Читать онлайн Пламя страсти, автора - Лей Тамара, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пламя страсти - Лей Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 73)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пламя страсти - Лей Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пламя страсти - Лей Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лей Тамара

Пламя страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Чума пришла в Англию с юга, куда отправились в надежде на лучшую жизнь большинство людей из Торнмида. Теперь, подгоняемые страхом, они с готовностью возвращались обратно в баронство, думая найти там спасение от смертельной болезни.
Однако их надежды не оправдались, потому что эпидемия с быстротой ветра распространялась на север. Лайм ожидал появления первых больных в поместье со дня на день. Ему предстояло удержать людей там, где они родились и жили, и не позволить им уйти дальше на север.
Первым делом лорд Фок вывел подданных на поля. Так как численность населения Торнмида возросла за счет вернувшихся, предстояло вспахать и засеять дополнительные участки земли, чтобы прокормить всех зимой. Лайм понимал, что урожай будет довольно скромным, но он мог помочь людям не умереть с голода. Барон обещал подданным поддержку и собирался сдержать данное слово, даже если ему пришлось бы потратить на нужды обитателей Торнмида последние гроши.
Удобно устроившись в кресле, лорд Фок перечитывал письмо, которое намеревался отправить сэру Хью. В последнем послании управляющий сообщил, что дела в Эшлингфорде идут хорошо, поэтому Лайм решил отложить возвращение еще на неделю. Он захотел остаться в Торнмиде до Ламмаса, дня, знаменующего начало сбора урожая. Только так барон мог убедиться в том, что все подданные выполняют свою работу.
Скрутив пергамент, Лайм капнул немного расплавленного воска и запечатал послание кольцом с баронской печатью, затем позвал гонца сэра Хью. Рыцарь терпеливо сидел в зале уже полчаса в ожидании ответа.
Гонец торопливо подошел к лорду Фоку, а спустя несколько минут покинул замок.
Поднимаясь с кресла, Лайм почувствовал ноющую боль во всем теле. Он всегда гордился умением обрабатывать землю не хуже, нем крестьяне, но никогда прежде ему не доводилось трудиться так много. Почти каждый день с раннего утра и до позднего вечера барон проводил в поле, либо следя за работой, либо работая сам. Времени на сон почти не оставалось. Да сейчас было и не до отдыха.
Переступив порог башни, мужчина вышел во двор. Стоял сумрачный день. Лучи солнца едва пробивались сквозь затянувшие небо облака. В воздухе пахло дождем. Тучи темнели и тяжелели прямо на глазах, но, казалось, никак не решались низвергнуть накопившуюся влагу на землю. Лорд Фок удовлетворенно отметил про себя, что последние недели выдались удачными. Большая часть Англии продолжала страдать от проливных дождей, однако здесь, в Торнмиде, дождливых дней, к счастью, было не так много. В противном случае урожай сгнил бы на полях. Благополучие Торнмида напрямую зависело от урожая в Эшлингфорде. Десятая часть денег, вырученных за продажу зерна, пойдет на содержание Торнмида и подготовку его к предстоящей зиме, именно поэтому Лайм не переставал думать об Эшлингфорде и погоде, которая там стояла.
До конца светового дня оставалось около шести часов, когда лорд Фок появился во дворе.
— Добрый день, мой господин, — раздался женский голос.
Оглянувшись, мужчина увидел Мейв, женщину, по его поручению ухаживавшую за детьми Мейнарда. Добрая и сердечная по натуре, она сразу же приняла сирот, как родных, и они тоже полюбили ее, особенно маленькая Гертруда.
Ответив на приветствие няни, барон направился к конюшне, где один из воинов уже держал наготове оседланного жеребца. Не теряя ни секунды, рыцарь вскочил в седло.
— Вам нужно сопровождение, мой господин? — спросил воин, указывая на вторую оседланную лошадь.
— Нет, ты пока свободен, — ответил лорд Фок. — Остаток дня в твоем распоряжении.
Пришпорив жеребца, Лайм поскакал к открытым воротам. Там он заметил Гунтера, капитана стражников, который стоял, беседуя с одним из своих людей.
Барон пристально посмотрел на капитана, тот после минутного колебания почтительно склонил голову, тем самым подтверждая готовность служить новому господину.
