Читать онлайн Праздник для всех, автора - Ли Кэтрин, Раздел - Четвертая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Праздник для всех - Ли Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Праздник для всех - Ли Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Праздник для всех - Ли Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Кэтрин

Праздник для всех

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Четвертая глава

Карли постоянно чувствовала на себе взгляд Джонаса, пока кружила по комнате со списками желающих принять участие в рождественской благотворительности. Она старалась переговорить с каждым. Ведь основной целью вечеринки было завербовать как можно больше народа.
Карли не могла в одиночку справиться с организацией Подарочного дерева, походом за елками и праздничным ужином. Для них с матерью это была непосильная задача.
Значит, ей нужно записать как можно больше добровольцев, по крайней мере не меньше, чем в прошлом году. Потому-то они с Диди и затеяли эту вечеринку всего лишь через неделю после Дня Благодарения, пока люди еще не настолько заняты собственными приготовлениями к празднику и у них есть время для помощи остальным.
Наконец Карли вернулась к буфетной стойке, умирая с голоду. Она как раз наполняла тарелку, когда за ее спиной раздался голос Джонаса.
– Почему бы тебе не смотаться на северный полюс, и не проверить, проснулся ли Санта-Клаус?
Карли повернулась, держа тарелку в руке.
– Ты поел, Джонас? – ласково спросила она. – Ты здесь желанный гость. Даже если помогать не собираешься.
– Еще помогать? Я думал, ты хочешь, чтобы я пожертвовал игрушки. – Он взглянул на списки, разложенные на столе. – Кстати, где нужный листок? Я не вижу.
– Вот здесь, внизу, где написано: «Пожертвования».
Джонас взглянул, но ручку брать не стал.
– Я не Скрудж, – сказал он, – но мы не можем раздаривать игрушки каждому, кто попросит, а то на продажу ничего не останется. Не знаю, кому мы собирались жертвовать в этом году.
Карли удивленно подняла брови. Должно быть, и это дело Джонас свалил на Сильвию. Но представляет ли он, как трудно выпросить у нее пожертвования?
– Думаю, ты был Скруджем так долго, что самому это надоело. – Она взяла ломтик ветчины. – Знаешь, как работает Подарочное дерево?
Он покачал головой.
– Разве Скружда интересуют такие разорительные затеи?
– Очень мило, Эбенезер.
– Ладно, ладно. Как оно работает?
– Семьи, которые не могут купить в подарок своим детям то, что хотят, составляют список, – начала объяснять Карли. – Каждой семье присваивается номер, чтобы сохранить в тайне их имена. Затем мы выписываем заказы на карточки и вешаем их на елку. Люди, которые могут себе это позволить, берут карточки и покупают желаемые подарки.
– А разве состоятельные люди не могут повесить на елку свой заказ и сэкономить деньги? – спросил Джонас, направляясь к ближайшему креслу.
– Какой ты циник, – воскликнула Карли ему вслед. – Никто так не поступает. Или почти никто. Ты даже не представляешь, как тяжело людям обратиться за помощью. Большинство из них никогда не стали бы просить для себя, если бы не их дети.
Джонас уселся на ручку кресла.
– Да, наверное, ты права. У меня самого были трудные времена, когда я нуждался в помощи.
– Мне это известно лучше, чем другим, – призналась Карли. – Когда несколько лет назад умер мой отец, я поняла, как страшно в нашем мире остаться без средств к существованию. – Насытившись, она поставила тарелку на подоконник. – Я даже не могла пообедать с друзьями или пройтись по магазинам. Я боялась, что они предложат заплатить по счету из жалости.
Джонас нахмурился.
– А ты позволяла им это?
– Я не могла, – Карли покачала головой. – Все эти годы я доверяла одному человеку… и слишком поздно поняла, что мое благополучие было… э… – она беспомощно взмахнула рукой, – иллюзией. Я не могла ожидать от друзей большего, чем от собственного отца.
– И ты перестала звонить им.
– Да, – коротко ответила Карли. – Это не значит, что я изменилась. Просто поняла, что безопасней рассчитывать только на себя.
