Читать онлайн Пламя страсти, автора - Лей Тамара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пламя страсти - Лей Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 73)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пламя страсти - Лей Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пламя страсти - Лей Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лей Тамара

Пламя страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Ты хочешь знать, как умер Мейнард? — раздался под сводами церкви тихий вкрадчивый голос.
Джослин, полагавшая, что находится в святом храме одна, невольно вздрогнула от неожиданности.
— Отец Иво?
— Да, это я, дитя мое.
Разжав сложенные в молитве руки, женщина подняла глаза на мерцающее в полутьме пламя свечей.
— Я думала, что я здесь одна, — проронила она, встретив взгляд священника, устремленный на нее поверх горящих свечей.
— Человек никогда не бывает один в храме Господнем, леди Джослин.
Молодую вдову помимо воли охватило беспокойство, по спине пробежал холодок. Косясь на фигуру отца Иво, черным пятном застывшую в тени, она поднялась с колен и отошла от места, на котором провела в молитвах целый час.
— Конечно, вы правы.
— Я вижу, вы напуганы. Я почувствовал ваш страх, как только переступил порог церкви.
— Разве у меня нет причин для беспокойства?
Иво склонил голову.
— Есть. И даже больше, чем вы думаете, леди.
Видимо, он пришел сюда именно для того, чтобы рассказать ей об этих причинах, решила Джослин. В дороге — они скакали до Лондона без остановок — у нее не было возможности расспросить о смерти мужа. Теперь же, когда они наконец расположились в доме старого знакомого отца Иво, вдова надеялась услышать правду и узнать о роковой роли, которую сыграл Лайм Фок в жизни Мейнарда.
— Расскажите мне о муже, — попросила она.
Шагнув к ней, священник вышел в освещенное пространство.
— Присядьте, леди Джослин.
Она предпочла бы стоять, однако послушно опустилась на скамью.
Иво неторопливо пересек зал и сел рядом с ней.
— Должен признаться, что мой племянник, ваш муж, был не без греха, — начал он издалека. — Как вы, наверное, знаете, он любил выпить и тратил слишком много денег.
О, Джослин знала это слишком хорошо!
— Однако Мейнард не виноват в том, что жил во грехе. Его подтолкнули к распутной жизни.
— Подтолкнули?!
— Да. Уильям беззастенчиво поощрял страсть Мейнарда к выпивке и азартным играм. Так как ваш муж становился уязвимым и зависимым, когда выпивал, ему приходилось выпрашивать деньги из своей собственной казны. Такое положение дел как нельзя лучше устраивало Уильяма, ведь он получал неограниченную власть над баронскими владениями. Вы же сами знаете, как он стремится завладеть Эшлингфордом сейчас.
Эту же историю Джослин уже слышала от Мейнарда, когда он несколько раз приезжал в Розмур перед их свадьбой. Униженный и оскорбленный старшим братом, ее муж был вынужден передать Лайму бразды правления в родовом поместье отца. С каждым днем его влияние в Эшлингфорде все более и более ослабевало, пока у него не осталось, наконец, ничего, кроме бесполезного баронского титула.
— Я никогда не понимала, почему Мейнард не обратился с прошением к королю и не попросил избавить его от брата.
— И вы еще спрашиваете, почему? После встречи с этим негодяем и самозванцем?
Да, верно, Лайм Фок, появившись в Розмуре верхом на боевом коне, поверг ее в ужас. Но неужели и король боялся его?
— Он опасный человек, леди Джослин, — продолжал Иво. — И именно поэтому Мейнард держал рождение Оливера в тайне.
Женщина прекрасно помнила, что ее муж действительно опасался за жизнь сына, но никак не могла взять в толк, почему он даже не попытался избавиться от незаконнорожденного сводного брата.
— Но какое отношение это все имеет к смерти Мейнарда?
— О, самое прямое! Как я уже говорил, Уильям не убивал брата собственноручно, однако именно он виноват в его смерти. — После непродолжительной паузы священник продолжил: — Перед смертью племянник признался мне в том, что они с Уильямом заключили договор накануне вечером. Именно поэтому ваш муж и напился. Дело касалось денег. Уильям отобрал все, что принадлежало Мейнарду. Все до последнего гроша. — Иво раздраженно тряхнул головой. — С горя барон выпил лишнего, а затем потребовал подать ему лошадь. И Уильям вместо того, чтобы удержать брата от столь безрассудного шага, позволил ему отправиться в дорогу. Ночью. Одному. И к тому же, пьяному.
