Читать онлайн Разорившийся виконт, автора - Лейн Эллисон, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разорившийся виконт - Лейн Эллисон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разорившийся виконт - Лейн Эллисон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разорившийся виконт - Лейн Эллисон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лейн Эллисон

Разорившийся виконт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

На следующее утро Чарльз явился в гостиную Мелиссы до неприличия рано. События прошедшего вечера долго не давали Мелиссе уснуть, и она почти всю ночь напролет проходила из угла в угол своей спальни.
Хефлин пока не досаждал ей, и, тем не менее, она понимала, что глупо надеяться на то, что он оставит ее в покое после того, как его избил Чарльз. Даже если она согласится выйти за Чарльза замуж, угроза со стороны Хефлина не исчезнет. Этому человеку было безразлично мнение общества, он вел себя, как дикарь, поставив перед собой одну единственную цель – погубить Мелиссу.
Но Чарльз нажил себе непримиримого врага, доказав, что может постоять как за себя, так и за любимую девушку. Узнав его получше, Мелисса удивилась его уму, образованности и целеустремленности.
Чарльз оказался вовсе не самовлюбленным эгоистом, каким она представляла его себе. Он всегда хотел обустроить Суонси, но перед ним стояли непреодолимые трудности. Теперь он был полон решимости преодолеть все преграды, его планы на будущее звучали оптимистично и многообещающе. Возможно, потеряв надежду получить наследство, он решил взять у судьбы реванш и добиться счастья своим трудом. Чарльз смело принял этот вызов и начал новую жизнь. Если бы леди Лэньярд видела своего внука сейчас, то вполне могла бы им гордиться. Теперь Мелисса чувствовала, что в его характере появились отголоски стальной воли леди Тендере.
С тех пор как Мелисса приехала в Лондон, она много узнала о том, что представляет собой высшее общество. Там, где высокомерие считалось признаком хорошего тона, с малолетства учили своих детей смотреть на всех свысока. Девушек здесь обучали манерам и, главным образом, мастерству флирта, для того чтобы они сумели в первый же свой сезон подцепить богатого жениха. Выйдя замуж, они становились чем-то вроде украшения мужниной гостиной и проводили остаток жизни, сплетничая с подружками и развлекаясь на балах. Джентльмены женились не раньше, чем через десять лет после окончания колледжа, но до свадьбы им полагалось крутиться в городе, прожигать жизнь, пить, драться, играть в карты и таскаться по публичным домам. Не серьезные занятия, а легкомыслие правило этим миром, где молодые люди презирали своих ровесников, если те проявляли хоть какой-нибудь интерес к науке. Заниматься какой-то работой или чем-то, связанным с умственной деятельностью, было позором для настоящего джентльмена.
В этом отношении Чарльз был просто идеальным человеком. В своих рассказах он никогда не упоминал о том, что много пьет или играет, и никогда не рассказывал Мелиссе о своих юношеских выходках. Даже репутация повесы осталась в прошлом. Она вспомнила замечание леди Хартфорд об остепенившихся бабниках и содрогнулась. Чарльз был не похож на своих ровесников, потому что обладал совершенно иным складом ума. Да и с кого ему было брать пример, если все вокруг вели праздный образ жизни?
– Вы что-то рано встали сегодня, Чарльз, – заметила Мелисса, входя в гостиную. Он тоже выглядел усталым.
– Нам надо срочно поговорить, – серьезно сказал Чарльз, оживившись при виде Мелиссы. Он нахмурил лоб и подошел к камину.
– О чем? – спросила Мелисса и присела на краешек кушетки.
– Вашего брата жестоко избили прошлой ночью, – решительно начал Чарльз. – Сейчас он в надежном месте. Я просто не осмелился привезти его сюда.
– Но почему? Мы от Тоби не откажемся и будем заботиться о нем, пока он не поправится.
– Знаю, любовь моя, – слабо улыбнулся Чарльз, – но не хочу, чтобы кто-то знал, где он скрывается. Когда я нашел его недалеко от того места, где на вас напали, он был без сознания. И только на рассвете он пришел в себя и смог кое-что вспомнить. – Опасаясь за жизнь Тоби, Чарльз всю ночь не сомкнул глаз. Он чувствовал себя виноватым в том, что не уберег молодого человека от беды. Ведь он явственно слышал приказ леди Каслтон: ни при каких обстоятельствах не оставлять Тоби одного.
– Тоби вспомнил, кто это сделал?
