Читать онлайн Страстная тигрица, автора - Ли Джейд, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страстная тигрица - Ли Джейд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.36 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страстная тигрица - Ли Джейд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страстная тигрица - Ли Джейд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Джейд

Страстная тигрица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Один очень жадный чиновник нажил нечестным путем огромные деньги. Когда же срок пребывания на высокой должности истек, он вернулся домой и увидел среди своих родственников странного старика.
– Кто ты? – спросил он.
– Я бог земли той страны, в которой ты правил. – Ты пришел, чтобы воздать мне хвалу? – спросил чиновник. – В моей стране не осталось ни одной зеленой лужайки, ни одного поля. Я вынужден был прийти сюда, чтобы жить здесь вместе с тобой.


Куй Ю не терял времени даром. Несмотря на то, что все эти дни ему пришлось просидеть на топчане, он запросто мог ударить головой охранника. Он давно бы уже сделал это, если бы не лелеял надежду, что все еще может решиться мирным путем. Когда же эта надежда исчезла, он был готов уничтожить своего врага любыми подручными средствами. Как только охранник открыл дверь, Куй Ю сразу же бросился в атаку.
Он так сильно ударил солдата головой в грудь, что сломал тому ребра. Он продолжал бить его до тех пор, пока не прижал к стене. Когда его противник рухнул на пол, потеряв сознание, Ши По быстро подошла к нему, забрала саблю и передала ее мужу.
Куй Ю был поражен до глубины души. Он думал, что жена испугается, увидев ужасную сцену насилия, но вопреки всем ожиданиям Ши По действовала весьма хладнокровно. Он бы поцеловал ее, если бы им сейчас не нужно было спасаться бегством.
Они побежали по коридору, зная о том, что единственный выход здесь был слева от караульного помещения. Он вел в главное здание. Если им повезет, то они никого не встретят на своем пути…
Им не повезло. В караульном помещении находилось больше дюжины солдат, и некоторые из них собирались выйти в коридор. Куй Ю заслонил собой жену, несмотря на ее сопротивление.
– Ты не должен с ними драться, – сказала она. – Они убьют тебя.
У него не было времени спорить с ней, доказывая, что они все равно осуждены на казнь. Оставалось только сосредоточиться и приготовиться принять на себя удар. Их единственной надеждой был узкий коридор. В нем одновременно могли поместиться только двое солдат. Но все они были моложе его, хорошо владели оружием, и к тому же на них была защитная броня.
Куй Ю сражался отчаянно. Ши По изо всех сил помогала ему. Когда он одолел первого охранника, она схватила его саблю. Однако с самого начала Куй Ю был обречен на поражение. Ему просто не под силу было победить всех этих солдат. Очень быстро его повалили на пол и начали бить кулаками по голове.
Потом он успел увидеть, как солдаты вырвали у Ши По из рук саблю. Она не могла далеко убежать со своими перевязанными ступнями, а солдаты были сильными, быстрыми и беспощадными. Ее швырнули на пол и сорвали с нее остатки одежды.
Куй Ю громко закричал. В порыве гнева он вскочил на ноги, но ему тут же нанесли сильный удар сзади. Он слегка подался вперед и рухнул на пол. Ударившись лицом об пол, он вывихнул себе левое плечо и громко закричал от боли. Но его тут же заставили замолчать, ударив коленом в спину. Кто-то из охранников наступил тяжелым сапогом ему на шею.
Куй Ю испытывал нестерпимую боль. Если бы он только мог освободиться и сразиться… Нет, он уже ничего не сможет сделать. Он даже не видел Ши По, потому что солдаты стояли вокруг него плотным кольцом. Он только слышал ее крик. А затем до него донесся голос…
Он услышал, как кто-то громко и повелительно крикнул, обращаясь к солдатам на маньчжурском наречии. Куй Ю ничего не понял, но солдаты сразу же расступились в стороны.
Неужели это…
Нет, это был не генерал Кэнг. Это был пожилой мужчина в форме капитана с лицом, покрытым шрамами. Он внимательно посмотрел на Куй Ю, а потом перевел взгляд на Ши По.
