Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23
Драма «Три поросенка»

Ганс недовольно морщил лоб и теребил в руках новенький паркер. Лидочка стояла перед ним как королева Антуанетта перед гильотиной, – обреченно, но гордо.
– Вам надо бежать от волка быстро, – объяснял Ганс, – он страшный.
Верстальщик Дениска плотоядно оскалился.
– Бежите еще раз! – И немец взмахнул паркером, как дирижер – палочкой.
Лидочка шумно вздохнула и мелкими приставными шагами заскакала в угол комнаты, силясь изобразить на лице соответствующее действию настроение. Дениска пошевелил усами, сказал «Р-р-р-р» и, скрючив пальцы, ринулся за ней.
Второй час шла репетиция выступления «Гали» на корпоративной вечеринке. Марина нервно поглядывала на часы, Надька пыталась привязать к чудовищному поросячьему носу из папье-маше тоненькую резинку. У меня на коленях лежали идиотские крылья из поролона, какие на католическое Рождество привязывают на плечи маленьким девочкам, изображающим ангелочков. Алюминиевый каркас на левом крыле был выгнут, на правом в поролоне имелась дырка. Стрекоза походила на инвалидку.
В комнату заглянула Сусанна Ивановна, сдержанно улыбнулась Гансу и кивнула мне, приглашая выйти. Я отложила поролоновые крылья и тихонько, дабы не смущать Лидочку в ее мучительных актерские потугах, вышла из комнаты.
– Маша, я по поводу вашего заявления на отпуск, – сказала Сусанна Ивановна. – Оно подписано и уже в бухгалтении. У меня еще одна хорошая новость. Вам как редактору рубрики «Путешествия» рекламный отдел может предложить тур со скидкой. Если не ошибаюсь, у них есть информация о горящей путевке в Турцию. Вы едете одна или с семьей?
– С сыном, муж очень занят на работе.
– Тогда поднимитесь в рекламный отдел сейчас, уточните даты и условия.
«Вот и славно, – подумалось мне, – значит, это судьба».
Горящая путевка пылала предложением отдохнуть в течение десяти дней в четырехзвездном отеле под Аланьей. Питание, в том числе турецкие алкогольные напитки, включено. Дивный пейзаж, ознакомительная экскурсия по городу и массовик-затейник для детей. Вылет – через три дня. Я, не раздумывая, согласилась.
Поедем с Гришкой на курорт, он будет плескаться в море, а я – думать о жизни. Антон за это время разберется со своей лахудрой. Заявление на уничтожение брака подадим потом, когда мы с сыном вернемся. Если Антон будет настаивать.
Гришка носился по детской площадке, нарочно поднимая пыльные тучи. Я поискала глазами няню, но встретилась взглядом с собственным мужем, зловеще восседавшим на облезлой лавке у песочницы. Рядом сидела глухая старушка из нашего дома и худенькая мрачная девочка лет шести.
– Заколдобилось-то, ой заколдобилось, – приветливо сообщила старушка.
– Дождь будет, может и с грозой, – поддержала я разговор, присаживаясь между бабкой и Антоном.
– Козой? Не, козу немцы забрали, в сорок первом, – грустно сказала старушка, глядя на небо. – Как сейчас помню, пришел офицер, рыжий-рыжий, как пес. Пощупал козу, пощупал меня, сплюнул – и увел животину…
– Немцев же вроде в Москве не было, – прокричал Антон.
– Так капицкая я, – вздохнула бабушка.
Я тихонько дотронулась до ноги Антона. Тот встрепенулся, как от осиного укуса, и прошипел:
– Что еще?
– Мы с Гришкой уезжаем. В Турцию. На десять дней.
– Предсвадебное путешествие?
– С Гришкой?
– Вот именно! Я своего отцовского согласия не даю.
– Какое к лешему согласие? – рассердилась я. – Я везу ребенка на море, в волнах плескаться. Я даю тебе десять дней, чтобы хорошо подумать, нужен ли тебе развод.
– Мне? – возмутился Антон и больно пнул меня в ногу под лавкой.
– А кому же еще? – Я пнула его в ответ.
– Это ты кричишь о разводе. – Новый пинок.
– А что мне остается делать?
– Что делать? По кустам сосаться!
– Ах ты ж… – Я вскочила. – Да я все знаю! Я видела тебя в ресторане той ночью, когда ты не пришел ночевать!
– Я был у однокурсника! – заорал Антон, тоже вскакивая.