— И что же случилось потом?
— Отъехав совсем недалеко от замка, Мей-нард упал в овраг. Хотя он сумел выбраться на дорогу и пешком добрести до Эшлингфорда, его раны оказались смертельными.
Только теперь Джослин все поняла: руки Лайма Фока не запятнаны кровью, но его совесть нечиста. Она не перестала опасаться его, но не могла не осознать, что и Мейнард тоже виноват в том, что так рано ушел из жизни. В конце концов, он был двадцатишестилетним мужчиной, а не ребенком, достаточно самостоятельным человеком, чтобы нести ответственность за свои поступки.
— Спустя несколько часов мой племянник умер от внутреннего кровотечения. На моих руках.
Искренняя скорбь и боль, прозвучавшие в последних словах, почти до неузнаваемости изменили голос святого отца.
Молодая вдова осознала, как сильно отец Иво любил Мейнарда. И только ему, в свою очередь, Мейнард доверял. При жизни муж не вызывал у Джослин никаких чувств, сейчас же сердце ее дрогнуло и наполнилось сочувствием. Но скорее не к покойному, а к искренне скорбящему священнику.
— Я сожалею о случившемся.
Иво поднял на нее глаза.
— Только одному человеку действительно следует пожалеть о случившемся — Уильяму, — встрепенувшись, процедил сквозь зубы Иво. Казалось, гнев снова вернул его к жизни. — Он похитил у вас мужа. Но что еще страшнее: у вашего сына — отца.
Муж… Отец… Джослин подавила тяжелый вздох. Мейнард не был ни мужем ей, ни отцом Оливеру. Однако она не собиралась рассказывать священнику, который всем сердцем любил племянника, правду об их браке. Не зная, что добавить к уже сказанному, женщина встала.
— Этот ублюдок заплатит за содеянное сполна! — в слепой ярости воскликнул Иво. Его сердце жаждало мести.
Молодая вдова, потрясенная до глубины души, оцепенела от изумления. Слуга Господа произнес такие слова! Да еще не где-нибудь, а в святом храме!
— Отец Иво, я понимаю, что вы скорбите, — робко начала она, пытаясь успокоить его, — но…
— Вы ничего не знаете. — Вскочив на ноги, Иво оказался так близко к ней, что женщина невольно попятилась назад. — Вы ведь не любили его, не так ли?
Усилием воли подавив желание убежать отсюда подальше, Джослин встретила требовательный взгляд священника. И не смогла солгать.
— Нет. Как и многие браки, наш основывался не на любви. Целью нашего союза было рождение наследника.
Довольно долго Иво не сводил с нее сурового взгляда. Затем, не сказав больше ни слова, повернулся и отошел в сторону.
Стремясь как можно скорее уйти из церкви, она торопливым шагом направилась к двери. Но у самого порога, не устояв перед искушением, оглянулась.
Священник стоял перед алтарем. Он устремил взгляд к лику Всевышнего, а его рука покоилась на рукоятке меча, все еще висящего на бедре. Джослин невольно поежилась: дядя Мейнарда совсем не походил на служителя церкви. Напротив, он очень напоминал воина. Воина, готового сражаться до последней капли крови. Воина, готового идти по трупам.
Джослин пересекла комнату и остановилась перед огромным зеркалом, висящим на стене. Женщина, которая смотрела на нее, поразила и немного испугала ее. Неужели это действительно она, Джослин из Розмура?
Служанка, присланная отцом Иво, заплела ее густые черные волосы в две косы и, свернув их в кольца, закрепила стальным обручем, дерзко и вызывающе пересекающим лоб. Затем над каждым ухом подвесила по стальному цилиндру с множеством мелких дырочек и продела в них косы. Но с этого преображение Джослин лишь началось.
Наклонившись, молодая вдова осторожно ощупала пальцами широкий пояс из богато украшенных драгоценными камнями металлических пластин, охватывавших ее талию. Надетый поверх платья, он был виден в широкие проймы бархатного жилета, который, расширяясь от плеч, ниспадал на бедра. Дворцовый наряд — так назвал ее костюм отец Иво. Именно он распорядился доставить одежду для Джослин после того, как решительно отверг платье, привезенное из Розмура. Однако Джослин чувствовала себя в дворцовом наряде скованно и неудобно.
