Читать онлайн Сахарный павильон, автора - Лейкер Розалинда, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сахарный павильон - Лейкер Розалинда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сахарный павильон - Лейкер Розалинда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сахарный павильон - Лейкер Розалинда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лейкер Розалинда

Сахарный павильон

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Том появился в половине восьмого утра. Софи была уже в ателье и как раз натягивала на себя холщовый передник, когда он, постучав, вошел, держа в руке сумку с плотницким инструментом.
– Здравствуйте, Софи. Я уже заказал тес, и его в течение часа доставят сюда, а инструмент я одолжил у одного местного мастера. Я не опоздал?
– Нет, нет, совсем наоборот. Еще не пришла Генриетта.
Том быстро снял куртку и закатал рукава, приготовившись как следует поработать.
– Мне понадобится лестница-стремянка, – сказал Том, надевая предусмотрительно прихваченный с собой фартук садовника.
– Там стоит одна, как раз напротив старой конюшни. Вам бы лучше заодно там оставить вашу куртку, а не то вы ее всю белилами испачкаете.
– Я так и сделаю.
Но Том не ушел тотчас же. Вместо этого, он сделал пару шагов навстречу Софи.
– Ну, как себя утром вели дети? А как здоровье миссис Ренфрю? Никаких недомоганий после эксцессов вчерашней ночи?
– Никаких. Во время завтрака мальчишки, как обычно, ходили на головах.
– А как вы, Софи?
– Со мною все хорошо, – ответила она.
Когда он вышел, Софи взяла с полочки огниво и трут и разожгла огонь. Заплясавшие языки пламени напомнили ей о вчерашнем костре, о том глубоком волнении, которое она испытала, заметив, что Том наблюдает за нею с обрыва. Каждый раз, когда ее целовал Рори, она испытывала любовный трепет. Но когда рядом был Том, ею овладевали совершенно иные чувства, отрицать существование которых было бы нелепо.
Когда дверь распахнулась вновь, она чуть не вскрикнула от неожиданности, и ей показалось, что он читает ее мысли. Но тут пришла Генриетта с номером издававшейся в Лондоне французской эмигрантской газеты.
– Вы не читали последнего выпуска? – спросила она с порога.
– Нет, – ответила Софи, преисполнившись дурных предчувствий, поскольку в лице Генриетты явно читалась тревога.
– Прочитай это объявление! Вот то, что я обвела чернилами. – Генриетта развернула газету перед Софи. Она оказалась открытой как раз на той странице, где печатались объявления эмигрантов, разыскивающих в Англии своих родственников или знакомых; с которыми они потеряли связь. Дрожа от волнения, она прочла: «Родственник разыскивает Антуана, графа де Жюно, внука последнего маркиза де Фонтэна, родившегося в 1788 году. Мальчик красив собой, волосы коричневые, светлые, вьются. Он был похищен из родового имения во время нападения революционеров, предположительно служанкой графа. За любые сведения о местонахождении Антуана де Жюно предлагается награда в сотню гиней».
Генриетта перегнулась через плечо Софи.
– Представь себе, какая наглость! Утверждать, что Антуан был похищен! Какое коварство! И это после того, как ты рисковала своей жизнью, чтобы спасти мальчика. Предполагаю, что это было сделано для того, чтобы лишить тебя каких бы то ни было юридических прав на мальчика. Ты не раз говорила мне о том, что у Антуана не осталось близкой родни. Так кто же в таком случае мог дать это объявление?
– Конечно же, это именно тот человек, что осквернил могилу маркиза… Я…
Софи не договорила, поскольку в комнату со стремянкой в руках вошел Том. Генриетта спешно спрятала газету под ворохом щепок для растопки, что лежали на очаге. Нет, Софи не желала делиться с Фоксхиллом тайной происхождения Антуана. Она поспешила представить Тома подруге, объяснив, что он добровольно предложил свою помощь в ремонте помещения.
– О, сколь это галантно с вашей стороны, мистер Фоксхилл! – воскликнула Генриетта.
– Вовсе нет. Я был рад оказаться здесь вовремя.
Софи заметила, что, судя по всему, Том показался Генриетте весьма привлекательным, так как девушка зарделась и, очаровательно прощебетав какую-то ерунду, с явной неохотой отправилась на конюшню, чтобы повесить там свой плащ.
– С тобой все в порядке, Софи? – спросил Том, пристально на нее посмотрев.
– Да, – улыбка Софи получилась чересчур напряженной, и ей подумалось, что он наверняка заметил ее угнетенное состояние. – Просто теперь у меня от всех этих забот голова кругом идет. Я рада, что ты наконец познакомился с Генриеттой, потому что прежде я уже столько говорила о вас друг другу.