Лайм отметил про себя, что их отношения заметно улучшились. Хотя Гунтер упрямо продолжал всем своим видом показывать недоверие к незаконнорожденному ирландцу, по воле короля ставшему его хозяином, его враждебность таяла с каждым днем.
Выехав за ворота, Лайм снова задумался о баронстве. Как мало времени! Ему, лорду Фоку, сейчас не хватало только времени. Когда чума решит бросить ему вызов? Нанесет ли она удар в спину?
Миновав подъемный мост, Лайм поехал по владениям Торнмида. По его собственным владениям!


— Сожалею, моя госпожа, — сказал сэр Хью, прочитав послание Лайма. — Речь идет всего об одной неделе.
Отец Уоррен, стоявший рядом с управляющим, сочувствующе посмотрел на Джослин.
Священник лучше, чем сэр Хью, понимал, что означала задержка лорда Фока для хозяйки Эшлингфорда, так как неделю назад она на исповеди призналась ему в любви к Лайму. Вместо обвинений и упреков, которые, несомненно, обрушил бы на нее Иво, отец Уоррен внимательно выслушал женщину и попытался утешить, заверив, что в конце концов все встанет на свои места и завершится благополучно. Джослин так и не поняла, что он имел в виду. После беседы со священником она испытала такое облегчение, что не стала даже просить объяснений.
Молодая вдова тяжело вздохнула. Сегодня утром она получила известие о том, что Ричард вернулся в Розмур. Наконец-то ее отец и брат смогут найти друг с другом общий язык и совместными усилиями противостоять чуме. Узнав эту новость, Джослин несколько часов ощущала необыкновенную легкость. Но еще больше женщину радовало то, что завтра в Эшлингфорд приедет Лайм. Однако в мгновение ока ее надежды рухнули.
Передав пергамент управляющему, Джослин направилась к лестнице. Что она скажет Оливеру? Весь день с утра до вечера мальчик говорил только о возвращении дяди Лайма и истории о медведе, которую ждал уже «сто лет». Как объяснить сыну, что теперь ему придется подождать еще пятьдесят лет или, по обычному времени, неделю? Боже, при мысли о том, что она не увидит Лайма еще целую неделю, Джослин начало казаться, что она сойдет с ума! Целая неделя!
Тяжело ступая по ступенькам, словно к ногам были привязаны свинцовые колодки, женщина поднялась по лестнице. Утром. Утром ей придется сообщить неприятную новость Оливеру.
— Госпожа! — перед Джослин будто из-под земли появилась Эмма.
Молодая мать так глубоко задумалась, что не заметила ее.
— Что-нибудь случилось? — обеспокоенно спросила хозяйка, заметив неестественный румянец на щеках старой служанки и уловив ее учащенное дыхание.
— Ничего, моя госпожа, — ответила Эмма, уставившись на свои руки, которые теребили воображаемый пояс платья. — Я лишь хотела съесть что-нибудь перед сном.
Джослин насторожилась. Странно. Ей еще не доводилось видеть Эмму такой взволнованной и суетливой. К тому же, старая женщина обычно не ела на ночь.
Охваченная и любопытством, и недобрым предчувствием одновременно, вдова предложила:
— Если хотите, я пойду с вами.
— Я, разумеется, не отказалась бы, но вижу, вы очень устали, — Эмма печально покачала головой. — Нет, леди Джослин, вам нужно лечь в постель и отдохнуть, а не возиться с такой никчемной старухой, как я.
Джослин собралась было настоять на своем, но в последний момент передумала, боясь возбудить у служанки подозрения.
— Да, пожалуй, вы правы, — согласилась она и пошла дальше. — Я еле держусь на ногах от усталости. Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, — эхом отозвалась Эмма и направилась вниз по лестнице.
Не успела старая няня скрыться из вида, как хозяйка Эшлингфорда резко остановилась и оглянулась, чутко прислушиваясь к звукам, доносившимся из зала. Постояв несколько минут в нерешительности, Джослин повернула обратно и начала спускаться по ступенькам.
И на кухне, и в подвале, к двери которого молодая мать подошла, чтобы убедиться, что она закрыта, было темно. Неужели Эмма вышла в сад? Но что она могла там делать в полночь?
