Читать онлайн Алтарь эго, автора - Летте Кэти, Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Алтарь эго - Летте Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Алтарь эго - Летте Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Алтарь эго - Летте Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Летте Кэти

Алтарь эго

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19
Расходиться тяжело, делить домашнюю библиотеку – просто невыносимо

До того, как на свадебной вечеринке муж застал меня в объятиях любовника, в аду я побывала лишь однажды: столкнувшись со своим будущим отчимом на нудистском пляже.
Реакция Джулиана на мою измену была сродни извержению Везувия. После безуспешных попыток избавить Закери от мозгов, вытащив их через ноздри, он стремительно покинул вечеринку, оставив меня в доме, полном оторопевших гостей. Я выбрала единственный, приемлемый для попавшей в подобную ситуацию женщины, выход и заперлась в ванной, не дав возможности родственникам корчить поучающие гримасы и совершать гнусные нападки на меня.
Пока я обнималась с белым фарфоровым другом, Кейт и Анушка тайком переправили Закери через изгородь в саду, выпроводили всех гостей и убрали часть мусора (включая мою завывающую мамашу). Наконец я решила покинуть свое логово и поскорее убраться прочь, прихватив свои вещи: карты, деньги, компакт-диски.
Около трех ночи я услышала, как в замке поворачивается ключ Джулиана. Мои кишки отреагировали мгновенно, завязавшись в узел. Я стояла как вкопанная, приготовившись к швырянию посудой и перебранке. Он вошел, лицо его отражало все муки мира.
– Забавно, конечно, – произнес он и подбросил ключи от машины, внезапно напомнив мне спортивного судью, – я никак не могу вспомнить, что там говорилось в нашей свадебной клятве – «Пока смерть не разлучит нас… или пока не подвернется кто-нибудь помоложе».
– Джулиан, прости меня.
– Признаться, я знал, что ты уйдешь. – Он, пошатываясь, согнулся, чтобы заглянуть в картонную коробку, в которую я укладывала вещи.
– Откуда?
– Из шкафа для белья пропали все твои полотенца.
– Это неправда. Я не собиралась…
– Правда – неправда… Извини, но я бы посоветовал исключить это слово из твоего и так небогатого лексикона.
Узел в животе, кажется, стал подниматься к горлу. Я проглотила слезу.
– Это моя вина, Джулз. Не твоя. Пожалуйста, не принимай на свой счет.
– Не принимать на свой счет! Как это я могу не принимать на свой счет? Ты ведь моя жена, Господи прости! – Одним ударом Джулиан перевернул картонную коробку, рассыпав все мои ценности, необходимые для побега: портативный «Дороти Паркер», сковородку с антипригарным покрытием, альбом Петси Клайн.
– Так вот что называют «окончанием медового месяца»? – произнес он голосом, полным сарказма. – Господи, Бекки! – Он согнулся пополам, будто уклоняясь от летящего предмета, – Чернокожий! Тебе обязательно нужен был чернокожий?!
– Да уж, – отметила я, собирая свои пожитки с пола, – и это говорит адвокат по защите прав человека.
– Поверь мне, Закери Берн единственный, кто заставил меня пересмотреть взгляды на смертную казнь. – Он бесцеремонно стал копаться в моем имуществе, носком ботинка касаясь валяющихся на полу вещей. – Ему не мешало бы переименовать свой отвратительный альбом и назвать его «Срочно требуются клетки головного мозга».
Мое раскаяние постепенно испарялось.
– Прости, конечно, но не так давно ты потратил несколько часов, убеждая судей в том, что…
– Кстати, когда же мысль об измене пришла тебе в голову или, скорее, внедрилась между твоих ног? До или после того, как я спас твоего любовника от депортации?
–.. что Зак – серьезный художник…
– Художник! Ха! Любой продвинутый головастик смог бы сделать то, что делает он. Если бы ты бросила меня ради физика-ядерщика, я бы еще мог понять. – Из стопки отобранных мною старых пластинок и дисков он вытащил «Белый альбом» «Битлз» и прижал его к груди. – Господи, как это унизительно, когда тебя бросают ради какого-то бессловесного горлопана… Как это вульгарно…
