Читать онлайн Звезда гарема, автора - Лей Тамара, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звезда гарема - Лей Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звезда гарема - Лей Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звезда гарема - Лей Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лей Тамара

Звезда гарема

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

– Я не вижу Люсьена, – шепнула Александра сестре.
Нахмурившись, та поднялась на цыпочки и посмотрела поверх голов женщин, столпившихся возле стола и рассматривающих знамена победителей в сражениях и шлемы крестоносцев.
– Вон он, – сказала Мелисса, указывая на дальний конец стола, где золото знамен де Готье на красном фоне трепетало от утреннего бриза.
Александра кивнула.
– Да, вижу, но почему его знамена последние в ряду?
– И ты еще спрашиваешь после того, что случилось вчера? Такое наказание придумал Джеймс.
– Понимаю, – пробормотала Александра.
– Ой, смотри! – воскликнула Мелисса. Убирают шлем сэра Саймона.
По толпе женщин пронесся возбужденный гомон. Они пытались угадать, что кроется за этим действием.
– Не понимаю, – призналась Александра.
– Это значит, что леди обвинила его в неприглядном поступке, – объяснила сестра, – и поэтому его вычеркнули из списка.
– И ему не позволят участвовать в состязаниях?
– Нет, только смотреть. Хотя, я думаю, чувство стыда заставит его уехать отсюда.
Некоторое время девушка обдумывала этот вариант, поможет ли он предотвратить сражение между Люсьеном и Джеймсом, но, вздохнув, она отвергла его. Ее действия только подольют масла в огонь, и де Готье совсем обезумеет. Если ему не дадут возможности участвовать в турнире, пользуясь тупым оружием, то он, несомненно, возьмется за острое копье.
Растолкав женщин и оттеснив в сторону двух пожилых дам, она сумела рассмотреть изящные головные уборы рыцарей.
Пока сестра щебетала, любуясь шлемами, Александра, наклонив голову, нашла тот, который вскоре украсит голову Люсьена. Шлемы с красными и золотыми перьями лежали прямо перед ней, рядом со знаменами де Готье.
Женщины начинали постепенно расходиться, направляясь к трибунам, чтобы полюбоваться на церемонию открытия турнира. Тем временем Александра решила воспользоваться представившейся возможностью и подойти поближе. Подобрав юбки, волочившиеся по земле, так как после вчерашнего приема она решила больше не укорачивать их и не пользоваться косметикой, девушка рассматривала великолепные доспехи де Готье.
Думая, что никто не обращает на нее внимания, Александра протянула руку и дрожащими пальцами дотронулась до шлема, который, как ей показалось, принадлежал Люсьену, и ощутила тепло металла под рукой.
«Солнце», – догадалась девушка, удивляясь, что не заметила этого раньше. Взглянув на небо, она увидела, что облака постепенно расходятся и появляется золотой диск светила. Александра засияла от счастья. Наконец-то земля Англии выкалывает ей свое гостеприимство.
– Он победит вашего отца.
Девушка быстро обернулась, ее глаза встретились с другими – голубыми, окаймленными чудесными длинными ресницами. Винцент де Готье стоял перед ней.
– Вы со мной разговариваете? – спросила она, благодаря Господа за то, что мужчина стоял у противоположного конца стола.
– Да.
– Почему?
Его лицо осветила восхитительная улыбка, совсем такая, как ее описала Мелисса.
– Любопытно.
Девушка вопрошающе подняла брови. Улыбка мужчины стала еще дружелюбнее и шире.
– Мой брат очень изменился после возвращения с войны, – пояснил он. – Теперь я начинаю понимать, почему.
Он намекает на то, что она несет ответственность за эти перемены? Это слишком громко сказано. Если Александра и затронула жизнь Люсьена, то лишь слегка и на короткое мгновение, без последствий, что и доказали последние недели его молчания и последний вечер откровенного презрения.
– Мне кажется, что причину надо искать в другом месте. Если говорить точнее, то это война на земле Франции и страшное рабство сразу после нее. Вот где нужно искать ответ на ваш вопрос, сэр Винцент.
Улыбка начала постепенно исчезать с его лица.
– Я другое имел в виду. Это я понимаю.
– Очевидно нет, – возразила девушка.
В этот момент подошла Мелисса.
– А, это ты, – так она приветствовала Винцента. Ударь она его, оскорбление было бы меньшим.
– Леди Мелисса, – мужчина склонил голову. Ее губы превратились в одну тонкую линию. Должно быть, брату Люсьена показалась смешной эта ситуация, потому что он снова улыбнулся.
– Леди, я покидаю вас, – произнес Винцент и удалился.
– Негодяй, – пробормотала Мелисса, глядя ему вслед сузившимися глазами.
– Он тебе не нравится, да? – поинтересовалась Александра.
Сестра взглянула на нее.
– Это мягко сказано. То, что я не должна выходить замуж за этого торговца дешевыми шлюхами, говорит, что Бог на свете есть.
– А сейчас кто несет ересь? – подзадорила Александра родственницу.
Та сморщила носик.
– Но это же правда! Из него получился бы никчемный муж.
Однако дальше распространяться на эту тему она не стала, оставляя сестру мучиться от любопытства. Терзания Александры возросли в несколько раз, когда она вспомнила, что Мелисса питает слабость к красивым мужчинам.
– Но ты наверняка считаешь его привлекательным? – не выдержав, спросила она.
Пожав плечами, Мелисса потрепала в руке золотое перо из шлема Люсьена.
– А кто может сказать обратное? Но Винцент безответственен и неверен, его единственное достоинство – его внешность, это может вскружить голову женщинам и обмануть их. Боже милосердный, я выйду замуж только за мужчину, который умеет распоряжаться деньгами и будет делить ложе только со мной.
Да, милосердный Боже! Александра восхищалась христианским законом иметь одну жену и одного мужа, тогда как в Алжире мужчина мог держать целый гарем, однако она уже знала, что англичанин имел право спать не только с женой. И в то же время они отрицали многоженство – лицемеры!
