Читать онлайн Дьявол в Лиге избранных, автора - Ли Линда Фрэнсис, Раздел - Глава девятнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда Фрэнсис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.74 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда Фрэнсис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда Фрэнсис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Линда Фрэнсис

Дьявол в Лиге избранных

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятнадцатая

– Боже, неужели это Никки Граут? – раздался чей-то голос за моей спиной, – я не видела, кто это сказал. Я знала лишь, что моя соседка сделала это. Ей удалось шокировать относительно респектабельную публику Уиллоу-Крика – тем, что Королева Безвкусицы может оказаться такой изысканной.
На ней был наряд, который выбрала я, – бледно-голубой костюм с широкими длинными рукавами, украшенными маленькими бархатными бантами, воротник, поднятый сзади, впереди был опущен, он ничего не открывал, но эффект был более провокационным, чем если бы она выставила на обозрение свои пышные формы. Короткий жакет доходил до талии, узкая юбка в тон оторочена по низу скромной оборкой. На ней были телесного цвета чулки с легким мерцанием и темно-серые лодочки на двухдюймовом каблучке, а не голубые туфли на шпильках, которые она купила, потому что «как же я могу надеть туфли не в тон?!».
Утонченная элегантность костюма в сочетании с недавно окрашенными волосами придавали Никки великолепный, но скромный вид, а макияж делал ее похожей на фарфоровую китайскую куклу.
Даже если бы она была моей дочерью и это был ее первый бал, я бы не могла чувствовать большую гордость, когда она спускалась по изгибающейся лестнице. Затаив дыхание, я смотрела, как она идет по ступенькам, и, клянусь, даже английская королева не сделала бы этого лучше.
Должно быть, я стала сентиментальной, потому что еще большее впечатление на меня произвело выражение лица Говарда. На нем был написан откровенный ужас. Хотя, думаю, он был лишь слегка напуган. Да, акула Говард стал похож на гуппи. Дикая Никки – персонале из его Лиги. Но идеально воспитанная Никки – это нечто совсем иное, может быть, ему не доступное.
Я видела, как на его лице начинает проступать осознание этого. Наверное, раньше он никогда не задумывался, что она может покинуть его мир. Затем появилось выражение неуверенности. Но очень быстро все это ушло, и вновь передо мной был громкий невыносимый Говард, протискивающийся сквозь толпу к лестнице, чтобы встретить жену.
Супруги стояли рядом, и я заметила, что Говард тоже приоделся. На нем были темно-синий костюм от Фримэна, подходящий для большинства приличных мужчин в Техасе, белая рубашка с галстуком в синюю и серебристую полоску и черные туфли.
Дом гудел от множества голосов, и все по очереди стали подходить к хозяевам, чтобы поприветствовать их. Сенатор Дик Бентли был одет в синий блейзер, а не в костюм, как будто ожидал, что намечается летний прием у бассейна. Но политика не просто поставить в тупик. Он взял свою жену под руку и повел ее к хозяевам. Член Лиги Альберта Бентли была одета сегодня в хлопчатобумажное платье, которое подошло бы для массы других мероприятий, но не для званого вечера. Похоже, она не горела желанием приветствовать хозяев.
Я стояла в стороне и наблюдала. Нет, не потому, что мне не хотелось привлекать к себе излишнего внимания. Не думайте, слова матери не посеяли смуты в моей голове, я не думала, что мне было бы лучше вообще сюда не приходить. Я осталась в тени, чтобы все внимание досталось Никки. К сожалению, я стояла недостаточно далеко, чтобы оказаться вне поля зрения, и ко мне подошел какой-то мужчина, которого я никогда раньше не видела и, надеюсь, никогда больше не увижу.
Он был на голову ниже меня и попытался посмотреть на меня снизу вверх:
– Намажьте мою задницу маслом и назовите лепешкой, если ты не красотка, какой я еще не видал!
Да уж, публика здесь собралась разномастная.
За неделю до приема, как могла осторожно, я сказала Никки, что им с Говардом следовало бы устроить два обеда. Но Говард, услышав об этом, не согласился.
– Я всегда рад видеть друзей у себя дома, независимо от того, кто еще там находится.
Ну что же, это достойная уважения позиция, при том условии, что ваша жена не пытается стать членом ЛИУК.
– Кто же ты такая? – поинтересовался мужчина.
