Читать онлайн Разорившийся виконт, автора - Лейн Эллисон, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разорившийся виконт - Лейн Эллисон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разорившийся виконт - Лейн Эллисон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разорившийся виконт - Лейн Эллисон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лейн Эллисон

Разорившийся виконт

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 18

Мелисса окинула взглядом тесную кабинку и недовольно поморщилась. И это отдельная каюта первого класса? Нечего сказать, после двухмесячного пребывания в такой клетушке можно сойти с ума! Узкая койка, крошечный умывальник и одинокий стул составляли скромное убранство ее временного прибежища. До приезда в Балтимор большая часть ее вещей хранилась в трюме.
Мелиссе вдруг стало невыносимо грустно, когда она подумала, что, быть может, никогда больше не вернется на родину. Но у нее уже не было сил подняться на палубу, чтобы в последний раз посмотреть на удаляющийся берег родной Англии: приготовления к отъезду и долгая дорога сделали свое дело. Утром, невзирая на отвратительное самочувствие, она изо всех сил старалась выглядеть бодрой и здоровой. Попытки обмануть бдительность леди Каслтон привели к тому, что она вымоталась настолько, что уже почти не чувствовала ноющей боли во всем теле. Но теперь, слава Богу, можно не притворяться.
– Можете идти к себе, – устало промолвила Мелисса, повернув голову в сторону служанки. – Я хочу немного отдохнуть.
– Да, миледи.
Виллис была единственным человеком, которому она доверила свою тайну. Прощаясь с леди Каслтон, Мелисса обещала вернуться в Лондон к следующему сезону и шутила по поводу того, как много воздыхателей из ее прежнего окружения вернется к ней в будущем году. Все это было ложью. Ложь окружала ее со всех сторон, изобретая все новые и новые причины, чтобы заставить уставшую от обманов Мелиссу вновь воспользоваться ее услугами. Она честно смотрела в лицо бабушке и обсуждала развлечения, которые ожидали их в будущем году, а в глазах ее туманной пеленой стояли слезы. Больше не будет ни следующего сезона, ни возвращения на родину. Она едет в Америку не для того, чтобы навестить Беатрису. Она хочет остаться там навсегда.
Ее сердце разрывалось от горя, когда она думала о том, что никогда не увидит ни леди Каслтон, ни Чарльза. Но другого выхода у нее не было. Для того чтобы съездить когда-нибудь в Англию, ей придется оставить ребенка на попечение Беатрисы, а это невозможно.
Ведь крохотная жизнь, зародившаяся в ней, была единственной частичкой, которая осталась ей в память о Чарльзе. Кроме того, в Англии она может в любой момент встретиться с ним. Поэтому Мелисса твердо решила уйти из его жизни и была уверена, что он быстро забудет о ней. Красота и обаяние позволят ему найти достойную спутницу жизни, которая поможет получить долгожданное наследство. И если он поторопится, то еще успеет завладеть четвертой частью состояние леди Лэньярд. А если ему удастся к тому же убедить Эдвардса в своей безграничной любви к новоиспеченной невесте, то он может получить даже половину всей полагающейся ему суммы.
Мелисса заказала билет на имя вдовы миссис Шарп. Это должно было защитить ее малыша от ярлыка внебрачного ребенка и заставить новых знакомых поверить в то, что она родственница Беатрисы, мать которой до замужества тоже носила фамилию Шарп. Это была последняя, но самая необходимая ложь.
Лицо Чарльза снова предстало перед ее мысленным взором. Вспоминая каждый его поцелуй, она как будто заново переживала те волнующие и приятные минуты, которые провела с ним наедине. Комок горьких слез подступил к горлу Мелиссы, и, зарывшись лицом в подушку, она тихо расплакалась.


Чарльз жил в Суонси уже два месяца. Друзья, досаждавшие своим бесконечным порицанием, постоянно надоедали ему, а образ Мелиссы преследовал его днем и ночью. Теперь ему было уже неважно, зачем она его обманывала. Единственное, чего он хотел, так это прижать ее к себе и никогда больше не отпускать. Однако пятьдесят отосланных назад писем величественной грудой возвышались на письменном столе, удручая его своим видом каждый раз, когда он входил в кабинет. В чем он провинился? Чем заслужил такое наказание?