– Тебе туго пришлось бы в гареме, – произнесла она, вспомнив, с каким жадным любопытством слушала сестра рассказы о том экзотическом мире.
– Ты так думаешь?
– Конечно.
Мелисса нарочито тяжело вздохнула.
– Ну, придется мне оставаться в Англии.
– Приготовиться участникам турнира! – раздался зычный голос невидимого герольда, пробиравшегося через ряды палаток и поднимавшего рыцарей.
Взяв сестру под руку, дочь Агнессы повела ее к шатрам.
– Подожди, – остановила ее Александра. Освободив руку, она вновь вернулась к шлему Люсьена. Принимая во внимание слова, которыми они вчера обменялись, с ее стороны было большой глупостью делать то, что она намеревалась совершить, по она не могла иначе. Повернувшись спиной к основной массе собравшихся, она быстро перекрестила прорезь для глаз на забрале.
– Да защитит тебя Бог, – прошептала она и вернулась к сестре.
– Что это ты делала? – спросила та. Александра взяла ее за руку.
– Ничего. В шатер? Подруга поморщилась.
– Ты странная.
– Очень.
Смирившись с неопределенным ответом Александры, Мелисса кивком головы указала на шатры, которые были уже переполнены.
– Мы опоздали. Мама будет недовольна.
Ее родственница молча сокрушалась, что их не посадят рядом с другими дамами. Для семьи Байярдов и остальных высокородных персон отвели место в центральном шатре.
К несчастью, там же находился епископ Арми и ему со своего места было очень удобно общаться С Александрой и наблюдать за ней. Рядом с ним сидела Агнесса, натянуто улыбаясь, следила за каждым движением падчерицы с терпением и открытой яростью ястреба, выслеживающего добычу.
Месса закончилась, и сразу после нее объявили парад. Александра никогда прежде не видела ничего подобного. Как устроитель турнира, ее отец шествовал первым. Блистательный в своем голубом одеянии – цвет Байярдов, он шел впереди, за ним следовали четыре церемониймейстера, старшие рыцари, выбранные для проведения состязаний. Далее следовали герольды, объявлявшие участников.
Рыцари в сверкающих боевых доспехах разбились на пары и стояли в ожидании друг против друга. Хотя облачение рыцарей-вассалов было поскромнее, но некоторые носили полные боевые доспехи, закрывавшие шею и лицо, а их лошади имели прекрасно сделанные намордники, двойные поводья и богато украшенные попоны.
Первый рыцарь взглянул на остальных, целиком заполнивших пространство около деревянного барьера, воздвигнутого, чтобы отделить участников турнира друг от друга и предотвратить столкновение их лошадей, пошел перед шатрами и начал петь. Рыцари подхватили мелодию, не отставали от них и дамы в шатрах.
Александра от неожиданности растерялась. И только она стала приходить в себя, как тут же снова застыла от изумления. Замужние и незамужние женщины стали снимать с себя предметы туалета – чулки, ленты, перчатки и даже отрывать рукава от своих нарядных платьев. Она посмотрела на Мелиссу, ожидая объяснений, но вопрос застрял у нее в горле – сестра была поглощена стаскиванием чулок.
Переведя взгляд на рыцарей, Александра могла наблюдать, как они, пришпорив коней, проезжали перед шатрами, а возбужденные женщины наклонялись и привязывали предметы своего туалета к поднятым копьям. Даже высокомерная и чванливая Агнесса присоединилась к ним.
«Интересно, что значит этот странный ритуал? – удивлялась девушка, чувствуя себя не очень уютно. – И где Люсьен?». Она вытянула шею, пытаясь рассмотреть рыцарей, ждущих призыва герольда, но де Готье увидеть не могла.
– Будь внимательна, когда выказываешь свое расположение, – предупредила Мелисса, – иначе окажется, что ты выбрала и одарила своим вниманием не того, кого надо.
Александра вновь посмотрела на участников турнира и увидела, как дядя Кейт принимает знаки внимания от знатных дам.
– Именно так сейчас и поступают женщины? Показывают свое предпочтение?
– Да, и я сейчас начну, – Мелисса гордо подняла свои чулки.
– А кому ты его окажешь?
Сестра немного смутилась, ресницы затрепетали, а губы сложились в нежную улыбку.
– Хммм... – она приложила пальчик к губам. – Я думаю, младший де Готье вполне этого достоин.
– Эрве? Он тоже участвует в турнире?
– Конечно.
– А Винцент? Мелисса пожала, плечами.
– Он скорее всего целиком занят гулящими женщинами вместо того, чтобы доказать, что он настоящий мужчина.
– Гулящие женщины?
– Ах, Александра, тебе еще многое предстоит узнать. Видишь ли ты тех женщин с высоко поддернутыми юбками? – Она показала на поле, где стояли шатры рыцарей, затем наклонилась ближе к уху девушки. – Они продают любовь за деньги, то есть они обслужат мужчину и позволят ему делать с собой то, что настоящая дама никогда не позволит.
Александра удивилась:
– Правда?
– Неужели ты думаешь, что я буду тебе лгать? – Она уселась на стул и улыбнулась.
– А теперь скажи, кому ты отдаешь предпочтение? Может, Люсьену де Готье?
– Никогда, – взорвалась Александра.
– Отец говорит: никогда не говори «никогда».
Девушка сложила руки на коленях и стала наблюдать за участниками турнира.
– Мне кажется, что он скорее даст гулящей женщине привязать чулок к своему копью, чем девушке из семьи Байярда.
Мелисса вздохнула.
– Тебе надо кого-нибудь выбрать. Я бы предложила сэра Саймона, но его вычеркнули из списка. – Секунду она размышляла, затем в ее глазах зажегся огонек.
– Сэр Рексолт! Это то, что тебе нужно!
Александра вспомнила добродушного, веселого рыцаря, с которым она так мило беседовала на пиру. Хотя ростом он явно не вышел, был чуть выше Александры, зато славился прекрасным открытым характером и приятной внешностью.
