Читать онлайн Молитва любви, автора - Лей Тамара, Раздел - ГЛАВА 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молитва любви - Лей Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молитва любви - Лей Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молитва любви - Лей Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лей Тамара

Молитва любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 18

Как поживает сэр Майкл? – спросил сэр Ройс барона Бальмейна за обедом. Ему пришлось повысить голос, чтобы разговаривать среди проголодавшихся шумных воинов и рыцарей. – Я не вижу его в холле. Он еще состоит у вас на службе?
Поднося очередной кусок ко рту, королевский посланник заметил, каким неожиданно холодным и суровым стал взгляд его собеседника. Тягостная тишина наступила в холле, а вопрос так и остался без ответа, что вызывало подозрения.
Нож, которым Гильберт разрезал мясо, застыл в воздухе. Барон перевел взгляд с сэра Ройса на своих людей. Они резко прекратили все разговоры, что и вызвало ту ужасную, выжидающую тишину, разрядить которую мог только он. Нахмурившись, наблюдал Гильберт, как многие взгляды скользят то по нему, то по леди рядом с ним, которую он полчаса тому назад вытащил в холл против ее воли.
В следующий момент Гильберт тоже посмотрел на Грей. У нее был такой вид, словно она полностью отрешилась от всего и от всех. Девушка спокойно сидела, отхлебывая из кубка, одной рукой поглаживала ножку сосуда, пальцы другой скользили по ручке ножа. Словно не подозревая обо всех обращенных на нее взглядах, она смотрела на деревянную доску для хлеба и мяса, которая лежала между ней и Гильбертом.
Грей не только категорически возражала против своего присутствия в холле за обедом с людьми короля, но и отказывалась вымолвить хоть слово, сидя рядом с ним за столом. Она даже глаз не подняла.
Гильберт не понял ее нежелания участвовать в общей трапезе, потому что она постоянно ела в холле вместе со всеми. Нельзя сказать, что проснулась Грей в плохом настроении, потому что, когда утром при пробуждении обнаружила Гильберта в своей постели, отнеслась к этому вполне благодушно. А когда он стал массировать больную ногу, предложила свою помощь. Гильберт, конечно, отказался.
Однако Грей заупрямилась, когда он предложил ей присоединиться к нему для того, чтобы приветствовать гостей. Она ясно дала понять, что не собирается сопровождать его в холл и он должен пойти туда без нее.
Гильберт не понял причины возражений и продолжал настаивать. Грей даже отвернулась и стала одеваться сама. И, без сомнения, ее появление в холле потребовало немало храбрости, потому что она была уверена: придется испытать определенное унижение в присутствии сэра Ройса.
Гильберт слишком поздно понял, какую ошибку совершил, настаивая на послушании. Любопытные взгляды, которые бросали украдкой на Грей люди короля, окончательно убедили его в том, что она пыталась внушить ему в спальне. К любопытству обитателей Пенфорка она уже привыкла, но это было совсем другое дело. Грей была не только невенчанной знатной женщиной, беременной незаконным ребенком, но и открыто сидела на людях с человеком, который являлся отцом этого ребенка – человеком, не имевшим никакого намерения уладить такое неловкое положение, женившись на ней.
Не раз после этого своего открытия Гильберт пожалел, что не позволил ей остаться наверху. Особенно сейчас, когда сэр Ройс затронул тот последний болезненный вопрос, который совсем не хотелось обсуждать за трапезой.
Тяжело вздохнув, он обратился к королевскому посланнику:
– Поговорим об этом потом, – и в тоне его голоса чувствовалось больше, чем можно было сказать словами.
Трапеза сразу лее пошла своим чередом, десятки разговоров слились в ровный гул.
– Милорд, – окликнула Грей барона. Она подняла глаза от деревянной дощечки, разглядывая сидевших за остальными столами. Лишь некоторые посмотрели в их сторону.
Гильберт наклонился поближе.
– Почему сэра Майкла нет среди твоих дружинников? – спросила Грей. – Он провинился перед вами?
Нахмурившись, она глянула на него своими милыми светлыми глазами.