«Ты – эгоист, – донесся до него возмущенный голос Мелиссы. – Самонадеянный болван!» И это было чистой правдой. Перебрав в памяти свои поступки, Чарльз понял, как жестоко он обошелся с Мелиссой. Несмотря на то, что он всегда говорил Мелиссе о том, что любит ее, на самом деле до последнего времени сам в это не верил. Стараясь не думать о том, что произошло, он приводил в порядок свое полуразвалившееся имение.
Однако когда разуверившийся Чарльз почти навсегда расстался с надеждой вернуть Мелиссу, леди Каслтон прислала ему письмо. Сначала, получив это неожиданное послание и прочитав на конверте адрес, Чарльз до смерти испугался. Он решил, что леди Каслтон стало известно о том, что он обесчестил ее внучку. Когда же он пробежал торопливым взглядом содержание письма, то убедился, что дела обстоят намного хуже. Послание леди Каслтон начиналось так:
«Лорд Расбон,
Моя внучка решила отправиться в Америку, чтобы навестить родственников. Она отплывает 29 августа из Саутгемптона
type="note" l:href="#n_2">[2]
на борту американского лайнера «Западная звезда». Но у меня сложилось неприятное впечатление, что возвращаться домой она не собирается.
По правде говоря, я не знаю, чем вызвано ее бегство, но хочу предоставить вам последний шанс исправить свою ошибку и помириться с Мелиссой. Она упорно отрицает желание видеться с вами, но мне кажется, в глубине души Мелисса искренне жалеет о том, что между вами произошло. Несмотря на то, что все ваши письма вернулись обратно непрочитанными, а сама Мелисса теперь никогда не произносит вслух вашего имени, я все еще слышу, как она горько и безутешно плачет по ночам.
Леди Каслтон»
«Ненавижу!» Прошло уже два месяца со дня их последней ссоры, а гневное обвинение Мелиссы все еще эхом звучало в ушах Чарльза. Было ли это заявление правдой или в дальние страны ее гнала уязвленная гордость? Рассудив все хорошенько, Чарльз пришел к выводу, что если бы Мелисса действительно испытывала к нему только ненависть, то она, скорее всего, осталась бы для того, чтобы отомстить ему. Но она покидает страну, а это значит, что ее задели за живое грубые обвинения Чарльза. Таких упрямых людей он еще не встречал.
Но как же он любил эту гордую, обидчивую девушку!
«В конце концов, я так же упрям, как и она, – напомнил себе Чарльз. – А значит, надо использовать эту последнюю возможность и постараться добиться ее руки во что бы то ни стало».
* * *
Глухой стук неожиданно разбудил забывшуюся тревожным сном Мелиссу. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя и понять, где она находится. Резкий грохот, во много раз сильнее прежнего, сопровождающийся громким треском ломающихся досок, послышался из-за двери. Койка, на которой она спала, угрожающе заскрипела, и перепуганная Мелисса проворно вскочила на ноги.
«Наверное, мы идем под парусами», – догадалась она. Следующий толчок отшвырнул ее к умывальнику, за который она ухватилась, чтобы не упасть на холодный пол. Мыслимо ли выдержать два месяца этого ада?
Не успела Мелисса об этом подумать, как ее стало мутить. Нагнувшись над умывальником и держась одной рукой за стену, она изредка поднимала глаза к зеркалу и с ужасом вглядывалась в свое мертвенно-бледное отражение. Страх промелькнул в ее глазах. Как ей удастся снести все это в ее положении, ведь поездка обещает быть долгой?
Резкий толчок чуть не сбил Мелиссу с ног, и она снова уцепилась побелевшими руками за умывальник. Она смотрела на себя в зеркало, но изображение то расплывалось, то двоилось у нее перед глазами. Ей показалось, что она медленно сходит с ума. Моргая, она изо всех сил пыталась сосредоточиться на своем отражении, но ничего не изменилось. В зеркале по-прежнему было два лица, одно из которых, как ей показалось, принадлежало Чарльзу.
– Тебе плохо, Мелисса? – шепотом спросил он.
Она недоуменно огляделась вокруг, как будто не понимая, что происходит. Пол ходил ходуном, и она пошатывалась, переступая с ноги на ногу, чтобы не упасть.
Прежде чем ее лицо приняло возмущенное выражение, Чарльз заметил, как в глазах Мелиссы, увидевшей его на пороге, мелькнула вспышка радости. Сердце Чарльза учащенно забилось.
