Читать онлайн Пламя страсти, автора - Лей Тамара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пламя страсти - Лей Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 73)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пламя страсти - Лей Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пламя страсти - Лей Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лей Тамара

Пламя страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Осторожно, не трогай!
— Почему?
— Видишь шипы? Они очень острые.
— Ух, ты!
— Если дотронешься пальцем, то уколешься и будет больно.
— А почему?
— Потому что… — Джослин вздохнула. — Ах, Оливер, я ведь тебе уже говорила.
— Скажи еще раз.
Женщина ласково похлопала пальцем по носу любопытного малыша.
— Нет, не скажу, молодой человек. Иди, поиграй немного один. У меня есть дела.
Обиженно шмыгнув носом и надувшись, мальчик повернулся и побрел по саду.
— Не забудь взять свой совок, — крикнула ему вслед Джослин.
Подобрав игрушку, Оливер понес ее в конец обнесенного высоким деревянным забором сада, туда, где еще несколько минут назад самозабвенно играл, оставляя после себя ямы и кучки земли. Он намеренно громко, чтобы услышала мать, вздохнул, уселся и принялся рыться в земле. Если его одежда и тело в некоторых местах совершенно случайно до сих пор оставались чистыми, то теперь мальчуган вывозит в грязи и их.
Джослин не могла сдержать улыбку. Она безумно любила этого малыша, испачкавшегося в земле от золотоволосой макушки до кончиков крохотных пальчиков ног. Вид беспечно играющего сына наполнил ее сердце радостью. Тихонько напевая, женщина вернулась к розовому кусту, который пересаживала до того, как Оливер начал задавать ей свои бесконечные вопросы. Джослин снова принялась за работу, но, не успев как следует засыпать корни роз землей, услышала странные звуки, доносившиеся издалека. Опустившись на колени, она прислушалась. Нет, слух не обманул ее: звуки становились все отчетливее и распространялись не только по воздуху, но и по земле.
Женщина ощутила легкую вибрацию под коленями. В мгновение ока ее осенила догадка. Лошади?! Но кто мог нестись к деревне с такой скоростью? Даже ее отец, хозяин Розмура, не позволял себе ничего подобного. Вряд ли нашелся бы человек, посмевший обвинить его в нарушении правил. Но, возможно, случилось что-то непредвиденное, что заставило отца поспешно вернуться из Лондона, куда он уехал три дня назад.
Джослин встала и замерла.
— Мама, что это?
Оглянувшись, она увидела, что и Оливер, поднявшись с земли, прислушивается к лошадиному топоту.
— Ничего. Оставайся там.
— Я пойду с тобой.
— Нет, я сейчас вернусь.
— Но я хочу…
— Оставайся на месте, — строго повторила она.
Мальчик обиженно сложил губы, всем своим видом давая понять, что вот-вот заплачет. Однако мать осталась непреклонной и решительным жестом указала на дальний угол сада.
Надеясь, что Оливер не ослушается (а именно это он постоянно делал с тех пор, как ему исполнилось два года), Джослин торопливо вышла из сада и направилась к крыльцу дома. Заслонив глаза ладонью от солнца, она вглядывалась вдаль, но видела лишь мирно раскинувшуюся внизу деревню и жителей, которые вышли на улицу, чтобы узнать, что случилось. Женщина слышала и перешептывания выбежавших из дому слуг.
Решив, что отец и его люди возвращаются с плохими новостями, Джослин приподняла юбки и торопливо зашагала по зеленой, еще не просохшей после вчерашнего дождя траве. Но не прошла она и четверти пути, как впереди показались всадники. Миновав деревню, они свернули на ведущую к господскому дому дорогу.
Женщина оцепенела. Хотя рыцари находились еще довольно далеко, она заметила, что отца среди них нет. Зато в свете солнечных лучей отчетливо выделялся высокий, гораздо выше, чем Гемфри Рейнард, всадник, возглавляющий отряд. Его голову венчала копна огненно-рыжих волос.
О, Господи! Он приехал.
Несколько мгновений, которые тянулись целую вечность, Джослин стояла, словно пораженная молнией. Ноги, казалось, вросли в землю, будто корни деревьев. Мысли путались в голове. Очнувшись наконец от оцепенения, она ощутила, как ее сердце заледенело от ужаса. Молодая мать думала сейчас только об одном. Сын! Ее сын.