Куй Ю весь напрягся. Он не знал, что ему предпринять. Собрав всю свою волю в кулак, он старался держаться, чтобы не потерять сознание. Он просто обязан что-нибудь сделать. Он не даст этим маньчжурским собакам прикоснуться к его жене.
Еще одна громкая команда эхом разнеслась по коридору. Один из солдат вышел вперед и протянул своему командиру какой-то сверток. Командир даже не прикоснулся к нему и кивком указал на Ши По. Солдат тут же бросил этот сверток к ее ногам. Это были брюки и рубашка кули. Ши По схватила вещи и прижала к своей груди.
– Оденься! – приказал ей солдат на шанхайском диалекте. Она повиновалась, надев сначала рубашку, а потом брюки.
Они позволили ей встать, чтобы она могла одеться. Охранники слегка отступили назад, освобождая для нее место, а капитан пристально смотрел на нее своими черными глазами.
Куй Ю вздохнул с облегчением. Если бы они собирались изнасиловать Ши По, то вряд ли бы стали одевать ее.
А это означает… Может, их оденут соответствующим образом, чтобы казнить? Однако маньчжуры обычно не устраивают официальных казней. Заключенные просто исчезают из тюрьмы. Может, они просто хотели, чтобы Ши По выглядела достойно, когда ее поведут на место казни? Но зачем создавать себе лишние хлопоты? Зачем одевать женщину, которая очень скоро умрет?
Наверное, охранник солгал, сказав, что их собираются казнить. Скорее всего, их собираются кому-нибудь показать. А может быть…
И тут капитан громко выкрикнул следующую команду. Солдаты быстро подчинились и перевернули Куй Ю на спину. Теперь солдат, который придавливал сапогом его шею, поставил свой сапог ему на грудь, а кончик сабли прижал к щеке Куй Ю немного ниже глаза.
Куй Ю лежал спокойно, несмотря на жгучую боль в плече. Когда капитан подошел к нему, он едва дышал. Куй Ю не мог рассмотреть его лица из-за того, что ему мешала сабля, прижатая к щеке.
Капитан взмахнул рукой, и солдат убрал ногу с груди Куй Ю. Но пленник все еще не мог свободно дышать, потому что солдаты держали сабли наготове буквально в нескольких миллиметрах от его тела.
Капитан шагнул вперед и еще раз взмахнул рукой. Пленника перевернули на здоровый бок, при этом клинок просвистел возле самого лица Куй Ю.
– Не трогайте его! – закричала Ши По и тут же получила удар кулаком.
Куй Ю нужно было что-нибудь сказать, чтобы подбодрить жену. Он понял, что с ними собираются сделать, но все еще никак не мог в это поверить. К тому же ему трудно было дышать и он вряд ли смог бы что-то объяснить ей. В это время к нему подошел капитан и пнул его ногой в бок. А потом, не дав ему отдышаться, схватил его поврежденную руку и с силой дернул ее.
Плечо Куй Ю снова стало на место. Он почувствовал это, но уже ничего не слышал, потому что громко кричал от боли.
Боль. Снова боль.
Его перекинули через седло лошади, как мешок с рисом. Теперь он лежал на животе и его голова болталась из стороны в сторону. Его только что стошнило. Приступы тошноты накатывали на него волнами в такт движению лошади.
Он попытался пошевелиться, но не смог, потому что был крепко привязан к седлу. Перед его глазами быстро проносилась земля.
Боль. И снова эта боль.
Земля была твердой и холодной даже возле костра. Больше не было бешеного лошадиного галопа. Чьи-то мягкие руки сбрызнули его лицо водой. Потом он услышал лязг металла. Неужели его заковали в цепи?
Ши По.
Он хотел дотронуться до нее, но его руки были крепко связаны веревками. Все его тело просто ломило от боли.
– Ш-ш-ш, – прошептала она. – Спи.
Он вглядывался в темноту. Ему нужно было во всем разобраться. Он должен что-то сделать. Он должен защитить ее.
Куй Ю глубоко вдохнул и хотел что-то сказать, но вместо слов из горла вырвался сильный кашель.
Боль была просто нестерпимой.
Боль. Снова боль.