Джонас положил руку ей на плечо, нежно погладив. Девушка почувствовала, как приятное ощущение расслабленности зарождается под его ладонью и стекает по спине. Она сбросила его руку, уверенная, что все вокруг заметили ее реакцию.
– Иногда, Шелк, нет ничего плохого в том, чтоб положиться на кого-то. И другие люди полагаются на тебя. Смотри, сколько всего ты делаешь для этого города.
– Просто я хочу, чтобы все поняли: бедный человек ничем не хуже… – она взглянула в его темные глаза, – чем преуспевающий владелец фабрики по производству игрушек.
– Наповал, – воскликнул Джонас. – Но я же не называю себя хорошим человеком. Просто мне повезло.
– Так почему бы тебе не поделиться своей удачей? Когда родители составляют эти списки для Подарочного дерева, мы говорим им, чтобы они указывали именно то, что хотят их дети, вплоть до фабричной марки, если ребенку это важно. Мы хотим, чтобы у детей исполнялись их рождественские желания… как это бывает в более богатых семьях. И частенько эти заказы обходятся в копеечку.
Джонас кивнул.
– Вот именно. Поэтому мой бизнес такой успешный.
– Но твои игрушки очень дорогие. Многие не в состоянии взять карточку с игрушками Джонаса. – Карли схватила его за руку, но тут же отпустила, ощутив внезапный прилив чувств. – Поэтому мы хотели получить от тебя пожертвование. Несколько неваляшек для маленьких детей и эти игровые видео приставки для более старших.
– Эй, никаких проблем, – сказал Джонас с иронией. – Всего лишь две самые популярные игрушки сезона. Сильвия будет в восторге.
Карли изумленно округлила глаза.
– А тебе не кажется, что ты слишком много думаешь о деньгах? Ты говорил, что раздаривал половину своих игрушек. Почему ты так изменился?
Джонас нахмурился, но не потому, что разозлился. Скорее, он обдумывал ее слова.
– Наверное, я чему-то научился… по крайней мере в бизнесе. Жизнь трудна.
Удивительно, каким резким и деловым становится его голос, когда речь заходит о его компании.
– Что ты имеешь в виду?
– Мы добились успеха. Теперь неудобно назначать для кого то одну цену, а для кого-то – другую, или вовсе ничего.
– А разве удобно говорить друзьям, что собираешься продавать им то, что раньше дарил бесплатно?
– Возможно. Но эту задачу взяла на себя Сильвия. И я не уверен, что их следует называть «друзьями». Многие из них никогда больше не встречались со мной. – Джонас махнул рукой. – Нравился ли я им? Не знаю. Но наверняка им нравилось торговать моими игрушками в своих магазинчиках.
У Карли возникло желание отшлепать Джонаса. Но еще больше ей хотелось устроить Сильвии хорошенькую взбучку. Похоже, эта женщина так заморочила голову Джонасу, что его теперь настораживает любое проявление дружеских чувств.
– Джонас, – сказала Карли. – Не надо давать нам игрушки. Не надо давать нам деньги. Разве ты не можешь в этом году сделать подарок самому себе? Съезди вместе с нами за елками или помоги готовить ужин. Ты ни копейки не потратишь. Зато, поверь, в рождественское утро ты будешь чувствовать себя великолепно. Вечера в сочельник, когда мы с мамой разносим по домам подарки с Подарочного дерева, нравятся мне гораздо больше, чем любое Рождество моего детства.
– Наверное, у тебя было очень печальное детство.
– У меня было прекрасное детство. Но это лучше. Попробуй однажды, Джонас, и сам увидишь. Спорим, тебе понравится. Ты же меня не обманешь. – Карли прикоснулась к его груди. – Я знаю, что ты отзывчивый человек, я убедилась в этом той ночью… ай… – Ее щеки вспыхнули, и она попыталась убрать руку, но не успела.
Джонас накрыл ее руку своей ладонью и прижал к груди.
– Ладно, спорим.
Его прикосновение слишком остро напомнило Карли о той ночи, когда его руки творили чудеса с ее телом.
– Спорим? – хрипло переспросила она.
Джонас встретился с ней взглядом, его глаза сияли.
– Знаешь, что тебе придется сделать, если проиграешь?
