Читать онлайн Белая тигрица, автора - Ли Джейд, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Белая тигрица - Ли Джейд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Белая тигрица - Ли Джейд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Белая тигрица - Ли Джейд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Джейд

Белая тигрица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

Усилия и напряжение —самые несчастливые наши спутники.
Они преследуют нас повсюду и не дают нам обрести покой.
Воистину, если они с нами,
то где же тогда пребывать Дао?
Слова Лао-фы в толковании Прийи Хеменвей
От страха Ру Шань стал на колени. Это было инстинктивным движением, которое знали все китайские дети, – поза для молитвы. Но он не хотел молиться. Он чувствовал боль, сводившую его с ума.
Лидия задумала план мести.
Сегодня его пробуждение было печальным: он был один, Лидия покинула его. Ее побег потряс его до глубины души, потому что он и мысли не допускал, что она способна на такой обман. Ни один белый человек не мог скрыть от него своих страстей. А может, ему это только казалось? Людьми-духами управляли их чувства, они не были способны ни рассуждать, ни продумывать планы на долгий срок. Так ему говорили. Так считали в Китае все.
Но это, конечно, было неверно. Для Лидии в особенности. Она не только терпеливо ждала возможности сбежать, но и ничем не выдавала своих замыслов ни ему, ни Фу Де. Казалось, что женщина примирилась с судьбой и полностью покорилась ему. Но теперь, освободившись от него, она была способна на многое. Ошеломленно глядя на пустую постель, Ру Шань неимоверно страдал.
Но беда никогда не приходит одна, и исчезновение Лидии было лишь предзнаменованием многих несчастий, которые должны были случиться с ним сегодня. Когда он приехал в лавку, то узнал, что его последняя поставка шелка необъяснимым образом пропала. Он не был удивлен: когда китайцы отворачивались от кого-то, они делали это безоговорочно. Его соотечественники полагали, что он путался с белыми женщинами, а значит, был ненадежным, безответственным и даже физически нечистым. Не имело значения, что он и его семья в течение десятилетий исправно платили по счетам.
Ру Шань потратил все свои наличные деньги на покупку Лидии. И сейчас, когда благополучие его семьи в трех поколениях было под угрозой, поползли нехорошие слухи. Его имя было запятнано, и ни один уважающий себя китаец не хотел иметь с ним дело.
Он не считал, что в возникших проблемах виновата Лидия, но она, безусловно, в сложившейся ситуации рассчитывала получить от них выгоду. Ее эскизы привлекли большое внимание. Многие иностранцы в Шанхае заинтересовались ими. Но Лидия была права: у него не было таких швей, которые смогли бы сшить хорошие платья по ее эскизам. Он уже видел некоторые неудачные попытки – ткань все равно лежала не так, как нужно, а платье приобретало совершенно другой вид по сравнению с эскизами. Ни один заказчик не купит и, конечно, не станет заранее платить деньги за платье, которое не было готово.
Ру Шань понимал, что, имея эскизы моделей, но не располагая запасом качественных красивых тканей, он не может рассчитывать на перемены к лучшему в своем деле. К тому же ему необходимо было найти умелых мастериц, которые взялись бы за пошив новой одежды. У него в руках был ключ к успеху, но он не мог воспользоваться им. Лидия сбежала, и вместе с ней исчезла та вода, та сила инь, которая должна была превратить его огонь ян в золото. Он утратил не только золотой эмбрион, который дает бессмертие, но и золото которое обеспечило бы его семью на многие поколения вперед.
Хуже всего было то, что Ру Шань не мог сожалеть о ее побеге. Воистину именно это и было причиной его самых сильных душевных страданий. Он ошибся. Лидия не была китаянкой, которую можно было держать взаперти, используя ради собственного удовольствия. Она не была ни домашним животным, ни существом низшей породы. Она была под стать любому знакомому ему мужчине – умная, сильная, решительно настроенная уничтожить его.
Но зачем? Ру Шань с горечью ухмыльнулся. Затем, что он незаконно держал ее в неволе, превратив в свою наложницу.
Он догадывался, что все теперешние беды происходили по его вине, – Небо платило ему за то, что он совершил насилие над его величайшим творением. Эта ошибка станет роковой для Ру ШанД. Он не сможет убедить Лидию помочь или доверять ему. Если он будет настаивать, то, скорее всего, окажется в тюрьме. Лидия, очевидно, весь этот день потратила на восстановление связей среди белых иностранцев. И хотя людям-духам не было никакого дела до падших женщин, выброшенных на улицы Шанхая, они не пощадят китайского торговца, осмелившегося причинить вред девушке из благородной английской семьи.
Значит, у него не было выхода. Он мог лишь сидеть и ждать, когда в его грудь вонзят нож. Что она сделает? На что решится? Просто заставит продать ей лавку, навсегда разорив его семью? Или же Лидия пойдет дальше и посадит его за решетку? Расскажет ли она всем и каждому о его занятиях с нефритовым драконом?
Подруга Лидии была права: религия Ру Шаня была не из тех, которые можно было открыто обсуждать. Большинство китайцев считали его веру странной и сомнительной. Многие находили, что это извращение. Конечно, это происходило от их невежества и было грубым заблуждением, но в любом случае не могло спасти его. Люди сами выбирали, во что им верить...
Разорить семью – ужасно, но раскрыть тайну его необычной практики Дао означало погубить доброе имя Чэней.
В Китае он навсегда останется изгоем.
Бремя позора давило на Ру Шаня, он все ниже опускался на пол, его плечи сжимались в традиционном раболепном поклоне.
Он будет уничтожен. Белая женщина сотрет его в пыль. И он не имеет права сердиться на нее, поскольку сам во всем виноват. То, что он сделал с ней, было преступлением.
Но как это исправить? Как умиротворить ее и Небо?
Ру Шань знал, что Лидия нужна ему. Только она способна была воплотить его замыслы в реальность. Только она сумела бы вдохнуть жизнь в его лавку и принести ей доход. И наконец, только эта женщина могла дать Ру Шаню свою силу инь, которая била из нее, подобно фонтану. Она была нужна ему и его семье.
Наверное, он должен жениться на ней. Это был единственный выход для него.
Однако эта мысль поразила его как удар молнии – Ру Шань задрожал от ужаса. Его лоб по-прежнему касался деревянного пола. Друзья и родственники будут потрясены. Если раньше люди сторонились его, полагая, что он завел белокожую любовницу; то как они отнесутся к тому, что у него будет белая жена?
И все же он не мог придумать ничего другого. Став его женой, Лидия продолжит создавать свои модели одежды. Он был уверен, что ее эскизы произведут впечатление, так что некоторые клиенты, вполне возможно, заплатят за модели заранее. И если он найдет деньги, чтобы оплатить поставку тканей, к нему вернется удача. Золото могло прикрыть собой много зла, даже тот факт, что у него белокожая жена.
