Читать онлайн Разорившийся виконт, автора - Лейн Эллисон, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разорившийся виконт - Лейн Эллисон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разорившийся виконт - Лейн Эллисон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разорившийся виконт - Лейн Эллисон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лейн Эллисон

Разорившийся виконт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Чарльз провел ужасную ночь. Не в силах уснуть, он беспокойно шагал из угла в угол своей каморки. Почему Мелисса ему отказала? Он мог поклясться, что эта девушка была к нему неравнодушна. Ведь даже кроме физического влечения, которое охватывало их обоих, где бы они не встречались, их соединяла более прочная связь. Обмен понимающими взглядами на Брукфилдском балу стал прекрасным тому подтверждением. Он не ощутил бы этого так сильно, если бы не прочел в ее глазах ответную страсть.
Генриетта! Проклиная себя за глупость, Чарльз взял графин и налил полный стакан бренди. Какого дьявола он затеял это дурацкое предприятие? С тех пор все пошло наперекосяк. В пьяном бреду его терзала одна и та же позорная мысль. Чарльз думал лишь о том, что бабушка унесла огромное состояние с собой в могилу и оставила его без наследства. Хуже того, женщина, которую он любил, все это время считала, что он навеки связан с другой.
Ну конечно! Какой же он все-таки глупец!
Чарльз много лет наблюдал за поведением своих друзей и смеялся над их необдуманными поступками, но, как видно, так ничему и не научился. Нельзя торопить события. С первого дня их знакомства Мелисса видела в нем лишь потенциального друга. А он был настолько озабочен поисками Генриетты, что совершенно не обратил на это внимания. Разумеется, после того как он подтвердил то, что у него есть невеста, Мелисса уже не могла думать о нем как о своем поклоннике. Он должен был сразу же опровергнуть эту ложь. Из-за своего сумасбродства он не смог достойно выйти из создавшегося положения. Прежде чем начать ухаживать за Мелиссой, ему следовало бы, по крайней мере, объявить о расторжении помолвки с Генриеттой. Но он настолько запутался в собственной лжи, что даже не мог вспомнить, как все происходило на самом деле.
Жизнь Чарльза превратилась в сущий ад. Со временем он понял, что не может жить без Мелиссы. Каждый раз, вспоминая, какую историю ему пришлось выдумать, чтобы объяснить этой девушке причины, по которым ему пришлось согласиться на помолвку с Генриеттой, Чарльз содрогался от ужаса. Эта сказка была настолько абсурдна, что, рассказав ее Мелиссе, Чарльз, сам того не желая, выставил себя каким-то безвольным кретином. Но теперь уже поздно что-либо менять. Будет только хуже, если он вдруг признается Мелиссе, что почти год назад сам придумал весь этот маскарад.
Итак, решено. Он поедет в Лондон и попросит у нее прощения за свою поспешность. Но что она имела в виду, сказав: «Мы совершенно разные люди»? Почему она решила, что он ей не пара? У них много общих интересов, не говоря уже о том, что их неодолимо тянет друг к другу. Она знает толк в лошадях и превосходно ездит верхом. Она любит живопись. Хотя его познания в этой области намного глубже. Ему нравилось, что она всегда готова прийти на помощь любому нуждающемуся. И это были далеко не все качества ее характера, которые приводили Чарльза в восторг. Она изучала сложную науку о том, как управлять поместьем. Так что, вполне возможно, она умеет это делать даже лучше, чем он сам. Наверное, именно поэтому она заявила, что они не подходят друг другу. Может быть, ей кажется, что он попросту несерьезный человек, раз не научился таким необходимым вещам. Она, в конце концов, и понятия не имеет, в каком плачевном состоянии он сейчас находится. Чарльз ворочался с боку на бок всю оставшуюся часть ночи и наконец решил снова попросить ее руки. Убедить Мелиссу выйти за него замуж было самой главной целью его жизни. Но нельзя было начинать ухаживания, не зная наперед, какие препятствия встретятся на этом пути. Чарльз не мог позволить себе ни новых ошибок, ни новой лжи.
Мелисса очень удивилась, когда Чарльз пришел к ней. Она тоже провела бессонную ночь, так как менее всего ожидала услышать от него такое предложение. Его признание в любви до сих пор звучало у нее в ушах, хотя в глубине души девушка не верила, что он сказал правду. Она считала, что он вообще не способен кого-то полюбить, потому что такой эгоист, как Чарльз, не мог испытывать искренние чувства к другим людям. Она еще могла поверить, что им руководили безрассудная страсть и, конечно же, вожделение. Но этого было недостаточно для создания семьи.