Чувствуя, как холодная рука страха медленно сжимает сердце, Джослин, бесшумно ступая, дошла до входной двери. Дверь не закрыта на засов!
Вдова облегченно вздохнула. Итак, старая служанка вышла из башни. Но зачем? Вытянув шею, Джослин приложила ухо к двери и прислушалась. Неожиданно до ее слуха донесся тихий звон монет. Она затаила дыхание.
— И это все? — прошептал мужской голос.
— Пока все, — ответила женщина. Джослин без труда узнала голос Эммы.
— Ах, ты, старая ведьма! — мужской голос зазвучал громче. — Да мне следовало бы давно тебя…
— Ну что же, Иво, убей меня прямо сейчас. Убей и дай мне возможность с небес наблюдать, как ты мучаешься в аду.
По спине хозяйки Эшлингфорда пробежал холодок. Иво вернулся! Боже, как же ему удалось пробраться в замок незамеченным? Неужели Эмма впустила его?
— С небес? — злорадно переспросил дядя Мейнарда. — Да тебе не видать их. Впрочем, как и ублюдку-ирландцу.
— Ты полагаешь, что попадешь туда? Ты глубоко заблуждаешься, дорогой Иво. Тебя заберет не Бог, а дьявол. И я буду молиться, чтобы это произошло как можно скорее.
В следующее мгновение из сада донесся звук пощечины. Хотя Эмма не проронила ни слова, Джослин не сомневалась в том, что Иво ударил ее. В ее душе всколыхнулась волна гнева. В порыве чувств вдова с силой дернула дверную ручку.
— Я устал от твоих угроз! Ты… — услышав скрип двери, Иво запнулся и замолчал.
— Если вы еще хоть пальцем прикоснетесь к ней, я позову стражу, — предупредила хозяйка Эшлингфорда, выходя на тропинку, освещенную лунным светом.
— А-а, леди Джослин! — с облегчением воскликнул Иво, отходя от Эммы и направляясь вперед. — А я уже начал переживать, что покину замок, так и не увидев вас.
Джослин торопливо спускалась по тропинке, неумолимо сокращая расстояние, разделявшее их.
— Нет, госпожа! — крикнула ей Эмма. — Возвращайтесь в башню. Отец Иво уже уходит.
Однако ее предупреждение немного опоздало. Спустя мгновение Иво с кинжалом в руке подскочил к Джослин. Приставив лезвие к ее горлу, он зловеще зашептал ей на ухо:
— Вы разочаровали меня, леди Джослин. Вы подвели меня. Более того, вы подвели не только меня, но и своего сына. Вы знаете цену обману? Цену, которую грешник должен заплатить Господу!
Молодая мать предприняла отчаянную попытку вырваться из рук Иво.
— Отпустите меня! Вы лжесвященник!
Но его пальцы еще крепче сжали ее руку.
— Мне кажется, ваша голова забита лишь мыслями о том, что у этого ублюдка между ног, моя дорогая. Клянусь, именно он научил вас таким словам, как «лжесвященник».
— Отпустите меня немедленно!
Иво прикоснулся губами к ее уху.
— Я еще не рассчитался с вами, — прошептал он.
Осознавая безвыходность своего положения, Джослин подняла ногу.
— А я с вами расплатилась, — выдохнула она и, собравшись с силами, опустила ногу на ступню противника.
На несколько секунд Иво застыл неподвижно с искаженным от боли лицом, затем с его губ сорвались грубые ругательства. В следующее мгновение острие клинка царапнуло кожу женщины.
Она вскрикнула от боли. Почувствовав теплую струйку крови, побежавшую по шее, Джослин оцепенела. Неужели он задел главную вену? Неужели жизнь уйдет из ее тела так же быстро, как из тела того разбойника, которому священник перерезал горло и от которого Лайм так и не успел узнать правду?
— Отпусти ее, Иво, — властно приказала Эмма, поспешившая прийти на помощь. — Или клянусь, ты больше никогда не увидишь своих драгоценных монет.
— Учитывая, что ты, старая скряга, выдаешь их мне мизерными суммами, меня это мало волнует.
— Я готова отдать все сразу, — отчаявшись, согласилась Эмма. — Отпусти ее, и я принесу деньги прямо сейчас. Клянусь.
