Читать онлайн Страстная тигрица, автора - Ли Джейд, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страстная тигрица - Ли Джейд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.36 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страстная тигрица - Ли Джейд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страстная тигрица - Ли Джейд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Джейд

Страстная тигрица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Один человек как-то посадил много-много тополей и приказал мальчику-слуге следить за тем, чтобы их не украли. Прошло десять дней, и все тополя по-прежнему были на месте. Этот человек был очень доволен таким поворотом событий.
– Ты хорошо потрудился. Как тебе удалось сохранить все деревья? – спросил он у мальчика.
– Каждый вечер я выкапывал их и прятал в доме,– ответил тот.


Вскоре Ши По почувствовала, как все ее тело расслабилось. Лицо женщины, приняв спокойное выражение, осветилось улыбкой. Так случалось всегда, когда она разговаривала с Куй Ю. Он добрый, великодушный и ласковый мужчина, и она, в свою очередь, платила ему тем же.
Она жалела китайских женщин, которым приходилось жить с властолюбивыми и грубыми мужчинами. Они не понимали, что женщина становится сильнее, когда она, подобно зеркалу, отвечает добром на добро, а злом на зло, даже если подобная тактика не приносит ей удовольствия. Но она не в силах обучить этому всех женщин Китая. К тому же она больше не является учителем. Ши По склонила голову перед статуей богини надежды Квен Инь, которая одарила ее таким хорошим мужем. Теперь она знала, что ее ученики смогут продолжить свое дело и без нее.
Закончив молитву, Ши По подняла голову и посмотрела на Куй Ю. На его лице застыло странное выражение. Он с ужасом уставился на нее, и она вся сжалась от напряжения.
– Куй Ю, – смутившись, обратилась она к мужу, – ты гневаешься?
Она не понимала, что с ним происходит и как ей реагировать на это. Неопределенность всегда раздражала ее. Муж покачал головой.
– Нет. Я просто размышляю, – ответил он. Его голос звучал также неуверенно, как и ее собственный. – Расскажи мне, зачем тебе понадобилось… все это.
Ши По улыбнулась, довольная тем, что он интересуется ее делами. И в самом деле, она не знала другого такого мужчины, который стал бы расспрашивать женщину, вместо того чтобы просто отдавать приказания. Куй Ю хотел узнать правду, и она, как его отражение, сделала то же самое.
Она слегка подалась вперед и поклонилась ему в благодарность за его великодушие.
– Такую веревку, – сказала она, – жена обычно использует для того, чтобы покончить с собой. Однако я ничем не опорочила тебя, поэтому и не решилась использовать это средство, иначе люди могли бы подумать, что я действительно совершила нечто предосудительное.
Куй Ю кивнул, но не стал прерывать жену. Он с рассеянным видом смотрел по сторонам, и Ши По даже показалось, что супруг не слушает ее. Тем не менее, она продолжила:
– Потом я решила воспользоваться ядом, но существует как минимум две причины, по которым такой поступок может быть неправильно истолкован. Первая причина связана с тем, что я немного напутала с травами…
– Никто не поверит в то, что ты, настолько опытная в этом деле, могла ошибиться, – возразил он.
Ши По удивленно посмотрела на Куй Ю. Она никогда не задумывалась о том, что мужу, возможно, известно, какой репутацией она пользуется среди женщин Шанхая.
– Хочу заметить, что среди окружающих нас людей мало кто догадывается, что я имею в этой области глубокие познания. Все решат, что я просто ошиблась в дозировке, – сказала она.
– Ты имеешь в виду мужчин. Она кивнула в ответ.
– Ты сказала, что есть еще одна возможность совершить ошибку, – снова заговорил он, прервав молчание.
Ши По закусила губу.
– Яд всегда считался традиционным средством для совершения убийства, – едва слышно произнесла она.
Его лицо не выражало никаких эмоций и по-прежнему оставалось спокойным. Конечно, он учел и этот вариант.
– Ты же не хочешь, чтобы люди говорили, что это я тебя отравил, – заметил он.
Ши По печально улыбнулась.
– ЭТО означало бы, что у тебя не хватит духу заставить меня повеситься. – Она протянула руку и осмелилась коснуться его плеча. – Я никогда бы не решилась на подобную глупость.
– Ты всегда заботилась о том, чтобы мое доброе имя оставалось незапятнанным, – задумчиво произнес Куй Ю. Ши По несколько удивил тон, которым были сказаны эти слова, но если бы она попыталась открыто возразить ему, то он бы ее и слушать не стал. Именно это больше всего и раздражало ее в общении с мужем. Ведь он даже не представлял, какие невероятные усилия ей приходится затрачивать на то, чтобы сохранять его репутацию порядочного человека. Ни дня не проходит без того, чтобы не возникали какие-нибудь сплетни. Но подобный тяжкий труд – это удел женщины, и она знала, что мужчине (даже такому умному, как Куй Ю), этого не понять.
– А как насчет отравленного кинжала? – спросил он.
– Один-единственный удар, – ответила Ши По, – прямо в сердце. Это самое быстрое и действенное средство, особенно если оружие отравлено. Признаться, я рассчитывала, что ты раньше вернешься домой, тогда бы я смогла сделать это в светлое время суток, – раздраженно добавила она и с упреком посмотрела на него. – Сейчас уже вечер. Люди наверняка подумают, что в дом залезли воры, – пояснила она. Грабежи были обычным делом даже в таком престижном районе Шанхая, как этот. Здесь жили состоятельные люди, и в их домах, обнесенных высокими и прочными стенами, имелась охрана, но и это не спасало от грабителей.