Лавка Чэней снова будет процветать. А он получит силу инь, которая поможет ему достичь финансовых и религиозных целей. И наконец, честь Лидии будет восстановлена, и Небо смягчится по отношению к нему.
Другого выхода не было. Он должен жениться на Лидии.
Но с чего начать? Сейчас возникло столько препятствий, что Ру Шань не знал за что хвататься, чтобы преодолеть их как можно быстрее. У него не было никакого влияния на этих чужестранцев. А у нее был жених.
Но ему во что бы то ни стало нужно найти выход. Жизнь Ру Шаня и судьба его родных висели на волоске.


Лидия почувствовала, что внутри у нее все сжалось. В доках было много шума и суеты. Она ничего не имела бы против, если бы это не отдаляло ее от будущего мужа. Встретив здесь группу белых женщин, Лидия насторожилась, потому что ей показалось, будто они смотрели на нее и перешептывались. Нетрудно было догадаться, о чем они так увлеченно болтали: «Это та женщина, которая была в публичном доме. Мы все знаем, что там происходит».
Нет, это глупо. Даже если Максвелл повсюду раструбил эту новость, никто понятия не имел, как выглядит его невеста. Но, несмотря на вполне разумные рассуждения и попытки убедить себя, что все это от нервов, Лидии все равно казалось, что на нее смотрят осуждающе.
Она никогда не думала, что станет одной из тех женщин. «Бедная, заблудшая девица», – с укоризной говорила ее мать. Если бы она знала, что ее собственной дочери придется почувствовать на себе презрительное отношение окружающих, которые, не считаясь с обстоятельствами, говорят о ней как о падшей женщине.
«И возможно, это правда», – подумала она с ужасом. Сегодня она чувствовала, что ей не хватает того, что было с ней у Ру Шаня. Ей не хватало ощущений, испытываемых ею на утренних занятиях с ним, того притока силы инь, который наполнял ее чувством жизненной силы и красоты. Ей до боли хотелось притронуться к своим грудям так, как это делал Ру Шань. К счастью, она скоро выйдет замуж. Лидия знала, что мужьям нравилось прикасаться к грудям своих жен, и, может, Максвелл был одним из таких.
Если бы только он скорее появился! Все тогда стало бы на свое место.
Но когда Лидия вместе с Эсмеральдой нашла контору в доке, ей ответили, что не знают, где Максвелл. Один из клерков отправился на поиски Максвелла, а Лидия и Эсмеральда остались ждать в маленьком душном помещении. Чтобы убить время, ее компаньонка с упоением принялась рассказывать о вечеринках и развлечениях, в которых она участвовала вместе с Максом. Лидия чувствовала себя подавленно и напряженно.
Где был Макс? Разве он не должен был защитить ее от столь двусмысленного положения? Разве муж не обязан был позаботиться, чтобы к его жене относились с уважением и почетом? Как он мог принудить ее находиться в обществе своей любовницы?
К счастью, молодой клерк вскоре вернулся. Однако он зашел в тесную контору один и, красный от смущения, опустил глаза.
– Про... Простите, мисс, – заикаясь, пролепетал он. – Я не смог найти его.
– Что я говорила? – радостно выпалила Эсмеральда. – Макс не любит, когда его отвлекают во время работы. Случись пожар, он все равно не пришел бы, он такой.
– Но я его жена, – сказала клерку Лидия.
– Еще нет, – прокаркала компаньонка.
Служащий отвел взгляд. Лидия молчала, пока Эсмеральда не успокоилась, выплеснув свой восторг по поводу ее неудачи.
– Послушай, киска... – начала помощница Максвелла, но Лидия оборвала ее на полуслове.
– Благодарю тебя, Эсмеральда, – резко сказала она, – на сегодня спасибо. Я думаю, что дальше справлюсь сама. – Она протянула руку. – Будь добра, отдай кошелек Макса.
Эсмеральда не сразу поняла, чего от нее хотела Лидия. Затем она возмущенно пожала плечами и подскочила, выпрямившись во весь свой внушительный рост.
– Ну и наглость! – высокомерно воскликнула она. – Это что, вся благодарность за мою помощь?
– Ты помогла мне, потому что тебе приказал Максвелл. Мы обе похоже, пляшем под его дудку, и ты не имеешь никакого права считать себя выше меня.
Почувствовав в себе детскую бесшабашность, Лидия вырвала из рук Эсмералъды кошелек Максвелла. Она заметила, что слегка поцарапала ей руку, но ее это ничуть не смутило. Эсмеральда издевалась, насмехаясь над ней, с самой первой минуты, как только вошла в квартиру Макса.
Глаза Эсмеральды стали ледяными.
– Ты ошибаешься, киска, – злобно прошипела она. – Под его дудку пляшу только я, а ты никогда не станешь его женой. Ты подержанный товар. Помни об этом, когда он вышвырнет тебя отсюда.
Сказав это, она гордо выплыла из комнаты. Ленты ее модной шляпы весело развевались на ветру.
Лидия продолжала стоять, сдерживая непрошеные слезы. Молодой клерк в замешательстве подошел к ней. Она поняла, что он хочет выйти, используя тот или иной предлог, лишь бы не оставаться с ней наедине. Резко повернувшись к нему, Лидия схватила его за руку.
– Пожалуйста, сэр! – умоляюще вскрикнула она. Но потом, глубоко вдохнув и пытаясь успокоиться, замолчала. Ей необходима была пауза, чтобы голос прозвучал не совсем униженно: – Максвелл избегает встречи со мной? Он хочет разорвать нашу помолвку?
Лицо клерка снова стало красным как помидор.
– Нам не разрешается, – просипел он, – отвлекать сотрудников от работы.
Лидия кивнула, на сердце стало так тяжело, будто она утратила близкого человека.
– Что ж, не буду возражать, – она старалась говорить с достоинством. – Пожалуйста, передайте Максвеллу, что я буду ждать его к обеду. – Она помедлила, – Прошу прощения, что вы стали свидетелем этой сцены. Это было нехорошо с моей стороны.
Он взглянул на Лидию, удивленный ее словами.
– Я... Я все передам мистеру Слейду.
Она улыбнулась так любезно, как только могла в этой ситуации.
– Благодарю вас, – спокойно произнесла Лидия и вышла из конторы.
Ей было грустно возвращаться в квартиру Максвелла. Она могла, конечно, нанять рикшу, но ей хотелось пройтись, несмотря на то что ноги после беготни по магазинам неимоверно болели. В Англии она всегда много ходила пешком, выполняя разные поручения своей матери или отправляясь по просьбе отца за медикаментами.