Священник вздохнул.
— Твои слова ласкают мой слух, Эмма. Продолжай.
Старая служанка судорожно вцепилась пальцами в его руку, прижимающую клинок к горлу молодой госпожи.
— И записи. Я отдам тебе и записи.
— Записи? — удивленно переспросил он. — Но ты же говорила, что они где-то спрятаны, где-то в другом месте. — Иво выразительно щелкнул языком. — Как я могу тебе теперь верить?
Джослин напряженно вслушивалась в их разговор. Деньги? Не те ли это деньги, которые Мейнард похитил из казны Эшлингфорда? Превозмогая боль, она отчаянно пыталась сосредоточиться. Если те, то каким образом они попали в руки Эммы? И о каких записях идет речь? Ведь служанка не умела писать.
— Принеси их, — сухо согласился Иво. — И деньги… и записи.
— Пообещай, что отпустишь леди Джослин и не причинишь ей вреда.
— Тебе всегда хотелось гарантий, не так ли, глупая женщина?
Эмма кивнула головой.
— Да, всегда.
Он усмехнулся.
— Ну что же, я даю слово.
Повернувшись, Эмма торопливым шагом направилась по тропинке к башне.
— Чего стоит ваше слово? — гневно заявила Джослин. — Я уверена, что как только вы получите желаемое, вы перережете горло нам обеим.
— Я уже, кажется, говорил, что старуха глупа. — Подняв голову, священник крикнул: — Поторопись, старая карга. Мое терпение на исходе.
— Нет! — взмолилась молодая вдова. — Не делайте этого, Эмма. Он…
Неожиданно луч света разрезал темноту, заставив Джослин замолчать на полуслове.
— Кто там? — раздался недовольный голос вслед за скрипом открывшейся двери. Через минуту на тропинке показался сэр Хью.
Молниеносно оценив ситуацию, Иво спрягался за спиной Джослин, прикрывшись ею, словно щитом. Эмма, испустив крик отчаяния, остановилась как вкопанная перед управляющим, из-за плеча которого выглядывал отец Уоррен.
— Иво! — воскликнул сэр Хью, узнав его даже в темноте.
— Старая карга должна отдать мне кое-что, — процедил Иво. — Пропустите ее. Когда она вернется, я уйду своей дорогой.
Сэр Хью прищурился.
— Прошу вас, сэр Хью, — взмолилась Эмма. — Если вы не позволите мне принести то, что он хочет получить, он убьет леди Джослин.
Обогнав управляющего, отец Уоррен поспешил в сад.
— Как вы, священник, облаченный в одежды святой церкви, можете угрожать человеку смертью? — возмущенно спросил он.
— А-а, значит, ты снова вернулся в Эшлингфорд, — прошипел Иво, как змея.
Пропустив злобное замечание мимо ушей, отец Уоррен потребовал:
— Немедленно отпустите леди Джослин.
— А если не отпущу?
— Тогда вам придется держать ответ перед епископом.
Иво ехидно усмехнулся.
— Вы считаете, что я глупец и не понимаю, что вы отправитесь к нему в любом случае? Нет, отец Уоррен, я не уйду отсюда без того, что принадлежит мне по праву, Принеси это, Эмма.
Воцарилась мертвая тишина. Первым нарушил молчание сэр Хью.
— Принеси, Эмма, то, что он просит.
Услышав слова управляющего, Иво ослабил хватку, чем не преминула воспользоваться Джослин. Резко повернувшись, она нанесла удар коленом ему в пах.
В воздух взметнулся крик боли, сорвавшийся с губ священника. В следующее мгновение он пошатнулся и пощятился назад.
Почувствовав, что его руки разжались, женщина отскочила в сторону.
— Сука! — прорычал Иво.
— Вы запятнали свое имя, отец Иво, — заявила она, задыхаясь от ненависти. — Вы позор церкви! Вы…
— Леди Джослин! — тихо позвал ее сэр Хью. — Немедленно идите ко мне!
Спохватившись, молодая вдова осознала, что вела себя неразумно. В любой момент Иво мог прийти в себя и попытаться убить ее. Предупреждение управляющего чуть не опоздало: резко выпрямившись, Иво бросился к ней с кинжалом.