– Зак не бессловесный. – Я вырвала диск у него из рук. – Он просто иногда замолкает на время… В отличие от некоторых, не будем пальцем показывать.
– Парню необходимо брать уроки английского для иностранцев по Берлицу. – Он рванул двойной альбом, который раскрылся, как книга. – Да он не знает, сколько будет дважды два!
Джулиан с отчаянием вцепился в альбом, и началось перетягивание каната, длившееся до тех пор, пока альбом не развалился напополам. Диски вылетели из конверта и, пролетев через всю комнату, смачно шлепнулись о стену.
Мы в отчаянии глядели друг на друга, и каждый из нас сжимал в руках половинку конверта.
– Неплохо вышло, Джулз, стереосистему тоже будем делить?
– Сначала ты нарушила брачный обет и разбила мне сердце, а теперь еще и испортила мой любимый альбом…
– Твой любимый?..
– И я не смогу позволить себе другой, потому что тебе потребуется моя помощь на содержание ребенка. – Джулиан осушал недопитые бокалы шампанского.
– Зак не так молод…
– Молод? Ха! Да тебе придется таскать его на плечах по Диснейленду! – Он бегал взад-вперед по комнате, осушая бокалы, попадавшие в поле его зрения. – Покупать ему разноцветные молочные коктейли и значки с дурацкими надписями. – Он выкладывал из коробки посуду и кухонную утварь, и вся моя скромная собственность вскоре оказалась у него в руках.
– Возраст не имеет значения. Если речь идет не о здании или виноградном вине. Знаешь, по сравнению с тобой даже Иисус выглядит подростком. Но я ведь не говорю тебе об этом. Да ты даже не можешь сказать, кто на этой неделе вошел в десятку хитов.
– Ну… «Спайс Герлз»?..
– Они были на первом месте. В прошлом году!
– Я могу назвать имена всех жен «Битлз». Но не переживай. То, что ты носишься с человеком, годящимся тебе в сыновья, вовсе не означает, что наши друзья хихикают у тебя за спиной… Они откровенно хохочут. Очень громко. Прямо тебе в лицо. Где твое самоуважение?..
– Не знаю, – ответила я холодно и деловито. – Из-за тебя оно куда-то пропадает.
Теперь я принялась допивать остатки.
– Господи, рядом с тобой я кажусь старухой, пускающей слюну. Которой пора ковылять на ходунках или разъезжать в инвалидном кресле.
– Все будет в порядке, – резко ответил он. – Просто следи, чтобы он молнией не зацепил растяжку на твоем теле.
Он раздраженно хлопнул дверью и вышел.
– Растяжку! – Я устремилась за ним. – У меня нет растяжек! Где? – Я рванула с себя джинсы и стала пристально рассматривать свои бедра. – Попробуй найти хоть одну!.. Эй, между прочим, это я купила… – Я вырвала у него из рук сковородку. – И, знаешь, то, что Зак на десять лет моложе меня, вовсе не означает, что между нами нет ничего общего…
Джулиан смерил меня долгим задумчивым взглядом.
– Вы представляете из себя белковые формы жизни, это правда, – сказал он, и вывернув мне руку, снова завладел сковородкой. – Это мое, спасибо большое. Заказано почтой из Перуджи.
– Он, как и я, любит делиться своими чувствами, – настаивала я.
– Да после всего, чем он может с тобой поделиться, надо пенициллин колоть! Как ты могла променять наш брак на эту дешевую бездумную похоть?
– Я сплю во фланелевой пижаме. О чем это говорит?
– Нужно настроить отопление?.. Значит, все дело только в сексе, – злорадно заключил он. – Я и раньше догадывался, что умом ты меня не переросла.
– В смысле? – ощетинилась я.
– Наверное, до нашего знакомства единственная книжка, которую ты прочла до конца, – это руководство по использованию вибратора.
– Удар ниже пояса… Хотя тебе потребуется курс по анатомии, чтобы вспомнить, где находится это «ниже пояса».
– А тебе явно требуется психиатр. Единственное, что у тебя в порядке, – это чековая книжка, причем благодаря мне. Я планирую твои отпуска! – Он сорвал со стены календарь и швырнул в меня. – Оплачиваю твои счета! – Он пошарил в ящике кухонного стола и бросил в меня конверты с целлофановыми окошками. – Заполняю твои квитанции…
