Читать онлайн Выигравший получает все, автора - Ли Адрианна, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Выигравший получает все - Ли Адрианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Выигравший получает все - Ли Адрианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Выигравший получает все - Ли Адрианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Адрианна

Выигравший получает все

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Голова у Кэррол отчаянно болела, как будто крошечные человечки стучали молоточками по вискам; ныли икры и бедра, как будто она все еще сидела верхом на лошади; казалось, что синяки на ягодицах никогда не пройдут; и еще Кэррол ощущала ранее неведомую сладостную ноющую боль на стыке бедер. Вспомнив, что с ней произошло, она улыбнулась и вспыхнула от смущения.
У Кэррол не было сил оторвать голову от подушки. Тело ее покрылось гусиной кожей, хотя ей и не было холодно. Даже наоборот. Внутри у нее все полыхало.
Если бы год назад кто-нибудь сказал ей, что она соблазнит короля на одну ночь, а затем еще дважды в течение ночи повторит любовный акт, отдаваясь всякий раз с большим бесстыдством, чем какая-нибудь десятидолларовая шлюха, она назвала бы такого человека сумасшедшим. Кэррол раскинулась на кровати Митча. Его не было. Из ванной доносился шум душа, и Кэррол улыбнулась, представив стоящего обнаженным Митча, тело которого ласкают струи воды. Ей хотелось бы, чтоб его тело сейчас ласкали ее пальцы, чтоб они снова пробудили в нем желание заняться любовной игрой.
Разумеется, Митч был опытным в сексе мужчиной, он хорошо знал особенности женской анатомии. Но он коснулся таких мест на ее теле, об эрогенности которых она не подозревала, заполнил пустоты в ее мозгу и сердце, о существовании которых она не догадывалась.
Кэррол попыталась сесть и поморщилась, ощутив, как болячки словно объединили свои усилия и сосредоточились под черепной коробкой. Очевидно, вино следует пить в меньших дозах. Она никогда не пила с таким аппетитом и в таком количестве, как накануне вечером. Сегодня она переживала свое первое похмелье.
Однако это было единственным из вчерашнего, чего она не хотела повторить. Она отвела от лица спутанные волосы и выжидательно посмотрела на дверь ванной.
Раньше она планировала, что ляжет в постель с мужчиной лишь после замужества. Она планировала многое, чему суждено начаться лишь после того, как на ее пальце появится кольцо, а в сумке - свидетельство о браке. Но что, если бы она никогда не встретила своего суженого? Так никогда и не вышла бы замуж? Никогда бы не пережила ночи, наполненной сладостными любовными играми? Было бы невероятно жалко.
Кэррол провела языком по губам. Даже они болели. Она осторожно потрогала рот и счастливо вздохнула. Может быть, и с запозданием, но она поняла, что даже хорошо продуманные планы не всегда воплощаются в жизнь. Печально, что это удивительное чувство, которое ею владеет, очень скоро пройдет. Слишком скоро. Но она отложит в копилку своей памяти каждое прикосновение, каждый поцелуй, каждую ласку, чтобы вспоминать об этом в те дни, когда будет чувствовать себя гораздо хуже, когда болезнь возьмет свое.
Дверь ванной распахнулась, и на пороге появился Митч с полотенцем, обмотанным вокруг талии. Сердце у нее дрогнуло, она села в постели, не обращая внимания на свалившуюся простыню, все ее печальные мысли и боли были мгновенно забыты при виде его улыбки.
Кэррол сползла с его огромной деревянной кровати, слегка порозовев оттого, что она нагая, но лишь слегка. Еще неделю назад она бы умерла от стыда при мысли о том, что может дефилировать голой перед мужчиной, который не является ее мужем. Однако за эту ночь она освободилась от чувства стыдливости... во всяком случае, перед этим мужчиной.
- Мне тоже нужно принять душ. - Кэррол бесстыдно прошла мимо него, но остановилась, услышав его прерьшистыи вдох.
Кэррол повернулась и увидела, что он с мрачным видом оглядывает ее фигуру.
- Это я сделал такое?
