Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15
Раковые страсти

Увидев мою новую прическу, Антон впал в глубокую кому. Он сидел на диване и смотрел на меня молча, ни один мускул не дрогнул на его лице. Гришка бесновался рядом и кричал:
– Мама стала лысой! Мама стала рыжей и лысой! Ура!!!
Свекровь заглянула в комнату, всплеснула руками и, трагически покачав головой, произнесла загробным голосом:
– Я знала, что этим кончится… Все к тому шло… Я знала… – И исчезла, тихо закрыв дверь.
Зато на работе моя прическа произвела настоящий фурор. Сначала меня не хотел впускать охранник, мотивируя тем, что фотография на пропуске и мой нынешний облик диаметрально противоположны. На кокетливый вопрос: «И где лучше?» – ушел от ответа.
Потом меня увидела корректор Инна Владиславовна, милая интеллигентная женщина, двадцать лет проработавшая в издательстве «Просвещение». Она ойкнула, выпустила из рук чашку, и кипяток расплескался по полу, сплюнув пакетик чая на клавиатуру.
– Совсем плохо? – все-таки надеясь, что не совсем, поинтересовалась я.
– Нет, Машенька, ну что вы! – испугалась Инна Владиславовна. – Просто немного необычно, людям надо привыкнуть…
Денис прошел и не поздоровался. Выяснилось, что не узнал. Впрочем, и не испугался, что обнадеживало.
Марина улыбнулась – и только. Эту железную леди, похоже, уже вряд ли можно чем-то удивить.
Лидочка осуждающе покачала головой. Видимо, цвет моего ежа на голове напомнил ей о рыжей любовнице блудного мужа. Хорошо, что я не сделала химическую завивку кудрями, ибо тогда сходство оказалось бы раздражающим.
Зато Надюха пришла в полный восторг. Она нежно трогала мою голову и повторяла:
– Маша, это даже не гламурно… Это по-настоящему готично!
Сама Надька сегодня в черном кожаном платье, коротком и узком. На шее – тонкая кожаная полоска, ошейник ошейником. Я любуюсь. Может, я латентная лесбиянка?


Перед тем как покинуть трудовой пост в пятницу, я проинспектировала ящики тумбы – вдруг оставляю что-то такое, чего мне будет страшно не хватать в выходные. Нет, все было в порядке, только пыльные журналы, старые распечатки и прочие ненужные бумаги.
Я точно помню, что в пятницу выбрасывала мертвую слойку с лимоном. Это был сдавленный, уничтоженный жизнью слоеный блин. Я даже не стала разворачивать упаковку, зачем тревожить прах? Просто бросила вместе с прозрачным пакетом в корзину. Это было именно так, я же не сошла с ума!
А сегодня, в понедельник, пришла, открыла последний ящик все той же тумбы и… все похолодело внутри… Побежали ядовитые когтистые мурашки по спине и дрогнула рука… За плоским прозрачным судочком типа «контейнер для холодных блюд», между маленьким полотенчиком, скрученным в рулет, и немытой чашкой, притаилась она…
Булка смотрела на меня большими лимонными глазами.
«Иногда они возвращаются!» Старина Стивен Кинг кое-что знал об этом, когда писал приключения восставших мертвецов.
Выходит, что ночью, когда в нашем огромном офисе выключили свет и воцарилась гнетущая тишина, в черной корзине для бумаг зашевелился труп. Долго пробиралась испустившая дух слойка сквозь гору одноразовых кофейных стаканчиков, порезалась о край бумаги формата А4, еле отлепилась от старой жвачки… Высунула треугольный нос из корзины. Чихнула два раза. Со стола свесилась на хвосте компьютерная мышь, увидела покойницу, заорала истошно, заметалась по столу, сбросив коврик и опрокинув стакан с карандашами. Шнур-хвост крепко держал на привязи, не давал убежать от страшного наваждения. Слойка меж тем выбралась из корзины и тяжело, как Франкенштейн после операции, поползла в сторону дома – нижнего ящика тумбочки.