Он лежит на лошади. Его опять тошнит, но у него в желудке уже пусто, и он не может вырвать. Сильно кружится голова. Опять этот сухой кашель!
Когда же закончатся его мучения? Боль. Снова эта боль.
Жар.
Она произнесла именно это слово. Он слышал. Это богиня Квен Инь улыбается ему и омывает его лицо.
Чем бы ты смог пожертвовать ради исполнения своего самого заветного желания?
Снова боль.
Кашель.
Ши По.
И вновь кашель. Обжигающая боль в груди привела его в сознание.
Боль.
Теперь он не на лошади. Он лежит на кровати. Такая мягкая кровать и простыни приятно пахнут.
Он дома?
Нет, не дома. Тогда где же?
Он слышит, как громко плачет женщина. Куй Ю нахмурился. Нет, это не женщина. Это ребенок. Какая-то девочка. Кто она?
Его тошнит, у него кружится голова. Он вспомнил, как занимался любовью. Он в тюрьме? Снова лошадь?
Как долго он болеет? Несколько дней?
Чай. Он горький и холодный. Его губы и рот стали влажными. Куй Ю с трудом сделал глоток. В следующий миг он снова потерял сознание.
Больше не будет темноты! Нужно сосредоточиться.
Где он находится?
– Пей, – приказал ему чей-то голос.
Это Квен Инь? Ши По?
Он снова сделал глоток. На этот раз боль была терпимой. Жидкость имела отвратительный вкус. Однако все целебные чаи его жены были неприятными на вкус. Горькая жидкость самая полезная. Так она говорила.
Когда же этот ребенок перестанет плакать?
Он снова сделал глоток. Потом еще один.
– Хорошо, – сказала она и осторожно опустила его голову на подушку.
Он попытался что-то сказать, но не смог и только вздохнул. Она улыбалась. Это была его прекрасная жена.
– Поправляйся, муж мой, – сказала она. – Ты мне нужен.
Куй Ю кивнул и попытался сесть на кровати, чтобы помочь ей. Сейчас он встанет и сделает все, что ей нужно. По крайней мере, так он думал. Через некоторое время стало понятно, что все это ему только кажется. Его глаза закрылись, и он заснул.
Ши По прижала ладонь ко лбу Куй Ю и с радостью обнаружила, что у него наконец-то спал жар. Но, несмотря на то, что он чувствовал себя намного лучше, его все еще мучил кашель. Тем не менее, он мог спокойно спать, и Ши По молилась Будде, чтобы они больше не ездили на этих ужасных животных. Лошади были самой главной забавой маньчжуров. Она слышала, что они ели, спали и даже спаривались на лошадях. Люди, которые сопровождали их, такого не делали. Они просто привязывали животных рядом со своими закованными в цепи пленниками.
Ши По потерла свои запястья. Как только они приехали, с нее сняли цепи. Так распорядилась жена генерал Кэнга. Ши По не поняла ее, поскольку она редко говорила на мандаринском диалекте, но смысл сказанного был ясен. Капитан приказал солдатам снять с них цепи, а потом повел Куй Ю в отведенную для них комнату.
Ши По, конечно, все время находилась возле постели больного мужа. Ей даже удалось приготовить довольно сносный чай, который должен был облегчить его боль. Однако ничего больше, что могло бы помочь Куй Ю, ей сделать не дали. Последние несколько часов она просто сидела возле него и смачивала губкой его горячий лоб.
А еще она слушала рыдания маленькой девочки. Малышка так горько плакала, что у Ши По разрывалось сердце. В конце концов Ши По встала. Это же смешно! Сколько можно сидеть взаперти! Она решила, что больше не будет стесняться и прятаться в этой комнате. Ей необходимо осмотреться, а затем помыться и переодеться в чистую одежду, а Куй Ю нуждается в укрепляющем отваре, который она должна приготовить. К тому же следует сказать, чтобы кто-нибудь позаботился об этом несчастном ребенке.