Так, значит, она не совсем равнодушна к происходящему вокруг, сделал вывод Гильберт. Ему не слишком понравилось, что она загоняет его в угол. Не место и не время начинать этот нелегкий разговор, и Гильберт всеми силами старался избежать объяснения. Попозже он останется наедине с Грей и тогда сможет рассказать ей о смерти юного рыцаря.
Как можно непринужденнее он попробовал предложить ей кусочек мяса.
– Нет, – отказалась Грей, качнув головой. -Я не хочу есть.
– Но ты бы поела, если бы я послал Мелли с подносом в твою комнату, – возразил Гильберт, осмеливаясь отрицать, что она потратила много усилий, чтобы убедить его поступить именно таким образом.
– Я бы предпочла как раз это! – отрезала Грей. Потом, вспомнив, что они не одни, огляделась вокруг – не вызвал ли их обмен репликами излишнего интереса. Никто, казалось, не проявил чрезмерного любопытства.
– Перестань дуться, Грей, – шепотом увещевал ее Гильберт, – и ешь, чтобы наш ребенок вырос сильным и здоровым, раз уж он отваживается заявиться в этот жестокий мир.
Веки молодой женщины затрепетали, потом она резко вскинула голову:
– Известно ли тебе, о чем они думают?
– Я точно знаю, о чем они думают, – тихо ответил Гильберт, приближая свое лицо к ее лицу. – Они завидуют – большинство из них.
Грей посмотрела в его голубые глаза, искрившиеся смехом.
– Да, завидуют, – последовал горький ответ. – Завидуют, что у них нет шлюхи, которая согревала бы им постель, как у тебя.
Не следовало этого говорить: глаза Гильберта сразу же утратили веселый блеск, потемнели, и взгляд стал жестким. Грей внутренне сжалась, заметив, как подействовали на него ее слова, поняла, что зашла слишком далеко. Затаив дыхание, она ждала, какая кара обрушится на нее теперь.
Бесконечно долго тянулись мгновения, пока Гильберт с непроницаемым лицом пристально смотрел на нее. Затем, словно не доверяя словам, он плотно сжал губы и протянул ей кинжал с кусочком мяса.
Грей повиновалась и потянулась к мясу, насаженному на острие лезвия. Однако Гильберт не удовольствовался этой маленькой уступкой.
– Нет, – хриплым голосом произнес он, и рука Грей застыла в воздухе над предложенным кусочком. – Зубами.
Гнев Грей вспыхнул заново.
– Ты испорченный человек! – прошептала она.
– Да, и не забывай об этом.
При других обстоятельствах Грей дала бы волю своей ярости, но сейчас мудро сдержалась. Сделав глубокий вдох, она разомкнула зубы и склонилась к Гильберту.
На лице барона не появилось торжествующе-злорадного выражения, которое она ожидала увидеть, когда он поднес мясо ей ко рту. С каменным лицом он снова взял с дощечки очередной кусочек для нее.
Кипя от негодования, Грей молча жевала.
Гильберт, казалось, был доволен таким послушанием, и когда порция была проглочена, кинжал снова оказался у ее рта.
– Я могу поесть сама, – возмутилась она.
– Да, но наш ребенок не может, – заметил Бальмейн, подталкивая следующий кусок.
Вздохнув, она съела и этот, ожидая, что в любой момент появится еще один. Однако, видно, Гильберт понял, что урок пошел ей впрок. Вложив кинжал в руку девушки, он вернулся к своей собственной трапезе.
– И не вздумай ничего скармливать этой своей зверюге, – предупредил он, завидев на колене Грей большую голову Ворчуна.
Убедившись в решительном настрое Гильберта, она неохотно повиновалась и стала выбирать овощи, которые предпочитала любому мясу. Только начав есть, она с удивлением обнаружила, насколько на самом деле голодна.
Грей решила помедлить, прежде чем снова задать вопрос, на который Гильберт так и не ответил. Когда обеденная доска наконец опустела, она отважилась спросить снова.
– Милорд, – начала Грей, облизывая губы кончиком языка, – вы не ответили на мой вопрос насчет сэра Майкла.
Он взглянул на нее поверх доски. Складки рта стали жесткими.
– Я не забыл, – последовал четкий ответ. – Это подождет.