Куй Ю пожал плечами и вздохнул.
– Я уже принес свои извинения. Я сделал все, чтобы приехать как можно раньше, – сказал он, невольно вздрогнув. – Значит, ты решила подождать до завтра, чтобы не подумали, что это мог сделать вор, который забрался в дом ночью?
Она недовольно скривилась.
– Это зависит от тебя. Впрочем, не имеет значения, как я это сделаю. Все равно возникнут сплетни. Я не хочу, чтобы говорили, будто бы я решила умереть, потому что не выполнила свое жизненное предназначение. Я хочу, чтобы все считали меня человеком, который был глубоко предан своему делу и, конечно же, не сомневались в том, что мне удалось достичь бессмертия.
– Ты желаешь, чтобы твой уход из жизни был воспринят как акт самопожертвования, а не простая трусость, да? – Голос мужа звучал как-то странно, и она не могла понять, что он хотел этим сказать.
– Так оно и есть, – осторожно произнесла она. – Ты поможешь мне?
Вместо ответа он протянул руку и осторожно провел пальцами по рукояти кинжала, изготовленной из слоновой кости. Эта рукоять имела форму дракона, а ножны были сделаны в форме тигрицы, и поэтому, когда кинжал вставляли в ножны, создавалось впечатление, будто бы эти животные сцепились друг с другом в смертельной схватке.
– А как же наши дети? Ты хочешь, чтобы я сообщил им об этом? – спросил Куй Ю, потирая пальцами спину дракона. – Дети вряд ли поймут, почему их мать пошла на такую жертву. Они считают, что твое предназначение в том, чтобы опекать их и удовлетворять все их потребности.
Ши По покачала головой.
– Наша дочь вышла замуж и счастлива в браке. Я ей больше не нужна. Она совершенно спокойно воспримет известие о моей смерти. Что же касается наших двух сыновей, то… то они уже не нуждаются в моей заботе, – сказала Ши По и замолчала. Она просто не могла найти нужных слов, чтобы выразить пустоту и боль, которые охватывали ее всякий раз, когда она проходила мимо комнат сыновей, семь месяцев назад покинувших родной дом. Следуя традиции, она должна была облачиться в черные одежды и удалиться от мира. В конце концов, она исполнила свое жизненное предназначение. Ее дети покинули отчий дом.
– Но ведь они любят тебя. Они…
Куй Ю замолчал, услышав, как жена пренебрежительно фыркнула. В Китае не принято прививать детям любовь к родителям, и, разумеется, их дети не были исключением. Гордость, уважение, сострадание по отношению к своим родителям – все эти чувства для них естественны и понятны. Любовь же не имеет к этому никакого отношения.
Некоторое время Куй Ю смущенно молчал, но после паузы, стараясь говорить спокойно, напомнил:
– Через несколько месяцев мальчики вернутся от своего наставника. Они взрослеют не по дням, а по часам и скоро станут настоящими мужчинами. – Он кашлянул и добавил: – Нам, наверное, не мешало бы спросить, что они думают по этому поводу, – сказал он.
– Сыновья сразу же вернутся домой, когда узнают о моей смерти, – сказала Ши По. – Они, конечно, уже достаточно взрослые, но все-таки не настолько, чтобы понять, почему я приняла столь ответственное решение.
– Твоя смерть заставит их прервать обучение, – заметил Куй Ю.
Ши По нахмурилась. Как раз это ее и беспокоило. Согласно конфуцианским верованиям, классическое образование является процессом длительным, скучным и утомительным. После новогодних праздников мальчиков отослали к их наставнику, и они должны будут жить у него и обучаться до тех пор, пока не сдадут императорский экзамен. Им просто необходимо получить образование. Желание Ши По во что бы то ни стало достичь бессмертия и необходимость выполнять свои материнские обязанности, по сути, были для нее несовместимы. Но дети уже выросли, и теперь пришло время подумать о бессмертии и о том, чтобы обеспечить сыновьям достойное будущее.
– Мальчикам нет необходимости оставаться здесь все сорок пять дней, как того требует соблюдение траура, – заметила она.
Куй Ю покачал головой.
– Ты меня не поняла. Даже взрослые люди часто обращаются к матери, когда им необходимы поддержка и утешение, – сказал он. – Они почитают и помнят своих матерей…
– И у них есть для этого все основания, – прервала его Ши По. – Особенно если она, то есть я, достойно уйду из этой жизни.
Он продолжал говорить, не обращая внимания на ее слова.
– Дети обязаны заботиться о своей матери до глубокой старости. Ты хочешь лишить их возможности исполнить этот священный долг? Сыновние обязанности закаляют и укрепляют характер. Ты намеренно хочешь избавить их от этого? – В голосе мужа звучало осуждение. – Нет, твоя смерть прервет их обучение не на сорок пять дней, а на более длительное время.
Ши По вздохнула. Даже если бы его слова были правдой, означает ли это, что она должна отложить достижение бессмертия до тех пор, пока ее сыновья не станут взрослыми и пока они не смогут занять достойное положение при императорском дворе? Но на это уйдет много лет! Ши По была уверена, что Куй Ю не потребует от нее такой жертвы.
Посмотрев на мужа, она поняла, что ошиблась. Образование сыновей было для него делом первостепенной важности – он больше всего на свете хотел, чтобы мальчики успешно сдали императорский экзамен. Ни одна мать, если она желает добра своим детям, не станет мешать им в достижении высоких целей. И все же…
– Я не могу так долго ждать, – заявила Ши По и пронзительно посмотрела на него, пытаясь понять, о чем он думает. – Ты преувеличиваешь мою роль в этом деле.