Она посмотрела на себя и увидела синяки на ногах и руках. Ей хотелось спрятать их как некое уродство, но ее нагота не позволяла это сделать, и она лишь покачала головой и заявила:
- Ты здесь совершенно ни при чем. Просто из-за моей болезни у меня постоянно появляются синяки. Возникают почти из ничего.
Она заметила, как потускнели и затуманились печалью глаза Митча. Сердце у Кэррол сжалось. Ей совсем не хотелось видеть тоску и жалость в его глазах. Она проглотила подступивший к горлу комок и бодрым тоном проговорила:
- Я буду готова кататься на водных лыжах сразу после завтрака.
Это было сказано с гораздо большим энтузиазмом, чем она испытывала на самом деле. Голова у нее разболелась еще сильнее, когда она оказалась на ногах, и кататься на водных лыжах ей сейчас, мягко говоря, не улыбалось.
- Не знаю, как ты, - медленно сказал Митч, пытаясь освободиться от нахлынувшей грусти и слегка улыбаясь, - но может быть, нам лучше для разнообразия заняться рыбной ловлей?
- Рыбной ловлей? - Кэррол отлично понимала, что Митч вряд ли так уж устал, чтобы ему трудно было заняться водными лыжами. Он явно проявлял заботу о ней. Какое-то приятное теплое чувство родилось в ее груди. - Я никогда не занималась рыбной ловлей.
- Никогда?
- Никогда в жизни. Мой отец был заядлым рыболовом, но он считал, что этот священный ритуал - удел мужчин.
Митч покачал головой, и по выражению его лица стало понятно, что он считает ее отца старомодным шовинистом. Кстати, она разделяла это мнение. Митч сказал:
- В таком случае займемся наживкой.
Солнце отражалось от воды, поднимаясь все выше, угрожая испепелить все, что окажется в пределах его лучей. Митч настоял на том, чтобы Кэррол надела бейсбольную шапку и подняла солнцезащитный козырек над шестнадцатифутовой лодкой, которую он использовал как для катания на водных лыжах, так и для рыбалки.
- Принадлежала моему отцу! - заявил он, стараясь перекричать рев мотора, когда они неслись на высокой скорости по волнам озера.
- Твои родители живы?
- Да. Проводят лето, путешествуя в собственном доме на колесах. - Митч направил лодку к своему излюбленному месту и бросил якорь. - А зимой живут в Аризоне.
Он предложил ей насадить приманку на крючок, Кэррол попросила научить ее, как это делается, и вскоре в совершенстве овладела этим искусством.
- Ну так, и что дальше? - Лицо ее светилось, словно подсвеченное изнутри лампой, а выражение было счастливое, как у ребенка.
Митч мысленно улыбнулся.
- Отпусти защепку - круглую кнопку на катушке и придерживай большим пальцем, чтобы леска не разматывалась слишком быстро. Когда леска ослабнет, это будет означать, что крюк на дне.
- Хорошо. - Кэррол посмотрела на Митча, ожидая подтверждения, что все сделала правильно. - А что теперь?
Он улыбнулся, опустился на сиденье, посильнее натянул на лоб кепку и скрестил ноги.
- А теперь будем сидеть и ждать.
- Ты вырос на этом озере или в Мизуле? Расскажи мне о себе.
Просьба Кэррол застала Митча врасплох. Он не любил распространяться о себе, однако тихий плеск волн и вся обстановка способствовали тому, что у него развязался язык.
Втаскивая на борт улов и выпуская мелочь, Митч стал рассказывать о своей семье, своей сестре, о зяте и бизнесе. День проходил спокойно, в приятной беседе. Они позавтракали и разговаривали как старые добрые друзья, выяснив, что у них очень много общего, несмотря на то что у каждого жизнь складывалась по-своему.
Наблюдая за тем, как Кэррол радовалась своему первому улову, слушая ее рассказ о братьях, племянницах и племянниках, Митч не мог отделаться от ощущения, что знает Кэррол всю жизнь. Перед ним была не умирающая женщина, а благоухающий цветок, и у него создавалось впечатление, что они оба находятся внутри некоего прозрачного купола, куда не могут проникнуть шумы внешнего мира, не могут их достигнуть и нанести им вред. Ему хотелось, чтобы подобное ощущение длилось бесконечно, чтобы новообретенное чувство удовлетворения и радости не пропадало и не покидало бы его.