Она в последний раз посмотрела на спокойно спящего мужа. Слава Богу, горячка уже прошла. Возможно, он проспит еще несколько часов. Это пойдет ему на пользу. Однако ей почему-то не хотелось уходить от него. Они много лет прожили в одном доме, почти не встречаясь друг с другом, зная только о том, что оба живы. Рано утром, когда она еще спала, Куй Ю уходил на работу. По вечерам Ши По, как всегда, занималась со своими учениками, а муж ужинал в полном одиночестве. Если бы Куй Ю не заходил в детскую, чтобы поболтать с детьми, то они бы вообще никогда не встречались. Он был мастером на все руки и не боялся никакой трудной работы…
Если она считает себя умной женщиной, то ей обязательно нужно разузнать побольше о том, где они оказались и что с ними будет дальше. Их спасение сейчас зависит только от нее.
Да, ей необходимо уйти. Ши По понимала это, но после двух недель безотлучного дежурства у постели мужа ей было трудно это сделать. А что, если она уже не вернется к нему? Вдруг Куй Ю снова начнет кашлять, а ее не будет рядом? Кто возьмет его за руку, кто вытрет испарину с горячего лба? К сожалению, это не так уж много… И все же…
Ши По заставила себя встать. Она больше не будет зеркалом, отражающим болезнь мужа. Он спит, а ей нужно собрать все свое мужество и начать действовать. И Ши По решительно отвернулась от него и пошла к двери, с удивлением обнаружив, что она довольно быстро передвигается. Так ей не терпится приняться задело.
Имение генерала Кэнга было построено в традиционном китайском стиле. Жилые помещения располагались вокруг центрального внутреннего двора, за которым находились ворота и был разбит сад. За садом – еще одни ворота и караульное помещение. Все это она успела увидеть, когда они сюда приехали, Услышав разговор, который велся на мандаринском диалекте, Ши По поняла, что они находились в сельской местности недалеко от Пекина. Комната, которую им отвели, располагалась в правом крыле дома, построенном специально для гостей. Поэтому-то она и удивилась, услышав плач ребенка. Почему эта девочка не в детской половине дома?
Ши По брела по узкому коридору в поисках плачущего ребенка. Она нашла девчушку довольно быстро, несмотря на то, что та сидела под столом. Она уткнулась лицом в гобелен и горько рыдала, содрогаясь всем телом.
Ши По не собиралась разговаривать с девочкой, поскольку была уверена, что она не знает шанхайского диалекта. Ей хотелось лишь убедиться, что с ней все в порядке, и уйти. Должен ведь, в конце концов, кто-нибудь из взрослых найти ребенка и позаботиться о нем. Но когда Ши По увидела эту маленькую девочку (ей было не больше четырех лет), то уже не смогла уйти. Малышка лежала на боку, обняв руками колени, и ее маленькие плечики сотрясались от громких всхлипываний. Когда Ши По приблизилась к ней, девочка еще сильнее уткнулась в гобелен. Наверное, она хотела спрятаться.
Как часто в детстве ей самой хотелось стать совсем маленькой и незаметной и спрятаться так, чтобы ее никто не смог найти! Она знала только одну причину, по которой может так безутешно плакать дочь богатых и влиятельных родителей.
Но почему маньчжуры перевязали ступни своей дочери? Ведь император Цин уже давно отменил этот обычай, назвав его порочным.
Ши По это очень заинтересовало, и она решила перейти к более решительным действиям. Для того чтобы все хорошо рассмотреть, она наклонилась и, не удержавшись на ногах, плюхнулась на пол. Поджав под себя ноги, Ши По протянула руки и, несмотря на отчаянное сопротивление малышки, взяла ее и посадила к себе на колени.
Ши По знала, как можно успокоить девочку, которой недавно перевязали ступни. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что ее ножки сейчас находятся в самом ужасном состоянии – ей просто туго перевязали ступни, но еще не сломали кости. Она была слишком маленькой для этого, но некоторые матери начинают приучать своих дочерей ко всему тому ужасу, через который им предстоит пройти, уже с самого раннего возраста.
Девочка, разумеется, все поняла и начала противиться тому, что с ней сделали. Ребенок, который привык свободно бегать, начинает снимать с ног повязки. Она будет капризничать и плакать, будет отказываться ходить и попытается улучить момент, чтобы избавиться от повязок. И действительно, Ши По заметила на руках девочки синяки. Очевидно, ее уже наказывали за непослушание.