– Уверяю тебя, что ты ошибаешься, – ответил Куй Ю.
– Я никогда не причиню зла своим сыновьям! – воскликнула она, понимая, что эти слова скорее предназначены для нее самой, чем для мужа.
– Не сомневаюсь. Именно поэтому я заговорил с тобой о родительском долге. Ты должна осознавать последствия своих поступков.
Ши По потупила взгляд, молча теребя подол своего шелкового платья.
– Ты всегда находишь правильное объяснение всему, чтобы наставить меня на путь истинный, – вздохнув, сказала она. – Я рада, что дождалась твоего возвращения.
Куй Ю ответил ей только после того, как она подняла голову и удивленно посмотрела на него, не понимая, почему он молчит. Когда он, наконец, заговорил, его слова крайне изумили ее.
– Я думаю, что ты неправильно понимаешь бессмертие, – заявил он.
Ши По буквально взвилась от ярости.
– Ты что, пытаешься учить меня тому, чему я посвятила всю свою жизнь?
– У меня и в мыслях такого не было, – спокойно возразил Куй Ю. – Я говорю о том, во что верю. И еще одно… – произнес он, сощурив глаза. – Это очень короткая история, но я хочу, чтобы ты внимательно выслушала ее.
Ши По гордо выпрямилась, чувствуя себя оскорбленной.
– Я никогда не забывала о том, что жена обязана внимательно слушать своего мужа. Лишь в этом случае она сможет понимать не только его слова, но и его мысли, – сказала она.
– Совершенно верно.
– Я всегда была почтительной и покорной женой. Я учила детей уважать тебя и заботливо вела домашнее хозяйство. Я…
– Я знаю, – мягко прервал ее Куй Ю. – У меня никогда не возникало причин сомневаться в этом.
Они оба знали, что это ложь. Уже сам факт, что она была тигрицей, бросал тень на его доброе имя. Однако они никогда не обсуждали то, чем занималась Ши По, и никогда не упоминали о том, что она была, не так уж чиста и невинна, когда выходила за него замуж. Непристойностям, как и некоторым другим порокам, в Китае просто не придавали значения, как будто их вообще не существовало. Поэтому Ши По всегда делала все, что было в ее силах, лишь бы угодить мужу. Она глубоко уважала и ценила его за то, что он никогда не обращал внимания на ее ошибки и промахи.
– Ты готова выслушать меня, Ши По? – спросил Куй Ю. Он подождал, когда она поднимет голову и посмотрит ему прямо в глаза, а потом произнес: – Прекрасно. Вот моя история…
Он начал свой длинный и обстоятельный рассказ, изобилующий какими-то неизвестными ей названиями строительных материалов и именами людей, которых она никогда в жизни не видела. Ши По изо всех сил старалась понять, о чем он говорит, но все эти тонкости строительного дела, которым занимался Куй Ю, были слишком сложны для нее. Она прищурилась и посмотрела на мужа, надеясь, что это поможет ей сконцентрировать внимание. Чем меньше она будет отвлекаться на посторонние вещи, тем лучше поймет его. Куй Ю все говорил и говорил. Она открыла рот, намереваясь задать какой-нибудь простой вопрос, чтобы привести свои мысли в порядок.
– Прошу тебя, позволь мне закончить, – резко сказал он.
Ей ничего не оставалось, как молча дослушать его до конца.
– Ты понимаешь, жена моя? – спросил он, закончив повествование.
Ши По была в полной растерянности. Поняла ли она его?
– Ты… ты построил какое-то сооружение, – запинаясь, произнесла она. – И это сооружение рухнуло…
Она хорошо помнила, как он злился, когда это произошло. Беда случилась через год после их свадьбы. По совету одного из своих друзей Куй Ю купил дом, который требовал ремонта. Этот же друг не только порекомендовал ему рабочих, которым предстояло сделать ремонт, но и сам взялся руководить всеми работами. Этим другом был не кто иной, как бестолковый Лунь По, младший брат Ши По. Лунь По был известным неудачником. Через год дом рухнул и унес с собой в небытие все их деньги.
– Так ты понимаешь? – не отставал от нее муж. Она вздохнула и отрицательно покачала головой.
– Прости меня, Куй Ю. Я всего лишь женщина и совершенно не разбираюсь в тонкостях деловых операций.
Услышав ее слова, он улыбнулся.
– Это вполне нормально, жена моя. Мораль же этой истории такова: дом, который изначально был построен неправильно, уже невозможно улучшить, какие бы усилия к этому ни прилагались. Его нужно разрушить до самого основания и возвести заново, иначе никак не исправить допущенные когда-то просчеты.
Ши По нахмурилась. Почему он сразу не сказал этого?
– Я почти ничего не знаю о том, как ты начала всем этим заниматься. Ты уверена, что изначально все было сделано правильно?
Она недоуменно уставилась на него, снова и снова мысленно повторяя его вопрос, но это не дало никакого результата.
– Почему ты решила стать тигрицей? – спросил он.
– Это не имеет значения, – резко выпалила Ши По и тут же, устыдившись своей грубости, мысленно одернула себя. Понимая, что Куй Ю задал этот вопрос из чистого любопытства, она сменила гнев на милость. Теперь все ее существо снова стало отражением мужа. Однако Куй Ю продолжал молчать, ожидая от нее вразумительного ответа.