Хотелось всегда быть с Кэррол.
Осознание этого поразило его. Как случилось, что он, узнав эту женщину всего три дня назад, так подпал под ее обаяние, что не хочет более никакой другой женщины на свете? Возможно ли это? Митч почувствовал, как клюнула рыба, и начал наматывать леску на катушку. Он не мог дать себе ответа на этот вопрос, как и на другие вопросы, касающиеся женщин. У него лишь было ощущение того, что они вдвоем составляют семью.
Была ли это любовь с первого взгляда?
Этого он не знал, как не знал и того, что ему делать.

***

Спустя несколько часов он сделал очень важный телефонный звонок. Звонок касался его личной жизни, безвозвратно ставил точку на прошлом, и Митч ни на секунду не жалел об этом.
Веселясь и смеясь, они с Кэррол пожарили три рыбины, которых поймали, а потом мыли посуду подобно супружеской чете, привыкшей заниматься этим плебейским делом. После ужина Митч привлек Кэррол к себе и крепко и горячо целовал ее, о чем мечтал весь день. Взрыв охвативших его чувств подтвердил, насколько серьезно он относится к этой женщине, насколько правильны были его предыдущие действия.
- Послушай, у меня великолепная идея. Готов биться об заклад, что ты никогда не купалась нагишом в озере при свете луны.
Кэррол вскинула брови, заинтригованная предложением, в ее глазах засветились озорные огоньки.
- Я нигде и никогда не купалась нагишом.
В воздухе сохранялось дневное тепло, и это располагало к тому, чтобы поплавать в озере. Когда Митч остановил лодку, Кэррол спросила:
- Ты хочешь раздеть меня?
Он засмеялся, поцеловал ее в шею и в рот и почувствовал возбуждение. Отстранившись от Кэррол, сказал:
- Если я раздену тебя, мы не сможем войти в воду.
- Тогда я сделаю это сама.
Она поднялась и стала стягивать с себя узенькие трусики.
Митч разделся и нырнул. Прохладная вода несколько успокоила его, уменьшив напряжение до приемлемого состояния. Он высунулся из воды и крикнул:
- Ну, копуша, поторопись!
Кэррол пододвинулась к краю лодки; волосы ее распустились, словно крылья у ангела, тело было освещено серебристым лунным светом, вид ее обольстительных округлых форм снова возбудил и воспламенил Митча. Она стала спускаться по лестнице, но затем, когда пальцы ее ног коснулись воды, испуганно вскрикнула:
- Ой, какая холодная!
- Вовсе нет. - Протянув руки, Митч схватил Кэррол за щиколотки и втянул в воду.
Озеро огласилось криками и плеском воды. Вынырнув, Кэррол стала бултыхаться, фыркать и смеяться, а затем плавать недалеко от лодки.
- Какое странное, какое удивительное ощущение, чувствуешь себя раскованной и свободной!
- В этом-то и прелесть. - Митч поплыл к ней, затем они сделали три круга вокруг лодки, после чего остановились, чтобы отдохнуть, поддерживая друг друга и тихонько смеясь. Их взгляды встретились.
Она поцеловала Митча в щеку.
- Спасибо тебе за это... и за все остальное.
- Счастлив услужить, мэм. - Он притянул ее к себе поближе, наслаждаясь тем, что может ощутить упругость ее тела, целуя ее в губы. Даже холодная вода не охладила его пыл и не уменьшила его возбуждение. Только Кэррол способна была сотворить с ним такое.
Он помог ей подняться в лодку, положил на кожаные диванные валики, предусмотрительно прихваченные из гостиной, вытер ей волосы и тело, действуя полотенцем предельно осторожно, чтобы не причинить боль, налил бренди в пластиковые стаканчики, и они оба сделали по глотку.
Луна была единственным свидетелем их любовных ласк. Митч действовал нарочито не спеша, испытывая радость от обладания этой красотой, а затем, баюкая ее в руках, прошептал:
- Выходи за меня замуж.
Эти слова поразили его самого не меньше, чем Кэррол, однако, услышав их от себя, он понял, что это именно то, чего он хочет. Он знал, что его чувство к Кэррол - это нечто настоящее и ни к кому другому он подобных чувств испытывать не может.