Он что-то скрывает от нее, поняла Грей. Ведь нет ничего плохого в том, чтобы сказать, где находится тот или иной человек. Но все-таки Грей не стала больше искушать судьбу. Не настолько она была отважна, чтобы дважды за один час дразнить зверя. Нет, дважды в день этого делать не стоило.
– Он умер, – сообщил Гильберт сэру Ройсу, который откинулся на спинку кресла.
Ройс отшатнулся, пораженный этими бесстрастными словами, словно ударом кулака.
– Умер? – недоверчиво повторил он. – Но как? Гильберт твердым взглядом ответил на взор его широко раскрытых глаз.
– Своим собственным мечом лишил он себя жизни. Но если бы он этого не сделал, я бы с радостью обеспечил ему такой же конец.
Оправившись от оцепенения, Ройс обдумывал услышанное.
– Вот как, – сказал он некоторое время спустя, – тот же случай, что и с сэром Уильямом, не так ли? Он тоже предал вас ради Чарвика.
Усевшись на стул в своей любимой позе – качаясь на двух задних ножках, – Гильберт смотрел на пустой холл, где остались только они двое.
– Да, и его предательство стоило жизни двоим крестьянам и троим моим лучшим воинам, а также была сожжена целая деревня.
– Но, как я понял, вы послали в деревню воинов для охраны, чтобы воспрепятствовать дальнейшим набегам, – заметил Ройс.
– Да, послал, но когда получил подтверждение о месте стоянки Чарвика, оставил по одному воину в каждой деревне, а большую часть дружины взял с собой в тот поход, – он провел рукой по лицу, прежде чем продолжать. – Чарвик получил предупреждение о нашем приближении еще до того, как мы добрались до него.
Ройс покачал головой.
– Значит, сэр Майкл донес ему о вашем намерении напасть на его лагерь?
– Очевидно, так оно и было.
– А предал он вас из-за леди Грей. Вздохнув, Гильберт поставил стул на четыре ножки.
– Да, он любил ее.
Грей стояла у лестницы, прижавшись к стене. Она зажмурила глаза, но не могла избавиться от чувства стыда за то, что вина только что была возложена на нее. Из-за нее погибли люди, крестьяне лишились своих жилищ – все ради мщения, которое замыслил Эдуард Чарвик, и по причине предательства сэра Майкла.
Она понимала, что нехорошо подслушивать, но оказалась здесь случайно, а слова Гильберта «Он умер» исключили всякую мысль о том, чтобы незаметно уйти или обнаружить свое присутствие. Теперь понятно, почему Гильберт не хотел говорить о сэре Майкле во время еды – это была не праздная беседа.
– Значит, Чарвик знает о ребенке, которого она носит, – сделал вывод сэр Ройс. – Если не от Ротвильда, то от сэра Майкла.
– Да, знает, и, зная, что ребенок мой, очевидно, снова постарается погубить ее, – Гильберт вскочил на ноги и принялся мерить шагами комнату.
– Сэр Майкл с большим удовольствием описал мне в точности, что Чарвик собирается сделать, – сказал Бальмейн, в третий раз проходя мимо Ройса.
Рыцарь вполне мог представить себе, что намеревался сделать кровожадный Чарвик, но постарался не давать волю воображению, эмоционально отгораживаясь от ситуации.
– Если только Чарвик не сошел окончательно с ума, то я опасался бы не только за жизнь леди Грей, а за благополучие вашего ребенка и, конечно, за вашу собственную жизнь.
Гильберт остановился и резко повернулся:
– О чем вы говорите?
Поставив локти на стол и опершись на сомкнутые руки, Ройс наклонился вперед.
– Я говорю о вашем наследнике. Старик хотел получить наследника своих владений – только по этой причине он привез леди Грей из Ар-леси. Теперь у него скоро появится внук, представляющий гораздо большую ценность, чем возможный отпрыск от союза его дочери с сэром Уильямом. Если бы он смог завладеть этим ребенком и убить вас, то получил бы владения обратно и вдобавок те земли, что принадлежат вам.
Гильберт кивнул, следя за мыслью сэра Ройса.
– Да, вы правы, именно этого он жаждет, при условии, что мозги у него еще шевелятся.
– Что вы собираетесь предпринять?
