Читать онлайн Ставка на любовь, автора - Лестер Энн, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ставка на любовь - Лестер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.73 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ставка на любовь - Лестер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ставка на любовь - Лестер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Энн

Ставка на любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Три года назад, находясь в Канаде, Флоренс мирно читала, закутавшись в уютный банный халатик, когда услышала сильный настойчивый стук в дверь.
– Коверндейл! Немедленно открой эту дурацкую дверь, иначе я выбью ее ногой.
Флоренс замерла от изумления. Голос был ей слишком хорошо знаком. И как такое могло произойти?
– Фло, я не шучу. Открывай.
Затаив дыхание, она распахнула тяжелую дверь.
Без лишних разговоров Говард втолкнул ее в комнату.
– Какую очередную игру ты затеяла?
– Боже мой, Севидж! Как прекрасно, что ты здесь! Неужели проделал весь долгий путь для того, чтобы сделать мне сюрприз, или же обо мне спрашивала английская королева, и это – официальный визит?
Говард посмотрел на нее свысока.
– Флоренс, ты повела себя, как ребенок. Сбежала сюда, а мне оставила ободранный клочок бумаги на прощание.
Флоренс оскорбилась последней фразой, которую он произнес:
– И совсем не клочок. Я оставила тебе записку. Так поступают все цивилизованные люди. Жаль, что ты не знаешь таких простых вещей.
Он был невероятно зол.
– Мне казалось, что в цивилизованном обществе, а особенно между друзьями, приняты личные разговоры, а не записочки. Кто я тебе – школьная подружка, нянька, служанка, телохранитель?..
Ей хотелось расхохотаться, но она сдержалась. Флоренс и раньше видела его таким. Он мог быть благородным, злым, смешным. Сейчас он пребывал в ярости. В последний раз Говард так выглядел в момент, когда погибли его родители. Он мог пробить головой стену, если было нужно. Но никогда не направлял свой поток ненависти на нее. Что же случилось?
– Понимаешь, если бы я сказала тебе о планах, ты попытался б меня остановить.
– Ты убежала от людей, которые тебя любят, глупышка.
– Знаю. Но должна была поступить именно так. – На глазах у Флоренс появились слезы.
Весь гнев Говарда вскоре растаял. Судорожно вздохнув, он поправил дрожащими пальцами галстук.
– Ты всех напугала до смерти своей выходкой, хоть это знаешь?
Флоренс оставалась абсолютно спокойной.
– Я сожалею.
– С тобой все в порядке? – спросил он с нескрываемой тревогой.
– Ты мог бы спросить об этом по телефону. Вышло б дешевле.
– Мне наплевать на деньги. Я беспокоился о тебе.
Флоренс внимательно посмотрела на него. Только сейчас она заметила, каким уставшим и измотанным был Говард. Темные круги залегли под глазами, плечи ссутулились. Неужели это был результат ее отъезда? И ее верный друг мчался через океан, чтобы проверить, все ли у нее нормально.
Сердце восторженно сжалось, когда она поняла, что сделала бы то же самое ради него.
Такими уж они были людьми.
– Со мной все в порядке, Говард, – тихо произнесла Флоренс.
– Ты опять называешь меня по имени? Она просто кивнула.
– Поверь, я не хотела никого беспокоить, особенно тебя. Мне просто нужно было уехать оттуда, побыть в другом месте. Знаешь, как принято говорить: смени место жительства, и изменится твоя судьба. Я пытаюсь понять, есть ли в этом смысл.
– Из-за Алана? – его лицо напряглось.
Она отвела взгляд, наблюдая за дождем на улице.
– Это произошло из-за него? – настойчиво повторил вопрос Говард.
– Мне жаль, что дождь бьет по цветам внизу. Они такие хрупкие, – внезапно заметила Флоренс.
Говард терпеливо дожидался ответа.
– В этом есть и его вина, частично.
Он подошел ближе.
– Какая еще причина заставила тебя покинуть дом?
Флоренс предусмотрительно отступила назад и отвернулась от собеседника.
– Мне нужно было выяснить, чем я хочу заниматься в жизни. Ведь я совершенно не знала себя до отъезда. Единственное, в чем была уверена, – что не хочу прожить до конца дней с Аланом.
– А ты не могла все это выяснить дома, в Англии?
