Читать онлайн Дьявол в Лиге избранных, автора - Ли Линда Фрэнсис, Раздел - Глава двадцать четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда Фрэнсис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.74 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда Фрэнсис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда Фрэнсис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Линда Фрэнсис

Дьявол в Лиге избранных

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двадцать четвертая

На следующее утро по пути домой я не испытывала чувства вины. Правда, несмотря на недавний развод, я по-прежнему оставалась леди, а насколько мне известно, то, чем я занималась всю ночь, не описано ни в одной книге о правилах поведения для леди, которую мне доводилось читать.
Я постаралась не думать о том, что я леди и все такое, но это оказалось довольно сложно. Когда я подъехала к гаражу, Кика, которой явно уже стало невмоготу с семьей, или семье с ней, вылетела из задней двери.
По ее растрепанным волосам и ужасу на лице я поняла, что что-то не так. Правда, она едва не умерла от шока, когда получше рассмотрела мою одежду – спортивные брюки и не по размеру большую футболку, которые я позаимствовала у Сойера.
– Что вы делали, мисси Уайер? Где вы были?
Я не хотела думать о том, где я была, поэтому не удостоила ее ответом.
Вдруг она ошеломленно воззрилась на меня:
– Вы занимались сексом..
– Кика!
Она скрестила руки на груди:
– Вам нельзя заниматься сексом, мисси Уайер.
Напоминаю, я выросла в среде, где секс никогда не обсуждался. Я знала это, и моя горничная тоже. И вот она стояла передо мной с выражением глубочайшего порицания на лице.
– Перестань!
– Это вы перестаньте! Перестаньте заниматься сексом.
Она высказала ряд соображений по-испански, ни одно из них, по обыкновению, не было лестным. Я знала, что она догадалась, с кем я была. Но я бы никогда в этом не призналась.
– Кика, в самом деле! – Я резко махнула рукой. На меня снова обрушился поток нелестных испанских фраз, включающих такие слова, как «Везельвул» и «грешник». При этом она осенила меня крестным знаменем. Будто я была дьяволом.
– Где я была и что делала, тебя не касается.
Кика фыркнула.
– Ну хорошо, – хотя было ясно, что она не имеет в виду ничего хорошего, – если вы не хотите говорить мне, где вы были, тогда расскажите об этом леди в доме.
Я похолодела:
– У нас гости?
Я прямиком поехала в гараж, минуя подъезд к парадному входу.
– Si. Она назвалась мисси Уинни.
– Уиннифред Опал?
Кика была явно довольна, что ей удалось поколебать мое абсолютное спокойствие.
– Она самая.
– В доме? В моем доме?
Вероятно, в моем голосе звучали истерические нотки, что доставило Кике несказанное удовольствие.
Но раз Уинни живет в «Ивах», она вполне может явиться ко мне на порог без всякого предупреждения. Она кивнула.
– Теперь вы про другое запели!
– Не «про другое», а «по-другому»!
– Неважно. Не волнуйтесь. Кика позаботится о мисси Уайер.
Я это знала. Сколько я себя помню, она выручала меня из неприятностей, правда потом я всегда вознаграждала ее за это.
Когда мне было четыре с половиной года, я разбила мамину восточную вазу. При помощи какого-то суперклея Кика совершила чудо. И по сей день моя мать не догадывается, что тонкая линия не является элементом узора переплетенных виноградных лоз, нарисованного на фарфоре.
Немного позже, когда мне было семь лет, произошел эпизод с сыном одной дамы из Лиги, которая пришла с визитом к нам в дом. Он предложил мне поиграть в доктора. Я никогда раньше не играла, но от предложения поиграть никогда не отказывалась. Пока наши матери пили внизу чай, я получила первый урок по мужской анатомии. Быть может, я и была наивной, но уж точно не глупой. Когда он попросил: «А теперь ты», – я заявила, что игра скучная. Вероятно, он стал бы спорить, но Кика влетела в комнату и была до глубины души шокирована (тогда я решила, что она тоже никогда прежде не видела пенис), потом поспешно натянула на «пациента» одежду и отвела вниз, как раз перед тем, как вошла моя мать в облаке духов и жемчуга.
Она увидела меня, и улыбка замерла на ее губах.
– Чем ты занималась, Фредерика?
Я как-то сразу поняла, что мама вряд ли одобрила бы игру «в доктора».
– Ничем, мама.
– Где мальчик?
– Какой мальчик?
Она оглянулась, нахмурилась, затем пожала плечами:
– Я еду в «Брайтли» на ленч. Будь хорошей девочкой.
Но это было давно, а теперь Кике снова нужно было выручать меня.
– Когда пришла Уиннифред? – спросила я горничную. – Объясни мне, почему ты вообще ее впустила.
Оказывается, Уиннифред шагнула в дом, как только открылась дверь, заявив, что ей необходимо меня увидеть. Горничная пыталась выставить ее, говоря, что я еще не встала, но Уиннифред стала громко звать меня.
Кика шикнула на нее и попросила подождать в гостиной, выиграв тем самым время. Поднимаясь наверх «позвать меня», она увидела мой «мерседес». Кика бегом спустилась по черной лестнице и через кухню вылетела мне навстречу. Теперь она вела меня в дом, настоятельно рекомендуя делать вид, будто я только что проснулась.
Я не люблю проявлять эмоции, иначе бы не сдержала своего порыва, кинулась бы ей на шею и сказала, что буду любить ее вечно.
Я поднялась по черной лестнице в спальню и быстро привела себя в боевую готовность.
– Фреди, – сказала Уиннифред, когда я вошла в гостиную.
– Уиннифред, какой сюрприз!
– Я передумала.
– Насчет чего?
– Я дам Никки Граут рекомендацию для вступления в Лигу избранных.