К сожалению, Мелисса больше не могла закрывать глаза на правду. Она тоже любила Чарльза. Но в его характере было столько неприятного, что она не хотела даже думать о возможном браке с ним. Девушка боялась не только за себя. Ее беспокоило еще и то, что Чарльз никогда не будет с ней счастлив. Она будет заставлять его самостоятельно управлять поместьем и вступить в благотворительные учреждения. Ему придется навсегда забыть о своих былых развлечениях и не флиртовать с другими женщинами, иначе она превратит его жизнь в пытку. Ни одному мужчине не придет в голову согласиться на такие перемены, но Мелисса не собиралась идти ни на какие уступки. Это значит, что они друг другу не подходят. К сожалению, Беатрисе не удалось предупредить девушку, что чувства не всегда подчиняются здравому смыслу. Если бы Мелисса узнала об этом чуть раньше, то наверняка смогла бы предотвратить эту безвыходную ситуацию.
– Не хотите покататься со мной в парке? – спросил он, поздоровавшись.
Мелисса нахмурилась. Он вел себя как самый что ни на есть порядочный джентльмен, но она все равно ему не доверяла. Но, в конце концов, в его экипаже ей ничего не грозит.
– Хорошо, милорд. Сегодня на редкость теплое утро.
К тому времени как они въехали в Гайд-парк, Мелисса окончательно расслабилась. Он продолжал непринужденно болтать о всякой светской ерунде, как будто их последней встречи вовсе никогда не было. Но у ворот Чарльз неожиданно подал кучеру какой-то знак, и тот ушел, оставив их наедине.
– Что это значит? – спросила Мелисса.
– Мне надо поговорить с вами, и без свидетелей, – произнес Чарльз с улыбкой, тогда как глаза его оставались серьезными. – Вам нечего бояться. Я не причиню вам вреда. К тому же, нет ничего предосудительного в том, что вы катаетесь в экипаже своего кузена, тем более что я исполняю обязанности главы вашей семьи.
– Ничего подобного. У троюродных братьев нет таких привилегий, – усмехнулась она. – К тому же я не могу целиком доверять человеку с такой репутацией, как у вас.
– Прошу вас, Мелисса, – взмолился Чарльз, – не надо ворошить прошлое. Я никак не могу успокоиться. Я просто должен понять, почему вы меня отвергли.
Она сердито взглянула в сторону Чарльза, но от его обычной надменности не осталось и следа. В ее хитрой головке промелькнуло излюбленное выражение кучера Джека: «Так-так, значит, упрямая скотинка пытается подмазаться». Была ли его безрассудная страсть так сильна, как хотелось Мелиссе? Или же он просто мстил ей за уязвленное самолюбие? Несмотря на то, что в парке было полным-полно народу, ей было страшно оставаться с ним наедине. Неудержимая волна томления поднялась в ней и едва не вырвалась за рамки внешней благопристойности. Сделав над собой нечеловеческое усилие, Мелиссе удалось взять себя в руки. Она хотела как можно быстрее завершить этот разговор, дав Чарльзу понять, что всякое ухаживание безнадежно. Грубая правда станет неплохим началом ссоры.
– Вы слишком сильно напоминаете моего отца и брата, – без обиняков заявила Мелисса. – Будучи людьми слабовольными, они растратили свою жизнь на легкомысленные поступки и гадости, вместо того чтобы позаботиться о семье или заняться поместьем. Отец был ленив. Хотя, надо отдать ему должное, он никогда не принимал участия в каких-либо безрассудных предприятиях или играх. У него, слава Богу, хватило ума понять, что он не может себе позволить проигрывать даже самые ничтожные суммы. Но он и пальцем не пошевелил, чтобы хоть как-то наладить жизнь своей семьи. Кроме того, ему не пришло в голову ни ознакомиться с современными сельскохозяйственными методами, с помощью которых его доходы могли бы значительно возрасти, ни построить коттеджи, аренда которых также повысила бы наше благосостояние. Единственным развлечением, которое он еще мог себе позволить, была его страсть к разведению лошадей. Представляю, как нелегко приходилось тем, кто занимался ведением его бухгалтерии! Они были вынуждены каким-то чудом изыскивать средства на всякую ерунду, вроде питания и одежды для его подрастающих детей!
Чарльз попытался представить себе эту красочную картину, которую описывала Мелисса, но она тотчас же заговорила снова, не дав ему возможности ответить.
– Мой брат унаследовал всю слабость своего отца, но при этом не перенял от него ничего хорошего, – решительно продолжала Мелисса. – Он не чувствует за собой никакой ответственности и не хочет учиться. Самый большой порок моего брата это страсть к азартным играм, которыми он и развлекается в компании так называемых друзей. У него абсолютно нет силы воли, таким образом, любой человек может всецело подчинить его себе.
– Как же вы выросли непохожей на него? – спросил он, когда она на минуту замолчала.