– Она очень милая девушка.
Установив как следует лестницу, он поднялся к потолку с ведром побелки в руках и подвесил его на вбитом в стреху гвозде. Софи, не в состоянии избавиться от раздумий по поводу прочитанного только что объявления, машинально разворачивала старое тряпье, которым собиралась накрыть от побелки немногочисленную мебель. Вернулась Генриетта и, шаловливо хихикнув, прошептала на ушко Софи:
– Ну, наконец-то я познакомилась с мистером Фоксхиллом! Какой красавец! Если бы я не знала, что он всегда приезжает неожиданно, я бы подумала, что ты намеренно стараешься его к себе привязать!
– Не говори глупостей, – резко прошептала в ответ Софи. – А то моему терпению в любое мгновение может прийти конец.
– Прости! – Генриетта виновато посмотрела на подругу.
Неожиданно встретив Тома Фоксхилла, она совсем забыла, сколь тягостное впечатление могло произвести на Софи опубликованное в газете объявление. Поскольку они не могли позволить, чтобы Том работал один, Генриетта и Софи также взялись за кисти.
Генриетта, посчитав надетый на ней головой убор недостаточно соблазнительным, все же умудрилась сделать так, чтобы ей на лицо из-под чепца ниспадало несколько дивных локонов. Когда она начала работать, к ней обратился стоявший на стремянке Том.
– А вы слышали о том, что вчера вечером произошло на морском берегу, мадемуазель де Бувье?
– Нет, – в удивлении открыла рот Генриетта. – А что случилось?
Софи рассказала в подробностях историю со вчерашним костром.
Генриетта поспешила выразить свое смятение.
– Какое ужасное недоразумение, что такой веселый вечер для детей были испорчен столь страшным образом. Слава Богу, меня там не было. Я бы со страху в обморок упала. – И, опустив на мгновение кисть, она взглянула на Тома. – Хорошо, что при вас оказались пистолеты, мистер Фоксхилл, в противном случае, судя по тому, что рассказала Софи, в общей панике вас уже бы никто не услышал.
Софи продолжала методично водить по стене кистью, но тем не менее прислушалась к ответу Тома. Он был вполне заурядным.
– Совершенно с вами согласен, но видите ли, поскольку на лондонской дороге местами еще орудуют шайки разбойников, во время путешествия я всегда готов себя защитить.
– Но носить с собою пистолеты прямо здесь в Брайтоне?! – продолжала настаивать Генриетта.
Не прерывая работы, Том лишь слегка улыбнулся.
– Конечно же, вы не боитесь, что на здешних улицах вас ограбят. А я вот вряд ли бы рискнула пройти до этого ателье тропинкой, что идет вдоль моря…
– Оставьте эти страхи. Смею сказать, что лишь в пору контрабандной луны, когда эти джентльмены заняты своим незаконным промыслом, они представляют опасность для девушек, проживающих в этой округе.
– А что, они их тогда похищают? – в ужасе пролепетала Генриетта.
– О, мадемуазель, вы еще не знаете, на что способны эти разбойники.
Но тут их беседу прервала Софи:
– Не отвлекайтесь от работы, Генриетта, Том просто вас дразнит.
Генриетта послушалась и на какое-то время в помещении воцарилась тишина, прерываемая мокрыми шлепками кистей о стены, да потрескиванием огня в камине.
Закончив работу по дому, Клара принесла в ателье поднос с закусками. Побелка была уже закончена, и все несказанно, обрадовались перерыву в работе. В помещении было довольно промозгло, окна были раскрыты настежь, чтобы апрельский бриз ускорил сушку еще влажных стен и потолка. Том подвинул скамью поближе к огню, использовав в качестве столика трехногий табурет. Подруги разделили трапезу вместе с Фоксхиллом. Подняв кружку с горячим шоколадом, он прочел по этому поводу смешной стишок.
Генриетта удивилась, когда, выпив содержимое своей кружки, она обнаружила на дне ее лягушку, но, слава Богу, та оказалась сделанной из фарфора.
– Я собиралась сама из нее пить, – извинилась Клара. – Когда мой сынок Денни еще жил здесь, он любил подшутить с помощью этой диковины над гостями.
– Вы ещё не скоро его увидите, миссис Ренфрю? – спросил Том.
Она лишь легонько покачала головой.
– Сейчас он в Йоркшире и пробудет там до тех, пор, пока солдат вновь не отправят воевать на континент.
– Похоже, что это еще произойдет не скоро, – сказал Том. – Пока что блокадой товаров на континенте занят королевский флот, благодаря которому поставки товаров во Францию фактически прекращены.
