Читать онлайн Чертовски сексуален, автора - Летте Кэти, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чертовски сексуален - Летте Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чертовски сексуален - Летте Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чертовски сексуален - Летте Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Летте Кэти

Чертовски сексуален

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13
Двойной агент

– Руперт Рочестер, барон Раттингтонский? Тебя зовут Руперт Рочестер? – Шелли едва не лишилась дара речи и даже на всякий случай переспросила: – Так ты барон, черт подери?
– Послушай, я бы не советовал тебе шататься с наступлением темноты где ни попадя, демонстрируя направо и налево мой бумажник! – Вот первое, что произнес Кит, застукав Шелли за интересным занятием. Она стояла возле веранды и при свете прожектора внимательно изучала его паспорт. Бумажник валялся на земле, прямо у нее под ногами. Кит подобрал его и на всякий случай проверил содержимое. Вся наличность была на Месте.
– Руперт Рочестер? – тупо повторила Шелли.
– Ну да, – игриво подтвердил Кит. – Разве я тебе не говорил, что люблю путешествовать с фальшивыми документами? – Например, как барон Раттингтонский?
Боже, ее так называемый муженек меняет обличья с такой же легкостью, как змея кожу. Кто он такой?
Шелли смотрела на него, пытаясь найти ответ. Нет, узнать о нем правду – все равно что выяснить, где Каллиста Флокхарт, отличающаяся анорексией, хранит продукты. Профессиональным мошенникам отлично известно, как одновременно утаить и раскрыть карты. Своего рода психологическое шулерство.
– Но почему?
– Потому. Скажем так: это имя моей жены.
– Ты женат? – Его слова прошибли Шелли словно разряд тока. – На ком-то еще, кроме меня? Кто ты на самом деле? Мормон? Если не ошибаюсь, первым вопросом в анкете было «Состоите ли вы в браке?».
– Ну, что касается моего душевного и физического состояния, то я действительно холост. Однако в техническом смысле… Да, я женат.
– То есть ты, – Шелли попыталась привести свои усталые мозги в рабочее состояние, – двоеженец?
Фигурально выражаясь, Кит подкинул ей не просто гаечный ключ, а целый набор инструментов.
– Знаешь, на самом деле это гораздо прозаичнее, чем кажется на первый взгляд. Например, шансы выносить мусор возрастают вдвое.
У Шелли тотчас возникли несколько вариантов реакции:
1) Как она ухитрилась проглядеть у него на лбу шрам от лоботомии?
2) Каким образом ему удается засунуть в кроссовки свои раздвоенные копыта?
3) Уноси скорее ноги!
При данных обстоятельствах вариант номер три представлялся наиболее разумным. Шелли резко развернулась и, не обращая внимая на больную лодыжку, бросилась под проливным дождем к себе в бунгало, где тотчас заперлась на ключ. До сих пор она жила словно в тумане, и вот сейчас этот туман, кажется, начал рассеиваться. До сих пор Кит играл на ее чувствах, она же подыгрывала ему, как подвластная движению невидимой дирижерской палочки марионетка. Однако недавние открытия остудили ее пыл до температуры воды на полюсе.
– Ну, спасибо тебе, дорогая моя вагина, удружила! – кипятилась Шелли, ругая любвеобильную часть своего тела. – Видишь, в какую переделку я угодила из-за тебя!
Интересно, а можно ли отключитьсексуальность? Вот-вот! Отключить, выдернуть, как шнур из розетки, и все тут. И тогда не придется оплачивать счета. Можно будет сделать вид, что не замечаешь написанных красными чернилами напоминаний. Она просто возьмет и выдернет из розетки собственное либидо.
В дверь постучали.
Нет, раз и навсегда отринув секс, она стала свободна. Она притворится, что не слышит, а утром просто уедет отсюда, поселится где-нибудь в пещере и будет изучать искусство каллиграфии.
Но Кит продолжал ломиться в дверь.
– Я знаю, что со стороны это выглядит действительно чудовищно, но на самом деле все совсем не так, как ты думаешь. Шелли, впусти меня! Я тебе все объясню, только выслушай!
– Убирайся отсюда, Руперт! – Шелли спрятала пистолет в дальнем углу ящика с бельем, переоделась в сухую одежду, взяла из мини-бара пачку сигарет и закурила. И это женщина, которая на дух не выносила табачного дыма!