Кэррол приподнялась в его руках; освещенное лунным светом лицо ее было хорошо видно Митчу, как и неподдельное изумление и сомнение, отразившиеся на нем.
- Что?
- Я знаю, что это сказано под влиянием порыва. - Он отвел влажные волосы с ее щеки. - Но я чувствую, что это не ошибка. Это так. Мы правы с тобой.
- Митч, да ты с ума сошел! Я не располагаю жизнью, чтобы с кем-то строить будущее.
- Чушь! Ни у кого нет никаких гарантий. Может, меня завтра сбросит и затопчет Ночной Костер. Ты научила меня ценить каждый миг жизни. Жизнь заключается в том, чтобы дарить любовь и делить ее с любимым человеком. Сколько бы времени нам ни было отпущено, Кэррол, я хочу провести его с тобой.
Слезы подступили к глазам Кэррол, сердце сжалось и учащенно забилось в груди. Дрожащей рукой она коснулась его лица, которое сделалось ей таким дорогим за последних три дня.
- Ах, Митч, если бы у меня было будущее, я бы хотела всегда быть только с тобой! Но я не стану просить тебя о том, чтобы ты оставался рядом, когда я стану слабеть на глазах.
- Ты и не просишь. - Митч взял ее за руку. - Это я предлагаю.
- Я обожаю тебя за эту мысль. - Однако эта мысль слишком разволновала Кэррол, и ее стали душить слезы. - Я не могу принять это предложение. Можешь называть меня эгоистичной, но я не в силах вынести твоей жалости. Последующего за этим отвращения. Твоей печали.
- Вовсе нет! Мной руководит не жалость. И не будет никакого отвращения. - Митч шумно втянул в себя воздух. - Я лишь буду грустить, потому что люблю тебя.
Кэррол засопела. Две слезинки выкатились из уголков глаз и прожгли горячую дорожку на щеке. «Люблю? Что сказала бы Келли-Энн, если бы узнала? Я не просто спала с самым гадким мальчишкой в Мизуле, - подумала Кэррол, - но заставила его влюбиться в меня». Она облизала губы. Неужели это правда? Если так, то помогай ему Бог. Она не доставит неприятностей этому замечательному парню, который принес ей столько радости.
Она высвободила руки и подняла с обнаженных плеч мокрые волосы. Тело ее было покрыто гусиной кожей. Она должна убедить Митча, что не сможет пойти с ним рядом. Она уйдет, навсегда исчезнет из его жизни сегодня же ночью, пока он не успел привыкнуть к ней.
- Становится прохладно, - сказала она, - давай вернемся. Я хочу спать. Свой ответ я дам тебе утром.
Митч подчинился и направил лодку к причалу. Когда они оказались в доме, он сгреб ее в охапку и потащил к кровати, затем осторожно положил на пуховую перину. Меньше всего ему хотелось сейчас спать. Она с готовностью потянулась к нему.
- Ты должна знать, - сказал он, покусывая ей мочку уха и нежно целуя в самые чувствительные места на шее, - что я не приму твой ответ, если ты скажешь «нет».
Его рот отыскал ее мгновенно воспрянувшие соски, и все мысли тут же улетучились. Ее внимание сосредоточилось на мужчине, который находился рядом, и на переживаемом моменте. Однако на сей раз ей хотелось порадовать его так, как радовал ее он, ей хотелось отблагодарить его, отдать какую-то часть долга, и это было все, что она могла предложить, а он принять.
Кэррол обхватила его голову обеими руками и мягко притянула к себе, затем стала целовать его, используя приобретенный за последние дни опыт, играя своим языком с его. Она принудила его медленно лечь на спину. Его зеленые и потемневшие от страсти глаза неотрывно смотрели на нее. Кэррол исцеловала ему шею, плечи, грудь. Она сосала его соски, как до этого делал ей он, и улыбалась про себя, слыша восторженные стоны.
Митча бросило в жар, когда Кэррол проделала языком дорожку по его плоскому животу, приблизившись к зарослям густых черных кучерявых волос. Она обхватила пальцами восставший ствол и стала ласкать его шелковистую поверхность, вспоминая о том восторге, который она переживала, когда он находился внутри ее.