– Хефлин. Тоби смотрел на фейерверк в компании своих друзей, после чего поспешил обратно к столу. Я думаю, Хефлин его подкараулил, а потом затащил в тенистую аллею и чуть не убил.
– Мог бы и убить, – грустно произнесла Мелисса. – Тоби только и делает, что пьет, потому-то и находится все время в полубессознательном состоянии. Он не может постоять за себя. Но почему вы, Чарльз, чувствуете себя виновным? Это не ваша ошибка. Более того, если бы вы не нашли Тоби, неизвестно, что бы с ним стало.
– Меня же просили за ним присматривать, – напомнил ей Чарльз.
Мелиссу порадовало, что он принял на себя ответственность за случившееся. Оказалось, что она совершенно не знала его с этой стороны. Теперь она уже не подозревала в каждом его поступке какого-нибудь подвоха, а просто с радостью принимала решительность заново родившегося Чарльза.
– Да бросьте вы, Чарльз! Вы не нянька моему брату. Тоби, слава Богу, двадцать шесть лет, и, я думаю, он уже в том возрасте, когда можно научиться самостоятельно управлять своей жизнью. Раз он предпочитает безобразно вести себя, пускай терпит все последствия своего поведения. Он прекрасно знал, что Хефлин взбесится, когда узнает о его отказе выдать меня за него замуж, и уж, наверное, мог сообразить; что ему не следует бродить по саду в одиночестве.
– Я почти согласен с вами, но мне кажется, он напустился на Тоби не только из-за вас. Похоже, Хефлину захотелось во что бы то ни стало заставить вашего брата вернуть ему долг.
– Если бы Хефлин не жульничал, то не выиграл бы ни пенни. Нет, он избил Тоби, потому что его изводило желание отомстить мне.
– Мэтт знает о его шулерстве, но не может понять, как он это делает. Я должен его уличить, чтобы он не причинил вреда остальным. – Не в силах сдерживать бьющую ключом энергию, Чарльз беспокойно зашагал по комнате.
– А как Мэтт себя чувствует? Хефлин ведь и на него напал. После того, что произошло, я совсем про него забыла, – виновато произнесла Мелисса и покраснела.
Чарльз сощурил глаза, будто пытаясь что-то вспомнить, но через секунду его лицо вновь приобрело прежнее бесстрастное выражение.
– У него синяк на подбородке и больше ничего серьезного. Знаете, теперь ему стыдно, что он не смог вас защитить как следует. Кстати, Тоби отлеживается у него. Но хватит о них. Пришло время поговорить о нас, Мелисса. – С этими словами Чарльз отошел в дальний угол комнаты и бросил на нее долгий взгляд.
– А вы не будете жалеть об уплывших денежках леди Лэньярд? – спросила Мелисса. Это было последним препятствием на пути к ее согласию.
– Единственное, чего я хотел от Генриетты, это попросить у нее прощения за то, что втянул ее в эту авантюру. Только бы не пострадала ее репутация!
– Не волнуйтесь, с ней все хорошо, и зла она на вас не держит.
– Словно гора с плеч! – обрадовался Чарльз. – Мелисса, я люблю вас до безумия. Но прежде чем вы дадите мне свой окончательный ответ, хочу, чтобы вы знали, каково мое нынешнее положение. Мы и раньше говорили об этом, но как-то урывками, поэтому теперь я хочу рассказать все в подробностях, – промолвил Чарльз и снова зашагал по комнате. – Пятьдесят лет тому назад поместье Суонси процветало. Потом мой дед, будучи человеком азартным, но невезучим, стал создавать первые трудности. Чтобы хоть как-то оплачивать свои проигрыши, он стал экономить на домашних, на ремонте и на содержании слуг. Перед смертью он поднял ренту так высоко, что арендаторы просто не могли ему заплатить. Многие из них покинули Суонси, и их фермы почти развалились, так как новых арендаторов найти не удалось. Те, кто остались, живут за счет своей земли и едва наскребают на то, чтобы уплатить непомерные налоги. Большинство из них с течением времени также съехали.
– Несчастные, – прошептала Мелисса. – Где же они теперь?
