Читать онлайн Звезда гарема, автора - Лей Тамара, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звезда гарема - Лей Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звезда гарема - Лей Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звезда гарема - Лей Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лей Тамара

Звезда гарема

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Александра поклялась не посещать больше турнира. Она не хотела видеть кровопролития, однако в последний день состязания ее потянуло на ристалище. Зрелище девушку не привлекало, просто это был последний шанс увидеть Люсьена до того, как он вернется, в Фальстафф.
Отец запретил ей присутствовать на турнире, поэтому она надела неприметное, скромное платье, головной убор, полностью скрывавший волосы, и пошла, склонив голову, к трибунам. Дойдя до шатра; дочь Катарины нашла себе пристанище в укромном местечке в самом дальнем углу шатра, где обычно сидели мелкопоместные дворяне и простолюдины.
Поединок сменялся поединком, иногда происходили пешие бои, но не столь яростные и ожесточенные, как между Джеймсом и Люсьеном. Александра даже немного увлеклась турниром, хотя они по-прежнему казались ей примитивным способом доказательства мужества и доблести англичан.
Участие в соревнованиях Винцента де Готье повергло в недоумение большинство зрителей. Изумленная девушка услышала, как маршал-распорядитель объявлял победителей. Брат Люсьена принял участие в четырех поединках и выиграл в трех, проиграв только один – дяде Мелиссы, Кейту.
Вечерами Александра слушала рассказы о непобедимом Люсьене. В них перемешивались восторг и зависть. Он одерживал одну победу за другой, приближая желанную цель. Ничего не зная о достижениях его братьев, Эрве и Винцента, она решила, что их здесь нет.
Теперь же, горя желанием узнать, как борются младшие де Готье по сравнению со старшим братом, девушка с интересом наблюдала, как Вин-цент готовится к бою. Прозвучал призыв «К бою!», и оба противника ринулись друг на друга с противоположных концов ристалища.
Раздался хруст и звон металла и, сломав копья, Винцент и его противник разъехались, чтобы встретиться вновь. На этот раз де Готье оказался подготовленное – его противник не удержался в седле и, распластавшись, упал на землю. Раздались громкие аплодисменты зрителей.
– Честная игра, – кричали они.
Торжествующий Винцент поднял копье и помахал им из стороны в сторону. Боковым зрением Александра уловила какое-то движение в шатре, где находились ее родственники. Стоящая рядом с матерью Мелисса визжала от восторга и хлопала в ладоши. Агнесса не преминула поддержать дочь.
«Итак, – подумала дочь Катарины, – сестра не совсем безразлична к Винценту. Очевидно, он возвысил себя в ее глазах, выказав такое мастерство в поединках».
Через два боя выступил Эрве, тоже показавший себя искусным рыцарем. Его противник был выбит из седла после первого же столкновения, за что позже должен был внести большой выкуп.
«Интересно, хватит ли теперь денег у де Готье, чтобы выкупить свои земли?» – подумала девушка.
Маршал-распорядитель прервал ее меркантильные рассуждения, объявив перерыв. Ему удалось разжечь любопытство зрителей обещанием двух боев, в которых будет сражаться Люсьен.
Изголодавшиеся зрители бросились к лоткам торговцев мясными пирогами и сладостями. Александра же не поддалась настроению тоЯпы и осталась на трибуне, вглядываясь в палатки рыцарей, раскинувшиеся неподалеку. Где-то среди них было убежище Люсьена.
Сопротивляясь искушению пойти к нему, она резко отвернулась и наткнулась на чью-то мускулистую грудь. Сдавленный смешок вырвался из груди, и мгновение спустя Александра откинула вуаль, закрывавшую голову и часть лица.
– Я так и думал, что это ты, – произнес сэр Кейт, улыбаясь.
Испугавшись, что ее еще кто-нибудь узнает, девушка стала торопливо поправлять головной убор, но он остановил ее.
– Ты похожа на Катарину, – проговорил Кейт, притронувшись к ее непокрытым волосам. – Внешность, характер. Она живет в тебе.
– Пожалуйста, сэр Кейт, – взмолилась она, – если меня увидят, отец прикажет мне вернуться домой.
Вздохнув, дядя Мелиссы опустил руку.
– А нам этого вовсе не хочется, да? Девушка набросила вуаль и только тогда взглянула на него.
– Нет, сегодня последний день, и я намерена досмотреть соревнования.
– Ну тогда ты увидишь и мой поединок, – улыбаясь, сказал Кейт.
– Я думала, что вы больше не будете выступать. Вчера вы сказали...
– Да, но я не могу удержаться от еще одной попытки, – перебил ее дядя Мелиссы. – Но скажи, окажешь ли ты мне честь, маленькая кузина?