Мне следовало ликовать от радости – самая сложная моя задача была выполнена: набралось шесть человек, готовых оказать поддержку моей протеже, и, если не произойдет ничего катастрофического, Никки примут. Моя часть сделки была выполнена, но я почему-то не испытывала удовлетворения.
– Отлично! – воскликнула я с фальшивым воодушевлением. – Никки будет ужасно рада.
– Уверена, что так и будет. Она та самая свежая кровь, которая нужна Лиге. Она хочет приносить пользу нашему обществу. И теперь, когда она перестала носить анималистические расцветки...
Ох уж эти предлоги, которые мы выдумываем, чтобы не показаться слабыми, изменив свое мнение. Ничто так не действует, как чей-то внезапный успех, и тогда все Томы, Дики и Уинни мечтают вскочить в поезд счастливчика и предлагают ему поддержку.
Как только Уиннифред ушла, я поднялась к себе и долго лежала в ванне. Одевшись в шелк и жемчуг, я направилась было во дворец Граутов, но решила не подавать Никки дурного примера и предварительно позвонила.
– Ее нет, Фреди, – ответил Говард. – Она снова поехала к этой Пилар.
Судя по голосу, это обстоятельство вызывало у него не больше радости, чем новая одежда, купленная Никки.
– Когда она вернется, скажи ей, что Уиннифред Опал дала согласие. У нас есть все шесть необходимых покровителей.
Говард вздохнул и невесело сказал:
– Здорово... – Потом вроде как спохватился: – То есть, я хочу сказать, это здорово!
Впервые я поняла, что одно и то же слово «здорово» может иметь совершенно разные значения, в зависимости от интонации, с которой оно произносится.
– Ты выполнила свою часть сделки. – Он колебался. – Забавно, но я не был уверен, что ты действительно это сделаешь.
Что-о-о?
– Но это уже другая история. Сейчас мне надо довести до конца все дела с твоим мужем. Он в Мексике. Это все, что мне известно. Так или иначе, я доставлю тебе его чертову задницу, Фреди, обещаю.
Он повесил трубку, а я не могла оторвать взгляд от телефона. Дело близилось к развязке, я это чувствовала.
На протяжении следующих нескольких дней я старалась держаться подальше от Сойера Джексона. Когда он звонил, Кика говорила, что меня нет.
До Никки мне было никак не дозвониться. Я понимала, что происходит что-то не то, но не имела ни малейшего понятия, что именно.
Я сосредоточилась на последних приготовлениях к выставке, твердила себе, что волноваться не о чем, что все получится. Да и как может быть иначе? Ведь речь идет обо мне и моей жизни.
За день до выставки я, наконец, не выдержала и поехала в южный Уиллоу-Крик. Каково же было мое удивление, когда я увидела во дворе автомобиль Никки.
Я застыла, вцепившись руками в руль, и не знала, как поступить. Я, Фреди Уайер, воплощение уверенности в любой ситуации (за исключением секса с моим художником), не могла найти выход из положения. Прежде чем мне что-то пришло в голову, вышла Никки.
– Фреди! – воскликнула она с очень вежливой и искренней интонацией, которая, в действительности, была моим изобретением. Я никогда не видела, чтобы заносчивость пустила корни в человеке так быстро, и вынуждена была поверить, что в этой резкой перемене не обошлось без Пилар.
– Не могу дождаться открытия твоей выставки, – прощебетала она. – Сойер наверху, рисует грозу и не хочет, чтобы его беспокоили. Он велел мне уйти! Представляешь? – Она мило засмеялась. – Я бы с удовольствием еще с тобой поболтала, но мне надо встретиться с Пилар и другими за ленчем в «Брайтли». Чао!
– Никки, – остановила я ее. Она обернулась.
– Дорогая, – продолжила я, – я не знаю точно, что происходит, но на твоем месте я бы поостереглась Пилар.
Я вспомнила годы учебы вместе с Пилар, ее вечное стремление к верховенству, манеру поджимать губы каждый раз, когда что-то хорошее доставалось мне, а не ей. Злобу, которую она проявляла, когда что-то было не так, как она хотела.
Наша маленькая компания распалась, когда мы учились в предпоследнем классе. Мы устояли, когда Никки выяснила, что я богата. Мы пережили то, что мать Никки работала в кафе, а потом горничной. Но когда появились мальчики, наш союз распался. Так уж получилось, что тот, в кого была влюблена Пилар, стал сходить с ума по мне.
Его звали Стив Барбер, он был звездой футбольной команды и самым популярным мальчиком в нашей школе. В начале учебного года Пилар стала помогать ему по математике. Он слегка задирал ее, как младшую сестренку, называл ее Пи, и тогда я единственный раз видела Пилар... ну, нежной. Знаю, сейчас это трудно себе представить. Никки немного дразнила ее, смеялась над ее влюбленностью, Пилар яростно отпиралась. Приводила массу аргументов, почему это не так (деревенщина, не слишком умен, по нему сохнут все девчонки). Я не говорила ей, что он звонил мне почти каждый вечер, хоть я ему и сказала, что он мне нравится только как друг. И дело не только в том, что меня не интересовали зеленые юнцы: я знала, что он нравится Пилар.
Но он был более чем самоуверен. Однажды он подошел ко мне и пригласил на Зимний праздник. Прежде чем я успела ему отказать, подошла Пилар и не дала мне такой возможности.
– Ты пригласил ее на Зимний праздник? – спросила она, поджав губы.
– Угу, – сказал он, улыбаясь. – Скажи ей, чтобы она согласилась, Пи.
Пилар как будто окаменела от напряжения. Само собой, наш футболист ничего не заметил и продолжал мне улыбаться.
– Как мило, – сказала я, – но я не могу.
– Не можешь? – Его идеальная белозубая улыбка исчезла. – Каждая девчонка в школе готова умереть за то, чтобы пойти со мной. Черт возьми, – он повернулся к Пилар, – ты бы в тот же миг согласилась.
Могу только предположить, что ему слишком часто попадало мячом по голове.
