Читать онлайн Чертовски сексуален, автора - Летте Кэти, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чертовски сексуален - Летте Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чертовски сексуален - Летте Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чертовски сексуален - Летте Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Летте Кэти

Чертовски сексуален

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17
Противопехотная мина, или Ловушка для дураков

Мы начинаем умирать, не успев появиться на свет, но стоит связать себя брачными узами, как этот процесс заметно ускоряется. «Пока вас не разлучит смерть» – эта фраза приобрела совершенно новый смысл. Собирая вещи, перед тем как отправиться в свадебное путешествие, Шелли Грин почему-то не учла, что автомат «узи» и связка ручных гранат являются неотъемлемой частью отдыха на тропическом острове.
Дверь, ведущая в бункер, распахнулась, и внутрь шагнула группа повстанцев. Их предводитель, парень лет девятнадцати, объяснил на ломаном английском, что они, бойцы Фронта освобождения, спасаются от полиции, которая преследует их от здания городской управы. Им, видите ли, нужны деньги, это раз, а во-вторых, они хотят заявить о себе всему миру. По их мнению, такое мероприятие, как взятие заложников, предоставляет им такую возможность, то есть является доходным делом и носит рекламный характер.
– Кристиана Аманпур, она идет сюда! – выкрикнул он ликующе.
Кит побледнел. До него дошло, что лучшие умы Парижа, Вашингтона и Лондона вскоре будут в задумчивости жевать дужки своих очков, изучая этот самый бункер. Он крепче прижал к себе Матти, словно снаружи стояла арктическая стужа, а не положенные согласно туристическому проспекту плюс тридцать градусов в тени.
Несмотря на тропическую температуру, зубы Шелли тоже вообразили себя кастаньетами и теперь отбивали ритм фламенко.
– Подростки… неужели они и есть повстанцы? Неужели это они перестреляли французских офицеров?
– Посмотри на их ботинки – кажется, на них налипли остатки внутренних органов. Вот тебе и ответ.
– Кит, скажи, туристическая страховка включает в себя «проникающее ранение в грудную клетку»? – Шелли хотя и попыталась шутить, но все равно в голосе ее прозвучали истеричные нотки. – Знаешь, наше путешествие как раз в моем вкусе. «Дорогие гости, в целях собственной безопасности не пытайтесь пользоваться предоставляемыми отелем удобствами без портативных огнеметов».
«Разве что-то другое светит дурочке, которая поддалась минутному порыву? – мысленно укорила себя Шелли. – Только свидетельство о смерти». – Без паники! Неужели нас могут взять в заложники увешанные фенечками сопляки в цветастых гавайских рубашках? – игриво отмахнулся Кит и выразительно посмотрел на Шелли. Та сразу поняла, что это скорее сказано не ей, а Матильде. – Посмотреть на них – одни молокососы. Небось наглотались виагры и думают, что теперь у них встанет на века. И вообще, – Кит понизил голос, – у меня при себе оружие. – С этими словами он извлек из кармана швейцарский перочинный нож. Правда, тот, по-видимому, давно не был в употреблении, и из него удалось извлечь лишь походную ложку.
– Потрясающе. Это, я скажу тебе, подвиг – отправить на тот свет бандита при помощи ложки, – съязвила Шелли.
– Ладно, оглядись по сторонам, – шепнул ей Кит. – Вдруг заметишь что-нибудь, чем при необходимости можно будет воспользоваться.
Шелли прошлась по всему убежищу. Больше всего оружие напоминал степлер, лежавший в коробке вместе с конвертами и бумагой. Она взяла его и принесла Киту.
– По крайней мере заряжен…
– Может, спровоцировать их на поспешные действия? – подало идею светило нью-йоркской журналистики в канареечном кашемировом свитере. Правда, само светило, отметила про себя Шелли, даже не сдвинулось с места.
– Верно, – добавила она, – ведь так называемые повстанцы вооружены ничуть не лучше, чем обычный подросток в американской школе.
Защитная боевая форма шести террористов состояла главным образом из футболок с портретом Бритни Спирс и пляжных бандан, которые закрывали нижнюю половину лица.
