Читать онлайн Белая тигрица, автора - Ли Джейд, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Белая тигрица - Ли Джейд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Белая тигрица - Ли Джейд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Белая тигрица - Ли Джейд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Джейд

Белая тигрица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

Те, кто считается с обстоятельствами,
будут сохранены до самого конца.
Тo, что гнется, может быть выпрямлено.
Пустое может быть наполнено.
То, что изношено, может быть восстановлено.
Лао-цзы, основатель даосизма
Лидия не знала, чего ожидать от первой брачной ночи, но ей менее всего хотелось возвращаться в ту самую квартиру, где она впервые встретила Ру Шаня. От одного вида этих стен ей стало так тоскливо, что некоторое время она стояла у порога, не желая входить.
– Если бы я был богат, Лидия, – сказал ей ласково Ру Шань, – я бы на руках принес тебя во дворец и любил бы тебя в душистых садах, над которыми светит жемчужная луна. Но я всего лишь простой лавочник, и это все, что я могу позволить себе. Я пока не могу отвести тебя к себе домой. Сначала мне нужно представить тебя всей своей семье. А сейчас мне не хочется делить тебя ни с кем. Пожалуйста, Лидия, пойми меня правильно. Я теперь твой муж, а не хозяин. Ты моя жена, а не домашнее животное. Пожалуйста, прости меня за ту боль, что я причинил тебе в начале нашего знакомства, но не вреди нашему с тобой будущему, вспоминая плохое, которое, верь мне, осталось в прошлом.
Лидия не отвечала, думая о том, что вышла замуж за мужчину с ласковым голосом и прекрасными манерами. Раньше она не замечала в нем столько нежности и терпения. Ру Шань был очень замкнут и чаще приказывал, чем просил. Но сейчас он просил ее вернуться туда, где она уже принадлежала ему, хотя в этом не было необходимости. Ру Шань стал ее мужем, и долгом Лидии было подчиняться ему.
Она улыбнулась, взяла его протянутую руку и смело вошла в свою новую жизнь. Она была его женой, и сегодня ее ждали радости медового месяца. Что с того, что ее не внесли сюда на руках? Что с того, что Ру Шань не был английским аристократом? Он был мужем, которого Лидия выбрала сама.
– Это прекрасное место для нашей первой ночи, Ру Шань, – сказала она, стараясь говорить весело. – Все мои сомнения потому, что я волнуюсь.
Он кивнул, соглашаясь с ней, и привлек ее к себе. Лидия чувствовала некоторую неуверенность, потому что не знала, чего он хочет. Но когда Ру Шань поднес ее руку к своим губам, она покраснела от смущения и удовольствия. Она была без перчаток, поэтому сразу ощутила его прикосновение к своей коже. Ру Шань нежно погладил пальцы, покрывая их поцелуями, и провел по ним языком. Долгие эротичные прикосновения, достигшие ее ладони, вызвали в ней поток силы инь, который сразу пришел в движение.
Ру Шань был искушен в том, что он делал, и нервное беспокойство Лидии сменилось радостным предвкушением. Но не успела она прийти в себя после замешательства, как Ру Шань огляделся и сказал с радостной улыбкой:
– Прибыл наш обед. – В этот момент вошел Фу Де, который нес большие бамбуковые корзины. – Свадебный праздник состоится завтра, – продолжал ее муж. – А это наше угощение на сегодня. А также это, – сказал он и осторожно взял у своего слуги большую кисть для рисования.
Ру Шань опустил кисть в вазу, наполненную прозрачной жидкостью. Лидии стало любопытно, и она подошла к вазе, чтобы рассмотреть ее поближе. Но Ру Шань отрицательно покачал головой и отнес вазу в спальню, поставив ее рядом с кроватью.
Она осталась с Фу Де, и они вместе принялись расставлять блюда на бамбуковой циновке. Хотя Лидия сгорала от любопытства по поводу того, что делал ее муж в спальне, ее не меньше привлекал аромат, поднимавшийся от чашек и мисок.
Месяц назад она бы ни за что не поверила, что так будет радоваться экзотическим блюдам, которые приготовил Фу Де. Но ее желудок был определенно доволен их вкусом. Когда Фу Де бережно расставлял блюда, произнося при этом что-то вроде «для очищения всего тела», «для юной кожи и волос», «для большой жизненной силы», Лидия с удовольствием вдыхала запах праздничной еды. Она и сама заметила, что с недавних пор стала предпочитать эти странные блюда плотной и обильной английской еде, к которой привыкла с детства.