– Твои мысли мудры, муж мой, – начала она, сомневаясь в том, так ли они мудры на самом деле. – Ты думаешь, что я похожа на тот несчастный дом, о котором ты рассказывал. – Ши По вдруг задумалась: «Может, я действительно на него похожа?», но вслух продолжила: – И прежде чем продвигаться дальше, мне следует вернуться к самому началу, чтобы проверить все заново, так?
– Я просто считаю, что такой вариант возможен.
– Но ты в этом уверен, – настаивала она.
Куй Ю медлил с ответом, положив руки на колени. Его пальцы не дрожали. Они не дрожали…
Теперь для Ши По все стало ясно. Пальцы мужа все еще оставались неподвижными, хотя его руки всегда находились в движении. Этого нельзя было не заметить, стоило только более внимательно к нему присмотреться. Он всегда много жестикулировал, придавая дополнительную выразительность своим словам и акцентируя внимание слушателей на главном.
Но сейчас…
– Где моя бутылочка с ядом? – спросила она, только сейчас заметив, что исчезла не только она, но и кинжал, и веревка. Куда же все это делось? Между ней и мужем осталось пустое пространство и клетка с двумя несчастными скорпионами. Она метнула на него гневный взгляд. – Зачем ты забрал все это?
Куй Ю растерянно смотрел на жену, словно не понимая, о чем она говорит.
– Тебе нужен был мой совет. Я хочу, чтобы ты выбрала самое действенное средство.
– Верни все на место.
– Ты обратилась ко мне за помощью.
– Куда ты дел все эти вещи? – спросила Ши По, внимательно рассматривая его одежду. Его накидка была достаточно широкой для того, чтобы он мог надежно спрятать все эти предметы.
– Они мне нужны, – коротко ответил Куй Ю.
Она пожала плечами.
– Но я легко могу найти им замену.
– Я думаю, тебе не следует этого делать.
Ши По пристально смотрела на мужа, ругая себя за то, что не заметила, как потеряла бдительность. Ей нужны были все эти предметы!
– Куй Ю, мне кажется, ты слишком взволнован и ведешь себя неразумно.
Он раздраженно фыркнул и скрестил руки на груди, показывая, что его терпению пришел конец.
– Я действительно взволнован и опечален, жена моя, и поэтому сегодня вечером решил серьезно поговорить с тобой.
Она нахмурилась.
– Это все из-за того, что в доме был обыск?
Куй Ю так крепко стиснул зубы, что она даже услышала, как они заскрипели.
– Да, это из-за генерала Кэнга, но еще и потому, что его визит стал одним из звеньев в цепи неприятностей, случившихся за этот месяц. На редкость несчастливый месяц выдался, тебе не кажется?
Она склонила голову, пытаясь вспомнить, чем же в последнее время занимался ее муж. Как это ни печально, но пришлось признать, что ее интересовало только то, как достичь бессмертия, ну и еще сын генерала. Она совсем не обращала внимания на то, какие трудности приходилось преодолевать Куй Ю. День заднем она все больше и больше отдалялась от мужа, мечтая только о том, как достичь своей цели. А ведь ей так хотелось лучше понимать его! Тогда бы она знала, почему его взгляд мрачен, а смех печален.
После довольно продолжительной паузы Куй Ю снова заговорил. В его голосе и манерах чувствовалась такая твердость, что Ши До, будучи его отражением, невольно выпрямилась. И только после того как он замолчал, а она, словно зеркало, отразила все его мысли, до нее наконец дошел смысл того, что она услышала. Ши По даже повторила слова мужа, чтобы удостовериться в том, что правильно поняла его.
– Ты сказал «я хочу начать заниматься», – произнесла она и подумала: «Странно!» – Ты хочешь, чтобы я обучила тебя всему, начиная с самого начала? Ты хочешь пройти весь путь тигрицы, весь путь дракона?
Куй Ю прищурился, но она успела заметить веселые искорки в его глазах.
– Я хочу обучиться всему этому, – заявил он. – Да и ты приняла необычайно мудрое решение – начать все заново. – Он склонил голову в подтверждение сказанных слов. – Мы будем заниматься вместе, как будто мы с тобой новички.
Ши По нервно теребила пальцами край одежды, чувствуя, как у нее кругом идет голова.
– Я… – неуверенно начала она и остановилась. Что же она хотела сказать? – Я не могу вернуться к тому, с чего начала, когда была еще ребенком! – воскликнула она.
– Значит, ты была ребенком, когда впервые вступила на путь тигрицы? – удивленно спросил Куй Ю.
– Нет, я… – Она вновь замолчала. Как объяснить ему? Да, она была еще ребенком, когда почувствовала себя намного старше своих лет. – Я не могу ясно мыслить, – призналась Ши По, глубоко вдохнув. – Твоя внутренняя дисгармония неблагоприятно действует на меня.
Он склонил голову.
– Я прошу прощения, но именно по этой причине я и хочу начать обучение. Так я смогу сбалансировать все свои энергетические потоки.
– Но… ты не сможешь сделать это!
– Неужели мне уже поздно начинать обучение? Значит, я должен смириться с тем, что меня ожидает ранняя смерть? – спросил Куй Ю и беспомощно развел руками. – Как ты думаешь, сколько у меня еще осталось времени? Может, не больше года?
– Ты не можешь умереть! – пылко возразила Ши По. – Кто же тогда будет заботиться о наших мальчиках?
Муж пожал плечами.
– Я не могу изменить свою судьбу, – сказал он и посмотрел ей прямо в глаза. – Получается, что тебе придется отложить достижение бессмертия. И на то существует множество причин.
Ши По резко вскочила на ноги и едва удержалась на своих перевязанных ступнях, сумев сохранить равновесие.