– Да и по части огнестрельного оружия у них не густо, – согласился Кит и принялся перечислять вооружение юных героев. – Если не считать автомата «узи», пистолеты у них, судя по внешнему виду, сохранились еще со времен вьетнамской войны, а что до винтовок – то, видимо, еще с англо-бурской.
– Откуда тебе известно название их оружия?
– Я когда-то служил в армии.
– Ты служил в армии? – не поверила собственным ушам Шелли.
– Ну да. Разве я тебе не рассказывал? До того, как начал сниматься в порнофильмах. А что мне оставалось? Что еще, по-твоему, мне светило после школы для малолетних преступников?
– Школа для малолетних преступников? Порнофильмы? Армия?.. Боже, как я сразу не догадалась…
Интересно, подумала Шелли, чем еще он ее удивит? Пожалуй, у египетского сфинкса меньше загадок, чем у человека, который сидел рядом с ней!
– Знаешь, Кит, тебе следует поменьше засвечиваться.
– Черт побери их всех! – взорвался, не выдержав, рок-звезда и принялся усиленно чесать в паху. – Мне в срочном порядке надо доделать последний ремикс! – С этими словами он направился к выходу, ожидая встретить на своем пути привычные подобострастные взгляды. Увы, повстанцы взирали на него с каменными лицами. – Живо откройте дверь, вонючие ублюдки, или я больше не дам вам ни единого автографа!
Кит покрепче прижал к себе Матильду.
– Зря он. Этих ребят лучше не раздражать.
Рядом с ухом рок-звезды от огнетушителя на стенке со звоном отскочила пуля. Выстрел эхом отозвался у Шелли в голове. Рок-звезда испустил истошный вопль, на манер тех, какие обычно доносятся из родильной палаты.
Огромный, задиристый, полный тестостерона Тягач издал нечто похожее на мяуканье кошки, рассекаемой бензопилой. В бункере стоял густой дух потных подмышек: его обитатели наконец-то поняли, что террористы – это вам не группка потрясающих плакатами молокососов. Воцарилась гнетущая тишина. Первой не выдержала секс-бомба. Сдавленным голосом она высказала свои худшие опасения:
– А они, случаем, не людоеды?
– О, вы правы! – закатила глаза Шелли. – Мы не успеем и глазом моргнуть, как они пустят наши ушные мочки себе на бусы.
– Папочка, – подала голос Матильда, – нас и вправду съедят? – И посмотрела на отца широко открытыми от страха глазами.
– Нет, что ты, моя дорогая, – успокоил ее Кит и зло посмотрел на секс-бомбу. – Местным деликатесом, кроме жареных собак, считаются жареные топ-модели.
Террористы тоже не теряли времени даром. Они, словно кур, загнали заложников в дальнюю часть бункера. Желание шутить тотчас пропало. Обитателей убежища охватило свойственное всем заложникам оцепенение. Теперь, как дрессированные животные в цирке, они подчинялись любым приказам.
Революционеры тем временем соорудили возле двери баррикаду из стульев. Возле каждого окошка поставили по часовому – взяв на изготовку оружие, они следили за тем, что происходит снаружи. Остальные принялись отбивать от стен кафельную плитку и куски штукатурки – будущее метательное оружие. В пустые бутылки залили керосин – получились импровизированные бомбы.
Сначала заложники во все глаза следили за их действиями, однако затем взгляды устремились на управляющего отелем, в надежде, что тот возглавит сопротивление. Увы, управляющий в данный момент корчился на полу у ног одного из боевиков, слезно умоляя пощадить его ничтожную шкуру. И тогда все обратили свой взор на Кита.
– Что нам делать? – спросил дрожащим голосом Доминик.
– Откуда мне знать? Я что, добрая фея? Может, перенестись к себе в номер и вернуться оттуда с брошюркой «Как вести себя, если вас взяли в заложники»?
– Как долго эти ублюдки нас здесь продержат? – спросила Кита сидевшая по другую от него сторону Габи.