Мышь еще раз свесилась вниз, вероятно надеясь, что труп – всего лишь галлюцинация. Однако увидев свой кошмар опять, поняла, что это правда, еще раз в ужасе закричала и умерла от разрыва аорты…
– Маша, вы связались с практикующим психологом? – донесся до меня строгий голос Марины.
Хорошо хоть услышала, а то у меня бывает – нагрянут образы да страсти страшные, и я перестаю сознавать, что происходит вокруг.
– Пока нет…
– Поторопитесь. Материал о неверном муже нужно сдавать на этой неделе, а у вас, я так понимаю, еще нет комментариев и советов по существу.
– У меня есть некоторые соображения…
– Соображения? Занятно…
– Я хочу посоветовать женщине, которая уличила мужа в измене, самой найти любовника.
Марина внимательно посмотрела на меня.
– Понимаете, – заторопилась я мотивировать свою точку зрения, – она не хочет разрушать семью, но ее самолюбие уязвлено. С этим нельзя не считаться. Она хочет моральной сатисфакции, но при этом желает сохранить брак.
– Маша, подумайте головой, – вздохнула Марина, глядя мне на макушку, – что вы советуете нашей читательнице… По сути дела, вы предлагаете ей вступать в неразборчивые связи.
– Почему же в неразборчивые… Надо сначала разобраться, с кем вступать, а с кем не надо…
Марина еще раз вздохнула и поправила бумаги на своем столе:
– В принципе, Маша, я с вами согласна. В некотором смысле. Но надо помнить о том, что пресса играет не только информирующую, но и воспитательную роль. Поэтому свяжитесь, пожалуйста, с практикующим психологом.


На редакционной кухне аншлаг. Молодая редакция мужского журнала «Алекс» практически в полном составе пила чай с сушками. Дети, право слово. Смеются, хрустят, рассказывают анекдоты про Чебурашку и крокодила Гену. К чайнику, соответственно, не подступиться. А Надюха дала мне пакетик диковинного чаю. Говорит, что из самого города Китая. Привез этот чай ее двоюродный дядя – настоящий китаист и почитатель восточной медицины. Чай не простой, а лечебно-успокаивающий, что мне сейчас необходимо просто позарез, ибо мысли мои мечутся меж двух тем – советов практикующего психолога и сегодняшней встречей с Андреем. Протягивая мне пакетик, Надька особенно настаивала на его успокоительном действии.
Вот ведь, ничего не скроешь, все написано на лице. Такова моя натура, от чего и страдаю постоянно.
Я попыталась протиснуться в кухню возле холодильника, но молоденькая секретарша «Алекса» именно в этот момент попятилась, чтобы пропустить другую девушку, и наступила мне тонким каблучком на ногу. Симпатичный такой каблучок, судя по всему, подбитый железом. Я пискнула и виновато улыбнулась. Секретарша обернулась ко мне, собираясь, видимо, извиниться, но увидела шедевр на моей голове и застыла с раскрытым ртом. На ее юном личике, тщательно заштукатуренном пахучим тональным кремом, изобразился тихий ужас.
– Ничего, ничего. Я просто кипяточку хотела, – пролепетала я. – Но могу и потом прийти.
– Маша! – послышался зычный голос Леши из глубины юных тел. – Я вас даже не узнал!
– Охотно верю, – отозвалась я, – меня сегодня мало кто узнает. – И попыталась незаметно улизнуть.
– Подождите, я хочу вам сказать, – голос Леши гремел на весь этаж, – что… ты сногсшибательно выглядишь!
Я просто физически почувствовала, что все посмотрели на меня. Все сто девяносто пар глаз, а их было никак не меньше, все они в один миг устремили свои взгляды на мой бедный крашеный череп.
Думаю, именно так ощущает себя совершенно голый человек на арене цирка, когда на него направляют круглые слепящие прожектора.
– Спасибо, Лешенька… – выдавила из себя я, отступая назад.
