Читать онлайн Алтарь эго, автора - Летте Кэти, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Алтарь эго - Летте Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Алтарь эго - Летте Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Алтарь эго - Летте Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Летте Кэти

Алтарь эго

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16
Жить в любви и согласии, в уважении и измене

Выходя замуж, я молилась, чтобы Бог не ввел меня во искушение. Но пора признать, что вводить меня никуда не надо было: в тот запретный край я могла найти дорогу с закрытыми глазами.
– Тебе не кажется, что благоразумие – главное преимущество среднего возраста? – сказала Кейт, когда я показала ей три билета на концерт, присланные мне по почте: новая ретро-рок-группа Зака выступала на стадионе Уэмбли.
– Мне просто любопытно. Ну кому от этого вред? – ловко оправдывалась я. – Хочешь, пойдем вместе?
– Да я скорее удалю себе матку садовыми ножницами, чем пойду на этот идиотский концерт.
– Куда же делась твоя любовь к приключениям? Он ведь теперь звезда, понимаешь?
– Звезда, дорогая моя, – это газообразная структура, представляющаяся земным наблюдателям фиксированным небесным телом.
Вот именно, вздыхала я про себя. Небесное тело.
– Только позаботься о защитном костюме. И если ты подцепишь какую-нибудь инфекцию, даже не думай появляться в офисе, черт бы тебя побрал. – Она все еще злилась на меня за то, что я вышла замуж за ее спиной.
– Пожалуйста, пойдем со мной, Кейт. Я буду вести себя предельно прилично, – пообещала я.
– Ну, хорошо. Я согласна, но только потому, Ребекка, что твои гормоны ожидает опасное соседство и позволять тебе шляться одной слишком рискованно.
* * *
– Боже мой, – воскликнула она, когда два дня спустя я ввалилась на заднее сиденье Анушкиной машины.
– Что? Недостаточно изысканно?
– Изысканно?! – Кейт несколько раз обвела меня взглядом, с особым презрением задержавшись на кожаных сапогах до бедер. – К этому наряду вполне подошла бы флюоресцирующая футболка с надписью: «Трахни меня прямо сейчас, мой спермобог!».
– Двое мужчин. Счастливая ты, куколка! – Анушка глотнула водки прямо из бутылки. После того как она вышла замуж за Дариуса, алкоголь стал основой ее рациона.
– У меня нет двух мужчин. Я замужем. К моим трусикам намертво приварен замок. Если я когда-нибудь серьезно задумаюсь над отношениями с рок-звездой, затащите меня в чулан и бейте по лицу, пока я не приду в себя. Договорились?
– Кстати, о мужьях. Анушка, а ты своего-то видела после свадьбы? – спросила Кейт. – Знаешь, ты уже старовата для воображаемого друга.
Анушка вдавила педаль газа в пол.
Продравшись сквозь толпы перекупщиков, продающих билеты на концерт, мы оказались на стадионе и слились с толпой.
– Да здесь яблоку негде упасть, – ныла Кейт, пока мы пробирались к бесплатным местам. Толпа упрямо и отрывисто скандировала: «Зак! Зак! Зак!»
Бас-гитара взвыла, словно «Боинг-747», разгоняющийся на взлетной полосе вдоль бесчисленных рядов поклонников. Последовал гормональный всплеск электрогитар, бьющий по нервам электронный скрежет синтезатора. Когда вступили ударные, стадион содрогнулся в победном прыжке, обычно ассоциирующемся с выигрышем в лотерею.
Разливалось гитарное соло. У краев сцены кувыркался мощный луч света… и вот появился Он, волнообразно двигаясь в полоске света. С диким рыком толпа хлынула к нему. Чуть ниже пупка я почувствовала пульсацию предвкушения.
– О боже, куколка! – восхищенно выдохнула Анушка. – Как он влез в эти штаны?
Я старалась не истекать слюной, как собака Павлова. Зак дерзко взвыл, это было не просто выступление – скорее, бушующее торнадо тестостерона. Его тело было сгустком энергии, комком света, голос – сильным и неукротимым. Он пел, мешая музыкальные стили, как начинки для пиццы: соул, рэп, рок. Но тексты остались прежними и призывали убить всех при рождении.
Он крадучись приближался к зрителям. В приглушенном голубом свете корчащаяся толпа напоминала гигантского осьминога. Его щупальца тянулись к Заку, будто желая окунуться в водоем его славы. Фанаты неистово размахивали руками, но, как только Зак касался их пальцев, затихали, словно околдованные.
Прожектор выхватил нас из темноты, и я подпрыгнула. Внезапно я осознала: мы были самыми взрослыми среди зрителей.
К концу своего гипнотического выступления он заговорил в первый и единственный раз, если не считать формальных «Привет, Лондон!» и «Я рад быть здесь с вами».
– Бекки, эта песня посвящается тебе, моя девочка!
Мое сердце словно прыгнуло с трамплина, перекувырнулось и приземлилось где-то в области живота.
Несмотря на избитое название «Очень тебя люблю», это была медленная песня о любви и о притяжении противоположностей. Конечно, не совсем Зонд-хайм
type="note" l:href="#n_18">[18]
(для Зака, похоже, важнее хорошо выглядеть в латексе, чем понимать структуру пятистопного ямба), но музыка приятная, а слова наполнены невнятной болью, обжигающей тоской. Меня захватила знакомая волна возбужденного ожидания. Вокруг все хором подпевали. Песню обо мне. Да это же мечта каждой девушки! Я думала, что брак станет профилактической прививкой от чар Зака, но противостоять этому возбуждению было невозможно. Словно Лорелея мужского пола, он завлекал меня в свои сети.
Издавая коллективные свисты-вопли, толпа ликовала, неистово вытанцовывая под последнюю песню. Стадион превратился в место поклонения. Зак и его группа были всего лишь на разогреве, но сам факт, что они выступали на стадионе Уэмбли, превращал их в маленьких божеств. Последовала эпилептическая вспышка света – и он исчез. Испарился. Никакого выступления на бис.
Внезапно зажгли свет. Двери открылись, изрытая рок-братство наружу.
– Господи, куколка, – сентиментально трещала Анушка, пока мы спускались по ступенькам. – Где ты его откопала? Заказала в каталоге?
– По-моему, ты не особо в восторге, Кейт?
– А что ты хочешь, чтобы я сделала? Устроила фейерверк от счастья?
– Мне так понравилась песня о тебе, куколка, – возбужденно взвизгивала Анушка. – Она правда не выходит из головы…
– Да уж, как мигрень, – добавила Кейт.
– Мне кажется, эта группа намного опередила свое время… – с энтузиазмом заявила Анушка.
– Скорее, опоздала, – поправила ее Кейт с досадой в голосе.