Он был приземистым, коренастым и краснолицым, как будто всю свою жизнь работал под палящим техасским солнцем. На нем были костюм в стиле «Дикий Запад», галстук боло
type="note" l:href="#n_20">[20]
и рубашка с перламутровыми пуговицами. Он томно взглянул на мою грудь, будто хотел официального представления. Не будь я Фредерика Хилдебранд Уайер, я бы сказала в ответ что-нибудь резкое, но я лишь вздернула подбородок и напустила на себя высокомерный вид:
– Простите, что вы сказали?
Полагаю, вы слышите презрение в этих словах. Но этот нахал был глух к подобным тонкостям:
– О, детка, я готов повторить это еще раз.
Затем он засмеялся, громко и раскатисто. Говард Граут по сравнению с ним казался принцем Чарльзом.
– Позвольте, – сказала я с ледяной холодностью и развернулась, чтобы уйти... В этот момент он хлопнул меня по затянутому в шелк заду. Без шуток.
На секунду я замерла от неожиданности, затем с каменным спокойствием медленно повернулась к нему лицом и сказала самую не-фреди-уайеровскую вещь в своей жизни:
– Уноси-ка свою намазанную маслом задницу, пока я не сделала из тебя лепешку.
Это в немалой степени шокировало нас обоих.
Охотник до чужих задниц начал было что-то говорить; похоже, мне вряд ли было бы приятно это услышать. И тут, будто был подан сигнал к его выходу на сцену, появился «мой художник».
– Оставь леди в покое, – сказал он, высокий, темноволосый, опасный ковбой Мальборо.
Тот, казалось, и не собирался уходить, брызжа слюной от ярости, пока до него не дошло, что Сойер вдвое выше его и действительно может сделать из него лепешку.
Ну прямо рыцарь в сияющих доспехах. Это было прекрасно. И ужасно. Как я уже говорила, я не хочу, чтобы меня спасали.
К счастью, с головой у коротышки все было в порядке, и он поспешил убраться восвояси, оставив других гостей толпиться вокруг Никки и Говарда, а меня – наедине с моим художником.
Я не общалась с Сойером с тех пор, как выяснилось, что у него все в порядке с ориентацией. Он выглядел, как мистер Мачо-Все-Под-Контролем, с которым чувствуешь себя в полной безопасности. У меня по спине пробежали мурашки, как у школьницы на первом свидании; это было нелепо и занимало одну из верхних строчек в Списке неподобающих вещей.
Выражение его лица смягчилось.
– Все нормально?
Никогда раньше я не чувствовала себя такой защищенной – в его поведении ощущалась сила, ответственность и забота обо мне. Только отец вызывал у меня подобное чувство, но он всегда пытался вмешиваться в мои дела, чересчур уж беспокоясь обо мне. Забота Сойера Джексона была направлена исключительно на меня.
Руки у меня покрылись гусиной кожей.
Он был слишком неотразим – в своем безупречном черном костюме, белой рубашке и серебристом галстуке, с зачесанными назад волосами. Пусть он и жил в нереспектабельном районе, но знал, как одеться для такого случая. Теперь, выяснив, что он не гей, я по-новому взглянула на него. То, что раньше для меня было лишь модельной внешностью, обрело новые измерения. Его темные глаза, темные волосы и мужественные черты лица вызвали смятение в моей душе. Я вздернула подбородок:
– Я могу сама о себе позаботиться, мистер Джексон, уверяю вас.
– А, так мы опять на «вы»?
– Разве мы перешли на «ты»? – спросила я, хотя мы оба знали, что да, перешли, во время танца у бассейна.
Тут он заметил кое-что еще:
– Браслет очень хорошо смотрится.
Я никогда не смогу объяснить, почему надела его подарок. В последнюю минуту перед выходом я выбрала украшение, которое было более чем неуместно на званом обеде. Но я решила действовать согласно поговорке «Оказавшись в Риме, поступай, как римляне».
Кику чуть удар не хватил, когда она увидела браслет у меня на руке. Но она оставила комментарии при себе, так как сама была почти влюблена в Сойера.
Как бы то ни было, не надень я подаренный им браслет, уверена, в тот вечер все обернулось бы совсем иначе, так как эта НС-ная сверкающая золотом и кристаллами полоска на моем запястье доказывала, что я думала о Сойере больше, чем следовало и чем мне хотелось показать. Главным образом, себе самой.
Он улыбнулся, будто смог прочесть мои мысли:
– Возможно, ты и превратила Никки из гадкого утенка в лебедя, но она тоже тебя изменила.
Из моей безупречной прически выскользнул локон, и он заправил его мне за ухо. От его прикосновения и воспоминания о том, что я только что сказала незнакомцу, хлопнувшему меня по заду, меня бросило в жар. Изменило – это еще мягко сказано.