– Открой дверь и впусти меня, иначе я промокну насквозь. Еще пару минут, и на мне не останется ни одной сухой нитки.
– Извини, но мой эмоциональный радар посылает мне самые явственные сигналы.
– Я объясню. Шелли, прекрати упираться, выслушай меня! – Проваливай отсюда, Кит! Я не желаю тебя видеть! Не знаю, как лучше довести это до твоего сознания, может, при помощи электрошока?
– Ну ладно, черт побери, у меня действительно есть жена. Хотя я не обижусь, если ты назовешь это исчадие ее настоящим именем – Сатанинское Отродье.
– Так это ее портрет был в бумажнике, – сделала вывод Шелли. Она устало привалилась к двери, приложив ухо к замочной скважине, а сама тем временем сделала очередную затяжку. Насколько она помнила, именно так поступали герои кинофильмов, когда были готовы приставить к виску пистолет. – Давай выкладывай. Я тебя слушаю.
– Как я уже говорил, после этой дурацкой мыльной оперы у меня возник перерыв, и я решил побродить по свету: Катманду, Гоа, Таиланд, Марракеш, Бали, Бонди… С Пандорой мы познакомились в Таиланде, на Ко-Самуи. Трастафарианка, она моталась по всему миру. Мы пережили вместе несколько совершенно безумных приключений. Это нас и свело, понимаешь? А может, то, что у нас с ней нет ничего общего, такие мы разные. Прежде чем пуститься в странствия, каких только прививок я не сделал себе – и против малярии, и против брюшного тифа, и против гепатита. Жаль, против пандоратита прививки еще не придумано.
– Послушай, ты не могбы уложиться в пятьдесят слов? – холодно спросила Шелли из-за двери. В конце концов, разве она не решила перебраться в пещеру и стать отшельницей? – Скажи на милость, с какой стати твоя женушка оказалась такой заразной?
– Хорошо. Излагаю краткую версию. Только можно мне войти? Я промок насквозь.
– Отлично! – прокричала Шелли. Уж если она вознамерилась добиться своего, то пустьон постоит под проливным дождем, который хлещет по коже не хуже вымоченных в рассоле розог. Пусть помучается, попрыгает в песке, спасая ноги от крабьих клешней. Тоже мне пират несчастный!
– Мы совершили чудовищную ошибку – спешке поженились, чтобы нас лишний раз не дергали иммиграционные власти. А потом ее брат вляпался в гадкую историю с наркотиками и отбросил коньки, и Пандоре по наследству перешла его доля семейного дела.
– И что же это такое? Аристократический геморрой? – спросила Шелли, на манер голливудской старлетки затягиваясь канцерогенным дымом.
– Ха-ха! С этого момента она разительно изменилась. Мои приколы начали ее раздражать. Она стала придираться к тому, как я одеваюсь, какую музыку слушаю. Она даже насильно записала меня на курсы риторики. Потребовала, чтобы я забыл старых друзей и общался только с ее новыми знакомыми-снобами.
– Ах ты, бедненький, мое сердце истекает кровью, – язвительно отозвалась Шелли. – Тебя против твоей воли заставили карабкаться вверх по социальной лестнице, даже не спросив, боишься ли ты высоты. Надо срочно поставить в известность комиссию по правам человека.
– Может, тебе это еще неизвестно, Шелли, но когда человек, которого любишь, начинает на тебя наезжать… Такое не проходит бесследно.
– Говори-говори, – пробормотала Шелли, выпуская очередное облако сизого дыма.
– По-моему, такие вещи называются предательством, – произнес Кит.
– Хм, – промычала Шелли, – это вам не пуделей стричь.
– Мне тогда хотелось заползти в пепельницу и там скончаться. Ведь как я ее любил!
Шелли презрительно фыркнула:
– Что-что? Одну секунду, я только выключу телевизор, чтобы лучше тебя слышать… Ой, погоди, это же были твои слова! Ну, если ты так ее любил, то почему не попытался спасти ваш брак?
– Пытался, еще как пытался! Я прочел все, какие только можно, книжки, посетил всех, каких только нашел, психотерапевтов. Она же только тем и занималась, что искала рецепт, каким образом лучше всего замаскировать вкус стрихнина. Впрочем, не важно. Теперь мне остается разве что умереть огтшевмонии.