– Ты искажаешь смысл моих слов и сбиваешь меня с толку, – упрекнула она мужа.
Куй Ю молчал, но Ши По совершенно не обращала на это внимания. Она лихорадочно вспоминала, какие травы хранятся в ее кладовой, и есть ли среди них ядовитые. И тут муж снова прервал ее мысли. Она почувствовала, как Куй Ю взял ее за локти, и замерла. Ши По даже не заметила, когда он успел подняться на ноги и встать рядом с ней.
– Я не хочу причинить тебе никакого вреда, Ши По, – произнес он, бережно поддерживая ее.
Его низкий голос звучал уверенно:
– Я хочу дать тебе возможность выбора.
Она нахмурилась, не скрывая удивления.
– Я тебя не понимаю, – сказала она.
– Вместо того чтобы добиваться бессмертия и постоянно терпеть неудачи, почему бы тебе не вернуться к самым истокам и заниматься вместе со мной? Такое прекрасное начало приведет к быстрому прогрессу, к тому же ты сбалансируешь мои энергетические потоки. – Он широко улыбнулся и добавил: – Я стану здоровым, сильным человеком и смогу прожить долгую жизнь. Даже если ты решишь покинуть меня, я смогу позаботиться о наших детях.
Внезапно Ши По почувствовала, как сила его страсти наполняет ее мужской энергией ян. Эта энергия струилась сквозь его пальцы и текла по рукам Ши По, обжигая ее кожу даже через одежду. Более того, она ощутила, как ее энергия инь ответила на этот призыв. Решимость женщины ослабла, и все ее существо – и тело, и разум – приготовились принять его вторжение.
– Я не верю в то, что это поможет, – пробормотала она.
– Подумай о том, сколько пользы может принести твое согласие! Пойми, хуже не будет!
Он пытался сломить ее сопротивление, как когда-то его дракон взломал все преграды и вошел в ее алую пещеру. Теперь ей остается только покориться ему. Она его жена, и ее обязанность – принимать его ласки. Однако она не просто сосуд, вмещающий в себя его мысли и семя. Она – зеркало. Недаром же она потратила столько лет, чтобы научиться превращаться в зеркальное отражение других людей, показывая им их истинное лицо. И это происходило даже в тех случаях, когда она использовала свою способность для того, чтобы учиться самой.
В этот момент Ши По была зеркалом мужа и сознательно сосредоточилась на том, чтобы отразить всю силу его энергии ян и укрепить свою решимость. Она выпрямилась и вплотную приблизилась к Куй Ю. Сейчас она должна была своей длинной ногой обхватить его бедра и прижаться к нему, но она не сделала этого.
Она вдруг почувствовала, что ее кинжал, вставленный в ножны, спрятан в длинном кармане его брюк. Подняв глаза, Ши По пристально вгляделась в лицо мужа. Как ему удалось повлиять на ее решение? Ведь в самом начале их разговора она готова была осуществить задуманное, несмотря ни на что. Но сейчас ее решимость куда-то исчезла. Он сумел внушить ей свои мысли, и она вдруг почувствовала себя свежевспаханным полем, на котором земля всегда мягкая и податливая, но при этом плодородная и богатая.
Он внушил ей эти мысли…
– Ты сделаешь это, Ши По? – требовательно спросил Куй Ю. – Ты будешь учить меня? Ты останешься со мной?
Наконец она поняла, как ей следует поступить, и кивнула в ответ. Она не просто сосуд, принадлежащий Куй Ю, она – его зеркало. Именно это противоречие стало причиной того, что она смогла вплотную приблизиться к бессмертию.
– Я стану твоей партнершей, Куй Ю, начну все заново, словно молодой тигренок, который только учится управлять своей силой.
Она почувствовала, что муж расслабился и вздохнул с облегчением. Этот вздох был подобен ласковому летнему ветерку, ворвавшемуся в маленькую душную комнату. Она выдержала паузу, дожидаясь, когда этот ветерок утихнет и его тело окончательно избавится от напряжения. Как только последнее легкое дуновение коснулось ее виска, Ши По бросилась в атаку: осторожно засунув руку в карман его брюк, она быстро вытащила кинжал и, стремительно обнажив его, крепко сжала рукоять. Теперь она держала блестящее лезвие прямо перед собой.
Куй Ю тоже засунул руку в карман своих брюк, чтобы вытащить клинок, но она опередила его. Ши По прижала лезвие к своему горлу – как раз там, где начинался вырез ее платья, – и ждала, пока он успокоится.
– Что ты делаешь? – спросил он, тяжело дыша. Его тело вновь напряглось, приготовившись к действию.
– Знаешь ли ты, Куй Ю, зачем я ждала твоего возвращения? – спросила она. – Знаешь ли ты, почему я не воспользовалась этим кинжалом днем, когда приняла такое важное решение?
Он покачал головой, впившись глазами в острие клинка, прижатое к ее горлу.
– Глядя на кинжал, который лежал передо мной, я думала о том, что ты, муж мой, всегда и во всем можешь найти скрытые возможности. Там, где я вижу всего только два возможных варианта, ты вдруг обнаруживаешь еще и третий. Если я считаю положение безвыходным, ты можешь найти сразу несколько способов уладить положение. Вот какой силой ты обладаешь, и я высоко ценю это.
Куй Ю отвел взгляд от кинжала и смущенно посмотрел ей в глаза.
– Значит, ты останешься? – спросил он, собираясь задать еще один вопрос. Однако он промолчал и снова посмотрел на кинжал. Почему она продолжает прижимать оружие к своему горлу, если решила не умирать?