Она тяжело вздохнула. Если бы не смерть Мейнарда, ей бы не пришлось терпеть такие неудобства. Именно ему, а не ей хотелось сделать Оливера своим наследником. Если бы не он, ей бы не пришлось ехать в Лондон, спасаясь от преследования Лайма Фока, не пришлось бы облачаться в неудобные одежды. И не пришлось бы два дня томиться в ожидании приема у короля, которого она предпочитала знать понаслышке.
— Ох, Мейнард! — в отчаянии прошептала женщина. — Почему?
В этот момент дверь в комнату распахнулась настежь.
— Леди Джослин, отец Иво, — послышались слова королевского посланника, — Его Величество желает видеть вас.
Итак, час настал.
Сердце Джослин тревожно забилось, во рту мгновенно пересохло. Она взволнованно повернулась к священнику, уже поднявшемуся с невысокой скамьи, на которой он провел последние полчаса. Молодая вдова надеялась, что ее отец успеет вернуться в город до встречи с королем, однако ее надежды не оправдались. Поэтому ей предстояло предстать перед Эдуардом III в сопровождении одного священника.
Зашуршав одеждами, Иво подошел к ней и взял ее за локоть.
— Пойдемте, дитя мое.
Судорожно сжав рукой край шерстяной сутаны, касающейся ее руки, Джослин позволила святому отцу вывести себя из комнаты и препроводить в огромный зал, настолько огромный, что у нее в первый момент перехватило дыхание от восхищения.
Боже, да в этом зале поместилось бы с полдюжины таких залов, как в Розмуре! А может, и больше. Женщина восторженно оглядывалась по сторонам. Какое богатое убранство! Почти не замечая многочисленных придворных, расположившихся вдоль стен, она медленно шла вперед. Сейчас Джослин походила на ребенка, сгорающего от любопытства. Все вокруг ослепительно сверкало. Пол и стены украшали великолепные материи, приятно ласкающие взор и вызывающие желание прикоснуться к ним. Даже столы и скамьи были покрыты дорогой тканью с обилием пышных сборок. Ей не верилось, что она тоже могла бы сидеть за этими столами на этих скамьях.
Неожиданно ее взгляд, растерянно блуждающий по огромному залу, упал на человека, который величественно восседал на кресле с высокой спинкой.
Король Англии, Эдуард III!
Женщина сразу поняла, что король явно скучает. Подперев одной рукой голову и небрежно покачивая ногой, он, выслушивая льстивые речи придворных, выглядел так, словно мечтал оказаться в любом другом месте, но только не здесь.
Когда Джослин и Иво приблизились к ступеням, ведущим к трону, Эдуард беспокойно поерзал в кресле, потом, обхватив подбородок ладонью, начал притопывать ногой, одновременно продолжая покачивать другой. Он не мог не заметить присутствия гостей, но продолжал смотреть куда-то в сторону. Затем монарх сладко зевнул.
Джослин, считавшая короля особой, приближенной к Богу, чуть не рассмеялась, однако вовремя спохватилась, вспомнив о серьезности положения. Сдержав улыбку, она остановилась рядом с Иво.
— Ваше Величество, леди Джослин Фок и отец Иво, — объявил гарольд.
Они склонились в низком поклоне. Накануне приема священник настоял на том, чтобы женщина отрепетировала эти движения перед зеркалом, доведя их до совершенства.
— Поднимитесь, — приказал Эдуард скучающим голосом.
Заметив, что король по-прежнему смотрит в сторону, так и не удостоив их взглядом, Джослин почувствовала раздражение. Зачем же она репетировала поклон, если король даже не видел его?
Спустя некоторое время Эдуард снова поерзал в кресле, затем, погладив пальцами бархатный рукав жилета, наконец посмотрел на Иво. Не задержавшись на священнике больше нескольких секунд, он взглянул на Джослин. В следующее мгновение в его глазах засветилось любопытство, губы изогнулись в слабой улыбке. Король дважды окинул Джослин заинтересованным взглядом с головы до ног. Расправив плечи и выпрямившись, он прекратил покачивать ногой.
— Леди Джослин Фок? — переспросил он.
Она склонила голову, когда же снова подняла ее, лицо короля осветила приветливая улыбка. Затем, внезапно очнувшись, Эдуард прокашлялся и спросил:
— Значит, дело касается Эшлингфорда?