Что с ней будет, если их свадьба не состоится? Ей, конечно, и думать не хотелось о том, что такое может быть. Конечно, Макс женится на ней. Он любит ее. Они давно были помолвлены. Он должен был жениться на ней.
И все же у нее не выходили из головы слова Эсмеральды: «Подержанный товар»... Как унизительно! Ей хотелось закричать что это не так, что она все равно осталась девственницей и могла выйти замуж за Максвелла.
А если он откажется? Если подумает, что она потеряла невинность? Что ей тогда делать? У нее не было денег, чтобы вернуться в Англию. Ей неоткуда было искать поддержки. Она не станет, подобно Эсмеральде, любовницей развращенного мужчины.
Вдруг она подумала о Ру Шане. К чему бы это? Она все равно не вернется к нему в рабство. Сама мысль об этом была ей отвратительна. Она с нетерпением ждала, когда сможет отомстить ему. О, с каким удовольствием она посмотрит ему в лицо, когда купит его лавку! Когда она, женщина-дух, добьется успеха там, где он потерпел фиаско!
Лидия улыбнулась от этой мысли и приободрилась. У нее уже был план, она знала, что будет делать.
Сначала она приготовит Максвеллу обед. Лидия знала, что он любит, и специально изучала его пристрастия в еде. Она даже училась готовить его любимые блюда. В том доме, где он снимал квартиру, должна была быть кухня.
У нее было единственное платье – то, в которое она была одета. Но сегодня она купила немного косметики, которая поможет ей произвести самое выгодное впечатление.
Затем она убедит Максвелла жениться на ней. Лидия еще не знала, как сделает это. Вполне вероятно, что поможет вкусная еда и располагающая к душевной близости беседа. А может, попытаться соблазнить его? Вызвать в нем желание поцеловать ее и... соединить его ян с ее инь? Тогда ему придется жениться на ней.
Это казалось отчаянным шагом, но все же сама мысль нравилась Лидии. И не только потому, что ей непременно нужно было решить вопрос с замужеством. Лидии страстно хотелось, чтобы к ней снова прикасались, ласкали ее, она желала вновь испытать эти восхитительные ощущения, которые открыл ей Ру Шань вчера ночью. О, как чудесно будет повторить это с Максвеллом! Переживать это в брачных узах, будучи женой добропорядочного англичанина.
Лидия чувствовала, как наполняется решимостью бороться за свое счастье. Да, она будет решительной и отчаянной. Она сделает все, чтобы убедить Макса в необходимости жениться на ней. Если только она сможет доказать ему, что невинна.
Проглотив комок в горле, Лидия зашагала быстрее к ближайшему рынку. Она заметила его по дороге к докам и точно знала, где он находится. Лидия составила план на сегодняшний вечер. Он касался Максвелла и ее будущего.
В случае неудачи у нее был наготове второстепенный, запасной план. Если произойдет самое худшее и Максвелл прогонит ее, то она уже знала, что будет делать. Как-нибудь она убедит Максвелла дать ей денег. Достаточную сумму, чтобы купить лавку Ру Шаня. Чтобы начать собственное дело, в котором – она была уверена – добьется успеха.
Она станет портнихой. В Шанхае. Она утрет нос Ру Шаню!
Конечно, в любом случае все зависело от Максвелла. Он должен будет ей помочь: либо в качестве мужа, либо в качестве делового партнера, но они все равно будут вместе. Даже если для достижения цели ей придется соблазнить его. Она сделает это.
Ее жених неделикатно рыгнул, откидываясь в кресле, и вежливо пробормотал:
– Прошу прощения.
Лидия улыбнулась и стала разглядывать Максвелла, сидя в противоположном конце стола.
Она никогда не видела его прежде таким довольным. В мерцающем свете горящих свечей он выглядел великолепно, его светлые волосы блестели, красивые глаза казались особенно выразительными.
– Тебе понравилось, Макс? Прости, если получилось слишком жирно. По-моему, соус...
– Нет, ничуть, – ответил он. – Все было просто чудесно. Не понимаю, почему ты не поела как следует.
Она не могла. Совсем недавно мясо было ее любимым блюдом. Но сейчас оно казалось ей очень тяжелой пищей, а соус чересчур густым. Может, это было из-за нервозности, беспокойства, которые она испытывала. Обворожительно улыбаясь, Лидия сказала:
– Наверное, это от желания, чтобы наша первая ночь прошла прекрасно.
Улыбка медленно сползла с лица Максвелла.
– Вряд ли это наш первый совместный обед. Мы же знаем друг друга, с тех пор как нас учили ходить.
«Где-то так», – подумала Лидия. Это была одна из причин, по которой они были помолвлены. Им вместе было так уютно; их родители хотели, чтобы они поженились. Но сейчас она не чувствовала прежнего расположения к Максу, а тем более душевного комфорта. Она встала, поскольку не знала, что делать дальше, и обошла вокруг стола. Ласково взяв его руку в свою, Лидия повела Макса к дивану.
– Я хотела бы поговорить с тобой. О нашем будущем. Максвелл скривился. На его переносице появились морщинки, и он простонал:
– Ах, Лид, ну зачем портить такой хороший обед?
Она внутренне напряглась, но постаралась, чтобы голос не выпал ее беспокойства и отчаяния:
– Я надеюсь, что мы только добавим радости к этому чудесному обеду, Макс. – Она сильнее потянула его за руку, и он наконец поднялся из кресла.
– Я знаю, что ты хочешь отдохнуть после всего, что тебе пришлось пережить, Лид, – упрямо настаивал Максвелл. – Ты можешь лечь спать здесь. А я... Я пойду к другу.
– Ты имеешь в виду Эсмеральду? – ей не хотелось, чтобы ее слова звучали резко, однако в них была слышна неподдельная ирония.
– Конечно, нет! – воскликнул он, но по виноватому выражению глаз и румянцу, залившему его щеки, она поняла, что он лжет.
Это не имело значения. Эсмеральда скоро уйдет в прошлое. Лидия притянула его к себе, но он не хотел садиться рядом на диван.
– Нам нужно поговорить о нашей свадьбе, Макс, – произнесла она таким соблазнительным тоном, каким только могла.
– Свадьбе! – выпалил он. – Но то, что тебе пришлось пережить в...
– То, что мне пришлось пережить, уже закончилось, – жестко отрезала она. – Да и переживать-то было особенно нечего. В основном я была там в бессознательном состоянии.
Он побледнел. Даже при свечах она заметила, что он стал белым как мел.
– Макс? – спросила она его с тревогой.