– Нас не убьют? – дрожащим голосом поинтересовалась супруга пивного барона.
Тягач от злости лишь скрипел зубами.
– Не убьют, так сами с голоду помрем. Лично мне уже так хочется жрать, что я готов съесть яйца бродячего пса.
– Нам давали одни только сандвичи, а ведь я сейчас на диете! – захлюпала носом секс-бомба.
Щелли удивленно посмотрела в ее сторону. Господи, как можно в такой ситуации думать о еде?
– Мы, в конце концов, в отеле. Готов поспорить, наверняка где-нибудь остался двухнедельный запас консервированных вишен для коктейля, – игриво предположил Кит, скорее чтобы приободрить Матти, нежели остальных заложников.
Было видно, что Габи готова съесть его с потрохами.
– Сейчас не до шуточек! Маньяки вооружены. А ружья, они как мужья: если их хранить нетронутыми слишком долго, скоро начинают чесаться руки.
Кит принялся объяснять Габи, что у той чешутся не руки, а язык, но его тотчас заставил умолкнуть взрыв.
– Господи, что это? – испугалась Шелли.
– Одно могу сказать точно – по крайней мере не празднование дня взятия Бастилии, – отшутился Кит невесело.
Лампы под потолком бункера истерично замигали. Вентилятор, сделав пару оборотов, чахоточно закашлялся и замер. Но и в тусклом полумраке Шелли смогла различить напряжение на лицах собравшихся. У нее самой неприятно свело живот, и она подвинулась чуть ближе к крохотному оконцу в надежде глотнуть свежего воздуха. Снаружи между деревьев маячили похожие на надгробные камни полицейские в шлемах.
Сквозь разбитое окно в потолке послышался громкий хрип, а затем искаженный мегафоном голос Гаспара. – Внимание! Не поддавайтесь панике! – уговаривал он заложников.
Не иначе как из огнеустойчивого, пуленепробиваемого бронированного автомобиля, с горечью подумала Шелли.
Управляющий, который до сих пор вел у забаррикадированной двери сепаратные переговоры с предводителем мятежников, обернулся к сгрудившимся на полу людям и нервно прочистил горло. Его детское, похожее на резиновую маску лицо приняло серьезное выражение, и все равно вся эта сцена попахивала дешевым фарсом.
– Я буду говорить начистоту, – пропищал управляющий.
«Сейчас я буду вешать вам на уши лапшу», – мысленно перевела Шелли.
– Со всей честностью…
«Я буду вам бессовестно лгать», – последовал мысленный перевод.
– Нет никакой, подчеркиваю, никакой причины для тревоги.
Милая фразочка, за которой на самом деле стояло следующее: «Те, у кого с собой ампулы цианистого калия, немедленно ими воспользуйтесь».
– Полиция все держит под контролем. Наши вооруженные друзья готовы пойти на переговоры. Не исключено, что будет объявлена амнистия.
– Что говорит этот потный дядя? – поинтересовалась Матти.
Шелли обернулась к Киту:
– Как ты думаешь, пойдет Гаспар на переговоры или нет? И как будет по-французски «Не предпринимайте необдуманных действий»?
– Судя по моему предыдущему жизненному опыту, такой фразы просто не существует, – серьезно ответил Кит.
– Хорошо, как тогда сказать по-французски «Давайте все спокойно обсудим и придем к компромиссу с мятежниками»?
– Шелли, типичная французская дипломатия – это когда тебе отбивают почки. Вспомни Руанду, вспомни Берег Слоновой Кости.
Матильда, фальшивя, принялась напевать себе под нос тоненьким детским голоском что-то про бум-бум-бум и му-му-му. Кит тем временем раскрутил рок-звезду на сигарету и закурил. Шелли видела его курящим второй раз в жизни – он не курил с той самой пресловутой поездки в лимузине.
– Мне казалось, ты завязал с курением.
– Знаешь, сейчас не та ситуация, чтобы заботиться о собственном здоровье, – довольно мрачно произнес он и, затянувшись, добавил: – Так даже легче, особенно если учесть, что всем нам осталось жить минут десять, не больше.