– Как вы думаете, английскому флоту удастся поставить революционеров на колени? – спросила Генриетта.
– Поскольку французский флот на сегодняшний день в полном развале, такая возможность не исключается. В прошлом почти все без исключения морские офицеры Франции были аристократами. Теперь, когда большинство из них закончило свою жизнь под ножом гильотины или бежало за границу, мы имеем дело с совершенно необученными командирами-новичками и с командами кораблей, понятия не имеющими о воинской дисциплине.
– Немало французских кораблей потоплено, – заметила Софи. – Я видела довольно пространный список в одной эмигрантской газете.
Она с трудом удержалась, чтобы не бросить взгляд в сторону хвороста, под которым лежал свежий выпуск газеты. Наглость этого объявления просто неслыханна. А обвинения в похищении ребенка – просто неприкрытая угроза в ее адрес. Враги ее предпочитают прибегнуть к английским законам в случае, если им когда-нибудь удастся выйти на след Антуана.
– Ну, что же, за работу!
Том уже встал и ожидал, когда подруги поднимутся, чтобы убрать от стены скамейку. Пока он ушел мастерить полки, а Генриетта вытирала плиты пола, залитые побелкой, Софи и Клара вернулись в дом. Они вымыли и протерли всю новую кухонную утварь, что приобрела Софи для своего кондитерского дела. Мадемуазель Делькур уже было собралась отправиться в свое ателье, как вдруг вошла Генриетта. В руках у нее были газеты, которыми она пыталась накрыть пол от разлетавшихся повсюду брызг.
– Спасибо тебе, ты сегодня на славу потрудилась, – похвалила подругу Софи.
К ее удивлению, Генриетта в ответ лишь залилась густым румянцем, и по всему было видно, что ей отчего-то неловко. Софи подумалось, что, вероятно, она знает причину.
– Ты не переживай, если плиты пола все еще немного белесы, со временем все сотрется.
Генриетту, похоже, вполне устроило такое объяснение ее смущения, и, облегченно вздохнув, она ответила:
– Надеюсь. Я была так неаккуратна.
Софи бросила на нее молниеносный взгляд. Неужели Том с нею флиртовал? Может быть, поэтому Генриетту охватила столь необычная для нее напряженность. Конечно же, между ними с утра возникла размолвка, но ведь обычно Генриетта была так отходчива… Клара, наблюдавшая со стороны и от которой ничего не могло укрыться, заметила, как прячет глаза Генриетта под взглядом Софи.
Мадемуазель де Бувье схватила первый попавшийся из разложенных на столе предметов.
– Что это? – спросила она, разглядывая крохотную рамочку, поделенную на небольшие квадратики.
– Это для нарезки ячменного сахара, – сухо ответила Софи.
– А это? – Генриетта покрутила винтик, установленный на небольшом раструбе.
– Это для того, чтобы делать крохотные, подобные алмазам конфетки-капельки.
– Генриетта взяла в руки шприц с толстой иглой.
А этим что делают?
– Марципановые звезды.
Про себя Клара просто удивлялась долготерпению Софи. Генриетта заметно оживилась, слушая объяснения подруги, и по очереди перебирала лежавшие на столе предметы. Последним оказался пустой брусок дерева с устройством, предназначенным для резки картона.
– Подумать только, сколько конфет я съела, даже не догадываясь о том, как много всего требуется для их приготовления. – Генриетта схватила метелочку для сбивания крема и, помахав ею в воздухе, добавила: – Надеюсь, очень скоро и я научусь всем этим пользоваться.
– Научишься, если будешь упорно трудиться, – бескомпромиссно заявила Клара. Хотя Генриетта уже и выказала готовность к выполнению самой тяжелой работы, трудно было даже себе представить, что она хоть в чем-то добьется мастерства. Девушка, может, и окажется незаменимой помощницей, однако сколько-нибудь сложное задание будет ей наверняка не под силу. – Тебе придется быть особо прилежной в учении.
– Я буду! – страстно воскликнула Генриетта, и глаза ее внезапно наполнились слезами. – Я хочу стать правой рукой Софи, это меньшее, что я могу для нее сделать.
Софи была глубоко тронута столь эмоциональным признанием, причина которого, скорее всего, крылась в усталости Генриетты. Менее впечатлительная Клара собрала забытые на стуле газеты мадемуазель де Бувье и отнесла их в ателье, где позже их можно будет использовать для растопки очага. Перемолвившись парою слов с Томом, она вернулась на кухню. Генриетта уже, сидела за столом в ожидании инструкции по поводу того, как именно следует делать коробки, бумага и ножницы лежали рядом.