– Боже мой, Лидия! Знаешь, что в притонах происходит с женщинами, которые лежат без сознания? Что с ними делают в таких местах?
– Они отнимают все деньги и одежду, приковывают женщину цепями к постели и продают каждому встречному? Да, Макс, я знаю.
Она неправильно повела разговор. Лидия поняла это и рассердилась. Макс собирался уйти к другой женщине после всех неприятностей, которые ей пришлось пережить. Ее раздражала еда, потому что ее вкус был не таким, как ей хотелось. Она испытывала досаду на себя, потому что не сдержалась и стала злиться на Макса. Ей не нравилась сама жизнь, которая не желала идти по ее плану.
Тем не менее Лидия была настроена решительно, чтобы выяснить все до конца. Она глубоко вздохнула и снова изобразила на лице свою самую обольстительную улыбку. Этот человек явно не хотел касаться вопроса о свадьбе. Ну что ж, он всегда обожал говорить о деньгах. Поэтому Лидия перешла к обсуждению следующей части своего плана.
– Макс, мне в голову пришла замечательная мысль. – Она нагнулась к нему, чтобы убедиться, что он слушал ее вн – имательно. – Я знаю, как заработать здесь много денег.
Ей удалось завладеть вниманием Максвелла. Он позволил ей усадить себя рядом с ней на диван.
– Лид, здесь, в Шанхае, миллион мошенников. Не говори глупостей.
– Видишь ли, дорогой, – она улыбнулась, – по этой причине ты мне и нужен. Муж всегда защищает свою жену от мошенников и негодяев.
Он скривился от ее слов. Лидия знала, что не может упрекнуть его за то, что он не защитил ее. Решение приехать в Шанхай раньше, чем они условились, она приняла самостоятельно, не советуясь с ним. Конечно, после того, как она сбежала, Максвелл должен был беречь ее репутацию, а он так глупо себя повел. Его поведение казалось ей странным, ведь для него было очень важно сохранить свое доброе имя. Но с другой стороны, он навредил ее репутации, а не своей. Значит, она сама должна исправить создавшееся положение.
– Ты помнишь, как дома я все время придумывала модели одежды? – спросила Лидия.
Максвелл кивнул, но его лицо оставалось безразличным. В нем было больше недоверия, чем заинтересованности.
– Так вот, в Англии я никогда бы не смогла стать портнихой. Моя семья, да и твоя тоже, была бы против этого. Я дочь врача, а ты почти аристократ.
– Ты не можешь заниматься торговлей, Лидия.
– Вот-вот, именно это они и сказали бы, – согласилась она, зная, что он имел в виду совсем другое. – И кроме того, на фоне лучших портных Лондона трудно заявить о себе и добиться успеха. – Она придвинулась ближе. – Но Макс, в Шанхае все по-другому. Ты сам так говорил. Ты писал мне, что здесь можно сколотить целое состояние, если у тебя есть целеустремленность и желание работать. – На самом деле он писал, что эти составляющие успеха требуются здесь от мужчины , но Лидия не заботилась о точности его слов. – У меня есть цель, Макс. И я могу много работать, ты сам это знаешь.
Он открыл рот, чтобы возразить, но она торопливо продолжала, намереваясь высказать все до того, как он заявит о своем несогласии. Лидия знала, что если он один раз скажет «нет», то сама королева Виктория не сможет заставить Макса Слейда изменить его решение.
– В своем письме ты говорил, что подыскиваешь место, куда бы можно было вложить свои деньги, потому что у тебя уже накопилась определенная сумма. Так вот, здесь есть одна лавка. Она находится на Жоффре-авеню...
– Это во французском квартале!
– На самом деле она находится на границе со старым китайским кварталом, – уточнила Лидия. – Но в любом случае это прекрасное расположение: сюда приходят как китайские, так и европейские покупатели.
– Она будет стоить бешеных денег, – возразил он.
– Нет, не будет. Сейчас владельцы лавки переживают трудные времена. У них какие-то затруднения с поставщиками. – Лидия мило улыбнулась. – Ты же сам писал мне, что эти китайцы ничего не могут сделать как следует. – В душе она была не согласна с этим утверждением, но Максу нравилось, когда она, словно попугай, повторяла за ним его собственные слова. – Так вот, я уверена, что они просто не способны вести дела. – Она выпрямилась. – Лавка Чэней сейчас на мели.
– То, что они не умеют вести дела, не означает, что это умеешь делать ты, Лидия.
– Но я действительно знаю, что нужно предпринять! Все мои модели одежды вызвали большой интерес. Эсмеральда была готова купить себе целую дюжину моих платьев.
Макс покачал головой.
– Она просто сказала это из вежливости.
– Нет, Макс, не поэтому. Во-первых, эта женщина не знает, что такое вежливость. Во-вторых, она даже не подозревала, что это были мои эскизы.
Макс выпятил нижнюю губу.
– Что ты хочешь этим сказать? Почему ты считаешь, что Эс-меральда бестактна?
Лидия вздохнула. Ну почему он не мог сосредоточиться на главной теме? Меньше всего ей сейчас хотелось бы говорить о его рыжеволосой помощнице.
– Макс, послушай. Я хочу купить лавку Чэней, потому что уверена: мои модели могут принести огромную прибыль. Я могу много работать, чтобы стать на ноги. А потом, когда появятся дети, у меня уже будет возможность нанять швей и остальных работников. Но я все равно хочу создавать свои модели сама. – Она придвинулась к нему еще ближе. – Я смогу, Макс, поверь мне. Я знаю, что смогу.
По задуманному Лидией сценарию ее жених в этом месте должен был наклониться к ней и громко провозгласить, что он всегда знал о выдающихся способностях своей невесты, а затем запечатлеть на ее губах долгий поцелуй. После этого они назначат день свадьбы и блестящее будущее откроется перед ними.
Но Макс ничего такого не сделал. Он даже слегка оттолкнул ее и нервно поднялся.
– Ты заблуждаешься, Лидия. Ты ничего не смыслишь в коммерческих вопросах.
– Ты прав, Макс. Я ничего не смыслю. Но ты же смыслишь! Ты всегда хотел начать собственное дело. Ты сам так говорил.
– Но я не портной!
– Конечно, нет, – согласилась она. – Портнихой буду я. А лавка будет твоей. На двери будет написано твое имя. Ты будешь заправлять там всеми делами, а я возьму на себя создание моделей одежды. Вот и все, – Лидия поднялась, смело и с достоинством глядя на него, как поступала давно в Англии, когда они были детьми. – Макс, мы сможем сделать это. Нам удастся нажить на этом целое состояние. – Она маняще улыбнулась. – Ты знаешь, сколько денег сейчас женщины тратят на модные платья? Особенно от элитных портных? Макс, мы сможем разбогатеть!