Из спальни вернулся Ру Шань, его лицо светилось загадочной улыбкой. Он заговорил с Фу Де, поблагодарил его за услуги и отдал распоряжения на утро. Лидия стояла на коленях и с нетерпением смотрела на мужа. Его улыбка была прекрасна. Ее нельзя было назвать улыбкой вежливости, которую ей часто доводилось видеть, общаясь с китайцами. Это была улыбка истинной радости, которая наполняла все его существо. Ее муж был по-настоящему счастлив.
Столь разительная перемена, произошедшая в нем, была такой удивительной, что Лидия изумилась. Ру Шань будто светился изнутри, его ежедневная маска стоической китайской вежливости была отброшена, и под ней оказался прекрасный лик. И это был ее муж! Она связала свою жизнь с этим чудесным человеком!
Она не могла поверить в свое счастье. Когда Фу Де поклонился и вышел, Лидия почувствовала, как от радости у нее закружилась голова. В порыве восторга, охватившего ее, она внезапно нагнулась и крепко поцеловала мужа в губы.
Ру Шань был поражен: она никогда не вела себя так. Но через мгновение на его лице появился тот же восторг, что и у нее. Поддерживая ее руками, он вернул ей поцелуй. Затем он сел и снова звучно поцеловал ее в губы. Чуть отстранившись от Лидии, Ру Шань поинтересовался, глядя ей в глаза:
– Это английский обычай?
Она пожала плечами и, лукаво улыбнувшись, ответила:
– Возможно, пора сделать его английским. – Заметив его растерянность, она рассмеялась. – Я счастлива, Ру Шань. Я теперь жена и портниха. Это все, о чем я мечтала, не считая, конечно, детей. Поверь, я очень рада, что мы вместе. Я безмерно счастлива.
Он улыбнулся в ответ, но не настолько широко, как хотелось бы Лидии. Увидев ее задумчивость, Ру Шань объяснил:
– Я рад, жена моя, что ты так счастлива. Я надеюсь, что так и будет продолжаться. – Затем он помолчал и Лидия обхватила себя руками. Она почувствовала, что сейчас он скажет что-то печальное. – Лидия, ты должна понять, что каждый раз, когда мужчина освобождает свою силу ян, он теряет молодость. Эта энергия переходит в его семя. Мы считаем, что каждый раз, когда это происходит, теряется год жизни.
Она медленно кивнула, вспоминая, что однажды он уже говорил ей это.
– Лидия, я пока не хочу детей. Чтобы зачать ребенка, требуется много семени: нефритовый дракон должен несколько раз выпустить из себя семя. Я еще не готов к этому.
– Потому что ты хочешь стать бессмертным, – догадалась она. – Потому что ты хочешь использовать всю эту энергию, чтобы. .. – Лидия растерялась, не зная, что сказать дальше, и вопросительно посмотрела на него. К счастью, он сам ответил на ее немой вопрос:
– Эта энергия поможет мне попасть на Небо, где я смогу говорить с бессмертными. После этого я вернусь на землю. Человек не может оставаться там и жить вместе с бессмертными. Мы имеем возможность быть там только время от времени.
Лидия продолжала гадать, к чему он ведет.
– После того как я достигну своей цели и стану бессмертным, – уверенно говорил Ру Шань, – мы подумаем о детях, но не сейчас. Ты должна понять меня и принять мое решение.
– Разве тебе не хочется иметь наследника?
Она сама не понимала, зачем спорит с ним. Наверное, ей хотелось знать, что именно заставляет его так упорно добиваться своей цели. Лидия понятия не имела о жизни в китайском обществе. Ей нужно было привыкнуть к новой роли, по-настоящему почувствовать себя женой Ру Шаня. Ей сейчас вовсе не хотелось иметь ребенка, потому что его рождение еще больше усложнило бы и без того непростую ситуацию. И все же мысль о том, что она не забеременеет, наполнила Лидию глубокой печалью.
Ру Шань покачал головой.
– У меня уже есть наследник. – Он помолчал, глядя ей в глаза. – Понимаешь? Я воспитываю наследника.
Лидия кивнула, полагая, что он говорит о каком-то своем племяннике или двоюродном брате, который унаследует лавку после его смерти.