Женщина резко повернулась и, подгоняемая страхом, бросилась бежать к саду. Быстрее! Быстрее! Только бы успеть! Она должна во что бы то ни стало найти Оливера первой. Найти и спрятать в надежном месте, пока еще не поздно. О, Боже, как она жалела о том, что мальчик не ослушался ее, как обычно делал, и не последовал за ней! Из сада к господскому дому вела только одна дорога, поэтому Джослин предстояло забрать сына и этим же путем вернуться обратно.
Встревоженные и напуганные слуги что-то кричали ей вслед, но она уже не разбирала слов. Времени было слишком мало!
— Оливер! — в отчаянии закричала женщина.
Ей казалось, что она не бежит, а летит. Дважды Джослин чуть не упала, поскользнувшись на мокрой траве, но не остановилась и продолжала двигаться вперед. Она замедлила бег лишь на несколько мгновений, чтобы отыскать взглядом сына. Мальчик стоял там же, где его оставила мать, и смотрел на нее округлившимися от любопытства глазами.
— Мама! — позвал он, сгорая от нетерпения.
Моля Бога дать ей крылья, Джослин, собравшись с силами, бросилась к сыну, подхватила его на руки и помчалась обратно к садовой калитке. Но сделав только пару шагов, тут же заметила всадника, который, оторвавшись от отряда, направился прямо к ней. Должно быть, он увидел бежавшую женщину и догадался, кто она такая.
Мгновенно оценив ситуацию, молодая мать похолодела от ужаса. Мужчина, в котором по огненно-рыжим волосам Джослин узнала Лайма Фока, уже находился ближе к дому, чем она. Женщина лихорадочно искала спасительный выход, но, увы, не находила. Нет, ей не успеть опередить всадника и добежать до дома, тем более с Оливером на руках. Не стоять же ей здесь и покорно ждать, пока этот ужасный мужчина приведет в исполнение свой коварный замысел! Но она не могла и перелезть через высокий забор, окружающий сад.
— Кто это? — поинтересовался Оливер, глядя на великолепного чистокровного скакуна с рыжеволосым всадником.
Неожиданно Джослин пришла в голову, как ей показалось, неплохая идея. Так и не ответив на вопрос сына, она повернулась и побежала вглубь сада, туда, где накануне заметила участок прогнившего от времени, нуждающегося в ремонте забора. Только бы им с Оливером удалось протиснуться в ту небольшую щель! Тогда высокая деревянная стена хоть на какое-то время спасет их от преследователей.
Опустив Оливера на землю, Джослин принялась отбрасывать в сторону камни, которыми была завалена дыра. Однако щель в заборе оказалась настолько мала, что сквозь нее мог пролезть только ребенок.
Женщина повернулась к сыну. Мальчик стоял за ее спиной и удивленно смотрел на нее.
— Послушай, Оливер. К нам приехал плохой человек, поэтому ты должен спрятаться.
— Плохой человек?
Джослин кивнула головой в знак согласия.
— Ты помнишь…
— Красного рыцаря?
Желая как можно быстрее убедить сына в важности происходящего, она притянула его к себе и ласково приподняла кончиками пальцев его подбородок.
— Да, красного рыцаря. А теперь слушай меня внимательно. Ты помнишь тот старый дуб, который растет у реки? Дуб с большим дуплом. Помнишь?
— Еще бы! Конечно, помню.
— Я хочу, чтобы ты сейчас пролез через эту щель, — она кивком указала на дыру в стене, — потом очень быстро, как только можешь, побежал к задним воротам, пока их не закрыли. Затем беги в лес и спрячься в дупле дуба. А я…
— Но там ведь живут жуки. Ты сама говорила, что мне нельзя…
— Сейчас совсем другое дело, Оливер. Ты должен спрятаться там, чтобы плохой человек не смог найти тебя. Понимаешь?
Поняв далеко не все из сказанного матерью, мальчик послушно кивнул головой.
Обняв сына, Джослин крепко прижала его к себе и поцеловала в лоб.