Карли казалось, что она тает в своем кресле. Она открыла рот, но снова его закрыла.
– Проиграю?
– Ага. Давай договоримся. Я буду честным. Если это Рождество понравится мне так, как ты наобещала, ты выиграешь, и я подарю игрушки всем желающим. В противном случае, ты проиграешь. И я получу…
Карли высвободила руку.
– Знаю, что ты получишь.
Джонас расплылся в улыбке.
– Уж это Рождество точно обещает быть самым лучшим.
– Ой, тише! – шикнула на него Карли, уверенная, что все вокруг пялятся только на нее и Джонаса. – Если это все, что ты…
– Нет, черт возьми. Но ты должна согласиться, что это было незабываемо.
– Я не согласна, Джонас. Вообще-то я уже выбросила это из головы.
Джонас уставился на нее, скорчив гримасу недоверия. Затем он откинул голову и от души расхохотался.
– Ты можешь обманывать себя, Шелк, но меня ты не одурачишь. Кажется, наш спор – именно то, что тебе нужно.
– Не понимаю, о чем ты. – Голос Карли становился все холоднее и холоднее.
– Когда мы проведем вместе несколько часов, не имея возможности друг к другу прикоснуться… – Джонас погладил ее по плечу и усмехнулся, заметив, что ее бросило в дрожь, – быть может, ты признаешь, что у тебя тоже есть свои потребности. – Он покачал головой. – Хотя это будет неестественная ситуация. Мы оба будем чувствовать себя ужасно скованно. Ты уверена, что хочешь спорить?
Когда Джонас прикасался к ней… руками и даже голосом… Карли чувствовала внутреннюю боль, такую острую, что это даже ее удивляло. Но что бы ни думал Джонас, это было не потребностью, а всего лишь желанием. Карли с легкостью могла обуздывать свои желания. Разве не этим она занималась долгие годы?
Гораздо более важным сейчас был цинизм Джонаса и его недоверие к людям. Карли обожала каждый год разносить подарки, одевшись рождественским эльфом. Она подумала о том, каким добрым был с ней Джонас в ту ночь, когда она чувствовала себя такой одинокой. Он совершенно не был похож на Скруджа, каким становился, когда заговаривал о бизнесе.
Бедняга, – подумала она. Ему нужно заново научиться верить людям.
– Спорим, – сказала Карли. – Но тебе придется выкладываться по-настоящему, а не вполсилы.
Джонас кивнул.
– С тобой я ничего не делаю наполовину, Шелк. Поверь мне. – Его голос смягчился. – Просто испытай меня. – Он наклонился к ней.
* * *
На следующее утро, убираясь в магазине после вечеринки, Карли вспоминала его обволакивающий, искушающий голос, тепло его дыхания на своей шее. Если бы ее не окликнули в тот момент, ужас, что могло бы случиться… прямо посреди вечеринки.
Собрав списки добровольцев, Карли заметила, что размашистая подпись Джонаса имеется на каждой странице. Он вызвался рубить елки все три дня, развозить их тоже все три дня, и украшать для тех людей, которые не в состоянии сделать это сами; он записался готовить праздничный ужин, помечать карточки для Подарочного дерева, и разносить по домам подарки.
Карли не знала, что и думать. Теперь до Рождества ей придется видеться с Джонасом каждые выходные, а иногда даже в рабочие дни. Они не просто будут вместе – они будут вместе делать то, что любит Карли.
На мгновение она решила, что ей никакого терпения не хватит дождаться этих дней. Ей так хотелось убедиться, что ему тоже нравится помогать людям в Рождество.
Но все это время Карли придется не просто наслаждаться обществом Джонаса, а еще и удерживать его на безопасном расстоянии. Но не слишком далеко, потому что иначе вряд ли удастся получить от него какую-то помощь. Он ясно дал ей понять, что затеял этот спор исключительно ради общения с Карли.
Эта мысль заставила ее вздрогнуть. Девушка сказала себе, что это нервное, но ее сердечко знало, что это дрожь сладостного предвкушения.