– Что ты имеешь в виду? – Шелли почувствовала, как холодная рука ужаса сжала ей сердце.
– Гаспар обещал вести переговоры, – шепнул ей на ухо Кит. – Но ведь то же самое французы говорили во время кризиса с заложниками в Новой Каледонии, перед тем как ворваться внутрь помещения, где содержали людей, и всех перестрелять. Он просто пытается оттянуть время, пока снайперы займут место на крыше отеля. У жандармов на броневиках установлены пулеметы. Гаспар предаст нас, прежде чем ты успеешь произнести фразу «Мне «Виши», пожалуйста». – Кит затушил сигарету, его лицо было мрачнее тучи. – Боже, как я мог рисковать жизнью Матти! Ее мать права, отец из меня никакой. Матильда! – произнес он, и имя дочери прозвучало в его устах как молитва. Он, словно щитом, был готов закрыть ребенка своим телом. И Шелли подумала, что единственное, о чем не лгал ей «муж», – так это о своей беззаветной любви к дочери. – Ты знаешь Иисуса Христа? – по-детски наивно спросила Матильда у Шелли через плечо отца.
– Лично – нет.
– Как по-твоему, он настоящий или притворяется? Он пришел к нам на Землю по какой-то непонятной причине. Еще до того, как я родилась.
– Гм-м, то есть да…
– Скажи, а у Санта-Клауса есть номер телефона Бога?
– Э-э-э…
– А какой у него номер телефона?
– Э-э-э…
– Наверное, ноль-ноль-ноль-ноль и так без конца. Скажи, а у бяк есть антитела? А у маленьких детей? Есть? Наверное, они совсем малюсенькие. Если в меня попадет пуля, мои антитела спасут меня или им не хватит силенок?
Кит промямлил в ответ что-то невнятное. Шелли еще ни разу не видела его таким отчаявшимся. У него словно перехватило горло, и он не мог выдавить из себя ни слова.
Шелли смотрела на него и не узнавала, чувствуя, как в ее сердце невидимые руки перебирают струны арфы сочувствия. Однако она тотчас напомнила себе, что мать девочки в эти минуты тоже испытывает далеко не радостные чувства.
Впрочем, в следующий момент ее философствования были прерваны Габи. Та, прижав к уху сотовый телефон, направилась к мятежникам, размахивая, за неимением белого флага, футболкой.
– Габи! – Шелли схватила самозваную парламентер-шу за локоть. – Куда ты, во имя всего святого, собралась?
– Хочу взять у них интервью для Си-эн-эн. Я только что получила добро из Атланты. И вообще, если дать этим гадам возможность заявить о себе на весь мир, может, они нас не тронут, а кого-то и сразу отпустят. Своего рода баш на баш.
Кит перегородил журналистке проход.
– Это террористы, Конран. Не надо строить из себя героиню, а заодно заигрывать с отребьем. Прибереги свои псевдоблагородные потуги для другого раза. Здесь этот номер не пройдет, даже не надейся. Тоже мне нашлась суперменша.
Однако режиссер реалити-шоу бесцеремонно оттолкнула Кита в сторону и, пропустив его тираду мимо ушей, направилась дальше.
– Папочка, а кто победит? Бэтмен или Супермен? – поинтересовалась Матти. – Или ты? – Она потянула Шелли за рукав. – Скажи, через сколько снов нас отсюда выпустят?
– Больше никаких снов, дорогая. Нам скоро разрешат выйти отсюда. А пока… на, попей! – И Шелли протянула девочке стакан апельсинового сока с металлическим привкусом.
– Через сколько минут?
– Да в любую минуту.
– А через сколько секунд?
– Да в любую секунду. – Шелли сделала глоток сока, хотя по правде предпочла бы что-то покрепче.
– Ты точно знаешь? Скажи, ты уверена на миллион, триллион или секстиллион?
Но Шелли не была уверена даже на жалкий ноль.
– Ну что, смотрели они в последнее время хотя бы один хороший французский фильм? Или ты не спрашивала? – поинтересовался Кит у Габи, когда та вернулась со своего рандеву с мятежниками.