— Иди, — шепнула она и подтолкнула его к щели. — Я скоро приду за тобой.
Оливер опустился на колени.
— Он сделает тебе больно, мама?
Стараясь подбодрить сына, женщина натянуто улыбнулась:
— Нет, сынок, он меня не тронет. Поспеши, — добавила она, тряхнув головой.
Как только его маленькая фигурка скрылась за забором и послышался топот детских ног, Джослин встала и схватила грабли, которые лежали поблизости. Затем прошла через сад, прижалась спиной к стене у калитки, решительно подняла свое оружие и затаила дыхание.
Женщина не сомневалась, что Лайм Фок направится вглубь сада, но она ошиблась. Натянув поводья, незваный гость остановил тяжело дышащего коня у открытой калитки. И лишь тень всадника, слившаяся с тенью лошади, свидетельствовала об их опасной близости.
Лайм Фок вел себя как опытный воин. Не видя, что происходит за стеной, он все же почувствовал неладное и насторожился. Это только радовало Джослин: чем дольше он задержится в саду, тем больше будет времени у Оливера, чтобы добраться до спасительного дуба. Но в следующую секунду рыцарь тронул коня с места и въехал в сад.
Немного подождав, Джослин размахнулась, намереваясь ударить всадника по спине граблями. Однако ее движения были недостаточно быстрыми, поэтому она, описав своим оружием полукруг в воздухе, чуть не выронила его. Еще крепче сжав деревянную ручку, женщина снова подняла грабли, но в этот момент всадник повернул лошадь. Их взгляды встретились.
На несколько мгновений Джослин оцепенела от неожиданности. Лайм Фок выглядел совсем не так, как она себе представляла. По рассказам Мейнарда, она знала, что у его сводного брата рыжие волосы и ирландская кровь. Но мужчина, представший сейчас перед ее взором, совсем не походил на жестокого и коварного человека, о котором говорил ей муж. Мейнард ни разу не упоминал, что старший незаконнорожденный сын Монтгомери Фока такой высокий, стройный и широкоплечий. Женщина считала, что он гораздо старше, что у него уродливое, искаженное злобой лицо, обрамленное длинными, неопрятно торчащими во все стороны грязными рыжими волосами. Однако у настоящего Лайма Фока волосы были аккуратно пострижены — коротко по бокам и чуть длиннее сзади. Огненно-рыжие изящные локоны едва касались воротника. Боже, он больше похож на благородного дворянина, чем на негодяя из рассказов Мейнарда. И все же… и все же его внешний вид не введет ее в заблуждение. Он опасен.
Еще издали заметив молодую женщину, стремительно бегущую к саду, Лайм догадался, что это и есть леди Джослин. Видимо, она пыталась спрятать сына. Однако рассмотрев ее вблизи, он решил, что ошибся. Вряд ли его избалованный вниманием противоположного пола брат мог жениться и лечь в постель с такой особой. Незнакомка, застывшая с граблями в руках, не могла отвечать высоким требованиям Мейнарда.
С головы, покрытой платком, из-под которого выбились пряди жгуче-черных волос, до пят она была покрыта пылью. Темно-коричневая юбка испачкана в земле. Лицо и шея тоже не отличаются чистотой. Возможно, перед ним простая деревенская женщина, даже не служанка из господского дома. А убегала она, скорее всего, испугавшись несущихся с бешеной скоростью всадников.
— Значит, он мертв, — уверенно произнесла незнакомка, нарушая затянувшееся молчание.
Нахмурившись, Лайм впился взглядом в ее изумрудно-зеленые глаза.
Женщина надменно подняла голову, выставив вперед испачканный землей подбородок.
— Муж предупреждал меня о том, что рано или поздно вы приедете сюда, — продолжала она. Ее журчащий нежный голос и манеры противоречили внешнему облику. — Он говорил, что вы попытаетесь убить меня и моего сына. Ведь именно это вы собираетесь сделать, Лайм Фок?
Значит, перед ним все-таки леди Джослин! Потрясенный открытием, Лайм потерял дар речи. Такая замарашка — жена Мейнарда?! Возможно, если ее вымыть и причесать, она будет выглядеть более привлекательно, но сейчас он не находил в ней ничего, что могло бы порадовать взгляд мужчины. К тому же, кто знает, какое тело скрывается под этим старым грязным тряпьем?
