своим существом отзывается на каждое его прикосновение.
Хотя и стоял день, казалось, что в комнате царит тьма. И в этой тьме они обрели друг друга.
В этот миг они походили на два корабля, которые во время бури прочно закреплены на якорях.
Его рука легла на ее шею. По маленькой жилке он мог хорошо чувствовать биение ее сердца. Затем обойдя ключицу, он нащупал своими сильными пальцами ее полные, упругие груди. Затем взвесил на ладони одну из них. Ее голова откинулась назад, и она тихонько прошептала его имя.
Он жаждал дотянуться языком до бутонов ее сосков, скрытых бархатом платья, жаждал почувствовать, как они откликнутся на его ласки.
Отметая все мысленные, въевшиеся в его душу запреты, Стивен схватил ее на руки и понес на кровать. Упершись одним коленом в матрас, он положил ее и вытянулся рядом, а затем и навалился на нее сверху – бедра в бедра. Запрокинув голову, она обхватила руками его плечи, а он ласкал ее тело губами, постепенно снимая ее платье. Прошло всего несколько минут, и оба они остались нагишом, а их одежды, позабытые, валялись на полу около кровати.
Когда она попыталась прикрыть искалеченную ногу, он убрал ее руки со словами:
– Я люблю тебя, Белл, всю целиком, такой, какая ты есть.
Как уже давно мечтал, он взял один ее сосок губами и начал лизать языком, пока она не застонала и не выгнулась под ним дугой. Ее пальцы погрузились в его волосы.
Когда он улегся между ее ногами, она подняла колени. Он начал проникать в нее, но проникновение шло медленно, внутренние стенки туго обхватывали его мужское естество – слишком туго, мелькнуло у него в голове. А он проникал в нее все глубже и глубже, заставляя ее изгибаться, чтобы целиком принять его в себя. И тут он натолкнулся на препятствие.
Оказалось, что Белл Брэкстон – девственница.
– Белл!.. – растерянно произнес он.
Но молодая женщина, обливаясь слезами, лишь теснее прижала его к себе.
– Люби меня, Стивен, – повторила она, – люби и не задавай никаких вопросов.
После этих слов он уже ни о чем не размышлял.
Одним мощным напором он прорвал неоспоримое свидетельство многих своих заблуждений. Ощущение было такое острое, что он даже вскрикнул. Чтобы заглушить свой крик, Белл уткнулась губами ему в плечо. Их обоюдное желание все усиливалось, превращаясь в необузданную страсть, сжигавшую их обоих. Непрерывно целуя ее, он двигался в чувственном ритме. А когда услышал, как она томно застонала и все ее тело задрожало, достигнув высшего пика любви, он вдруг вспомнил, что боялся стать мотыльком, которому суждено сгореть на огне ее любви. Наконец-то он преодолел этот страх. Это же просто прекрасно – вот так сгорать! И когда наконец с чувством невероятного облегчения Стивен изверг семя, он осознал всем своим существом, что уже никогда не будет прежним, ибо с ним свершилось перерождение.
Прошло несколько минут, прежде чем его сердце успокоилось. Он почувствовал, что то же самое произошло с ее сердцем.
– Белл!.. – прошептал он, крепко, тело к телу, сжимая ее в объятиях. Сам он этого не видел, но его глаза как-то странно горели. Его переполняли сильные чувства, которых он, увы, не мог выразить словами. Любовь только всколыхнула все его чувства. Но после того как буря наконец отбушевала, эти чувства вернулись. Вернулось смятение, вернулись многочисленные вопросы. И хотя Стивен хорошо понимал, что сейчас не время их задавать, все же не мог удержаться:
– Ничего не понимаю. Как ты жила, Белл, до того как приехала в наш город?
Приподнявшись на локтях, он заглянул в самую глубь ее глаз. Ее темные волосы в диком беспорядке раскинулись по наволочке. Голубые глаза, ярко выделявшиеся на бледной коже, в свою очередь, смотрели на него. Но она ничего не отвечала. Он прилег рядом с ней и уткнулся ей в плечо.