– Вам следовало бы знать, что женщины, в чьих жилах течет кровь леди Тендере, сильны духом и способны даже на самопожертвование ради того, чтобы этот мир изменился к лучшему. Насколько я знаю, ваша бабушка была одной из таких женщин. Как и мои бабушка и мама. Я ни за что не выйду замуж за человека, чьи цели так отличаются от моих собственных. Я имею в виду даже не отсутствие силы воли. Я узнала вас получше, и у меня сложилось личное мнение на этот счет. Мне кажется, вы не унаследовали от Расбонов ничего, кроме лени. Ваши единственные подвиги это те ошибки, благодаря которым вы приобрели соответствующую репутацию. Ваше поместье пропадает и разоряется, а вы тратите драгоценное время, бездельничая в городе. Назовите мне хоть один стоящий поступок, который вы совершили в своей жизни, чтобы помочь кому-нибудь из ваших друзей. А что вы сделали, чтобы получить свое собственное состояние?
– Вы несправедливы ко мне, – возразил Чарльз. – Последние месяцы я провел в поместье, разбираясь во всех проблемах и пытаясь найти им решение.
– Вот как? Не потому ли, что получили, наконец, свое долгожданное наследство? Можно было провести множество изменений, не потратив ни шиллинга. Почему вы не занимались этим прежде? Ответ очевиден: вы заботитесь только о себе и о своих сиюминутных капризах.
– Мое финансовое положение не изменилось, – сердито пробормотал он и дотронулся до руки Мелиссы, надеясь смягчить ее гнев.
Она тотчас отдернула руку, изумившись тому, что его прикосновение вызвало у нее легкое, но приятное ощущение. Даже плотные перчатки не смогли помешать ей ощутить трепет его пальцев. Страх оказаться во власти этого мужчины подогрел и без того бурный гнев, вызванный явными ошибками Чарльза и его отказом их признавать. Мелисса пришла в бешенство, и через секунду целый град упреков обрушился на перепуганного Чарльза.
– Это ваша самая большая ошибка, – зло прошептала она. Ее голос, который обычно был мягким, как бархат, стал вдруг резким и грубым: – Вы – лживый интриган! Ваши слова ничего не стоят! Я никогда не свяжу свою жизнь с обманщиком!
– Да что вы такое говорите? – испугавшись продолжения ее гневной тирады, Чарльз услышал в ее голосе какие-то знакомые нотки.
– Правду, сэр. «Мое финансовое положение не изменилось», – едко передразнила она. – Да вы всю жизнь были на мели, милорд, хотя довольно удачно это скрывали. В этом вы, конечно, преуспели. А это не что иное как ложь, сэр. Но обман – еще не самый гнусный поступок, который вы совершили. Помните, в какую мерзкую интригу вы втянули свою предполагаемую невесту? Как вы посмели оскорбить порядочную девушку, предложив ей сыграть роль вашей будущей жены? Кстати, до вчерашнего дня вы вполне удачно всех обманывали. И знаете, лорд Расбон, в моих глазах вы опустились так низко, как только может опуститься человек. У меня просто не хватает слов, чтобы высказать вам все, что я к вам испытываю.
– Но, Мелисса, я могу все объяснить, – возразил Чарльз.
– Неужели вы думаете, что я вам поверю? – спросила она, подняв на него глаза, полные слез и презрения. – Я никогда не выйду замуж за человека, к которому не испытываю элементарного уважения. Вами, сэр, руководит похоть, а это не очень-то ценится женщинами. Знаете, я сильно сомневаюсь, что вы будете уважать наш брак, потому что большую часть своей жизни вы провели, совращая чужих жен. Вы даже пытались соблазнить тетю бедной Генриетты, пока она гостила в доме вашей бабушки. Но самый большой ваш недостаток – это алчность. Вы воспользовались неопытностью бедной девушки и вовлекли ее в позорную авантюру для достижения своих меркантильных целей. Человек, который способен на такую низость ради денег, не заслуживает моего уважения. Я терпеть не могу притворства.
– Мелисса! – снова запротестовал Чарльз.
– Разговор окончен. А теперь отвезите меня домой. Выкиньте из головы все, что я вам наговорила, и оставьте меня в покое.
Она положила руки на колени и всю дорогу молчала, пока он не помог ей выйти из экипажа перед домом леди Каслтон. Чарльз подчинился ее приказу, но сделал это против воли, сдерживая рвущиеся наружу протесты и объяснения.
«Неужели она все-таки права?» – сотни раз спрашивал себя Чарльз. Почему он влюбился в женщину, которая не согласна с тем, как высшее общество оценивает его достоинства? Чарльз недовольно поморщился. Ответ на все эти вопросы напрашивался сам: его никогда не привлекали светские девушки.