– Тебе спасибо, – расплылся в улыбке Леша.
– Мне-то за что?
– За «Лешеньку».
Девицы захихикали, а две, в узких бриджах, зашептались.
Этого еще не хватало! Бежать. Немедленно. Я решительно повернулась спиной, но в следующую секунду могучая рука Леши поймала меня за плечо.
– Маша, а может, с нами чаю попьешь? – с надеждой спросил юноша.
Нет, ну чистый ребенок, такой наивный и милый. Не могу же я при всей этой мелюзге заваривать себе лечебный китайский чай. Он наверняка воняет валерьянкой, как предсмертные капли одинокой старухи.
– Нет, нет, Леш, у меня полно работы… Спасибо, ребята.
Я сделала акцент на слове «ребята», давая понять, что обращаюсь ко всем, а не беседую интимно с парнишкой, который моложе меня лет на восемь.
– Анька, подай чайник! – крикнул Леша в толпу.
Девки опять захихикали, и, передаваемый из рук в руки, к нам приплыл пузатый офисный чайник с кипятком.
– Куда плеснуть? – игриво поинтересовался Леша.
Я подставила свою зеленую чашку с голенькими целующимися черепашками, которую мне подарила по случаю первого рабочего дня в компании Надька. Черепашки были мультяшные и действительно совершенно голенькие, без панцирей, зато с четко прорисованными гениталиями.
Леша аккуратно лил кипяток и смотрел на гениталии черепашек:
– Классная чашка.
– Да, моему сыну она бы тоже понравилась, – сказала почему-то я.
– А я люблю детей, – Леша улыбнулся широко и смачно, как чеширский кот Алисе.


Я вернулась на рабочее место, поставила дышащую горячим паром чашку возле клавиатуры и разрезала чайный пакет.
При вскрытии выяснилось, что чай состоит из: какой-то травы, крупного пушистого белого цветка (прямо так, целиком), двух странных ягод, отдаленно напоминающих плоды облепихи, и толстенькой субстанции, похожей на сухого шиповничного ежика. Я высыпала это все в кипяток с голыми черепашками. Через пять минут обнаружила, что предполагаемый шиповник разбух и из него выглядывает странного вида мочалка, темная и страстно волосатая.
– Ты ничего не понимаешь, это водоросль, – сказала Надька из-за монитора.
Конечно, очень романтично, что это водоросль, но какое действие она может оказать на мой возбужденный организм – вот вопрос.
Еще через десять минут мочалка приняла угрожающие размеры, а еще через пять – разрослась до объема чашки, потом вылезла на стол и уселась на клавиатуру. Мокрая и слизкая, как взбухший желатин, она покоилась на черных клавишах и распухала на глазах. Я потрогала ее пальцем, не удержалась. На ощупь это оказалось столь же мерзостным, как и на вид. Я подвинула липкую водоросль на клавишу табуляции и мучительно попыталась сообразить, что теперь с ней делать. Пакость впитала в себя всю воду и теперь, после того как она покинула чашку, дивного успокаивающего чая у меня по-прежнему не было.
– Что ты делаешь? – ужаснулась Надька, глядя, как я тихонько глажу теплые мокрые бока чудовища.
– Думаю, как мне добыть из нее чай.
– Но зачем ты ее вытащила?!
– Я испугалась, что она разбухнет настолько, что разорвет чашку.
– Маша, спокойно… – заговорила Надька голосом психотерапевта, – сними ее с клавиатуры и положи обратно в чашку. Потом возьми ложку и выдави из водоросли чай… Маша, это очень хороший чай… Он тебе поможет…
В этот момент жирная раздутая мочалка пукнула и свернулась на клавиатуре клубочком.
– Надь, я ее боюсь…
– Машка, не дрейфь, – зашипела Надюха, – ты должна сделать это сама. Ты сможешь, ты сделаешь это! Маша, я с тобой!