Белл чувствовала, что его вибрирующий раскатистый голос проникает ей в самую душу. Даже в тайных мечтах она не могла представить себе, что близость Стивена может вселять в нее такое невыразимое волнение. Он разбудил в ней не только страсть, но нечто гораздо большее. Никогда еще не ощущала она такой полноты жизни. Он разбудил в ней такие желания и стремления, которые уже не уснут. Будто неожиданно открылся ящик Пандоры, и среди всего высыпавшегося обнаружилась ее нужда в Стивене, куда более острая, чем она подозревала. И это страшило ее.
С уст Белл рвались признания. Ей, как это бывало с Адамом, хотелось поговорить со Стивеном, высказать ему все свои надежды и страхи. Но она уже много раз убеждалась, что любовь Стивена, как бы сильна ни была, не всегда может перебросить мост через бездну различий. Сейчас его, возможно, влечет к ней непреодолимое желание, но что будет, если она не оправдает его ожиданий?
И тут вдруг она заметила свое любимое починенное кресло. Заново перетянутое и набитое. Очень красивое. И все это сделал ее дорогой Стивен. Всего несколько дней назад. В ее душе пробились ростки надежды. Может быть, он все же примет ее такой, какая она есть? Может быть, она ошибается, предполагая, что он непременно постарается воплотить в ней свой идеал женщины, а она знала, что это дело заранее обречено на неудачу. Но ведь он видел покалеченную ногу и не отверг ее. Он здесь, рядом, делит с ней небесное блаженство, ниспосланное небесами.
Ее вдруг охватило невыразимое счастье, какого она не чувствовала со времен детства. Он любит ее! Так он сказал. И лежа около него, она понимает, что и сама любит его, хотя не должна бы этого делать. В конце концов это не имеет значения. Как не имеет значения и то, что он может заставить ее свернуть с намеченного пути. Ведь она любит его всем сердцем.
Она сделала глубокий вдох, собираясь с духом, чтобы рассказать ему о своих чувствах, а потом и о своем муже.
Но Стивен опередил ее, заговорив первым:
– Расскажи мне о своем прошлом, Белл. Я наверняка смогу тебе помочь. Тебе еще не поздно начать жизнь заново. – Его темные глаза просветлели, полные губы, которые ласкали ее самые интимные места, сложились в добрую улыбку. – Знаешь, я нанял швею, чтобы обновить весь твой гардероб, и французского шеф-повара, который научит тебя готовить вкусные блюда. Я даже нанял миссис Уолдерпоул, чтобы она научила тебя тонкостям этикета.
Слова, что собиралась сказать Белл, застряли у нее в горле. Надежды, которые только-только стали в ней зарождаться, разлетелись вдребезги. Как могла она подумать хотя бы на мгновение, что он оставит свои старания переделать ее на свой образец?
С трудом удерживая жгучие слезы, Белл перекатилась на другой бок и встала. Все ее тело пронизывала боль.
– Что-то не так? – спросил он, озадаченный.
Не отвечая, она подобрала свое бархатное платье, расстилавшееся на полу, подобно серебристой луже, и быстро натянула на себя.
– Что я такого сказал? – резким тоном спросил он. – А я-то думал, что порадую тебя.
Она повернулась к нему спиной, полуприкрытой распущенными волосами, и начала быстро застегивать крючки:
– Ничего, Стивен. Ты не сказал ничего такого. Просто я не нуждаюсь в твоей помощи, никогда в ней не нуждалась и не буду нуждаться.
Он посмотрел на нее долгим, пристальным взглядом, затем встал и подобрал брюки. Белл наблюдала за ним, погружаясь во все более глубокое отчаяние. «До чего же он красив!» – с восхищением думала она, как и в первый раз, когда увидела его в ресторане. Но только теперь она могла полностью оценить его красоту. Широкие плечи, точеная спина, стройный стан, тугие ягодицы, которые через миг скрылись под брюками. Вся она сжалась от невыносимой боли.