— Да, Ваше Величество, — охрипшим от напряжения голосом ответил Иво.
Интерес, проявленный королем к его спутнице, не понравился священнику, Джослин же пришла в смятение. Несмотря на опасливое отношение к Иво, его присутствие рядом поддерживало ее и немного успокаивало.
Тем временем Эдуард, впившись взглядом в молодую женщину, подался вперед.
— Я прочел ваше прошение, в котором вы просите признать вашего сына наследником владений его отца. Я также прочел и прошение сэра Лайма Фока.
Король, видимо, ждал ответа от Джослин, однако не успела она собраться с мыслями, как в разговор вступил Иво.
— И каково же ваше решение, Ваше Величество?
Монарх нахмурился, раздраженный бесцеремонным вмешательством священника.
— Я еще не принял его.
— Но, Ваше Величество, совершенно очевидно, что законные права на Эшлингфорд имеет Оливер Фок, — возмущенно заявил Иво. — Он плоть от плоти своего отца и рожден в законном браке, в то время как Уильям Фок является незаконнорожденным…
— Я знаю, — резко перебил его король с таким видом, словно обстоятельства рождения Лайма не имели для него важного значения.
— Но он пытается отобрать у ребенка то, что принадлежит ему по праву, — продолжал святой отец.
Становилось ясно, что доводы священника не произвели на Эдуарда должного впечатления, поэтому ему на помощь поспешила Джослин.
— Ваше Величество, больше всего на свете мой покойный муж хотел передать после себя титул барона и Эшлингфорд Оливеру. Лайм Фок же рожден вне брака, и поэтому не имеет права на владения брата.
— Однако эти владения и титул были ему обещаны, леди.
Обещаны? Сбитая с толку Джослин растерялась. Что хотел сказать король?
— Но кем? — снова вмешался в разговор Иво.
Эдуард, выгнув бровь, бросил на священника выразительный взгляд.
— Вашим племянником Мейнардом, разумеется.
Святой отец возмущенно всплеснул руками.
— Какую ложь придумал Уильям теперь? Я ничего подобного не слышал. Да и не поверил бы, если бы даже и услышал.
— И, тем не менее, почти дюжина благородных рыцарей подписали эту петицию, — заявил Эдуард, взяв с колен свиток пергамента. — И каждый из них поклялся, что является свидетелем клятвы, данной Мейнардом Фоком Лайму Фоку шесть лет назад. Каждый подтвердил, что Мейнард пообещал не оставлять в случае смерти законнорожденного наследника и согласился с тем, что после него Эшлингфорд унаследует старший брат.
— Ваше Величество, но это же абсурд, — не сдавался Иво.
Заметив, что взгляд короля стал суровым, Джослин шагнула вперед.
— Я не понимаю, Ваше Величество, о какой клятве идет речь.
— Семь лет тому назад мне принесли похожую петицию, — начал Эдуард, поудобнее устроившись в кресле. — Меня просили рассудить, кто же является истинным наследником Эшлингфорда: Лайм Фок или его младший брат.
Джослин оказалась в затруднительном положении: муж ни разу не рассказывал ей об этом случае. Новость ошеломила и потрясла ее.
— Видите ли, — продолжал король, — Монтгомери Фок назвал своим преемником Лайма, но отец Иво и леди Анна, мать Мейнарда, воспротивились его воле.
В мгновение ока Джослин прозрела. Только теперь она поняла, почему Лайм Фок предъявлял права на Эшлингфорд, оспаривая их у Оливера. Неудивительно, что он был так уверен в своей правоте.
— И вы. видимо, признали наследником Мейнарда.
— Да. Так как он рожден в законном браке и оба его родителя происходили из благородных семей. Тогда мне казалось, что я поступаю справедливо.
Услышав в голосе монарха нотки раскаяния, молодая вдова насторожилась.
— Вы считаете, что ошиблись?
Король нахмурился.
— Ваш муж не оправдал оказанного ему доверия. Меньше, чем за год, доходы Эшлингфор-да уменьшились почти вдвое. Вассалы и крестьяне поссорились между собой. Мне сообщили, что барон слыл азартным игроком и, пуская деньги на ветер, быстро опустошил богатую казну отцовских владений.