Чудовище не поддавалось, ущипнуть его за бок было очень трудно, пальцы скользили по набухшему теплому тельцу. Наконец мне удалось поддеть его ложкой и вернуть в чашку.
– Я сделала это! – воскликнула я.
– Вы имеете ввиду, связались с психологом? – повернулась ко мне Марина.
А я молча придавила водоросль ложкой ко дну, она завопила, забилась и запузырилась вонючим успокаивающим чаем, выплеснув его темную жижу и наполнив чашку до половины.


На улице начал накрапывать дождик. Полосатая кошка привела к дверям редакции, под навес, своих котят. Все милые до невозможности, с глазками-бусинками, с тонкими усиками, все пушистые и игривые. Хватают за ноги каждого, кто пытается проникнуть в здание или выйти из него, цепляются коготками за брючины и колготки. Люди визжат, ругаются, но котят не обижают.
Я, естественно, не взяла зонтик, поэтому стояла в размышлениях, идти или переждать. Вышел Дениска. Подставил лицо под дождевые капли. Нюхнул по-кошачьи:
– Грибной…
Котята радостно устремились к Денискиным брюкам, самый резвый запрыгнул с разбегу и повис. Подумал секунду и куснул для убедительности Денискину ногу.
– Мелкота, – снисходительно улыбнулся Денис. – Дети неразумные. – И снял аккуратно детеныша со штанины.
Из-за сонных туч выглянуло солнышко. Попрощавшись с Дениской, я побежала на редакционную маршрутку.


Если бы я знала, что мы с Андреем будем сидеть не внутри ресторана «Премудрый пескарь», а рядом, в открытом ветрам и циклонам заведении с экзотическим названием «Чайхана у пескаря», то обязательно надела бы под брюки колготки. Московская весна коварна и изменчива. Вроде, кажется, пригрело солнышко, только разомлеешь от ласкового тепла, как через полчаса – туча и ветер. Причем вчера я тоже замерзла, могла бы сделать выводы. Не учит жизнь, ой не учит…
Чайхана была обустроена модерново. Низкие широкие столы, вокруг – лежанки с полосатыми узбекскими матрасами. Можно заказать благовония или кальян в железной лампе Аладдина. Обслуживали, однако, славянские юноши в тюбетейках. Скромно улыбались, тужась выговорить восточные названия блюд. Глядя в голубые глаза официанта, я подумала о русских невольниках на востоке. Тяжко им жилось, сердешным… Поди, гаремные девки глумились почем зря…
Почему чайхана? При чем тут русский пескарь? При чем тут Салтыков-Щедрин? Ничего я не пониманию в названиях брендов.
Напротив меня лежит на пестром матрасе мой бывший, еще университетский любовник Андрей. Лежит и смотрит, улыбается.
Андрей почти не изменился, такой же студент Института стран Азии и Африки. Мальчишка мальчишкой. Симпатичный, невысокий, неплохо сложенный. Крепенький и ладненький, как спортивный ребеночек в старшей группе детского сада. Глазки умненькие, в них когда-то отражалось востоковедение, а сейчас – уровень продаж тапок и калош.
С Андреем мы не виделись лет восемь, со времен моего обитания в общежитии и наших с ним интимных отношений.
Ко мне в бокал упала фисташка в кожурке с треснувшим боком. Испустила соленый вздох и стала тонуть. Разговаривать на самом деле не о чем, но надо. К тому же у меня на Андрюшу планы.
– Давно женился? – спросила я, пытаясь зацепить фисташку зубочисткой.
– Три года назад. На той девочке, за которой начал ухаживать, когда ты поставила на книжную полку фотографию какого-то мужика. Назло, вообще-то, стал ухаживать, да так и женился.
– Какого мужика? – Я действительно не помню, чья фотография стояла у меня на книжной полке, да и вообще были ли там фотографии.
– Я не знаю, как его звали. Ты не захотела говорить, когда я спрашивал.
– Да? Очень интересно. А как хоть выглядел?