– Что ты здесь делаешь? – резко спросила она.
– Еду в Балтимор, – невозмутимо ответил Чарльз.
– Зачем? – Слабой рукой Мелисса в ужасе схватилась за горло.
– Затем, что единственная девушка, которую я люблю, плывет именно туда, – со вздохом произнес Чарльз. – Нам надо поговорить, Мелисса. Если тебе не хочется обсуждать это прямо сейчас, я могу подождать, когда в ближайшие месяцы у тебя появится желание меня выслушать.
Его сердце стучало так тяжело, что он даже подумал, что оно сейчас разорвется. Тем не менее, он твердо решил держать себя в руках. Ни гнев, ни страсть не помогут, раз он намерен выиграть эту последнюю битву.
– Да когда же ты, наконец, перестанешь меня преследовать? – закричала она.
Он вздрогнул.
– Мелисса, я люблю тебя больше жизни. Без тебя я ничто. У меня и в мыслях нет причинять тебе боль. Но мы должны вернуться к самым истокам и выяснить, как так получилось, что мы перестали понимать друг друга. Потом, если ты захочешь послать меня ко всем чертям, я уйду и больше никогда не потревожу тебя снова.
– Неужели? Я целых два месяца не смогу от тебя избавиться!
– Не волнуйся, тебе больше не придется терпеть мою настойчивость, – процедил Чарльз сквозь зубы. – Прежде чем пересечь океан, наш корабль сделает остановку в Гавре.
type="note" l:href="#n_3">[3]
Сегодня же вечером я сойду на берег.
Она облегченно вздохнула и расслабилась. Но корабль резко накренился, и Мелиссу внезапно качнуло в сторону Чарльза, который машинально схватил ее за плечи. «Господи, как же с ним хорошо!» – подумалось Мелиссе.
– Прекрати! – вспыхнула она, отталкивая его обеими руками. Она боялась, что при встрече он может очаровать ее настолько, что она потеряет над собой контроль. Но раз случилось так, что она неправильно истолковала какие-то его поступки, то должна теперь выслушать его оправдания. – Если это единственное, что тебе от меня нужно, то я согласна с собой поговорить. Но не вздумай ко мне прикасаться.
– Присядь, Мелисса, – попросил он, указав на койку. Сам Чарльз отошел подальше и уселся на стул, слишком далеко, чтобы дотянуться до нее рукой.
– Как ты ко мне вошел? – спросила Мелисса, промокая влажным платком внезапно пересохшие губы. Оправившись от шока при его появлении, она получила возможность как следует рассмотреть своего нежданного гостя.
Он исхудал, а его лицо носило отпечаток боли и страданий.
– Я записался под именем мистера Шарп, чтобы мне дали смежную каюту, – признался смущенный Чарльз, показав на дверь, которую Мелисса приняла сначала за гардероб.
– Опять лжешь? – усмехнулась она.
– Не больше, чем вы, миссис Шарп, – улыбнулся он.
– Все, хватит об этом! – вспыхнула Мелисса.
– Расскажи мне о пирушке, которую прошлым летом устроил твой брат, – тихо попросил он. – Ведь все началось там, да? Мэтт признался мне в том, что он сделал, но раньше ты упоминала, кажется, о том, что тебе докучал еще и Хефлин. Теперь я хочу знать все остальное.
– Хорошо, – ответила Мелисса и рассказала ему все как было.
– Поэтому ты путешествовала под именем Генриетты Шарп?
– Да. Я боялась, что Тоби бросится за мной в погоню и вернет обратно в поместье. Уезжая, я оставила ему записку, в которой сообщала, что еду в Америку к Беатрисе. Впоследствии мы подумали, что, подписавшись в гостинице другими именами, мы спасемся от возможной слежки. Мать Беатрисы – урожденная Генриетта Шарп. Нам хотелось, чтобы имена звучали как можно более естественно.
– Выходит, ты вовсе не собиралась меня одурачивать? – прошептал он.
– Конечно, нет! – огрызнулась Мелисса. – Очень мне надо было тебя обманывать! Когда мы с тобой в первый раз встретились, я ничего о тебе не знала.
– Но о том, что случилось со мной у Виллингфордов, ты знала, – напомнил ей Чарльз.