Она вновь пригляделась к оконному стеклу. По нему, словно мелкий бисер, ползли зигзагами капли дождя.
– Нет.
– Почему?
– Потому что там все было бы слишком запутанно. Там меня бы окружили незыблемые ценности и родительская опека. Через них невозможно было разглядеть собственный путь. Я там задыхалась. Мне нужен был глоток свежего воздуха и новые эмоции, если угодно.
– Флоренс, все, о чем ты сейчас говоришь, называется «детским лепетом».
С глубоким вздохом она повернулась к Говарду.
– Пусть так. Зови, как хочешь. Но мне необходимо время, чтобы выяснить, кто же я такая. Всю жизнь я исполняла какие-то роли. Сначала была мамочкиной и папочкиной дочкой, потом стала твоей детской подружкой с веснушками и косичками, затем превратилась в девушку Алана. Но я так и не знаю, кто такая Флоренс Коверндейл в действительности.
Говард смотрел в ее удивительные глаза, пытаясь докопаться до истинной причины ее отъезда.
– Ты вернешься домой?
– Когда-нибудь.
– Пообещай мне.
– Я обещаю.
– Клянешься?
Она рассмеялась звонким смехом.
– Продолжай в том же духе, Севидж, и я не вернусь никогда.
* * *
Флоренс не могла уснуть. Она страдала бессонницей с тех самых пор, как ее спокойная жизнь закончилась и начались неприятности и неразбериха.
Как он мог, ее друг! Надежный, заботливый, умный… Он заставил ее превратиться в нервную, чрезмерно эмоциональную, страдающую от бессонницы особу.
Это было нечестно.
Флоренс взглянула на часы. Стрелка замерла на цифре три. Подумать только, три часа ночи, а она лежит без сна. Было двенадцать, когда она начала считать барашков, чтобы уснуть. В итоге набрались целые стада, а сон так и не пришел.
Она хотела бы уничтожить несносного Говарда за то, что он с ней сделал.
Флоренс встала с кровати, передвинула стул к окну и посмотрела на полную луну. Кто-то ведь счастлив в такую романтическую ночь! Почему не она?
С некоторых пор Флоренс безумно ревновала Говарда. Причем ко всем подряд. Не могла представить его с другими женщинами. Она хотела его, мечтала о сильном горячем теле. К четырем часам ночи воображение Флоренс окончательно воспалилось.
Она снова встала с постели, надела штаны для бега и облегающий свитер. Физическая нагрузка должна помочь. Она побегает полчасика и спокойно уснет. Бег ее утомит, и сексуальная неудовлетворенность не будет столь мучительной.
* * *
Говард тоже не мог уснуть. Раньше у него не существовало подобных проблем. Но теперь в его мыслях поселилась Флоренс Коверндейл. Как только Алан мог подумать, что ему нужен кто-то кроме нее! Но и лишняя головная боль ему тоже ни к чему.
Дело в том, что Севидж жил в собственном маленьком устоявшемся мирке. Женщины никогда не играли главной роли в его судьбе. Исключение составляли лишь его мать и Флоренс.
Все усложнилось, когда Говард понял, что испытывает к ней нечто большее, чем просто дружбу. На его глазах очаровательная малышка Фло превратилась в роковую красавицу. Он видел, как туристы поворачивают головы, чтобы проводить ее долгим мечтательным взглядом. И Говард потерял покой. Он сломался, броня не выдержала.
Стрелки часов подползли к половине четвертого утра. Пора бы заснуть. Ударив несколько раз подушку, словно главного соперника, Говард лег и принялся крутиться с боку на бок.
В конце концов ему все это надоело, он откинул покрывало и сел. Мог ли Говард сказать, что любит кого-то? Кем он был? Что сделал в жизни?.. Говард смутился, потому что в данный момент ощущал себя сбитым с толку человеком. Он хотел целовать Флоренс так сильно, что физически страдал от своего желания.
Включив лампу, он принялся мерить комнату шагами. Босые ноги утопали в мягком ковре. Если бы Флоренс не вернулась из Канады, его жизнь была бы неторопливой. Говарда все более менее устраивало раньше.
Он не жалел, что узнал Флоренс, что повстречался с ней в детстве. Но теперь все невероятно обострилось, и он чувствовал, что не променяет минуту, проведенную с ней, на все богатства мира. Когда он потерял родителей, именно мысли о Флоренс помогли ему выжить. Он снова взглянул на часы. Было уже четыре утра.