– Ну, такой, ничего особенного. В сером свитере. Кажется, с усами.
– А! Ну, все понятно! Фотография черно-белая?
– Нет, цветная.
– Точно?
Какая неприятность… Напрочь не помню. Зато я очень хорошо помню, на кого я променяла Андрея Гроховицкого. Не бросить его я не могла, ибо на меня неожиданно напало большое чувство – любовь. Причем, я полагаю, что доподлинное значение слова «любовь» не знает никто, разные люди в разные промежутки своей жизни вкладывают в это слово разное значение. Восемь лет назад, когда случилась неожиданная любовь, это было всепоглощающее чувство, лишившее меня того скромного разума, который имелся, и полностью парализовавшее волю. Предмет страсти на самом деле был жалкой ничтожной личностью и забыл меня через пару месяцев, но к Андрею я уже не вернулась.
– Послушай, а ты любил меня тогда? – спросила я, подцепив наконец фисташку остреньким кончиком зубочистки.
– Да, конечно, – спокойно и сдержанно ответил Андрей. – Как ты думаешь, я зря заказал здесь лобстера? Вообще-то какой к едрене фене в чайхане лобстер? Надо было плов заказывать. С копчеными ребрышками.
– Да ладно, не нервничай. Это ж чайхана у пескаря, а не у кого-нибудь.
– Кошмар, – вздохнул Андрей. – Кто им делал рекламу? Какой к лешему пескарь в чайхане? Ты знаешь, у нас была похожая история. Когда должен был открыться первый магазин «Золушка», мы обратились в одно рекламное агентство. По рекомендации, между прочим. И что, ты думаешь, нам предложили? Они хотели назвать сеть обувных магазинов «Буратино». Я говорю, вы считаете, мы будем продавать деревянные колодки? А они мне: «Зато добрые ассоциации из детства». Потом додумались до «Калошницы». Я говорю, вы совсем с ума сошли? У нас обувь для красивых женщин. А они мне: «Зато весело, с юмором».
Я для приличия посмеялась.
Бледный юноша в шароварах принес оранжевого рака на большом блюде. У хвоста членистоногого громоздилась гора рыхлой цветной капусты, у клешней – сморщенные стручки недоразвитой фасоли.
– Это точно лобстер? – осведомился Андрей, недоверчиво глядя на оранжевого.
– Конечно, – культурно ответил юноша.
– А почему он один?
– Второй будет минуты через две, – потупил глазки официант.
Почему-то его вид провоцировал появление мыслей о сексуальных меньшинствах. Причем пассивной когорты.
– Мне холодно, – пожаловалась я. – Говорят, у вас можно попросить узбекский халат и укутаться в него.
– Вам под цвет глаз или под цвет головы? – уточнил юноша.
Сволочь какая… Почему головы? Волос тогда уж.
– Нет, мне нужен голубой халат в мелкий белый цветочек, – отыгралась я. – Дело в том, что я все тридцать лет ношу узбекские халаты в тон нижнего белья.
– Увы, боюсь, что у нас нет синего в белый цветочек.
– Тогда не надо никакого, несите рака. Под цвет головы.
Юноша исчез, мелькнув шароварами.
Андрей задумчиво посмотрел на меня:
– Тридцать лет… Машка, неужели тебе уже тридцать?
Прекрасное начало романа. Просто потрясающее! Разумеется, после честного ответа на такой вопрос мы сольемся в экстазе.
– Нет, мне тридцать два. Более того, скоро будет тридцать три.
– Да? – Андрюша наморщил лоб. – А разве ты старше меня?
– Не знаю. Твои данные меня тогда мало интересовали, – сухо заметила я, поглядывая на холодеющую цветную капусту.
– А я был влюблен… – мечтательно проговорил Андрей, придвигая блюдо с раком к себе. – Эх, сколько воды утекло…
Он вздохнул, взял нож и, придерживая вилкой оранжевый хитин, отрезал раку хвост.