Белл подошла к стеклянным дверям, ведущим на балкон. Земля кое-где была присыпана пушистым снежком. Вдали, над балюстрадой, тянулась неровная гряда холмов. Когда молодая женщина открыла дверь, в комнату ворвался холодный ветер. Не замечая холода, она оглядывала окрестный пейзаж.
– Что ты тут делаешь? – спросил Стивен. Он подошел ближе, уже в ботинках, с почти застегнутой рубашкой, собираясь закрыть дверь.
– Ты слышишь их, Стивен? Он едва не споткнулся:
– Что именно?
– Голоса…
Он посмотрел на нее, затем выглянул наружу: – О чем ты говоришь, Белл? Отойди отсюда. Но только он протянул руку к двери, как, приминая босыми ногами снег, она вышла на балкон.
– Сейчас же возвратись в комнату, Белл! Раскинув руки, она неловко закружилась.
– Белл!
Прежде чем Стивен успел до нее дотянуться, она вскарабкалась на балюстраду. Стивен замер на месте.
– Белл! – быстро глотнув воздух, вскричал он.
– Здесь, высоко над улицей, у меня такое впечатление, будто я стою на краю каньона. Если закрыть глаза, то можно представить себе, что дома напротив – отвесная стена каньона, а булыжная мостовая – его дно.
Когда Стивен шагнул вперед, Белл резко обернулась, предупреждая его взглядом, чтобы он не смел делать больше ни шага. Стивен тотчас же остановился. Через минуту-другую она расслабилась:
– Ты не хочешь спросить меня, откуда я могу знать, как выглядит каньон, если всю свою жизнь прожила в Ренвилле?
– Я хочу попросить тебя спуститься с балюстрады. Белл только улыбнулась:
– В детстве отец рассказывал мне не только о Бостоне, но и о каньонах, и разных далеких местах. Он-то бывал во многих каньонах. Ты же знаешь, он много путешествовал. – Она посмотрела на него, насупившись. – Что бы ты там ни говорил, он в самом деле существует.
– Сейчас не время обсуждать это, Белл.
– Верно. – Ее голос смягчился. – Он говорит, что на Диком Западе можно за много миль видеть поднимающийся дымок, обрисовывающий обличье ветра. Мне очень нравится такой образ. Белый дымок своей кистью набрасывает очертания ветра. Когда отец приедет за мной, я отправлюсь путешествовать вместе с ним. Ведь я тебе говорила об этом.
– Белл! – сказал он строго, делая еще шаг вперед. В ее глазах вспыхнула тревога.
– Спустись с перил, – сказал он, останавливаясь. Она взглянула на него с робкой улыбкой:
– Помнишь, я тебе рассказывала о Люсинде?
– Не хочу слышать никаких рассказов. Спускайся!
– Ты же помнишь? Та самая женщина, что жила на противоположной стороне улицы?
Его душу сковал холодный, парализующий страх.
– Белл, – в отчаянии произнес он, – что ты делаешь?
Она медленно повернулась к улице:
– Хотела бы я знать, что чувствовала Люсинда, примостившись на краю каньона, словно птица, полная жизни и свободная. Стоит ей броситься вниз – и она навсегда порвет с цепями, которые приковывают ее к этой земле.
– Боже милостивый! Пожалуйста, спустись, Белл…
– Как ты думаешь, Стивен, ее снес ветер? – Она обернулась в его сторону. – Или она сама прыгнула?
Вздрогнув, Белл быстро, слишком быстро повернулась. И этот поворот нарушил ее шаткое равновесие.
Глаза у нее широко открылись, и она попыталась уцепиться рукой за что-то невидимое.
Время как будто остановилось. Затаив дыхание, с болью и ужасом Стивен наблюдал за происходящим. Все вокруг него как будто тонуло в мутной воде.
– Нет! – закричал он, приходя в себя.
С быстротой молнии ринулся вперед и схватил Белл за руку. В следующий миг она была в безопасности.
