Читать онлайн Пламя страсти, автора - Лей Тамара, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пламя страсти - Лей Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 73)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пламя страсти - Лей Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пламя страсти - Лей Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лей Тамара

Пламя страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

К счастью, урожай был собран. Чума еще не успела добраться до Эшлингфорда. Хотя Джослин понимала, что эпидемии не избежать, она испытывала огромное удовлетворение от того, что зерно успели вывезти с полей и надежно укрыть в погребе. Теперь они переживут зиму, и голода им не стоит бояться.
— Господь услышал мои молитвы, — пробормотала хозяйка Эшлингфорда. — Жаль только, что не все.
Повернувшись, она подставила лицо холодному северному ветру, даже не пытаясь поправлять соскользнувший с головы капюшон или привести в порядок выбившиеся из-под платка волосы. Застыв на месте, женщина любовалась открывающимся видом. На лугах паслись овцы, жадно поедая остатки скошенной на сено травы. Сегодня животные могли последний раз полакомиться зеленью. Завтра поутру в землю вонзится плуг, который перевернет еще теплые пласты почвы, и начнется сев озимых.
Итак, уборка урожая закончена, значит, в Эшлингфорд должен приехать Лайм. Возможно, сейчас он выезжает из Торнмида, чтобы своими глазами увидеть первую полосу вспаханной земли.
Поежившись от холода, Джослин под накидкой обхватила себя руками. Временами ей хотелось, чтобы лорд Фок не возвращался. После визита в Торнмид прошло больше двух месяцев, но душевная боль, появившаяся после того, как возлюбленный отверг ее, не ослабевала. Каждый раз, когда Лайм на несколько дней приезжал в Эшлингфорд, он старательно избегал встреч с Джослин, и ее боль лишь усиливалась.
Молодая вдова пыталась убедить себя в том, что так было лучше. В конце концов, у них с Лаймом нет будущего. Только ночь любви. Одна ночь. Но даже если их отношениям суждено продолжаться, он все равно рано или поздно женится на другой женщине. Хотя бы ради того, чтобы дать жизнь законному наследнику. Зачем ему нужна жена покойного брата, предавшего его.
Расправив плечи, Джослин натянула поводья, поворачивая жеребца назад. В следующее мгновение женщине вдруг показалось, что за ней кто-то внимательно наблюдает, причем не с той стороны, где остались четверо рыцарей, сопровождавших ее.
Повернув голову вправо, Джослин посмотрела на небольшой холм, с которого поздняя осень уже сорвала зеленый наряд. На его вершине виднелся одинокий всадник. Его одежды развевались на ветру, пряди длинных седых волос бились о лицо. На бедре незнакомца висел меч. Взгляд всадника был прикован к ней.
Иво вернулся, как и предсказывал Лайм.
Холодная рука страха сдавила сердце Джослин. В панике она оглянулась, чтобы увидеть сопровождающих. Они находились именно там, где госпожа их оставила. Прячась от ветра, рыцари стояли на опушке леса. Господи, Джослин даже не заметила, что оторвалась от них так далеко. Ни один из мужчин не смотрел в ее сторону, поэтому они, судя по всему, и не подозревали об опасности, которую хозяйка Эшлингфорда навлекла на себя, желая на несколько минут остаться наедине со своими мыслями.
Снова взглянув на Иво, женщина заметила, что он не двигался с места. Нет, ему незачем спешить, так как он прекрасно понимал, что его боевой конь догнал бы верховую лошадь Джослин значительно быстрее, чем до нее добрались бы стражники.
Вспомнив о столовом ноже, Джослин осознала, что Иво может перерезать ей горло прежде, чем она успеет достать свое оружие из-под накидки. Разумеется, можно попытаться доскакать до рыцарей. Но, видимо, именно этого он и ждал. Осененная догадкой, вдова развернула лошадь. Иво, желая позабавиться, терпеливо ждал, когда она обратится в бегство, чтобы затем броситься за ней в погоню. Но почему бы не сбить его с толку, поступив вопреки его ожиданиям? Почему бы не поехать к нему навстречу по доброй воле? Еще не совсем представляя, что выйдет из ее затеи, Джослин не сомневалась в одном: Иво растеряется, тем самым дав ей шанс на спасение.