То, что собирался сделать с самого начала, подумал Гильберт. Нет, это было не совсем верно. Пока старик не попытался сжечь Грей заживо, настоящего стремления пролить кровь Чарвика у него не было.
– Его постигнет та же судьба, что Филиппа, – хрипло проговорил он. – А потом я освобожусь от проклятия Чарвиков.
– Вы так быстро забыли, что Грей тоже принадлежит к семейству Чарвиков?
Напоминание об этом поразило Гильберта, заставив его замолчать.
Мелли, стоявшая рядом с Грей, потянула ее за рукав.
– Миледи, – поспешно прошептала она. – Мы должны вернуться в вашу комнату.
Грей бросила взгляд через плечо. До этого момента она совершенно забыла о присутствии служанки и теперь потрясенно смотрела на ее смазливое личико. Переложив стопку чистого белья в другую руку, Мелли сделала хозяйке знак подняться вслед за нею по лестнице.
Грей не имела никакого желания выслушивать ответ Гильберта – она и так знала, каким он будет. Подобрав юбки, девушка позволила Мелли взять ее за локоть, и обе женщины тихо прошмыгнули по лестнице. Ни одна из них не заговорила, пока они не подошли к комнате Грей.
– Можете не беспокоиться, я не побегу к барону рассказывать, что мы подслушали этот разговор, миледи, – сказала Мелли, распахивая дверь и пропуская хозяйку вперед.
Грей прошла в комнату и направилась к окну.
– Я очень благодарна тебе за это, Мелли, – ответила она. Это было истинной правдой, потому что у Грей больше не оставалось сил противостоять гневу Гильберта. Он, конечно, усмотрит новый обман в том, что она слышала его разговор с сэром Ройсом.
– Услуга за услугу, – заметила Мелли. Недовольно нахмурившись, Грей посмотрела через плечо на служанку. Мелли пожала плечами.
– Вы меня вчера выручили, – объяснила она, – и я должна отплатить вам тем же. Тогда я уже не буду у вас в долгу.
– Конечно, нет, – улыбнулась Грей.
К ее удивлению, Мелли ответила такой же улыбкой. Потом снова переложила свою ношу из руки в руку и выпорхнула из комнаты.
Хотя Мелли изо всех сил старалась ее недолюбливать, но первоначальная враждебность оказалась почти полностью утраченной. Иногда Мелли держала себя почти дружелюбно.
Эта мысль на мгновение развеяла мрачное впечатление от подслушанного разговора. Всеми силами сдерживая волнение и отчаяние, готовое перейти в ужас, Грей отвернулась к окну. Нужно побольше узнать об этих событиях, решила она, и только один человек мог рассказать ей все. Как убедить Гильберта, что она готова услышать правду о Филиппе?
Когда последний из королевских воинов исчез из виду, она перевела взгляд во внутренний двор и увидела барона, шагавшего к башне. «Надо ли пойти к нему?» – раздумывала Грей. Или он придет к ней?
Выбор был сделан сам собой, когда через несколько минут Гильберт вошел в ее комнату.
– Я думал, ты отдыхаешь, – сказал он, закрывая за собой дверь.
Грей понимала, что наступил подходящий момент, но еще не знала, как затронуть интересовавшую ее тему. Она откликнулась, не отворачиваясь от окна.
– Я не устала, – девушка наклонилась вперед, обхватив себя руками, вдыхая прохладный воздух. Свежий ветерок играл прядями волос, обрамлявших щеки.
Положив руки на хрупкие плечи, Гильберт нежно повернул ее к себе лицом.
Грей сразу же отвела глаза, опасаясь, как бы он не заметил в них виноватого выражения, если, конечно, уже не знает о провинности. Можно ли надеяться, что Мелли сдержала слово? Похоже, что так, иначе она бы почувствовала недовольство Гильберта еще до его прихода.
Отстранившись, Грей перебросила свои распущенные волосы через плечо и стала заплетать косу.
– Мне больше нравится, когда они распущены, – сказал Гильберт, снова привлекая ее к себе. Грей продолжала перебирать золотистые пряди, слишком поглощенная в свои мысли, чтобы обратить внимание на эти слова.
– Грей, – он положил ладонь на ее быстрые пальцы, лихорадочные движения которых выдавали ее смятение.