«С какой стати я должна ему верить?» – подумала Шелли. Неужели он надеется, что она клюнет на его очередное шоу «Правда, вся правда, ничего, кроме правды»?
– Итак, ты думаешь, я поверю, что после всех тех напастей, которые подстерегали тебя во время путешествий – пожаров, ураганов, пыльных бурь, змеиных укусов, переохлаждения, наводнений и землетрясений, – ты не смог пережить совместной жизни с какой-то там вшивой трастафарианкой?
– Оставь свой сарказм при себе, Шелли. Вот уже чего я получил сполна от драгоценной супруги, так это сарказма. Хватит на сто лет вперед. В браке можно прожить и без особой любви. Но что-то в нем все-таки должно быть.
– Продолжай, я тебя внимательно слушаю, – пробормотала Шелли не без ехидства и вновь затянулась, да так, что вместе с дымом едва не проглотила его источник. – Как я понимаю, сейчас вы с ней общаетесь исключительно через адвокатов?
– Верно. Чего я не знал об английской аристократии, – продолжал Кит, – что они никогда не заключают браков по любви. Такое впечатление, будто рядом с их генофондом выставлен охранник. Пандора вышла за меня замуж, чтобы досадить своему папаше. Она прожужжала мне уши рассказами о том, какой он ушлый делец.
– А-а-а… – протянула Шелли с зевком. – Старая песня про цветущее древо рода… И кактебя угораздило запасть на нее, а, Кит? Я думала, ты умнее.
– Поверь, я сам вскоре понял, что дал маху. Иначе почему же я от нее свалил? В любом случае ее папаша тоже отбросил коньки – сердечный приступ. Надо же, как раз вскоре после того, как ее старш и и брат перебрал дозу. Пандоре достается целиком все их семейное дело.
– И?..
– Скажем так: она пошла по стопам папаши.
– Объясни подоходчивее. Все равно непонятно, зачем тебе понадобилось фальшивое имя.
– А, вот что тебя интересует. Видишь ли, Пандора никак не могла успокоиться, что в свое время в Штатах я получил срок за наркотики и поэтому…
– Срок за наркотики? Мошенник-двоеженец, он же наркоделец в бегах? – Шелли так глубоко затянулась, что снова едва не проглотила сигарету. – Знаешь, с каждым разом ты меня изумляешь все больше и больше.
– Меня застукали с «экстази».
– О, приятно слышать, – язвительно отреагировала Шелли.
– Пандора подумала, что моя судимость помешает ей разъезжать по всему миру, вот она и сделала мне фальшивый паспорт. Когда мы с ней поженились в Таиланде, я по ее совету назвался вымышленным именем – Руперт Рочестер. Пандора добавила титул – ей хотелось произвести впечатление на своих безмозглых приятелей. Но мое настоящее имя – Кит Кинкейд. Пожалуйста, Шелли, пойми, я совершил ошибку. Чудовищную ошибку. Я хотел начать жизнь заново, с чистого листа. И только потому, что я сидел без гроша в кармане и не знал, что мне делать, я…
– Ты решил рискнуть. Сходил на телевидение, устроил себе липовую женитьбу и халявный медовый месяц в тропиках. В общем, смылся из Англии, причем за чужой счет, – подвела итог Шелли.
– В принципе так оно и есть.
– И поэтому ты нацепил в церкви блондинистый парик?
– В общем-то да. Я всегда считал, что если хочешь пережить кризис, главное – не дрейфить. Главное – ври как сивый мерин, и твоим страхам конец.
Шелли решила продолжить допрос:
– А как же фильм, который снимает Габи? Ты ведь теперь без парика. Каким образом ты рассчитываешь скрыться от своей бывшей жены, если тебя в лучшее эфирное время покажут по ТВ?
– К тому моменту когда это паскудное шоу покажут по ящику, я свалю куда-нибудь подальше, например, на Мадагаскар, и тогда ищи ветра в поле. Но я не могу никуда уехать, пока Габи не отстегнет нам оставшуюся сумму.
– Выходит, ты без зазрения совести использовал меня в своих целях? Начиная с самой первой минуты?