– Две семьи подались в колонии работать слугами по контракту. Третья нашла приют в соседнем поместье. Остальные сгинули в лондонских трущобах. – Чарльз поморщился. – Отец унаследовал расточительность деда, отказавшись приводить поместье в прежнее состояние. Кроме того, у него не было ни интереса к агрономии, ни желания трудиться. Он хотел было вернуть потерянное состояние, вкладывая деньги в разные предприятия, но они быстро лопались, и его старания закончились тем, что он потерял абсолютно все. Отец, так же как и дед, всегда надеялся на то, что удача вот-вот улыбнется ему и что следующее предприятие принесет невиданную прибыль. Честно говоря, я все больше убеждался, что они очень похожи друг на друга, так как оба имели поразительную склонность к расточительству.
– А вы разве не такой? – спросила Мелисса.
– До последнего времени я производил именно такое впечатление, – робко сознался он. – Но у меня есть на то оправдание. Я и вправду никогда не старался улучшить свое положение, но мне постоянно, чуть ли не с рождения, внушали, что бабушкино состояние станет моим после ее смерти. Я рассчитывал привести в порядок дом, как только она умрет. Ренты я уже понизил, так что теперь уже мне еле-еле удается наскребать на жизнь в городе. Чтобы хоть как-то свести концы с концами, я был вынужден распродать фамильную коллекцию картин.
Мелисса удивленно вскинула брови, но промолчала. Для нее стал открытием тот факт, что Чарльз способен расстаться с дорогими его сердцу вещами.
– Оглядываясь в прошлое, должен признаться, что совершил ошибку. Мне следовало бы сразу же взять бразды правления в свои руки или хотя бы назначить нового управляющего. Некоторых перемен можно было бы добиться тяжелым трудом даже без крупных капиталовложений. Но я был молод, и развлечения влекли меня в город. Тем более я не ожидал, что бабушка проживет так долго.
Он замолчал на мгновение и, набрав в легкие побольше воздуха, продолжил:
– Честно говоря, мне нужно было все или ничего. Да, я закрывал глаза на трудности, которые вставали передо мной изо дня в день, потому что не знал, как их разрешить. Но теперь все изменилось. Волею судьбы я остался без средств к существованию, но что Бог ни делает, все к лучшему. Разумеется, я не смогу закончить все работы по восстановлению поместья в ближайшее время, таким образом, мне придется довольствоваться плодами первых перемен и жить на крохи, заработанные своими руками. Меня ждет нелегкая жизнь, Мелисса, но я уверен, что добьюсь успеха, потому что трудности меня не пугают. Кроме того, я просто обязан вернуть поместью то, что у него отняли мои предшественники.
– Неужели оно в таком плачевном состоянии?
– Отец вложил в устройство поместья еще меньше, чем дед, – уныло произнес Чарльз. – Хуже того, он даже не пытался изменить методы ведения хозяйства или ввести какие-то новшества. Мой управляющий – человек ленивый и ограниченный, он привык ничего не делать и пустил все на самотек.
– А кто сейчас следит за поместьем? – спросила заинтересованная Мелисса.
– Я сам стал исполнять его обязанности. Пока я в городе, делами заведует мой лучший арендатор. Если я вернусь, то еще долго не смогу покинуть Суонси. У меня просто не будет лишних денег.
– Понимаю. Значит, вы предлагаете мне уехать в деревню и жить в нищете без надежды на общение с моим привычным окружением. – Она разыгрывала равнодушие, стараясь ничем не показать, что его предложение пришлось ей по вкусу.
– Да. Но мы, по крайней мере, всегда будем вместе. И еще, любовь моя, есть еще одно признание, которое я должен сделать. Я действительно не могу себе представить, как буду жить без вас, но мне, кроме всего прочего, не помешает ваше приданое. Сначала я хотел положить эти деньги в банк на ваше имя, но теперь понимаю, что если мы хотим добиться успеха, то они понадобятся нам для того, чтобы справиться с насущными проблемами. Коттеджи арендаторов нужно отремонтировать или построить заново. Все постройки поместья и главный жилой дом надо срочно покрыть новой крышей, иначе они окончательно разрушатся. Заброшенные фермы нужно вычистить и привести в порядок. И, самое главное, я должен заказать несколько партий нового оборудования.
– Да, этого, несомненно, хватит на предметы первой необходимости. А как быть с кустарными промыслами?
– Об этом я не подумал. Но мы с вами уже обсуждали мой план расширения гончарных мастерских. Сельские ткачихи не справляются со станками, купленными в прошлом веке.
– Но можно придумать что-нибудь еще, – предложила Мелисса. – Производство сыра, например, или плетение корзин, пчеловодство или кожевенное производство.