Пилар сжала зубы:
– Да, Фреди, ты должна пойти с ним.
– Я не могу...
– Нет, – настаивала она. – Ты должна.
– Так, значит, договорились, – заявил Стив. – Я заеду за тобой в семь. – И ушел.
– Я не пойду, – сказала я.
– Что?! – возмутилась Пилар. – Ты думаешь, ты лучше, чем все остальные? Думаешь, с твоими деньгами и именем ты можешь получить все, что захочешь?
Честно говоря, она так мне надоела, что я согласилась и пошла с ним.
Но в понедельник после танцев, после букетика, приколотого к корсажу, после фотографий и после того, как мне пришлось ударить его коленкой в пах, когда он начал распускать руки на переднем сиденье родительского «кадиллака», я обо всем пожалела. Когда я подошла к нашим шкафчикам в школе, я была готова извиниться. Пилар и Никки были уже там.
– Ну и как все прошло? – громко спросила Никки.
Пилар со стуком захлопнула металлическую дверцу:
– Да, как тебе понравилось?
Я рассказала им, как все было ужасно, отчасти потому, что так оно и было, отчасти из-за того, что хотела дать Пилар понять, что в этом не было ничего особенного и я жалела, что пошла.
– Единственным приятным моментом было то, что я встретила Кэти Сквирэс.
– Капитана университетской группы поддержки? – спросила Никки с благоговением.
– Да, она просто прелесть.
Пилар хмыкнула:
– Да она тебя даже не заметила. В тебе столько пафоса, Фреди. Ты думаешь, что ты идеальна, лучше всех на свете. А это вовсе не так. Тебе просто удается морочить людям голову.
– Пилар, – сказала Никки. – Зачем ты так говоришь? Это же неправда!
– Заткнись, малышка с куриными мозгами. Хватит изображать из себя Полианну
type="note" l:href="#n_24">[24]
.
Мы с Никки ушам своим не верили. Я просто онемела. Но это было еще не все, потому что в этот момент к нам подошла Кэти Сквирэс.
– Фреди!
– Привет, Кэти!
Я представила ее своим подругам, и Кэти была с ними очень мила.
– Знаешь, – сказала она, глядя на меня, – я подумала, что тебе стоит попытаться пройти отбор в университетскую группу поддержки. Как тебе кажется?
Пилар, звезда кружка дебатов, надеющаяся на большое будущее в либеральном Синем штате, вставила что-то насчет того, что девчонки, которые одеваются, как шлюхи, и выставляют себя напоказ, – позор для всех активистов, борющихся за женское равноправие.
Я взвесила имеющиеся варианты: постараться замять конфликт в нашей все менее дружной группе или ходить в дерзкой униформе и быть в центре внимания всей футбольной команды и полного стадиона болельщиков.
Ответ казался очевидным. Я закрыла свой шкафчик, отошла и присоединилась к группе поддержки.
К концу того учебного года мы с Пилар и Никки почти не виделись. Пилар с головой ушла в свои дебаты, а Никки связалась с группой девчонок, полагающих, что одеваться в стиле гранж – это круто.
Спустя все эти годы, стоя во дворе у Сойера в наряде а-ля Фредди Уайер, Никки посмотрела на меня, но ничего не сказала.
– Я просто думаю, что тебе надо быть осторожнее с Пилар. Это все. И, быть может, – добавила я, – ты ведешь себя, ну что ли, слишком строго с Говардом.
Представляете? Я защищаю соседа. Да еще так открыто.
Никки распрямила плечи:
– Пилар сказала, что ты заставишь меня плясать под свою дудку.
Признаюсь, я была ошеломлена. Никки вздохнула:
– Прости. Но правда, Фреди, Пилар хорошо ко мне относится и везде берет меня с собой. Просто не лезь в это.
Быть может, она права? Возможно, я ревную, что Пилар и Никки снова подружились? Так трудно порой разобраться в женской дружбе.
Она ушла, я тоже собралась было. Но вместо этого я прошла через двор к парадной двери. Постучалась. Никто не ответил, и я вошла сама. Честно говоря, после всех резких замечаний и предательского поведения, с которым я только что столкнулась, можно ли меня винить?
В доме было тихо, и я прошла до задней двери, а потом через двор до студии. Увидев его, я остановилась. Он рисовал, и вид у него, как всегда, был необузданный. Казалось, что он не спал несколько дней.
На нем были джинсы и расстегнутая голубая батистовая рубашка навыпуск, вся покрытая мазками краски. Холсты стояли прислоненные к стене, одни побольше, другие поменьше. Я постучала о дверной косяк.
– Я сказал, уходи!
– Прости, но у меня появилась вредная привычка не делать того, что следует.
Он перестал писать и обернулся. С кисти, которую он держал в руке, брызгами полетела краска. В его темных глазах чувствовалось напряжение, и на долю секунды мне показалось, что он накричит на меня. Но он улыбнулся, и кровь прилила к моим и так слегка нарумяненным щекам.
– Ты по-прежнему хочешь, чтобы я ушла?
Кто знал, что я могу быть скромной.
– Черт, нет.
Он бросил кисть на палитру и подошел ко мне. Я оказалась в его объятиях прежде, чем успела напомнить себе, что пришла сюда не за этим.
– Боже, ты просто бальзам для моих намозоленных глаз. С тех пор как ты разослала приглашения, здесь кишат какие-то люди. Каждый раз, как я оборачиваюсь, кто-то еще хочет посмотреть мои работы. Уже слишком поздно все отменить? – сказал он, прижавшись ко мне щекой.
– Слишком поздно, – пробормотала я.
– Черт. – Он рассмеялся и поднял меня в воздух.
Он не понес меня в дом, в комнату наверху, – слишком сильно было одолевавшее его нетерпение. Несколько секунд спустя одежда в беспорядке валялась на цементном полу, заляпанном краской, а мы на рабочем столе моего художника занимались вещами, весьма далекими от живописи. Не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что совершенно забыла о Никки, выставке и даже об исчезнувших деньгах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда Фрэнсис