* * *
В следующую субботу в шесть утра Карли, укутанная как можно теплее, уже ждала на автостоянке у городской бейсбольной площадки трех своих спутников, собравшихся за елками, и смотрела на хоровод снежинок, падающих с черного неба. Она вздрогнула, подумав о том, кто из ее компаньонов решит остаться дома из за непогоды.
Карли очень любила такие дни: метель, воющая вьюга, и дикий холод. Но в такую погоду нет ничего лучше, чем свернуться калачиком в кресле у жарко натопленного камина с книжкой в одной руке и чашкой горячего какао в другой.
Сзади подъехал пикап. Снег кружился в полосах света от его фар, и Карли не могла разобрать, кто за рулем. Когда водитель выключил двигатель и погасил фары, темнота и тишина показались ей абсолютными.
– Привет, – из тьмы раздался голос Джонаса. – Мы что, здесь только вдвоем?
– Пока да, – ответила Карли. – Но уверена, что остальные скоро подъедут. По крайней мере кто-то из них.
– А почему ты ждешь не в машине?
– Меня сюда мама привезла.
Джонас распахнул дверцу своего грузовика.
– Залезай.
Карли обошла вокруг пикапа, внимательно его разглядывая.
– И тебе не жалко тащить его в лес? Он кажется совсем новым.
– Нет. Просто мы содержим его в порядке, потому что используем для бизнеса.
В полутьме Карли удалось заметить яркий фирменный логотип «Игрушек Джонаса», нарисованный на дверце. Хотелось бы ей знать, что думает Сильвия об участии ее грузовичка в рождественской благотворительности. Хотя, скорее всего, она и не подозревает об этом.
Карли влезла внутрь и проскользнула на сиденье. Джонас тут же протянул ей огромный зеленый термос.
– Кофе?
– Думаю, мне лучше воздержаться, – ответила Карли. – Мы весь день проведем в лесу, там холодно, и чем меньше я выпью, тем лучше.
Джонас усмехнулся.
– А сколько еще женщин едут с нами?
– Немного. Сегодня участвуют в основном мужчины. Женщины будут завтра, когда мы начнем развозить деревья.
– А, – фыркнул Джонас. – Еще один удар по делу мирового феминизма.
– Зато мало кто из мужчин будет украшать елки для стариков.
– А ты участвуешь во всем?
– Да, – ответила Карли, словно оправдываясь. – Мне это нравится, Джонас. Все, что я делаю на Рождество. А ты вообще любишь Рождество?
– Ага, люблю. Естественно, мы жутко заняты на работе. Но меня это все уже так достало, что я хочу отвлечься и насладиться собственным праздником. А что ты будешь делать потом?
– Приготовлю большой рождественский завтрак для себя и мамы. Но мы договорились не покупать друг другу подарки, пока…
– Не думаю, что Диди это по душе.
– Прошу прощения, – удивилась Карли. – Ты говоришь мне о том, что думает моя родная мать?
– Ага. Я побеседовал с ней прошлым вечером. Она согласна со мной, что ты слишком много делаешь для других и ничего для себя. Она считает, что вам обеим нужно дарить друг другу подарки, но по ее словам, ты каждый раз отказываешься.
– Это правда. И буду отказываться до тех пор, пока не разделаюсь со своими долгами. А уже тогда подумаю, какой подарок я хотела бы на Рождество.
– Сейчас ты уже никому ничего не должна. Долги твоего отца умерли вместе с ним.
– Ты ошибаешься, – с горечью сказала Карли. – Долги моего отца продолжают нас преследовать. Нам пришлось продать абсолютно все. И этого не хватило даже на то, чтобы выплатить десятую часть.
– Диди говорила. Но то, что осталось невыплаченным, Шелк, уже не твоя забота. Твое благородство выходит за рамки здравого смысла.
Карли стиснула дверную ручку со своей стороны.
– Джонас, отец подарил мне «БМВ» к шестнадцатилетию. Я училась в частной школе, носила шикарные наряды, во время каникул тратила кучу денег на самые дорогие поездки. Если я не расплачусь с людьми, которые финансировали всю эту незаслуженную роскошь, буду чувствовать себя воровкой. – Она открыла дверь. – Я не жду от тебя понимания. Просто прекрати относиться к этому, как к прихоти. – Она снова натянула вязаную спортивную шапочку и выскочила из машины на снег. – Проверю, не едут ли остальные.