Он смягчился. Лидия видела это по его глазам, заблестевшим от жадности. Но иногда простая жадность была кратчайшим путем к сердцу мужчины. Особенно к сердцу Макса. Из-за чего же еще мужчина мог покинуть все, что ему было дорого, и приехать в Шанхай?
– Лавка Чэней, да? На Жоффре-авеню? Она кивнула.
– Мы сможем заработать целое состояние, – еще раз повторила Лидия. – Достаточное для того, чтобы вернуться в Англию королями. Возможно, мы даже приобретем титул. Как ты и хотел в самом начале, до того как уехал в Шанхай и между нами все изменилось.
– Хорошо, – сказал он недовольно. – Я посмотрю на эту лавку.
Лидия радостно подпрыгнула и поцеловала его в губы.
– О, Макс! Огромное спасибо!
Он схватил ее за локти и остановил.
– Я же не сказал, что согласен. Нужно еще проработать множество деталей.
– Конечно. – Она счастливо улыбнулась ему. – Но ты же мастер в таких вопросах. Ты прекрасно умеешь торговаться, я уверена в этом.
Он кивнул, польщенный ее комплиментом.
– А теперь, Лидия, мне нужно идти. Да и у тебя был такой утомительный день. Готовься ко сну и отдыхай.
Лидия от неожиданности открыла рот и глупо уставилась на своего жениха. После восторга, пережитого мгновение назад, это был сокрушительный удар. Наступила неловкая пауза.
– Ты уходишь? – растерянно прошептала она. Его лицо помрачнело, выражая досаду.
– Я не могу оставаться здесь. Это неприлично.
– Неприлично? Моя репутация уничтожена, Макс. Ты сам позаботился о том, чтобы всему городу стало известно о случившемся.
– Ничего подобного! – громко возразил он. – Черт возьми, Лидия, тебя же видели! Все видели, как ты шла обнаженная и босиком.
– Обнаженная? Макс, на мне была одежда.
– Китайское тряпье? Без... Без... – Он махнул рукой, указав на то место, где в брюках предполагался шов. – Я должен был как-то объяснить. Я должен был рассказать правду.
Лидия склонила голову в знак согласия, хотя в душе она была возмущена его словами.
– Хорошо. Тебе нужно было что-то сказать. Но теперь я опозорена. – Она приблизилась к нему, пытаясь использовать свое последнее оружие. Лидия прижалась к Максвеллу, пытаясь соблазнить его.
– Ты мой жених, – прошептала она проникновенным голосом. – Ты пообещал жениться на мне. Время пришло, Макс. Пора быть джентльменом и выполнять данные тобой обязательства. Пора спасать меня от моей собственной глупости, как в детстве. – И она совершила самый дерзкий шаг: притянула к себе Максвелла и прижалась к его рту губами. – Женись на мне, Макс.
Приподнявшись на носки, Лидия поцеловала его, вкладывая в свой поцелуй всю свою страсть и отчаяние. Она прижалась к нему закрытыми губами, как они целовались прежде в Англии, – по-другому она не умела. Ру Шань никогда не притрагивался к ее губам.
Лидия почувствовала, что Макс немного расслабился и перестал защищаться от нее. Его губы разомкнулись, и она вздрогнула, ощутив, как он языком водит между ее губами, открывая их. Она задохнулась: ей было приятно это чувственное прикосновение. Через мгновение его язык проник дальше, глубже в ее рот.
Этот поцелуй подарил ей странное ощущение. Язык Макса стремился внутрь нее, настойчиво погружаясь ей в рот. Сначала она испугалась от того, что в нее проникло нечто объемное, но потом воспоминание пронзило ее. Лидия вспомнила, как Ру Шань прикоснулся к ней руками. Не здесь. Ниже. Он развел ей ноги и большими пальцами рук проник внутрь нее. Внутрь и обратно. То же самое сейчас делал Макс с ее ртом.
Это воспоминание взволновало ее.
Лидия почувствовала в себе прилив силы инь. Ей стало казаться, что ее груди увеличиваются, и она обмякла от того, что в ней выступила роса инь. Она таяла в объятьях Макса, которому не без труда приходилось удерживать ее тело.
Тихо рассмеявшись от смущения, она увлекла его за собой назад на диван. Но он двигался неловко, словно был неуверен в себе. Лицо Лидии горело от возбуждения и прилива силы инь. Она загадочно улыбнулась и притянула его к себе.
– Поцелуй меня еще раз, Макс, пожалуйста.
Он поцеловал ее, и на этот раз она сама открыла рот, желая пробудить в себе те ощущения, которые напоминали ей ласки Ру Шаня. Она даже повторила его движение и сама сделала то, чему научилась у Макса и Ру Шаня. Их языки встретились, она обвила свой язык вокруг его языка и затем смело проникла ему в рот.
Он отпрянул назад, явно испуганный.
– Макс, что с тобой?
– Ты раньше никогда так не делала! – воскликнул он с легким возмущением.
– Я никогда и не знала этого раньше, – пылко возразила она. Максвелл нахмурился.
– Ладно, – сказал он, – только больше никогда так не делай. Лидия опустила глаза. В ее голове промелькнула мысль о том, что бы сказал на это Ру Шань. Стал бы он возражать против того, чтобы язык женщины скользнул ему в рот? Вряд ли. Но сейчас она была не с Ру Шанем. Она была с Максом, ее будущим мужем, поэтому ей следовало приспосабливаться к его вкусам. Иначе она рисковала потерять его, ведь он мог предпочесть ее женщине, подобной Эсмеральде.
– Я больше не буду так, – прошептала Лидия. – Обещаю тебе. Я просто сделала то же самое, что и ты.
Он кивнул и вновь нагнулся к ней.
– Мужчине нравится, когда женщина ведет себя скромно, – произнес Максвелл нравоучительным тоном. – Когда она сдержанно принимает его ласки.
– Я обещаю, что так и будет, – прошептала она, стремясь дотянуться до него.
По правде говоря, Лидия была готова пообещать все, что угодно, лишь бы вернуть то, что он делал с ней минуту назад. Ее сила инь, казалось, переливала через край, поэтому Лидии отчаянно хотелось, чтобы Макс обнял, прижал ее к себе. Чтобы прикоснулся руками к ее груди. И возможно, если она все сделает правильно, подумала Лидия, его руки последуют ниже.
Поэтому она старалась сдерживаться, когда Максвелл снова ее поцеловал. Она не раскрывала губ, пока он сам не приоткрыл их. Когда он сделал это, она позволила ему проникнуть языком внутрь и попробовать ее на вкус так, как ему вздумается. Лидия все время думала о Ру Шане и о том, что он делал с ней накануне. О том, как его пальцы входили в ее киноварную щель.