Дети в песочнице прекратили возню, двухлетний малыш в клетчатой панаме скривился в готовности разреветься.
– Я тебя видела, – понижая голос, твердо сказала я.
– Ты больная женщина, Маша. У тебя галлюцинации.
– Ну, хорошо, буду честна до конца. Мне пришлось спешно уйти, поэтому я лишилась возможности вцепиться тебе в холку. Но я видела ее.
– Кого? – обезумел Антон. – Свою говорящую слойку с лимоном, о которой ты мне регулярно рассказываешь?
Малыш в песочнице заплакал, и на его штанишках проступило мокрое пятно. Молодая мама в сарафане-разлетайке, опасливо поглядывая на Антона, побежала к своему ребенку.
– А когда русские пришли, – продолжала бабуля, не обращая внимания на нас, – коза вернулась. Худая была. Грустная… А потом козлят родила. Мы их съели.
– Вот, – показал Антон пальцем на старушку, – твое будущее.
– Дурак, – огрызнулась я и позвала Гришку.


Свекровь лежала в своей комнате с мокрым полотенцем на лбу.
– Маша, зайди… – голосом умирающей позвала она.
– Чем могу помочь, Мария Петровна?
– Машенька, – простонала свекровь, – ты знаешь, как тяжело мы получали эту квартиру… Мы столько здоровья в нее вложили… Я так любила папу Антона…
– Вы же с ним развелись через год после получения этой квартиры!
– Ну и что? – зыркнула на меня свекровь. – Я все равно продолжала его любить.
– Ближе к делу, Мария Петровна, – сухо перебила ее я.
– Ах, Маша, я так страдаю, когда вы с Антоном ругаетесь, – застонала опять свекровь, – у меня от этого и давление и изжога.
– Изжога у вас от вчерашних голубцов, у меня от них тоже в желудке неспокойно.
– Антон такой доверчивый, я так за него переживаю… Ты должна меня понять, Маша. Ты ведь тоже мать…
– А вы еще и бабушка, – на всякий случай напомнила я.
– А что? – встрепенулась педагог с полувековым стажем. – Я очень люблю Гришу. Ты даже не представляешь, как я его люблю!
– Что у вас здесь? – подозрительно спросил Антон, заглянув в комнату.
– Мария Петровна очень страдает, – печально сообщила я.
– Что случилось? Давление?
– И давление, и изжога, и квартира, – вздохнула я. – И вчерашние голубцы поперек горла.
– Маша, голубцы очень вкусные, – нахмурилась свекровь, – ты, поди, и не ела их. Ты ничего не ешь, что я готовлю.
– Мама, – строго сказал Антон, – не начинай.
Мария Петровна поджала губы и надвинула полотенце на глаза.


Археологические раскопки в шкафу на предмет того, что взять с собой на курорт, дали печальные результаты. Выяснилось, что надеть мне нечего.
Обнаружила белую майку с интригующей надписью «I love porno». Откуда взялась, совершенно не помню. Предположительно много лет назад ее подарила Катька, увлекшаяся просмотром порносайтов с рисоваными мультяшными героями. Прикинула – майка впору. Взять, что ли… Беленькая, с розочкой. Интеллигентненько так, если не читать, конечно. На всякий случай положила в пустое нутро дорожного чемодана. Чай, не в англоговорящую страну еду.
Вот еще чудесная блузка с дивным узором, с огромной пуговицей под мощную жемчужину и чуть присборенным рукавом. Сколько помню себя, столько помню эту потрясающую вещь. Надевала ли хоть раз – точно сказать не могу. Блузки, которые требуют глажки, я перестала носить много лет назад, но выбросить эту рука не поднималась, вещь была дорогая. В Москве, впрочем, на этот жемчужный шедевр люди оборачиваться будут, а вот для турецкой стороны, думаю, в самый раз.
Антон мрачно наблюдал за моими действиями, Гришка радостно носился по квартире, время от времени задавая вопросы:
– Мама, а можно я возьму велосипед и ролики? Буду на велосипеде по морю кататься!
В телевизоре началась программа «Путешествие в рай». Виляя бедрами, закружились голопупые черноглазые красавицы, замелькала светящаяся мозаика разгульных фонарей, голос за кадром сообщил: «Секс-туризм набирает обороты. Все больше граждан России едут за плотскими утехами в зарубежные страны».
Антон выразительно покосился на меня.
– Это про Таиланд, – смерила я мужа презрительным взглядом.