– Клара, оставляю тебя командовать, – сказала Софи, выходя из дома с ведром горячей воды и тазом для того, чтобы промыть и ошпарить только что отстроенный паровой котел. Она была рада, что Генриетте остальную часть дня придется провести сидя. Клара научилась вырезать коробки, когда они с Софи делали демонстрационные образцы. Теперь и Генриетта под бдительным взглядом Клары вполне должна справиться с этой задачей.
Войдя в ателье, Софи увидела, что Том уже установил один ряд полок.
– Отличная работа, мистер Фоксхилл, как раз необходимой высоты и ширины.
– Я закончу остальные к концу дня.
– Быть может, вы выбрали для себя в жизни не ту профессию, – пошутила Софи, поднимая крышку парового котла.
В ответ он лишь ухмыльнулся.
– Я держу плотницкое дело про запас, на тот случай, если когда-нибудь поток произведений изящного искусства иссякнет.
– К счастью, этого наверняка никогда не произойдет.
– Если бы мне сегодня вечером вновь не пришлось покинуть Брайтон, я бы вам завтра обязательно еще помог.
Софи промыла трубу, через которую будет течь очищенный сахар. После этого она собрала щепки, лежащие перед очагом, чтобы разжечь пламя под паровым котлом. Она заметила, что Клара затолкала грязные газеты подальше от вылетавших из очага искр, но та самая, с объявлением, по-прежнему была скрыта под ворохом щепок.
– А как вы намереваетесь рассылать ваши кондитерские изделия заказчикам? – спросил Том, когда Софи в очередной раз нагнулась, чтобы бросить в огонь хвороста и газет.
– Найду мальчика-рассыльного, а когда развернусь как следует, куплю лошадь и небольшую повозку. Конечно, не тележку, потому как почитаю элегантность за правило. Отец научил меня, как ездить верхом и как управлять вожжами, когда сидишь вместо кучера.
Пока они разговаривали, Том продолжал заниматься своей работой. Воспользовавшись тем, что он стоит к ней спиной, Софи быстренько вытащила газету из-под щепы и, вырвав из нее пресловутое объявление, сунула эту бумажку себе в карман, остальное она бросила в огонь.
– Знаете, – заметил вполне обыденным тоном Том, – вы ведь можете нанять экипаж у меня.
– Что вы имеете в виду? – спросила. Софи, закрывая заслонку парового котла, когда пламя разгорелось как следует.
– Дело в том, что я уже давно думал, что мне необходим свой собственный экипаж в Брайтоне. Я подыскивал что-нибудь подходящее. Я разговаривал с миссис Ренфрю всего лишь несколько минут назад, и она согласилась, чтобы я арендовал ее конюшню. А это значит, что вы всегда сможете пользоваться лошадью и кабриолетом, чтобы рассылать свои конфеты заказчикам. Говоря по правде, все уже договорено, и я обязательно найму конюха и возницу, как только доставят коня.
Софи не спеша подошла к нему.
– Кабриолет? А я думала, что по стилю вашей жизни, больше подойдет колесница-фаэтон, на котором так легко свернуть себе шею.
– У меня уже есть такая в Лондоне.
– Но вам наверняка бы пригодилась еще одна в Брайтоне. Подумайте, вы могли бы принять участие в гонках колесниц! Мне, почему-то кажется, что вы из тех мужчин, что любят опасности.
– Если я и бываю здесь, то не для того, чтобы принимать участие в гонках колесниц. Кабриолет мне вполне подойдет, – рассудительно ответил Том. – Ну так что же вы по этому поводу скажете?
Прекратив работу, он внимательно посмотрел на нее. Как и прежде, ей было трудно устоять перед искренними проявления доброты с его стороны.
– Мне кажется, – сказала она уже куда более добродушным тоном, – что вы опять задумали очередную интригу, чтобы лишний раз проявить по отношению ко мне свою щедрость.
– Не без этого, но клянусь, я не солгал, когда сказал, что в Брайтоне мне необходимо иметь свой экипаж. Вы сделаете мне большое одолжение, если воспользуетесь им в мое отсутствие.
Она покачала головой:
– Ну что ж, в таком случае, отлично. Шестипенсовик за доставку плюс мои благодарности.
– По рукам! – рассмеявшись, он ударил своей рукой по ее ладони. Именно таким образом в Сассексе заключались сделки. – Я уже присмотрел подходящую лошадь и знаю, где достать приличный кабриолет.
– Каким образом?
Том усмехнулся.
– Потому, что я сделал соответствующий заказ еще в прошлый мой приезд сюда.