— А что же сэр Лайм, Ваше Величество? — робко спросила она.
— Зная о моем негодовании, ваш муж уговорил старшего брата вернуться в Эшлингфорд и взять в свои руки управление делами.
Итак, Лайм не вынуждал брата передать ему бразды правления, как говорили ей отец Иво и Мейнард. Власть была передана ему по доброй воле! Все, во что свято верила Джослин, начало рушиться.
— А сэр Лайм, в свою очередь, потребовал взамен титул барона, не так ли?
Женщина продолжала недоумевать. Как Мейнард мог согласиться на такие грабительские условия? Случившееся казалось просто невероятным.
— То, что я рассказал сейчас, засвидетельствовали рыцари из Эшлингфорда. Однако я еще до получения петиции слышал о происходящем.
Чему верить? Джослин не могла сделать выбор. Верить ли тому, что Лайм Фок ради получения Эшлингфорда подкупил лжесвидетелей? Или что ее муж дал обещание, которое не собирался выполнять?
— Даже если это правда, в чем лично я сомневаюсь, Ваше Величество, — снова вступил в разговор Иво, — Уильям был и останется незаконнорожденным сыном. Он не имеет прав на титул барона, тем более сейчас, когда есть Оливер.
Эдуард перевел взгляд на священника.
— Возможно, — вполголоса произнес он.
— Неужели вы серьезно намерены признать наследником Уильяма?
— Вполне серьезно.
У Иво чуть не вырвался крик протеста, однако, до боли закусив губу, он сжал крест и отвел взгляд в сторону.
Джослин вдруг отчаянно захотелось убежать отсюда прочь, отдать Лайму Фоку все, что он стремился получить, и вернуться вместе с Оливером к спокойной и безопасной жизни в Розму-ре! Однако всплывшие в памяти слова отца Иво вернули ее к реальности. Только от нее зависело сейчас будущее сына.
— Но что же будет с моим сыном, Ваше Величество? Он ведь плоть от плоти барона Мейнарда Фока.
— Вы вступили в брак по специальной лицензии, разрешающей не оглашать ваши имена перед свадьбой, не так ли?
Женщина кивнула головой.
— А вам никогда не хотелось узнать, почему ваш муж решил держать брак в тайне?
— У меня не было повода расспрашивать об этом, так как он сказал, что боится за жизнь любого ребенка, который может у нас родиться. И еще Мейнард говорил, что его брат, возможно, захочет убить наследника, чтобы получить владения отца.
Эдуард нахмурился.
— Не могу утверждать, что знаю сэра Лайма хорошо, однако мне трудно поверить, что он способен на подобную жестокость.
Рассказать ли королю, как Лайм Фок ворвался в Розмур? Как угрожал увезти с собой Оливера? Но, с другой стороны, все его угрозы так и остались словами. Ни ей, ни Оливеру Лайм не сделал ничего дурного.
— Убедите меня в том, что я должен признать наследником вашего сына, леди Джослин, — заявил Эдуард. — И я сделаю это.
Женщина удивленно заморгала. Но как она сможет убедить короля?
— Я не знаю, что добавить к уже сказанному, Ваше Величество. Могу только сказать, что, находясь на смертном одре, мой муж назвал Оливера своим наследником, и отец Иво засвидетельствовал последнюю волю умирающего.
— Совершенно верно, — с готовностью подтвердил священник.
— Но ребенку сейчас всего два года, — напомнил им Эдуард.
— Летом исполнится три, — вежливо поправил Иво.
— Два… Три… — пробормотал король. — Неважно, он все равно ребенок и не сможет вести дела в таком огромном поместье, как Эшлинг-форд. — Эдуард снова перевел взгляд на Джослин. — Вы же не собираетесь управлять владениями покойного мужа лично, не так ли?
Она?! Господи, ей и в голову никогда не приходила подобная мысль. Конечно, она умела читать, писать и считать и, кроме того, несколько лет вела хозяйственные книги за отца, но владения в Розмуре по сравнению с Эшлингфордом казались просто крошечными. Хотя, возможно…
— Пока Оливер не достигнет совершеннолетия и не возьмет ответственность на себя, — прервал ее мысли Иво, — я смог бы управлять поместьем, Ваше Величество.
— Вы? — удивленно воскликнул монарх. — Служитель церкви?