– Да. – Она поморщилась. – Но я вспомнила об этом только на следующее утро, когда ты сам предложил использовать этот эпизод в нашем заговоре. Если бы к тому времени я не дала слово помогать тебе в этой затее, то, скорее всего я бы отказалась. Мне не очень-то хотелось попасть в лапы второго Хефлина.
– А откуда ты знаешь о поведении леди Виллингфорд?
– Когда мне было тринадцать лет, она использовала меня как прикрытие для своих свиданий с одним нашим соседом. Я училась вместе с ее дочерьми – это был единственный способ получить хоть какие-то знания. Несколько месяцев я стойко выслушивала ее жалобы на мистера Виллингфорда и терпела пытки, которые устраивал ее муж своим детям, а заодно и мне. Но всему есть предел. В конце концов, я не выдержала и оставила занятия, а вместе с ними и мечту стать настоящей леди.
– Знаешь, у меня сложилось впечатление, что тебя всю жизнь пытались использовать какие-то мерзавцы, – прибавил Чарльз, тряхнув головой. – Но не будем отвлекаться. Итак, ты путешествовала под именем Генриетты Шарп, чтобы избежать преследований брата. Допустим, что его ты уже сбила с толку. Но зачем надо было продолжать обманывать и меня?
– Ты действительно считаешь, что любая порядочная леди согласилась бы на предложенную тобой авантюру? – спросила Мелисса. – Да никому даже в голову не придет предлагать это приличной девушке. Откуда мне было знать, что ты не обманщик? От моей незапятнанной репутации не осталось бы и следа, узнай кто-нибудь о нашем заговоре. Леди Мелисса скорее умерла бы, нежели согласилась на такое. А Генриетте Шарп ничего не стоило это сделать, потому что потом она исчезла бы так же таинственно, как и появилась.
– Я об этом как-то не подумал, – заметил пристыженный Чарльз.
– А ты не думал ни о чем, кроме денег, – напомнила ему Мелисса.
– Я был идиотом, – признался он со вздохом.
– Вот именно идиотом, – согласилась она. – Тебе стоило лишь намекнуть, и бабушка дала бы на восстановление Суонси любую сумму. Более того, ты бы заметно вырос в ее глазах.
– Господи, да меня это даже не волновало! Единственной причиной, по которой я не приезжал в поместье, было то, что я не знал, как начать восстановление. Без денег мне было нечего там делать.
– Но ты же должен был знать, как она ценит трудолюбие. Даже я, проведя в Лэньярдском поместье всего несколько дней, поняла это почти сразу.
– Хорошо. Значит, я еще глупее, чем предполагал. Просить мне не позволяла гордость. Но ты же знала, как мне были нужны эти деньги, так почему же не подсказала, как поступить?
– Ну вот, так я и думала! Все наши разговоры рано или поздно сводятся к деньгам, не так ли, Чарльз? А я-то, глупая, забыла, что с той первой ночи, когда мы познакомились в гостинице, я для тебя не что иное, как способ получения богатства. Знаешь, мне начинает надоедать такая жизнь. – Она покачала головой и встала, как будто собираясь выпроводить его за дверь.
– Пожалуйста, любимая, – взмолился Чарльз, – зачем ты так говоришь? Деньги для меня – ничто. Я хочу только твоей любви, но мне непонятно твое постоянное притворство.
Она посмотрела ему в глаза и тут же пожалела об этом. Боль исказила лицо Чарльза, наполнив глаза искренними слезами. Мелисса прерывисто вздохнула.
– У меня никогда и в мыслях не было обманывать тебя, Чарльз, – коротко произнесла она, садясь на койку. – Когда бабушка настояла на том, чтобы я выезжала в свет, я крайне удивилась. Понимаешь, я всегда считала, что она такая же бедная, как и мы, и не ожидала, что у нее хватит денег, чтобы ввести меня в высшее общество. Знай я это заранее, мне бы и в голову не пришло помогать тебе. Но другого выхода у меня не было. Боязнь встретиться с Хефлином стала для меня чем-то вроде навязчивой идеи, но я надеялась, что этого не произойдет, так как его нигде не принимали. А еще я боялась тебя. Ты мог погубить меня одним только словом, а вспоминая, как мы с тобой расставались, у меня не осталось сомнений в том, что ты обязательно это сделаешь. Как же я обрадовалась, когда узнала, что тебя нет в городе! Я считала, что ты в трауре, и развлекалась, как хотела, до тех пор, пока в один прекрасный день ты не появился на пороге дома леди Каслтон. Помню, тогда я чуть не умерла со страху. Но ты воздерживался от воспоминаний о прошлом. Тогда я решила, что ты ведешь себя по-джентльменски и хочешь закрыть эту тему навсегда. Так продолжалось довольно долго, пока я наконец не поняла, что ты меня просто не узнал.