Его просьба была настолько неожиданной, что Александра даже отступила назад.
– Неужели? Знак признательности? От меня? Брат Агнессы рассмеялся.
– Тебе не нужно говорить, дочь Катарины, что я слишком стар для тебя. Это я и без тебя знаю. Ты сделаешь это в честь и ради доброй памяти Катарины.
Александра, совершенно не задумываясь о последствиях, спросила:
– Сэр Кейт, вы любили мою мать?
Он был явно поражен ее вопросом, но очень скоро пришел в себя.
– Нет, дорогая моя. Катарина была мне как сестра, и я любил ее только как родственницу, не больше.
Девушка вспыхнула.
– Прошу прощения, с моей стороны было очень неприлично и грубо спрашивать об этом.
Склонив голову, она сняла с руки одну из вышитых алых перчаток, подаренных ей Мелиссой.
– От моей мамы, – произнесла Александра, вручая ему вещицу. В то же мгновение она пожалела, что не подарила что-нибудь другое, – несмотря на солнечный день все еще было довольно прохладно.
Мужчина сунул перчатку за пояс.
– Я восславлю ее, – проговорил он, а затем улыбнулся. – Теперь, пожалуй, пойду промочу глотку, уже время. Все давно пьют пиво, а я еще не сделал сегодня ни глотка.
Дочь Катарины долго смотрела ему вслед, затем бросила взгляд на шатры. Может быть... Она уже совсем собралась идти, потом нерешительно остановилась.
Если ей удастся разыскать палатку Люсьена, хорошо ли он ее примет? И хотя девушка знала заранее, что приятного свидания не получится, все же она поддалась мгновенному порыву и отправилась на поиски.
Пробираясь сквозь толпу зрителей, жующих вкусные румяные пироги среди шатров, в которых рыцари готовились к бою, Александра очень быстро нашла палатки де Готье, расписанные ярко-красными полосами. Перед большим центральным шатром стоял оруженосец Люсьена, начищавший доспехи. А где же он сам?
Девушка долго раздумывала, уйти ли ей несолоно хлебавши или войти внутрь. В конечном итоге она, набравшись храбрости, пошла вперед. Оруженосец, поглощенный доспехами, даже не поднял головы. Ей удалось пройти незамеченной.
Протянув руку к полосе ткани, закрывающей вход, Александра прислушалась к звукам внутри шатра. Тишина. Может быть, Люсьен присоединился к остальным и пирует вместе со всеми? Девушка откинула полог и шагнула внутрь. Люсьен сидел на стуле, и она сразу увидела его обнаженную исполосованную спину. Он сидел молча, опустив голову, а Эрве протирал его раны тряпкой, смоченной чем-то едким.
Пересилив себя и уже не задумываясь о том, чем в нее может швырнуть старший де Готье, Александра шагнула через порог. На нее удивленно уставился Эрве. Девушка немного помедлила, затем подняла вуаль.
Младший брат нахмурился, но ничем другим не выдал ее присутствия. Не отрывая от Александры взгляда, юноша окунул тряпку в травяную настойку и приложил ее к вспухшей ране на плече брата.
На полу шатра лежал толстый ковер, заглушавший шаги, поэтому Александре удалось совсем близко подойти к Люсьену и протянуть не одетую в перчатку руку.
Эрве скептически наблюдал за ее действиями, но все-таки взял тряпку и отошел с ней к Александре. Трясущимися руками девушка приняла ее, окунула в раствор и осторожно приложила к ране. Вытянув шею, он заглянула Люсьену через плечо – его глаза были закрыты. Он спит или просто отдыхает?
Александра осторожно обошла де Готье и остановилась прямо перед ним. Она прекрасно знала, что у него много ран, но все же оказалась явно не готовой к тому, что увидела.
Несколько дней состязаний оставили многочисленные синяки, порезы на руках, груди и животе. Ни один из них не был опасен для жизни, но все были на вид достаточно устрашающими. Но все же Люсьен продолжал упрямо принимать вызовы и получать удары. И все это во имя земель де Готье и ради их спасения.
Будь он проклят, будьте прокляты вы, драгоценные владения, будьте прокляты все де Готье и все Байярды!
От гнева Александра ощутила, как ее бросило в жар. И только тогда она взглянула на Люсьена – он открыл глаза и наблюдал за ней.
Слишком разъяренная для того, чтобы удивляться, девушка швырнула тряпку на пол и подбоченилась.
– Делаешь все, что угодно, лишь бы не жениться на Байярд? – горько спросила она.
Мужчина повел плечами, расслабляя сведенные напряжением мышцы.