Похоже, наказание подействовало, потому что девочка побоялась снять тугие повязки со своих ножек.
Ши По вздохнула и погладила ее по головке. Ей снова захотелось изменить этот жестокий мир, чтобы девочкам больше не калечили ноги, но она понимала, что это всего лишь несбыточная мечта. Только те девушки, чьи ступни имеют безупречную форму и длину не более двенадцати сантиметров, могут выйти замуж за богатого мужчину. И только женщины, имеющие богатых мужей, имеют возможность вырастить сильных и здоровых детей.
Такой вот заколдованный круг, который решил разорвать император Цин. Говорили, будто бы император считает, что перевязанные ступни выглядят просто отвратительно. Однако в Китае веками поддерживалась эта традиция, и один человек, даже если он император, не сможет так просто взять и отменить ее. Тем более этого не сможет сделать обыкновенная женщина.
Ши По держала девочку на руках и, легонько укачивая ее, повторяла вслух цитаты из Конфуция о том, как должна вести себя женщина. Эти слова, конечно, не имели никакого значения ни для этой девочки, ни для самой Ши По. Она вспомнила, как перевязывала ступни своей дочери и как ее бабушка небрежно, на скорую руку, выполнила свою работу, в результате которой ступни Ши По стали большими и бесформенными.
Наконец девочка затихла. Ши По все еще держала ее на руках. Когда малышка протянула свою ручку и вытерла слезы Ши По, она поняла, что им все-таки удалось поладить друг с другом.
– Твоя мама китаянка хань, – сказала Ши По, внимательно рассмотрев лицо девочки. Вне всякого сомнения, ее мать была хань, ведь только они перевязывают ступни своим дочерям. Однако отец явно был маньчжуром. Наверное, это генерал Кэнг.
Девочка ничего не поняла, и Ши По заговорила на ломаном мандаринском диалекте. Они находятся недалеко от Пекина, и девочка, наверное, понимает официальный язык.
– Меня зовут госпожа Тэн, – сказала она. Девочка широко раскрыла глаза.
– Меня зовут Вэнь Аи, – официально представилась она, а потом, отклонившись немного назад, посмотрела на Ши По и решила отбросить в сторону все церемонии, чтобы просто поболтать. – Почему ты оказалась в моем доме? – спросила она.
– Я не знаю, – искренне призналась Ши По. – Ты поможешь мне это узнать?
Девочка снова горько заплакала и покачала головой.
– Я не могу ходить, – прошептала она. – Я не могу прыгать и бегать и… и… – пробормотала она, жалобно всхлипывая, и Ши По еще сильнее прижала ее к себе.
– Скоро ты снова сможешь и бегать, и прыгать, – прошептала Ши По, повторяя слова, которые говорят всем маленьким китайским девочкам. – Тебе просто нужно потренироваться, – добавила она и показала свои ноги. – Мои ступни очень большие по сравнению с твоими. Они широкие и безобразные. Твоя мама поступила мудро, перевязав твои ножки именно сейчас. В скором времени у тебя появится много богатых женихов. У тебя будет большой дом и здоровые, упитанные детки, а твой муж будет дорожить тобой как своим самым большим сокровищем, потому что у тебя будут крошечные ступни идеальной формы, – сказала она и взяла девочку за подбородок. – Разве все это не стоит нескольких слезинок?
«Нет, не стоит», – говорили глаза девочки. Однако ее хорошо вышколили, и она знала, что нельзя высказывать свои мысли вслух. Такое поведение просто недопустимо. Глядя на девочку, Ши По вдруг почувствовала, как ею овладевает безмерное отчаяние. Она ощутила ужас, отвращение и страх. И все это потому, что она поняла одну простую истину: жизнь – несправедливая штука.
Особенно она несправедлива к женщинам.
Забавная мысль, не так ли? И это понимают даже маленькие девочки. Отец Ши По просто обожал ее придурковатого брата, а на нее саму обратил свое внимание всего один раз, когда приказал, чтобы ей перевязали ступни.