– Как я мог, Мелисса? Ты изменилась так сильно, что даже сейчас я все еще не могу поверить, что ты – Генриетта.
– Это особенность всех женщин нашей семьи, – спокойно пояснила Мелисса. – Твоя бабушка была точно такой же. Возможно, именно поэтому она и догадалась, кто я на самом деле. Она показала мне свой портрет, который был написан, когда ей исполнилось восемнадцать. Так вот, на этом портрете она была очень похожа на меня – ведь мне, когда мы познакомились, было без малого восемнадцать лет.
Он поморщился, вспомнив, как говорил о том, что на вид ей не дашь и семнадцати.
– Портрет, выставленный в галерее, написали, когда ей было уже девятнадцать.
– Там она тоже очень похожа на тебя. Но я никогда не видел тот, первый, портрет. К тому же в течение тех двух недель я особенно к тебе не приглядывался. После смерти бабушки я начал вас разыскивать и попытался нарисовать тебя и твою тетю. Она получилась быстро и хорошо, но твои черты постоянно ускользали. Так что, даже если бы ты совсем не изменилась, я все равно вряд ли бы тебя сейчас узнал. В дороге я плохо себя чувствовал, потом и вовсе слег, а когда выздоровел, мысли мои были очень далеки от тебя и от Лэньярдского поместья. Кроме того, при уличном свете эта ужасная шляпка все время скрывала твое лицо, а в доме ты постоянно сидела в плохо освещенных местах.
– Я была вынуждена это делать, – оправдывалась Мелисса. – Перед отъездом из Дрэйтона Бетси выкрасила мне волосы, но краска была так заметна, что при ярком свете любому стало бы ясно, что они у меня ненатуральные.
Чарльз тихо засмеялся, и Мелисса улыбнулась вместе с ним.
– Была еще одна вещь, которую я никак не мог уразуметь, – произнес Чарльз, переведя дыхание. – Как черноволосой Генриетте удалось так быстро превратиться в златокудрую Мелиссу. Но почему ты продолжала лгать, если знала, что я с ног сбился, разыскивая Генриетту?
– Опять деньги! – фыркнула Мелисса. – Я же не знала условия завещания леди Лэньярд. Я думала, что ты уже получил наследство. Как ты уже знаешь, я не хотела связывать свою жизнь с каким-нибудь лентяем вроде моего отца или брата. И сейчас не хочу. Когда я упомянула твою предполагаемую невесту, чтобы удержать тебя на расстоянии, мне пришлось срочно выдумать объяснение тому, как я о ней узнала.
– В тот день ты меня просто шокировала. Я и думать не смел, что бабушка кому-то об этом сказала.
– Я тоже. По крайней мере, наша главная выдумщица леди Беатриса ничего об этом не знает. А потом мне пришлось придумывать все новые и новые отговорки, как ты, наверное, помнишь. Но когда я узнала, что ты не хочешь жениться на Генриетте, я была крайне удивлена.
– Из-за того, что ты думала, будто я тебя узнал? – спросил Чарльз.
– Не совсем. Было кое-что еще. Если бы я тогда призналась, что меня звали Генриеттой, ты бы подумал, что я хочу тебя на себе женить. Даже таких сорванцов, как я, с детства приучают к мысли, что так делать нельзя. Я еще не решила, хочу ли выйти за тебя замуж. Не могла же я во всем признаться, а потом дать тебе отставку! Кроме того, убедить тебя в том, что Генриетта и я – один человек, я, конечно же, могла. Но удалось бы мне убегать в этом адвоката? Я изменилась так сильно, что никто в Лэньярде меня бы не узнал. При ярком свете мало кто со мной общался, разве что только твоя бабушка. А мне и в голову не приходило, что она может меня узнать. Поэтому наилучшим решением стало отвергнуть твое предложение и предоставить тебе самому решать свои проблемы. Представляешь, как бы мы расстроились, если бы, поженившись, узнали, что наследство нам не дадут.