– Что они тебе сказали? – не выдержала Шелли.
– Обычную в таких случаях лажу. Мол, у нас здесь никакой справедливости, и поэтому наша справедливость – это оружие и пули. И что они вернутся в горы, чтобы встать на защиту своего лидера. И все такое прочее.
– Ты сумела с ними договориться?
Увы, ответа на этот вопрос у Габи не было. То есть был, только не такой, какой всем хотелось бы услышать. Тем более что в следующее мгновение, как и предсказывал Кит, начался штурм бункера.
Мятежники, чтобы доказать не то собственную храбрость, не то глупость, высунулись из окошек в потолке и принялись чем попало швырять в полицейских. Оружие пролетариата с громким стуком отскакивало от щитов полицейского кордона. Вскоре в отверстие проник язык горчичного газа и принялся лизать обитателей бункера. Кит, словно щитом, прикрыл собой Матти и Шелли. От газа слезились глаза и першило в горле. «Вот какая она, смерть, – с иронией подумала Шелли, – оказывается, от нее дух захватывает!»
Лишь только прекратив кашлять, она поняла, что обстрел бункера закончился. Завеса дыма и пыли постепенно рассеялась, и Шелли с удивлением обнаружила, что все еще жива. На всякий случай она похлопала себя по разным частям тела, желая убедиться, что все при ней. Казалось, весь бункер затаил дыхание. В воздухе по-прежнему витал запах горчичного газа и пороха. Сражение переместилось на газон, то есть ближе к полицейскому оцеплению.
Шелли на ощупь пробралась к окну и рискнула приоткрыть глаза. На улице шел рукопашный бой, мелькали, гуляя по человеческим головам, полицейские дубинки – это белые полицейские сражалась с полицейскими черными.
Один из мятежников, обмотав лицо платком, вынырнул на улицу. Вскоре, весь в пузырях от едкого газа, он вновь вынырнул из тумана, но лишь затем, чтобы объяснить, что Гаспар проглядел одну немаловажную деталь – половина вверенных ему сил состояла из креолов. И когда дело дошло до настоящего сражения, те отказались стрелять в черных братьев. Вместо этого они обратили оружие против французов. И теперь в бегство бросился уже сам Гаспар со своими белыми подчиненными.
Секс-бомба не выдержала и разрыдалась. Ее истеричные всхлипы перемежались не менее истеричными выкриками: «Вы знаете, кто я такая?»
Мятежники тотчас смекнули, что им делать. Избежав ареста, они прибегли к излюбленному террористами всех мастей плану спасения в случае чрезвычайной ситуации – то есть решили, пока не поздно, сделать ноги, прикрываясь при отступлении живым щитом, желательно из особ знаменитых и денежных.
– Да, тебе крупно не повезло, красотка, – отреагировал Кит с нарочитым спокойствием. – Сюда угодили те, кто ровным счетом ничего собой не представляет.
Над Матильдой, вперив в нее взгляд, как ястреб в бездомного котенка, склонился один из мятежников.
– Миллион долларов, и мы отпустим ребенка, барон Руперт Рочестер, – произнес креол. Его приспешники сгрудились вокруг Кита, как гиены вокруг трупа, лежащего на дороге.
Более ужасную ситуацию трудно было себе представить. Шелли ощутила, как Кит весь напрягся. Главарь нацелил на него винтовку. Кит в ответ лишь изумленно выгнул бровь – что еще он мог сделать? От Шелли не укрылось, как нервно подергиваются мышцы на его щеке.
– Послушай, приятель, – произнес Кит как можно спокойнее. – Ты уж меня извини, но я понятия не имею, о чем ты говоришь. Я никакой не Руперт. Меня зовут Кит Кинкейд.
В следующее мгновение он получил удар прикладом по голове. Матильда пронзительно взвизгнула и расплакалась. Кит привлек ее к себе и лихорадочно прижал побледневшее детское личико к своей груди. Со лба у него стекала струйка крови.