– Карли! – окликнул ее Джонас, но она уже захлопнула за собой дверцу.
Он открыл дверь и обошел вокруг грузовика вслед за девушкой. Она не могла сейчас сбежать, все равно им предстояло целый день вместе рубить деревья.
Кроме того, оказавшись на холоде, Карли решила, что переборщила. Несомненно, причина была в том, что она слишком часто спорила об этом с Диди. И еще она в последние дни стала какой-то дерганой, нервной. После встречи с Джонасом любая мелочь выводила ее из себя.
Джонас стоял перед ней, оперевшись руками о капот грузовичка. Его тело закрывало ее от снега.
– Я не хочу говорить с тобой об этом сегодня, Джонас, – сказала Карли. – Это мое Рождество. Что бы ты ни думал, пожалуйста, не порть мне его.
Джонас сделал такой жест, словно закрыл рот на молнию.
– Ни слова больше, Шелк. – Он взглянул на еще один грузовик, сворачивающий на стоянку с улицы. – Кажется, к нам едет еще один помощник.
– Слава богу, – пробормотала Карли, обрадовавшись, что не останется на целый день наедине с Джонасом.
Джонас усмехнулся, по-видимому разгадав ее мысли даже в полутьме. Он надвинул на лоб каракулевую шапку и пошел здороваться с вновь прибывшими.
Через час Карли разогнула пальцы, впившиеся в обивку сиденья, открыла дверцу и выпрыгнула из грузовика.
– Ты вырос на ферме? – спросила она у Джонаса, пока другая парочка лесорубов, Мак и его сын Грэг, вылезали с задних сидений кабины.
Джонас нахлобучил шапку и обошел вокруг грузовика.
– Ага, а как ты догадалась?
– Только фермеры гоняют по бездорожью, словно по шоссе.
Они взобрались на этот уступ по узкой, изрезанной колеями, проселочной дороге, петляющей по склонам холмов. Земля, по которой они ехали, принадлежала одному фермеру, поставляющему двадцать елок на каждое Рождество. Остальные добровольцы собрались за елками в лес, принадлежащий государству, и ехать им предстояло по дорогам с щебеночным покрытием. Карли от души им завидовала.
Мак, тоже фермер, похлопал Джонаса по спине.
– Классно водишь, сынок. В прошлом году мы полдня убили, пока добрались сюда.
Карли закусила губу, снова подумав, что ей следовало сесть в другой грузовик. Но Джонас одним только грозным взглядом дал ей понять, что если она не поедет в его пикапе, он тут же вернется в Бозман.
– Что хочешь взять, Карли? – спросил Джонас. – Ручную пилу или электрическую.
– Шутишь? – фыркнул Мак, забирая огромную электропилу. – Мы притащили сюда эту ручную хреновину только из-за Карли. – Он махнул рукой в сторону лесополосы. – Мы зайдем с восточного края. Пошевеливайся, Грэг.
Карли, прищурившись, взглянула сквозь пелену снега на сплошную стену деревьев.
– Может, Грэг захочет…
– Даже не думай об этом, Карли, – осадил ее Джонас.
Карли посмотрела на него исподлобья; ее злило, что он считает себя вправе распоряжаться ею во время приготовлений к Рождеству. Она полезла в кузов грузовика за пилой.
– Мне нравится общаться с новыми людьми, Джонас. Может, мы пойдем все вместе.
– Черта с два, – ответил он.
Джонас привязал пилу к небольшому рюкзачку, в котором лежал его термос, бутылка с водой и пара бутербродов, и махнул рукой Карли, чтобы она шла впереди. Несколько раз поскользнувшись, девушка шагнула в снег и неторопливой походкой двинулась вперед.
– На обратном пути можешь сама сесть за руль, Шелк, – предложил Джонас, следуя за ней. – Ты могла сказать, чтобы я притормозил.
– Мне вовсе не показалось, что ты водишь машину слишком рискованно, – ответила Карли. – Просто немного быстрее, чем мне бы хотелось.