Девушке ничего другого не оставалось, как только уделить барону внимание, столь ему необходимое. Она глубоко вздохнула и глянула на него из-под ресниц.
– Да, милорд?
– Ты еще сердишься на меня?
Она понимала, что Гильберт имеет в виду их ссору в холле, но в тот момент не могла и подумать, что вызвало их размолвку. Все началось из-за ее досады вследствие вынужденного присутствия в холле во время обеденной трапезы, словно она была женой Гильберта, в то время как он отказывался жениться на ней. Теперь, когда на ее плечах лежал груз ответственности за смерть погибших людей, все это казалось недостойным внимания.
– Сержусь? – она покачала головой. – Нет, больше не сержусь. Я вела себя недостойно и раскаиваюсь в том, что поставила тебя в неудобное положение.
Гильберт удивленно поднял брови. Он приготовился увидеть Грей в том же настроении, и каком она пребывала после обеда. «Почему она так присмирела?» – насторожился Гильберт.
– О чем ты, Грей? – спросил он. Сжав губы, барон пытливо глянул в ее лицо, заметив покрасневшие глаза, которые пыталась скрыть под густыми ресницами. – И почему ты плакала?
– Прости меня, Гильберт, – сказала Грей. – Из-за беременности у меня такое переменчивое настроение.
Да, он слышал, что поведение беременных женщин часто непредсказуемо. Так объяснял отец перепады настроения матери, когда та была беременна Лизанной. Однако интуиция подсказывала, что странное поведение Грей объясняется не только ее состоянием. Уж лучше бы она сердилась.
Все еще сомневаясь, он кивком подтвердил, что принимает объяснение, и увлек Грей к кровати.
– Я должен извиниться за то, что тебе пришлось присутствовать на обеде вместе со мной, – сказал он, усаживая ее рядом с собой. – Я не подумал, как тягостно тебе это будет.
Грей молча смотрела на свои руки.
– Ну? – прошептал он.
Молодая женщина робко глянула на него.
– По правде говоря, Гильберт, тебе ни к чему извиняться. Дело сделано. Все плохое позади и… – она отвела взгляд. – В будущем я не буду испытывать таких мучений, сидя за обеденным столом рядом с тобой.
Гильберт молча раздумывал, не слишком ли многое ему чудится в ее поведении, может быть, все гораздо проще. Нет, что-то не ладилось. Женщина, рядом с которой он жил последние месяцы, не забыла бы так легко размолвку, происшедшую несколько часов назад. Но он не будет ворошить заново ту ссору, предстоит еще ответить на заданный ранее вопрос. А ответить необходимо, иначе она услышит о случившемся от других.
– Я должен объяснить тебе насчет сэра Майкла…
– Нет! – выпалила Грей, встряхивая головой. – Это неважно. Не имеет значения… правда.
Гильберт несказанно удивился горячности ее слов. Эта женщина становится настоящей загадкой.
– Он умер, – спокойно проговорил Гильберт. Она переплела пальцы на животе, не отрывая взгляда от неловко сцепленных рук.
– Я уже догадалась.
Он приподнял ее подбородок, стараясь заглянуть в глаза.
– И как же ты пришла к такому заключению?
Она пожала плечами:
– Очевидно с ним случилось несчастье. Иначе ты не стал бы так упорно противиться разговору о нем.
Гильберт удивился ее рассуждениям. Он больше склонялся к тому, что она подслушала его беседу с сэром Ройсом, или еще кто-то рассказал ей эту новость. Мелли? Нет, вряд ли.
– Тебя это опечалило? – спросил Гильберт.
– Конечно, – слезы набежали на глаза Грей.
Слезы! Гильберт привлек ее к себе, поглаживая по волосам, в то время как она выплакивала горе, уткнувшись в его тунику. Он не понимал, как она может оплакивать человека, к которому не питала, по ее утверждению, никаких чувств.
– Наверное, ты все же любила сэра Майкла? – предположил Гильберт, когда плач стих. Вероятность такого поворота дел ему совсем не нравилась, но он должен знать это.
Грей подняла голову.
– Любила? Нет, Гильберт. Я уже говорила тебе, что сэр Майкл не был любим мною. Ничего с тех пор не изменилось.