Подумать только, что девчонка-подросток, вся в веснушках, тощая, которую он так безжалостно дразнил, превратилась в безумно сексуальную женщину, и он теперь страстно желал ее. Флоренс взяла реванш, став столь неотразимой.
Он терял голову каждый раз, когда она смотрела на него своими теплыми лучистыми зелеными глазами. Это было несправедливо. Страсть настигла его через столько лет. Может Фло сделала это специально? Нет-нет! Пусть не думает, что он раскаивается.
Она провела весь вечер, флиртуя с ним, пока он почти до обморока не захотел поцеловать ее. Бесчувственная!
Говард спустился вниз в половине пятого и приготовил себе кофе. Голова была как в тумане. Он терял над собой контроль, и ему необходимо было взбодриться.
* * *
Флоренс стояла, опустив голову, и пыталась восстановить дыхание. Она не слышала, как он вошел в кухню. Слабый лунный свет освещал ее в полумраке ночи. Говард наблюдал за тем, как вздымается и опускается ее грудь, слышал прерывистое дыхание.
Ее кожа блестела, а волосы отливали магическим серебром, посылаемым ночным светилом. Это было чистым воплощением его ночных видений. Что же являлось реальным? И что было фантазией?
Ему казалось, что он уже ничего не понимает. Говард судорожно вздохнул. Тело его напряглось. Как он мог бороться против той, которая воплощала в себе все его сокровенные мечты и желания?!
Все еще тяжело дыша, она подняла глаза и увидела Говарда. У нее перехватило дыхание.
– Извини.
Она повернулась к нему, вздернув подбородок.
– Зачем ты усложняешь мою жизнь?
Мужчина улыбнулся.
Флоренс на мгновение отпустила голову. – Это не твоя вина. Я просто нервничаю.
Они подошли ближе друг к другу.
– Я собирался сварить кофе. Хочешь? – Говард чувствовал напряжение, висевшее в воздухе. Раньше такого не было. И ему это не нравилось.
– Нет. Спасибо. Самая последняя вещь, в которой я сейчас нуждаюсь – это нечто, позволяющее не спать. – Флоренс нервно рассмеялась.
Говард усмехнулся и сказал: ~ Я знаю, что ты чувствуешь. Флоренс покраснела.
– Надеялась, что пробежка хотя бы немного утомит меня. – Она встревоженно смотрела на то, как он мерил шагами кухню.
Вдруг Говард резко остановился и посмотрел ей в глаза.
– Бессонница – ужасная вещь.
– Севидж, прекрати!
Он замолчал и продолжал смотреть на нее.
– Я не могу больше выносить все это. – Она вытянула руки, словно хотела защититься от него. – Не могу продолжать скакать вокруг тебя, как это делают остальные. Потому что совершенно не понимаю, что между нами происходит. Все так ужасно! Не помню, чтобы я за всю мою жизнь чувствовала себя хуже.
– Я знаю.
– Но проблема в том, что если бы я чувствовала то же самое к кому-то другому, то просто могла бы повернуться и уйти. Но с тобой все не так. И я не могу решить, что мне делать.
– Я тоже.
– И я абсолютно сбита с толку. Если это не сработает и нам придется начать сначала, мы никогда уже не станем прежними, а мне не хочется потерять своего лучшего друга.
– Этого не произойдет. Ты не потеряешь меня, Фло. – Он подошел к ней вплотную.
Голос Флоренс дрогнул:
– Ты не можешь этого гарантировать. И еще, несмотря на то что нет ничего хуже потери друга, я не могу заставить себя перестать тебя хотеть.
– Я тоже.
Флоренс покачала головой и посмотрела в его темные глаза. Она глубоко вздохнула, обняла его и поцеловала.
Это был жадный, страстный поцелуй.
Все сумасшествие, возникшее между ними, вылилось в отчаянное соединение губ и языков. На этот раз не осталось места для сдержанности, колебаний или сомнений. Флоренс поднялась на носочки, приникла к нему так близко, что ощущала тонкий слой одежды, разделявшей их горячие тела.
Из его горла вырвался стон, когда Говард обнял ее за тонкую талию. Именно об этом он мечтал бессонными ночами. Это было единственное, что имело смысл. И теперь она снова была в его объятиях.