Ее сердце лихорадочно билось, но лицо оставалось бесстрастным. Пришпорив коня, женщина легкой неторопливой рысью направила его в сторону холма. Ей безумно хотелось оглянуться и посмотреть, заметили ли стражники, что происходит, но усилием воли она подавила порыв.
— Добрый день, отец Иво! — поприветствовала вдова священника, поднимаясь по склону.
— Отец? — Иво подозрительно прищурился. — К чему такое официальное обращение, дорогая Джослин? Теперь уже нет необходимости соблюдать этикет. И вы это хорошо знаете.
Похоже, он обвинял ее в том, что именно благодаря ей удалось сорвать с него лицемерную маску.
— Но вы по-прежнему носите одежды священника, — напомнила Джослин, — несмотря на то, что вас отлучили от церкви.
Довольно улыбнувшись, Иво вперил в нее полный ненависти взгляд.
— Отлучили? — переспросил он. — Мне не нравится это слово. Я предпочитаю, чтобы все говорили, что меня отстранили от обязанностей священника. Причем временно.
Испытывая легкое головокружение, женщина подъехала еще ближе.
— Думаю, вы ошибаетесь, — возразила она. Церковь не позволит вам вновь стать священником после того, что вы сделали.
— Ах, Джослин, неужели вы так наивны? Всего можно добиться. За деньги.
— Которых у вас, судя по всему, нет, — дерзко заявила Джослин, останавливая лошадь прямо перед его конем.
Иво резко наклонился вперед.
— Но они у меня будут. Я не зря наблюдал за вами несколько недель. Я знал, что рано или поздно вы допустите ошибку. И вы оправдали мои надежды.
Значит, он следил на ней день за днем, постоянно находился где-то неподалеку во время ее прогулок верхом. По телу Джослин пробежал холодок. Впадая в панику, она начала осторожно поворачивать голову, пытаясь оглянуться.
— Не двигайтесь, — раздраженно бросил Иво.
Переведя взгляд на него, женщина обнаружила, что его внимание приковано к стражникам, оставшимся на опушке леса.
— Они приближаются, — сообщил бывший священник.
Судя по тому, что он по-прежнему не торопился, Джослин поняла, что рыцари только сейчас заметили двух всадников на вершине холма. У Иво было достаточно времени, чтобы привести в исполнение свой план.
— Они вам не помогут, — заявил мужчина. — Вы ведь это знаете, не правда ли?
Но может ли она сама помочь себе? Женщина задумалась, оценивая ситуацию, но так и не нашла выход из положения.
— Спасаться бегством не имеет смысла. Вы быстро догоните меня. Я знаю, что вы задумали убить меня, и ничто не изменит вашего решения.
Несколько мгновений Иво пристально смотрел на нее, затем подъехал ближе и остановил коня рядом с ее лошадью.
Джослин отчаянно хотелось пришпорить кобылу и помчаться прочь от этого опасного человека. Но, осознавая, что теперь, когда расстояние уже не разделяло их, как раньше, ей не спастись, вдова не двигалась с места.
Тем временем Иво, наклонившись к своей жертве, дохнул на нее парами крепкого вина.
— Даже я понимаю, что вы, Джослин, не сдадитесь легко. Покажите, что вы прячете под накидкой.
Сколько же он выпил? И как долго вино будет действовать на него? И удастся ли ей воспользоваться его состоянием? Подумав, она решила тянуть время.
— Почему бы вам не убить меня сразу? Иво вынул кинжал из ножен.
— Вы умрете не сегодня, — вполголоса вымолвил он. — Как я уже говорил, сначала я намерен получить принадлежащие мне деньги. Но мне вряд ли удастся прибрать их к рукам, если вы умрете.
Разумеется. Как же она не догадалась раньше?
— Значит, вы собираетесь потребовать за меня выкуп?
Проведя пальцем по острию клинка, бывший священник посмотрел на нее.
— Если не ошибаюсь, сегодня или в крайнем случае завтра утром в Эшлингфорд приедет мой племянничек-ублюдок, не так ли?