— Я не ошиблась? — настаивала Джослин.
Придя в себя, Лайм попытался осмыслить ее слова. Мейнард внушил своей жене, что его брат убийца?
— Где мальчик? — гневно спросил он.
— Сначала вы должны ответить на мой вопрос, — твердо стояла на своем Джослин. — С такими намерениями вы приехали сюда?
Лайм догадался, что она умышленно тянет время.
— Я приехал, чтобы заявить свои права на то, что по праву должно принадлежать мне, — заявил он прямо.
— Эшлингфорд!
Мужчина кивнул головой в знак согласия.
— Значит, я не ошиблась. Мейнард действительно мертв?
— Да.
Джослин опустила веки, скрыв под ними свои невероятно красивые глаза, пожалуй, единственное в ее облике, что привлекало внимание. Но, когда она снова подняла ресницы, в ее глазах не было и тени скорби. Лайм решил, что жена Мейнарда не только некрасива, но еще и бессердечна. Да, бесчувственная женщина, такая же, как и его брат. И именно поэтому они нашли друг друга.
— Я вижу, новость вас нисколько не огорчила, леди Джослин, — проронил Лайм и чуть не рассмеялся: ему показалось забавным обращаться к этой похожей на крестьянку женщине «леди».
Джослин гневно сверкнула глазами.
— Вы меня совсем не знаете, — сердито парировала она. — Не вам судить о моих чувствах.
Да, он действительно не знал ее. Но что еще можно было сказать о женщине, которая стала женой Мейнарда? Хотя вполне возможно, что ей не пришлось выбирать, ведь большинство женщин выходят замуж не по собственной воле и лишь немногие получают право голоса при решении таких вопросов.
— Итак, что вы собираетесь делать с моим сыном? — повторила вопрос Джослин.
Лайм тронул коня за поводья, тот сделал несколько шагов по направлению к женщине. Она, насторожившись, подняла грабли.
— Не приближайтесь, — с угрозой в голосе предупредила молодая вдова.
Повернув лошадь в сторону, Лайм покосился на ее оружие, затем перевел взгляд на лицо женщины. Ее изумрудно-зеленые глаза горели решимостью. Она мать и, пожалуй, без раздумий пустит в ход грабли, чтобы защитить своего ребенка. Пустит в ход, даже рискуя потерпеть неудачу.
— Завтра я отправляюсь в Лондон, чтобы подать прошение королю. Оливер поедет со мной.
— Зачем?
План созрел у Лайма совсем недавно. Собираясь в дорогу, он еще толком не знал, что будет делать дальше. Но чем больше он думал, тем больше ему нравилась эта идея. Пусть король собственными глазами увидит ребенка, которого Мейнард назвал наследником. И пусть решит, можно ли такое огромное и такое богатое поместье, как Эшлингфорд, отдать в руки младенца.
— Где он?
В глазах женщины появилось выражение удовлетворения.
— Там, где вы не сможете его найти.
— Я догадываюсь, что вы думаете обо мне, но заверяю вас, вашему сыну не грозит опасность.
На ее лице отразилось недоверие.
Он кивком головы указал на грабли.
— Вы собираетесь пустить их в ход?
— Да, если потребуется.
Лайм усмехнулся: сложившаяся ситуация начала казаться ему смешной. Что бы сказал его отец, если бы увидел, как облаченный в доспехи и вооруженный рыцарь застыл перед испачканной землей с головы до пят женщиной, которая намеревалась защищаться старыми деревянными граблями?
— Опустите грабли, леди Джослин. Не бойтесь меня.
— Не бояться? Я достаточно много знаю о вас, Лайм Фок, чтобы не верить вам. Я знаю, что вы за человек.
Мейнард постарался на славу!
— Неужели вы думаете, что эти старенькие деревянные грабли смогут помешать мне сделать то, ради чего я, по вашему мнению, приехал сюда? Я ведь хорошо вооружен. Гораздо лучше, чем вы, — добавил он, с усмешкой глядя на ее оружие.