Однако сэр Хью успел опередить священника: схватил ее за руку и оттолкнул в сторону. Он выхватил меч и преградил дорогу Иво. Тут же раздался крик боли.
Все произошло так быстро, что Джослин не успела заметить, насколько серьезную рану получил священник. Перед ее глазами мелькнуло его побледневшее испуганное лицо, затем он молниеносно повернулся и побежал прочь.
Сэр Хью бросился в погоню. Выбежав из сада, он начал созывать стражников, приказывая им поймать незваного гостя.
Хозяйка Эшлингфорда тоже собралась было последовать за управляющим, но Эмма и отец Уоррен, подступив к ней с двух сторон, удержали ее.
— С вами все в порядке, моя госпожа? — взволновано спросила старая служанка.
Джослин осторожно прикоснулась пальцем к царапине на шее.
— Да. Благодаря помощи сэра Хью, я жива. Боюсь, если бы он опоздал, отец Иво проткнул бы меня своим кинжалом.
Эмма взяла молодую вдову за локоть.
— Пойдемте. Я промою и смажу вашу рану.
Джослин решительно тряхнула головой.
— Нет, я подожду возвращения сэра Хью.
Эмма бессильно опустила руку, понимая, что настаивать бессмысленно.
Управляющий не заставил себя долго ждать. Он появился в саду в окружении слуг, выбежавших из башни, чтобы выяснить причину переполоха.
— Вы схватили его? — поинтересовалась хозяйка Эшлингфорда.
Сэр Хью виновато взглянул на нее.
— Сожалею, моя госпожа, но ему удалось скрыться.
— Он не затаился в замке?
— Иво взобрался на стену прежде, чем я или кто-нибудь из стражников успел добежать до него.
— Но он же был ранен.
— Да, я задел его руку. Но рана, судя по всему, неглубокая.
Джослин в страхе поежилась.
— Он вернется.
— Мы обязательно найдем его. Я послал по его следу дюжину воинов, — утешил сэр Хью.
Однако женщина не почувствовала облегчения. Она не сомневалась в том, что стражники не найдут Иво.
— Давайте пойдем на кухню, и там я обработаю вашу рану, — предложила Эмма.
Повернувшись к слугам, Джослин заметила, что они не скрывали беспокойства за нее. Обитатели замка переживали за нее! Неужели они приняли ее и признали? Хозяйка Эшлингфорда осознавала важность происходящего. Это означало то, что подданные готовы принять и Оливера. Принять как барона и господина.
— Можете идти спать, — обратилась она к слугам.
Когда собравшиеся покинули сад, Джослин перевела взгляд на Эмму.
— Нам нужно поговорить.
Служанка кивнула головой.
— Да, нужно.
— Каким образом деньги попали к вам, Эмма? — спросила хозяйка Эшлингфорда.
— Деньги? — удивленно переспросил сэр Хью.
Его, как человека, которому доверял Лайм, и отца Уоррена вдова попросила остаться и присутствовать при разговоре с Эммой.
— Речь идет о деньгах, похищенных моим мужем из казны Эшлингфорда перед смертью, — пояснила она, с горечью называя Мейнарда мужем.
— Значит, все это время они находились у вас, Эмма? — проявляя неожиданный интерес, уточнил сэр Хью.
— Они и сейчас у меня, — спокойно ответила служанка, закрывая баночку с лечебной мазью, которую только что наложила на рану Джослин. — По крайней мере, большая часть. Именно за ними и приходил Иво.
Даже при тусклом свете хозяйка Эшлингфор-да заметила на щеке старой женщины багровое пятно — след руки Иво. Сейчас пятно немного побледнело, но по-прежнему было заметно.
— Но как вы нашли деньги? — поинтересовался сэр Хью.
Эмма тяжело вздохнула.
— Мне то и дело доводилось слышать то, что мне не следовало бы слышать. Когда я узнала, что Мейнард упал с лошади и умирает, — она глубоко вздохнула, — я пошла к нему в комнату. Но, приблизившись к двери спальни, я нечаянно услышала, как они с Иво говорили о деньгах. Затаившись, я стояла до тех пор, пока Мейнард не сказал дяде, где спрятал монеты.