— Вы же прекрасно знаете, что так.
Иво самодовольно усмехнулся.
— Знаю. Все складывается как нельзя лучше. В противном случае пришлось бы ждать, пока за ним пошлют гонца. — Неожиданно мужчина нахмурился. — Он ведь отдаст мне деньги, правда, Джослин? Как вы думаете? Я хочу сказать, достаточно ли сильно ему нравится то, что у вас между ног, чтобы он согласился заплатить за это и вернуть вас в свою постель.
Женщина чуть не выпалила, что они с Лаймом не были близки, как полагал Иво, но, боясь рассердить его, промолчала.
Он мечтательно вздохнул.
— Да, Уильям непременно отдаст мне деньги. А когда я, наконец, получу их… — об остальном Иво предпочел умолчать.
Теперь молодая вдова не сомневалась в том, что дядя Мейнарда убьет ее, как убил бы в ту ночь в саду, когда пытался заставить Эмму отдать золото и записи. Она жива только благодаря сэру Хью. Джослин с трудом проглотила ком, застрявший в горле. Единственным утешением служило то, что сегодня в ее распоряжении больше времени, чем в прошлый раз. Но что же ей делать?
— Ну, ну, не скромничайте. Распахните накидку, — нетерпеливо приказал Иво.
Наклонив голову, чтобы раздвинуть полы шерстяного плаща, женщина нечаянно задела подбородком брошь, скреплявшую края. Вот и спасительный выход! Теперь Джослин знала, что делать. Конечно, брошь вряд ли можно использовать в качестве оружия, но и она могла пригодиться. Вдова отстегнула брошь, оставив ее открытой, затем сбросила накидку с плеч.
Трудно сказать, ожидал ли Иво, что она с такой готовностью выполнит его требование, однако следующие слова он сказал как ни в чем не бывало.
— Как поживает Оливер? — поинтересовался он, окидывая женщину похотливым взглядом с головы до ног.
Она мгновенно поняла, что Иво заговорил об Оливере неслучайно. В его голосе уже не звучал прежний сарказм. Судя по всему, он искренне интересовался мальчиком.
— Хорошо, — ответила молодая мать, напряжено прислушиваясь к голосам приближавшихся рыцарей. — Ему недавно исполнилось три года. — Опустив руку так, чтобы мужчина не заметил, она повернула брошь острием вверх.
— Значит, он стал ближе еще на год к баронскому титулу, — вполголоса проронил Иво. — Неужели этим вы собирались защищаться? — Он вынул из ножен ее столовый нож. — Интересная и в то же время бесполезная вещь.
— Если бы я могла, я бы перерезала им ваше горло, — вспылила Джослин, чувствуя, что теряет самообладание.
Однако бывший священник, напряженно следивший за приближением всадников, пропустил ее замечание мимо ушей.
— Ага, они уже недалеко. Немного поздновато, не так ли?
Не оглядываясь, женщина определила по стуку лошадиных копыт, что рыцари подъехали достаточно близко, чтобы прийти ей на помощь. Ей оставалось лишь увернуться от смертоносного кинжала Иво.
— Садитесь на моего коня, — неожиданно приказал он, протягивая руку. — Быстро!
Нет, она не собиралась сдаваться, по крайней мере живой. Всем видом выражая готовность, Джослин повернулась в седле и подняла руку так, словно намеревалась взяться за его руку. Не успел Иво рассмотреть, что она прячет в ладони, как вдова размахнулась и изо всех сил вонзила булавку в круп коня.
Как она и рассчитывала, животное отреагировало немедленно: протестующе заржав, жеребец шарахнулся в сторону. Не теряя времени, Джослин пришпорила свою лошадь и поскакала прочь. К счастью, кобыла быстро повиновалась воле наездницы, унося ее от рассвирепевшего жеребца и грозно сверкающего кинжала Иво.
Услышав за спиной пронзительный крик, женщина невольно оглянулась и на долю секунды встретилась взглядом с Иво. В его глазах застыло выражение удивления и гнева. Казалось, коварный священник никак не мог поверить в то, что ей удалось обвести его вокруг пальца во второй раз. Вцепившись в гриву жеребца, он отчаянно пытался удержаться в седле. Но его попытка не увенчалась успехом: обезумев от боли, конь поднялся на дыбы, стараясь сбросить наездника. В следующее мгновение Иво рухнул на землю.