– Так почему же ты все-таки согласилась? – спросил Чарльз.
– Сам знаешь почему, – смутилась Мелисса. – Потому что я тебя люблю. Знаешь, я не привыкла жить в роскоши, а ты доказал мне, что, несмотря на то что тебе нужно было жениться на Генриетте, чтобы получить деньги леди Лэньярд, ты не стал искать ее, а выбрал меня.
– Я не мог поступить иначе, милая, – сказал он, поднимаясь к ней навстречу, но резко поднятая рука девушки остановила его на полпути. – Мне нужна ты одна, Мелисса. А деньги пусть идут на счет благотворительных учреждений, как хотела бабушка.
– Скажи, Чарльз, какую игру ты ведешь?
– Никакую, любовь моя. Если тебе нужны доказательства моей любви, то я согласен жить в нищете, лишь бы ты поверила в мою искренность. – Он сунул руку за пазуху и вынул оттуда письмо. – Почитай. Это не сиюминутная прихоть. Я писал тебе об этом в своих письмах, но ты отказывалась их читать. Это мое первое письмо. Все остальные послания примерно такого же содержания.
Она замешкалась на мгновение, но все-таки открыла конверт и начала читать. Он говорил искренне: «Вернув кольцо, ты не отдала мне обратно мою душу… я буду жить в лишениях, лишь бы ты была рядом… пусть богатство моей бабки поможет другим, а мы в состоянии помочь себе сами».
– Это правда? – спросила Мелисса.
– Чистая правда. – Помедлив, он придвинулся к ней поближе.
Его исполненный страсти взгляд разбудил в сердце девушки тлеющий огонек желания. Мелисса вдруг почувствовала, как от этого взгляда напряглась и затвердела ее грудь под плотным лифом дорожного платья. И тогда она робко протянула руки навстречу сияющему Чарльзу.
– О Боже, Мелисса! – произнес Чарльз прерывающимся голосом, раскрывая объятия навстречу Мелиссе. Изголодавшись по сладострастному вкусу ее поцелуя, губы Чарльза прижались к нежным губам девушки, а язык погрузился в бархатистую глубину ее уст.
– О Чарльз, как я по тебе скучала! – произнесла Мелисса, заплакав от счастья, когда он наклонил голову, чтобы осыпать поцелуями ее плечи. Проклятое упрямство лишило ее этого рая почти на два месяца, но теперь никто был не в силах отнять у Мелиссы то, что принадлежало ей по праву.
– Мы должны немедленно пожениться, – заявил Чарльз не допускающим возражения тоном.
– Ах ты, эгоист… – начала было Мелисса, но тут корабль резко накренился, и этот маневр тупой болью отдался у нее в животе. Мягко отстранив недоумевающего Чарльза, она тяжело опустилась на кровать.
– Что с тобой? – спросил он.
– Чарльз, выйди на минуту, – попросила она, внезапно побледнев. – Боюсь, мне нездоровится.
– Бедняжка моя, – прошептал он, схватив газ и присев на краешек постели.
Но повторить свою просьбу она уже не успела. Тошнота подступила к горлу Мелиссы, и едва она успела наклониться над тазом, как ее тотчас вырвало. Чарльз поддерживал ее пылающую голову и шептал ободряющие слова, пока она не почувствовала себя лучше.
Прошло несколько секунд, прежде чем она снова пришла в себя.
– Выпей это, – приказал Чарльз, приподняв ей голову и поднося к ее губам стакан с какой-то жидкостью. Она почувствовала во рту неприятный вкус бренди и догадалась, что, пока она была без сознания, он успел сходить в свою каюту и принести плоскую фляжку, которая лежала теперь на стуле. Старый таз куда-то исчез, и его заменил новый.
– О нет! – простонала Мелисса, когда корабль вновь накренился.
– Уверяю, тебе станет легче, – настаивал Чарльз, поднося к губам девушки новый стакан, наполненный бренди.
Она сделала первый глоток и подавилась, почувствовав новый приступ тошноты. Заставив себя выпить стакан до самого дня, Мелисса ощутила, как по всему телу разливается приятное тепло.
– Мне так неловко, – смущенно произнесла она.
– Ничего страшного, любовь моя, – прошептал Чарльз. – Это не идет ни в какое сравнение с тем, через что я заставил пройти тебя в наш первый день знакомства. Теперь избавь меня, пожалуйста, от неизменного звания эгоиста и ответь, согласна ли ты стать моей женой?