— И где же? — спросил Хью.
— В часовне, что находится в заброшенной деревне.
Джослин нахмурилась.
— В заброшенной деревне? Где это?
Отец Уоррен поспешил ответить на ее вопрос.
— Несколько лет назад в деревне Белл-Глен случился пожар, который выжег все дотла. Часовня тоже горела, но стены остались целыми и невредимыми.
— Где именно в часовне? — уточнил Хью.
Эмма вопросительно посмотрела на хозяйку Эшлингфорда, потом повернулась к управляющему.
— Под половыми досками у алтаря.
— Ну, конечно же, — пробормотал Хью. — Ведь часовня находится недалеко от оврага, где разбился Мейнард.
— Понимаю, — заметила Джослин. — Когда Иво отправился вместе с сэром Лаймом в Роз-мур, вы поспешили в сожженную деревню и забрали оттуда деньги.
— Да, так оно и было, — подтвердила Эмма. — И я бы непременно вернула их Лайму, если бы не поняла, что лучше распорядиться ими по-другому.
— Вы предпочли с их помощью защитить Лайма и меня, — подытожила вдова.
Служанка устало опустила веки.
— Господь не накажет меня за это, — вымолвила она, переводя взгляд на Джослин. — Что сделано, то сделано. Я не могла позволить коварному священнику рассказать епископу о грехе, который вы не совершали. Иво — порочный и злой человек, леди Джослин. Он настоящий дьявол во плоти. С каждым днем он все ближе становится к Сатане, и все дальше от Бога.
— Но где же деньги сейчас? — спросил сэр Хью.
— Монеты зашиты в подолы платьев леди Анны, — призналась Эмма. — Там вы их и найдете. — Она снова принялась накладывать повязку на шею Джослин.
Лишь теперь молодая вдова вспомнила о монете, в день ее приезда в Эшлингфорд выскользнувшей из платья, принесенного служанкой. Должно быть, Эмма просто не заметила ее в складках ткани.
— А о каких записях упоминал Иво? — поинтересовалась Джослин. — Что он имел в виду?
Старая няня недовольно усмехнулась.
— О, это старая и не очень приятная история. Слишком старая, чтобы вспоминать о ней.
— Но, видимо, достаточно важная, если священнику до сих пор нужны те записи.
Эмма передернула плечами.
— Иво не только злодей, погрязший в грехах, но и старый подозрительный глупец.
— И тем не менее, я хотела бы узнать, в чем тут дело, — продолжала настаивать госпожа.
Закрепив повязку, служанка отступила назад.
— Вот так хорошо, — удовлетворенно заявила она.
— Эмма! — с укоризной окликнула ее Джос-лин, решив предпринять еще одну попытку выяснить истину.
Старая женщина отрицательно покачала головой.
— Сожалею, моя госпожа. Но это останется между Иво и мной.
Хозяйка Эшлингфорда осознавала, что вмешивалась в чужие дела, но не сомневалась, что упомянутые записи значили для Иво не меньше, чем деньги. А, возможно, даже больше.
В этот момент сэр Хью поднялся на ноги и решительно отодвинул в сторону стул.
— Я должен подготовить послание для лорда Фока. И немедленно.
— Но зачем? К чему такая спешка? — поинтересовалась Эмма. — Он ведь завтра приедет в Эшлингфорд.
Джослин огорченно ответила:
— Нет, не приедет. Лорд Лайм прислал сообщение о том, что задержится в Торнмиде еще на неделю. — Внезапно она приняла решение и повернулась к управляющему. — Не беспокойтесь, сэр Хью. Завтра я сама сообщу ему о случившемся.
— Вы? — Хью удивленно округлил глаза.
— Да. Если он не может приехать в Эшлингфорд, я поеду в Торнмид сама.
— Это опасно, моя госпожа. Если Иво не найдут сегодня ночью, боюсь, он сможет напасть на вас в любую минуту. Он, несомненно, где-то поблизости.
— В таком случае, мне потребуется надежная охрана, не так ли? Надеюсь, вы соберете для меня отряд воинов?
— Лорду Фоку ваша затея не понравится. Я уверен, что он предпочел бы, чтобы вы оставались в Эшлингфорде.