Вышибала с черной шевелюрой внимательно изучил наши билеты с надписью: «Доступ во все зоны» и, переступая через кучи проводов и кабелей, толстых и скользких, словно змеи, проводил за сцену. В гримуборной музыкантов толпилось столько народу, что единственным способом выжить было протискиваться через толпу, держа коктейли над головой… Говоря «коктейли», я имею в виду токсичный дефолиант. Один глоток этой взрывоопасной смеси – и наши миндалины отбивали чечетку о верхние мозговые доли. Атмосфера была заряжена духом жесткой конкуренции, едким и резким, как одеколон Роттермана, от которого я чуть не задохнулась, как только мы зашли в гримерку.
– Господи Иисусе. А чта ты-та здесь делаешь?
– Я тоже рада тебя видеть.
– Заткнись. Я мог бы подать на тебя в суд, ты, полоумная сучка. Держись-ка подальше от моего мальчика, засранка!
– Я думаю, тебя это никоим образом не касается, – сказала я, выискивая глазами Зака.
У меня перехватило дыхание. Он рылся в шкафу среди кожаных пиджаков и лайкровых спортивных комбинезонов и походил на Моисея, укрощающего воды Чермного моря.
– Помнишь меня?
Мы горячо обнялись, словно на улице стоял мороз, а не тридцатиградусная жара.
– Скажи мне, у тебя гитара в кармане или ты просто рад меня видеть?
Он залился глубоким смехом, обещавшим безумные занятия любовью, но об этом ни слова. Я ринулась представлять его Кейт и Анушке.
– Так вот какой ты на самом деле, – замурлыкала Анушка, поправляя волосы. Девушки из Клуба благородных девиц считали этот жест сексуальным.
Зак протянул Анушке руку, та пожала ее очень энергично, потом он подал руку Кейт, но она стала пристально ее рассматривать, словно личинку в банке. Наконец, пожав с легким отвращением, произнесла:
– Вам должно быть приятно со мной познакомиться.
Я толкнула ее локтем.
– Не беспокойся на ее счет, – сказала я Заку. – Она из Австралии. У Австралии было тяжелое прошлое, понимаешь?
Но Зак рассмеялся и взял мое лицо в ладони.
– Я скучал по тебе, Бекки… Я скучал по твоему имени. Я обожаю его мягкое звучание. Мне нравится катать твое имя на языке.
Это напомнило мне то, по чему очень соскучилась я, – его змеящийся язык.
– У тебя потрясающие песни, дорогой. – Анушка поправляла волосы по несколько раз в секунду.
– Мои песни – это секс с тобой, Бекки, положенный на музыку.
Вот что было в нем поразительнее всего: он мог говорить такое, и при этом меня не тошнило. Наоборот, во мне просыпалось нечто совсем другое…
– Почему ж' ты бросила ме'я вот так просто? – спросил Зак расстроенно.
– Ты все рассказал Роттерману!
– Черт подери, ну а ты рассказала все своим подружкам, так ведь?
Я посмотрела на прилипшие улыбки Кейт и Анушки. Сияя, как душевнобольные орангутанги, они отправились в бар.
– Бекки, ты нужна мне. Ты не такая, как те де'ушки, к'торых я знаю, короче…
Я взглянула на полчища молодых женщин, с благоговением толпившихся вокруг. Это чем-то походило на кастинг для безобидных, вечно улыбающихся существ женского пола, чье призвание – светиться на телевикторинах и молчаливо сопровождать фразы: «Леди и джентльмены, машину в студию».
– Ничего удивительного. Большинство этих женщин выглядит затрапезными шлюшками.
– Ты заставляешь меня думать, понимаешь, о чем я? И я думал об этом долго и принял твердое решение… (Господи, неужели ему нужно было использовать именно эти слова?) Я хочу, чтобы ты переехала ко мне.
– Что?
Что это вдруг случилось с мужчинами? Повышенный уровень эстрогена в питьевой воде или в чем дело? Почему это все вдруг решили быть верными и преданными?
– С тобой я счастливей собаки с двумя членами. Я люблю тебя, черт подери!
– Ты же музыкант. Музыканты не любят. Любовь для них – всего лишь слово из шести букв…