Можно почитать.интересно.но роман не про любовь((так что 9
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда ФрэнсисМила
23.11.2012, 14.34





НЕИНТЕРЕСНЫЙ УЖАСНО НУДНЫЙ РОМАН НА 1 БАЛЛ ПОТЯНЕТ
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда ФрэнсисОКСАНА
17.07.2013, 21.47





С удовольствием порекомендую прочитать "Дьявола..." своим 17-летней дочери и 27-летней племяннице, причем, по совершенно разным причинам. С юмором представлены полный крах и возрождение сильной,незаурядной женщины. Вот только окончание романа - так хотеть ребенка и отложить на полку до лучших времен любимого мужчину ради фата моргана NY...
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда ФрэнсисЮнна
14.12.2013, 1.40





Конец "нелюбовнороманный", много рассказов о кашемировых кофточках, но сюжет возмездия подлому мужу великолепен
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда ФрэнсисЕлена
2.01.2014, 22.54





Не понравилось, 5/10. Ооооооочень много не нужных подробностей, 20 глав из 33 можно смело выкинуть...
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда ФрэнсисЕлена
28.02.2015, 18.37





пыталась читать романы данного автора... так ни один и не смогла прочесть... может они и хорошие, но для меня очень и очень длинные...скучно....
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда Фрэнсисфлора
1.11.2016, 14.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100