Она считает его бездельником. Конечно, ярлык лентяя прочно прикрепился к нему. Она и понятия не имеет, насколько разносторонни его интересы. В его обществе принято поднимать на смех тех, кто занимается интеллектуальным трудом, поэтому он держал свои занятия в тайне. Стараясь не афишировать свои пристрастия, Чарльз много читал и чрезвычайно интересовался научными изобретениями, которые в последнее время появлялись довольно часто. Когда разрабатывался проект строительства новой железной дороги для запуска первого паровоза по Юстонской дороге, Чарльз увидел первый в мире поезд, и с тех пор его очень интересовали перспективы этого изобретения. Разумеется, паровоз не смог бы ходить по существующим в данный момент дорогам, потому что ему требовались стальные рельсы. Но стране было необходимо разработать более современную транспортную систему, при которой перевозка товаров не занимала бы так много времени, как при лодочном методе. Тем не менее, ой старался не заострять внимание своих друзей на этих увлечениях. Общество презирает тех, от кого разит «грязной работой».
Изменить точку зрения Мелиссы будет нелегко. Обвинения, которые она высказала в его адрес, оказались намного серьезнее, чем ожидал Чарльз. Мужчины в ее семье вели себя неподобающим образом, и их поведение привело к тому, что у Мелиссы сложилось ошибочное мнение о всех мужчинах в целом. Тем более что его собственная репутация не могла стать подтверждением обратного. Было бы намного проще, если бы он в свое время занял место в парламенте, но он даже не подумал что-то сделать. Чарльз тяжело вздохнул. Бесспорно, в некоторых обвинениях Мелиссы есть доля правды. Много дел он не довел до конца, хотя сначала имел такие намерения. Но он вовсе не собирался растратить свою жизнь по пустякам, совершая всякие легкомысленные поступки, как многие его приятели. Неужели, прежде чем остепениться и состариться, нельзя провести несколько лет, развлекаясь? Общество вполне допускает такую возможность. Он обязательно убедит ее в том, что прошлое было всего лишь частью его бурной молодости. Но только как это сделать?
Он начнет со своей ужасной репутации и заверит Мелиссу в том, что те дни остались в прошлом. Правда, это не очень-то приятная тема для разговора, но попробовать можно. Видимо, она придает огромное значение верности. Переубедить Мелиссу будет вдвойне сложно, так как она ни за что не поверит, что женщины, с которыми у Чарльза были какие-то связи, интересовали его только как любовницы. Более того, даже в постели они довольно быстро ему надоедали. А откуда он может знать, что она не наскучит ему точно так же? Каким будет ее первое возражение? Ответа он не знал, но был почему-то уверен, что такое просто невозможно. Кроме того, Чарльз не мог представить себя развлекающимся с другой, потому что с момента их встречи он навсегда забыл обо всех женщинах на свете. Эта мысль напугала его. Будущее без Мелиссы казалось довольно-таки мрачным. С первого же дня их встречи он почувствовал, что она самая страстная женщина из всех, с которыми ему доводилось встречаться. Никогда еще Чарльз не испытывал столь сильного влечения. «Никогда, кроме последнего дня, когда ты видел Генриетту», – шепнул ему внутренний голос.
Генриетта… Должно быть, в своих письмах к леди Каслтон его бабушка сообщала абсолютно все, что происходило в ее доме. Теперь не удивительно, что Мелисса считает его лжецом. Ей, наверное, известно каждое неосторожное слово, произнесенное Чарльзом и доложенное его бабушке. У него было непреодолимое желание сползти с кровати и спрятаться под ней. Теперь Чарльзу стало совершенно ясно, почему в завещании леди Лэньярд появился тот зловещий пункт. Как же глупо он себя вел! Бабушка была хитра, как обычно, и сразу же раскрыла его притворство. Бросив на Генриетту один только взгляд, она поняла, как эта девушка далека от женского идеала ее внука. Ну почему он не встретил тогда в гостинице Мелиссу? Чарльз всегда боготворил красоту и презирал застенчивых и нескладных подростков. Лучше бы он сразу отказался исполнять приказ леди Лэньярд. Он напрочь забыл ее нравоучения о вере в собственные силы. И о ей все же удалось ему отомстить, составив свое завещание так, чтобы он провел остаток своей жизни в окружении простых людей. Но это было именно то, чего он заслуживает.
Какая-то назойливая мысль неотступно вертелась в его голове, пока, наконец, не сформировалась в четкий вопрос. Откуда Мелиссе стало известно, что он пытался совратить миссис Шарп? Несмотря ни на что, его бабушка никогда бы не решилась написать об этом своей кузине. К тому же, узнав о том происшествии, она пришла бы в бешенство. Прознав о его неудавшейся попытке, леди Лэньярд не стала бы молчать. Чарльзу довольно часто попадало от бабушки, когда она узнавала о каком-нибудь из его «подвигов». И если бы до нее дошли слухи о том, что ее внук пытался соблазнить тетю собственной невесты, она непременно прожужжала бы ему все уши своими нотациями, и у него не осталось бы никакой надежды получить наследство. В то время его мало волновали возможные последствия таких рискованных поступков, так как он был слишком озабочен удовлетворением своих прихотей. Мелисса снова оказалась права. Чаще всего им руководила безрассудная страсть, а не здравый смысл. Надеясь приятно провести время, он совершенно забывал о самоконтроле. Но как же все-таки она об этом узнала?