– Я хочу доказать тебе, что всегда найду способ исполнить то, что задумала. Ты не смог повлиять на мое решение. Просто сейчас я выбрала другой путь для осуществления поставленной цели, – заявила Ши По, с удивлением обнаружив, что ее глаза наполнились слезами, а сердце сжалось от боли. – Я стану бессмертной, Куй Ю! Ничто не сможет заставить меня надолго отложить столь важное дело.
– Но что, если… – произнес он. Она резко прервала его:
– Выбирать буду я, Куй Ю! Ты просто будешь находить возможные варианты.
Она глубоко вздохнула, догадавшись, что он так и не понял ее до конца. Да и чего можно было ожидать от простого мужчины? В этом отношении она была выдающейся женщиной. И все это благодаря тому, что за многие годы ей удалось накопить достаточно энергии ян, и теперь она, в отличие от других женщин, стала сильной и решительной.
– В любом случае это мой выбор, Куй Ю. И я не отступлю от принятого решения, – сказала она. Такое объяснение удовлетворяло их обоих.
Она посмотрела на Куй Ю и заметила, что он успокоился, хотя выглядел печальным и разочарованным.
– В Китае огромное количество людей, которые борются со смертью. Они хотят жить. Почему же ты так решительно настроена на то, чтобы умереть? Неужели твоя жизнь совсем не приносит тебе радости? Неужели тебе не дороги твои сыновья, наш дом и благосостояние нашей семьи?
Она внимательно посмотрела на него и еще больше убедилась в том, что он почти ничего не понял.
– Нельзя даже сравнивать то, за что борются все эти люди, и то, чего пытаюсь добиться я. Самые почтенные мужи Китая мечтают о том, чтобы достичь этого. Они хотят стать бессмертными и вознестись на Небеса.
– Однако для этого они не приставляют кинжал к своему горлу.
– Некоторые из них намеренно заставляют себя голодать. Другие подвергают свое тело смертельным болезням. Все они страстно желают сделать последний шаг на пути к бессмертию. И я такая же, как они.
– Ты совершенно не похожа на них, жена моя. Ты всегда отличалась от других людей.
Куй Ю наблюдал за тем, как Ши По взяла кинжал и засунула его в ножны. Он все еще волновался, и его сердце учащенно билось в груди. Он мог бы забрать у нее оружие в тот момент, когда она отвела лезвие от своей шеи, но дело в том, что Ши По необходимо всегда самой контролировать ситуацию. Поэтому он позволил ей оставить кинжал у себя, хотя это стоило ему невероятных усилий. От Ши По не укрылось, как он крепко сжал кулаки, пытаясь сохранять спокойствие.
Она наблюдала за мужем, как бы проверяя, насколько хватит его силы воли. Он мягко улыбнулся, но его терпению, похоже, пришел конец. Жена обязана сохранять мир и спокойствие в доме. Он и так предоставил Ши По слишком много свободы, особенно с тех пор как сыновья покинули их дом. Но сейчас… нужно положить этому конец. Он не намерен больше терпеть ее выходки.
И все же, так ли часто он проявлял твердость по отношению к жене, заставляя ее беспрекословно повиноваться его воле? Его решимости обычно хватало всего на несколько минут, а потом она улыбалась ему, ее тело становилось мягким и податливым. Она приносила ему чай, поправляла простыни на его ложе, и гнев исчезал без следа, уступая место страстному желанию и сладким мыслям о том, что должно произойти дальше.
Он посмотрел ей в глаза, надеясь на то, что она уже успокоилась. Так происходило всегда – какую бы трагедию она ни разыгрывала, какие бы трудности им обоим ни доводилось преодолевать в течение дня, в конце концов, все страсти утихали. Жена обычно брала его за руку и усаживала за обеденный стол, затем поила чаем или укладывала в мягкую постель. Уже через несколько минут в их доме воцарялись мир и спокойствие. По крайней мере, спокойствие, если не любовь.
Но в этот раз все было по-другому. Хотя Ши По отложила свой кинжал в сторону, она так и не стала прежней – спокойной и ласковой женщиной. Его жена казалась какой-то опустошенной. Ее глаза были темными и пустыми, словно две пещеры. Ши По глубоко погрузилась в свои размышления. Она выглядела потерянной, испуганной и одинокой.
– Так что же… что сделали генерал Кэнг и его солдаты? – услышал он собственный голос. – Надеюсь, они не причинили тебе вреда?
Ши По покачала головой, но этот вопрос, похоже, разозлил ее.
– Они не представляют опасности. Генерала интересовал только его сын, – сказала она.
Куй Ю понял, что жена не обманывает его, и успокоился. Китаец хань не мог противостоять маньчжурским завоевателям. Маньчжуры Цин прочно утвердились в Китае как правители, и любая жалоба могла только привлечь к этому делу нежелательное внимание.
К счастью, генерал уехал, Ши По не пострадала, да и ее ученики тоже. Тогда почему она сжимает в руке кинжал и жаждет смерти? Безрассудство какое-то! Для мужчин женщины всегда были загадочными и странными существами.
Куй Ю переминался с ноги на ногу, пытаясь сообразить, как ему выбраться из этой ситуации. К несчастью, ничего не приходило на ум, и он решил вернуться к началу их разговора, стараясь вспомнить все подробности. Что он сказал, что сделал для того, чтобы отсрочить осуществление безумства, которое задумала жена? Однако сейчас, когда она решила последовать его совету и подождать, Куй Ю никак не мог вспомнить, что же он ей говорил.