Гильберт испытал огромное облегчение, но при мысли о том, что она не спросила о причине смерти сэра Майкла, беспокойство вернулось. Это только усилило подозрение, что Грей уже что-то известно.
– Грей…
– Гильберт, – прервала она его, – мне нужно знать о преступлениях Филиппа. Ты расскажешь мне?
Гильберт напряженно замер, разомкнув объятия.
– Ты вторгаешься туда, куда не следует, – предупредил он ледяным голосом.
– Я должна знать, – умоляла Грей, придвигаясь ближе и кладя руку Гильберту на плечо. – Я ношу под сердцем твое дитя, Гильберт Бальмейн, и ничего не знаю о тебе и так мало о своей семье. Мне просто нужно знать правду.
– А примешь ли ты правду, которую я открою тебе?
Она кивнула:
– Да, Гильберт, думаю, теперь я готова к тому, чтобы узнать и принять ее.
Встав с кровати, он подошел к очагу и остановился спиной к Грей.
– Ты знаешь, что твой брат был обручен с моей сестрой Лизанной?
– Да, отец говорил мне.
– Она обожала твоего брата, вообразила, что влюблена в него, хотя всего лишь его смазливая внешность и ее юность привели сестру к мысли, что она пребывает в таком нелепом состоянии духа. Почти пять лет назад, когда ей едва исполнилось четырнадцать, по повелению моего отца я вез ее из Пенфорка, чтобы выдать замуж за Филиппа.
Гильберт замолчал. Грей могла только догадываться о волновавших его чувствах, глядя на перекатывавшиеся под туникой мускулы.
– Происходило это во времена правления короля Стефана, когда процветало беззаконие, – продолжал он. – Я был слишком самоуверен и решил, что раз путешествие будет недолгим, то и отряд охраны можно взять небольшой. Понимаешь ли, я не рассчитал, что обременительные повозки с поклажей замедлят наше продвижение, и когда наступила ночь, нам пришлось разбить лагерь.
Он снова замолчал, подводя Грей к мысли, что с их стоянкой случилось нечто ужасное. В следующий момент Гильберт подтвердил эти предположения.
– Только мы расположились на ночлег, как были подняты по тревоге. Все мои люди оказались перебиты, а Лизанна…
Грей услышала, как он глубоко вздохнул, но ничего не сказал.
– Изнасилована? – спросила она со всей возможной деликатностью.
– Нет, хоть дело шло к тому, – ответил Гильберт с гневом в голосе. – А потом этот твой негодяй-братец отказался выполнить условия брачного договора на том основании, что Лизанна потеряла невинность.
Грей поняла, что гнев охватывает Гильберта со все большей силой, и постаралась отвлечь его от мыслей о сестре.
– А как же ты, Гильберт? – спросила она. -Тебе удалось спастись?
Он негодующе повернулся и подошел к ней.
– Думаешь, я трус? – прорычал он.
– Нет, Гильберт. Прошу, не приписывай мне слов, которых я не произносила, и мыслей, которых у меня нет. Я вовсе не помышляла об этом. Ты знаешь, я такого подумать не могла.
– Вот как? – выкрикнул он, останавливаясь в нескольких шагах от нее. – Разве прежде ты не обвиняла меня в трусости?
Обвиняла? Пришлось перебрать в памяти все их стычки, чтобы припомнить, когда она высказалась таким образом. Она со страхом вспомнила тот момент, потому что действительно наделила его этой позорной чертой во время разговора на кладбище, в то утро, когда он отправлял ее в аббатство из Медланда.
– Да, ты прав, – согласилась Грей, – и я очень сожалею, что так тогда поступила. Но в тот момент я была расстроена и сердита и всего лишь хотела причинить тебе такую же боль, какую ты причинил мне.
Гильберт не ответил.
– Подойди, сядь рядом со мной, – попросила она.
Гильберт подошел ближе, но не последовал ее приглашению.
– Я сражался с ними… кого убил, кого ранил… – он оперся о тюфяк и наклонился к ней. -И потом они оставили меня умирать… сделали калекой.
– Ты вовсе не калека, – возразила Грей. Схватив ее руку, он положил ее на бедро там, где чувствовался толстый рубец шрама.