«Непрекращающийся обман…» Роль Генриетты была коротка. Покинув дом леди Лэньярд, эта девушка, должно быть, тут же сбросила с себя маску притворства. Ну конечно, она сама и разболтала о том, где и как провела эти две недели.
Правда разнеслась по округе с быстротой молнии. Мелисса знала даже больше, чем леди Лэньярд. Значит, был только один ответ на вопрос, откуда она все это узнала. Должно быть, она знает Генриетту. Или же встречалась где-нибудь с Беатрисой, а это одно и то же. Господи! Он оставил всякую надежду отыскать Генриетту и предложил свою руку и сердце девушке, которая могла ему в этом помочь. Кроме того, Генриетта, должно быть, занимает довольно высокое положение в обществе. Она знала Линкольншир, потому что часто приезжала в Дрэйтонское поместье, а может, даже была дальней родственницей семьи Стэплтонов.
Ноги Чарльза подкосились, и он рухнул в кресло. Руки молодого человека тряслись нервной дрожью. Мелисса окончательно его отвергла. Генриетта была ключом к решению вопроса с наследством. Как же ему поступить?
«Разговор окончен», – напомнила себе Мелисса, когда слезы вновь подступили к глазам. Слишком уж много минусов было в его предложении. И хотя сердце девушки подсказывало, что она поступила неправильно, Мелисса намеренно игнорировала его сигналы. Нет, она не допустит, чтобы капризное сердце и похотливая душа руководили ее поступками. Она ни за что не согласится связать свою жизнь с неверным и безответственным человеком. Но даже если Мелисса выйдет за Чарльза и он узнает о ее бессовестной лжи, еще неизвестно, как он на это отреагирует. Наверное, Чарльз ей такого не простит. И уж тем более не захочет на ней жениться, если узнает, что она та самая Генриетта. Мелисса прекрасно помнила, что он никогда не испытывал к этой девушке ничего, кроме презрения.
Отбросив неприятные мысли, Мелисса попыталась сосредоточиться на своем наряде, в котором она собиралась поехать на бал к леди Вебберли. Чтобы побыстрее избавиться от этого неприятного состояния, ей надо просто окружить себя другими мужчинами. Возможно, ей это удастся. На балу Мелисса беззаботно смеялась над шутками Джорджа, флиртовала сразу с несколькими своими поклонниками и танцевала с целой дюжиной обаятельнейших мужчин. Правда, безудержное веселье было наигранным, но никто, кроме самой притворщицы, этого не замечал. Мелисса старалась думать только о развлечениях, и это довольно хорошо у нее получалось, так как Чарльза, к счастью, не было среди гостей.
Во время рила они с лордом Хартфордом расхохотались из-за того, что Мелисса довольно неловко исполнила последнее па. Когда смолкли последние аккорды, Хартфорд решил проводить девушку к леди Каслтон. И хотя на ее лице продолжала играть беззаботная улыбка, а в голосе все еще звучали милые дразнящие нотки, душа Мелиссы буквально ушла в пятки. На лестнице стоял не кто иной как лорд Хефлин. Победная улыбка кривила его рот.
Нестерпимое отвращение к этому человеку переполняло сердце девушки. Прошло довольно много времени, и она уже почти забыла страх, который испытывала при встречах с ним. Весь сезон он даже не показывался в городе. Убедившись, что в обществе этого человека не жалуют, Мелисса была уверена на все сто процентов, что он просто не посмеет обратиться к ней со своими грязными предложениями. Так что же он здесь делает? Зачем пришел на бал знакомств? Остальные гости, недоуменно глядя на Хефлина, задавались этим же вопросом. Несколько матрон, взяв за руки своих невинных дочерей, демонстративно отправились на другие, более пристойные празднества.
– Какой ужас! – лепетала разъяренная миссис Скотт.
– Меня не волнует, что он ее брат, – громко объявила леди Крэнфорд, бросая недовольные взгляды на хозяйку дома. Пристыженная леди Вебберли, не помня себя от страха, поспешила навстречу лорду Хефлину. – Приглашать его сюда было вовсе не обязательно.
А Хефлин тем временем лениво осматривал комнату, задерживая свой хищный взгляд на особо красивых девушках.