Затем руки Макса стали скользить по ее телу. Он погладил ее по спине и затем наконец прикоснулся к ее грудям. Скорее, он схватил ее за грудь – сильно и бесцельно. В его прикосновении не было нежности. Он просто сжал ее, не заботясь о том, что чувствует Лидия, совсем не так, как это делал Ру Шань.
Однако ей страстно хотелось таких прикосновений, и она, откинув голову, наслаждалась даже этой скупой лаской.
– Да, – прошептала Лидия, молясь про себя, чтобы он был более нежен с ней и стал обводить ей груди так, как она привыкла. Но Макс не собирался делать этого. Его прикосновения вскоре стали еще более поверхностными, и он вскоре прекратил их.
Только теперь она открыла глаза.
– Макс, что-то не так?
– Что с тобой случилось в публичном доме, Лидия? – Лицо Максвелла покрылось пятнами.
Она нахмурилась и выпрямилась.
– Что ты сказал?
– Ты говорила мне, что с тобой там ничего не происходило, что тебе удалось сбежать. Но ты же знаешь, что девушек там приковывают цепями. Тебе также, наверное, известно, что девушками там торгуют.
Лидия ничего не ответила. Она еще не пришла в себя. Ее сила инь, которая текла таким жарким потоком мгновение тому назад, только сейчас стала слабеть, замедляясь и остывая.
– Откуда ты все это знаешь, Макс? – ответила она вопросом на вопрос.
Он сел и тяжело выдохнул.
– Потому что я мужчина, вот откуда, – отрезал Максвелл. – А ты девушка из благородной семьи. Твой отец, естественно, не мог рассказывать тебе о подобных вещах. И никто другой тоже.
Она закусила губу, пытаясь придумать, что сказать Максу, не обидев его.
– Что с тобой там было, Лидия? Скажи мне всю правду. – Он выпрямился. – Если я стану твоим мужем, я заслуживаю, чтобы ты мне рассказала правду.
Лидия кивнула, признавая его правоту. Поэтому она вздохнула и села, сложив руки на коленях. Конечно, ей будет легче, если она поговорит об этом с Максом. Между ними не должно быть ни лжи, ни секретов.
– Я приехала в Шанхай около месяца назад, – сказала она. Макс застонал, закрыв лицо руками. – Но я все равно осталась девственницей, Макс, клянусь тебе! Если хочешь, можешь пригласить врача. Я не... В том месте никто... – Она пожала плечами. – Я знаю, что происходит между мужчиной и женщиной. Мой отец был врачом. Со мной никто этого не делал.
Он посмотрел на нее, его лицо выражало смешанное чувство смущения и недоверчивости. Наконец он заговорил. От нахлынувших чувств его голос стал хриплым:
– Расскажи мне, как все это происходило, Лидия. Без утайки. Она кивнула.
– Я почти ничего не помню из того, что было в публичном доме. – Лидия болезненно скривилась, произнося это слово. Девушки, получившие деликатное воспитание, не должны были даже слышать о таких вещах. – Я искала тебя, но капитан привез меня в другое место, оказавшееся притоном. Там мне предложили выпить чаю.
– Тебя опоили опиумом? – В его голосе звучало отчаяние.
– Да. Я пришла в себя в одной из задних комнат. Я была прикована цепями к кровати. У меня раскалывалась голова, мне было очень плохо, но я боролась с ними, Максвелл. Я не сдавалась. – Лидия не знала, почему для нее было важно, чтобы он понял ее тогдашнее состояние, но это действительно было очень существенно. Она взглянула на Максвелла, пытаясь найти на его лице намек на понимание, но увидела в его глазах лишь ужас и отвращение. Она отвернулась и продолжила мучительный для нее рассказ: – Они приводили мужчин, чтобы те купили меня. Чтобы они могли... – Лидия покачала головой. – Я не знаю. Все это стоит передо мной как в тумане. Я была так напугана, что...
Ее голос замер, ей так хотелось, чтобы Макс снова обнял ее, ласково прижал к себе и успокоил, как это делал Ру Шань, чтобы он прислонился грудью к ее спине. Но она знала, что Макс не сделает этого. Во всяком случае, не сейчас. Поэтому ей оставалось лишь продолжать свой рассказ:
– Меня купил один мужчина. Китаец. Потом я помню, что оказалась в бедно обставленной квартире.
– Он привез тебя к себе домой, – Максвелл скорее утверждал, чем спрашивал.
– Нет, он не жил там. Эта квартира служила местом для его занятий. – Она вздохнула. – Думаю, у него была такая религия.
Максвелл презрительно фыркнул, уверенный, что Ру Шань там предавался вместе с ней разврату.
– Все было совсем не так! – воскликнула Лидия. Не зная, какими должны быть нормальные отношения между мужчиной и женщиной, она, разумеется, не могла судить о естественных потребностях мужчин, понимая, что может заблуждаться на этот счет. Она вздохнула. – Мы делали с ним много разных упражнений. Он пообещал мне, что если я буду помогать ему, отдавая свою силу инь, то он оставит меня девственницей и не отправит назад, в публичный дом.
– Как китайцы называют это? Инь? – Максвелл встал и принялся ходить вокруг обеденного стола, мелькая перед ее глазами.
Лидия до боли сжала руки.
– Инь – это женская сущность, ян – мужская, – пояснила она, пытаясь убедить Максвелла, что с ней ничего страшного не произошло, но он не слышал ее. – Мне не оставалось ничего другого! – со слезами в голосе воскликнула Лидия. – Никто не знал, что я нахожусь там. У двери постоянно дежурил охранник. Я должна была помогать ему, иначе он мог отправить меня в то... другое место. – Она посмотрела на мрачное лицо своего жениха, который продолжал метаться по комнате. Ей показалось, что эта ходьба все больше удаляет Макса от нее. – Я сбежала оттуда при первой возможности.
Наконец он остановился, потирая руками виски. Бросив взгляд на ее руки, сложенные на коленях, Максвелл спросил:
– Значит, ты здесь уже месяц. Изучала извращенный китайский секс, – с дрожью в голосе произнес он.
– Что так ужасает тебя, Макс? То, что меня похитили, продали в рабство и мне удалось сбежать? Или что я научилась тому, чего не знает ни одна добропорядочная англичанка?
Максвелл не отвечал. Он выглядел так удрученно, что Лидии хотелось броситься ему на шею. Она собиралась встать и обнять его, но он внезапно подошел и сел рядом с ней на диван.
– Лидия, – начал Максвелл и тут же умолк.