– Тогда позволь, я скажу кое-что твоим языком. Гарантия на нашу сексуальную жизнь вышла. В последний раз я пыталась соблазнить тебя в душе, но ты прервался, чтобы счистить плесень с кафеля. Каждый раз, когда я хочу секса, тебя нет, ты где-то в супермаркете, наверное, щупаешь киви. Ох! – Я звучно ударилась об итальянскую кухонную утварь, которую, по необъяснимой причине, Джулиан обожал вешать вверх тормашками на стойку из нержавеющей стали. – Ты выносишь рождественскую елку на следующий день после Рождества, чтобы она не успела запачкать ковер. Тебя смертельно оскорбляет, когда я беру не то полотенце. Или оставляю его на кровати…
– Забытые на кровати влажные полотенца создают благоприятную среду для роста популяции микроскопических спор.
– Ты сортировал мои колготки по плотности. Да у тебя будет инфаркт, если ты увидишь, что рубашка сушится на проволочной вешалке. Однажды ты наорал на меня за то, что я, видите ли, неаккуратно мою спаржу. Честно говоря, – я залпом допила чье-то вино и со стуком поставила бокал на дубовый стол, – если бы ты не трахался с женщинами, ты был бы настоящим педиком?
– Не могла бы ты… по-жа-а-алста, подложи под него подставку. – Он пристально взглянул на злосчастный бокал.
– Видишь? – простонала я, прокладывая дорогу сквозь джунгли высушенных трав, нависающих со стилизованных под семнадцатый век балок. – Ты вообще не понимаешь спонтанных жестов. Я хочу быть с человеком, который не переживает, достаточно ли эффективна его программа по использованию противовоспалительной зубной пасты.
– О да, так ты хочешь быть с рок-звездой с гнилыми, заросшими водорослями зубами, – сказал он, стирая со стола пятна и крошки, оставшиеся после вечеринки. – С таким же успехом ты можешь отправиться в общественный туалет, раздеться догола и взасос целоваться с унитазом. Очень надеюсь, что ты подцепишь инфекцию, которая потребует самого унизительного лечения.
– Единственный больной человек здесь – это ты. Конченый трудоголик. Мы никогда никуда не ходим, – напирала я. – Мы никогда ни с кем не видимся. Если, конечно, это не имеет отношения к карликам-бисексуалам, не поддающимся дрессировке, которые борются за статус беженцев. Это даже нельзя назвать окончанием брака, скорее подойдет «Дело закрыто».
– Я предан своей работе. О! Позволь мне проявить благородство и прямо сейчас покончить с собой. Но одно нам известно наверняка. Ты от успеха явно не умрешь.
Уверенной походкой он покинул кухню. Я помчалась следом, с силой развернув его.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Тебе тридцать два года, а ты до сих пор не знаешь, что будешь делать, когда вырастешь. Если бы не Кейт, ни о какой карьере не могло быть и речи. Все твое творчество и умничество – полный бред. Почему? Да потому, что ты так впечатляюще ленива. Если бы мир был устроен по-твоему, то ногти были бы накрашены сами по себе, а мартини был бы уже взболтан… – Он схватил утюг за провод. – Ты гладишь, втайне надеясь на то, что мятая одежда вскоре снова войдет в моду. А поэтому утюг тебе уже не понадобится… – Он запихал утюг обратно в шкаф. – Ты нетерпеливая…
– Я не нетерпеливая! Мне просто некогда ждать.
Джулиан взбежал по ступенькам. Я неслась следом, наступая ему на пятки. Он вломился в спальню и стал сбрасывать с себя одежду. Скинув с себя ботинки, сказал:
– Ты бесчестная, бездеятельная…
– Ну хорошо, я бездеятельная, но кто в этом виноват? Кто меня такой сделал? Ты – вот кто. Ведь именно с тобой я провела почти всю свою сознательную жизнь…
– О да, конечно, это моя вина, – небрежно проговорил он. – Все это, наверное, от переизбытка культуры… Я виноват в том, что приобщил тебя к камерной музыке, опере, литературе, поэзии…
– Нет, но ты видишь? – Я уныло указала на распорку для обуви. Даже на грани истерики он не забыл вставить ее в туфли. – Поэзия давно покинула наши отношения. Теперь это, скорее, проза. Плохая проза. Даже хуже – бульварные романчики.