Да, она знала, что жизнь несправедлива к маленьким девочкам. И сейчас, став взрослой женщиной, Ши По утвердилась в мысли, что это касается не только девочек, но и всех китаянок вообще. Где, в каком законе написано, что вдова не имеет права выходить из своего дома и показываться на людях? Неужели женщину можно заклеймить позором за то, что у нее нет мужа? Почему китаянка не имеет права получить образование? Кто сказал, что ее главная обязанность заключается в том, чтобы заниматься собственной внешностью и пустыми разговорами? Почему девушкам следует во всем подчиняться своим отцам, братьям и мужьям? Кто придумал, что женщин нужно ценить только за их красоту и покорность мужской воле?
Никто этого не говорил и нигде это не написано, однако все китайские женщины вынуждены подчиняться этим правилам. Просто безумство какое-то! И своих дочерей они учат соблюдать их. Если же какая-нибудь женщина дерзнет хоть на йоту отступить от суровых ограничений и традиций, ее сразу заклеймят позором. И обычно это делают сами же китаянки.
Вот почему жизнь Ши По была такой же скованной и ограниченной, как и ее туго перевязанные ступни. Хотя, конечно, она немного преувеличивала. В отличие от других, Ши По пользовалась определенной свободой – проповедовала религию тигрицы, обучала других женщин этой своеобразной форме свободы и даже могла достичь бессмертия. Только ей одной дали такую свободу. И сделал это ее муж Куй Ю. Он разрешил своей жене заниматься тем, что ей нравится, несмотря на общепринятое мнение, утверждающее, что подобные занятия порочны.
Вот за это она и любила Куй Ю.
Эта неожиданная мысль поразила Ши По до глубины души и стала для нее настоящим откровением. Она любила своего мужа. И эта любовь привязала ее к Куй Ю крепче любой веревки или стальной цепи, помешав ей, известной в Шанхае тигрице, достичь бессмертия. Слишком сильны ее связи с земной жизнью, слишком крепка ее любовь к мужу.
Значит, Куй Ю был настоящей причиной того, что она не смогла добиться своей цели. Он был тяжелым якорем, который тянул ее душу вниз, и для того чтобы вознестись на Небеса, ей нужно просто разорвать то, что ее с ним связывает. Ей необходимо разлюбить мужа, а ему – ее, ведь только взаимное чувство рождает такие прочные связи.
Да, они действительно любили друг друга. И если она хочет успешно завершить дело всей своей жизни, то должна разлюбить его раз и навсегда. Короче говоря, ей предстоит сделать выбор – либо Куй Ю, либо бессмертие. Что для нее важнее? Она не может иметь и то, и другое.
Ши По горько зарыдала.
Девочка растерялась, увидев, что взрослая женщина плачет. Это было так необычно, что она немедленно вскочила на свои перевязанные ножки и, хныча от боли, начала громко звать маму.
Очевидно, ее мать была где-то неподалеку, потому что очень быстро пришла на зов дочери. Ши По даже не успела вытереть слезы. И вот теперь мать и дочь стояли рядом с ней и с таким удивлением смотрели на нее своими темными глазами, как будто никогда в жизни не видели плачущей женщины.
Ши По глубоко вдохнула и закусила губу. Она заставила себя отвлечься от грустных мыслей о муже и успокоиться. И тут мать девочки сделала шаг вперед и решила первой начать разговор.
– Ты – ведьма Ши По из Шанхая, – сказала она.
Ши По покачала головой, чувствуя, что снова может расплакаться.
– Я просто глупая женщина, – сказала она. – Я госпожа Тэн. А как ваше имя?
– У Хэ Юнь, а мою дочь зовут Вэнь Аи.
– У Хэ Юнь? Но вы не… – Ши По замолчала, но было уже слишком поздно. Вероятно, эта женщина была служанкой генерала Кэнга, а не его третьей или четвертой женой. Несмотря на то, что женщина и ее дочь были богато одеты, с таким именем и внешностью хань она вряд ли могла быть женой генерала. Ши По совершила непростительную оплошность, а все потому, что не думает о том, что говорит.
Женщина прижала к себе ребенка, решив, что теперь Ши По имеет полное право относиться к ней с презрением.