– Пойду скажу Кларе, что я согласна.
Софи было собралась уйти, но Том, изловчившись, схватил ее за запястье и, потеряв от неожиданности равновесие, девушка упала ему на грудь. Воспользовавшись тем, что она в удивлении приоткрыла рот, он сомкнул ее губы своим поцелуем. Прошло несколько секунд, прежде чем он ее отпустил.
– Это куда лучший способ скреплять сделки, Софи, – негромко молвил он крайне удовлетворенным тоном. Она мгновенно отпрянула от него и напустила на себя вполне обыденный вид, чтобы скрыть впечатление, произведенное на нее этим поцелуем.
– Может, я и не права, что ваше истинное призвание в плотничестве, – уколола его Софи. – Судя по быстроте, с которой вы сейчас действовали, из вас бы мог получиться какой-нибудь выдающийся разбойник-контрабандист!
Его губы растянулись в улыбке.
– Блестящая мысль! Контрабандой я бы, конечно, заниматься не стал, но вот романтик с большой дороги из меня получился бы изрядный. Я бы заделался эдаким Робин Гудом и раздавал награбленное мной у богатых бедным, вместо того, чтобы, будучи дельцом от изящных искусств, терпеть убытки из-за необязательности покупателей, не спешащих оплачивать свои счета.
– Неужели такое с вами случается? – заметила она.
Том продолжал замер стены для того, чтобы повесить очередную полку.
– К несчастью, случается. И в большей степени от этого, вероятно, страдают портные. Моя одежда изнашивается прежде, чем они успевают получить за нее плату. Позаботьтесь о том, чтобы ваши счета, мадемуазель, оплачивались вовремя.
– Те, кто покупает мой товар, по большей части простые люди из местных, они не привыкли оставаться кому-то должны.
– Тем не менее, всякое предпринимательство обрекает нас на большие долги. Так что будьте поосмотрительней.
– Я учту ваш совет.
Затем она вышла из ателье, и Том закончил с полками и даже успел прибить три ряда крюков, прежде чем она появилась вновь. Он лишь раз прервал свою работу, когда вода в паровом котле закипела. Выпустив из крана немного кипятку, он погасил огонь. Когда Софи вошла, чтобы позвать его к обеду, он рассказал ей о том, что сделал.
– Вот и хорошо, я даже и не думала, что он так быстро закипит.
Стол уже был сервирован. Мальчишки пришли из школы и занимали свои обычные места. Генриетта сидела рядом с Билли. Том церемонно подал Кларе стул, что несказанно ей польстило. Все приступили к обеду, находясь в прекрасном расположении духа. Клара спросила Тома, когда он намеревается в следующий раз приехать в Брайтон, чтобы заранее приготовить кабриолет и лошадь.
– Я никогда не знаю заранее, где и когда я буду, – ответил он, – но лошадь с кабриолетом доставят сюда уже к вечеру. Я все организую еще до своего отъезда из города.
Мальчишки ушам своим не поверили.
– Что, и вправду у нас теперь в стойле будет живая лошадь, ма?! – все еще не веря, воскликнул Билли.
– Представь себе, – ответила Клара.
– И мы на ней будем кататься? – открыв в удивлении рот, спросил Антуан.
– Все будет зависеть от Софи. Она же будет брать лошадь в аренду у мистера Фоксхилла.
Замерев в нетерпеливом ожидании, дети обратили свои напряженные личики к Софи. Взрослые так и прыснули со смеху.
– Вот те на! – воскликнула Софи. – Как это вы оба вдруг так быстро присмирели! Вы должны помнить, что в кабриолете всего лишь два места, но я предполагаю, что иногда вы сможете посидеть вдвоем на месте, предназначенном для одного взрослого человека.
Мальчишки были вне себя от счастья, однако Софи, нахмурившись, призвала к молчанию.
– Приберегите свою радость до тех пор, когда, приведут лошадь, а пока ведите себя за столом прилично. Хорошо, что я сегодня вынесла из конюшни поленницу дров, – проговорила она. – Мне всегда казалось, что лошади будет хорошо в таком просторном стойле.
После трапезы Том предложил проводить Генриетту домой.
– Но только, когда мы дойдем до улицы, на которой я живу, я пойду дальше одна, – заявила она взволнованным тоном. – Я не смею показаться без сопровождения в компании какого-нибудь мужчины.
– Само собой, – ответил Том.
Генриетта повернулась к Софи.
– Я приду завтра в это же время.
Софи выразила свою благодарность Тому за все, что он для них сделал, равно как и за предоставленную лошадь с кабриолетом.