Куй Ю тяжело вздохнул, но в этот момент его словно озарило, и память вернулась к нему. Он пообещал Ши По начать заниматься ее религиозной практикой с самых азов! И с ней вместе…
Сама мысль об этом вызывала у него отвращение. Ее религия была предназначена для женщин. По правде говоря, он видел, какие чудесные превращения происходили с ее ученицами – даже немощные дурнушки становились сильными и красивыми женщинами. Но он, крепкий и уверенный в себе человек, не нуждается в этом! Он уже нашел свою дорогу в бурном и изменчивом мире. Стоит ли ему еще чему-нибудь учиться?
Но он дал слово. Посмотрев в темные, полные отчаяния глаза жены, Куй Ю понял, что если он не найдет для нее достойное занятие, требующее приложения как физических, так и умственных сил, то она снова попытается покончить с собой. Одержимая идеей бессмертия, Ши По, не раздумывая, оставит его и их детей и уйдет в мир иной.
– Так мы начинаем? – спросил он.
Она вздрогнула и, оторвав взгляд от кинжала, посмотрела на него.
– Что?
– Твои занятия или как ты там это называешь, – неуверенно произнес он, пожав плечами. – Ты должна ввести меня в курс дела.
Похоже, она почувствовала, что у него нет особого желания заниматься, и смиренно сказала:
– Не стоит беспокоиться. Ты же понимаешь, что эти занятия предназначены для женщин.
Куй Ю замер на месте, чувствуя, что его незаслуженно обидели. Невероятно, но она смогла прочитать его мысли.
– Не секрет, что среди твоих учеников были и мужчины. Например, Чэнь Ру Шань. Он был твоим… твоим…
– Нефритовым драконом.
– Ты занималась вместе с ним, – сказал Куй Ю, чувствуя, что краснеет.
Она покачала головой.
– Не очень удачно. И совсем не долго.
– Но все это происходило не так давно, – возразил Куй Ю.
Он хорошо помнил тот день, когда Ши По пришла к нему и попросила дать ей денег, чтобы помочь своему нефритовому дракону решить какие-то финансовые проблемы. Его даже не беспокоило то обстоятельство, что этот человек был его ближайшим деловым конкурентом. Тогда она что-то говорила ему о возможности получения прибыли и денежной гарантии возврата долга. Откуда жена набралась всех этих знаний, Куй Ю понятия не имел, однако было видно, что она ясно понимала явную выгоду от подобной сделки. Если Ру Шань не вернет долг, то его лавка перейдет в собственность Куй Ю. Если же Ру Шань расплатится в срок, что он и сделал, то проценты, которые ему придется заплатить за предоставление кредита, выльются в весьма солидную сумму.
Поразмыслив, Куй Ю согласился дать деньги в долг. Таким образом, он предоставил партнеру своей жены (и своему конкуренту) необходимые средства, на которые тот смог продержаться целый год. С помощью этих денег Ру Шань не только спас от банкротства свою лавку, но и смог найти себе жену и достичь бессмертия.
Куй Ю, благодаря полученным процентам, значительно укрепил финансовое положение их семьи. Но его жена неожиданно превратилась из спокойной, доброй и терпеливой наставницы в угрюмую, подверженную частым переменам настроения женщину, одержимую идеей достижения бессмертия. Именно по этой причине он недолюбливал Ру Шаня, хотя Ши По всегда защищала его.
– Я занималась с Ру Шанем недолго, – сказала Ши По. – Он смог достичь бессмертия со своей белой женщиной, – добавила она, сделав над собой усилие, чтобы успокоиться. – С англичанкой Лидией Смит.
Она говорила правду. Он заметил, с какой горечью жена произнесла эти слова. Однако Куй Ю знал, что Ру Шань не бросил свою наставницу ради белой женщины. Напротив, насколько он понял, Ру Шаня заставили это сделать.
Он нахмурился.
– Если это не Ру Шань, то кто же тогда был твоим партнером в последнее время? – спросил он.
Жена покачала головой, отказываясь отвечать на этот вопрос. Некоторое время Куй Ю внимательно смотрел на нее, и вдруг его осенило. Эта догадка поразила его до глубины души.
– Все это время ты не практиковалась!
И снова в глазах Ши По вспыхнул неистовый огонь.
– Я занималась еще больше, чем когда-либо, – возразила она. «Нуда, она занималась как одержимая, – подумал Куй Ю, – особенно после того, как Ру Шань и его белая женщина смогли достичь бессмертия». Тем не менее – он знал это наверняка – у нее не было партнера. Во всяком случае, все признаки указывали на то, что он не ошибся. Например, его жена всегда заливалась ярким румянцем, когда он интересовался, как она провела день. Долгие дни и ночи, которые Ши По посвящала занятиям, невероятно истощили ее. И самое главное то, что ее не было в доме в довольно непривычное время. Он знал всех ее учеников – и новеньких, и тех, которые, закончив обучение, покинули их дом. Со стороны состоятельного мужчины было бы непростительной глупостью не следить за тем, чем занимается его жена. Однако среди них не было никого, кто мог бы стать ее новым партнером. Был только Ру Шань, который покинул Китай несколько месяцев тому назад. Ему все стало предельно ясно.
– Значит, в течение долгого времени ты медитировала в одиночестве. Тебе самой приходилось смешивать энергии инь и ян. Но почему? – спросил Куй Ю. Если она так хотела достичь бессмертия, то почему пренебрегла самым главным компонентом?
Ши По гордо выпрямилась во весь рост, а она была женщиной высокой – всего сантиметра на два ниже его самого. Теперь перед ним стояла независимая, состоятельная женщина, истинная дочь своих знатных родителей, внучка придворных, которые служили славной императорской династии Мин. Когда же она заговорила, в ее голосе чувствовалось благородное негодование и страсть. Ши По была достойной наследницей своего аристократического рода.