– Что ж, – произнесла она с наигранной беспечностью, – твой наследник – это вопрос далекого будущего. У нас впереди еще достаточно времени, чтобы подумать о детях.
Ру Шань понимающе улыбнулся, однако его улыбка была настороженной. Он быстро взял ее за руку и поднес к своим губам. Поцелуй был поверхностным.
– Я с радостью буду растить наших детей Лидия. Но в Китае им придется несладко, поэтому мы должны все тщательно обдумать, перед тем как заводить их.
Лидия заметила, что ее восторженность и радость поутихли. Ру Шань был прав. Ребенок, родители которого принадлежали разным расам, столкнется с враждебно настроенным к нему миром. Ни одна раса не примет его. Она вздохнула:
– Если нам повезет и дела в лавке пойдут хорошо, мы разбогатеем и наши дети никогда не будут знать нужды.
Ру Шань снова кивнул в знак согласия, но не преминул повторить еще раз:
– Значит, ты поняла меня, Лидия? Мы пока не будем зачинать детей. Мы подумаем об этом позже, когда сможем обеспечить им счастливое будущее. Да, моя Лидия?
Она посмотрела на него с любовью и уважением, чувствуя, как от его обращения «моя Лидия» на нее накатила теплая волна. Ей всегда хотелось, чтобы кто-то называл ее «моя», и теперь это случилось. Она была его женой и любовницей. Что могло быть лучше этого? Конечно, кроме того, что у них пока не могло быть детей.
Лидия была благодарна Ру Шаню за его дальновидность. Она не собиралась причинить вред своим детям только из-за того, что зачала их в неподходящий момент из-за своей неразумности.
– Давай приступим к еде, – сказал наконец Ру Шань, показывая на расставленные блюда. – Наполним наши желудки, перед тем как наполнить наши сердца.
Он посмотрел на нее проникновенным взглядом, в котором светилось страстное ожидание. Лидия почувствовала, что краснеет, и в смущении опустила голову, разглядывая еду и стараясь не думать о тайных радостях, обещание которых исходило от каждой клеточки тела Ру Шаня.
Она отвернулась, испытывая нарастающее волнение. Удовольствие от еды не могло затмить собой радостного ожидания предстоящей ночи.
То ли потому, что он был искушенным мастером в таких вещах, то ли он хорошо ее знал, но Ру Шань специально затягивал трапезу, пока Лидия не пришла в крайнее возбуждение. Откинувшись на подушки, он медленно смаковал еду, подбирая палочками крошечные кусочки овощей и зернышки риса. Он, не отрываясь, смотрел на нее, наблюдая за каждым движением женщины, за каждым мимолетным выражением ее лица. От его пристального внимания лицо Лидии горело.
Ру Шань принялся задавать ей вопросы. Он хотел узнать о ней все. Он спрашивал у нее про Англию, ее семью и детство. Лидия с любовью вспоминала о своем отце, который умер три месяца назад. Она признавала, что он не был выдающимся врачом, однако у него были доброе сердце и большие ласковые руки. В детстве она приносила ему раненых собак и птиц, однажды даже хорька, которых он лечил. Он очень любил дочь, и Лидии не хватало его.
Ру Шань молчал, когда она рассказывала о своем отце, иногда только вставлял отдельные фразы. В его взгляде Лидия увидела глубоко спрятанную горечь и обиду. Она все поняла. Сделав паузу, она внимательно посмотрела на него и осторожно спросила:
– Твой отец не был ласков с тобой, да?
Ру Шань покачал головой и грустно ответил:
– Мой отец очень честолюбивый человек. Он всегда ставил передо мной цель, а я должен был достигать ее.
– А если ты не мог? – спросила она, боясь услышать ответ. Ру Шань пожал плечами.
– Китайцы бьют непослушных детей, но не часто. У родителей есть другие способы, чтобы добиться подчинения.
Она нагнулась вперед, ей хотелось узнать больше.
– Здесь живут семьями, Лидия. Родители, бабушки и дедушки, дяди и тети, двоюродные братья и сестры – все живут в одном доме. Если ребенок не слушается, гнев всей семьи направляется на него. Все, от самого младшего до самого старшего члена семейства, могут выказать свое недовольство и наказать строптивого ребенка. Это одно из преимуществ нашей культуры.
– То, что вся семья живет вместе?