Увидев в ее глазах не раскаяние или страх, а насмешливые искорки, только что испытанное им облегчение сменилось гневом.
– Как ты думаешь, именно так и произошло? – вернулась к прежней теме Белл. – Она не хотела бросаться вниз, просто рядом не оказалось никого, кто мог бы ее удержать?
Стивен был ошеломлен. Только что Белл едва не свела счеты с жизнью, рухнув вниз на мостовую, и вот уже поддразнивает его.
– Черт возьми, – прокричал он, – ведь ты могла разбиться насмерть! Или для тебя это не имеет значения?
Она рассмеялась:
– Такова, видно, моя судьба. Меня всегда кто-то спасает.
– Да ты просто сумасшедшая! – Он с презрением бросил ее руку, и его гнев перешел в безрассудную ярость. – Неудивительно, что ты так и осталась девственницей. Видимо, муж не хотел иметь с тобой ничего общего.
Ее улыбка исчезла. На фарфоровом лице появилось ледяное выражение. Пораженный этим преображением, Стивен мысленно выругал себя за свою глупую несдержанность.
– Ты прав, – сказала она с ядовитым выражением лица, которое странно напоминало недавнюю усмешку. – Мой муж и в самом деле не хотел иметь со мной ничего общего, он даже не видел мою покалеченную ногу. Он терпеть не мог моей прихрамывающей походки. Не мог видеть моего изуродованного тела. Для него я была калекой. Поэтому я не любила, хуже того – ненавидела его! Вот уже много дней ты вытягиваешь из меня это признание. Теперь ты удовлетворен? Тебе непременно надо было знать, что я не любила никого другого? Сейчас ты знаешь, что я не любила своего мужа! – во весь голос прокричала она. – Но тебе не удастся убедить меня, что мой отец не приедет. Потому что он приедет, обязательно приедет!
Стивен стоял, совершенно ошеломленный, не обращая внимания на холод и снег. Его удручала не реакция Белл, а нечто совсем другое. Он вдруг осознал, как ошибочно себя вел. Пытаясь внушить то, что, по его мнению, ей необходимо знать, он подводил ее к самому краю пропасти. Ведь ее выдержка была отнюдь не беспредельна. Он все еще не знает, каким было ее прошлое, каким образом так варварски была сломана ее нога. Только знает, что она жила в мире полуреальности-полуфантазии, полуздравомыслия-полубезумия. Отрицая свое мрачное прошлое, она, видимо, старается о нем забыть. Он же с первой их встречи усердно старается заглянуть в это ее прошлое.
Он предполагал, что где-то в глубине души она знает, что ее отец не существует, а если и существует, то не приедет. Но какая-то незримая преграда мешает ей осознать это. А может быть, есть неизвестные причины, принуждающие ее упорствовать во лжи? Думать об этом неприятно, но подобное объяснение вполне правдоподобно. Он любит ее как никогда никого не любил. Но как ей помочь, не знает. Во всяком случае, она заранее отметает любую его помощь.
Она просила оставить ее в покое, но он эгоистически пренебрег ее настойчивой просьбой. После того что между ними только что произошло, Стивен не знал, сможет ли вообще оставить ее в покое. Но, стоя без пальто перед босой Белл, он решил, что должен это сделать.
Мысль о предстоящей разлуке, как змея, обвилась вокруг его сердца. Но его чувства не имеют никакого значения, попытался он внушить себе. Значение имеют лишь чувства Белл.
– Прости меня. За все. После завтрашнего бала в честь твоего дня рождения я оставлю тебя в покое, и ты больше никогда меня не увидишь.
Тяжело дыша, они стояли, глядя друг на друга. Никто не произносил ни слова.
Наконец Стивен повернулся, чтобы идти. Он так и не увидел, каким отчаянием наполнились ее глаза, не увидел, как ее рука протянулась к нему. И так и не произнесенные слова застыли на устах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голубой вальс - Ли Линда Фрэнсис