– Что бы я для вас ни сделал, все доставляет мне лишь удовольствие, – ответил он светским тоном.
Когда Том и Генриетта ушли, мальчики решили положить в стойло свежего сена. Софи сообщила Кларе, что собирается утром уехать.
– Куда? – удивилась миссис Ренфрю. – Я уже думала, что ты возьмешься за серийное производство своих конфет.
– Все правильно. Но сегодня я решила посетить ту ферму, где выхаживали меня и Антуана после того, как на нас напала шайка разбойников. Я давно уже думала это сделать, но теперь, когда есть лошадь и кабриолет Тома, грех этим не воспользоваться. Надолго я там не задержусь.
– Но почему именно сейчас?
– Просто предоставилась возможность. Когда я начну работать в Морском Павильоне, у меня может не выдаться подходящего свободного времени.
– Антуана с собой возьмешь?
Софи отрицательно покачала головой.
– Нет, он не должен пропускать занятия в школе. У меня еще остались коробки шоколадных конфет, отвезу-ка я их миссис Миллард.
Перед тем как мальчики легли спать, в воротах появилась лошадь и сидящий в кабриолете конюх. Клара показала ему, как проехать к стойлу.
Том выбрал длинноногую гнедую с белой звездочкой на лбу и добрыми глазами. Судя по крупу и сильным ногам, лошадь была довольно быстроходной. Животное ни в коей мере не было напугано устроившими вокруг нее дикий визг мальчишками. Лошадь как будто бы понимала, что они ее приветствуют. Кабриолет был алого цвета с золотой окантовкой и соответственно выкрашенными колесами. Сиденье, обитое белой кожей, имело под собой просторную полость для багажа. Софи сразу же прикинула, как много упаковок с коробками конфет туда можно положить. Конюх достал из-под сиденья сумку с овсом и сказал Кларе, что начиная с завтрашнего дня корм лошади будут привозить регулярно.
Услышав, что Софи собирается завтра воспользоваться кабриолетом, конюх дал ей несколько советов.
– Эта лошадь хороша в оглоблях и без них. Видите ли, несколько раз мистер Фоксхилл использовал ее в качестве скаковой. Так что проблем у вас с этим чудом не будет, если, конечно не вздумаете поддать ей кнутом. Тогда ищи ветра в поле! И плевать ей будет на то, что у нее прицеплен кабриолет. Ну как, мисс, управитесь с такой бедой?
Софи похлопала по лоснящейся шее коня.
– Во Франции я не раз ездила верхом, и однажды мне попалась лошадь с норовом. А как зовут эту лошадь, любезный?
– Звездочка, мисс. Из-за того, что у нее на лбу пятнышко белое.
Когда наступило утро, Софи запрягла Звездочку в кабриолет и, решив устроить для мальчишек праздник, свезла их на нем в школу. Затем поехала к Миллардам. Первые десять миль она следовала по лондонской дороге, после чего свернула на ведущий к ферме проселок.
День выдался ясным, дул легкий ветерок, а небо было ослепительно синим. Софи вдруг поняла, что впервые с тех пор, как покинула шато де Жюно, оказалась предоставлена самой себе. О том, что мальчик, прежде постоянно сопровождал ее в странствиях, она нисколько не жалела. Она успела полюбить Антуана, как будто он и впрямь был сыном ее родной сестры. Мальчик унаследовал не только красоту своей матери, но и присущее де Жюно честолюбие, постоянно заставлявшее его быть первым, получать лучшие оценки, и быть победителем в любых соревнованиях.
Когда она проезжала через деревню, приближаясь к цели своего путешествия, толпа селян засмотрелась на девушку в новом сверкающем кабриолете, но из этой группы она признала лишь одного мужчину, жившего на ферме рядом с Миллардами.
– Добрый день! – крикнул он ей. – Итак, маленькая француженка решила вернуться?!
Она подъехала к месту, где он стоял.
– Надеюсь, и вы, и ваше семейство, мистер Бромли, в добром здравии?
– Куда уж лучше… А как ваш мальчонка?!
– Растет как на дрожжах, да и в школе отличник.
Внезапно ее осенило.
– Вы назвали меня француженкой? Здесь так принято меня называть?
– Ну, либо так, либо фонтановой девкой.
Такое произношение фамилии маркиза вряд ли признал бы какой-либо француз. Софи улыбнулась.
– Я уж и не чаял вас встретить вновь.
– Да, уж десять месяцев прошло с тех пор, как я отсюда уехала.
– Думаю, вы собираетесь нанести визит несчастной миссис Миллард, – он скорбно покачал головой. – Такое несчастье!