– Брат-то он брат, но не родной, а наполовину, – поправила ее леди Беатриса, обладательница самого длинного языка во всем Лондоне. Очевидно, ее феноменальная память хранила какую-нибудь щекотливую историю, связанную с этим родством. И все сразу же поняли, что завтра утром она обойдет тех, кто не присутствовал при этом событии, и сообщит им новость дня, не упустив ни малейшей детали. – Да к тому же младше леди Вебберли по крайней мере лет на десять. Судя по выражению ее лица, он явился без приглашения. Интересно, зачем? Он, должно быть, не больше двух часов в городе, – произнесла она, и в ее глазах появилось презрение.
Мелисса невольно вздрогнула, когда пронизывающий взгляд Хефлина впился в нее, но вскоре он перевел глаза на кого-то другого. Узнал он ее или нет? Что он с ней сделает? Этот человек явно не из тех, кто способен прощать оскорбления. Она унизила его не только как человека, но и как мужчину.
– Что у него с ногой? – шепотом поинтересовалась леди Дэбенхем, когда Хефлин начал спускаться с лестницы. Он опирался на трость и заметно припадал на правую ногу.
– Может, несчастный случай? – предположила леди Крэнфорд.
– Вот почему он так долго не появлялся в городе, – решила леди Беатриса. – Этот человек не любит показывать свои слабости.
– Тогда почему он появился здесь, не долечившись? – спросила наивная миссис Скотт, за что и была вознаграждена презрительным взглядом леди Беатрисы.
– Болезнь неизлечима, это же очевидно, – высказалась она с видом знатока. – Я должна разузнать, как и почему это случилось. Последнее время ни о каких происшествиях мне не рассказывали. – Она была явно обижена.
Мелиссу опять передернуло. Неужели это она его так повредила? Второй удар ее крепкого колена пришелся как раз по ноге, на которую теперь прихрамывал лорд Хефлин.
Тем не менее, она продолжала танцевать и строить глазки, пряча за очаровательной улыбкой свою тревогу. Несмотря на внешнее спокойствие, голова Мелиссы шла кругом от разных тревожных мыслей. Опасность подкралась незаметно. Его хромоту заметили все. Но он был обижен на Мелиссу не только из-за этого и явно имел к ней более серьезные претензии. Вдруг девушка заметила, как лорд Хефлин подошел к одному из ее приятелей. Взгляды, которые они бросали на Мелиссу, красноречиво указывали на то, что эти двое говорили именно о ней.
Мелиссе стало страшно. Хефлин не сводил с нее глаз. Даже находясь в глубине комнаты, она ощущала их огонь и безошибочно узнавала страсть и возбуждение хищника в этом взгляде. Безусловно, он явился для того, чтобы заставить Мелиссу дорого заплатить за ее безрассудство. В конце концов, от всех этих мыслей у нее разболелась голова, и она уговорила бабушку пораньше вернуться домой.
Рано утром леди Каслтон позвала Мелиссу к себе в комнату.
– Что у тебя с лордом Хефлином?:– строго спросила она.
– Ничего, бабушка, – замотала головой Мелисса. – Я уже говорила прошлым летом, что он один из друзей Тоби. И вы прекрасно знаете, почему я уехала из дома.
– Тем не менее, он сейчас внизу и хочет тебя видеть, – сказала леди Каслтон. – Когда я велела ему передать, что тебя нет дома, он заявил, что является твоим женихом и что мы не имеем права не пускать его в дом.
– А я-то думала, Тоби сдержит свое слово, – сдавленным голосом произнесла Мелисса. – Неужели они уже обо всем договорились?
Взяв со стола какой-то конверт, леди Каслтон вынула из него письмо.
– Я тоже так думала, но взгляни-ка на это.
Мелисса взяла листок, и чем дальше она читала, тем сильнее дрожали ее руки. Она едва различала то, что было в письме.
«Понятия не имею, как она догадалась, – писал Тоби. – Глупышка сопротивляется, но если тебе удастся ее заставить, я не буду против».
– Господи! – пролепетала Мелисса. В глазах бедной девушки заблестели слезы. – Именно так он отвечает, когда хочет отказать кому-нибудь в просьбе. Он никогда не говорит в открытую, что не согласен с чем-нибудь. Ты думаешь, что Тоби на твоей стороне, а потом выясняется, что у него на уме совсем другое.
– Ты говоришь правду, Мелисса?
– Ну конечно! Я подслушала, как они обсуждали предстоящую помолвку. Той же ночью мы с Беатрисой сбежали, оставив Тоби записку. Я написала, какой хам этот Хефлин, и наотрез отказалась от брака с ним. Так почему же он здесь?
– А вот лорд Хефлин, напротив, утверждает, что он не просто договорился с твоим братом, а ты сама поощряла его ухаживания, и что о приготовлениях к свадьбе тебе также известно.