– Не могу придумать более достойной причины. А ты? – Взяв рубашку, он надел ее на себя.
Александра долго смотрела на него, стараясь сдержать слезы.
– Когда-то могла, а сейчас нет. – Гордо выпрямившись, она прошла мимо него, пытаясь уйти как можно дальше от этого бессердечного мужчины.
Он позволил ей пройти. Но когда Эрве позвал его, он обернулся и увидел, что брат, загородив дорогу, не выпускает девушку. Потом он признается себе, что ее гордая несломленная фигурка опять бросила вызов его тщательно хранимым от посторонних чувствам. Еще один поединок, и у него соберется сумма, достаточная для того, чтобы заплатить за землю. Ведь рыцарские турниры – это не только победа оружия, но и возможность заработать так необходимые сейчас, после проигрыша Винцента, деньги. Все рыцари в Англии делают то же самое, и только тогда он сможет все объяснить Александре. Черт возьми, как же он устал!
– Останься, Александра, – услышал он собственный голос. – Останься и поговори со мной, пока Эрве будет надевать на меня доспехи.
Глубоко вздохнув, девушка высоко подняла плечи. Обернувшись, она презрительно произнесла:
– Совершенно ясно, где находится твое сердце, Люсьен де Готье. И мне не надо ни единого его кусочка.
– Ты так думаешь? Действительно, ни единого кусочка? – У де Готье и в мыслях не было дразнить ее, но слова сами собой пришли на ум. – А как же любовь, о которой ты столько говоришь?
– Я очень люблю тебя, – отреагировала она, – хотя мне очень стыдно, что я признаюсь тебе в этом.
Люсьен поднялся.
– Оставь нас, Эрве.
Нерешительно потоптавшись, брат исчез.
Наконец они остались одни. Как долго они не были наедине, слишком долго. Сжав руки перед грудью, девушка смотрела на де Готье. Он решительно направился к ней, и лицо его оставалось бесстрастным, хотя она знала, что раны его болели.
Мужчина остановился на расстоянии вытянутой руки.
– Ты потеряла перчатку, – сказал он, указывая взглядом на ее обнаженную руку.
Александра взглянула на перчатку на другой руке.
– Да.
– Может, она была отдана какому-нибудь рыцарю в знак признательности?
– Может быть.
Он удивленно поднял брови.
– Опять сэру Рексолту?
– Нет, другому. Люсьен шагнул к ней.
– А как же знак внимания ко мне? – откидывая рыжие локоны с ее лица, сказал Люсьен. —Что ты преподнесешь мне на память перед последним сражением?
Напоминая себе, что все еще сердится на него, Александра боролась с искушением поцеловать его ладонь.
– Что ты хочешь получить от меня? – как можно небрежнее спросила дочь Катарины. – Мой пояс? Чулки? А что ты скажешь по поводу оставшейся перчатки?
Де Готье довольно долго смотрел ей в глаза, потом перевел взгляд на брошь, прикрепленную к ее плащу. Дотронулся до броши, затем пальцы его скользнули по нежной шее девушки, заставив замереть ее сердце. Секундой позже плащ упал на пол.
– Мне нужна только память, – сказал Люсьен, глядя на нее горящим страстью и нежностью взглядом.
Девушка понимала, что должна оттолкнуть его так же, как он когда-то оттолкнул ее, но была не в силах пошевелиться, даже когда его пальцы стали расстегивать пуговицы на ее платье. «Разозлись! – приказывала себе дочь Байярда. – Он растоптал твою гордость, не позволяй ему делать с собой все, что ему захочется».
Его грубая шершавая ладонь накрыла ее грудь, заставив Александру вздрогнуть и прижаться к нему. Ее гнев исчез.
– Ты... не надо... – слабо запротестовала она. Большим пальцем мужчина нежно провел по затвердевшему соску.
– Кому ты принадлежишь, Александра? – задал он вопрос, низко склоняя голову. Его губы находились в нескольких дюймах от ее рта.
«Ему, только ему и никому другому».
– Я... – девушка судорожно вздохнула. – Люсьен, не участвуй больше в поединках. – Подняв руку, дочь Байярда дотронулась до покрытого синяками лица де Готье. – Возьми меня в жены, и земли будут твоими.
Мужчина нежно провел губами по ее рту.
– Не могу, – пробормотал Люсьен и затем снова задал свой вопрос: – Кому, Александра?
Заглянув ему в глаза, она поняла, что нужно говорить только правду.
– Тебе, – прошептала она. – Я принадлежу тебе, Люсьен де Готье.
Ее любимый улыбнулся.
– Хорошо, а теперь подари мне знак признательности.