– А почему, – спросил он нарочито смиренным тоном, – остальные взяли электропилу, а мы вот этот устаревший инструмент?
Хорошо, что Карли шла впереди, и Джонас не мог видеть румянца, вспыхнувшего на ее щеках.
– Я, э… ненавижу ее шум и запах. Это только портит праздничное настроение. – Она обернулась, протянув руки и ловя падающие хлопья снега. – Прислушайся к тишине, Джонас. Разве не прелесть? Разве тебе не кажется, что мы очутились в прошлом веке?
– О, конечно. – В голосе Джонаса чувствовалась дразнящая насмешка, но улыбка его была искренней. – К сожалению, у нас нет саней вместо этого удобного, теплого, просторного пикапа.
– Сани, – мечтательно повторила Карли, запрокидывая голову и ловя языком снежинки. – О, Джонас, это было бы прекрасно. Просто прекрасно. – Хлопья снега летели ей в лицо, она закружилась, но внезапно споткнулась, потеряв равновесие, и едва не врезалась в Джонаса.
Он ухватил ее за талию и не дал упасть.
– Сани были бы прекрасным вариантом, Шелк. А еще в санях нам не хватает огромной груды мехов и парочки спутников.
Карли отшатнулась. Она прижала холодные перчатки к своему пылающему лицу.
– П-прости. Мне не нужно было затевать все это. Я…. не… – Она покачала головой. – Лучше бы я пошла с Маком.
Джонас успокаивающе обнял ее сзади за плечи.
– Не-а, Мак пользуется электропилой. А ты терпеть этого не можешь.
– Да, – выдохнула она. – Но нам нельзя…
– Помню, – сказал Джонас. – Я уже говорил, что это меня с ума сводит. Знаешь, как ты хороша с этими снежинками, падающими тебе на лицо? Жаль, что сейчас на дворе не прошлый век… ты бы уже погубила свою репутацию, отправившись сюда вместе со мной. Тогда мы смогли бы забыть об условностях и…
– Джонас!
Он поднял руки вверх.
– Давай срубим пару елок. – Он на секунду снял шапку и провел рукой по волосам, одновременно издав рычащий звук, по мнению Карли означавший глубокое разочарование. – Я пойду первым, чтобы не видеть перед собой твою хорошенькую фигурку.
Поначалу Карли восприняла гневную реакцию Джонаса с чувством облегчения. В действительности, так ей было даже легче находиться с ним рядом. Но когда Джонас промолчал при виде красивой маленькой елочки, на которую указала Карли, девушку охватило раскаяние. Ей хотелось, чтобы у Джонаса остались об этом дне только хорошие воспоминания.
– Эту? – спросил он.
Карли кивнула.
– Да, разве она не прекрасна?
– Мы уже говорили с тобой о прекрасном. Давай не будем начинать все заново. – Джонас наклонился и начал пилить ствол дерева.
Карли покраснела, услышав его упрек. Конечно, она не собиралась дразнить Джонаса. В глубине души она решила в понедельник первым делом позвонить Сильвии и узнать, не хотят ли они прийти к ней на очередной сеанс примирения. Нельзя проводить столько времени наедине с Джонасом.
– Не обязательно тебе все время работать, – сказала она. – Если ты спилишь эту елку, я…
– Пилить буду я. Так мы быстрее управимся.
Карли вздохнула и уселась прямо на снег. После краткой передышки рука Джонаса вновь заходила взад-вперед в идеальном ритме. Он прав, у Карли так не получалось. Хотя на ее счету было множество спиленных елок.
– Ты торопишься?
Джонас остановился и взглянул на девушку, растянувшуюся на снегу.
– Вообще-то нет. Это утомительно, но… – он обвел взглядом лес, – …красиво. И спутница у меня такая, что лучше не найдешь. – Он посмотрел ей в глаза и слегка опустил ресницы. – Но это напоминает мне о… том времени, когда мы были вместе.
Карли взялась за отворот своей вязаной шапочки и надвинула ее себе на глаза.
Джонас рассмеялся.
– Ты что, страус? Лучше бы прикрыла свой сладенький ротик, который втягивает тебя в такие приключения.
– Пили, Джонас, пили, – сказала Карли, поправляя шапочку. – А я буду развлекать тебя разговорами.