Ее дыхание участилось, и она прикоснулась языком к головке и ощутила солоноватую капельку на кончике. Она словно попробовала запретного нектара. А затем обхватила его губами. Митч хрипло застонал, отдаваясь охватившей его страсти. Кэррол почувствовала, что ее тело словно освобождается от каких-то пут и что ею овладевает невероятное, всепоглощающее желание, утолить которое может только находящийся рядом мужчина.
Она поднялась, села на него, наклонившись вперед, пока не встретились их губы. После этого она приподняла бедра и медленно опустилась на вздыбленный ствол. Жар разлился по всему ее животу, соприкосновение мужской и женской плоти вызывало изысканные сладостные ощущения, и каждый новый подъем и новое погружение рождали новые волны блаженства, которые становились все выше и захлестывали все сильнее. Оргазм, который потряс ее, можно было сравнить с извержением вулкана, и его волны долго сотрясали ее тело.
Кэррол бессильно опустилась на Митча, уткнувшись лицом в его шею. Полностью обессиленная. Счастливая. Удовлетворенная. Чуть позже она сползла с него и уютно устроилась рядом. Когда ее стал одолевать сон, она вдруг вспомнила о предложении Митча...
- Утром, - прошептал он.

***

Однако утром Митч обнаружил только записку Кэррол, лежавшую на ее подушке.
Холодный гнев охватил Митча. Повидать людей? Может, она отправилась в Мизулу, чтобы встретиться с кандидатом номер два из ее списка? Он почувствовал, что его сердце сжали ледяные пальцы. Как могла она такое сделать после вчерашнего вечера? После его предложения? После тех ласк, которые она подарила ему?
Митч чувствовал, как ему сдавило горло. Он перечитал записку и понял: она сделала то, что он десятки раз делал в прошлом. Он убеждал себя в своей доброте, запросто отпуская разочарованных любовниц, которые ожидали от их отношений большего. Господи, каким негодяем он был! И он стократ заслужил ту боль, которую испытывает сейчас.
Он вскочил с постели, натянул джинсы и бросился вниз. Ее блестящий лимузин с открывающимся верхом исчез. Однако на смену ему на то же самое место подъехал другой автомобиль, из которого вышел его зять.
- Какого черта тебе здесь надо? - напустился на него Митч. - Приехал позлорадствовать? Черт побери, у меня нет для тебя времени! Я собираюсь ехать в Мизулу.
Митч поднялся вверх, по пятам преследуемый Чарли, ворвался в ванную, захлопнув за собой дверь, наскоро принял душ и за три минуты побрился. Когда он вышел, Чарли сидел, поджидая его.
Митч снова набросился на зятя:
- Я надеялся, что ты уже уехал. Что тебе здесь нужно?
- Я слышал, что ты принимаешь у себя рыжеволосую красотку. Но я сказал, что это чушь. Митч не отступит от своего слова. Он не станет рисковать проигрышем пари. Однако мой источник клянется, что это так, и я приехал удостовериться лично. - Чарли поднял руку. На пальце его висели прозрачные трусики Кэррол. - Похоже, что сообщение было правильным.
Митч вырвал трусики, едва не оторвав шурину палец.
- Не тронь!
Он натянул свежие джинсы и белую рубашку. Нужно как можно быстрее поймать Кэррол и поговорить с ней о ее дурацких планах, убедить в том, что они нужны друг другу. Не имеет значения, насколько коротким может оказаться этот период.
- Знаешь, Чарли, если бы ты просмотрел адресованные тебе телефонные послания, ты бы избавил себя от поездки сюда. Я признал проигрыш пари вчера вечером. Компания твоя. Со всеми потрохами. И Ванда тоже знает об этом.
Открыв рот, Чарли в недоумении уставился на него.
- Н-но... но я не ожидал, что ты выйдешь из контракта по рекламе! Ты же знаешь отлично, черт возьми, что лучшего специалиста по рекламе нет по эту сторону Миссисипи. Мне некем заменить тебя. Проклятие, Митч! Я просто хотел оказать тебе профессиональную помощь, чтобы ты справился с проблемой.
- Единственная моя проблема в том, что ты меня задерживаешь. Я должен немедленно ехать в Мизулу и убедить некую упрямую рыжеволосую красотку, что нам нужно пожениться.