– В этой области вы осведомлены лучше меня, – заметил он, подсаживаясь к ней на кушетку.
– Прошлой зимой я много времени проводила за книгами в библиотеке моего дяди. Вы даже не представляете, сколько у него разной литературы по управленческой деятельности и ремесленному производству.
– Теперь ответьте, любимая, согласны ли вы стать моей женой? – спросил Чарльз, поглаживая ее ладонь.
Она на минутку задумалась. Он страстно желал заполучить состояние своей бабушки. И она могла бы ему помочь. Но как? Каким образом она докажет, что была Генриеттой Шарп? Ей, конечно, не составит особого труда убедить в этом Чарльза, ведь она может просто пересказать все их споры. Но даже вдвоем они едва ли сумеют заверить в своей правоте адвокатов и присяжных. Беатриса была далеко, а сама девушка изменилась до такой степени, что никто в Лэньярдском поместье ни за что бы не узнал ее.
Да и как она будет ему объяснять то, что все это время она искусно притворялась? Как только Чарльз появился в Лондоне, она должна была немедленно во всем признаться. Но она упустила эту возможность из страха, что он опозорит ее в высшем обществе. Со временем Мелисса стала понимать, что этот человек просто не способен причинить ей зло. К этому дню обман для нее как бы вошел в привычку, и она боялась что-либо менять. Это значит, что им уже никогда не удастся вернуть Суонси в прежнее состояние. Но он об этом еще не догадывался.
– Я опасаюсь, что вы, Чарльз, скоро пожалеете, что приняли такое решение. Кончится тем, что вы возненавидите себя за то, что отказались от мысли жениться на Генриетте, и меня – за то, что я приняла ваше предложение. Я не согласна жить в таких условиях.
– Этого не случится! – резко оборвал ее Чарльз. – Я люблю вас так сильно, что мне не нужны все деньги мира! Имея за плечами довольно печальный пример, я больше не хочу жениться по расчету. Знаю, нам придется нелегко, но в последние месяцы я почувствовал такой прилив сил и хорошего настроения, что радость от вашего присутствия будет помогать мне справляться с трудностями и в будущем. Пусть состояние бабушки перейдет благотворительным учреждениям, как она и хотела.
Заметив, как надежда озарила его лицо, Мелисса улыбнулась.
– Тогда я согласна, Чарльз.
– Слава Богу! – воскликнул Чарльз, заключая Мелиссу в объятия. Едва он коснулся губами ее лица, она почувствовала его радость и ответный прилив счастья в собственном сердце. Быть рядом с любимым человеком так хорошо и приятно! Только теперь Мелисса поняла, как тяжело пришлось Беатрисе, когда она потеряла мужа. Кто же променяет это счастье на одиночество, прожив всю жизнь в любви и согласии? Его поцелуй становился все более пылким, пробуждая в самых потаенных уголках ее сознания страсть и вожделение. Она полулежала на кушетке, Чарльз склонился над ней. Ее любопытные пальцы постепенно спустились ниже, к тому месту, где узкие брюки выдавали пульсирование напряженного бугорка.
– Прекрати, Мелисса, – взмолился он, отпрянув назад и прижав ее руки к губам, – иначе я потеряю самообладание прямо здесь, в гостиной. Поверь, я не хочу оскорбить тебя таким образом. Кроме того, твоя бабушка придет в ярость. Она будет здесь с минуты на минуту.
– Ты прав, – согласилась Мелисса, придя в себя и пытаясь унять дрожь в голосе. Она нежно поцеловала его в щеку, и Чарльз почувствовал приятный трепет, пробежавший по всему его телу от головы до кончиков пальцев на ногах.
– Свадьба должна состояться как можно скорее, – проговорил Чарльз, – а не то я умру от нетерпения.
– Я тоже, – призналась она. – Ты сводишь меня с ума.
Он засмеялся.
– Тогда немедленно прекращаем. Думаю, три недели я смогу как-нибудь продержаться.
«Но смогу ли я?» – гадала Мелисса.
Чарльз окинул взглядом читальный зал Уайта и обрадовался, заметив Мэтта Кроуфорда. Записка, которую он получил от Мэтта, велела ему срочно явиться сюда для серьезного разговора.
Мэтт налил себе вина. Он выбрал тихое местечко в углу, поставив труда пару удобных кресел. Этим вечером в клубе было мало народу, и друзья могли поговорить без свидетелей.
– Что за спешка? – тихо спросил Чарльз. – Дрэйтон в порядке?