Не знаю почему,но меня этот роман чем-то заворожил..может тем, что героиня-обычная женщина со своими земными проблемами... Для меня этот роман особенный.Спасибо писательнице за ее вот такое творчество.
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисВика
9.07.2011, 18.54





Не знаю почему,но меня этот роман чем-то заворожил..может тем, что героиня-обычная женщина со своими земными проблемами, со своими недостатками... Для меня этот роман особенный.Спасибо писательнице за ее вот такое творчество.
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисВика
9.07.2011, 18.54





ПРЕВОСХОДНО!!! Книга вызвала и улыбку и слезы. Давно не читала такого душевного романа! Я осталась под очень большим впечатлением! Спасибо автору, роман действительно очень хорош!
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисЛюдмила Кл.
16.11.2012, 8.58





ПРЕВОСХОДНО!!! Книга вызвала и улыбку и слезы. Давно не читала такого душевного романа! Я осталась под очень большим впечатлением! Спасибо автору, роман действительно очень хорош!
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисЛюдмила Кл.
16.11.2012, 9.00





Или я или .... Не смогла дочитать. Возможно я чего -то не понимаю в этом романе. "5 " просто за то, что у этого автора есть чудесные романы.
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисАлла
27.12.2012, 19.44





когда начала читать книгу подумала что у гг-ни вялотекущая шизофрения нууу ооочень странно и не совсем адекватно она себя вела.не бросила не дочитав потому что у этого автора прочитала несколько замечательных романов .но потом книга настолько захватила что читала не отрываясь.замечательный роман !!!!!очень понравился гг-й !в романе есть и юмор и слезы и переживания.10
Голубой вальс - Ли Линда Фрэнсисnadya110587
4.11.2013, 21.19





Сказать интересный роман мало,скорее -необычный и эмоционально тяжеловат,все время держит в напряжении. 8.Больше читать не буду.
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисЛана
1.01.2014, 23.36





Необычный роман. Обязательно прочитать если вам надоели сюжеты по шаблону.
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисLutik
19.10.2014, 21.13





Начало необычное.Несколько раз хотела бросить,но что-то держало.Необычный для меня сюжет и вместе с тем незабываемый.Дочитайте до конца -вам понравится!10.
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисВесна
5.11.2014, 14.42





Боже, какой странный роман. И читать не хочется, но любопытство сильнее. Как никак уже на 18й главе. И хочется узнать, что же все таки случилось с главной героиней, почему она себя ведет как человек у которого психический дисбаланс. Один момент плачет, другой улыбается, то уходит в себя. Как будто героине не 29 лет, а у 16 и у нее переходный возраст или у нее биполярное расстройство. Ну не ведут себя так нормальные дамочки с нормальной психикой. Зато удивил главный герой, который несмотря на все гипер эмоциональную героиню влюбился в нее. С нежностю начал к ней относится. И в постель не тащил, потому что добропорядочный был, все после свадьбы))) Ладно пойду читать дальше, но все таки роман оставляет трудные ощущения и не совсем положительные. Но все равно люпобытно узнать тайны)) На любителя роман, скажу одно, такого еще не читала))
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисAlissa
20.02.2015, 2.16





Все. Прочла, ясны причины импульсивного поведения героини. но все же тяжелый роман, необычный. Надеюсь, подобных романов больше не увижу. 6
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисAlissa
20.02.2015, 5.18





Пыталась бросить читать раза три-не смогла ,дочитала.Тяжелый роман,всегда сторонилась людей с неуравновешанной психикой,и в жизни ,и в книгах.
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисРая
25.02.2015, 9.27





Пыталась бросить читать раза три-не смогла ,дочитала.Тяжелый роман,всегда сторонилась людей с неуравновешанной психикой,и в жизни ,и в книгах.
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисРая
25.02.2015, 9.27





До 15 главы пару раз даже смеялась,потом стало тяжелее. Дочитала просто из принципа. Иногда читаю и хочется себе такого мужчину как главный герой.простите этот не завёл. тяжело шёл роман, немного помешанная героиня как по мне.ставлю 5 баллов только за то что смеялась.простите не мое
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисЛилия
24.03.2015, 19.06





Гг-ю явно не повезло, у него мама была чекнутая да еще брат пидер. А гг-ня дура, зато красивая вот он в нее и влюбился. А вообще после прочтения книги осадок как после посещения дурдома. УЖАС
Голубой вальс - Ли Линда ФрэнсисФеня
27.03.2016, 15.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100