– Калека, – повторил он повел ладонь Грей вниз.
Хотя ей пришлось опуститься на колени и ухватиться из осторожности за край постели, Грей не стала сопротивляться. Она позволила провести своей рукой по всей длине ноги Гильберта, где шрам терялся наконец в более мягкой коже.
– Нужно было сдержать так много обещаний, а мне это не удалось, – сказал он. – Я помню крик Лизанны, как будто это было только вчера. Известно ли тебе, каково жить годами с таким напоминанием о своем поражении?
Грей покачала головой, не в силах заставить себя снова взглянуть на него.
– А хочешь ли ты знать, кто приказал напасть на наш лагерь? – его голос, полный жгучей боли, скрежетом отозвался в ее углах.
Подняв голову, она посмотрела на Гильберта сквозь завесу волос, упавших на лицо. Он как животное, запертое в клетке, подумала Грей. Или как зверь, попавший в охотничью западню, – вроде бы смирившийся со своей участью, но готовый броситься на обидчика, если представится возможность. Грей положила руку на горло, стараясь унять сильное биение сердца.
– Даже не догадываешься, – насмешливо поддел ее Гильберт с жестокой усмешкой на красивом лице.
Она знала, что он хочет услышать, и не стала разочаровывать, беззвучно вымолвив:
– Филипп?
На лице Гильберта отразилось удивление.
– Что?
Грей собрала всю свою храбрость:
– Это был Филипп?
Он горько улыбнулся, еще больше испугав Грей.
– Как ты догадлива! – барон отчетливо произнес каждое слово, прежде чем помочь ей снова сесть на постель.
– Почему? – недоумевала Грей. – Зачем он сделал это?
– Тебе следовало бы больше знать о том, какая кровь течет в твоих жилах, Грей Чарвик. Лизанна не просто была недостаточно красива для него, а, главным образом, он счел недостаточно богатым ее приданое, когда представился случай жениться на богатой вдове. Так он вознамерился избавиться от моей сестры, не понеся ответственности за нарушение брачных обязательств. Он заказал для нас смерть.
Покачивая головой, Грей опустила глаза. Нельзя сказать, что она не верила Гильберту, она просто не хотела верить. Да, в ее памяти еще жили воспоминания о жестоких выходках Филиппа по отношению к ней, но то, в чем обвинял Гильберт ее брата, представляло собой такое страшное зло, какое она не могла себе вообразить.
– Так, значит, ты все-таки не готова принять правду такой, как она есть, во всей жестокости, – сделал вывод Гильберт, с презрением роняя слова.
– Я не думала, что правда окажется такой страшной, – призналась Грей, заставляя себя взглянуть на Гильберта. – Трудно согласиться с тем, что такое зло может существовать в человеческой душе. Это ужасает меня.
Ее неохотное, почти невысказанное признание правды успокоило его.
– Разве ты ничего не поняла после попытки твоего отца убить тебя?
Такого она забыть не могла. Но старый человек почти обезумел, потеряв все, что ему было дорого, – и все по вине того, кого считал ответственным за смерть горячо любимого сына. Но может ли смерть Филиппа служить оправданием злу, поселившемуся в его сердце?
– Когда… когда ты узнал, что Филипп приказал напасть на вас? – спросила она.
Выпрямившись, Гильберт посмотрел на Грей сверху вниз.
– Прошлым летом, – ответил он, – когда он решил, что все же должен получить Лизанну, хотя она уже была замужем за другим.
Рука барона потянулась, чтобы размять поврежденные мускулы ноги.
– Он выкрал Лизанну, когда она возвращалась из одной деревни во владениях ее мужа, – продолжал Гильберт. – Негодяй избил ее, а потом попытался изнасиловать. Он бы так и сделал, если бы мы с ее мужем не обнаружили его логово.
Грей почувствовала, что он что-то недоговаривает, но не стала настаивать.
– Твой брат был повержен в честном поединке, Грей. И не между им и мною, как ты думаешь. Хотя я жаждал омыть мой клинок в крови Филиппа, я бился с другим… и убил его. Муж Лизанны сражался с твоим братом и когда занес над ним меч, трус завопил. Он закричал, моля о пощаде.
Гильберт увидел ее вопрошающий взгляд и покачал головой.