Джослин повернула лошадь обратно. Некоторое время она стояла ожидая, что Иво вот-вот поднимется. Однако он продолжал неподвижно лежать и не сдвинулся с места даже тогда, когда его окружили рыцари.
Затаив дыхание, женщина не сводила с него глаз. Неужели дядя Мейнарда упал так неудачно, что сломал шею? Неужели он мертв? Она предпочла бы держаться на расстоянии даже от мертвого Иво, но, обуреваемая страхом и любопытством, пришпорила лошадь и подъехала ближе.
— Вы не пострадали, моя госпожа? — осведомился сэр Грегори, когда она поравнялась с ним.
— Нет, — ответила Джослин и перевела взгляд на тело священника, беспомощно распростертое на земле.
Иво был еще жив, но уже смотрел на мир затуманенным взором. Смертельно раненный, он, медленно оторвав глаза от неба, взглянул сначала на одного из рыцарей, затем на Джослин. Его губы изогнулись в горькой усмешке.
— Посмотрите, что вы наделали, — с трудом выговорил он.
Джослин, осознав, что это она убила его, внутренне содрогнулась. Боже, но она ведь только защищала свою жизнь! Растерявшись, женщина почувствовала, что голова пошла кругом, а к горлу подкатил ком. Она никогда и мысли не допускала, что на ее плечи ляжет ответственность за смерть человека!
— Но вы не оставили мне выбора, — еле слышно вымолвила вдова.
— Неужели я действительно заслуживаю смерти, Джослин?
Тяжело вздохнув, она вскинула голову.
— Теперь по крайней мере вы уже никому не сможете причинить зла.
На несколько минут Иво устало закрыл глаза, потом, подняв тяжелеющие веки, снова обратился к Джослин:
— Вы можете выполнить мою последнюю просьбу? — с трудом переводя дыхание, прошептал он.
Женщина промолчала ожидая, пока умирающий не скажет, чего именно он хочет.
— Когда Оливер подрастет, передайте ему, что я его любил. Все, что я делал, я делал ради него, ради его будущего. Вы расскажите ему, Джослин?
Вдова будто окаменела.
Иво любил Оливера?! Она не могла поверить в то, что этот человек был способен кого-нибудь любить. Да, дядя Мейнарда действительно проявлял заботу о мальчике, но любил ли он его? Нет, Джослин не имеет права возлагать тяжесть за содеянное им на Оливера.
— Сожалею, — ответила она, решительно тряхнув головой, — но я не в силах выполнить вашу просьбу.
Иво раздраженно поморщился, его ноздри гневно затрепетали.
— Шлюха! — сдавленным голосом воскликнул он. — Это ты должна лежать здесь, а не я.
Джослин невольно вздрогнула, представив себя на месте умирающего. Перед глазами замелькали круги, к горлу подступила тошнота. Как хорошо, что она сидела в седле! Иначе бы ее ноги подкосились и она как подкошенная рухнула бы на землю.
Воцарилась тишина. Один из рыцарей молча спешился и, обнажив кинжал, шагнул к Иво. Несколько мгновений он смотрел на него, затем тихо произнес:
— Господь взывает к милосердию и требует помочь умирающему, прекратив его страдания… — Сделав многозначительную паузу, рыцарь продолжал: — Кажется, так вы говорили, отец Иво?
Зная, что последует дальше, Джослин натянула поводья и повернула лошадь. Сегодня она уже увидела более чем достаточно.
— Ну что, наконец отмучился? — послышался за спиной насмешливый голос рыцаря. — Так ведь, святой отец?
Его слова эхом раздались в затуманенном от боли сознании умирающего. Открыв глаза, он посмотрел на человека, собиравшегося отправить его на небеса, а Иво хотелось верить, что он попадет именно туда. Ах, да, как же он мог забыть! Это один из рыцарей, в присутствии которых Иво недавно говорил те же. самые слова, когда отнимал жизнь у разбойника. Тот наглец решил рассказать правду о нападении Уильяму. Какая злая ирония!