Я сглотнула набежавшую слюну, как юная девушка – непрошенную слезу, и сказала:
– Андрюш, а может, еще пива заказать?
Появился пассивный, сложил ручки и застыл у наших лежанок.
– Молодой человек, – капризно обратился к нему Андрей, – вы забыли принести мне щипчики для лобстера. В результате я был вынужден расчленять его ножом. Это очень неудобно!
Юноша замялся, виновато перебирая ножками в тапочках а-ля Маленький Мук, и смущенно зашептал:
– Извините, у нас нет щипчиков. Но я вас очень прошу, не ругайтесь… Я работаю всего второй день…
– Ладно, – смягчился Андрей, – Бог с ними, со щипчиками. Только принесите побыстрей порцию омара для дамы.
Юноша прочувствованно замигал глазками и испарился. Над столом повисла мутная пауза.
– Расскажи, как ты живешь, – попросила я, изобразив на лице добрую дружескую улыбку.
– Нормально, – пожал плечами Андрей, выковыривая вилкой содержимое хитинового хвоста. – Дети растут. Старший, он старше на семь минут, уже разговаривает вовсю. Младший еще ленится.
– Как жена?
– Отлично, занимается детьми. Она у меня детский психолог по образованию.
– Красивая?
– В смысле? – насторожился Андрей, прекратив жевать.
– Ну, жена… Красивая она?
– Жена как жена. Хорошая жена.
– Работящая? – почему-то начала злиться я.
– Не ленивая. Даже когда «Рабыню Изауру» смотрит, пельмени лепит.
– Ценное качество. А как ты оказался в обувном бизнесе? Я думала, ты будешь каким-нибудь атташе на Ближнем Востоке.
– Упаси Бог! – рассмеялся Андрей. – Там же стреляют. А бизнес принадлежит отцу моей жены. Смотрел он, смотрел, как мы маемся, и взял меня к себе. За что я ему очень благодарен.
– Разумно, – вздохнула я. – А любовница есть?
– Не понял? – Андрей опять перестал жевать.
Кажется, я ему таки испорчу пищеварение.
– Ну, я спрашиваю, верен ли ты супруге или по девкам балуешься?
– Ну ты, Машка, какая была, такая и осталась, – рассмеялся мой бывший. – Какие девки? У меня семья, работа… Я, для того чтобы сегодня с тобой поужинать, две встречи отменил. Важные, между прочим.
– А зачем отменил? – я мрачно взболтала остатки пива в бокале.
Нежный юноша наконец-то появился у наших лежанок со вторым блюдом, на котором покоилось оранжевое тело еще одного мертвого членистоногого.
– Я спросил насчет халата, – заискивающе прошептал он, ставя блюдо передо мной, – обещали проверить, вдруг завалялся где синий.
– Не стоит, я уже согрелась пивом, – сказала я, хищно глядя на еду. – Принесите лучше еще алкоголя.
– Потребляешь? – грустно покачал головой Андрей.
– Ага, – я перевернула рака на спину, – особенно по вечерам. На работе нам нельзя. А то дадим неверные моральные ориентиры потенциальной читательнице.
Твердый хитин не поддавался. Я взялась руками за колючие чешуйки и, не обращая внимания на мелкие травмы, с силой разорвала оранжевый хвост. Вареный рак всхлипнул, дернулся и захрустел. За плотным белым мясом потянулась бледно-зеленая кишка из панциря.
Хвост оказался жестким и безвкусным. Как они этих лобстеров готовят? Наверняка просто бросают в воду, к тому же уже давно мертвых и замороженных. А это в корне неправильно! Это меняет всю идеологию поедания рака, уж я-то знаю.
У Антона есть друг, который регулярно, два раза в год устраивает раковые вечеринки. И это не банальные пьянки, а пафосные вечера, где рак – культ и фетиш. Сначала темно-зеленые драконы, клацая клешнями, расползаются по кухонной раковине. Потом их бросают в таз с молоком, они его пьют, полощут хвостами и вращают выпуклыми зенками в белой жиже. Обожравшись молока, ясное дело, самозабвенно гадят. В том, собственно, и фишка – очистить организм рака изнутри.