– Откуда вам это известно? – тихо спросил Кит. Шелли показалось, что от него исходят волны тоски.
Главарь мятежников указал стволом в сторону Габи. Та одарила Кита холодным, полным презрения взглядом так смотрит на кролика удав, прежде чем его проглотить.
Кит обернулся к Шелли, отказываясь верить в предательство.
– Это ты сказала ей?
Шелли показалось, будто ее кишки затянули в тугой узел.
– Я… я… я… – услышала она свой собственный заикающийся голос. – Я пыталась убедить ее, чтобы она выплатила тебе оставшуюся часть денег. Я… – Она повернулась к Габи, и голос ее сорвался на сдавленный шепот.
Режиссерша реалити-шоу холодно улыбнулась и жестом велела своей команде снимать на пленку завравшегося жениха. Тягач посмотрел на мятежников, ожидая, что они на это скажут. Те быстро посовещались между собой и кивком дали добро на продолжение съемки.
И тут до Шелли дошло: вот, значит, о чем удалось договориться Габи с боевиками.
– Я… я… доверилась ей, – пролепетала она в ужасе.
– Между прочим, я тоже доверял тебе, Шелли, – заметил Кит упавшим голосом. Если Шелли вышла замуж, сраженная его внешностью, то сейчас перед ней был совсем другой человек. – Почему? Что тобой двигало? Ревность, что у Матти есть отец, который ее любит, а тебе не повезло с папашей? Все из-за этого?
Шелли хотелось сжаться в комок и исчезнуть, испариться, провалиться сквозь землю.
– Извини, я не подумала, – лепетала она, сгорая от унижения.
– Шелли, как ты можешь занимать его сторону? – Габи велела Тягачу перевести камеру на Шелли. – Ты ведь росла без отца. Ты хотя бы представляешь себе, что сейчас переживает мать несчастного ребенка?
Кит попытался ногой выбить камеру из рук оператора.
– Живо выруби свою машину! – рявкнул он на Тягача.
– С какой стати? Жестокость, насилие и гады мужики – это составная часть человеческой натуры, вот почему людям так нравится смотреть на все это по телевизору, – спокойно отреагировала Габи с видом банковского служащего, подсчитывающего проценты, и дала распоряжение команде снимать дальше.
Мятежники собрались вокруг раненых и жестом велели Киту следовать за ними. Тот встал и двинулся следом за ними, еле передвигая ноги, словно навстречу наступающему приливу.
– Если ты не хочешь расстаться со своей мошонкой, я бы советовала тебе не трепыхаться и делать то, что велено, – прошипела Габи ему вслед. – Или же дождись своей женушки. Своей настоящей женушки. Кстати, я сказала тебе, что она прилетит на остров, как только откроется аэропорт? Я решила, что будет лучше, если она прилетит, и позвонила ей. Пандора Вейн Темпл. Я узнала ее по фотографии. Еще бы, королева империи гигиенических прокладок!
Кит смерил Шелли уничижительным взглядом, отчего той показалось, будто ее прямая кишка скрутилась штопором. Когда же Кит заговорил, то казалось, он вот-вот взорвется от злости.
– Да, твоя маменька дала тебе классное воспитание. От тебя самой осталась одна оболочка, все остальное высосано насухо. Ты ничтожество!
Услышав его слова, девочка испуганно посмотрела на Шелли.
– Матти, – пролепетала Шелли, протягивая руки. – Я тоже пойду с вами. Я позабочусь о ней, Кит, вот увидишь.
– Так же, как заботилась прежде? Нет уж, благодарю, – с горечью бросил он в ответ. На лице его читалась усталость.
И он ушел вслед за мятежниками, неся на руках перепуганную до смерти девчушку.
Половые различия:
Досуг.
Мужчины считают, что сидение на унитазе и есть досуг.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чертовски сексуален - Летте Кэти



полная бредятина
Чертовски сексуален - Летте Кэтиарина
3.11.2011, 14.39





бредятина
Чертовски сексуален - Летте КэтиРимма
16.08.2012, 23.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100