Взгляд Джослин метнулся с огромного меча, прикрепленного к седлу, к мечу покороче, висевшему на поясе рыцаря, и, наконец, к кинжалу.
— Если бы я был хладнокровным убийцей, как убедил вас Мейнард, — спокойно продолжал Лайм, — вы бы уже не стояли здесь.
В глубине души женщина не могла не согласиться с таким веским доводом, однако грабли из рук не выпустила.
— Я не позволю вам забрать моего сына.
Лайм собрался было снова заверить молодую мать в том, что ни ей, ни ее сыну никто не причинит вреда, как из-за забора донесся протестующий детский крик.
— Похоже, он уже в моих руках, — обронил рыцарь.
Лицо Джослин исказилось от ужаса и отчаяния. Выронив грабли, она сорвалась с места и помчалась из сада.
Лайм пришпорил коня и последовал за ней. Они обогнули господский дом и увидели сэра Джона, который в сопровождении трех рыцарей ехал к ним навстречу.
— Нет! — закричала Джослин и рванулась вперед к извивающемуся всем телом и жалобно плачущему сыну, которого зажал под мышкой сэр Джон.
Лайм развернул коня и преградил ей дорогу.
— Осторожно, вы угодите под лошадиные копыта, — предупредил он.
Резко вскинув голову, молодая мать обрушила на него всю силу своего гнева.
— Это как раз совпало бы с вашими планами, не так ли?
Натянув поводья, мужчина перевел взгляд на рыцарей. Понимая, что женщина вряд ли поверит ему, он решил не продолжать бессмысленный спор.
Когда сэр Джон подъехал достаточно близко, брат Мейнарда рассмотрел своего племянника. Ребенок оказался невероятно грязным, гораздо грязнее, чем его мать.
— Мама! — закричал он, увидев Джослин, и вытянул руки так, словно собирался взлететь.
Спустя мгновение сэр Джон находился уже рядом с Лаймом.
— Он кусается, — пробурчал рыцарь.
Мать протянула руки к мальчику.
— Отдайте мне сына, — потребовала она.
Встретив вопросительный взгляд сэра Джона, Лайм отрицательно покачал головой.
Молчаливый обмен взглядами не ускользнул от внимания Джослин. Она сердито посмотрела на брата Мейнарда, однако, боясь еще больше испугать сына, не решилась продолжать спор.
— Не бойся, все в порядке, — ласково произнесла женщина, поглаживая мальчика по ноге.
Хотя прикосновение матери и ее присутствие рядом несколько успокоили малыша, он продолжал брыкаться и тянуться к ней.
— Если пообещаешь не кусаться, — начал сэр Джон, — я посажу тебя в седло перед собой.
Оливер затих, видимо, раздумывая о том, что предпочесть: остаться зажатым под мышкой рыцаря или сесть в настоящее боевое седло. После довольно долгой паузы он, наконец, кивнул головой в знак согласия.
Подождав, пока сэр Джон усадит мальчика перед собой, Лайм спросил:
— Значит, этот маленький чумазый сорванец и есть Оливер?
Мальчуган возмущенно вскинул голову.
— Я не маленький! — выражение страха в его глазах сменилось негодованием.
Хорошенько присмотревшись к ребенку, Лайм убедился в том, что перед ним действительно сын Мейнарда. Если мальчика вымыть, то его волосы приобретут такой же золотистый оттенок, как и волосы отца, а лоб… даже через несколько слоев грязи отчетливо проступали линии и изгибы, свойственные нескольким поколениям Фоков. Правда, цвет глаз он унаследовал от матери, но форму они имели точно такую же, как у Мейнарда… и у него, Лайма.
Неожиданно мысли рыцаря прервал Оливер. Позабыв обо всем на свете, он удивленно открыл рот и, показывая пальцем на Лайма, заявил:
— Это же плохой человек, мама!
Плохой человек?! Мужчина бросил сверху вниз взгляд на Джослин, и она поспешно опустила глаза.
— Он не обидит тебя, Оливер, — заверила она сына.
Несколько секунд подумав, ребенок обратился к рыцарю:
— И маму ты тоже не обидишь?
По-детски наивная забота мальчика вызвала у Лайма невольную улыбку.