Далее по плану очищенных членистоногих кидают в кипяток, где уже плавают полпачки сливочного масла, венчики деревенского укропа и ровная похабная морковка. Кастрюлю накрывают блестящей крышкой, и только тогда членистоногим наступает крандец.
Друг Антона говорит, что раков надо запивать водкой. И есть правильно: сначала ломать статичную часть клешни, потом громко пить оттуда бульон, потом вынимать тельце рака из хитиновой скорлупы, опять пить бульон и, наконец, раздирать хвост.
Те раки были божественны, честное слово, совершенно божественны. Не то оранжевые трупы в «Чайхане у пескаря».
Вечерело. Посетители напились и тихонько бузили. На нашем столе вонял скупыми специями растерзанный хитин. Пассивный принес тусклый фонарь для интиму. Андрей рассказывал мне о секретах успеха сети магазинов «Золушка».
Я вспомнила, как много лет назад мы занимались любовью на полу в общежитии. В самый ответственный момент в дверь настойчиво постучали. Раздался визгливый голос администратора этажа, толстой сварливой тетки постбальзаковского возраста: «Открывайте, проверка пожарной сигнализации!» Андрей натянул мои трусы на голову и пошел открывать. Голый.
Кто этот человек, что самозабвенно вещает мне о том, как важно в обувной торговле правильно позиционировать магазин? Интересно, если бы тогда меня не настигла любовь и мы с Андреем поженились, удалось бы мне превратить его в менеджера? Или для этого нужен особый талант? Безусловно, жены и мужья оказывают колоссальное влияние на свои законные половины. Что бы из него сделала я? Вечного мальчика с трусами на голове или разочарованного, все время дремлющего зануду? И кто я сейчас? На себя же со стороны не посмотришь…
Провожая меня на автобус, Андрей улыбнулся:
– Хорошо посидели. Ты звони, Маш.
Я подошла к нему и тихонько поцеловала в щеку. Ну… Последняя попытка. Он расплылся еще шире, вместо верхнего зуба-пятерки мелькнула темная дыра. Перед глазами встал эпизод из замечательного фильма по одноименной пьесе Сомерсета Моэма «Театр». Джулия Ламберт простирает руки к старому любовнику и вопит: «Возьми меня!» Любовник тупо смотрит ей в лицо. «Боже мой, он ничего не понял…» – мелькает в голове у героини.
Ну и хорошо, что не понял. Потому что это уже не он.


Юная, как апрельская ночь, конопатая продавщица овощной палатки, что возле нашего дома, высунула голову в окошко. На макушке – высокий жидковатый хвост.
– Девушка, взвесьте, пожалуйста, килограмм молодой картошки и… помидоров, которые по 75 рублей… – прошу я.
– Тимур! – закричала вдруг громко и томно фея палатки, устремив взор вдаль, на противоположную сторону дороги, туда, где грязно-розовое двухэтажное здание сберкассы. – Ти-и-и-мур!
На зов лениво обернулся кудрявый сын предгорий в блестящем спортивном костюме.
Заметив, что он смотрит в ее сторону, конопатая юность нежно поцеловала свою широкую крепкую ладонь и легким дуновением отправила этот поцелуй прямо к Тимуру. И улыбнулась – широко, сильно, показав крупные передние зубы.
Поцелуй, однако, не долетел. Шмякнулся в серую лужу у дороги, отвергнутый холодным колючим взором кудрявого героя. Хвостатая опечалилась на глазах, про мои помидоры с картошкой, разумеется, забыла.
Эх, молодость! И мы когда-то, кроме как про секс, больше ни о чем думать не могли. Какая уж тут, к лешему, картошка! Гормоны так и перли, так и перли из ушей. Я читала, что в сорок пять лет опять все будем ягодками. Кто знает, может быть, может быть…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100