– Значит, он не только развратник, но еще и лжец! – выкрикнула Мелисса, нервно расхаживая по комнате. – С тех пор, как я дала ему пинка за то, что он пытался меня соблазнить, мы с ним даже не разговаривали.
– Раньше ты об этом не упоминала, – обиженно заметила леди Каслтон, но в ее глазах промелькнуло любопытство.
– Я пошла на такую крайность от безысходности и горжусь этим, бабушка. Мне кажется, что в этом и кроется причина его настойчивости, так как он стал хромым, наверное, по моей вине. Теперь он жаждет мести. Но что же нам делать, если Тоби и вправду подписал все необходимые документы?
– Во-первых, надо выяснить серьезность сложившейся ситуации, – сказала леди Каслтон. – Идем, Мелисса.
Спустившись в гостиную, они увидели, как лорд Хефлин ковылял из угла в угол. При виде Мелиссы его глаза плотоядно заблестели. Даже в простеньком утреннем платье из нежно-зеленого муслина она была очень соблазнительна.
– Милорд, – холодно начала леди Каслтон, опустившись в кресло, – моя внучка отрицает все возможные соглашения с вами, и я ей верю. Никакой помолвки не было, да и быть не может.
Хефлин не на шутку рассердился.
– Свадьба была запланирована давно, – заявил он. – И она должна состояться в начале следующего месяца. Если Мелисса попытается отказаться, ее отвергнет общество.
– Когда вы вступили в это соглашение? – перебила его леди Каслтон. – Пока эта девушка находилась под моей опекой, я ничего не слышала ни о какой помолвке. Лорд Дрэйтон тоже ни словом не упомянул об этом, когда прислал ее ко мне около года назад.
– Мы подписали документы до того, как она покинула Дрэйтонское поместье, – заявил Хефлин.
– Неправда! – выкрикнула Мелисса, не в силах более сдерживать свой гнев. – Вы прекрасно знаете, что ни о какой свадьбе и речи не было. Я не вышла бы за вас замуж, даже если бы вы были единственным мужчиной на земле.
– Покажите нам эти документы, милорд, – потребовала леди Каслтон.
– Завтра утром я обязательно их принесу, – пообещал он, но обе женщины заметили, как его удивило это требование. Видимо, Хефлин не ожидал сопротивления. Не всякая леди посмеет возразить джентльмену. К тому же общество скорее поверит слову лорда, чем лепету семнадцатилетней девушки, несмотря на то, что репутация этого человека была далеко не безупречна.
– Если они действительно существуют, передайте их моему адвокату, – приказала леди Каслтон, назвав имя своего поверенного. – Всего доброго, сэр.
Борис принес шляпу и трость Хефлина. Тот с возмущением глянул в сторону Мелиссы и неохотно поплелся к выходу.
– И что теперь? – жалобно прошептала Мелисса. Девушка поняла, что этот разговор положил начало долгой и отвратительной войне.
– Как ты думаешь, Тобиас подписал эти бумаги? – спросила леди Каслтон.
– Сомневаюсь. Тоби не любит ссориться из-за пустяков, так как очень трудно соглашаться сразу с обеими сторонами. Скорее всего он пообещал меня Хефлину в обмен на то, что тот простит Тоби его долги. Но Тоби должен был прочитать мою записку, прежде чем принимать такое решение. Если бы Хефлин завел разговор о помолвке, Тоби отложил бы всякое обсуждение до тех пор, пока я сама не соглашусь принять его предложение. Возможно, Тоби придумал какое-нибудь объяснение моему неожиданному отъезду. Не договорившись окончательно о помолвке, он мог прервать прием и, не расплатившись с должниками, отложить обсуждение до тех пор, пока я не вернусь домой.
– Если бы Хефлин слегка надавил на твоего брата, то он бы, возможно, подписал документы.
– Но это же самый настоящий обман! Почему Хефлину понадобилось жениться именно на мне? Прошлым летом на меня было противно смотреть. Правда, он упомянул что-то насчет того, что после того, как я рожу ему ребенка, он запрет меня где-нибудь в деревне.
Леди Каслтон сосредоточенно хмурила лоб.
– Ты говорила, что ударила Хефлина достаточно сильно, чтобы повредить ему ногу?
– Да, хотя кое-что мне непонятно. Очевидно, он мог нормально двигаться, раз пришел в кабинет Тоби несколько часов спустя. Значит, рана загноилась впоследствии. Или она появилась по какой-то другой причине. – Мелисса замолчала, но потом решила, что надо быть предельно откровенной. – Думаю, что, не только это вывело Хефлина из терпения.
Она подробно рассказала бабушке о его все более настойчивых домогательствах, закончив свою историю подробным описанием решающей сцены в саду. Усмешка леди Каслтон быстро превратилась в недовольную гримасу.