– Да, я выберу сэра Рексолта, – согласилась она.
– Приготовь ленту, – предложила сестра. Александра потрогала тонкую полоску ткани.
– А не рукав? Мелисса хихикнула.
– Да, пожалуйста, если хочешь испортить платье. Но тогда бедняга решит, что ты испытываешь к нему сильную привязанность.
Александре это даже не могло прийти в голову.
– Ну ладно, – сказала она, расплетая косу, перевязанную алой лентой.
Внезапно дочь Агнессы вскочила и помахала чулком.
– Сэр Джон! – позвала она приближающегося рыцаря. – Идите сюда!
Улыбаясь, рыцарь направил свою лошадь к шатру, где сидели дамы.
– А как же сэр Эрве? – лукаво спросила Александра.
Сестра бросила взгляд через плечо.
– У меня же два чулка.
Еще раз очень удивившись, дочь Катарины наблюдала, как ее родственница привязывает чулок к копью, которое сэр Джон протянул ей.
– Большая честь для меня, леди, – искреннее уважение и восхищение чувствовались в его голосе. Почтительно склонив голову, рыцарь повернул лошадь и отъехал.
Щеки Мелиссы порозовели и, весьма довольная собой, она уселась на стул. Александра опять стала смотреть на поле и увидела, что там уже собралось не менее шестидесяти человек. Ожидая, пока герольд объявит его имя, Люсьен сидел верхом на огромном коне, покрытом расписной попоной. Конь и человек будто составляли единое целое. Однако животное, в отличие от человека, было безоружным.
Рассматривая через опущенное забрало шатры и находящихся в них дам, Люсьен явно игнорировал центральный шатер, где находилась семья Байярдов.
Александру обуял праведный гнев. Не мог же он отказаться от всего того, что у них было, сохраняя в душе только месть. Но ее крайне радовал тот факт, что знак ее привязанности будет украшать копье сэра Рексолта, который в этот момент выезжал на поле.
– Я не верю своим глазам, – мысли девушки прервал голос Мелиссы.
– Что? – встрепенулась Александра.
– Да ты только посмотри, – она показывала в направлении Люсьена. – Сэр Винцент тоже участвует в турнире.
Сестра была права. Дочь Катарины так засмотрелась на старшего де Готье, что не заметила его братьев, завершающих процессию. Плечом к плечу Эрве и Винцент ехали рядом, ожидая своей очереди участвовать в турнире.
– Возможно ты слишком сурово осудила среднего де Готье.
Мелисса фыркнула.
– Я так не думаю.
Не впервые Александре приходило в голову, что она судит неверно. Люсьен, если разобраться, гневается совершенно справедливо. Он уехал во Францию, будучи наследником большого состояния, а по возвращении нашел лишь жалкие остатки того, что было Фальстаффом. И виновны в этом его родной брат и Джеймс Байярд. Все это так, но зачем он направляет свой гнев и на нее...
Вот подъехал знаменосец, и Люсьен, пришпорив коня, поскакал за ним, а следом ехали Эрве и Винцент.
Оказаться в конце шествия не очень почетно, но дамы в шатрах оживились и радостно приветствовали братьев. Может, это только показалось Александре? Но нет, присмотревшись, она увидела, что появление братьев взбудоражило дам.
– Мне сказали, что Люсьен и Эрве хорошо сражаются, – проговорила Мелисса. – До тех пор, пока он не уехал во Францию, его считали тут лучшим рыцарем, и не без оснований.
Дочь Катарины почувствовала укол жгучей ревности.
– Ты своими глазами видела это?
– Нет. Байярд и де Готье крайне редко встречались раньше, разве что на поле боя.
Теперь ей было ясно, что Люсьен хочет превратить турнир в очередное поле битвы. Александра так была поглощена этими мыслями, что не заметила, как сэр Рексолт подъехал к ней, и если бы Мелисса не взяла ее за локоть, она пропустила бы рыцаря мимо себя.
Сжав ленту в руке, она поднялась и позвала его. Улыбка, никогда не сходившая с его лица, стала еще шире.
– Леди Александра, – нежно проговорил он, опуская копье. – Я очень признателен вам за внимание.
Склонив голову, девушка старательно привязала ленту между знаками признательности других дам – рукавом и поясом. У нее возникло ощущение, будто Люсьен неотрывно смотрит на нее. Александра нервно закрепила узел. Почему его заботит, кому она оказывает предпочтение? Сам он его не хочет.
Сэр Рексолт поднял копье и торжественно помахал им, не скрывая ликования, а затем, пришпорив коня, поехал по полю.
Оставшись стоять, Александра посмотрела на де Готье, только что проехавшего круг почета. Их взгляды встретились. Она никак не могла определить, гнев или ревность сверкали в его взоре.
Подъехав к дальнему шатру, Люсьен опустил копье, чтобы дамы могли выразить ему свою симпатию. Когда он, наконец, отъехал, на древке его оружия развевалось не менее полудюжины разноцветных вещиц.
Приблизившись к центральному шатру, Люсьен остановил коня перед Александрой, однако копья не опустил, даже когда дама, сидевшая рядом с Агнессой, подала ему знак.
Мгновенно прекратились веселые разговоры, затих шум и волна возбужденного шепота прокатилась по рядам – все, затаив дыхание смотрели на эту пару.
Забыв, что все еще стоит, девушка не отрывала глаз от рыцаря. Он ей казался самым красивым из участников турнира, несмотря на отчетливо виднеющийся шрам на щеке, выступающие скулы и твердый, жесткий рот без тени улыбки.
Втайне желая, чтобы Люсьен подал ей хоть какой-нибудь знак, поощрил ее, и она бы с радостью оторвала оба рукава, Александра нерешительно улыбнулась ему. Но в его глазах застыл холод и отчуждение.
Осознав безнадежность своего ожидания, девушка опустилась в кресло, а де Готье, отъехав от се шатра, получил на копье еще несколько разноцветных тряпиц.