Его пальцы задержались у моего уха, потом скользнули вниз, к пульсирующей жилке на шее. Я бы легко могла схватить его за руку, утащить в «африканскую» комнату и броситься в его объятия. М-м, да...
Я не знала, что сказать, и ничего не чувствовала, кроме головокружения, поэтому развернулась и пошла прочь. Знаю, это было невежливо, но вряд ли он это понял, так как я удалялась под звук его озадаченного смеха.
Но он прав. Что-то во мне изменилось – я чувствовала это и совершенно не знала, как к этому относиться.
Все были увлечены разговорами, так что, вспомнив, что мне предстоит сидеть с ним рядом, я тайком переложила карточку – я не, смогла бы провести рядом с ним весь вечер.
Правда, сидеть напротив было не лучше.
Полчаса спустя все двадцать гостей заняли свои места, и мы с художником оказались друг напротив друга. Каждый раз, как я поднимала на него глаза, я видела, что он разглядывает меня с небрежным интересом, который меня обезоруживал. Я старалась его не замечать.
Столовую освещали великолепная люстра и подсвечники из серебра высшей пробы, выстроившиеся вдоль центра стола, как часовые. Стены были золотистого цвета, пол напоминал бельгийский шоколад, а в центре лежал восточный ковер, который, должно быть, стоил больше, чем предки Никки могли заработать за всю свою жизнь.
Игнорировать Сойера оказалось непростой задачей, так что я сконцентрировалась на трех вилках слева от тарелки и трех ножах, ложке для супа и вилке для устриц справа. Вверху, перпендикулярно тарелке, лежали еще одна ложка и вилка.
Глядя на написанную от руки карту меню, я уже знала, что там найду. Но все равно прочла весь перечень.
Запеченные устрицы в раковине
Горячее консоме по-бернски
Омар де-люкс
Филе теленка в винном соусе
Молодой картофель с травами и стручковой фасолью
Томаты черри, сервированные на бельгийском цикории с маринадом
Шампанский щербет
Сыры и фрукты
Воздушное шоколадное суфле
Кофе и чай
Каждое блюдо подавалось с соответствующим вином или шампанским. Это было впечатляюще.
Никки не казалась нервозной, но была немного зажата, как героиня Одри Хэпберн во время скачек в фильме «Моя прекрасная леди», еще не освоившись со своей ролью благовоспитанной дамы. Она проговаривала каждый слог с такой тщательностью, что каждую секунду мне казалось, она вот-вот произнесет «Того и жди, пойдут дожди в Испании»
type="note" l:href="#n_21">[21]
. Единственный человек, кто обратил на это внимание, помимо меня, был мой художник.
После того как Никки произнесла с французским акцентом «Мария, принеси круассаны, пожалуйста», я нечаянно встретилась глазами с Сойером. Мы оба старались удержаться от улыбки, как родители, смеющиеся над проказами ребенка.
Первые три перемены блюд прошли замечательно. Все беседовали, улыбались и вежливо смеялись. Альберта Бентли исполняла роль судьи.
– Сенатор, – начал любитель задниц. – Вы уже пробовали барбекю Бенни, что на Стейт-стрит? Чертовки вкусные ребрышки – вы такого еще не ели.
– Я люблю хорошие ребрышки, – ответил политик. – И уверен, что у Бенни они просто великолепные. Это напомнило мне о том, как мы с Джорджем были как-то у него на ранчо, до того, как он стал президентом, – теперь у него и минуты свободной нет... хотя буквально на днях я получил от него послание...
Я перестала слушать, так как слишком хорошо знала искусство отвечать на вопрос никак не связанным с ним ответом, призванным произвести впечатление на присутствующих.
Говард Граут был на высоте... потому что почти ничего не говорил. К несчастью, со временем к нему вернулся дар речи.
– Альберта, дорогуша, – сказал он жене Дика Бентли. Плечи ее напряглись. – Приятно видеть женщину, которая не прячется от солнца, отличается здоровым аппетитом (она застыла с вилкой молодого картофеля, не донеся ее до рта) и не красит волосы. – Клянусь, именно это он и сказал. – Кроме того, я слышал, вы любите животных.
Любовь к животным бывает разная. Есть вся эта деревенская любовь к живности. Бывают люди, которые неравнодушны к домашним любимцам и относятся к ним, как к детям, наряжают, водят в рестораны. А есть Альберта Бентли. Она разводит призовых лошадей, участвующих в бегах, на ранчо неподалеку от моих родителей и любит рассказывать об этом так, что все сводится к мысли «Я трачу миллионы в год на хобби, а вы нет». Рискну предположить, что она никогда не думала о себе как о «любителе животных».