«В число стран, привлекающих заманчивыми перспективами любителей сексуальной экзотики, все увереннее входят те, что совсем недавно были лидерами семейного отдыха. Например, Турция».
– Кх-кх, – закашлялся Антон.
– Ну что ты беснуешься? – мрачно спросила я. – Эти радости – для сильного пола. Для тех, кто хочет изменить жене.
«И что показательно, секс-туризм перестал быть прерогативой мужчин, – весело сообщил Антону загорелый ведущий, появившись в кадре. – Милые дамы теперь едут в Турцию не только за морем и солнцем, но и за крепкими объятьями пылких брюнетов».
– А также за их большими и толстыми… – процедил сквозь зубы мой муж, нервно сжимая в руках пульт от телевизора.
– Не забывай, что я еду с Гришкой, – рассердилась я, бросая в чемодан старый выгоревший купальник.
«Здесь, в мужском стрип-баре в Аланье, я встретил Ирину, мать троих детей из Москвы, – продолжал ведущий, игриво глядя на Антона с экрана. – Ира совершенно не скрывает тот факт, что пришла сюда не случайно».
– Может, она вдова, – с надеждой сказала я, опасливо глядя на напряженное лицо мужа, – или в разводе…
«Ира, расскажите, как относится муж к истинной цели вашей поездки?» – радостно поинтересовался ведущий, тыча микрофон грудастой тетке с короткими рыжими волосами, точно такими, как у меня.
Антон посмотрел с ненавистью на тетку, потом на мой чемодан.
– Мама, смотри, у тети тоже мало волосиков! – крикнул Гришка, пробегая мимо телевизора с мечом и луком.
«А разве обязательно его посвящать? – кокетливо заморгала тетка. – Он так занят на работе, что вряд ли смотрит эту передачу».
Антон вскочил, сгреб в охапку мой чемодан и побежал с ним на балкон. Предчувствуя недоброе, я кинулась следом. Чтобы срезать угол, прыгнула на кровать, с нее – на пол перед балконной дверью и заслонила ее собой. Антон тяжело дышал, прижимая к себе мой жиденький скарб.
– Что ты собираешься делать? – грозно спросила я.
– Вышвырнуть чемодан с балкона, – честно ответил Антон.
– Не смей, – вцепилась я в серый дерматиновый угол, – мне и так нечего надеть!
– Ничего, – Антон остервенело тянул чемодан на себя, – будешь бегать по Турции голой.
Я собралась с силами и резко дернула чемодан к себе, Антон чуть не упал, но мои вещи не выпустил. Еще какое-то время мы пыхтели у балконной двери, пока Антон не рванул с такой силой, что я потеряла равновесие и полетела носом в жесткий ковролин. В следующую секунду чемодан клацнул в полете крышкой и исчез за перилами балкона. Я завизжала, подскочила к перилам и увидела, как медленно и печально падает он вниз, на свежую клумбу. Белая майка с надписью «I love porno» плавно опустилась на верхушку скрюченной, как пальцы старого полиартритника, яблони, дивная блузка с перламутром, увлекаемая легким порывом ветра, полетела вправо…
– Ну ты и дурак, – повернулась я к Антону.
– Что, получила? – с безумным блеском в глазах закричал муж.
– Ура! – завопил Гришка, выбрасывая с балкона свои носки, шорты и бабушкин шерстяной платок.
– Вот чего ты добился! – показала я пальцем на Гришку. – Сейчас он выкинет все, что попадется ему под руку. И я не могу ручаться, что это не будет твой ноутбук.
– Ну и пусть! – истерично взвизгнул Антон. – Пусть все летит к черту!
– А презерватив? – метнула я свой главный козырь. – Откуда у тебя в кармане презерватив?
– Что? Какой презерватив? Тот, что я покупал маме?
– Маме? – заорала я от такой наглой лжи. – Не хочешь ли ты сказать, что Мария Петровна завела мужчину?
– При чем тут мужчина? – выпучил глаза Антон. – Она надевает презервативы на палец, когда стирает. У нее же палец всегда ранен, она ведь шьет!
– Кто из нас бредит?
– Пойди спроси, ей обычный аптекарский напальчник неудобен, а презерватив – самое то. Вы все, бабы, со странностями!
– Придумай что-нибудь пооригинальней, – рявкнула я и выбежала из квартиры.