– Да, конечно, – ответил Ру Шань, но его лицо оставалось печальным. – Но я думаю, что это и величайшая слабость китайцев. Поскольку вся семья имеет право решать, что должен делать ребенок, на наши плечи с раннего детства ложится тяжелое бремя ответственности. – Он вздохнул. – Это ужасно.
Тронутая откровенностью, Лидия нежно погладила мужа по щеке. Он с благодарностью взглянул на нее, но она не смотрела ему в глаза. Она смотрела на его губы, сжатые от боли.
– Тебе очень тяжело, правда? Ты должен был во что бы то ни стало сделать вашу лавку прибыльной, хотя тебе, наверное, лучше было бы изучать философию.
Ру Шань медленно, словно взвешивал каждое слово, покачал головой.
– Мне нравится торговать. И у меня это получается. – Усмехнувшись, он пожал плечами. – Ну, может быть, сама продажа у моего отца выходит лучше, чем у меня. Отец всегда умел ладить с покупателями. Зато я умел выбирать лучшие ткани и изысканные вещи. Я находил поставщиков и заботился о закупках. Я следил за тем, чтобы у нас всегда был большой выбор товаров, даже в самые трудные времена...
– До настоящего времени, – уточнила Лидия, когда он умолк. Она помнила пустые полки и унылый вид его лавки. – Что же произошло?
Ру Шань вздохнул и опустил плечи. Он перевел взгляд в сторону и стал играть палочками для еды.
– Сейчас не время, чтобы обсуждать такие вещи.
Лидия нахмурилась, чувствуя, что его упрямство отдаляет их друг от друга.
– Не воздвигай преград между нами, Ру Шань, – сказала она, заметив возникшую напряженность. – Не надо делать этого сейчас, когда мы только поженились.
Она протянула к нему руку и с усилием приподняла его подбородок, потому что Ру Шань сопротивлялся. В конце концов он сдался и посмотрел на нее. В его глазах было отчаяние.
Лидия нагнулась к нему и твердо произнесла:
– Я понимаю, что все это мучает тебя, Ру Шань. Но если жена не может помочь своему мужу, то какой тогда в ней толк? – Она помолчала, чтобы дать ему подумать, затем продолжила: – Мне нужно знать, что случилось, если ты хочешь, чтобы я смогла тебе помочь.
Ру Шань сдался. Лидия видела, как он мучается от переполнявших его сомнений. Но что-то в нем подалось, и преграда, не дававшая дорогу его чувствам, наконец рухнула. Ру Шань тяжело вздохнул и закрыл глаза. Лидия не знала, что ей делать дальше. Сидя на подушках, она просто переменила позу, чтобы он мог положить голову ей на колени. Она видела, как вздрагивают его ресницы, и гладила мужа по руке. Он принялся объяснять:
– Ши По выдала мою тайну. Она рассказала некоторым людям о том, что у меня была белая женщина. Для китайцев этого вполне достаточно, чтобы считать меня ненадежным деловым партнером.
Лидия нахмурилась.
– Сказала, что у тебя была белая...
– Что бы подумали англичане о человеке, который сожительствует с животными? – спросил он извиняющимся тоном.
Лидия скривилась от омерзения. Несмотря на то что она воспитывалась в порядочной семье, до нее иногда долетали подобные слухи.
– Мы считаем это извращением, – сказала она.
– Можете ли вы иметь дело с таким человеком? Лидия вздохнула.
– Многие врачи никогда бы не стали лечить извращенца.
– В Китае то же самое. Только у нас...
– Белых людей считают животными, – продолжила за него Лидия.
Ру Шань кивнул. Их взгляды встретились.
– Мои соотечественники, к сожалению, глубоко ошибаются, Лидия. Я даже не представлял, насколько они заблуждаются, пока не встретил тебя.
Лидия знала, что он говорил правду. Это была ужасная правда, но все же... Она улыбнулась, давая понять, что прощает ему эту ошибку, и сменила тему.
– Расскажи мне о Ши По. Она твоя наставница в этих даосских тайнах, да? Как же она могла выдать твой секрет, зная, что это навредит твоей семье? – Лидия помолчала. Она не решалась произнести то, о чем уже догадалась, но не хотела делать Ру Шаню еще больнее. И все же, собравшись с духом, она твердо заявила: – Эта женщина воспользовалась своим положением, чтобы уничтожить тебя.
Ру Шань ничего не ответил, но, по тому как он весь напрягся, Лидия поняла, что попала в точку.