– Ты осмеливаешься расспрашивать меня о моих занятиях?
Куй Ю не смог сдержаться и улыбнулся. Его всегда восхищала ее сила и храбрость.
– Я не хотел тебя обидеть, – мягко произнес он, постепенно приходя в себя. – Я просто хочу понять, чем ты занимаешься. Кроме того, я сам решил начать занятия, а ученик может познавать новое, только задавая вопросы своему наставнику.
Ши По зло прищурилась, однако ей не удалось запугать его. Прошло уже много времени с тех пор, когда ей в последний раз удалось сделать это. Куй Ю тоже выпрямился, расправил плечи и вдохнул полной грудью влажный шанхайский воздух. Он принял окончательное решение.
– Настало время начинать занятия, жена. Учи меня.
Она пристально смотрела на него. Ее изумлению не было предела. Она уже и забыла, когда в последний раз он приказывал ей. Вероятно, это было очень давно. Он с невероятным волнением наблюдал за тем, покорится она его воле или нет.
Женщина явно боролась с собой. Он видел это. Она смотрела на него во все глаза, не зная, что ей предпринять. Но, в конце концов, скромность и сознание того, что долг жены – во всем повиноваться своему мужу, взяли верх. Она склонила голову, признавая его главенствующее положение.
– Хорошо, муж мой, пусть будет так, как ты желаешь. Пожалуйста, разденься и начинай спокойно медитировать, – сказала Ши По. – Не прекращай медитацию, что бы я ни делала с твоим телом, – добавила она и посмотрела на него так, словно бросала ему вызов.


30 ноября 1877 года


Лунь По…
Ты получил за свое эссе прекрасные оценки, но боюсь, что допустил одну серьезную ошибку. Династия Цин ведет свою родословную от маньчжурских завоевателей. Они не дадут тебе высокую должность в правительстве, если ты в своей экзаменационной работе будешь прославлять наших предков хань. Им также не понравится, если ты будешь сравнивать их династию с династией Мин. Это сравнение будет не в их пользу. Для того чтобы успешно сдать экзамен, тебе нужно узнать как можно больше о маньчжурской культуре. Тебе следует понять, почему это кочевое племя наездников стало таким сильными влиятельным и как они смогли приспособиться к оседлому и размеренному образу жизни нашего Императора. У меня есть несколько предположений на этот счет. Я знаю, что их довольно много, но уверен в том, что хотя бы некоторые из них окажутся полезными для тебя.
Признаться, я был крайне разочарован, узнав, что ты сказал своей сестре о том, что я часто думаю о ней. Яне верю тебе, что она громко смеялась по этому поводу. Она скромная и утонченная девушка и не позволила бы себе так грубо отреагировать на твои слова. Ты снова дразнишь меня. Однако будь осторожен, дружище, не рассказывай своей сестре всяческие небылицы обо мне. Ведь Небеса могут разгневаться и сделать меня твоим зятем! Да, тогда тебе придется несладко. Это, конечно, шутка. Но иногда по воле Небес происходят самые невероятные вещи, поэтому сначала думай, прежде чем что-нибудь сказать.
Наконец пришло время, когда мне уже больше не нужно гнуть спину на стройке. Я узнал, что мастер берет взятки и не позволит мне занять более высокую должность из боязни, что мне могут предложить его место. Он правильно делает, что боится. Ты ведь знаешь, что я человек амбициозный и не остановлюсь на достигнутом. К тому же я не собираюсь благодарить его за то, что он держал меня на самой низкой должности, чтобы я не попадался на глаза иностранным начальникам. Именно поэтому я и решил пойти против его воли.
Знаешь, что я сделал? Я дал понять иноземцам, что умею говорить по-английски. Они ко всему относятся с подозрением. По этой причине меня всегда ставили работать в том месте, где располагались иноземцы, чтобы я шпионил за ними. Рано или поздно они бы все равно обнаружили, что я знаю их язык. Так зачем же мне ждать, пока Небесам будет угодно помочь мне, если могу сделать это сам? Особенно сейчас, когда я уже так хорошо говорю по-английски. Я все время посещаю миссионеров, чтобы лишний раз потренироваться и поговорить с ними на их языке.
Мой план удался, Лунь По! Теперь я буду служить у белого человека. Буду изображать слугу бледнолицего варвара, который, к слову, сказочно богат! Бог знает, чему я смогу у него научиться и что смогу купить на его жалкие подачки!
Я уже кое-что купил, Лунь По, предвидя перемены в моей судьбе. Приближаются новогодние праздники, и я знаю, что ты ищешь подарок для своей сестры. Прошу тебя, позволь мне выбрать для Ши По подарок. Я понимаю, что это не совсем прилично, но ее светлый образ помогает мне переживать все эти ужасные ночи, когда моя натруженная спина просто горит огнем, а руки так слабы, что я даже не в силах отмахнуться от мухи. Только мысли о ней помогают мне выжить. Только ее красота помогает мне каждое утро вставать и снова приниматься за работу. Поэтому прошу тебя, позволь мне выбрать новогодний подарок для твоей сестры.
Твой преданный друг Куй Ю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страстная тигрица - Ли Джейд



Этот роман мне понравился больше, чем ОГНЕННАЯ ТИГРИЦА. Там затянутое начало, а здесь больше динамики и неожиданное развитие. 8 балов.
Страстная тигрица - Ли ДжейдAleksa
4.12.2014, 6.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100