Легкая фигурка Флоренс напряглась, и она с невероятной силой прильнула к его телу. Почувствовав сильное возбуждение Говарда, молодая женщина удовлетворенно улыбнулась.
Он хотел ее также сильно, как и она его. Флоренс убрала руки от его шеи. Говард продолжал осыпать ее страстными поцелуями. Затем она разжала пальцы, нащупала ими край его футболки и приподняла ткань, начав ласкать его загорелую грудь.
Когда Флоренс провела пальцами по поясу его шорт, он напрягся. Оторвавшись от губ женщины, Говард посмотрел на ее пылающее лицо.
– Флоренс, – он провел рукой по ее щеке, – успокойся, нам не нужно спешить.
Она открыла глаза, нежно улыбаясь своему другу.
– Говори за себя.
Он рассмеялся в ответ.
– Все эти годы я даже и не мечтал, что мы будем заниматься чем-то подобным. Ты сводишь меня с ума. Знаешь, я никогда никого так сильно не хотел.
– Надеюсь, Севидж. Потому что тогда мы оба проиграем. – Она провела чувственными пальцами по его прессу. – Впервые за последнее время я чувствую, что поступаю правильно.
Его дыхание участилось.
– Мы не можем сделать то, чего оба так хотим, пока здесь Алан и Лив.
Это был почти вопрос. Он улыбнулся ленивой, сексуальной улыбкой. И его голос перешел в шепот:
– Они могут услышать.
– Я знаю. – Она провела пальцами по низу его живота. – Но эхо не значит, что мы не можем немного попрактиковаться.
Отчаянное желание внутри него заставило замолчать внутренний голос и отбросить все сомнения. Какая разница, есть в доме Алан или нет. Он нестерпимо хотел заняться с ней любовью.
Его тело знало, до какой степени он хотел Флоренс. И Говарду не было никакого дела до непрошеных гостей.
Он снова прикоснулся к губам Флоренс и поцеловал ее долгим медленным поцелуем.
– Думаю, мы могли бы заключить договор, чтобы вести себя тихо.
Флоренс улыбнулась, заметив дразнящий тон в его голосе, и увидела, как сверкнули его темные глаза.
– Севидж, я вообще-то сомневаюсь, что ты станешь издавать дикие крики.
Он глубоко вздохнул, затем прикоснулся руками к ее груди и задрожал от страсти. Флоренс задохнулась от восторга.
– А я хочу, чтобы ты издавала как можно больше воплей, дорогуша, – прошептал он ей.
Ее сердце лихорадочно забилось.
– О, Говард!
– Вот почему нам придется подождать, пока мы не окажемся в пустом доме, и будем чувствовать себя так, словно мы одни на целом свете.
Несмотря на то что тело Флоренс разрывалось от невыносимого желания, она знала, что он прав.
– Надеюсь, ты понимаешь, что если мы чуть-чуть подождем, то совсем сойдем с ума. А ведь у нас могло бы уйти на все около пяти минут.
Говард поднял голову и улыбнулся ей нежной чувственной улыбкой.
– У нас уйдет на это гораздо больше времени. Я об этом позабочусь. Поверь мне, Коверндейл.
Флоренс все еще волновали чувства Алана, но она никогда не хотела его отъезда так сильно, как сейчас. Она знала, что теперь ее бывший жених является главным препятствием, из-за которого она не может быть с Говардом. Кроме того, у нее не имелось никаких сомнений на тот счет, что она причинит боль самому Говарду, если попросит Алана уехать. Ей не хотелось разрушать их давнюю мужскую дружбу.
* * *
Все последние дни она и Говард вели себя словно подростки, изображая лучших друзей детства.
Флоренс казалось, что ее рот постоянно растянут в идиотской улыбке.
Если бы Алан раскрыл глаза пошире, то заметил бы, что происходит у него под носом. Что бы они тогда сказали в свое оправдание? Извини Алан, но пока мы не провели несколько дней в спальне, нам трудно решить, увлечение это или нет. Поэтому и держим все в тайне.
Она должна была заметить, что для простого увлечения все зашло слишком далеко. Та прежняя Флоренс, которой она являлась несколько лет назад, была бы совершенно изумлена тем, как Говард в мгновение ока, не делая практически ничего, мог заставить ее тело изнывать от жгучего желания.