Эрве и Винцент также сделали остановку у центрального шатра. Совершенно не обращая внимания на Винцента, Мелисса свой второй чулок привязала к копью Эрве.
У Винцента уже не было необходимости в предметах женского туалета – его копье походило на пугало, однако он даже не пытался скрыть свое разочарование.
– Ты видела маму? – прошептала Мелисса, когда ристалище опустело. Я думала, что она сорвет мой чулок с копья Эрве.
Александра нахмурилась.
– Он ей не нравится?
– Она его не знает.
– Как не знает?
– Он же не наследник, а ее интересуют только наследники. А Люсьен – наследник, но он же весьма ясно дал понять, что не женится на дочери Байярда, даже если получит назад свои земли.
Раздался голос герольда, призывающего рыцарей принять участие в поединке.
Затрубили трубы, и знаки внимания, которые дамы еще не успели подарить своим избранникам, плавно опустились на песок ристалища.
Появление двух рыцарей, выбранных первыми скрестить копья, вызвало глухой ропот, и изумленный шепот волной прокатился по рядам присутствующих.
Подняв голову, Александра увидела, как е разных «концов поля важные оруженосцы ведут коней, на которых восседают Люсьен и Джеймс. На какую-то долю секунды ей показалось, что сердце у нее остановилось, но затем, глотнув воздуха, девушка почувствовала, что оно бешено забилось. Без сомнения, турнир обещал быть удивительно интересным, а такое начало – встреча двух врагов, особенно после вчерашних событий, подогреет страсти публики. Однако Александра понимала, что этот поединок не предвещает ничего хорошего.
Встав друг против друга, Люсьен и Джеймс опустили забрала и приготовились к атаке. Отойдя от своих хозяев, оруженосцы сделали знак маршалу-распорядителю, и тот громко крикнул:
– Во имя Бога и нашего короля Генриха – вперед!
Не имея сил подняться, она напряглась, видя как мужчины одновременно пригнулись в седлах, подняли щиты и взяли копья на перевес.
Их столкновение было оглушительным, а звук дерева, разбивающегося о дерево, походил на раскат грома. Закрыв уши руками, девушка смотрела на коней, пытающихся удержать равновесие, и всадников, размахивающих сломанными копьями и поцарапанными щитами. Трибуны бесновались от восторга.
Хотя Мелисса и говорила ей о турнире, расписывая его во всех подробностях и рассказывая о поединках, но дочери Катарины и в голову не могло прийти, что действительность будет так ужасна.
Люсьен и Джеймс, повернув коней, поскакали на исходную позицию, где их уже ждали оруженосцы с новыми копьями. И снова рыцари мчались навстречу друг другу, и снова ничья – оба остались в седле, а копья вновь были сломаны. Была и третья попытка, закончившаяся таким же результатом. В конечном итоге решили остановиться на ничьей, однако участники этого удивительного поединка еще раз захотели попытать счастья и ринулись друг на друга, поменяв копья.
За секунду до столкновения Джеймс слегка отклонился в сторону, однако этого было достаточно, чтобы он потерял равновесие, и копье Люсьена, со всего размаху ударившее его в щит, выбило лорда Байярда из седла. Он упал на землю, чудом избежав копыт собственной лошади.
Крик Мелиссы потонул в гвалте возбужденных голосов.
«Боже, пусть это все быстрее кончится, чтобы я смогла побродить по саду, – взмолилась Александра, – чтобы смогла сунуть нос в самую скучную из книг, да что угодно, лишь бы не видеть, как взрослые мужчины ведут себя словно дикие звери».
Сестра повернулась к ней.
– Теперь отец должен дать де Готье выкуп за лошадь и вооружение.
– Сколько?
– Цену назначает победитель.
Шум на ристалище заставил девушек прекратить разговор. Они вновь устремили взгляды на поле. Встав на ноги, Джеймс направил на Люсье-а свое покрытое пылью и поцарапанное оружие. Это был молчаливый вызов.
Александра вскочила и встала рядом с сестрой.
– Разве поединок не закончен?
– Наоборот, только начинается, проговорила Мелисса, грызя ноготь на большом пальце.
Люсьен поднял забрало.
– Сначала выкуп.
На трибунах воцарилась мертвая тишина – все ожидали ответа Джеймса.
– Назови цену, – его гневный голос глухо звучал из-под шлема.
– Земли де Готье.
Лорд Байярд поднял забрало.
– Ты знаешь цену, Люсьен. За деньги ты их не купишь.
Тот взглянул на Александру и ее сводную сестру.
– Только не жена из рода Байярдов. – Будь проклято солнце, что запуталось в ее волосах, напоминая о минутах нежности и чувствах, которые, как ему казалось, он никогда больше не сможет испытать и которые вызывали в нем неукротимое желание обладать ею, и ревность, когда эта чертовка привязывала ленту к копью сэра Рексолта.
– Это твое последнее оскорбление! – закричал Джеймс, и меч его засверкал на солнце. – Спускайся с лошади, ты, ублюдок!
Немного отъехав от разбушевавшегося мужчины, Люсьен помолчал, выжидая время, – трибуны застыли, предчувствуя его реакцию, тишина становилась гнетущей, и он, казалось, вдыхал ее вместе с воздухом.
– Вместе с выкупом, – наконец проговорил де Готье. Джеймс издал хриплый смешок.
– Земли принадлежат мне, – снова повторил лорд. – И они будут возвращены тебе только на моих условиях.
– Только на моих условиях я скрещу меч с тобой, старик, – рявкнул Люсьен, а затем чеканным голосом повторил свои требования: – Если я окажусь победителем, ты продашь мне земли де Готье за такую же цену, за какую они были куплены. Если же я проиграю – соглашусь жениться на твоей дочери ради мира.