– Примите мои глубочайшие извинения, – быстро произнесла Ши По. – Я совершенно не думаю, что говорю. Мой муж болен, и я… – произнесла она, не зная, как ей объяснить, насколько затруднительным оказалось их с Куй Ю положение. – Я здесь чувствую себя такой потерянной… – Ши По поднялась на ноги. – Пожалуйста, расскажите мне, что здесь происходит, – попросила она, коснувшись руки женщины. «Если ей известно, кто я такая, то, возможно, она что-нибудь знает о планах генерала», – мелькнуло в голове Ши По.
– Ты станешь его новой женой, – сказала Хэ Юнь.
– Но я не могу выйти за него замуж. У меня уже есть муж, – возразила Ши По, подумав, что генерал Кэнг не оставил бы Куй Ю в живых и не привез бы его сюда, если бы хотел на ней жениться.
Женщина кивнула.
– Он всегда так делает. Находит женщину, которая ему нравится, а потом привозит ее сюда вместе с ее мужем и заставляет мужа смотреть на…
Ши По похолодела от ужаса.
– Такой позор не каждый выдержит, – сказала Хэ Юнь. – Мой муж…
– Нет… – простонала Ши По. Ей не хотелось больше слышать об этом.
– Можно воспользоваться оружием. Однако убежать отсюда нельзя – здесь очень много солдат.
Ши По все поняла. Кэнг играет со своими пленниками, как кошка с мышью. Он якобы предлагает им выбор, но выбрать они могут только то, каким способом лишить себя жизни. Куй Ю либо погибнет в схватке с солдатами, либо совершит самоубийство.
– И что же выбрал ваш муж? – спросила она. Ей нужно было знать, что здесь произошло, иначе не понять, есть ли у них с Куй Ю хоть какая-то надежда на спасение.
– Мой муж дрался с солдатами. Он схватил саблю, но солдаты опередили его. Он… – У женщины задрожали губы.
Ши По погладила ее по руке. Она не хотела причинять Хэ Юнь боль, но ей нужно было выяснить все до конца.
– А как же вы? Что случилось с вами? И что ожидает меня? – спросила она.
– Если ты ему понравишься, то он не убьет тебя, – сказала Хэ Юнь. – Я должна узнать все секреты тигрицы, – со всей серьезностью заявила она.
Ши По покачала головой.
– Я умру, но не стану игрушкой этого мужчины. Женщина еще сильнее прижала к себе свою дочь.
– Тогда сделай это как можно быстрее. Он держит детей в качестве заложников, – сказала Хэ Юнь, и ее глаза заблестели от слез. – У меня есть сын. С ним все хорошо. Во всяком случае, мне так сказали.
У Ши По от ужаса перехватило дыхание. Она испугалась за своих сыновей.
– И часто он такое проделывает? – спросила она.
– До меня были две женщины и после меня еще одна, – печально произнесла Хэ Юнь.
– Как вам удалось выжить?
Она подняла голову и смущенно захлопала ресницами.
– Я шпионила за новыми женщинами, а потом все ему рассказывала, – призналась она.
Ши По невольно отшатнулась. Она никак не ожидала, что женщина открыто, признается в содеянном.
– Мы можем с тобой договориться, – продолжала Хэ Юнь. – Ты расскажешь мне свои секреты, а я расскажу тебе секреты генерала.
– Почему я должна отдавать свою силу? Самое ценное для меня – это секреты тигрицы.
Хэ Юнь пожала плечами.
– Без моей помощи ты не узнаешь о том, что собирается делать генерал Кэнг. Он делится со мной своими тайнами, а я могу поделиться ими с тобой. Однако для этого я должна рассказать ему какой-нибудь важный секрет. У тебя нет выбора, – заявила она, – с тобой больше никто не будет водить дружбу.
То, что она предлагала, рассудила Ши По, нельзя назвать дружбой, но Хэ Юнь и правда лучше осведомлена о том, что происходит в этом доме. Поэтому Ши По нужно сделать вид, будто она принимает ее предложение. Она кивнула и посмотрела на маленькую Вэнь Аи – единственное невинное создание во всем большом доме.