Софи почувствовала, как в жилах стынет кровь.
– Что случилось?
– А вы не знали? Примерно неделю назад, она поскользнулась в коровнике и разбила себе голову о каменную приступку. С тех пор ей, бедняжке, совсем худо.
Софи, поспешно попрощавшись, устремилась из деревни в направлении фермы. Известие о том, что эта сильная, работящая женщина так покалечилась, совершенно испортило ей настроение. Как же теперь управляются мистер Миллард и его сыновья. Быть может, домашним хозяйством занимается жена одного из них. Подъезжая к ферме, Софи не заметила никого из мужчин. Судя по всему, они были в поле. Софи спешилась, но не успела она постучать в дверь, как та распахнулась настежь и ей на грудь бросилась, крепко ее обняв, Джози, заметившая подъезжающий кабриолет из окна.
– Ты вернулась! – Девочка гладила Софи по волосам.
– О-го-го! Да ты так вымахала, Джози, детка!
– А где Антуан? Почему он не с тобой?!
– Сейчас он учится в школе… А ты почему дома сидишь?
– Учительница вышла замуж и уехала в город, а замены нам еще не прислали. Проходи в дом. – Девчонка рванула в прихожую, восклицая на ходу. – Тетушка Ханна! Это мисс Софи!
Появившаяся вскоре женщина вытирала о передник руки. Внешне она напоминала миссис Миллард и тоже была рыжей.
С кухни пахло вареной бараниной, и Софи в мельчайших подробностях припомнила ночь, когда ее вносили в этот дом.
– Так это вы и есть та француженка! – воскликнула женщина. – Мэгги мне все про вас пару месяцев назад рассказала. Я ее сестра Ханна Харвуд. Проходите, как хорошо, что вы решили ее навестить!
– Мне рассказали о случившемся, когда я проезжала по деревне, – сказала Софи, проходя в столь знакомые ей комнаты.
Миссис Харвуд провела ее в прохладную малообжитую гостиную, однако Софи, улыбнувшись, остановилась на пороге.
– Под этой крышей я чувствовала себя как дома, а поэтому больше привыкла к кухне.
– Ну, так мы туда и пойдем, но только после того как вы повидаетесь с Мэгги. Не знаю, надолго ли вы, но в любом случае вы должны с нами отобедать. Мэгги ни за что вас так просто не отпустит.
– Я привезла вашей сестре гостинец – немного шоколадных конфет.
Миссис Харвуд взяла у нее коробку.
– Большое спасибо. Чтобы она их попробовала, попытаюсь растолочь ей сегодня одну в горячем молоке.
Затем Софи вручила и привезенный ею в подарок перламутровый браслет для Джози, Девчонка была вне себя от восторга.
– У меня с роду не было такой милой вещицы.
– Перламутр для браслетов собирают поблизости от того места, где я сейчас живу.
Миссис Харвуд слегка подтолкнула племянницу:
– Побегай пока на улице, детка, а я отведу мисс Софи проведать твою маму.
Как только девочка хлопнула дверью, Софи спросила у миссис Харвуд:
– Как вы считаете, как скоро выздоровеет ваша сестра?
– Доктора говорят, что мы должны набраться терпения и не в коем случае ее не тревожить. А поэтому я не могу вас с ней оставить больше чем на минуту. Предупреждаю, вид у нее неважный.
То, что увидела Софи, оказалось пострашнее всех ожиданий. От миссис Миллард остались кожа да кости. Она была бела, как подушка, на которой покоилась ее голова, и глаз не открывала.
Сестра с ней заговорила первой.
– Мэгги, мисс Софи приехала повидаться с тобою.
Глаза миссис Миллард открылись.
– Как хорошо, – еле слышно прошептала она. – Такая хорошенькая девушка…
Софи присела на край кровати, взяла в свои ладони безжизненно лежавшую на одеяле руку женщины.
– Очень жаль, что я застаю вас в болезни, миссис Миллард, но надеюсь, что очень скоро вы выздоровеете. Тогда я привезу к вам погостить Антуана.
– Да, конечно же, – глаза больной закрылись.
Софи поцеловала ее в лоб, тихонько вышла вместе с миссис Харвуд из комнаты.
На кухне, где она провела столько времени, когда сама была больна, ее представили застенчивой девушке по имени Сэжлли, вышедшей замуж, за старшего сына Миллардов и сейчас беременной.
– А как же брат твоего мужа, – спросила ее француженка. – Он еще ни с кем не помолвлен?
– Уже помолвлен, мисс. А потому больше здесь не живет. Его будущий тесть – мясник. Сейчас он помогает ему в мясной лавке. Моего мужа вы сегодня тоже не увидите, потому как он уехал на ярмарку и вернется затемно.