– Нет, – вздохнул Джулиан, – наш брак больше напоминает романтическую повесть… где герой умирает в первой главе…
Я опустила глаза.
– Я… я не хотела в него влюбляться. Это произошло как-то случайно.
– Но все-таки когда-то я был твоим героем, правда ведь? – с тоской в голосе произнес он, в одном нижнем белье опускаясь на край кровати.
– О да! И ты по-прежнему им остаешься… – Я упала на кровать рядом с ним. – Мы бьемся за сковороду. Это абсурд, ведь… Послушай, Джулз, это лишь временное расставание, вот и все. Пока я не разберусь в себе.
– Нет, Ребекка. Мы сможем с этим сами разобраться. Давай проанализируем твои чувства.
– Давай проанализируем, почему ты всегда стремишься все анализировать. Меня тошнит от этой рациональной любви. Животное влечение, вот чего я жажду.
– Я могу стать животным. Я могу измениться!
– О, кажется, я это уже слышала! Все это снова канет в бермудском треугольнике обещаний вместе с «Я буду ходить в спортзал», «Я не буду так много работать», «Я не буду поправлять твою речь на людях…» Пожалуйста, Джулз. Мне нужно время.
– Ты и вправду хочешь променять нашу теплоту, дружбу, близость на…
– Близость? Помнишь, я как-то смотрела, нет ли у тебя трещины в заднем проходе? Вот апогей нашей близости за последний год!
– Мне было больно.
– Да? Мне тоже.
Мы рассмеялись, судорожно и измученно.
– Вот видишь, мы все друг о друге знаем. – В его голосе звучали горькие пораженческие нотки. – Пожалуйста, Бек, не уходи. – Он сжал мне руку. Находиться в одной спальне с моим мужем внезапно показалось мне неуместным и неестественным.
За дверью сигналило такси. Я схватила чемодан и направилась к лестнице.
– Ребекка, откуда в тебе это желание все время быть предметом насмешек и слухов?
Я сгребла в охапку сковородку и оставшуюся половину «Белого альбома».
– Отвечай обдуманно. Помни, я адвокат. Мне нужно всего лишь еще две подписи, чтобы засадить тебя в дурдом.
– О да! Я определенно сошла с ума, если решила тебя оставить, – саркастически заметила я.
– Ты единственная женщина на свете, которая ищет любви без обязательств, известно это тебе?
– Я… я тебе позвоню.
Его лицо стало холодным и бесчувственным.
– Только убедись, что ты находишься достаточно далеко.
Дверь с грохотом захлопнулась, оборвав его последние слова.
* * *
Зак ждал меня на пороге своей квартиры в Брик-стоне. Войдя, я повалилась на кушетку, чувствуя вялость и апатию. Они липли ко мне, как нижнее белье прилипает к телу летом. В оконное стекло бился ветер.
– Не могу поверить, что я только что натворила. – Я начала оплакивать собственное мужество. – Я ничего о тебе не знаю. Кроме того, что ты очень молод. И что ты рок-звезда. Я не знаю ничего о рок-н-ролле. Я никогда не имела отношения к подвальной рок-группе. У нас и подвала-то никогда не было. Я никогда не пробовала «кислоту». Знаю, знаю только, что сейчас кислота у меня внутри – я только что бросила мужа ради рок-музыканта. Может, у меня ранняя менопауза? А ты – свежая доза гормонов? Может, ты как пластическая хирургия, разве что не такая болезненная?..
Закери обнял меня, от его прикосновения по всему телу разлились волны желания. Он взял меня на руки и отнес в спальню: картинка с обложки безвкусного романа.
* * *
Позже, когда Зак отправился приготовить мне свой любимый напиток – божественную смесь из амаретто, сладкого вермута и джина, – я перекатилась на его сторону кровати и ощутила еще сохранившееся тепло его тела.
Все правильно. Все хорошо… Ощущение как после прыжка с тарзанки…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Алтарь эго - Летте Кэти

Разделы:
123456789101112131415161718

Часть вторая

192021222324252627282930

Часть третья

3132333435363738394041

Ваши комментарии
к роману Алтарь эго - Летте Кэти


Комментарии к роману "Алтарь эго - Летте Кэти" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100