Потом он снова поднялся и схватил свой стакан. Вылив все, что осталось в бутылке, он залпом выпил вино и, поморщившись, раздраженно произнес:
– Чертовы лягушкоеды! Не могут даже вино сделать как следует.
Лидия ничего не сказала. Она знала, что он злился вовсе не на французское вино. Его ненависть была направлена на что-то другое. Ей оставалось лишь молиться, чтобы это относилось не к ней.
Вернувшись на диван, Максвелл взял руки Лидии в свои точно так же, как много месяцев назад, когда делал ей предложение. Только тогда он смотрел ей в глаза, а теперь стыдливо отводил взгляд и смотрел на что угодно, только не на нее.
– Послушай, Лид. Я знаю, что ты мне не поверишь, но я хотел написать тебе. Я просто не мог этого сделать после смерти твоего отца. А потом... ты и сама приехала. Дело в том, что... – Он поднял голову, но все равно избегал встречаться с ней взглядом. – Я еще не готов к женитьбе. Я не хотел, чтобы ты приезжала в Шанхай, потому что пока не могу на тебе жениться. – Он закусил губу и поднялся, засунув руки глубоко в карманы. – Я вообще не смогу жениться на тебе.
Лидия, пораженная услышанным, изумленно смотрела на него. Он, должно быть, шутил.
– Но несколько минут назад ты сказал, что... Ты сказал мне, что заслуживаешь, чтобы я сказала тебе правду. «Если я стану твоим мужем» – это твои слова. Если ты станешь моим мужем, тогда ты заслуживаешь, чтобы с тобой говорили честно, ничего не скрывая.
Он заметался по комнате, гневно сверкая глазами.
– Я должен был знать, Лидия. Иначе ты бы не решилась рассказать мне. Я должен был знать, чтобы... позвать врача или сделать что-нибудь еще.
Ей хотелось вскочить с дивана и стать вровень с ним, чтобы посмотреть ему прямо в глаза, но ноги не повиновались ей. Лидия продолжала сидеть, чувствуя, как внутри все сжимается от боли и обиды. Ей казалось, что она медленно исчезает, превращаясь в ничто.
– Я сама знаю, – глотая слезы, прошептала Лидия. – Я сама знаю, нужен мне врач или нет.
Максвелл внезапно стал перед ней на колени. Со стороны, наверное, он был похож на страстного любовника, но Лидия закрыла глаза, чтобы не видеть эту комедию.
– Но ты не смогла бы, Лидия, быть такой, как прежде. Ты же сама говорила, что благовоспитанных английских девушек не учат таким вещам.
– А мужчин учат?
Он пожал плечами, и она поняла. Вдруг она увидела все с такой ясностью, от которой к ее горлу подкатила тошнота.
– Ты был там, Макс, правда? Ты посещал эти притоны. Может быть, ты не был там, куда продали меня, но тебе знакомы подобные заведения. Я знаю, что ты там овладевал женщиной, прикованной цепями к кровати, не спрашивая у нее, хочет ли она этого.
Лидия увидела, как он густо покраснел и отвернулся. На этот раз он не стал расхаживать вокруг стола. Его слова прозвучали по-детски упрямо:
– Каждый мужчина хочет познать девственницу. Это делают все мужчины, Лидия.
– Ты лицемер, – прошипела она. Ее охватила яростная злоба. – Ты гадкий лицемер!
– Послушай-ка! – он обратился к ней, но смотрел поверх ее головы на стену. – Нет смысла оскорблять меня. С тобой случилась беда, Лидия, но я в любом случае не собирался жениться на тебе. Ты не стала бы моей женой.
– Твоей женой! – выкрикнула она, наконец найдя в себе силы, чтобы подняться. – Я не стала бы твоей женой, даже если бы ты на коленях умолял меня об этом. – Лидия, конечно, знала, что это было не так. Но что еще ей оставалось делать? Если она не выйдет замуж за Макса, то окажется в нищете. У нее не было денег. Не было связей. Никакого положения в обществе. От этой мысли у нее кровь застывала в жилах.
– Послушай, мне очень жаль, что все так вышло. Но мы никогда по-настоящему не любили друг друга. Наши родители хотели, чтобы мы поженились, поэтому мы с тобой встречались. Ты знаешь, что это правда.
Да, она знала это. Но ей не хотелось признавать, что он отчасти был прав. Во всяком случае, не сейчас, когда она замирала от ужаса перед мыслью о полном крахе. Лидия знала, что происходило с женщинами в чужой стране, если у них не было защиты со стороны мужчины, если в силу каких-то причин они оказывались в одиночестве.
Чаще всего эти несчастные становились жертвами негодяев и попадали в публичный дом.
Она не может снова рисковать своей жизнью. Нет, ни в коем случае! Ей, несмотря ни на что, необходимо выйти замуж за Макса. Она использует любые средства. Она сделает все, чтобы избежать ужасной судьбы продажных женщин.
Максвелл, казалось, не замечал ее состояния. Он стоял, держа руки в карманах, и пожимал плечами.
– Я честный человек. Я оплачу твою дорогу домой. – Он нервно потоптался и заговорил мягче, пытаясь уговорить ее: – Тебе там будет лучше, с тобой будет твоя семья. Шанхай не место для женщины.
– Ты просил меня стать твоей женой, – сказала Лидия больше для себя, чем для него. – Я собиралась выйти за тебя замуж. Миссис Максвелл Слейд... Она даже приобрела конверты с новой фамилией, только сейчас у нее ничего не было. Все ее вещи исчезли.
– Я никому не скажу о том, что с тобой было, Лид. Можешь положиться на меня.
Лидия чуть не рассмеялась. Он и так успел рассказать слишком много. Сплетни уже, без сомнения, были на пути в Англию. Ее репутация была погублена. На двух материках сразу.
Он поискал что-то в кармане пальто, вытащил билет и бросил его на стол. Лидия проследила взглядом за движением Максвелла и, увидев билет, поняла, что утратила последнюю надежду.
– Эсме сказала, что твои платья будут готовы через несколько дней. Ты можешь быть здесь, пока их не сошьют. Я купил тебе билет на корабль, который отправляется на следующей неделе.
Лидия не ответила. Она чувствовала себя такой разбитой и несчастной, что даже не нашла в себе сил отвести взгляд от этого проклятого билета, который он купил еще до обеда с ней. До того, как она рассказала ему всю правду! До того, как они объяснились!
– А как же мое ателье? – прошептала она. Лидия сама не знала, как у нее вырвались эти слова, но она не стала сдерживаться. – Я хочу стать портнихой, Максвелл. Я хочу купить лавку Чэней и продавать дорогие платья развратным женщинам, подобным Эсмеральде.
Он покачал головой.
– Ты не сможешь это сделать без меня, Лидия. Ты ничего не смыслишь в деловых вопросах.