– С ним все нормально. Думаю, Хефлин у нас в руках. – Лицо Мэтта выражало равнодушное спокойствие, но глаза блестели победным огнем. – Два дня назад он играл в пикет с младшим Доукинсом, придерживаясь своего обычного принципа требовать у хозяина новую колоду. Когда они закончили – кстати, Доукинс проиграл ему четыре тысячи фунтов, – я обнаружил еще одну колоду, вставленную в сиденье его стула. Виной всему его проклятая неосторожность, но после завершения игры его внимание привлекло недоразумение из-за жены Виллингфорда, возникшее между Деверю и Виллингфордом.
– Я что-то об этом слышал. Странно, что у Деверю до сих пор не возникали трудности такого рода. – Деверю был опытнейший потаскун, который посетил спальни почти всех дам Мэйфэйра. Видно, на этот раз он допустил какую-то оплошность и случайно наткнулся на не вовремя вернувшегося Виллингфорда. Чарльзу вспомнилась его собственная стычка с этим джентльменом, и он вздрогнул. – Но то, что ты нашел в стуле колоду, еще ничего не доказывает.
– Знаю, но это дало мне пищу для размышлений. Поэтому мне самому потребовалось проверить, как он играет. Он всегда начинает играть новой колодой, так что, рассмотрев карты, я не нашел никаких зарубок, никаких царапин или меток. Прошлой ночью я сам решил с ним сыграть, но на этот раз пришел во всеоружии. Когда после третьего захода он немного отвлекся, я заменил колоду, которой мы играли, новой колодой, которую я принес с собой. Затем я извинился и прекратил игру, заметив, что мне не под силу состязаться с таким опытным игроком, как он. Было уже довольно поздно, и мы оба разъехались по домам, так что не думаю, что он обнаружил подмену. Его колода была определенно помечена, но так искусно, что надо было иметь очень острый глаз, чтобы заметить это в полумраке клуба. У него же глаза, как у совы. Сегодня утром я отнес эти карты хозяину заведения. В любую минуту мы можем стать свидетелями обвинения.
Чарльз присвистнул.
– Отличная работа, Мэтт. И что он теперь будет делать?
– Не знаю, но думаю, в Лондоне полно народу, чьи карманы стали легкими после игры с Хефлином. Пустой кошелек снова приведет его сюда. Кроме больной ноги, у него нет другой причины не ходить по клубам.
Чарльз согласно кивнул. Если бы этот человек заранее узнал о том, что Мелисса приедет в Лондон, он был бы тут уже к началу сезона.
Наконец приехал озабоченный чем-то Хефлин. К нему подошел управляющий и, выведя ничего не понимающего Хефлина на середину комнаты, попросил тишины. Все почему-то сразу почувствовали, что назревает скандал, и, покинув ресторан и казино, поспешили в читальный зал.
– Вы обвиняетесь в шулерстве, сэр, – нараспев произнес управляющий, достав из кармана меченую колоду карт. – Я осмотрел карты, которыми вы прошлой ночью играли с мистером Кроуфордом. Такую колоду мы не могли раздать вам для игры. Ваши карты меченые.
Комната огласилась возмущенными возгласами. Лицо Хефлина стало белым, как мел.
– Чушь! – взорвался он. – Если с картами что-то не в порядке, виноват только Кроуфорд! – начал было Хефлин, но взгляды, которыми его наградили собравшиеся вокруг джентльмены, остановили его на полуслове.
– Ну что ж, тогда нам будет очень интересно послушать, как вы объясните то, что мистер Кроуфорд остался в проигрыше, – заявил управляющий. – Но не в этом дело. С этой минуты вы более не являетесь членом Клуба. Больше вам не удастся порочить безупречную репутацию нашего заведения.
Два здоровенных лакея появились в дверях и предложили Хефлину покинуть клуб. Он стоял на том же месте и дико вращал глазами, но когда понял, что слуги готовы применить силу, повернулся и бросился вон из комнаты.
К вечеру эта новость облетела весь город, и остальные клубы поспешили вычеркнуть имя Хефлина из своих списков. Рано утром он сбежал во Францию, так как люди, которых он в свое время ободрал, как липку, уже требовали возмещения своих потерь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Разорившийся виконт - Лейн Эллисон



неплохая история но для меня немного затянуто я люблю более живое искрометное все быструю смену действий
Разорившийся виконт - Лейн Эллисоннаталия
26.05.2012, 17.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100