Пока, к нескрываемой радости наших соседей, я металась по клумбе, искала блузку и собирала свои трусы, Гришка вывалил половину игрушек – что, впрочем, с моей точки зрения, было не такой плохой идеей, – а Антон успел одеться и скрыться в неизвестном направлении.
Черные думы окутали мое сердце. Поехал к лахудре…
Но как ловко выкрутился с презервативом! Ведь действительно Мария Петровна стирает свои ужасные кухонные полотенца руками и у нее на указательном пальце правой руки обычно надето нечто резиновое. Сговорились…
– Девочки, девочки, надо поспешить. Корпоративная вечеринка – это когда все сметают за пять минут и есть нечего, – торопливо складывала бумаги в стопочку Марина.
Веселье было назначено на пять и должно было проходить в милом огороженном парке за издательским домом. Там располагалось не менее милое кафе, куда мы неоднократно порывались сходить на обед, но, к сожалению, каждый раз не хватало времени.
«Галя» представляла триллер про поросят в середине празднества, поэтому слишком суетиться не было смысла.
Надька выглядела сногсшибательно – длинное блестящее платье, как кожа ящерки-альбиноса, голые руки, голые плечи и главное – голая спина. Я представила, как она будет в этом платье и с поросячьим носом прыгать по сцене, изображая бегство от волка, и непроизвольно улыбнулась.
– Что, я толстая? – тревожно спросила Надька.
– Нет, Надюха, ты красивая, – успокоила я ее. – Ты самая красивая женщина, какую я только видела в своей жизни.
Лидочка была в черном брючном костюме, удачно скрывающем недостатки ее немолодой фигуры. На пышной груди в такт нервному дыханию шевелилась полудрагоценная брошь-жук.
Я приперлась в джинсах и мнущейся розовой кофточке – единственной вещи, которая могла претендовать на звание нарядной. К пяти вечера кофточка пошла гармошкой на спине и на рукавах и теперь выглядела как пошлая жеваная тряпка.
– Девочки, девочки, шевелимся… – не унималась Марина, на ходу подкрашивая губы. – Поверьте мне, съедят все за пять минут. И потом не говорите, что вас не предупреждали.
Однако торопились мы зря, потому что еще не закончилась сервировка фуршетных столов. Была сцена, где мы должны были выступать, были ряды желтых деревянных столов, за которыми мы должны были есть, были желто-зеленые зонты, под которыми мы должны были сидеть. Строительный мусор, некстати появившийся возле кафе после ремонта центральной беседки, украсили веселыми гроздьями шариков. Все культурно, но страшно холодно. Было совершенно ясно, что выживет тот, кто либо сбежит до июньского вечернего морозца, либо напьется в стельку.
Алкоголь – наш друг, товарищ и брат. Он примиряет с действительностью, пусть на несколько часов, благодаря ему, мы чувствуем себя еще о-го-го! И главное – он греет, не только душу, но и тело. Не дай себе замерзнуть!
Пока мы пили бесплатное вино, щедро наливаемое улыбчивыми юношами в белых рубашках с именами-бейджиками, столики застелили зелеными одноразовыми скатертями. На столе для начальников пузырилось и негодовало шампанское, тесно сгрудились коньячные бокалы на подносах. Разноцветные рыбки-нарезки, мяски-кусочки, толстые оливки с дырками вместо косточек, затейливые канапе и главный индикатор праздника – салат оливье! Чья-то печальная тушка доходила на вертеле – весьма душевно. Соленые печенюшки, крекеры, три вида конфет – мини-шоколадка, вишня в желе и слива в йогурте – тоже в пузатых коньячных бокалах. Я посмотрела на вишню. Она выглядывала блестящими оберточными хвостами из бокала и подмигивала мне.
Почему Антон говорит, что я схожу с ума? Разве я виновата, что вижу и слышу то, что не дано видеть и слышать ему, как, впрочем, похоже, и большинству людей. Нет, я конечно, понимаю, что конфета не смотрит на меня живыми глазами, не чихает и не шепчет призывно: «Съешь меня», – но если бы она могла, то обязательно бы чихнула. Именно сейчас, когда на нее села маленькая дрожащая мушка, дезориентировавшаяся в неожиданной людской толпе.
Появилось начальство. Труженики слова оживились. Разлили шампанские пузырики по бокалам. Самый главный босс – импозантный мужчина с охранником за спиной – заговорил о маркетинге, потом о политике и еще о положении дел в отрасли и на рынке. Переводчица ответственно переводила, внимательно взвешивая каждое слово, стараясь донести. Пузырики в бокалах задорно лопались, шампанское грелось.