– Может, это произошло случайно? – спросила Лидия. – Неужели она действительно хотела причинить тебе и твоей семье вред?
Ру Шань закрыл глаза. Его тело, казалось, застыло. Он словно окаменел.
– Ши По ничего не делает случайно. Ее муж – мой самый большой конкурент. Им очень выгодно разорить меня, – наконец мрачно проговорил Ру Шань.
Лидия покачала головой. Как он только мог поставить себя в такое положение?
– Почему ты выбрал ее своей наставницей?
– Она самая лучшая тигрица в Шанхае. Многие приезжают к ней сюда со всего Китая, чтобы она учила их. – Он приподнял голову с ее коленей и посмотрел Лидии прямо в глаза. – Но это учение выбирают немногие. Часто люди считают наши занятия безнравственными. Я уже говорил тебе... Если мой отец узнает о моей практике, он откажется от меня.
Взглянув на Ру Шаня, Лидия догадалась, что он сказал ей нечто важное, но не была уверена, что поняла его.
Он ничего не собирался от нее скрывать и поэтому объяснил:
– Если в Китае отказываются от сына, то это означает, что он становится изгоем не только в своей семье, но и во всем китайском обществе. До самой смерти. – Ру Шань пытался выразить весь ужас, который ожидал отвергнутого обществом человека. – Сын, от которого отказались, превращается в ничто. Его воспринимают как олицетворение зла. Это великий стыд. Такого человека считают нечистым и... В Китае непочтение родителям – это самое худшее из злодеяний.
– Непочтение родителям? Это значит, что...
– Это значит неповиновение отцу и матери, оскорбление родителей.
Он сделал глубокий вдох, и Лидия увидела, что в нем зреет какое-то решение. Она не торопила его, ожидая, что скажет ей Ру Шань. Наступило молчание. Затем он неожиданно встал с циновки и помог ей тоже подняться. Лидия смотрела на мужа, пытаясь прочитать его мысли.
Но Ру Шань, похоже, не собирался продолжать разговор. Он внезапно поцеловал ее, прижавшись ртом к ее губам. Его язык резко проник вглубь, жадно прикасаясь ко всему, что встречалось на его пути, словно пытаясь повсюду выжечь клеймо. Его чувства всколыхнулись. Она ощутила его отчаяние и боль, его потребность знать, что она рядом и принадлежит ему полностью и без сомнений.
Лидия открыла рот и позволила ему погрузиться в него. Ее тело залила горячая волна. Откинув голову, она отдалась ему всем телом, душой и разумом. Ру Шань жадно упивался ею, сначала опустошая ее рот, а затем наслаждаясь прикосновением к ее шее. Его руки скользили по ее английскому платью, ласково притрагиваясь к ее груди.
Наконец неистовые ласки Ру Шаня утихли. Он прижал ее к своему сердцу и какое-то время не отпускал. Его.объятья были сильны, но они не причиняли ей боли. Он просто хотел, чтобы они почувствовали себя одним целым. Ру Шань заговорил, прижимаясь своей щекой к голове жены. Каждое его слово находило отзвук в ее сердце:
– Мой отец узнал, что я интересуюсь этим учением. Меня выдал Чжао Гао – тот самый, которого я когда-то стыдился и благодаря которому познакомился с этой философией.
Лидия вспомнила рассказ Ру Шаня о человеке, которого все называли доу и презрительно усмехались в его адрес, потому что этот одаренный человек, получивший хорошее образование, ничего не добился в жизни.
– Мой отец далеко не глуп. Он знал, кто такая Ши По, и догадывался, что это единственно возможная наставница для меня.
нo она была женой Куй Ю. Отец запретил мне учиться, Лидия. Он сказал, что если я займусь этой учебой, то наша лавка разорится и семья окажется в нищете.
– Но ты не послушал его?
Ру Шань молчал, и она почувствовала, как его тело напряглось.
– Я хотел учиться, Лидия. Я хотел узнать то, что знает Ши По. Я хотел чувствовать то, что испытывал Чжао Гао. Я хотел быть...
– Счастливым... – Она вздохнула. Ру Шань был счастлив во время занятий. Она знала это с самого первого момента их совместных упражнений. Он был очень сосредоточен, но все делал с большой радостью и охотой.
– Святых мужей в Китае очень почитают. Это великие ученые и высоконравственные люди.