Эти слова жгли ему горло. «Но это же только слова, – убеждал себя Люсьен, – слова, которые никогда не будут исполнены». Последние несколько недель он усиленно готовился к этому турниру, и если его рука окажется столь же твердой, как и на тренировках, ему не придется переживать унижения женитьбой ради возвращения земель. Да, он несомненно победит Джеймса Байярда.
Хотя было очевидно, что лорд горит желанием попробовать свое искусство на противнике, тот повел себя неожиданным образом. Опустив меч, Байярд произнес:
– Не сейчас.
Де Готье улыбнулся.
– Тебе не нужно бояться моего оружия, Джеймс, – поддразнивал он соперника, вытащив меч из ножен. – Как видишь, он тупой и не прольет много крови. Я буду нежен с тобой.
Лорд снова поднял оружие.
– Я не боюсь ничьих мечей, – закричал он. По стороне его лица, обращенной к трибунам, было видно, что он побагровел от незаслуженных оскорблений.
Загнав противника в угол, Люсьен вложил меч в ножны.
– Нет, боишься, иначе ты сразился бы со мной... Может, твоя рука утратила твердость с возрастом?
Джеймс несколько секунд боролся с собой, затем, вонзив меч в песок, крикнул оруженосцу:
– Принеси мне острый меч, чтобы я мог разрубить на куски этого ублюдка!
Кровь Люсьена закипела, а сердце забилось сильнее в ожидании развязки.
– Мои условия, Байярд?
– Да, но также и твоя кровь, – прорычал лорд. Торжествующий де Готье приказал принести себе острое оружие. Затем под подбадривающие, возбуждающие крики толпы Люсьен спешился и хлопнул лошадь по крупу. Та повернулась и поскакала через ристалище.
У перепуганной Александры пересохло в горле, от ужаса перехватило дыхание. Она посмотрела на Мелиссу, все еще не до конца осознавая случившееся.
– Но настоящее оружие не допускается на поединок, – повторила она где-то услышанные слова.
Мелисса, почти так же испуганная, как и Александра, кивнула головой.
– Да, церковь не одобряет этого.
Обе повернули головы к епископу Арми.
Поглощенный происходящим на ристалище, грозившем превратиться в поле битвы, священник вовсе не был смущен решением противников биться насмерть. Наоборот, епископ даже приветствовал такой оборот событий, наклонившись всем телом вперед и впившись глазами в двух бойцов.
Агнесса, сидевшая рядом с епископом, казалась даже более заинтересованной и оживленной, чем он. На лице женщины змеилась странная улыбка, глаза ее сверкали, а тело постоянно двигалось. Все это свидетельствовало о том, что знатную даму, воспитанную и чванливую, вовсе не пугало состязание, в котором один из рыцарей будет ранен или убит.
Все происходящее и реакция на него этих людей перепугали Александру. Не только Арми и Агнесса, но и все остальные жаждали крови и убийства.
– Что ты скажешь, если мы снимем доспехи? – спросил Джеймс. – По-моему достаточно нагрудных пластин.
Сжимая остро отточенный меч, Люсьен знаком приказал оруженосцу остаться. Не спеша осмотрев одну часть лезвия, потом другую, он кивнул.
– Мы можем снять с себя все доспехи, если ты этого хочешь, – наконец проговорил де Готье.
Однако лорд Байярд стоял на своем.
– Ради прекрасных дам, давай оставим нагрудные пластины.
Люсьен пожал плечами.
– Как хочешь.
Через мгновение оруженосцы занялись доспехами противников.
В отчаянии Александра вновь посмотрела на епископа, но тот по-прежнему оставался неподвижным, только легкая улыбка чуть приподняла уголки его губ. Думая обратиться к нему, девушка попыталась обойти Мелиссу, но та вовремя схватила ее за руку и вернула на место.
– Что ты собираешься делать?
– – Я должна поговорить с епископом. Естественно, он не позволит пролиться христианской крови.
Сестра небрежно махнула рукой.
– Оставь, он больше чем кто бы то ни было любит такие зрелища. Ты только разозлишь его своим вмешательством.
– Но если я этого не сделаю, то кто же тогда? – потребовала ответа Александра.
– Никто. Такие состязания – неотъемлемая черта Англии и ты ничего не сможешь изменить.
Закусив губу, рассерженная Александра посмотрела на ристалище. Оруженосцы и слуги уносили снятые доспехи. Все, что осталось на противниках, – это нагрудные пластины и плечевые дублеты, прикрепленные к ним.
– Глупцы, – вынесла она приговор человеческой ненависти и упрямству.
Маршал-распорядитель призвал участников занять места, затем крикнул:
– Будьте достойны предков! К бою!
Дальнейшие события казались Александре неясной, размытой картиной, изображающей сражение отца и Люсьена. Затем последовал ужасный звон металла. Обхватив плечи трясущимися руками, девушка заставила себя наблюдать за сражением, инстинктивно напрягаясь при каждом но-: вом ударе.
Хотя де Готье имел преимущества в росте, Джеймс оказался достойным противником благодаря мастерству. Но Люсьен первым опустил свой меч, порвав рукав противника. Из разреза показалась алая кровь.
Трибуны ликовали, Джеймс яростно сыпал проклятиями, затем отступил, поднял щит и снова ринулся вперед.
– Ну-давай, де Готье, попробуй достать меня, у тебя есть единственный шанс.
На этом битва не закончилась. Молодой соперник нанес сокрушительный, ураганной силы, удар, задев нагрудную пластину лорда, но, вложив всю силу в этот порыв, открылся, став на мгновение уязвимым и беззащитным.
Воспользовавшись удобным случаем, Джеймс взмахнул мечом и ударил им по незащищенному бедру противника.
Кровь отхлынула от лица Люсьена, но он не подал вида, стойко перенося боль. Не останавливаясь, де Готье продолжал наносить удары, виртуозно владея мечом. Вот он слегка оцарапал подбородок соперника, а вот, на секунду наклонившись, поддел край щита Джеймса и выбил его из рук.