Прижимая податливое тело Александры к обнаженной груди, Люсьен раздвинул языком ее губы и начал ласкать ей рот.
Девушка мгновенно забыла о событиях последних нескольких недель, застонав от разгоревшегося в ней желания. Руки ее сомкнулись у Люсьена на шее. Это было то, чего она так давно хотела, – начало великого обладания, огромной страсти, в которой ей когда-то было отказано. Может, сегодня ей суждено узнать?
Лаская одной рукой ее грудь, а другой нежно гладя по спине и ягодицам, Люсьен погрузил язык глубже. Языки влюбленных слились в бешеном танце любви.
Тело Александры пронизала дрожь, и она затрепетала от счастья, почувствовав затвердевшее доказательство его желания, упершееся ей в живот. Его рука, скользнув под платье, дотронулась до обнаженной внутренней поверхности бедер. От нахлынувших ощущений девушка глубоко вздохнула и запрокинула голову. Рука Люсьена поднялась выше, мягко касаясь влажной расщелины.
– Пожалуйста, Люсьен, – умоляла Александра странным, надтреснутым голосом, показавшимся ей чужим. – Сейчас.
Люсьен мгновенно отреагировал, убрал руку и переложил ее на бедро. Не выдержав, он застонал от досады.
– Нет, еще нет. Еще не время и тем более сейчас. Мне надо надевать доспехи и готовиться к поединку.
Понадобились долгие секунды, прежде чем смысл сказанного дошел до Александры. А когда это, наконец, произошло, девушка крепко зажмурила глаза, потом открыла их, втайне надеясь, что ее страстное желание сбудется. Но ничего не произошло.
– Прошу тебя, пожалуйста, не надо сражений... Прямой, немигающий взгляд Люсьена сказал ей, что спорить бесполезно. Отвергнутая Александра замолчала. Мужчина заботливо одернул ей юбки, убрал руку с груди и прикоснулся пальцем к ее вспухшим губам.
– Ты уверена, что испытываешь любовь ко мне?
Дочь Байярда кивнула, но убедить де Готье было не так-то легко.
– Посмотри на меня, – приказал он, – я не красавец, весь в шрамах, не говоря уже об этом, – он дотронулся до полумесяца, навечно запечатленного на лице. – Да и раньше меня вряд ли можно было назвать красивым, не то что Винцента или Эрве;
Дерзко протянув руку, Александра дотронулась до шрама, заканчивающегося у внешнего угла глаза.
– Да, это правда, что ты некрасив, – согласилась дочь Байярда, глядя ему прямо в глаза. – Не сравнить с Винцентом или Рашидом. Но здесь, – она приложила руку к груди, где тяжело ухало и колотилось сердце, – здесь ты самый красивый, Люсьен, или будешь таким, если себе позволишь. Ты человек, которого я люблю.
«Может, она действительно другая, – подумал мужчина. – Не похожая на тех двух, с которыми я был помолвлен?»
С момента ее прибытия в Корберри он внимательно наблюдал за дочерью Байярда, но ни разу не заметил, чтобы она смотрела на его брата коровьими влажными глазами, как другие женщины. В самый первый день турнира Люсьен видел, с какой неохотой Александра, стоявшая у стола со знаменами и шлемами, разговаривала с Винцентом. А когда он отошел, она ухитрилась что-то сделать у стола, чего он не понял, да и остальные тоже.
И только гораздо позже, да и то случайно, де Готье, понял, что она сделала. Приняв шлем из рук оруженосца, он увидел начертанный на отполированной поверхности крест. Александра благословила его.
В нем сейчас постепенно возрождалась, ширилась и росла вера в женщин. А потом эта чертовка вдруг оказала внимание сэру Рексолту.
От огорчения де Готье чуть не рехнулся. Память об этом горьком чувстве, а вовсе не стремление во что бы то ни стало получить назад свои земли, заставила его сражаться в тот день и вновь бороться все это время. Тягостное воспоминание давало ему силы побеждать каждого очередного противника и принимать новые вызовы, даже когда от усталости вес его доспехов грозил пригвоздить его к земле.
– Мы поговорим об этом позже, – отходя от Александры проговорил он.
Девушка горячо молилась, чтобы ее собеседник произнес слова любви, открыл ей свое сердце, как это сделала она, но тот не внял ее молчаливым увещеваниям. Люсьен или слишком горд, чтобы их сказать, или в нем горит лишь желание плоти, а не стремление души.
Смесь гнева, огорчения и страха за его жизнь, опасения, что он может получить серьезное ранение или вовсе погибнуть в схватке, заставили Александру сказать:
– Если бы ты по-настоящему любил меня, ты бы никогда так не поступил. Ты бы сложил оружие и отверг вызов.