А новая Флоренс хотела куда большего, чем дружеское общение. Может, ей следовало поторопиться и поскорее решить, заниматься любовью с лучшим другом или же отказать себе и ему в этом.
Итак, все, что она знала, это то, что хочет его. Она никогда не испытывала столь глубокого желания раньше. Флоренс думала об этом даже в сувенирной лавке во время перерыва на обед.
Они оба напоминали двух детей, которые открывали для себя мир. Прикосновения и поцелуи доставляли им большое удовольствие. Самым волнующим было чувство, когда они прижимались близко друг к другу.
Аманда внимательно наблюдала за ней, но вдруг не вытерпела.
– Ты выглядишь словно кот, слопавший миску сметаны. Ты все-таки добилась своего? Флоренс, я все поняла. Я раньше видела подобный взгляд – взгляд удовлетворенной женщины.
Флоренс изумленно посмотрела на нее.
– Ничего подобного не было.
– Нет было!
– Я не обманываю тебя, Аманда. – Она посмотрела в глаза подруге. – Верь мне.
– Тогда почему ты беспрерывно улыбаешься?
Флоренс усмехнулась.
Они замолчали, поскольку пришли покупатели. Флоренс уделила им должное внимание. Через час она продала очередную картину.
Аманда с завидной настойчивостью продолжала расспросы.
– Я делаю вывод: между тобой и Говардом все хорошо.
– Послушай, может ты успокоишься наконец?
– Успокоюсь. Я твоя подруга, и мне небезразлична твоя жизнь. И я хочу знать, что между вами происходит.
Бедняжка выглядела такой обиженной, что Флоренс не могла ей лгать.
– Все действительно очень здорово.
Аманда радостно посмотрела на нее.
– Я знала это.
– Надеюсь, ты не собираешься планировать нашу жизнь до самого конца. Потому что мы сами не знаем, что произойдет дальше.
– Но вы ведь вместе? Флоренс понизила голос:
– Пока да.
Аманда обвела взглядом магазин, потому что увидела, что Фло без конца озирается по сторонам.
– Так это большой секрет? – Она слегка сморщила нос. – Да, понимаю, все не так-то просто.
Флоренс подняла брови.
– В каком смысле?
– У Говарда есть тайная жена, которую он скрывает, и куча сопливых ребятишек? – с ехидной усмешкой попыталась выяснить Аманда.
– Вряд ли, – вздохнула Флоренс. Ее зеленые глаза вновь обвели настороженным взглядом магазин.
– Алан не должен знать об этом. Подруга удивленно уставилась на нее.
– Что, Аманда? Почему ты так смотришь на меня?
– Ты ведешь себя глупо, Фло. Мы шепчемся, словно школьницы, потому что ты боишься сказать своему бывшему жениху, что спишь с его лучшим другом? Но ведь он заслужил это! Прекрасно, что так получилось и он получил по носу. Я рада за тебя, дорогая!
– Но я не сплю с Говардом.
– Пока что…
Аманда драматически вздохнула.
– И все я бы предпочла, чтобы Алан пока не знал о том, что происходит. Никто не может гарантировать, что я и Говард будем вместе спустя несколько недель. Наша страсть может оказаться лишь очередной бурей в стакане воды.
Аманда кинула взгляд на входную дверь магазина и снова посмотрела на помрачневшее лицо подруги.
– Почему ты так уверена, что вы двое не останетесь вместе?
– Влюбленными до конца жизни?
– Да.
– Аманда, почему все случилось только сейчас, после стольких лет?
Та пожала плечами.
– Может, пришло подходящее время. Может, вы не были готовы к перемене отношений до настоящего момента?
– Ты имеешь в виду, что это – судьба?
– Да. – Она утвердительно кивнула.
– Я сама начала верить в судьбу. В то, что мы предназначены друг для друга. Но ведь я уже была влюблена. И поверь, все закончилось не столь романтично, как хотелось бы. К тому же я не хочу, чтобы наша связь с Говардом выглядела как моя личная месть Алану. Вот тебе, например, очень повезло.