Лишившись щита, лорд почувствовал, что его жизнь висит на волоске, но ничем не выдал своих опасений. Зарычав, он бросился вперед и нанес удар по руке Люсьена. Кровь увлажнила песок, только не ясно чья – ранены были оба.
С каждым удачным ударом неистовство трибун возрастало, люди, забыв обо всем на свете, кричали радостными, возбужденными голосами. От напряжения и страха Александра едва могла дышать. Стиснув зубы, она читала все молитвы, какие только знала. Крупные, горячие слезы застилали глаза, катились по ресницам, щекам, увлажняя ворот платья.
Участники поединка во время боя сместились в сторону и оказались как раз напротив центрального шатра. Увидев это, девушка, нетвердо держась на ногах, сделала шаг назад, а затем кровь отца забрызгала ее и всех, сидящих в первом ряду.
Невидящими глазами Александра смотрела на яркие красные капли, повисшие на лифе, затем закричала:
– Хватит!
Оттолкнув Мелиссу, которая застыла в испуге ошеломленная кровью, Александра метнулась к епископу.
– Вы должны остановить это! – потребовала она, совершенно не обращая внимания на окружающих. – Это не должно продолжаться.
Раздраженный вмешательством глупой девчонки, Арми отмахнулся от нее, как от надоедливой мухи.
– Не загораживай мне картину, детка.
– Картину? – повторила девушка, не веря своим ушам и наивно полагая, что ослышалась. Придя в ярость, Александра совсем загородила ему поле боя, встав прямо перед священником.
– Разве церковь не издала указа о запрещении острого оружия на турнирах? – упрямо потребовала она ответа.
Епископ, раздувая ноздри и не притворяясь больше терпеливым, приказал:
– Избавь меня от своего присутствия. Девушка собиралась стоять до последнего, но Агнесса схватила ее и поволокла к Мелиссе.
– Это мужское дело, – прошептала она, – сядь на место или я прикажу увести тебя отсюда.
– Нет! – тут же выразила протест падчерица. – Это все неправильно. Турнир...
Мачеха, схватив за плечи, встряхнула ее.
– Это уже не турнир, это кровная месть, вендетта, с которой следовало бы покончить давным-давно.
Александра высвободилась из ее цепких рук и отступила назад.
– Не таким путем можно с этим покончить, – решительно произнесла она, – не кровью.
– Нет, кровью, – возразила женщина, – такой кровью, которой будет достаточно, чтобы поставить собаку де Готье к ноге.
Не веря своим ушам, Александра не нашлась, что сказать в ответ. Какая ненависть, какое страшное смертельное отвращение! «Боже мой, хотя мама и говорила, что Англия – ее любимая родина, но она оказалась ничуть не лучше, чем Алжир. Нет, хуже, Это жена Джеймса, но ее не волнует ни рана мужа, ни увечья его врага, а только возможность, как она говорит, поставить собаку де Готье на колени».
Девушка выпрямилась во весь рост.
– Вы жалкое подобие христиан, – произнесла она, зная, что ее громкий голос услышат все присутствующие, однако не понизила его. Повернувшись к епископу, дочь Катарины встретилась с его глазами и отчетливо произнесла: – Как и вы.
Сначала Александра почувствовала хруст костей или плоти, затем ощутила жалящий укол Потрясенная этим, девушка дотронулась до щеки, до того места, где к ней приложилась Агнесса, затем перевела взгляд на ее надменное, презрительное лицо.
Странно, но выражение лица мачехи напомнило ей другую женщину, ту, которая выказала мало эмоций, наблюдая смерть Сабины, ту, чьи глаза бросили ей вызов, выдавая виновность. Кто мог быть доволен и счастлив, если бы дочь Сабины, а не она сама съела отравленный финик?
Александра заморгала, пытаясь убрать лицо женщины, более знакомой, чем Агнесса, стоявшее перед глазами, но оно упрямо не хотело исчезать, возвращая в ужасное прошлое.
Беспокойство девушки переросло в гнев, который она оказалась не в силах сдерживать. Бросившись вперед, она всем телом упала на ту, у которой было лицо Лейлы.
Хотя хриплый, изумленный возглас Агнессы дал понять падчерице, кто перед ней, девушка забыла обо всем, живя одной-единственной мыслью, – перед ней женщина, которая виновна в смерти ее матери. И на этот раз Лейла заплатит за все.
Стул, не выдержав двойного веса, треснул и разломился, и две разъяренные тигрицы оказались на полу. Не обращая внимания на суматоху, царившую вокруг них, Александра схватила Лейлу за белую нежную шею. Под своими ладонями она ощутила ее напряженные мускулы, а под пальцами – удары пульса, который скоро перестанет биться. Однако лицо, в ужасе глядевшее на нее, было вовсе не лицом Лейлы, а лицом ее мачехи, Агнессы. Девушка вернулась в действительность.
Она остановилась, руки ослабили хватку, в следующее мгновение кто-то подхватил ее под руки и поднял. Чувствуя себя очнувшейся от страшного сна, Александра бросила взгляд через плечо и встретилась с глазами Люсьена. Он поднялся на трибуны? А как же его сражение с отцом? Она повернулась к нему, пытаясь разобраться в своих чувствах и поведении в последние несколько минут.
– Я думала... Лейла... – девушка покачала головой, затем прижалась лицом к его груди.
Руки Люсьена обняли ее, и это было единственное чудесное ощущение, которое ей удалось испытать за последние несколько недель.
Будто издалека она слышала голос отца, дикие крики Агнессы, осуждающие слова епископа, ропот толпы, но тем не менее девушка не отпустила Люсьена. Испытывая непреодолимое желание заткнуть уши, Александра прижалась к нему, пытаясь не думать, что в любой момент де Готье может отстраниться.
– Успокойся, женщина, – слышала она требовательный голос отца.
Агнесса прекратила гневную тираду, в которой обвиняла Александру в беспричинном нападении на нее. Затем раздался уверенный голос епископа. Он объявил, что неверная – девушка поняла, что речь идет о ней, – оскорбила жену лорда и его самого, за что и была наказана, или, точнее сказать, поправлена пощечиной, на которую так бурно прореагировала.