Наконец нас поздравили с вечеринкой, поблагодарили за работу. Мы чокнулись, нерусский босс прошелся по рядам и самолично бумснул по бокалу каждого. Охранник тенью следовал за ним, жадно глядя в напиток начальника.
Выпили, босс спросил, есть ли вопросы. Я хотела спросить, можно ли взять конфету, но замешкалась, и на сладкое без спросу набросились коллеги. Пришлось поработать локтями. Ну, ничего, урвала две вишни в шоколаде и ни с кем не поделилась, о чем не пожалела ни минуты, ибо вишня, как зрелая дама, знающая толк в любви, таки оправдала ожидания.
Выступила «Галя» с блеском. Постановка Ганса «Три поросенка» сорвала шквал аплодисментов, два тоста «За искусство» и три коллективных приступа хохота. В первый раз, когда появилась Лидочка, еще ничего не сделала – просто вышла на сцену с поросячьим носом. Во второй – когда Марина, убегая от волка-Дениски, зацепилась за картонный домик и, чуть не упав посреди сцены, громко произнесла короткое русское ругательство. И в третий раз – когда я запела. Нельзя сказать, что дружный гогот коллег стал для меня неожиданностью. Но к столь бурному выражению эмоций я оказалась не готова. Нервно захихикала, кокетливо подергивая стрекозьими крыльями, и, глухо прокашлявшись, начала сначала.
После моего соло по сюжету следовала сцена борьбы двух ленивых поросят и волка. Лидочка с брошкой на груди и Надюха в узком ящеричном платье с визгами, имитирующими поросячьи, скрылись в утлом картонном домике. Дениска, рыча и шевеля усами под душной велюровой маской, стал рваться в закрытую дверь. Домик на сцене располагался так, что зрителям были хорошо видны как жертвы, так и преследователь. Несмотря на численное превосходство поросят и мощную конституцию Лидочки, волк оказазлся сильнее: дверь держалась на последнем издыхании. Надька, раскрасневшаяся, как дорогая роза в цветочной лавке, разыгралась не на шутку – вцепилась в дверь и визжала очень натурально. Лидочка, вероятно, поддавшись настроению молодой коллеги, тоже возбудилась и в пылу борьбы вдруг выкрикнула в зал: «Помогите! Помогите!» В ту же секунду из последнего ряда на сцену устремился высокий седой человек в полосатом костюме и бабочке. Он взобрался на дощатый помост и решительно, в два прыжка, настиг волка, пыхтящего у податливой двери картонного домика. Еще пара секунд – и крепкий кулак неожиданного участника постановки врезался в велюровую челюсть несчастного Дениски. Тот был нокаутирован – мотнул головой и упал на сцену, раскинув руки в велюровых же перчатках с пластмассовыми когтями. Зрители страстно зааплодировали, послышались крики «Ура!» и «За Родину!» Ганс вскочил со своего места, нервно перебирая листы со сценарием, Сусанна Ивановна рванула к сцене.
– Козел! – выкрикнула Лидочка из домика. – Пошел вон, животное!
– Козел? – переспросил Ганс, роняя листы с распечаткой сказки. – Я не делал козел…
Надюха опасливо приоткрыла дверь, увидела неподвижное тело волка, вскрикнула и тут же захлопнула ее обратно.
Мужик всплеснув руками, опустился на колени перед несчастным Дениской, приподнял маску и потрепал поверженного по щекам.
– Денисушка, простите… – промямлил он.
Лидочка решительно вышла из домика.
– Что ты себе позволяешь? Что ты тут устраиваешь? – заклокотала она справедливым негодованием. – Что ты мне жизнь портишь? Развелись так развелись!
По рядам зрителей прокатился гул неодобрения.
– Лида, прекратите это! – донесся грозный шепот Сусанны Ивановны, спрятавшейся в углу сцены.
– Пошел вон! – царственно сказала Лидочка седому.
Дениска сел, снял маску и обалдело оглядел зрителей.
– Что это было? – спросил он слабым голосом.
– Это мой бывший муж, – ответила Лидочка, помогая ему встать. – Козел!
– Лида, – взмолился седой в костюме, – вернись… давай попробуем еще раз…
– Никогда! – отрезала Лидочка, надевая Дениске маску.
– Прекратите! Немедленно прекратите! – шипела из угла Сусанна Ивановна.