– В отличие от Филиппа, муж Лизанны, Paнульф Вардье, благородный человек. Лишь при попытке Филиппа пронзить кинжалом сердце Ранульфа в спину труса и подлеца была пущена стрела.
– Твоя сестра, – сказала Грей.
– Да, это было более чем справедливо. Грей кивнула. Теперь она поняла… и поверила.
– Я прошу прощения. Я не знала. Неудивительно, что ты меня так ненавидишь.
Глаза Гильберта утратили жесткое выражение.
– Я не ненавижу тебя, Грей, – сказал он, поднимая пригоршню шелковистых волос с ее колен. – Если бы я ненавидел, не имело бы значения то, что ты носишь мое дитя.
Он перебирал нежные пряди, любуясь игрой света в струях золотого дождя.
Надежда расцвела в душе Грей. Наступит ли тот день, когда он станет дорожить ею настолько, что они смогут растить своего ребенка вместе, в любви и согласии?
Должно быть, он увидел что-то в ее глазах, – потому что резко выпрямился, выпустив пряди волос из рук.
– Но я не женюсь на тебе, – сказал Бальмейн, а затем направился к двери.
Отчаянно желая снова почувствовать блаженный покой в объятиях Гильберта, но боясь отказа, Грей подавила желание побежать следом. И вот он ушел.
С печалью в сердце легла она на кровать, глядя в потолок.
Теперь ей стало понятно, что направило на нее гнев Гильберта, когда он прибыл в Медланд и обнаружил, кто она такая; почему он решил, будто она специально соблазнила его. И почему Гильберт не женится на ней даже ради того, чтобы дать их ребенку свое имя.
Она не думала, что когда-нибудь простит его за те несправедливые обвинения, что он обрушил на нее, но теперь выяснила: у нее нет выбора. Как долго она боролась с ним, и все из ложных побуждений. Его гнев был оправдан, даже если она не виновна в том, что он ей ставил в вину.
Если им суждено еще быть вместе, она постарается исправить зло, причиненное ему и его близким, и докажет, что ей можно доверять. Неважно, знатная она женщина или нет, но если он захочет сделать ее своей любовницей, она больше не станет противиться. Хотя такая покорность и печалила Грей, девушка призналась самой себе, что проиграла битву. Такой конец неизбежен, рассуждала она – слишком велико ее желание снова ощутить ласку его рук.
А более всего ей хотелось мира и спокойствия в их отношениях, и она добьется этого. Обещание, которое дала себе Грей, было малоутешительно, но все же она черпала в нем силу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Молитва любви - Лей Тамара



Неплохая история, но ггерои уж очень долго шли к 'взаимопониманию'.
Молитва любви - Лей ТамараЛЕНА
25.07.2013, 13.46





Очень хороший роман. Все описано очень четко и понятно. Сюжет развит.
Молитва любви - Лей Тамаранека я
19.11.2013, 20.58





средне. спокойный без эмоций.
Молитва любви - Лей Тамарататьяна 11
21.11.2013, 23.05





прочитала роман с удовольствием 10 балов.
Молитва любви - Лей Тамаратату
7.12.2015, 21.15





Очень понравился роман,читайте и наслаждайтесь.
Молитва любви - Лей ТамараРая
8.12.2015, 20.37





Очень понравился роман. Рекомендую всем.
Молитва любви - Лей ТамараЧита
9.12.2015, 14.08





Прочитала на одном дыхании, советую прочитать, думаю ещё не раз его перечитаю
Молитва любви - Лей Тамараанна
9.12.2015, 20.36





хороший роман. прочитала с удовольствием.
Молитва любви - Лей ТамараЮля
2.01.2016, 22.24





Такое многообещающее начало было,а потом с каждой главой все скучнее и скучнее.герои как журавль с журавлем все ходили друг к другу и никто не хотел уступать.не впечатлил роман
Молитва любви - Лей ТамараЮстиция
4.01.2016, 15.45





Очень интересный роман!прочитайте-не пожалеете!
Молитва любви - Лей ТамараТанча
6.12.2016, 13.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100