– Пока нет, Чарльз. Есть много вопросов, которые мы еще не обсудили, – произнесла она, снова бледнея.
– В таком случае тебе лучше отдохнуть, – со вздохом сказал Чарльз. – Вижу, тебе опять плохо. Ложись-ка. До Франции еще, по крайней мере, часов восемь, так что торопиться некуда.
Она попыталась было возразить, но он настоял на том, чтобы она легла и успокоилась. Уложив ее на кровать, он аккуратно расстегнул пуговицы ее платья, заставив девушку вздрогнуть, но не от холода.
Он тоже старался держать себя в рамках, понимая, что она больна, измучена и хочет спать, но, укрывая одеялом ее хрупкое тельце, не смог удержаться, чтобы не провести рукой по заметно округлившемуся животу Мелиссы.
– Бог ты мой! – вырвалось у Чарльза, когда он нащупал странную выпуклость. – Так, значит, это вовсе не морская болезнь?
Она ничего не ответила, а только отвернулась к стенке, чтобы спрятать выступившие на глазах слезы. Он мягко повернул ее к себе лицом и приподнял, посадив к себе на колени и тихонько покачивая, как маленького ребенка.
– Неудивительно, что ты решила сбежать в Америку, – сказал он со вздохом. – Ты, наверное, была в шоке. Так вот почему ты подписалась миссис Шарп. Неужели ты думала, что я тебя отвергну?
– Нет, но ты женился бы на мне, чувствуя, что должен это сделать.
– Ничего бы я не чувствовал! Надеюсь, ты мне веришь. И если кого-то удивит, что наш ребенок появится на свет не через девять месяцев после свадьбы, а раньше, то мне будет только приятно. – Взглянув ему в лицо, Мелисса увидела, что он говорит искренне.
– Так ты выйдешь за меня замуж, милая? Не из-за денег и не из-за того, что момент слабости повлек за собой такие последствия. А потому, что мы любим друг друга. Я без тебя словно птица без крыльев.
– И я тоже. Да, Чарльз, я согласна.
– Слава Богу, – облегченно выдохнул Чарльз и, улыбнувшись, осторожно убрал спутанные волосы с влажного лба Мелиссы. Она тоже улыбнулась ему в ответ и обняла его. – А теперь ложись и постарайся заснуть, – приказал он.
– Подожди. Я хочу насладиться этим счастьем. У меня такое чувство, будто из кромешного ада я вдруг поднялась на небеса. – Она подняла руку и провела холодными пальцами по его щеке.
– Мы с тобой действительно на небесах. – Сказав это, он наклонился и прижался щекой к ее пылающему лбу.
– На самом деле для меня это не было таким уж шоком, – промурлыкала Мелисса, уткнувшись носом в его галстук. – В действительности я была бесконечно благодарна Богу за то, что он подарил мне частичку тебя, которую я могла бы растить и лелеять.
– Знаешь, я привез все необходимые бумаги, так что мы сможем обвенчаться, как только найдем подходящего священника.
– Прекрасно, – засмеялась Мелисса. – Мы должны пожениться как можно скорее.
– Вот именно, как можно скорее, – эхом отозвался Чарльз. – Не искушай меня, дорогая, – произнес он, заметив, как ее рука скользнула ему под жилет – На этот раз мы будем вести себя как положено. Разве ты не видишь, я пытаюсь стать образцом добропорядочности.
– О да, конечно, – согласилась смеющаяся Мелисса и быстро чмокнула его в щеку, перед тем как скользнуть под одеяло. – Вот видишь? Я тоже стараюсь вести себя как подобает приличной супруге.
– Нет, лучше оставайся такой, какая ты есть, – взмолился Чарльз, подвинув свой стул поближе к ее кровати. – Я люблю тебя за твой острый язычок и за все остальное. Теперь постарайся уснуть, а не то я за себя не отвечаю. Мне очень хочется быть с тобой, но я могу и подождать.
– И не лги мне больше, Чарльз, – предостерегла его Мелисса. – В мире достаточно женщин, которые могут оставить довольным даже опытнейшего ловеласа.
Он посмотрел на нее и произнес, честно глядя ей в глаза:
– Никаких измен, дорогая. Поверь, с того самого дня, как я сделал тебе предложение, у меня никого, кроме тебя, не было. Меня тошнит от мысли, что я могу заниматься любовью с кем-то еще.