Его взгляд стал жестким.
– Это что, ультиматум?
Ультиматум? Она никогда не думала, что ее просьбу можно выразить таким словом, но если есть возможность предотвратить этот бой, почему бы не воспользоваться военным термином?
– Да, ультиматум.
Сжав кулаки, Люсьен отступил на шаг.
– Тогда ты проиграла.
Не желая, чтобы он видел ее слезы, девушка отвернулась и подняла лежавший на ковре плащ, склонив голову на грудь, она набросила его на плечи и трясущимися руками попыталась застегнуть брошь.
Полог приподнялся.
– Прошу прощения, – произнес Эрве, переводя взгляд с Александры на Люсьена. – Но мне кажется, что сюда идет епископ.
Дочь Байярда расширившимися от ужаса глазами уставилась на старшего де Готье. История повторялась, все возвращалось на круги своя – ей вспомнилась ночь ее визита в комнату евнухов. Александре прекрасно было известно, что ждало женщину, застигнутую в жилище мужчины. Но это было в Алжире. А какова цена этого в Англии?
– Кто-то следит за тобой, – сухо сказал Люсьен, затем посмотрел на брата. – Задержи его, если сможешь.
Округлив глаза, Эрве выскочил из шатра.
Де Готье быстро застегнул на девушке брошь, затем схватил растерявшуюся Александру за руку и оттащил в сторону.
«Неужели он хочет спрятать меня внутри?» – промелькнула мысль у Александры. Здесь нет другого выхода, кроме того, через который она вошла. Несколько мгновений спустя девушка получила ответ на свой вопрос, когда де Готье вытащил кинжал. Вонзив его в парусину, он прорезал узкую щель на расстоянии полуметра от земли. Затем, убедившись, что поблизости никого нет, он подвел Александру ближе.
– Иди, – приказал Люсьен. – Нас не должны снова застать вместе.
Дочь Байярда наклонилась, чтобы нырнуть в щель, но что-то заставило ее обернуться. Это оказался взгляд его глаз, полный нежности и желания.
– Люсьен...
– Александра, на этот раз накажут не меня, – проворчал мужчина, слегка подталкивая ее. – А теперь иди.
Это правда, его не изобьют как скотину. Скорее гнев епископа падет на нее и Александра, если честно признаться, вполне его заслуживает.
– Ты только скажи мне – ты меня любишь?
Покачивая головой, де Готье прислушивался к голосам, раздававшимся снаружи.
– Любовь – это детские чувства, – фыркнул он, затем взглянул на девушку. – Мы не дети, Александра.
«Что-то умерло в ее глазах, или мне показалось?» – подумал Люсьен, чувствовавший себя в эту минуту ничтожнейшим из подлецов. «Позже», – убеждал себя Люсьен. Сейчас было не время на эмоции, с которыми он боролся с первой встречи с ней.
– Прощай, Люсьен, – проговорила Александра. Подбородок у нее дрожал, слезы навернулись на глаза, но дочь Байярда справилась с собой и, нырнув в щель, исчезла.
Люсьен не терял времени даром. Быстро придвинув к прорези стул, он опустился на него и как раз вовремя – в палатку вошел епископ Арми.
– А, ты один... – изумленно проговорил тот.
– А кого вы ожидали увидеть?
– Я думал, что ты развлекаешься в обществе женщины. – Его проницательный взгляд скользил по углам палатки. Когда священнослужитель стал неторопливо вышагивать по ней, подозрения Люсьена, что за Александрой следили, окончательно укрепились.
– Я говорю о гулящей женщине, как ты понял, – поспешил добавить священник, проводя кончиками пальцев по пыльному сундуку с вещами.
– Ну тогда вы совсем меня не знаете.
– Да, похоже, что я ошибался. – Подойдя к Люсьену, епископ Арми поморщился, увидев его избитое тела.
– Ты предоставишь нам возможность поразвлечься этим утром?
Де Готье устоял против соблазна сейчас же продемонстрировать свою доблесть, сжал кулаки и положил их на колени.
– Представление будет достойно вас, епископ Арми.
– С нетерпением жду его. – Крепко сжав губы, священник выскользнул из палатки, и только шелковая сутана яростно развевалась на нем.
Что-то явно не так, это Люсьен уже знал наверняка. Что-то может навредить Александре, если она не будет осторожной. Размышляя, что это может быть, каковы ставки в игре и кто игроки, Люсьен встал и направился к маленькой шкатулке, которую раньше швырнул на сундук. Подняв крышку, де Готье вытащил браслет с колокольчиками, к которому была прикреплена цепочка. Он надел ее на шею, прижал браслет к груди и улыбнулся.