– Жду, не дождусь, – его рука снова ритмично задвигалась.
– Расскажи мне о твоей жизни на ферме, – предложила Карли, обрадовавшись, что он больше не сердится. – Сколько у тебя было сестер? А братьев?
Джонас замер на секунду, затем произнес, не отрывая взгляд от дерева:
– Нас было семеро.
– Семеро! Я всегда мечтала жить в большой семье. Но семеро… так много!
Джонас фыркнул.
Карли нахмурилась, но он продолжал упрямо смотреть на свою пилу.
– Я не хотела тебя обидеть, Джонас. Просто в наше сложное время слишком тяжело вырастить и выучить такое количество детей.
– Ты права, – уклончиво заметил Джонас.
Карли хотелось бы увидеть его глаза, выражение его лица.
– Мне почему-то кажется, что тебе неприятно говорить об этом. Или ты все еще злишься из-за… чего-то другого?
Джонас стоял, держа в руке маленькую елочку.
– Я не злюсь. – Он взглянул на елку. – Мы будем оставлять деревья там, где спилили, и заберем их на обратном пути? – Его глаза заблестели. – Или их нужно сначала отряхивать?
– Отряхивать? – подозрительно переспросила Карли. Вскочив на ноги, она попятилась, глядя в его сияющие глаза.
Джонас ухватил елку обеими руками, поднял ее над головой Карли и потряс. Облако сверкающих снежинок осыпало девушку.
– Джонас, прекрати! – завизжала Карли, рванув вверх по склону холма.
Джонас выронил дерево и бросился вслед за ней.
– Сейчас ты у меня побегаешь!
Карли смела снег с плеч и сняла шапку, чтоб отряхнуть ее.
– Я серьезно, Джонас. – Она попыталась изобразить обиду, но не сумела сдержать ответную улыбку. – Если тебе не хочется говорить о чем-то, лучше скажи это сразу. Не надо гоняться за мной, чтобы заставить заткнуться.
Джонас пожал плечами, без малейших признаков раскаяния.
– Прости, не смог удержаться. – Он улыбнулся еще шире. – Я не пытался заставить тебя заткнуться. Просто я… не часто рассказываю об этом.
– О количестве детей в твоей семье? – уточнила Карли. – Или речь идет о чем то более личном?
– Четверо младших – брат и три сестры, на самом деле мне не родные, а двоюродные, – пояснил Джонас.
У Карли екнуло сердце, когда она услышала его голос. Она не знала, что именно он собирался ей рассказать, но чувствовала, что это тема была для него очень болезненной.
– Они стали жить с нами после того, как моя мама и тетя, ее сестра, вместе поехали в Сиэтл. Их… убил в закусочной один чокнутый ублюдок, который просто ворвался в зал и начал палить по посетителям из автомата. – Джонас сжал руку в кулак так крепко, что это было заметно через перчатку. – У него не было никаких причин для этого. Проблем на работе или еще чего-нибудь. Он просто был сумасшедшим.
– О нет. – Карли остановилась, у нее перехватило дыхание. – Боже мой. Как… это…
Джонас подошел к ней и обнял. В этот момент она не стала сопротивляться, не могла.
– Ой, Джонас, – сказала она, уткнувшись лицом в его куртку. – Какой ужас. Не удивительно, что ты теперь не выносишь любого насилия.
Он крепче прижал ее к своей груди.
– Я рад, что ты это понимаешь?
– А как можно не понимать? Господи, что ты пережил! Сколько тебе было?
– Десять лет.
– Так мало.
– Ага, но я был старшим. Шестеро остальных осиротевших детей были еще младше. Самому маленькому даже года не исполнилось. – Джонас рассеянно погладил Карли по спине. – Муж моей тети оказался слабаком. Мы так и не узнали, куда он смылся. А отцу пришлось растить всю ораву.
– Наверное, он прекрасный человек. А как ему удалось справиться с этим, да еще заниматься фермой?
Джонас усмехнулся.
– О, он нашел себе помощника в доме. Меня.
– Тебя? – Карли отклонилась и взглянула ему в лицо. – А как же твои сестры?