Однако судьба сыграла с ним еще одну, более жестокую шутку, заставив повторить трагический конец Мейнарда. Они оба упали с лошади и получили смертельные раны. Иво горько усмехнулся. Значит, такова воля Провидения: отцу была уготована та же участь, что и сыну.
Священник не почувствовал удара кинжалом. Едва заметив приближающийся к нему клинок, он погрузился во мрак, из которого не было обратной дороги. Сначала Иво ощутил блаженное тепло, разлившееся по телу, но в мгновение ока ледяной холод сковал его руки и ноги.


— Мой господин, поспешите! — взволнованно окликнул Лайма один из воинов.
Лорд Фок повернулся к вошедшему рыцарю. Мужчина, задыхаясь от бега, остановился на пороге комнаты. Не вдаваясь в расспросы, Лайм торопливо зашагал к двери, покидая зал, едва успев войти в него.
Во дворе, предвещая приход ранней зимы, свирепствовал северный ветер. Но барон не обратил внимания на холод. Едва он вышел из башни, как его взгляд устремился к распахнутым настежь воротам.
Пятеро всадников въезжали во двор. Среди них Лайм сразу увидел Джослин. Склонив голову, чтобы хоть как-то защитить лицо от ветра, она судорожно сжимала края накидки, наброшенной на плечи. Присмотревшись, лорд Фок заметил, что их шестеро. Один из рыцарей вел коня, через седло которого было перекинуто облаченное в сутану тело. Лайм безошибочно узнал жеребца Иво.
Боже, неужели ему это привиделось? Или, может, он еще не проснулся? Лайм застыл как вкопанный у двери главной башни. Однако все: и бушующий ветер, и оглушительный топот лошадиных копыт, и людские голоса — казалось вполне реальным. Нет, это не сон. Значит, Иво действительно вернулся в Эшлингфорд, но, судя по положению его тела, вернулся мертвым.
Очнувшись от оцепенения, мужчина в недоумении уставился на Джослин. Какое отношение она имела к происходящему? Не успев найти более или менее подходящее объяснение, он сорвался с места. Неужели Иво посмел напасть на нее и принял смерть от руки одного из рыцарей? Неужели он успел причинить ей боль?
Подъехав к башне, Джослин заметила торопливо шагавшего им навстречу Лайма. Он не сводил с нее обеспокоенного взгляда.
Едва она подняла голову и посмотрела на него, Лайм, поняв, что возлюбленная не пострадала, вздохнул с облегчением. Однако отрешенное выражение ее глаз насторожило его.
— Добрый день, лорд Фок, — поприветствовал его сэр Грегори, останавливаясь.
Лайму хотелось, позабыв обо всем на свете, броситься к Джослин, но голос рыцаря напомнил ему о том, что сначала следовало осмотреть тело человека, связанного с ним кровными узами. Пройдя мимо Грегори, барон направился к боевому коню Иво — слабости и гордости священника.
Чистокровный жеребец свирепо вращал глазами и нервно вздрагивал. Заметив приближение человека, испуганное животное попятилось назад, видимо, готовясь нанести удар обидчику.
— Все кончено, мальчик, — пробормотал Лайм, обращаясь к коню.
Кончено для них обоих. После стольких лет страданий ему не верилось, что теперь Иво уже не сможет причинить никому зла.
Мужчина недоверчиво уставился на безжизненное тело. Пряди волос, ниспадавшие на мертвенно-бледное лицо, алели от крови. Неужели он действительно мертв?
— Иво, — прошептал Лайм, впившись взглядом в его лицо. Ответа не последовало.
Зная, что жеребец с нетерпением ждал освобождения от страшной ноши, лорд Фок начал развязывать узел на веревке, удерживавшей тело дядюшки в седле, потом взвалил труп на свои плечи.
— Сэр Грегори, проследите, чтобы о лошади позаботились, и возвращайтесь в башню, — приказал он, не останавливаясь.
— Слушаюсь, мой господин.
— Это касается и остальных.
Рыцари направились в конюшню.