— Не только церкви, но и прихода Эшлингфорда. Вы, Ваше Величество, видимо, забыли, что я тоже из рода Фоков. Хотя я и отдал большую часть жизни служению Богу, я лучше, чем кто-либо, знаю о положении дел в поместье.
— И вы полагаете, что сумеете управлять им?
— Безусловно, сумею.
— И лучше, чем сэр Лайм?
— Пожалуй, что так, — после некоторого колебания ответил священник.
Однако, судя по выражению лица Эдуарда, Иво не удалось убедить его.
— Не вы ли помогали Мейнарду вести дела до того дня, когда во владения вернулся сэр Лайм? — уточнил Эдуард.
На щеках священника появился румянец смущения.
— Отчасти. Но я всего лишь вел хозяйственные книги, Ваше Величество. Мой племянник не советовался со мной, принимая решения особой важности. К сожалению, он был очень своенравен, упрям и независим.
— Однако, несмотря на свою независимость, позднее он позволил принимать сэру Лайму подобные решения самостоятельно, — громко напомнил монарх. — Не странно ли? Ведь речь шла о сводном брате, которого Мейнард ненавидел.
— Я… — начал Иво.
Эдуард, властно подняв руку, заставил священника замолчать.
— Я принял решение.
Джослин затаила дыхание, чтобы унять готовое выпрыгнуть из груди сердце. Судя по разговору между королем и Иво, властелин Англии, несомненно, предпочтет видеть в качестве владельца Эшлингфорда Лайма Фока, а не малолетнего ребенка и священника-управляющего. Итак, Оливера лишили будущего. Однако, как ни странно, женщина не сожалела о решении короля. Более того, ей начало казаться, что гора упала с ее плеч. Ведь не она лишила сына наследства, а Эдуард III. Ее совесть чиста, она пыталась сделать все возможное, но, увы, потерпела неудачу. Но теперь, хвала Господу, они с Оливером смогут вернуться в Розмур, где ничто и никто не будет им угрожать.
Тем временем монарх обратился к человеку, который пригласил Джослин и Иво в зал.
— Пригласите сэра Лайма.
Джослин открыла рот от изумления. Она знала, что Лайм находится в городе, но не предполагала, что встретится с ним лицом к лицу, да еще в присутствии короля. Неужели ей снова придется терпеть его насмешки после того, как его публично признают бароном? Затаив дыхание, Джослин наблюдала за гарольдом, который пересек зал и подошел к двери, расположенной напротив той, в которую входили они с Иво.
Эдуард жестом подозвал Джослин.
— Подойдите, леди Джослин. Станьте рядом со мной.
Но зачем? Женщина недоумевала. Неужели для того, чтобы лучше видеть надменное лицо Лайма?
— Подойдите, — повторил монарх, не дав ей заговорить.
Приподняв подол платья, Джослин взошла по ступеням, которые вели к трону, и, сцепив руки перед собой, остановилась возле королевского кресла. Нет, Лайм Фок не увидит ее отчаяния, не увидит ее побежденной. Пусть он ликует, празднуя победу! Но она, Джослин, не проявит слабости.
— Вы неправильно поняли мои намерения, — вполголоса заметил Эдуард.
Джослин встрепенулась.
— Что вы хотите сказать, Ваше Величество?
— Терпение, леди Джослин. Запаситесь терпением, — ответил король, переводя взгляд на человека, появившегося в противоположном конце зала.
Лайм Фок!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пламя страсти - Лей Тамара



неплохой роман! можно почитать!
Пламя страсти - Лей Тамаралия
25.09.2012, 19.24





Совсем даже не плохо ...... есть интрига, читала с удовольствием.
Пламя страсти - Лей ТамараВиктория
19.01.2013, 16.05





Неплохой роман, интересно и доступно повествует о любви и страсти, чести и благородстве, коварстве и предательстве, великодушии и ненависти. Есть интрига в сюжетной линии, семейные тайны, мрачные события эпидемии чумы, добавляющие своеобразную пикантность и остроту книге. ГГ-ои располагают к себе, очень достойны, без излишних истерик и надуманных обид, образы глубоки и хорошо прописаны. Определённо понравилось.
Пламя страсти - Лей ТамараAlinushka
28.02.2014, 18.49





прочитала с удовольствием 10 балов.
Пламя страсти - Лей Тамаратату
9.12.2015, 13.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100