– Следующей по старшинству была Тори, ей было девять. Но она стала закоренелой фермершей лет этак с трех. Она не изменилась. Остальные были еще маленькими. Пришлось мне стать для них… мамочкой.
– Мамочкой? – Карли невольно улыбнулась. – Поэтому ты так зациклен на детях.
– Не совсем. Я всегда любил детей, так же как Тори любила работать на ферме. Поэтому я не сомневался, нянчиться с ними или нет. По крайней мере, поначалу.
– Только поначалу?
– Я же не святой. С детьми столько хлопот, даже если ты их любишь. А я вырос, стал подростком. И постоянно был занят, не мог даже встречаться с друзьями. Тогда я сказал Тори, что буду работать на ферме, а она пусть возится с детьми.
Карли попыталась вообразить этого огромного мускулистого мужчину в виде подростка, гремящего сковородками, но картинка никак не складывалась. Он был слишком мужественным. Тогда она представила его с маленьким ребенком на руках и зажмурилась от избытка чувств.
– А она не возражала?
– По-своему, – сказал Джонас с оттенком горечи в голосе. – Она дождалась тридцатиградусного мороза и потребовала, чтобы я накормил коров. Естественно, у меня ни фига не вышло. А вернувшись в дом, я обнаружил, что завтрак у Тори сгорел, а малыши ревут в три ручья, потому что она их не так одела. Короче, полный бедлам. И я… в общем, мне не хотелось, чтобы дети чувствовали себя несчастными.
Карли улыбалась, но на глазах у нее выступили слезы.
– И через сколько времени ты понял, что не хочешь меняться работой?
Джонас поджал губы, но все же выдавил из себя улыбку.
– Скоро. Я же не дурак. И, по-моему, Тори выбрала это холодное утро нарочно, потому что она тоже не дура.
Карли не поняла, обижается ли Джонас на свою сестру, или наоборот пытается ее оправдать.
– А она всегда добивается своего хитростью?
– Ну, она… – Джонас нахмурился, погрузившись в свои мысли. – Вообще-то нет. Она не умеет лгать. И вечно на нее валятся все шишки из-за ее долбаной честности. Я, помню, советовал ей практиковаться перед зеркалом, но ей ни разу не удавалось выдумать более-менее правдоподобную ложь.
– Хотелось бы мне с ней встретиться. Увидеть вас вместе.
Джонас усмехнулся.
– Мы с Тори… уже не так близки, как раньше.
– Разве ты не встречаешься с ней и с остальными родственниками на Рождество?
– Я посылаю им подарки. – Безжизненный тон Джонаса свидетельствовал о том, что он не хочет больше говорить о своей семье.
Это наводило на подозрения. Карли прикрыла глаза, снова вспомнив, как она улаживала спор между Джонасом и его деловой партнершей и бывшей любовницей. Девушка резко разорвала объятия.
– Лучше бы нам продолжить, – заметила она, – а то не успеем спилить наш десяток елок до темноты.
Джонас пересек ледяное пространство между ними и приподнял ее подбородок рукой в запачканной снегом перчатке. Их взгляды встретились.
– Я давно уже никому это не рассказывал, Карли. Мне так больно говорить об этом, что я и не хотел. Но с тобой все по-другому, похоже на… исповедь.
– Я рада, Джонас. Но я не хотела быть слишком любопытной.
– Я скажу, когда ты будешь любопытной. – Он опустил руку. – Мы связаны вместе, Шелк. Сколько можно притворяться, что ты всего лишь мой посредник?
Губы Карли задрожали, но ее голос был ровным.
– Пока мы не закончим… хотя, возможно, это затянется на…
– Годы?
– Тысячелетие.
Джонас отпустил ее.
– Ты меня поняла.
Он начал взбираться на холм.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Праздник для всех - Ли Кэтрин

Разделы:
1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава11 глава

Ваши комментарии
к роману Праздник для всех - Ли Кэтрин



Достаточно легко.
Праздник для всех - Ли КэтринОксана
20.07.2012, 21.07





Читать не советую. Скучно.
Праздник для всех - Ли КэтринВалентина
9.05.2014, 0.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100