- Пожениться? - Загорелое лицо Чарли покрылось румянцем. - Боже милостивый, ты сделал кого-то беременной?
Митч уперся кулаками в бока, чтобы не пустить их в ход против сидящего перед ним болвана. Возмущенно фыркнув, он выскочил из спальни и, клокоча яростью, сбежал вниз по лестнице. Однако когда он доехал до арки на выезде из «Даймонд Б.», он вдруг вспомнил о предположении Чарли и пробормотал: «Святая Мария, только бы это не оказалось правдой».
Только сейчас он сообразил, что не пользовался презервативами. Ни разу. Ему это даже в голову не приходило. Может, он сошел с ума? Кэррол вполне могла забеременеть. У Митча сжалось сердце, и он закрыл глаза. Он не мог смириться с потерей Кэррол и их ребенка.
В Мизуле все оказалось гораздо хуже, чем он ожидал.

***

Кэррол не поехала в Мизулу, а направилась в Национальный парк. Ей не нужен был другой мужчина, и она разорвала свой список. Кэррол инстинктивно чувствовала, что не может быть ничего более прекрасного, чем это короткое время, проведенное с Митчем. Она не станет заполнять свои последние дни чем-то таким, о чем потом придется сожалеть.
Теплые, дорогие воспоминания согревали ее сердце. Правда, она беспокоилась о том, что Митч не согласится с ее решением и сделает что-нибудь необдуманное - например, бросится в Мизулу, чтобы предотвратить ее встречу с Джимми Джеком Пальметто.
Мысль о том, что такой человек, как Митч, мог поступить по-донкихотски, ее поразила. Въезжая в город Калис-пелл, Кэррол предалась меланхолическим мыслям. Почему она и Митч нашли друг друга лишь тогда, когда уже не осталось времени для счастья? Хотя и этот короткий период был счастливым даром, и она ни на миг не сожалела о том, что произошло. В течение всего своего путешествия она перебирала в памяти пережитые ею удивительные мгновения.
Последующие полторы недели Кэррол провела в дороге, останавливаясь, чтобы осмотреть достопримечательности и всевозможные приманки для туристов, заполняя время чем угодно, чтобы забыть Митча. Однако места, которые она посещала, достопримечательности, которые видела, люди, которых встречала, лишь подтверждали, насколько она одинока. Ей было одиноко и тоскливо без Митча.
Она оставила свое сердце в доме на озере на северо-западе Монтаны. Ей понадобилось десять дней, чтобы признаться себе: без Митча она может умереть сейчас. Ей следовало его послушать. Следовало принять его предложение, надеть кольцо и носить его до тех пор, пока жива.
Развернувшись, Кэррол взяла курс на «Даймонд Б.».
Мысли о Митче ни на минуту не оставляли ее. И вдруг Кэррол испытала прозрение, от которого похолодела. Его пари! Боже, что она с ним сделала? Она была настолько благодарна ему за все то, чем он ее одарил, что даже не вспомнила о том, что значит для него нарушить слово.
Тот Митч Боханна, которого она узнала и к которому прониклась уважением, не относится к числу людей, бросающих слова на ветер. И Кэррол не сомневалась, что ее эгоизм может стоить ему его работы, его дела. Он может возненавидеть ее, не захотеть с ней встречаться. Представив возможные драматические для Митча последствия, Кэррол, как ни странно, лишь укрепилась в своей решимости. Она должна вытащить его из той беды, в которую он попал по ее милости. Даже если для этого придется идти к самому Чарли.
Преисполненная решимости как можно скорее встретиться с Митчем, Кэррол, забыв об усталости, гнала машину день и ночь, то и дело нажимая на газ. Она была настолько погружена в беспокойные мысли, что заметила оленя лишь тогда, когда он оказался в свете ее фар.
Кэррол резко крутанула руль, сворачивая в сторону, и врезалась в дерево.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Выигравший получает все - Ли Адрианна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Ваши комментарии
к роману Выигравший получает все - Ли Адрианна



Абсолютно бездарная вещь
Выигравший получает все - Ли АдрианнаElena
15.03.2013, 20.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100