– Лорд епископ, уверяю вас, что моя дочь христианка, – Джеймс пытался одновременно выразить голосом и почтение, и обиду, – мать воспитала ее в нашей вере без всякой примеси язычества. Просто английские обычаи и традиции непривычны Александре, некоторые из них совершенно незнакомы, но со временем она их узнает и привыкнет. Прошу вас принять извинения за ее поведение.
Девушка начала было протестовать, но Люсьен положил ей руку на затылок и крепко прижал к себе.
– Молчи, – зашипел он.
– Не.уверен, что она не подверглась влиянию ислама, – возразил епископ.– Мне кажется, что ее надо подвергнуть тщательному допросу, чтобы выяснить правду.
Александра почувствовала, как напряглось тело де Готье.
– Она чиста телом и душой, лорд епископ, – произнес Джеймс, – каждое утро дочь посещает мессу и усердно молится, хорошо знает Библию и цитирует Священное писание.
– Однако ваша девочка бесстыдно демонстрирует свое тело, как уличная шлюха, подводит глаза дьявольской краской, вступает в разговоры с мужчинами, не выказывает должного почтения ни к служителям церкви, ни к старшим, и только что напала на вашу достопочтенную жену.
– Лорд епископ, – проговорил Байярд, – если вы говорите о ее вчерашнем платье, то это обычная ошибка швеи, не сумевшей правильно его сшить. А к тому времени, как это обнаружилось, уже было поздно что-то менять. Что касается косметики, то ей уже сказали, что это неприлично, и дочь уже больше, как видите, ею не пользуется. Остальное... Остальному Александра научится позже.
На трибунах воцарилась выжидательная тишина, которую нарушил священник.
– Вы объясняете ее грехи простым незнанием, а ваша дочь повисла на мужчине, который не является се мужем.
– Она напугана, лорд епископ. Это первый турнир в ее жизни и, без сомнения, девушка просто потрясена.
– Мне кажется, что вы не понимаете серьезности ситуации, – упрекнул священник Байярда. – Ваша дочь может предстать перед судом церкви, как еретичка. Она...
– Несомненно, – непринужденно вмешался Люсьен, – вы также были потрясены зрелищем кровопролития, что в такой ситуации никак не может быть одобрено церковью. И только по этой причине вы не протестовали. Я прав?
Эти слова являлись не завуалированной угрозой, и священник мудро решил не возражать. Все напряженно молчали. Церковник попытался оправдаться:
– Но я... она...
– Ничего серьезного не произошло, – сделал заключение Люсьен. – Хотя мне кажется, что леди Александра больше не будет посещать турниры.
– Да, – согласился Джеймс, – и так будет лучше.
– Ладно, – неохотно согласился священник, – дело закончено.
– А как нападение на меня? – выкрикнула Агнесса. – Посмотрите на мою шею, к обеду на ней появятся синяки. Я требую наказания.
Что Джеймс шепнул ей на ухо, знали только он и она, тем не менее женщина замолчала.
Де Готье повернул Александру лицом к лестнице, вывел ее из шатра и повел к стенам замка.
Их нагнал лорд Байярд.
– Я отведу ее.
Подняв голову, девушка посмотрела на разбитое лицо и окровавленную фигуру отца. Он больше не походил на разъяренного воина, Джеймс выглядел усталым, изможденным и очень постаревшим.
Не говоря ни слова, Люсьен обошел его и повел Александру от ристалища. Он хотел как можно дальше увести ее, чтобы выполнить тот план, который наметил. Хотя де Готье верил, что она еще любит его, ему вовсе не хотелось, чтобы девушка видела, каким зверем он может стать через несколько дней, чтобы получить то, что ему нужно.
– Ты не слышал меня, де Готье?
С ристалища донесся громкий голос маршала-распорядителя, считавшего выигранные каждым участником поединки. Дважды он объявил победителем Люсьена – один раз в конном состязании, второй – в пешем бою.
Все еще не до конца придя в себя, Александра с трудом понимала, о чем идет речь, но когда смысл слов дошел до нее, она почувствовала приступ острого отвращения. Да, Люсьен победил, завоевав возможность выкупить свои земли у ее отца, но какой ценой!
– Выкуп за твою лошадь и доспехи будет непомерно высок, – произнес де Готье, продолжая идти по подъемному мосту.
Джеймс шел, чуть поотстав от него.
– Я так и думал, но не такой высокий, чтобы вернуть поместье.
Де Готье горько улыбнулся, его рука крепче сжала талию девушки.
– Это только начало, но будь уверен, к концу турнира я заработаю достаточно, чтобы выкупить все мои земли.
– Какой глупец поставит на тебя?
Так можно было подумать о нем совсем недавно, когда он находился в рабстве, там, на галерах, без всякой надежды на то, чтобы выжить и сохранить хоть малую частицу своей человеческой души. Шансы его были равны нулю, но он выжил Никто не верит, что он может вернуть свое имущество сейчас, не надеется на то, что у него хватит мужества бороться до конца. Да, хватит, так он решил, и эти несколько дней покажут, кто же из них прав.
Оставшийся отрезок пути до комнаты Александры они проделали в полном молчании.
Очутившись в знакомой комнате, девушка неохотно отпустила руку Люсьена. Опустившись на кровать, она сжалась в комочек и уставилась на двух мужчин, стоящих перед ней. Люсьен выглядел столь же плачевно, как и ее отец. На его нагрудной пластине красовалась огромная вмятина, дублет на плечах нуждался в починке, одежда была испачкана кровью. Александра только вздохнула.
Джеймс подошел к кровати и укрыл ее покрывалом.
– Ты заболела?
– Нет, не заболела, – ответил за нее Люсьен, – она просто потрясена случившимся.
Отец ласково дотронулся до ее щеки.
– Это правда?