У ступенек, ведущих в главную башню, Лайм опустил Иво на землю и, выпрямившись, посмотрел на него сверху вниз. Черты лица покойного заострились. Жизнь покинула его тело через резаную рану на шее, от которой по мантии тянулись кровавые следы. Глядя на рапу, барон терялся в догадках. Что заставило этого хитрого и осторожного человека открыться для чужого клинка?
Неожиданно почувствовав на себе чей-то взгляд, Лайм поднял голову и увидел на верхней ступеньке отца Уоррена, сэра Хью и Эмму. Они, видимо, вышли из башни, чтобы выяснить, что произошло.
— Отец Уоррен, — обратился лорд Фок к священнику.
Приподняв край сутаны, он начал торопливо спускаться вниз. Не дойдя всего шаг до Иво, святой отец остановился и внимательно посмотрел на тело, затем повернулся к барону.
— Сожалею, сын мой.
Лайм мрачно усмехнулся. Даже если отец Уоррен действительно сожалел о смерти Иво, он, несомненно, оставался в одиночестве.
— А я не сожалею, — заявил мужчина. — Позаботьтесь, пожалуйста, чтобы моего дядю похоронили согласно обычаю.
— Где вы хотели бы, чтобы его положили, лорд Лайм? — уточнил священник.
— Несмотря на грехи, совершенные им, он из рода Фоков, — ответил барон. — И поэтому должен быть похоронен как член семьи. Положите его рядом с Мейнардом.
Отец Уоррен наклонился к нему и прошептал на ухо:
— Но рядом с Мейнардом с одной стороны уже похоронена его мать. Что если… — Его взгляд метнулся к Джослин, которая все еще сидела в седле.
Лайм невольно вздрогнул. Нет, он не мог представить, что Джослин когда-нибудь займет место рядом с Мейнардом. Она не принадлежала ему и не будет принадлежать никогда.
— Положите Иво рядом с племянником, — уверено повторил мужчина.
Отцу Уоррену ничего не оставалось делать, кроме как согласиться.
Резко повернувшись, Лайм направился к Джослин. Она только что спешилась. Продолжая судорожно сжимать на груди накидку, женщина, не разбирая дороги, приближалась к башне.
Он взял ее за руку, когда она уже поставила ногу на нижнюю ступеньку.
— Что случилось? — обеспокоенно спросил лорд Фок.
— Я убила его, Лайм, — потерянным голосом ответила вдова.
Он мог бы засыпать ее вопросами, но, почувствовав, что она вот-вот разрыдается, решил отложить разговор.
— Пойдемте, — позвал Лайм. — Вам нужно согреться у огня.
Джослин молча кивнула головой.
Когда они добрались до двери, она так ослабела, что еле держалась на ногах. Но, когда он попытался подхватить ее на руки, женщина испуганно отпрянула в сторону.
— Нет, я не вынесу этого, — вымолвила она, переступая порог.
Лайм бессильно опустил руки. Он знал, что Джослин страдала. И не только из-за того, что произошло сегодня, но и из-за того, что происходило между ними в последнее время. Она продолжала любить его.
— Все кончено, — заявила Эмма. — Наконец-то добро восторжествовало.
Барон мысленно согласился с ней. Однако он не мог не думать о тайне, которую старая женщина хранила на протяжении стольких лет. О тайне загадочных записей. Правда теперь это уже не имело значения — Иво умер и ему больше не понадобятся ни записи, ни Эшлингфорд. Все действительно кончено.
Когда Лайм вошел в зал, Джослин сидела в кресле у камина. Перед ней, беспокойно переступая с ноги на ногу, стоял Оливер.
— Да, можно, — послышался ее голос. — Но всего один. Ты понял?
— Ага, — ответил мальчик. — Я могу съесть лишь один пирожок. — Поглощенный мыслью о лакомстве, он сломя голову побежал на кухню, даже не заметив дядю.
Лайм, желая как можно скорее остаться с Джослин наедине, не стал задерживать племянника. Ему хотелось поговорить с женщиной прежде, чем в зале соберутся рыцари. Остановившись перед ней, он попросил:
— Расскажите мне все по порядку, Джослин.