Она облизнула пересохшие губы и вспомнила слова, сказанные однажды Беатрисой. Он на самом деле ее любит. Мелисса счастливо улыбалась.
– О Господи, мне все еще не верится, – пробормотал он, глядя на нее и взъерошивая себе волосы.
– Прости меня, Чарльз, – грустно сказала Мелисса. – Ты вовсе не должен пускать бабушкино наследство на произвол судьбы. Я вела себя, как ребенок. Твои арендаторы не должны платить непомерные налоги из-за того, что мне в голову пришла блажь отказаться от такого богатства. Меня волновал лишь один вопрос: любишь ли ты меня на самом деле или же тебе нужны только деньги?
– Тогда я возьму половину, – предположил Чарльз. – Ведь именно столько она велела мне отдать в случае, если я женюсь не на Генриетте, а на ком-либо еще.
– Как хочешь.
– Никогда не сомневайся в моей любви, Мелисса. А за недоверчивость я тебя не виню. В последнее время я узнал много нового о твоей семье. Так что теперь понимаю, почему ты относилась ко мне с такой подозрительностью.
– Я тебе верю, Чарльз, – сонно прошептала она, прижавшись щекой к его руке и заснув впервые за эти недели глубоким крепким сном.
Он сидел подле нее, смотрел, как менялись во сне ее черты, и думал о том, какая счастливая жизнь ждет их в недалеком будущем.


– Ты и впрямь позаимствовала экипаж у Хефлина, чтобы избежать его домогательств? – переспрашивал хохотавший Чарльз, застегивая Мелиссе платье. С минуты на минуту их корабль должен был причалить к пристани Гавра.
– Ну да, – ответила Мелисса. – А что еще нам оставалось делать? Но он ничего даже не заподозрил. Я не знаю, как они думали, что мы с тремя чемоданами и сундуком ушли пешком. У Тоби ведь ничего, кроме тележки, запряженной собаками, не было.
Он задержал руки на ее плечах и посмотрел в зеркало, где отражались два лица – его и женщины, которую он любил больше всего на свете.
– Я до сих пор не понимаю, зачем бабушка заставила нас пройти через все это. Почему еще в Лэньярде она не раскрыла перед нами свои карты?
– Ты разве еще не понял? – спросила она, загадочно улыбаясь. – Да она же просто первоклассная сваха! Она решила, что мы прекрасная пара, и создала все необходимые условия для того, чтобы мы друг друга полюбили.
– Сделав тебя единственным ключом к своему несметному богатству?
– В какой-то степени да. Но, кроме этого, она умудрилась дать тебе подсказку, написав, где меня найти, когда я окончательно вырасту. Вот для чего было составлено ее завещание.
– Старая чертовка! – пробормотал Чарльз. – А я думаю, что, отослав меня в город, она хотела, чтобы я помешал тебе выйти замуж за кого-нибудь еще.
– Возможно. Если бы ты не поцеловал меня тогда на маскараде у Ворбартонов, я, наверное, вышла бы за Джорджа. – При этих словах оба вздрогнули.
– Надеюсь, ты не будешь возражать против немедленного возвращения в Англию? – спросил он, меняя тему. – Я забронировал каюту. Наш пароход отбывает сегодня вечером, и Виллис уже приготовила твой багаж. А утром я договорился о встрече со священником, – признался Чарльз, слегка пожимая ей руку.
– И какими же именами мы воспользуемся на этот раз?
– Разумеется, именами лорда и леди Расбон, – ответил Чарльз. – Так всегда! Только мы начинаем говорить о серьезных вещах, как ты тут же пускаешь в ход свой интеллект и остроумие.
– А ты?
– А я – мой шарм и красоту, – улыбнулся он.
– Нет, Чарльз, самонадеянность, – поправила улыбающаяся Мелисса и, обернувшись, посмотрела ему прямо в глаза. – Ну да ладно. Мы как-нибудь это уладим. Но только не сейчас, – лукаво прибавила она, запрокидывая голову и отдаваясь его пылающим губам.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Разорившийся виконт - Лейн Эллисон



неплохая история но для меня немного затянуто я люблю более живое искрометное все быструю смену действий
Разорившийся виконт - Лейн Эллисоннаталия
26.05.2012, 17.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100