Он провел пальцем по моей щеке. Две секунды – и я уже урчу от удовольствия, как стереоусилитель. Я во власти наркотической инерции влечения. Но тут, случайно взглянув на обручальное кольцо, немым укором поблескивавшее у меня на пальце, я оттолкнула его.
– Я не могу порвать с Джулианом. Не сейчас.
– Почему?.. Ты его не любишь. Конец истории. Если бы ты его любила, то вышла бы за него замуж.
– Я так и сделала.
– Что сделала? О, господи! – Он отшатнулся от меня. – Значит, тебе придется уйти от него. Я не собираюсь быть мальчиком-игрушкой замужней дамы.
– Я не могу вот так взять и бросить его. – Я глотнула воздуха.
– Ну скажи, ты счастлива в жизни? Тебе нравится быть там, где ты есть, когда ты закрываешь глаза, ложась спать, и открываешь их утром?
– Ой, давай о чем-нибудь попроще.
– Почему вы, англичане, так упорно держитес' за свое жалкое, блин, существование? Отворачиваетесь от собственного счастья. – Он повернул меня лицом к себе. – Будь моей судьбой, Бекки.
– Знаешь, трудно поверить человеку, предпочитающему появляться на публике в блестящих парчовых мокасинах, – сказала я наигранно безразлично, наступая ему на ногу.
Не отрывая от меня глаз, он закатал рукав. Там, в зарослях вытатуированной колючей проволоки, мое имя волнообразно извивалось вокруг его предплечья.
– Я хочу быть тв'им единственным мужчиной. Хочу даже больше, чем выступать в «Мэдисон-Сквер-Гарден» в Нью-Йорке.
О боже, банально, но так возбуждает! Что же, черт возьми, со мной происходит?
– Почему ты так боишься определенности? Все девчонки хотят быть влюбленными по уши, тебе ж' надо не по уши, а только по щиколотки, что ли.
Я сделала шаг назад, потому что Роттерман вытолкнул вперед девицу, которая явно не боялась определенности и была готова в любой момент занять мое место.
Убийственной блондинке от силы было лет девятнадцать (сразу видно, что она красила волосы сама и загубила их окончательно – натуральный цвет можно было определить только по генеалогическому дереву). Ее выставленная напоказ грудь в блестках и лайкровые обтягивающие брюки выглядели многообещающе. Возможно, ее дары предназначались всем музыкантам группы. Она поцеловала Зака так, что я испугалась, он задохнется. Я почувствовала, как меня пронзила ревность.
– Селестия отказалась от предложения ассистировать в кулинарной передаче на Би-би-си, потому что она «вегетарианка свободного падения».
– А это что за секта? – спросила я высокомерно.
– Она ест только овощи и фрукты, упавшие на землю, – сказал Ротти с притворной искренностью, – а не те, что жестоко срывают с веток. Пра'льно я говорю, ты моя сладкая щечка?
– И конечно, никакого мяса, – промурлыкала она.
– Так я предполагаю, что на минеты рассчитывать не приходится? – ядовито спросила я.
Сочные губы Зака растянулись в хулиганскую улыбку.
– Ну, Закери вроде не в претензии, – обронил Роттерман как бы ненароком.
Я повернулась к Заку и прошипела:
– Ты спал с ней?
– Но ты ж' спишь со своим мужем.
– Это совсем другое. Зачем тебе спать с… э-э-э… какой-то фанаткой?
– Потому что мне можно, – пожал он плечами.
И он переспал бы с ней еще раз. Пора было действовать.
– Муженек-то знает, что ты здесь? – с издевкой осведомился Роттерман.
– Зак, мы можем исчезнуть отсюда?
– Вот моя гримерка, – указал он на дверь за спиной. – Зайдем выпьем кофе.
Мы вошли в тесную убогую каморку, он повернулся и, опустившись на колени, поцеловал внутреннюю поверхность моего бедра. Всего лишь раз, и мое самообладание улетучилось вместе с трусиками. О кофе не было и речи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Алтарь эго - Летте Кэти

Разделы:
123456789101112131415161718

Часть вторая

192021222324252627282930

Часть третья

3132333435363738394041

Ваши комментарии
к роману Алтарь эго - Летте Кэти


Комментарии к роману "Алтарь эго - Летте Кэти" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100