– Ты надеешься, что у твоей дочери жизнь будет лучше, чем у тебя? Поэтому ты перевязала ее ступни?
Хэ Юнь пожала плечами.
– Так приказал генерал. Ему нравятся маленькие ножки, и еще он думает, что девочки слишком быстро бегают.
«Жестоким людям нравятся жестокие обычаи», – подумала Ши По. Что ж, очень хорошо. Теперь она знала, что можно предложить этой женщине.
– Я знаю рецепт одного целебного чая, – сказала она. – Он помогает успокоить боль. Особенно он полезен для девочек, у которых перевязаны ступни. После него они перестают плакать, – добавила она.
Хэ Юнь с интересом посмотрела на нее.
– Расскажи мне, как его приготовить, – прошептала она. – Пожалуйста. Генерал не любит шумных детей.
– Не только генерал. Все мужчины не любят, – согласилась Ши По. Ее собственные перевязанные ступни до сих пор болели после этой сумасшедшей езды на лошади. К тому же она много дней не меняла на них повязки. И ей самой очень хотелось чаю.
Хэ Юнь, ножки которой были обуты в крошечные туфельки длиной не больше десяти сантиметров, сразу все поняла. Страдания Ши По были ей не в новинку.
– Мы помоем ножки Вэнь Аи и вместе приготовим для нее чай, – сказала она.


Бессонница
Чэнь Юй-И (1090–1138)


Наши лодки стоят на якоре у пристани Хуа Цзюн,
И над озером льется яркий лунный свет;
Холод не дает мне заснуть, и я стою, задумчиво
Слушая шелест тростника; я думаю о том, как много
Разочарований мне довелось испытать в этой жизни,
И меркнет красота ночного пейзажа; уже третий час ночи,
Я наблюдаю, как яркие светлячки летают надмогильными Холмами.
Взглянув на небеса, я вижу Млечный Путь,
Скрывающий великую тайну.
Я помню, что именно здесь
Окончил свои дни Цао Цао, правитель Вэй, и эти молчаливые
И величественные холмы и реки стали ему памятником;
Расцвет и упадок сменяют друг друга – так стоит ли бедному
Ученому радеть об улучшении мира? Но как же нам
Остановить все эти войны? Не могу я найти ответ на этот
Вопрос, хотя волосы мои давно поседели.


16 августа 1880 года


Прекраснейшая Ши По…
Я не могу бросить свою работу прямо сейчас. У меня не хватит денег, чтобы открыть магазин. Остается только один вариант – торговать опиумом, но я никогда не буду этим заниматься. Не можешь ли ты отложить свое замужество на несколько лет? Женщины всегда могут придумать какую-нибудь причину. Может быть, ты скажешь, что все еще глубоко скорбишь о смерти своего дяди?
Я каждую ночь молюсь Будде, чтобы он сотворил чудо.
С огромной любовью, твой Куй Ю.


Прощальная песнь
Ду My (803–856)


Ты так юна, и
Твое прелестное тело
Гибкое, как виноградная
Лоза ранней весной;
Налетевший на Янчоу
Теплый бриз сорвал
Занавески со всех дверей
На улицах. Скольких
Красавиц тогда я
Смогу видеть, но
Ни одна с тобою
Не сравнится.


Легко ли скрыть настоящую любовь?
Как мы можем улыбаться во время
Прощального ужина?
Даже свечи разделяют нашу печаль:
Они будут вместе с нами ронять слезы
До самого утра.


20 августа 1880 года


Куй Ю…
Мой дядя был прекрасным человеком. Я никогда не воспользуюсь его смертью в собственных интересах даже для того, чтобы отложить свое замужество. Это было бы подло. Неужели ты обо мне такого низкого мнения, что даешь подобные советы?
С печалью, Ши По.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страстная тигрица - Ли Джейд



Этот роман мне понравился больше, чем ОГНЕННАЯ ТИГРИЦА. Там затянутое начало, а здесь больше динамики и неожиданное развитие. 8 балов.
Страстная тигрица - Ли ДжейдAleksa
4.12.2014, 6.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100