Она некоторое время продолжала смотреть на огонь, а когда взглянула на него, мужчина увидел в ее глазах отражение пляшущих язычков пламени. Ее лицо оживилось, взгляд потеплел. Благодаря Оливеру она снова вернулась к жизни.
— Иво застал меня врасплох, когда я оторвалась от рыцарей и осталась одна. Я сразу поняла, что не смогу спастись бегством, поэтому решила сделать то, чего ваш дядя не ожидал: поехала ему навстречу по доброй воле.
Лайм нахмурился.
— А где же находились рыцари?
— Они ни в чем не виноваты, — поспешила объяснить вдова. — Мне хотелось побыть одной, поэтому я отъехала от них слишком далеко.
— И они позволили вам? — воскликнул лорд Фок.
— Но ни я, ни они не подозревали об опасности.
Горячая кровь ирландских предков забурлила в венах Лайма. Если бы рядом стоял стол, он бы не удержался и разнес его в щепки.
— Но ведь это было опасно! — взревел мужчина, как раненый зверь. — Боже, Джослин, Иво мог убить вас!
— Мог бы, но убила его я, — напомнила хозяйка Эшлингфорда, снова переводя взгляд на огонь.
Мгновенно остыв, барон спросил:
— Как это произошло?
— Моя брошь. Он не ожидал ничего подобного.
Лайм помнил, что, приехав в замок, Джослин придерживала края накидки рукой, но ему и в голову не пришло поинтересоваться, почему она не застегнула их.
— Вы с брошью набросились на Иво?
— Нет, я вонзила булавку в круп коня.
Других объяснений рыцарю не требовалось, так как он живо представил ответную реакцию животного на боль.
— Значит, конь выбросил его из седла, — высказал лорд Фок свои мысли вслух.
Вдова поспешила добавить:
— Иво неудачно упал.
Итак, его дядюшка умер почти так же, как брат. Лайм задумчиво пригладил волосы. Какая злая ирония!
— Но я не хотела его убивать, — печально произнесла Джослин. — Я лишь пыталась спасти свою жизнь.
Мужчине безумно захотелось обнять ее и утешить, но в этот момент в зал вошли трое рыцарей.
— Не казните себя, Джослин. Иво сам виноват во всем.
Женщина печально улыбнулась.
— Я знаю, но… — она тяжело вздохнула.
— Вам лучше подняться к себе в комнату и отдохнуть.
Встав с кресла, женщина послушно направилась к лестнице, но, не сделав и пары шагов, остановилась и оглянулась.
— Вы ведь не задержитесь в замке надолго, не так ли?
Лорд Фок действительно не собирался задерживаться в Эшлингфорде. Не мог. Но ему очень хотелось поддержать Джослин.
— Я не уеду, пока вы не проснетесь.
Не вымолвив больше ни слова, вдова начала подниматься по лестнице. Она ступала так тяжело, словно ей было столько же лет, сколько Эмме.
Когда ее фигура скрылась из вида, Лайм повернулся к рыцарям. По их лицам он понял, что они знали, для чего господин пригласил их, и готовы понести любое наказание.
— Подойдите ближе, — приказал барон.
Обменявшись многозначительными взглядами, рыцари направились к нему.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пламя страсти - Лей Тамара



неплохой роман! можно почитать!
Пламя страсти - Лей Тамаралия
25.09.2012, 19.24





Совсем даже не плохо ...... есть интрига, читала с удовольствием.
Пламя страсти - Лей ТамараВиктория
19.01.2013, 16.05





Неплохой роман, интересно и доступно повествует о любви и страсти, чести и благородстве, коварстве и предательстве, великодушии и ненависти. Есть интрига в сюжетной линии, семейные тайны, мрачные события эпидемии чумы, добавляющие своеобразную пикантность и остроту книге. ГГ-ои располагают к себе, очень достойны, без излишних истерик и надуманных обид, образы глубоки и хорошо прописаны. Определённо понравилось.
Пламя страсти - Лей ТамараAlinushka
28.02.2014, 18.49





прочитала с удовольствием 10 балов.
Пламя страсти - Лей Тамаратату
9.12.2015, 13.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100