– Признаюсь честно: что мне еще оставалось? Вот я и решил рискнуть – чем черт не шутит, вдруг подфартит. Но потом… как бы это сказать… я проникся к тебе чувствами.
– А я в результате получила нервный срыв! – «Мужья – это что-то вроде новокаина для души», – добавила про себя Шелли, зажигая от окурка новую сигарету. – С какой стати я должна тебе верить?
– Случаются перевоплощения. Бывает, люди неожиданно превращаются в полноценную личность. Я сделал бы тебя счастливой, Шелли. Честное слово.
– Это как же? Ты ведь уезжаешь.
– Да. С тобой. На Мадагаскар. Как только ты отдашь мне билеты.
– Я? С тобой? На Мадагаскар? Ни за что. Никогда в жизни никуда не поеду вместе с мужчиной.
– Да-да, я уже это слышал. Твоя маменька была права – все мужики сволочи, а женщины страдалицы и ангелы.
– Послушай, Кинкейд, я злюсь не потому, что я женщина, я злюсь потому, что ты настоящий подонок.
– Ты обвинила меня в том, что я веду себя как баба. Зато ты сейчас ведешь себя как мужик. Я торчу здесь под дверью, умоляю тебя… а выясняется, что ты вообще не хочешь серьезных отношений. Знаешь, ты кто? Ты транссексуалка, которая ждет своей очереди на операцию по смене пола!
– У меня нет проблем с серьезными отношениями. Но именно из-за них у меня и возникают проблемы. Серьезные отношения!.. Единственные серьезные отношения у меня могут сложиться только с клиникой для умалишенных – иначе как меня угораздило выйти за тебя замуж?
– Ну, хорошо, хорошо, твой папаша вас бросил, и тебе до сих прр обидно. Теперь перестраховки ради ты готова саботировать нашу с тобой связь, внушая самой себе, что ты больше меня не любишь.
– Неправда! – Шелли сделала выразительную паузу. – Хотя бы потому, что я тебя никогда не любила.
– Открой дверь и скажи то же самое, глядя мне в глаза.
И она открыла дверь и сказала то же самое, глядя ему в глаза.
– Можно я тебя поцелую?
Схватив Шелли за руки, Кит прижал ее спиной к двери и, вырвав сигарету, впился ей в губы. Поцелуй был долгим и таким похотливым, что когда Кит наконец отстранился от нее, Шелли на всякий случай проверила, на месте ли трусы.
– А что ты скажешь, если я отнесу тебя в постель? – задал он очередной вопрос, и в его глазах вспыхнули искры желания.
– Скажу, что нельзя одновременно разговаривать и смеяться, – ответила Шелли, отталкивая его от себя. Уж с чем, с чем, а с собственной похотью она как-нибудь справится. По крайней мере должна справиться. Ведь иначе кто она такая? Биологическая особь? Слепой, безмозглый морской огурец, как те, что ей довелось видеть на морском дне?
– Неужели? Кстати, вот деньги, которые ты мне одолжила. – Кит вложил ей в ладонь купюры, но руку не отпустил. – Ой, что это? Синяки и шишки? Скажи, дорогая, это из-за меня? – И он нежно провел пальцем вверх по ее руке. – Как врач говорю – тебе нужен покой, желательно постельный режим, как минимум неделю.
– Ах да, врач. Очередная ложь. Уж лучше пусть мне в вену введут смертельный раствор грязной пены из ванны Оззи Осборна, чем я лягу с тобой в постель, – сказала Шелли и выдернула руку.
– Разве можно отказывать себе в удовольствии, Шелли? Неразумно, согласись. Все равно что отказывать себе в кислороде. Уровень смертности среди женщин, живущих регулярной половой жизнью, в два раза ниже, чем у тех, кто практикует воздержание. Регулярная половая жизнь повышает сопротивляемость к стрессам, делает кожу здоровой, упругой и гладкой, повышает переносимость боли, улучшает кровообращение, укрепляет кости, обостряет память, снижает риск сердечных заболеваний и рака груди.
– Откуда тебе это известно?
– В мыльной опере я играл гинеколога, – ухмыльнулся Кит. – Знаю, твоя маменька рекомендовала избегать мужчин, но, если хочешь, я проведу с тобой курс сопротивления мужчинам совершенно иного рода – научу, как сокращать в момент оргазма вагинальные мышцы.