– Ну, конечно, если мисс Софи не пожелает у нас переночевать, – гостеприимно предложила миссис Харвуд.
– Нет, мне надо вернуться к Антуану, но все равно, спасибо вам.
Возвратившийся с поля мистер Миллард был рад увидеть Софи. Поскольку Софи более не представляла угрозы семейному миру, мадемуазель Делькур рассказала о своей брайтонской работе и затеянном ею новом предприятии. Перед отъездом ей все же удалось переговорить с мистером Милларом наедине и объяснить истинную причину своего приезда.
– Вам жена рассказывала, как именно выглядел тот француз? Был высоким или наоборот небольшого роста? Волосы у него были темные или светлые?
Миллард как следует призадумался.
– На нем был белый парик и отличали его чудные манеры. Моя жена не большая мастерица описывать, но ей не понравилось, как он перед нею расшаркивался да раскланивался. Иностранец как иностранец, а зачем вам это?
– Подозреваю, что он может принести много вреда мне и Антуану, если пути наши когда-нибудь пересекутся.
– Не велик шанс вам его встретить. Мэгги он не понравился, а поэтому она не сказала ему ни вашего имени, ни Антуана, когда он спросил насчет девушки и мальчишки, которые были со старым джентльменом, когда на них напали разбойники. В конце концов, этот француз утверждал, что он родня усопшему, а не вам и вашему племяннику. А потому Мэгги и сказала, что насколько ей известно, вы уехали в Лондон. Добавляю от себя, что наш младшенький Джон как раз в тот момент был дома, и жене не хотелось, чтобы он узнал ваш настоящий адрес.
Софи вздохнула с облегчением.
– Ну, тогда француза и впрямь отправили ловить ветер в поле.
Фермер положил на плечо Софи свою натруженную руку.
– Берегись сама и смотри за мальчиком. Как сказала мне Мэгги после того, как отослала этого иностранца, у тебя и так было много несчастий: бегство с Родины, потом это нападение разбойников. Ей не хотелось, чтобы еще кто-то осложнил тебе жизнь.
– Вы и миссис Миллард так много для меня сделали, – сказала Софи. – Когда-нибудь настанет день, когда я смогу рассказать вам всю правду. Джо может добавить что-нибудь к тому, что рассказала об этом французе ваша супруга?
– Он только видел спину этого парня перед тем, как Мэгги захлопнула за ним дверь. Когда будешь возвращаться через деревню, поговори с хозяином харчевни «Старый Дуб». Именно у него этот иностранец узнал, где именно напали на старого француза разбойники. И именно благодаря ему, он нашел сюда дорогу.
Добравшись до харчевни, Софи поступила так, как велел ей Миллард. Хозяин с удовольствием поведал ей все подробности.
– Иноземец появился здесь в базарный день, когда мы с ног сбились, обслуживая посетителей в пивной, и никто, само собой, не обратил на него внимания. Все, что я о нем запомнил, так это то, что он был высокого роста и в парике, а может, у него просто были напудрены волосы. Думаю, что я ни за что бы его не вспомнил, ели бы потом не было всего этого шума из-за оскверненного кладбища.
По дороге домой Софи подумала, что пока ее врагу удалось мало чего добиться. Во всяком случае, о ней он не располагал никакой информацией. Упоминание в объявлении о том, что она, вероятно, служанка, явно происходило из допроса обитателей шато. Тот факт, что в шато, кроме графа и графини, никаких аристократов обнаружено не было, а маркиза и мальчика не нашли, указывал, что их побегу содействовал кто-то из прислуги. Затем некто сделал весьма проницательное предположение, что все трое бежали в Англию. Софи пришло в голову, что ее враг, судя по всему, предположил, что маркизу и Антуану помогла бежать кормилица. Судя по тому, что ей рассказал хозяин харчевни, злодей был уверен, что все трое на ферме, а потому ни на секунду не стал задерживаться в деревне. После того, как он вышел из себя на кладбище, ему ничего не оставалось, кроме как скрыться. Но каким образом он узнал, что она и ее спутник находятся на ферме, оставалось тайной. Каким-то образом он прослышал о нападении на них разбойников.
Софи была уверена, что если бы миссис Миллард была способна говорить, она бы вспомнила немало подробностей о внешнем виде француза. Теперь Софи не знала, когда же ей еще раз придется посетить эту ферму.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сахарный павильон - Лейкер Розалинда



Понравилась
Сахарный павильон - Лейкер РозалиндаНаталья
2.02.2014, 20.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100