Александра потеряла его ночью, и с тех пор Люсьен носил его под доспехами. Гул толпы и звон металла делали неслышным его нежное звучание. Вещица любимой девушки принесла ему уже великую удачу и через час вернет принадлежащие де Готье земли.
– Ты принадлежишь мне, Александра, – вслух произнес де Готье, затем подошел к выходу и позвал оруженосца.
Люсьен только сейчас понял, как ему все это надоело. Он повернул лошадь и подъехал, чтобы взглянуть на побежденного соперника.
Человек неподвижно лежал на песке. Доспехи, прикрывавшие левую руку и плечо, были отброшены в противоположный конец ристалища. Де Готье поднял забрало и вместе со зрителями ждал, пока оруженосец поверженного противника не подбежит к господину. Упав на колени, юноша поднял забрало рыцаря и взглянул в его лицо.
Напряженная тишина не предвещала ничего хорошего.
– Неужели рыцарь сломал себе шею? – вслух подумал Люсьен, и чувство вины и отвращения охватили его. Хотя это и честный бой и многие будут рассматривать поединок как подтверждение высокого мастерства де Готье, но ему хотелось сейчас бросить небесам упрек в несправедливости.
Разглядывая зрителей, он заметил закутанную фигуру Александры. Несмотря на то, что верхняя часть лице девушки скрывала вуаль, мужчина знал, что она наблюдает за ним, и представлял, каким огнем отвращения и презрения горят ее глаза.
Конечно, дочь Байярда права. Каковы бы ни были его цели, он зверь и подобно зверю берет жизнь другого. Так же, как и он, поступали многие другие, служа своему королю. Если сейчас в родных изумрудных глазах сверкнет ненависть, а не любовь, он не обидится, зная, что вполне заслуживает этого.
«Никогда больше», – поклялся Люсьен, швыряя остатки разломанного копья на землю. Он восстановил свое доброе имя и имя своей семьи, и они с братьями собрали достаточно денег, чтобы заплатить Байярдам. Больше уже никому и ничего не удастся приобрести.
Тишину нарушил громкий стон, и зрители с облегчением вздохнули. У Люсьена сразу полегчало на сердце, он взглянул на соперника и увидел, что тот шевелится. На помощь пришедшему в чувство рыцарю поспешили трое слуг, и некоторое время спустя человек, осыпая Люсьена и всех присутствующих ругательствами, был унесен с ристалища на щите.
В ту же секунду последний из бросивших вызов удачливому бойцу был приглашен на поле. Маршал объявил имя нового рыцаря, и сэр Кейт Креннан занял то место, где только что находился поверженный рыцарь. Красная вышитая перчатка, знак внимания известной дамы, выглядывала из-под наплечника.
Его соперник был настороже. Кроме того, Люсьен почувствовал укол ревности, увидев женскую перчатку па одежде сэра Кейта. «Интересно, какие мысли руководили Александрой, когда она отдала ее человеку, с которым ее связывают родственные отношения? К тому же он намного старше ее. Скорее всего, это крик души, такое странное признание любви к мужчине, к любому другому мужчине, лишь бы не ко мне».
– Займите позицию, сэр Люсьен, – сказал маршал-распорядитель.
Тот взглянул на него через плечо.
– Нет, с меня хватит. – Тронув шпорами бока лошади, он направился к центральной трибуне, где сидел лорд Байярд.
– Лорд Байярд, – обратился к нему победитель, – как мы и договорились, меняю земли де Готье за золото. Этим вечером, если будут составлены все бумаги, мы заключим сделку и привезем деньги.
Джеймс поднялся.
– Мое предложение остается в силе, Люсьен. Если ты возьмешь мою дочь в жены, я верну тебе земли, а то, что ты заработал на турнире, останется в твоем распоряжении.
– Ты ошибаешься, надеясь, что невеста из рода Байярдов поможет сохранить мир между нашими семьями.
Ноздри лорда стали раздуваться.
– Дыомор Пасс? – догадался он.
Люсьен неожиданно рассмеялся горьким хриплым смехом. Не раз после возвращения думал он об этом местечке, являвшемся причиной такого длительного кровопролития. Размышляя об этом сейчас, он понимал, что было бы просто смешно, если бы не было так печально, что пролито столько крови, проведено столько битв из-за клочка земли величиной в пятьдесят акров.
– Возьмите его себе, – наконец проговорил де Готье, повернул коня и направил его галопом прочь с ристалища.