– А-а-а! – Опятьэто злосчастное «А-а-а!». Сердце Шелли пропускало удары, как начинающий боксер на тренировке. – А что мне пропишет врач по поводу ссадин и синяков?
– Реанимацию по методу «живот к животу», – произнес Кит и нежно поцеловал каждую царапину на ее руке.
Тело Шелли тотчас предательски обмякло и затрепетало. Изменница, мысленно произнесла она в адрес промежности, которая, наплевав на субординацию, моментально сделалась мокрой.
Кит – ходячее электричество, сгусток энергии и жара – подхватил ее на руки и понес в постель. Ну как тут устоять бедной женщине? Этот мужик был настоящий Сперминатор – при его прикосновении логика улетала в форточку, а любые попытки сопротивляться увядали на корню. Не успел он положить ее голову на подушку, как тотчас припал к ней и принялся лизать и сосать, издавая звуки, очень похожие на те, с какими гурманы поглощают устриц. Будь у Шелли в тот момент силы произнести хотя бы слово, она бы сказала, что превратилась в экзотическое блюдо из морепродуктов. Когда же Кит накрыл ее своим телом, ее чувства взорвались подобно разбившейся бутылке шампанского. И как только Шелли Грин, задыхаясь, наконец устремилась в супружеские объятия, с раскрытых губ ее сорвался долгий-предолгий вздох – словно она достигла нового уровня медитации в йоге.
В какой-то момент могло показаться, будто утлая лодчонка их брака доплыла-таки до тихой бухты. И теперь уже ничто не в силах помешать им…
– Мы прерываем ваше удовольствие, чтобы сообщить последние известия.
Звук был оглушающим и жутким – глухой разрыв бомбы, такой ни с чем не спутаешь. Кит, полуобнаженный, бросился к окну.
– Парусник! Он горит! Не иначе как это дело рук Фронта освобождения.
Поскольку ей только что предложили оральный секс, Шелли осталась равнодушна к политическим событиям. И вновь позвала Кита к себе. Она была готова к самым что ни на есть страстным ласкам, и ей не сиделось, вернее, не лежалось, на месте. Сейчас они с Китом сольются в любовном экстазе – сейчас, сию же минуту, и плевать, если в порт нагрянут все террористы мира, вместе взятые!
Но Кит не вернулся. Шелли неохотно продела руки в рукава рубашки и тоже вышла на балкон. Причал был объят пламенем, языки огня лизали небо. От жары начал взрываться фейерверк, приготовленный для праздника, – пиротехническое шоу отменили по причине сильного ветра. Штормовое небо неожиданно превратилось в фантасмагорию шипящих огней.
Управляющий метался по пляжу, возвещая всему миру о том, что мини-субмарина украдена.
– Le sub! Le sub!
type="note" l:href="#n_12">[12]
– причитал он, словно обокрали его самого.
Вдали послышался пронзительный вой сирен – к месту происшествия неслись машины полиции и кареты «скорой помощи». Вскоре возникла сущая давка и неразбериха – это участники маскарада в «Каравелле» помчались к пляжу, чтобы посмотреть, что произошло. На глазах у Шелли четверо двойников «АББА» столкнулись под ее балконом и дружной кучей рухнули в песок. На них на бегу налетел и упал несчастный турист. Бедняге пришлось терпеть еще одно неудобство: при падении он уткнулся носом в зад двойнику президента Буша.
– Мне надо срочно вернуться к себе, – неожиданно объявил Кит.
– Что? Прямо сейчас? Зачем? – Шелли поплелась вслед за ним в комнату.
– Билеты и паспорт с собой?
– Да… – Она посмотрела на Кита непонимающим взглядом. – Очевидно, тебе это неизвестно, но по идее муж теряет к жене сексуальный интерес лишь после того, как провел с ней первую брачную ночь.
– А кто сказал, что я потерял к тебе сексуальный интерес? – Он выразительно облизнул губы.
– Не знаю, мне так показалось. Наверное, из-за того, что, занимаясь любовью, я случайно подняла глаза и обнаружила, что мой муж не в одной постели со мной, а в другом бунгало.