Она поерзала на диване, ее глаза сузились. На смену страху пришла ненависть. В ней созревало решение, о котором она никогда до этого не думала.
– Не смыслю, Макс? Хорошо, дай мне все взвесить. У меня возникла новая идея. Послушай, Макс, как отнесутся твои работодатели к человеку, который сделал женщине предложение, а затем покинул ее в трудную минуту? Как они оценят поступок мужчины, который позвал юную невинную девушку в Шанхай, а потом, раздумав жениться, выгнал ее без единого гроша? И это после того, как он распространил странные лживые слухи о том, что ее похитили и продали в публичный дом. Как тебе все это, Макс?
Он возмущенно вскинул голову, его глаза округлились от ужаса.
– Я не делал ничего подобного!
Лидия почувствовала, как ее спина выпрямляется, словно в ней появился стальной стержень.
– Нет, Макс, именно это ты и сделал. Кто поверит, что благовоспитанную английскую девушку могут похитить и продать? Продать в рабство?! Никто не поверит, что такое возможно, Макс. Они все предпочтут считать тебя негодяем. Самым отъявленным, который посмел запятнать доброе имя своей невесты, вместо того чтобы поступить как подобает настоящему мужчине и честно выполнить свои обязательства перед ней. Я думаю, этого будет достаточно, чтобы тебя уволили.
– Ты не сделаешь этого! Общественное мнение в Шанхае решает все. Это единственное, что отличает нас от язычников. Такая ложь окажется роковой для меня.
– Правда? – Ее сердце, казалось, превратилось в кусок льда. – Ну что ж, тебе придется увидеть, на что я способна. Вчера меня видели почти все твои друзья и сотрудники. Я даже назначила время свадебной церемонии в церкви. А где был ты, Макс? Ты прятался, избегая меня и распуская гадкие лживые сплетни.
– Но я говорил чистую правду! – выпалил он. Лидия криво усмехнулась.
– Все, что от меня потребуется, – это устроить сцену перед главной конторой вашей фирмы. В платье с грязными пятнами, с потоками слез на щеках, я буду взывать о помощи: «Пожалуйста, помогите мне!» Поверь, к моим рыданиям никто не останется равнодушным. Англичане больше всего на свете любят спасать оказавшихся в несчастье. Особенно в тех случаях, когда это просто. – Она схватила со стола билет. – Ну что, как ты думаешь, сколько времени потребуется, чтобы тебя уволили? Час? День? Может, заключим пари?
Лидия всего лишь пугала Максвелла, потому что весьма сомневалась, что его уволят. Насколько она могла судить, Макс неплохо справлялся со своей работой, а в Шанхае компетентные сотрудники ценились высоко. Но это была ее единственная карта, и в игре с Максом она вполне могла оказаться козырной.
Максвелл Слейд всегда с особой щепетильностью относился к тому, что о нем скажут и подумают окружающие. Но только сейчас, столкнувшись с жестокой реальностью, Лидия осознала правду. Он сделал ей предложение не из любви, а из желания вырасти в глазах общества. Все говорили, что они идеальная пара и очень подходят друг другу. А она была настолько глупа, что возомнила, будто это и есть настоящая любовь.
Что ж, теперь общественное мнение поможет ей остаться рядом с ним. Если не в качестве жены, то в качестве делового партнера. В случае, если они не поженятся, она не станет прозябать в одиночестве и без гроша. Она ни за что не рискнет снова оказаться в публичном доме.
Глядя на потрясенного ее словами Максвелла, Лидия решила еще раз ударить по больному, нажав нужную кнопку.
– Я знаю, что ты мне не поверишь, – сказала она, повторяя его же слова, произнесенные несколько минут назад, – но я не хотела вредить тебе, пока ты не стал вести себя как полный идиот. Не стоит отчаиваться. В Англии тебе будет лучше, там с тобой будет твоя семья.
– Но... Я не могу вернуться домой так, – прошептал он. – Без денег. Без чести.
Лидия сложила на груди руки, радуясь тому, что он, слава богу, понял, о чем идет речь.
– Что ты хочешь? – спросил Максвелл с нескрываемым отвращением.
– Лавку Чэней. – Она открыла дверь и указала ему на коридор. – Купи ее для меня. Прямо сейчас.
Из писем Мэй Лап Чэнь
22 апреля 1876 года
Дорогая Ли Хуа!
Потерявшийся кот уехал, и я очень тоскую. Никогда бы не подумала, что мне будет не хватать какого-то варвара, но это так. Мне так его не хватает! Никто не замечает того, что я переменилась. Возможно, лишь один Ру Шанъ видит это. Он в последнее время ведет себя очень хорошо, усердно занимается. Не потому, что ему этого хочется, а потому, что он знает, как я мечтаю об этом.
Дорогая Ли Хуа, что мне делатъ?Я не могу даже закончить свои занятия английским языком. Я занимаюсь еще прилежнее, чем раньше. Ру Шань тоже. Мы изучаем английский, как будто помешались на нем, и все из-за какого-то бородатого варвара!
Наверное, я начну принимать опиум. Пусть это убьет меня, как уже убивает мою свекровь. Никогда не прикасайся к этому ужасному веществу, Пи Хуа. Принимая его, человек даже не подозревает, что с ним происходит. Моя свекровь всегда не в духе, она счастлива только тогда, когда с ней ее трубка. Она медленно умирает на глазах всей семьи. Это страшно и отвратительно. Но она, по ее словам, купается в блаженстве.
По крайней мере, мои дети знают, что им ни в коем случае нельзя притрагиваться к опиуму. Даже моя дочь понимает его разрушительную силу и давно прекратила просить, чтобы и ей дали подышать этой отравой.
О, Ли Хуа, я так одинока! Как мне хочется, чтобы ты смогла навестить меня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Белая тигрица - Ли Джейд



Я В ВОСТОРГЕ ОТ РОМАНА!!!!!
Белая тигрица - Ли Джейдvika
10.12.2011, 9.21





Странный роман...
Белая тигрица - Ли ДжейдНатали
12.07.2013, 12.22





Необычно. Необычная манера написания, необычная манера любви, всё в этом очень необычно...
Белая тигрица - Ли ДжейдКсения
1.04.2014, 16.11





Мне понравилось, всё что естественно, то небезобразно)
Белая тигрица - Ли ДжейдЛюдмила
2.04.2014, 17.38





Как-то не слишком понравилась сцена, где ГГ-я пачкает своими испражнениями простыни...Не смогла дочитать и до середины... Странный роман...
Белая тигрица - Ли ДжейдОльга)
4.05.2014, 22.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100