Зрители удивленно смотрели на сэра Кейта, терпеливо ждавшего начала поединка. По трибунам пронесся глухой ропот, но тут же прекратился, когда рыцарь снял свой шлем. «Похоже, лев из Фальстаффа проиграл мне», – сэр Кейт криво улыбнулся, вложил меч в ножны и, пустив лошадь иноходью, важно удалился.
Зрители возмущенно шептались – их обманули в лучших надеждах. Сэр Кейт считался одним из наиболее опытных бойцов, по крайней мере, лучшим из всех, бросивших вызов де Готье.
Как только Креннан покинул ристалище, устроители объявили о закрытии турнира.
Он был великолепен и убеждал себя в этом снова и снова, пока ставил лошадь в конюшню. Но гнев все еще душил его, все, на что он бросал изгляд, окрашивалось в красный цвет.
Рыцарь даже не заметил прихода оруженосца.
– Я позабочусь о нем, сэр Кейт, – предложил помощь юноша, протягивая руку к поводьям.
У Креннаиа очень чесались руки ударить оруженосца, но он сдержался.
– Нет, я сам все сделаю. Иди на пир.
– Но...
Мужчина резко остановился.
– Оставь меня, – прогремел его голос, внезапно став совершенно неузнаваемым.
Юноша отпрыгнул от разъяренного хозяина.
– Да, милорд, – сказал оруженосец, повернулся и благоразумно исчез.
Сэр Кейт тут же пожалел о вспышке ярости, но быстро забыл о ней и направился к стойлу.
– Все хорошо, – бормотал он, – все хорошо. – Чтобы убедить себя в этом он улыбнулся и поднял руку, приветствуя приближающихся рыцарей.
Кивнув, те прошли в направлении ристалища.
Чувствуя, что улыбка может превратиться в злобную гримасу, которая выдаст его истинное состояние, Креннан приостановился.
– Я не злюсь, – вновь попытался он уверить себя. – Я разочарован. Да, именно так. – Так он мог бы переубедить себя, если бы разыскавшая его Агнесса не подлила масла в огонь.
– Ублюдок, – проговорила она, взяв брата под руку. – Интересно, что он думает, что мнит о себе?
И вновь Кейт почувствовал в себе сильное желание ударить, сбить сестру с ног, вывалять в грязи, но, как и прежде, он пересилил себя. Агнесса ни за что не должна догадаться о демонах, гнездившихся в его душе, чье редкое пробуждение приводит в хаос его жизнь и жизнь других людей, а потом мучает страшными воспоминаниями.
– Ты говоришь о де Готье? – поинтересовался Кейт, возвращаясь к событиям сегодняшнего дня.
– Конечно, кого же я еще могу назвать ублюдком?
– Можешь – мужа. Женщина рассмеялась.
– Только когда он не соглашается со мной. Войдя в конюшню, Креннан повел лошадь к дальнему стойлу. Он высвободил руку и начал чистить коня.
– Я добыл победу без борьбы. Что может быть лучше, да, животина?
– Что может быть лучше? – эхом повторила сестра. – Сбросить его с лошади, поставить его на колени.
Брат несколько мгновений смотрел на нее, затем стал снимать седло с крупа животного.
– Я доволен, – сказал он, зная, что лжет и мечтая о том, чтобы она поскорее убралась.
– Но он оскорбил тебя, Кейт, – воскликнула женщина, – а ты считаешь, что удовлетворен.
– Так оно и есть.
Лицо Агнессы побагровело.
– Да знаешь ли ты, что они будут говорить о тебе? – Когда брат не ответил, она продолжила. – Они скажут, что де Готье не стал сражаться не потому, что испугался твоего копья, а потому, что считает тебя недостойным противником.
Кейт зашел за лошадь, чтобы сестра не увидела, как исказилось его лицо от ярости, вызванной ее словами.
– Нет, я думаю, он сделал это из-за Александры.
– Александра! Плохо, конечно, что Люсьен вернулся домой, но еще хуже, что его приезд начисто лишил возможности Мелиссу выйти замуж за наследника де Готье.
– А какое отношение ко всему этому имеет девушка? Это же желание Люсьепа, а не ее.
– Ты ошибаешься. Он и Александра влюблены друг в друга. Знаешь ли ты, куда она направлялась после разговора с тобой этим утром во время перерыва в турнире?
Креннан даже не подозревал, что у него были свидетели, когда он сорвал вуаль с лица Александры, а затем попросил у нее знак внимания. Муж-чипа испытывал смутное беспокойство, нараставшее с каждой минутой.
– Нет, не знаю.
– Она пошла к нему, в его палатку. Если Люсьен и женится на Байярд, то только на ней, а не на бедной Мелиссе. – Качая головой, Агнесса, опустила глаза и рассматривала пол. – Что мне делать, Кейт? – простонала женщина.