— Нет, Оливер. Я не тот плохой человек, о котором тебе говорила мама. Я твой дядя Лайм, брат твоего отца.
Мальчик недоверчиво склонил голову на бок.
— Моего отца?
— Нет необходимости объяснять… — попыталась вмешаться Джослин.
Однако мужчина пропустил ее замечание мимо ушей и продолжил разговаривать с племянником:
— Сколько тебе лет, Оливер?
Задумавшись, малыш поднял руку и сосредоточенно разогнул сначала один палец, затем второй. Прикусив губу, он показал Лайму руку.
— Один… два, — с гордостью сообщил он. — Видишь?
Рыцарь пристально посмотрел на молодую мать.
— Может, нам лучше войти в дом?
Она надменно вскинула голову.
— Надеюсь, вы не ждете, что я гостеприимно распахну перед вами двери отцовского дома?
Лайм начал терять терпение. Намереваясь раз и навсегда поставить ее на место, он склонился над ней, но в следующее мгновение лишился дара речи. Вместо неприятного запаха давно не мытого тела мужчина уловил удивительный аромат, в котором причудливо смешались и запах земли, и запах дерева, и… нежное благоухание роз. Запах розовой воды?! Значит, женщина регулярно принимала ванну!
Оправившись от изумления, Лайм заглянул в полные негодования глаза Джослин.
— Я могу посадить Оливера перед собой и отправиться в Лондон. Вам это больше нравится? — заявил он, хотя вовсе не собирался делать ничего подобного. И не только потому, что не хотел, чтобы о нем стали говорить как о злодее, но и потому, что еще не до конца понял, насколько серьезную угрозу будет создавать для него этот малыш. Следует еще убедиться, действительно ли он законорожденный.
— Разумеется, не нравится, — ответила женщина, тщетно пытаясь скрыть свои чувства.
При мысли о том, что Оливера могут забрать у нее и куда-то увезти, ее сердце судорожно сжалось.
— В таком случае давайте пройдем в дом.
Джослин неохотно кивнула в знак согласия.
Лайм пришпорил было коня, но в это мгновение увидел направляющихся к нему всадников. Впереди ехал Иво, за ним следовал сэр Грегори.
Снова этот несносный священник! Рыцарь вполголоса выругался. Он надеялся, что два дня, проведенные в седле, утомят Иво, который был на двадцать лет старше его, и заставят священника отказаться от своей затеи, но расчет Лайма не оправдался. Всю дорогу святой отец следовал за ним по пятам, стойко перенося тяжелый путь. Чтобы уладить дела в Розмуре без вмешательства назойливого дядюшки, Лайму пришлось пойти на хитрость.
После того, как Иво именем Господа запретил рыцарю въезжать в деревню, он оставил с ним сэра Грегори, сам же, воспользовавшись разгоревшейся перебранкой, в сопровождении остальных мужчин направился к господскому дому.
Священник, заметив, что его провели, пришел в неописуемую ярость. И сейчас он, видимо, собирался наверстать упущенное. Резко, так резко, что животное протестующе заржало, остановив лошадь, Иво повернулся к племяннику, сгорая от желания обрушить на него град проклятий. Однако, сжав побледневшие от усталости губы, он усилием воли сдержал порыв. Внимательно осмотрев находящихся рядом людей, святой отец задержал взгляд на молодой женщине в грязном платье, стоявшей рядом с лошадью сэра Джона.
— Где твоя хозяйка? — требовательно спросил Иво у Джослин, приняв ее за служанку.
Лайм усмехнулся.
Надменно вскинув голову, Джослин ответила:
— Вы ошиблись, святой отец. Я…
— И есть леди Джослин Фок, — закончил Лайм. — Вдова покойного Мейнарда.
На лице Иво появилось выражение недоверия, несвойственное этому обычно высокомерному и самоуверенному человеку.
— А вот сын Мейнарда, — продолжал Лайм, — Оливер Фок.
Оправившись от минутной растерянности, священник посмотрел на испачканного с головы до ног мальчика. На долю секунды в его взгляде мелькнули теплота и нежность.
— Сын Мейнарда? — переспросил он.
— А вы кто? — поинтересовалась Джослин.