– Ты думал, что Ши По такая же как и они? Он кивнул.
– Я никогда даже мысли не допускал, что она может предать меня. – Ру Шань рассмеялся, но его смех был наполнен болью и горечью. – Я до сих пор не пойму, зачем она это сделала. У них и так достаточно денег. Куй Ю имеет намного больше доходов, чем может принести наша лавка. Зачем ей было это делать?
– Потому что она жадная, – выпалила Лидия, не задумываясь. – Потому что она вовсе не такая святая, как ты думал.
Ру Шань отвернулся. Уже через мгновение Лидия поняла, что он рассказал ей не все. Было еще что-то, о чем он умалчивал.
– Что ты утаиваешь от меня, Ру Шань? Говори, не скрывай ничего. Так будет лучше.
Он сначала не отвечал, затем разжал руки и отошел От нее. Он смотрел в пол, не поднимая на Лидию глаз.
– Я занял деньги, Лидия. Чтобы купить тебя. Я занял денег у Куй Ю, мужа Ши По.
Лидия почувствовала, как ее горло сжалось, но она нашла в себе силы, чтобы заговорить:
– Сколько ты должен? За какой срок ты обязался выплатить долг?
Ру Шань покачал головой.
– У меня есть еще несколько месяцев.
– Сколько ты должен? – настаивала Лидия. – У тебя есть какие-нибудь сбережения?
Он пожал плечами.
– Я думаю, что мне удастся вернуть долг. Я надеюсь, что смогу это сделать... если твои платья будут хорошо продаваться. – Ру Шань взял ее руки в свои и сжал их. – У меня еще есть заказы, Лидия. Я могу купить ткань под эти заказы. Но при условии, что ты поможешь мне. Ты должна объяснить нашим швеям, что они должны делать.
Лидия улыбнулась.
– Конечно, я помогу. Я сделаю это завтра же утром.
– Нет, Лидия. Не завтра. Завтра я представлю тебя своей семье как мою жену.
Она нахмурилась.
– Но если мы должны торопиться...
Ру Шань приложил палец к ее губам, не давая ей договорить.
– Ты моя жена, Лидия. Сегодня мы засвидетельствовали это перед твоим Богом, а завтра сделаем это перед моей семьей. Я хочу, чтобы между нами все было законно. Мы с тобой муж и жена.
Ее глаза заблестели, но она смахнула непрошеную слезинку и улыбнулась. Она была бесконечно благодарна Ру Шаню за его решительность.
– Чтобы ничто не могло разделить нас, – прошептала Лидия, повторяя слова, которые они произносили во время брачной церемонии.
Он усмехнулся.
– Никто и ничто не разделит нас. Даже Ши По с ее двойной игрой.
Она приподнялась на носки и легко поцеловала его в губы.
– Я буду усердно трудиться, мой муж, чтобы наше дело процветало.
– Это принесет мне огромную радость, жена моя. Улыбка Лидии стала более чувственной.
– Что еще может принести тебе огромную радость, муж мой? —спросила она.
Ру Шань молчал, словно раздумывая, но она видела, как в его глазах запылал огонь силы ян. Прижавшись друг к другу, они чувствовали, как гулко забились их сердца. Осторожно, с мучительной медлительностью Ру Шань принялся расстегивать ее платье. Его пламя силы ян разгоралось все сильнее. Он начал сверху, с тех пуговиц на лифе, которые, казалось, не давали ей вдохнуть полной грудью. Постепенно он расстегнул все верхние пуговицы, и поток ее силы инь пролился между ними.
Она не могла объяснить, как это произошло, потому что раньше ему нужно было обводить ее груди круговыми движениями, чтобы кровь закипела в ней и привела в движение силу инь. Сейчас этих подготовительных касаний не понадобилось. Лидия чувствовала, как движется сила инь, свободно струясь между ними.
Ру Шань, должно быть, тоже почувствовал это и положил свои руки на бедра Лидии, стараясь держать ее на некотором расстоянии и не давая прижаться к его нефритовому дракону. Это еще сильнее взволновало ее.
– Я хочу стать бессмертным сегодня вечером, Лидия. Сегодня между нами свободно протекают силы инь и ян.
Она улыбнулась.
– Да, я знаю.
– Ты чувствуешь мою силу ян? – спросил он удивленно, и она рассмеялась в ответ на его недоумение.