Александра отдала ему перчатку, знак внимания, а сама пошла к другому. Стараясь не поддаваться демонам, Креннан подошел к сестре и положил руку ей на плечо.
– Для Мелиссы найдется более подходящая партия, чем Люсьеи де Готье, – сжав плечо Агнессы, проговорил он. – Будел лучше, если этот тип не женится на ней.
Агнесса отошла от брата.
– Ты думаешь, я это хотела услышать? – рявкнула она. – И от тебя, тот, кто несомненно упал бы к ногам де Готье, пожелай он сломать о тебя свое копье.
Уже уходя, Агнесса все же остановилась, схватившись за дверной косяк. Постояв немного, она обернулась.
– О Боже, прости меня, Кейт, – извинилась сестра, в глазах ее стояли слезы. – Приезд Александры плохо на меня подействовал.
– Могу себе представить, – с трудом выдавил из себя Креннан.
Женщина кивнула.
– Она привезла с собой дух Катарины, и я не знаю, как бороться с этим, но все равно буду. – Поверив в свои слова, которые будто придавали ей силы, она еще раз улыбнулась брату и оставила его сражаться с демонами, поселившимися в его душе.
Мужчина сдерживался до тех пор, пока женщина не скрылась из вида, затем взорвался. В его глазах опять все предметы начали заливаться красными тревожными отблесками. Он сорвал седло с крупа коня, швырнул его о стену, затем завыл от ярости. Лошадь испуганно шарахнулась от дикого, беснующегося хозяина, а он тем временем пинал стены, разбрасывал корзины, щетки, поводья, уздечки, все, что ни попадалось ему под руку. Когда уже ничего не осталось, он упал па пол и стал колотить в него кулаками.
Наконец приступ безудержной ярости закончился, и он, мокрый от пота и бессильный, остался лежать на полу.
– Надо что-то делать, – наконец проговорил он и начал подниматься. Его демоны должны отдохнуть.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Звезда гарема - Лей Тамара



Книгу читать можно
Звезда гарема - Лей ТамараМикишева Татьяна
19.04.2012, 11.16





Роман очень хороший, хорошо раскрыт характер героев, подробное описание быта и нравов гарема. Очень хорош главный герой, очень терпим. Очень чувственно описана сцена смерти матери, до слез. Я часто его перечитываю.
Звезда гарема - Лей ТамараИрина
21.03.2013, 11.49





Понравилось,советую почитать.
Звезда гарема - Лей ТамараВероника
16.01.2014, 8.53





Нормальный роман.Читать можно.
Звезда гарема - Лей ТамараНаталья 66
8.02.2014, 20.11





героям после этой истории будет скучно до конца жизни.
Звезда гарема - Лей ТамараЮля
19.02.2015, 2.58





Интересный роман, рекомендую 9/10
Звезда гарема - Лей Тамаратанюшка
9.03.2015, 23.10





Мне очень понравилось.роман чувтвенный но без пошлости.Приключения. Интересные г.герои. всего понемногу и гарем и рыцарские турниры. На протяжении всего романа была в состоянии предвкушения и некого легкого возбуждения. Советую прочитать. Единственное, что не очень согласна с названием. Причем здесь звезда гарема?
Звезда гарема - Лей Тамарамай
25.07.2015, 0.06





По сравнению С "Подарком", который я прочитала,посмотрев очень высокие рейтинги (прочитала просто суть,ибо читать невозможно,т.к. сюжет высосан из пальца,а вконце вообще ..развязка с самой что нинаесть дурацкой формулировкой),так вот звезда гарема - просто Звезда!!! Интересный сюжет,все довольно реалистично и не пошло.В конце мачеха немного бесит,но в целом очень хорошо написан!! 9 из 10
Звезда гарема - Лей ТамараТатьяна
4.01.2016, 3.53





Очень понравился роман,читала,не могла оторваться!
Звезда гарема - Лей ТамараМакаренко Татьяна
19.03.2016, 21.58





Очень хорошой роман! Очень интересный. "На протяжении всего романа была в состоянии предвкушения и некого легкого возбуждения." - фраза в точку! Единственное что, хотелось бы чтобы первая брачная ночь была лучше описана или вообще не было ничего об этом написано. А вообще 10б.
Звезда гарема - Лей ТамараДиди
28.04.2016, 20.38





Очень красивая сказка. Легко читается. Понравилось! Спасибо автору
Звезда гарема - Лей Тамарая
2.10.2016, 17.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100