Неохотно оторвав взгляд от Оливера, Иво после продолжительной паузы ответил:
— Я отец Иво, дядя Мейнарда.
— Иво? — эхом отозвалась Джослин.
Лайм уловил в ее голосе надежду. Очевидно, Мейнард рассказывал жене о своем любимом дядюшке, и теперь она увидела в нем возможного защитника. Незаконнорожденный племянник ни на минуту не сомневался, что она найдет в его дяде верного и преданного союзника, не сомневался, что если потребуется, Иво будет отстаивать права Оливера на Эшлингфорд до последнего и не приминет ради этого дойти даже до самого Папы Римского.
В душе Лайма начала подниматься безудержная волна гнева.
— Может, мы все-таки войдем в дом, — прорычал он, пришпоривая коня.
Возле господского дома он увидел растерянных и напуганных слуг, беспомощно стоящих в окружении рыцарей, которым он приказал быть настороже. Однако, оглянувшись, рыцарь понял, что опасность исходила не от слуг, а совсем с другой стороны. Ему следовало опасаться деревенских жителей, которые с таким же оружием в руках, каким Джослин пыталась защитить себя и сына, столпились на дороге. Они, вооружившись граблями и вилами, медленно приближались к дому.
— Леди Джослин, — обратился Лайм к подошедшей женщине, — пойдите к своим людям и скажите, что все в порядке. Убедите их разойтись по домам.
Пламя протеста, вспыхнувшее в глазах молодой вдовы, быстро погасло. Так как ее сын по-прежнему находился в руках сэра Джона, ей не оставалось ничего другого, как выполнить приказ незваного гостя. Стараясь не испугать мальчика, она спросила:
— У рыцаря очень красивая лошадь, правда, Оливер?
Малыш согласно закивал.
— Да-а, и больше, чем у Большого папы.
— Верно, она гораздо больше, чем лошадь твоего деда. Я хочу, чтобы ты присмотрел за этой большой лошадью, пока я спущусь вниз по дороге и поговорю с крестьянами. Договорились? Я вернусь очень скоро.
Оливер слегка нахмурился и посмотрел на сэра Джона.
— Ты ведь неплохой человек, правда?
Губы рыцаря невольно дрогнули в слабой улыбке. Не сказав ни слова, он кивнул головой в знак согласия.
А мальчик уже повернулся к матери:
— Договорились, — охотно согласился он. — Так и быть, я присмотрю за лошадью.
Бросив на Лайма предостерегающий взгляд, Джослин направилась навстречу крестьянам.
Повернувшись к сэру Грегори, который служил ему верой и правдой много лет, Лайм только сейчас заметил кровоточащую ссадину у него на щеке, оставленную, несомненно, кинжалом священника. Племянник Иво был уверен, что дядя предпочел бы пронзить грудь рыцаря, а не оставить легкую метку на его лице.
— Сэр Грегори, — обратился он к нему, — я прошу вас сопровождать леди Джослин.
Едва не задохнувшись от возмущения, женщина резко остановилась. Дерзкие слова готовы были вот-вот сорваться с ее губ, но усилием воли она сдержала порыв. Гордо подняв голову и расправив плечи, Джослин с независимым видом двинулась дальше, игнорируя присутствие опасного незваного гостя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пламя страсти - Лей Тамара



неплохой роман! можно почитать!
Пламя страсти - Лей Тамаралия
25.09.2012, 19.24





Совсем даже не плохо ...... есть интрига, читала с удовольствием.
Пламя страсти - Лей ТамараВиктория
19.01.2013, 16.05





Неплохой роман, интересно и доступно повествует о любви и страсти, чести и благородстве, коварстве и предательстве, великодушии и ненависти. Есть интрига в сюжетной линии, семейные тайны, мрачные события эпидемии чумы, добавляющие своеобразную пикантность и остроту книге. ГГ-ои располагают к себе, очень достойны, без излишних истерик и надуманных обид, образы глубоки и хорошо прописаны. Определённо понравилось.
Пламя страсти - Лей ТамараAlinushka
28.02.2014, 18.49





прочитала с удовольствием 10 балов.
Пламя страсти - Лей Тамаратату
9.12.2015, 13.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100