– Я прекрасно себя чувствую, – ответила дочь, укоряя себя за то, что маленькая испуганная девчонка вновь проснулась в ней.
– Не берите ее больше на турниры, – произнес де Готье и повернулся, чтобы уйти.
– Люсьен, – окликнул его лорд Байярд. Тот остановился у двери.
– Да?
– Я еще не поблагодарил тебя за вмешательство в разговор с епископом. Знай, что я очень признателен тебе.
– Я сделал это ради нее, а не для тебя.
– Это понятно.
Стремясь как можно быстрее вернуться на ристалище, где решалась судьба де Готье, Люсьен нетерпеливо толкнул дверь.
– Я ухожу.
– Почему ты не хочешь упростить себе жизнь? – спросил Джеймс. – Женись на моей дочери и во всем остальном отпадет нужда.
Его соперник по турниру взглянул на Александру.
– Ты предлагаешь ее?
Девушка почувствовала себя так, будто в нее попала молния – предшественница грозы. Неужели Люсьен действительно спросил это всерьез?
Джеймс согласно кивнул.
– Хотя я не хочу расставаться с ней сейчас, но если это принесет мир, я сделаю это.
– Нет, Джеймс, – проговорил Люсьен, не выразив никаких эмоций. – Я скорее пролью кровь, чем женюсь на Байярд, чтобы вернуть наши земли. – С этими словами он исчез в коридоре.
Александра уставилась на то место, где еще секунду назад стоял Люсьен. Она поняла, почему так была оскорблена Мелисса, и испытала непреодолимое желание догнать его и ответить ругательствами на английском и на арабском языках. Однако она крепко сжала в руках одеяло и молча прокляла де Готье.
– Ты ведь любишь его, да? – спросил Джеймс. Дочь изумленно взглянула на отца. Как он мог догадаться? Неужели это так заметно по ее лицу? Если так, то Люсьен это знает наверняка. Девушка почувствовала себя еще более униженной.
– Почему ты боишься епископа? – решила сменить тему разговора Александра.
Не думая о том, что может испачкать простыню, Джеймс уселся на кровать.
– Тайна, да? Ну ладно, храни ее, но не думай, что можешь меня обмануть, дочь Катарины. – Он похлопал ее по руке.
– А что с епископом?
Лицо лорда исказила кривая усмешка.
– Если только священник сочтет тебя...
– Что? Кем? Скажи мне! – перебила она отца.
– Еретичкой, исповедующей ислам... Александра вскочила на ноги, отбросив в сторону одеяло.
– Но ты же знаешь, что это не так. Я христианка и в некотором смысле гораздо больше, чем он.
– А это не имеет значения. Многие приверженцы истинной веры, чье преступление заключалось лишь в том, что они отличались от других, жестоко преследовались и даже были приговорены к смертной казни. Ты должна подавлять в себе все арабское, чтобы не возродить его подозрений.
– Но это же несправедливо.
– Да, несправедливо, но такой человек епископ Арми. Он весьма влиятельное лицо среди служителей церкви и очень вспыльчив.
Александра чувствовала, что упрямство не дает ей покоя и мешает соглашаться с отцом. Однако она сдержалась, чтобы не расстраивать Джеймса своим непокорством. Прикинувшись совершенно смирившейся, она опустила глаза и вздохнула.
– Я понимаю, но это будет нелегко.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Звезда гарема - Лей Тамара



Книгу читать можно
Звезда гарема - Лей ТамараМикишева Татьяна
19.04.2012, 11.16





Роман очень хороший, хорошо раскрыт характер героев, подробное описание быта и нравов гарема. Очень хорош главный герой, очень терпим. Очень чувственно описана сцена смерти матери, до слез. Я часто его перечитываю.
Звезда гарема - Лей ТамараИрина
21.03.2013, 11.49





Понравилось,советую почитать.
Звезда гарема - Лей ТамараВероника
16.01.2014, 8.53





Нормальный роман.Читать можно.
Звезда гарема - Лей ТамараНаталья 66
8.02.2014, 20.11





героям после этой истории будет скучно до конца жизни.
Звезда гарема - Лей ТамараЮля
19.02.2015, 2.58





Интересный роман, рекомендую 9/10
Звезда гарема - Лей Тамаратанюшка
9.03.2015, 23.10





Мне очень понравилось.роман чувтвенный но без пошлости.Приключения. Интересные г.герои. всего понемногу и гарем и рыцарские турниры. На протяжении всего романа была в состоянии предвкушения и некого легкого возбуждения. Советую прочитать. Единственное, что не очень согласна с названием. Причем здесь звезда гарема?
Звезда гарема - Лей Тамарамай
25.07.2015, 0.06





По сравнению С "Подарком", который я прочитала,посмотрев очень высокие рейтинги (прочитала просто суть,ибо читать невозможно,т.к. сюжет высосан из пальца,а вконце вообще ..развязка с самой что нинаесть дурацкой формулировкой),так вот звезда гарема - просто Звезда!!! Интересный сюжет,все довольно реалистично и не пошло.В конце мачеха немного бесит,но в целом очень хорошо написан!! 9 из 10
Звезда гарема - Лей ТамараТатьяна
4.01.2016, 3.53





Очень понравился роман,читала,не могла оторваться!
Звезда гарема - Лей ТамараМакаренко Татьяна
19.03.2016, 21.58





Очень хорошой роман! Очень интересный. "На протяжении всего романа была в состоянии предвкушения и некого легкого возбуждения." - фраза в точку! Единственное что, хотелось бы чтобы первая брачная ночь была лучше описана или вообще не было ничего об этом написано. А вообще 10б.
Звезда гарема - Лей ТамараДиди
28.04.2016, 20.38





Очень красивая сказка. Легко читается. Понравилось! Спасибо автору
Звезда гарема - Лей Тамарая
2.10.2016, 17.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100