– Я не уйду! – по-детски обиженно выкрикнул седой.
Зрители зааплодировали. «Три поросенка» из сказки для малышей превращались в семейную драму.
– Я сказала – вон! – крикнула Лидочка.
– Я люблю тебя! – решился седой на последний аргумент.
Ганс, отбросив бумаги, захлопал в ладоши, а за ним и весь зал.
Лидочка мрачно обвела взглядом собравшихся, поправила пятачок и грозно обратилась к зрителям:
– Смерти моей хотите? Бесчестья?
Зал взорвался, Сусанна Ивановна топнула ногой:
– Лидия Валерьевна, вы будете виноваты в срыве корпоративного мероприятия!
– Лида! – седой упал на колени, чем вызвал бурю восторженных возгласов. – Я умоляю тебя! У нас же дети…
– И внуки, – добавила я из-за ширмы, где скрывались актеры, не задействованные в этой душераздирающей сцене.
– Надо пробовать еще раз! – кричал, хлопая Ганс. – Эх, раз, еще раз!
– Попробуй еще раз! – скандировал зал стоя.
Седой пополз на коленях к Лидочке, собирая в дорогие брюки деревянные занозы.
Лида растерянно оглядела буйствующую аудиторию, посмотрела на мужа, потом в угол – на Сусанну Ивановну.
– Ну… – начала тихо.
Все замерли.
– Ладно, – произнесла гордо, с высоко поднятой головой.
Седой вскочил и запрыгал по сцене. Потом попытался обнять Лидочку, но охранники увели его под бурные аплодисменты благодарных зрителей.
Несмотря на всеобщее возбуждение, нам удалось доиграть триллер про трех поросят. Успех был ошеломляющим, публика начинала вскакивать с мест, как только появлялась Лидочка.
Ганс был совершенно счастлив. Он выскочил на сцену, когда мы закончили, и кланялся зрителям, словно неваляшка. Это был его звездный миг, его успех, воплощение его детских грез. Наверняка этот скромный немецкий юноша всю жизнь мечтал стать великим артистом или, на худой конец, модным режиссером. Глядя на его лучистые глаза и ликующую улыбку, я с тревогой подумала, что «Поросята» – это только начало. Вероятно, нам придется еще не раз воплощать детские фантазии Ганса и реализовывать его тайные мечты.
Потом мы пили коньяк, ели щедрые сочные ломти мяса и веселились. Я даже танцевала. И впридачу разодрала локоть, то ли когда от ветра рухнул большой зонт и я пыталась спасти часть еды в легких одноразовых тарелках, то ли когда завалился мой партнер по танцу и увлек меня за собой на сырую затоптанную траву. Так или иначе, я решила считать праздник вполне удавшимся. Тем более, что Лидочка с мужем весь остаток вечера просидели за столиком вдвоем – разговаривали. Потом я краем глаза видела, что она всплакнула, а он обнимал ее нежно и вытирал слезы клетчатой салфеткой.
Когда время близилось к десяти и зажглись мутные пузатые фонари с завитушками, мы с Надькой, расчувствовавшись, пошли обнимать Ганса и благодарить его за все. Тот, не ожидая такого счастья, сначала засмущался и зарделся алым румянцем, однако быстро сориентировался и ущипнул Надьку за попу.
Она возмущенно вскрикнула, а немец игриво подмигнул и сказал:
– Платье – я, я, дас ист фантастиш.
«Вот, оказывается, какая он сволочь! – подумала я. – А ведь Лидочка говорила, что он ко мне неровно дышит… Все мужчины одинаковы. Мы им верим, а они…»
Надька нервно хихикнула и убежала в темные кусты.
– И ты тоже – яя, – повернулся ко мне Ганс, сверкая хмельными глазками. – Я помню, – продолжал он, – Германия, колокольчик. Ты его любишь?
– Кого? – опешила я.
– Я все понял, ты воровал колокольчик… – заговорщески зашептал Ганс, потирая влажные ручки. – А я платил, платил…
– Я могу вернуть, – быстро сказала я, в ужасе вспоминая дикую сцену в сувенирном магазине.
Черт меня тогда дернул вцепиться в эту сову. Сейчас валяется дома, никому не нужная.
Где-то рядом бибикнула машина. Мы повернулись. В темноте загорелись фары, и я увидела наш старенький жигуль. Антон ждал меня на узкой дорожке перед калиткой в парк. И, кажется, все слышал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100