– Извини, сейчас не до секса. Чрезвычайная ситуация. Мне действительно надо идти. – С этими словами Кит довольно бесцеремонно сорвал с Шелли свою рубашку и просунул руки в рукава.
– Тогда и я с тобой! – воскликнула Шелли и схватила джинсы.
– Нет.
Шелли застыла на месте. Кондиционированный воздух номера заставил ее поежиться.
– Нет?
Кит уставился в пол, словно не хотел, чтобы она прочитала в его глазах темные мыслишки.
– Но почему? Что ты скрываешь от меня? – Где-то в глубине, под поверхностью повседневности, скрывался другой, неведомый ей Кит. – Будь добр, объясни.
Он смущенно щелкнул костяшками пальцев.
– Шелли, что бы ты хотела на обед? Банку червей? Потому что именно ее ты и получишь, если станешь и дальше донимать меня своими расспросами.
– Прекрасно. В таком случае давай позвоним, чтобы обед доставили нам в номер. Официант! – крикнула она в телефонную трубку. – Будьте добры, нам банку консервированных червей. Да, и не забудьте открывашку!
– Черт, куда я засунул свой паспорт и прочую дребедень? – Кит принялся переворачивать вверх дном всю комнату.
– Тебе его не найти, пока ты не объяснишь мне, что происходит! – Шелли загородила собой дверь.
Кит нервно провел рукой по волосам:
– Прошу тебе, поверь мне.
Опять двадцать пять! Вера, доверие – не они ли становятся первыми жертвами в случае военных действий? Шелли подумала, что ей ничего не остается, как провернуть собственную тайную операцию. Она покорно протянула Киту документы и выпустила его из комнаты. После чего быстро оделась и незаметно выскользнула из бунгало, следуя за ним как тень. Ей то и дело приходилось шарахаться в сторону, чтобы не столкнуться с полицейскими, пожарными, истеричными постояльцами и кокосовыми орехами, которые, подобно авиабомбам, ежесекундно срывались. По счастью, Кит не заметил, что она идет следом. В конце концов они достигли его бунгало в дальнем конце территории отеля. На дверях Шелли разглядела листок заказов на обслуживание в номере – к ее вящему ужасу, там значились завтраки, обеды и ужины на двоих.
Не успел Кит вставить в замочную скважину ключ, как Шелли подскочила к нему и схватила за локоть:
– Какого дьявола ты здесь отменя прячешь? Коко? Запасную спутницу по свадебному путешествию? Элвиса Пресли? Усаму бен Ладена?
Кит на мгновение опешил, и Шелли, воспользовавшись замешательством, оттолкнула его и решительно шагнула внутрь. И тотчас застыла в недоумении, только капли дождя стекали с мокрой одежды на ковер. В номере работал телевизор. Показывали «Симпсонов».
Завидев незваную гостью, со стула испуганно вскочила немолодая креолка. Но не это заставило Шелли в изумлении открыть рот. Потому что перед телеэкраном, увлеченно поглощая чипсы, сидела девчушкадет восьми.
Шелли моментально повернулась к Киту, который застыл у нее за спиной. На какой-то момент он растерялся, не зная, что сказать, а затем отрешенно пожал плечами – мол, думай что хочешь.
– Познакомься, это моя дочь Матти.
– Так у тебя есть дочь? – переспросила Шелли, отказываясь верить собственным ушам.
– Как видишь.
Она энергично затрясла головой, словно ей в ухо попала вода.
– Значит, я не только жена, но в придачу еще и мачеха?
И Шелли зашлась кашлем – таких приступов, наверное, не было даже у чахоточного Китса, – после чего без сил рухнула на кровать.
– Господи! Я учу детей каждый день! У меня на них аллергия! В иные дни я их просто ненавижу!
Матильда подозрительно уставилась на Шелли, затем встала и, подойдя к ней, больно лягнула в ногу.
Это было началом прекрасных дружеских отношений.
Половые различия:
Как признать свою неправоту.
Мужчины никогда не признают, что они не правы.
Женщины готовы это признать – они выбрали себе мужа, неспособного признаться в собственной неправоте.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чертовски сексуален - Летте Кэти



полная бредятина
Чертовски сексуален - Летте Кэтиарина
3.11.2011, 14.39





бредятина
Чертовски сексуален - Летте КэтиРимма
16.08.2012, 23.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100