– Вы знаете Уиннифред Опал? – спросил он. На этот раз моя вилка застыла на полпути ко рту.
Миссис Бентли все еще не могла прийти в себя от его комплимента и не проронила ни слова. Мистер Бентли ответил за нее:
– Конечно, мы знаем Уинни. Чудесная женщина.
– Я с ней не знаком, – сказал Говард. – А вот моя Никки ее знает. Пила с ней чай. И все, что я могу сказать, что я бы очень хотел сам с ней встретиться. Похоже, она в моем вкусе.
Ни один из нас не мог предположить, куда это все зайдет, но мне показалось, что по лицу Сойера пробежала тревожная тень.
– Непростая штучка, я вам доложу. Сидит за чаем со своими разряженными в пух и прах собачками, пусть одна из них и испортила воздух.
– Говард! – Это была Никки. – Собака не портила воздух, – сказала она; ее ледяная величественность растаяла, не выдержав такого накала страстей.
– Ты же говорила мне, дорогуша. Маленькая Рената.
– Ну, может быть, да, – она хихикнула. Прежняя Никки пыталась вырваться на свободу.
Никто не улыбался. Можете себе представить, какое место занимает обсуждение естественных надобностей (пусть и собачьих) в списке Того, что Нельзя Делать.
Хотя беру свои слова обратно: вы можете говорить все что вам угодно в этом духе, если будете в гостях у мистера Задошлепа, – он так смеялся, что подавился куском филе.
После этого вечер продолжался не многим лучше. Это был единственный ляп Никки, вскоре она вернулась в образ Одри Хэпберн. Но это уже не помогло. Ошибка была сделана, приговор вынесен, и я отчаялась найти еще трех женщин, которые поддержали бы кандидатуру Никки.
Вечер подходил к концу, и я, откровенно говоря, на несколько минут забыла о проблеме со вступлением в Лигу, так как, посмотрев по сторонам, не обнаружила художника. Я была так удивлена, что напрямик спросила Говарда, где он.
– Ушел, дорогуша. Сбежал при первой возможности, могу тебе сказать. Он не очень-то любит общаться со всякой напыщенной публикой. – Говард внимательно посмотрел на меня. – Ты запала на этого очаровашку?
– Я ни на кого не запала, мистер Граут. К тому же он не голубой.
– Голубой? – Говард захлебнулся от возмущения, и лицо его стало красным. – Кто сказал, что он голубой?
– Ты!
– Я ничего такого не говорил!
На этот раз я захлебнулась от негодования:
– Нет, говорил! В тот день, когда Никки дала мне его номер телефона. И только что ты сказал то же самое.
– Да не говорил я ничего подобного!
– «Очаровашка художник», – напомнила я ему. – Точнее, очаровашка художник с именем, как у педика.
– Ах, ну да! Его искусство, конечно, очаровывает, но это же не значит, что человек... гомосексуалист. Черт побери, женщина, зачем все так толковать? – Говард выругался. – Неудивительно, что он рано ушел.
К счастью, в этот момент появилась Никки и мне не пришлось отвечать, да и что я могла возразить. Возможно, Сойер ушел раньше из-за меня, пусть это и не имело никакого отношения к сексуальной ориентации.
– Не могу поверить, что прием удался! – сказала она. Никки практически парила в воздухе от счастья. Глаза ее горели мечтательным огнем. – Я им понравилась.
Говард обнял ее за талию, но она танцующей походкой пошла прочь.
– Они от меня без ума. – Никки направилась к лестнице. – Я буду в Лиге раньше, чем вы можете предположить.
Если б только она знала.
Мы с Говардом смотрели ей вслед, и я задумалась, что же теперь делать. Я проигрывала шансы быстрее, чем получала их. Я тяжело вздохнула.
– Что на этот раз не так? – спросил Говард.
– Ничего, возможно. Только ни одна из присутствовавших здесь дам не... достойна того, чтобы дать рекомендацию Никки.
– Недостойны? Что за бред?! Любая из них – великолепная кандидатура, если только будет согласна.
– Но...
– Никаких «но». Эта Альберта Бентли поддержит Никки.
– Мы были на одном и том же приеме?
Говард усмехнулся так, что я вспомнила о том типе мужчин, которые способны ломать коленные чашечки... и вернуть то, что осталось от моих денег.
– Не волнуйся об Альберте, – сказал он.
– Что ты имеешь в виду?
– Я дал ее мужу двадцать четыре часа на то, чтобы он убедил ее, насколько мудрым решением будет оказать поддержку Никки, если он хочет получить взнос на предвыборную кампанию. – Говард многозначительно посмотрел на меня и продолжил: – Не одна ты здесь знаешь, что значит действовать тонко.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда Фрэнсис