– Ты уязвила его гордость, милая, – вздохнула почтенная леди, – сначала не ответив взаимностью на его ухаживания, а потом нанеся ему столь сильный удар в самое уязвимое место. Я много слышала о жестокости этого человека. Он не из тех, кто спускает с рук такие проделки.
Мелисса вздрогнула.
– И что мне теперь делать?
– Во-первых, надо серьезно заняться твоим братом. Если Тоби так слаб, как ты говоришь, то Хефлину не составит особого труда уговорить его на все что угодно. Он твой законный опекун, поэтому может силой заставить тебя выйти за Хефлина. Но мы должны помешать этому. Я немедленно пошлю в Дрэйтон Сондерса и прикажу привезти Тобиаса сюда в город. Мы должны быть уверены, что он не поступится твоими интересами ради достижения своих целей.
– Спасибо, бабушка, – со слезами в голосе прошептала Мелисса.
– Что означают все эти слухи насчет вас? – спросил Чарльз в тот же день, как только Мелисса вошла в гостиную.
– О чем вы говорите?
– Лорд Хефлин кричит на всю округу, что вы с ним помолвлены уже около года, – бесстрастно произнес Чарльз, но в его глазах девушка заметила еле сдерживаемый гнев.
– О Господи! – прошептала она. Вдруг ноги ее подкосились, и Мелисса безвольно рухнула на кушетку.
– Не хотите ли вы сказать, что он лжет?
– Разумеется, лжет!
– Тогда почему же он распускает эти сплетни?
– Это длинная история. – Мелисса вздохнула. – Он друг моего брата. Тоби задолжал ему крупную сумму. Вместо денег он предложил Хефлину меня, но я отказалась быть предметом этой гнусной сделки. Именно тогда я и покинула родной дом, отправившись искать защиты у бабушки. Тоби сообщил нам, что поводов для беспокойства больше нет. До сегодняшнего утра, когда Хефлин нанес нам визит, я его и в глаза не видела. Теперь он заявляет, что мы помолвлены, и грозит опозорить меня публично, если я вздумаю отказаться от его предложения.
– Вот нахал! – выругался Чарльз. Не удивительно, что у Мелиссы сложилось такое мнение о джентльменах. Как выяснилось, Дрэйтон был еще хуже, чем он себе представлял. И не удивительно, что ее так бесит слабоволие. Чего она только не натерпелась от своего безответственного брата! – Когда это произошло?
– В начале прошлого лета. Тоби устроил прием и пригласил своих дружков. Я не выдержала их общества и сбежала.
– Среди них был Мэтт Кроуфорд?
– Да. А что?
– Так, ничего.
Вернувшись в город, Чарльз пытался вычислить того шулера, который обманывал его друга, но так и не добился успеха. Мэтт отказывался назвать имя мошенника, а кроме него никто больше не посещал то сборище в Дрэйтонском поместье. Значит, Мелиссе известно что-то, чего он еще не знал. Но Чарльзу и в голову не пришло бы спрашивать об этом девушку, потому что она уехала задолго до того, как честная игра вышла из-под контроля. Должно быть, это Хефлин. Не могли в такой тесной компании собраться целых два шулера. Кроме того, раз Мелисса сказала, что ее брат задолжал Хефлину целое состояние, то этим мошенником вполне мог бы оказаться сам лорд Хефлин. Для Чарльза этого было достаточно. Теперь он нисколько не сомневался в том, что все сказанное Хефлином о его помолвке с Мелиссой – подлая клевета. Кроме того, его желание отомстить этому негодяю удвоилось из-за того, что Хефлин обидел не только его лучшего друга, но еще и любимую девушку.
– Думаю, теперь мне придется уехать в деревню, – произнесла со вздохом Мелисса. – После этого я вряд ли смогу оставаться в городе.
– Глупости! – При этих словах Чарльз посмотрел на Мелиссу, и их взгляды встретились. Он опять почувствовал ту странную нить, которая связывала их с Мелиссой, и понял, что, глядя на него, она испытывала то же самое. Но сейчас было не время продолжать обмен взглядами. – Вряд ли кто-нибудь поверит его россказням, Мелисса. Его репутация настолько чудовищна, что ни одна порядочная семья не станет поощрять его ухаживаний. Я пришел сюда не для того, чтобы ругать вас за то, что вы поощряете этого мерзавца. Единственное, чего я хотел, – это предупредить вас. Вы прекрасно знаете, что он лжет, и можете опровергнуть любую его историю.
– Я буду все отрицать, – решительно пообещала она. – А бабушка уже послала за моим братом. Надавив на Тоби, мы добьемся того, что он откажется от каких бы то ни было сделок с Хефлином.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Разорившийся виконт - Лейн Эллисон



неплохая история но для меня немного затянуто я люблю более живое искрометное все быструю смену действий
Разорившийся виконт - Лейн Эллисоннаталия
26.05.2012, 17.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100