– Конечно, чувствую. Она похожа на пламя, которое обжигает мою кожу. – Лидия подарила ему быстрый поцелуй. – Я сразу ощутила ее.
Ру Шань заглянул ей в глаза.
– Говорят, что женщины учатся быстрее мужчин. Прошло много месяцев, прежде чем я научился чувствовать поток силы инь. – Он улыбнулся, его движения стали более спокойными. – Обладая такой чувствительностью, ты будешь прекрасной партнершей для меня. Не возражаешь?
Лидия снова рассмеялась, ее радость переливала через край.
– Конечно, не возражаю. Я твоя жена.
– Многие женщины в Китае считают, что это учение безнравственное.
Она была сбита с толку.
– Но вы же... близки с вашими женами?
– Да, конечно. Но многие браки среди китайцев заключаются по воле родителей, а не ради счастья невесты или жениха. Поэтому часто близость не приносит радости, а требуется лишь для того, чтобы зачать наследника. Это грустно.
Лидия улыбнулась.
– Для нас это будет радость.
Ру Шань усмехнулся, и она снова удивилась, как молодо он выглядел, когда его лицо озарялось искренней, открытой улыбкой.
– Итак, ты согласна стать моей партнершей? Моей тигрицей?
– Конечно.
Он погладил ее по лицу. Это прикосновение было почтительным и легким, будто он не мог удержаться, чтобы не прикоснуться к ней.
– Ты чудо, Лидия. Сегодня тебе придется потратить много силы инь.
– Потребуется, наверное, такой прилив силы, который, как ты говорил, может отправить меня на Небо?
– Да. Ты будешь погружаться в эти воды много раз. – Ру Шань помедлил, словно боялся признаться. – Возможно, ты испытаешь сильную усталость и даже опустошенность.
– Или же я смогу тоже стать бессмертной, – Лидия выпрямилась и снова потянулась к нему, чтобы поцеловать его. На этот раз ее поцелуй не был поверхностным и быстрым. Она провела языком по его губам, затем, повинуясь импульсу, обхватила ртом его нижнюю губу и почувствовала ответную вспышку его силы ян. Она высвободилась и, не успев спрятать улыбку, прошептала:
– Наверное, нам пора начинать.
Ру Шань повел ее в спальню. Это была та же самая комната, те же кровать и белье. Но теперь ей виделось все это по-другому. Она сама выбрала эту жизнь и этого мужчину, благодаря которому столь ненавистная прежде комната стала похожа на рай, а не на тюрьму. Она была приютом их любви, а не ужасным местом заточения.
Лидия огляделась, и Ру Шань, заметив ее блуждающий по комнате взгляд, виновато произнес:
– Мне следовало бы как-то украсить ее... Или привести тебя в другое место. – Он вздохнул. – Но у меня нет денег, чтобы...
– Нет, – перебила Лидия. – Я просто подумала, что все зависит от нашего сознания, а не от места, где мы находимся. В моем представлении это место прекрасно, оно меня устраивает, Ру Шань.
Ру Шань внимательно посмотрел на нее, пытаясь найти на ее лице следы притворства, но Лидия была честна с ним, поэтому смело позволила ему рассматривать себя, зная, что ничего, кроме счастливого выражения, он не увидит. Через мгновение она почувствовала, как его тревога утихла. Он подошел к вазе и взял в руки кисть.
– Я хочу разрисовать тебя, Лидия. Когда поток твоей силы инь свободно заструится, ты сможешь разрисовать меня.
Лидия не знала, что ее ожидает, но спокойно отнеслась к его предложению: Ру Шань всегда объяснял ей свои действия. Она заглянула в глиняную вазу с прозрачной жидкостью и вопросительно посмотрела на мужа.
– Это вода с благовониями. – Ру Шань чуть наклонил вазу, и она ощутила экзотический запах с цветочным оттенком. Лидия уловила аромат имбиря и лаванды, жасмина и чего-то еще. Чего-то темного и чувственного. От этого запаха ее мысли спутались.
Она резко отпрянула, вспомнив, что такой запах был у чая, которым ее напоили в том ужасном публичном доме. Она не станет...
– Здесь нет опиума. Я не собираюсь губить тебя этой отравой, Лидия. Клянусь тебе.
Лидия попыталась унять свою панику.
– Я не хочу никаких наркотиков.