Можно почитать.интересно.но роман не про любовь((так что 9
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда ФрэнсисМила
23.11.2012, 14.34





НЕИНТЕРЕСНЫЙ УЖАСНО НУДНЫЙ РОМАН НА 1 БАЛЛ ПОТЯНЕТ
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда ФрэнсисОКСАНА
17.07.2013, 21.47





С удовольствием порекомендую прочитать "Дьявола..." своим 17-летней дочери и 27-летней племяннице, причем, по совершенно разным причинам. С юмором представлены полный крах и возрождение сильной,незаурядной женщины. Вот только окончание романа - так хотеть ребенка и отложить на полку до лучших времен любимого мужчину ради фата моргана NY...
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда ФрэнсисЮнна
14.12.2013, 1.40





Конец "нелюбовнороманный", много рассказов о кашемировых кофточках, но сюжет возмездия подлому мужу великолепен
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда ФрэнсисЕлена
2.01.2014, 22.54





Не понравилось, 5/10. Ооооооочень много не нужных подробностей, 20 глав из 33 можно смело выкинуть...
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда ФрэнсисЕлена
28.02.2015, 18.37





пыталась читать романы данного автора... так ни один и не смогла прочесть... может они и хорошие, но для меня очень и очень длинные...скучно....
Дьявол в Лиге избранных - Ли Линда Фрэнсисфлора
1.11.2016, 14.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100