— Вы правы, — согласилась Джослин, — но я все равно поеду.
Управляющий тяжело вздохнул.
— Разумеется, я подберу для вас надежных рыцарей, — пробормотал он, направляясь к двери.
— А я должен подготовить сообщение для епископа, — вступил в разговор отец Уоррен. — Уверен, ему будет интересно узнать, как отец Иво выполняет обязанности священника. — Поднявшись со стула, он последовал за сэром Хью.
«Но принесет ли это какую-нибудь пользу», — мрачно подумала Джослин. Затем она вспомнила, что еще не все сказала управляющему.
— Сэр Хью! — окликнула его вдова.
Мужчина, уже взявшийся за дверную ручку, остановился и повернулся.
— Да, моя госпожа.
— Я так и не поблагодарила вас за то, что вы спасли мне жизнь. Я перед вами в неоплатном долгу. Если я хоть чем-нибудь могу отплатить вам, дайте мне знать, хорошо?
Хью немного помедлил с ответом, а когда, наконец, заговорил, его голос дрожал от волнения.
— Судьба уже вознаградила меня, предоставив возможность спасти вашу жизнь. Нечасто рыцарю, зарабатывающему на жизнь ведением хозяйских книг, выпадает шанс пустить в ход меч.
В его голосе прозвучало такое сожаление, словно ему до смерти надоели столбики цифр, и безумно хотелось вырваться на волю. Неужели в глубине души он мечтал о жаркой схватке и о стремительно несущемся коне?
— И все-таки я у вас в долгу, — уверенно повторила Джослин.
Кивнув головой, мужчина открыл дверь и вышел в коридор. Отец Уоррен направился за ним.
Проводив его взглядом, хозяйка Эшлингфор-да обратилась к Эмме:
— Я благодарна и вам за то, что вы защищали Лайма и меня.
Служанка, задумавшись о чем-то, протянула руку и ласково убрала прядь волос со лба молодой женщины.
— Когда-то я тоже любила, — печально проронила она. — По крайней мере, думала, что любила. Я понимаю вас, леди Джослин.
Повернувшись, она взяла со стола баночку с мазью и льняные бинты и молча вышла из кухни.
Постояв несколько минут в одиночестве, вдова погасила факелы и поднялась в свою комнату. Вскоре она легла в постель, поудобнее устроилась на подушке и, повернувшись на бок, устремила взгляд на стену, рассматривая уже знакомые тени. С первыми лучами солнца Джослин намеревалась отправиться в Торнмид, чтобы рассказать Лайму о том, что произошло вечером. Но не только для этого. Она осознавала, что, возможно, решив покинуть Эшлингфорд, совершает ошибку, но поступить иначе не могла. В тот момент, когда ее жизнь зависела от руки Иво, приставившего острие кинжала к ее горлу, Джослин поняла, как ужасно умереть, так и не познав Лайма, как женщина познает мужчину. Внутренний голос взывал к разуму, напоминая об ужасной каре, которой ей грозила святая церковь, однако сердце, уставшее от одиночества, говорило другое.
Беспокойно метаясь в постели, Джослин натянула на плечи одеяло и закрыла глаза. Впервые за прошедшие несколько недель она погрузилась в сон, не терзаясь мучительными раздумьями и сомнениями.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пламя страсти - Лей Тамара



неплохой роман! можно почитать!
Пламя страсти - Лей Тамаралия
25.09.2012, 19.24





Совсем даже не плохо ...... есть интрига, читала с удовольствием.
Пламя страсти - Лей ТамараВиктория
19.01.2013, 16.05





Неплохой роман, интересно и доступно повествует о любви и страсти, чести и благородстве, коварстве и предательстве, великодушии и ненависти. Есть интрига в сюжетной линии, семейные тайны, мрачные события эпидемии чумы, добавляющие своеобразную пикантность и остроту книге. ГГ-ои располагают к себе, очень достойны, без излишних истерик и надуманных обид, образы глубоки и хорошо прописаны. Определённо понравилось.
Пламя страсти - Лей ТамараAlinushka
28.02.2014, 18.49





прочитала с удовольствием 10 балов.
Пламя страсти - Лей Тамаратату
9.12.2015, 13.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100