– Это не наркотик. – Ру Шань сделал паузу. – Ты же знаешь, что долгие часы наших с тобой занятий, так или иначе, приведут к изменению твоего и моего сознания. Наша скованность исчезнет. Этот аромат, чуть похожий на запах опиума, совершенно безвреден. Он поможет нам расслабиться, и только. – Ру Шань снова замолчал, желая понять, как она относится к его словам, и продолжил: – Для того чтобы обрести бессмертие, нам нужно снять преграды нашего сознания. Мы добиваемся этого путем долгих упражнений.
– Но не при помощи наркотиков?
– Я никогда не использовал их, – сказал он твердо. – Я не верю в этот метод.
Лидия заулыбалась.
– Тогда говори, что я должна делать.
Ру Шань окунул кисть в воду. Лидия смотрела, как тонкие щетинки слегка расплылись, впитывая ароматную жидкость. Когда он поднес кисть к ее лицу, она тихо вздохнула.
– Я буду рисовать на тебе, Лидия. Это один из способов стимулирования потока силы инь.
Она рассмеялась и смутилась от того, каким детским показался ее смех.
– Моя сила инь...
– Уже течет, – сказал он. – Я знаю это. Но рисование сделает ее еще слаще. – Произнося это, Ру Шань притронулся кистью к ее лицу.
Из писем Мэй Пан Чэнь
17 июня 1885 года
Дорогая Ли Хуа! Потерявшийся кот вернулся! Он прибыл на собственном корабле.
Я знала, что он скоро должен вернуться. Я знала это. Но я не думала, что... Он приехал к нам и вручил мне подарок. Это не для меня, сказал он, а для Ру Шаня. Это была книга о кораблестроении на английском языке. Я ничего в ней не поняла, но Ру Шань обожает ее читать. Он прочитал ее от корки до корки несколько раз. Когда я спрашиваю его, что ему так в ней понравилось, сын отвечает, что люди-духи знают некоторые вещи, о которых не знаем мы.
Шэнь Фу, конечно, в восторге. Он говорит, что с клиентами нужно общаться теснее. Мой муж доволен, что Ру Шань проявил смекалку, интересуясь жизнью белых людей. Шэнь Фу сам не хочет пачкаться об этих господ, но хвалит своего сына за то, что тот делает за него. Он знает, что Ру Шань охотно помогает в лавке, потому что ему это нравится намного больше, чем учеба.
Дорогая подруга, я так устала, но все равно не могу заснуть. Я слышу за стеной возню Шэня Фу и жены Ру Шаня, и эти звуки раздражают меня. Но не так, как раньше. Раньше я готова была выцарапать ей глаза. А сейчас я просто сержусь на своего отца. Как он мог отдать меня в эту семью? Они сделали меня своей рабыней. Я не покладая рук трудилась, чтобы они имели деньги и опиум. Даже мой сын не пошел по линии моей семьи, хотя это было бы таким утешением для меня!
Но я не должна жаловаться. Ты тоже изрядно хлебнула горя. По крайней мере, я рада, что сейчас у твоего мужа есть сын. Я знаю, что он обращает внимание только на мать мальчика, но такова жизнь, ведь она тоже его жена. Мы с тобой должны учиться быть довольными. У меня есть мои рисунки, а у тебя – твоя дочь. Может, Небо сжалится над нами за наше долготерпение?
Теперь я пойду спать. Я знаю, что мне приснится Потерявшийся кот, но я ничего не могу с собой поделать. Таковы женщины. Мы везде ищем радости, пусть даже и в белокожем варваре.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Белая тигрица - Ли Джейд



Я В ВОСТОРГЕ ОТ РОМАНА!!!!!
Белая тигрица - Ли Джейдvika
10.12.2011, 9.21





Странный роман...
Белая тигрица - Ли ДжейдНатали
12.07.2013, 12.22





Необычно. Необычная манера написания, необычная манера любви, всё в этом очень необычно...
Белая тигрица - Ли ДжейдКсения
1.04.2014, 16.11





Мне понравилось, всё что естественно, то небезобразно)
Белая тигрица - Ли ДжейдЛюдмила
2.04.2014, 17.38





Как-то не слишком понравилась сцена, где ГГ-я пачкает своими испражнениями простыни...Не смогла дочитать и до середины... Странный роман...
Белая тигрица - Ли ДжейдОльга)
4.05.2014, 22.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100