Еще одна группа посетителей пришла в магазин, и пока они выбирали сувениры, у Флоренс было время немного подумать. Никогда еще у нее не складывалось столь сложных взаимоотношений. Ее связь с Аланом была проста с самого начала. Флоренс увлеклась Аланом, а он ею, хотя, пожалуй, чуть меньше. И все у них почти получилось, если бы не выкидыш и не его измены. Но никогда с ним у нее не было такого сумасшествия, как сейчас.
– Ты цинична. – Аманда снова посмотрела на Флоренс, как только последний посетитель исчез за дверью магазина. – Говард беспокоится о тебе больше, чем о самом себе. Неужели это ничего для тебя не значит?
– Мне он тоже небезразличен. Просто мне никогда не верилось в то, что Говард может так нравиться. Физически. – Она покраснела.
Аманда была изумлена.
– Я никогда не думала, что все так закончится.
– Ты шутишь? То, что ты представляла его без штанов, когда мы были подростками, еще не значило, что я должна была думать также.
– Почему бы нет?
– Не глупи, Аманда. – Она отстранилась от подруги, и начала поправлять товар на витринах. – Я никогда не смотрела на него подобным образом. Он был просто моим другом. И потом, у меня был Алан со всеми своими достоинствами.
– Ха! – Аманда надула губки. – Ну, мы обе знаем, что я думала об этом в свое время. Я никогда не могла понять, почему он тебе нравился. Думаю, нам никогда не нужно то, что является для нас самым лучшим.
Флоренс спросила с интересом:
– Что ты имеешь в виду?
Она подумала, что Алан в тот момент был самым лучшим для нее. Просто у них не сложилось. И она была абсолютно уверена в том, что не могла быть с Говардом в то время. Даже если бы хотела его.
Аманда продолжала урок психологии.
– Не думаю, что ты или Говард были готовы к серьезным отношениям тогда. Но Фло, никто не может просчитать, что было бы с тобой и с Аланом, если б вы остались вместе. Сначала ты носилась с ним, словно он был даром Божьим. А так как он сначала даже не заметил тебя, ты просто стала преследовать его все настойчивее. А что случилось потом?
– Преследовать? – Она была удивлена. – Ты действительно так считаешь? А разве это не заставляло меня страдать, ведь я была влюблена в Алана. Мне казалось, что он бесподобен. А Говард, Говард был просто назойливым старшим братом, который заботился обо мне.
– Ну, как знаешь. – Аманда покачала головой. – Но если бы ты думала о нем, как о брате, то не попала бы в ситуацию, подобную нынешней. Ты не оглядывалась на него тогда, потому что он все время был у тебя под носом. В этом не было ни вкуса преследования, ни тайны, ни борьбы. И если бы даже ты заметила его физическую привлекательность, то и тогда не была бы готова подумать об этом. Разве ты могла оценить Говарда в восемнадцать лет? Были ли у тебя такие отношения с Аланом? С Говардом никогда не возникало вопроса твоей любви к нему. Тебе стоит задуматься об этом хотя бы на мгновение, подружка.
Флоренс смотрела на Аманду широко раскрытыми глазами. Мысли нахлынули на нее с силой горного водопада. А что если Аманда права? Это бы значило выбросить якорь, за который она хваталась долгое время. Говард был единственным надежным человеком в ее судьбе. Она никогда не думала иначе. Когда ей было плохо, один звонок Говарду снова возвращал ее к жизни. Он был ее спасательным кругом, голосом ее разума. Временами он даже был совестью Флоренс Коверндейл. Она крайне нуждалась в нем.
Это был тот факт, который она всегда принимала. И необходимость анализировать чувства выглядела рискованной, так как рождала новые проблемы. А ей надо было переосмыслить все вокруг, увидеть истинное лицо Говарда. Как она могла быть такой слепой все последние годы?
Что же касается физической симпатии, которая внезапно возникла между ними, Флоренс не знала, смогла бы справиться с этим в восемнадцать лет. Сердце заныло от подобных мыслей. Может, это только напугало бы ее. Она даже не знала, что ей требовалось в те годы.
Тогда она думала, что хотела Алана. И куда это «хотение» ее привело!
– Эй, – рука Аманды стиснула запястье Флоренс, – ты в порядке?
– Да! – Флоренс подмигнула ей, слабо улыбаясь. – Твои уроки психологии не помогают. Мне все равно тяжело, Аманда.
– Извини. Я не собиралась причинять тебе дополнительную боль своими размышлениями вслух.
– Знаю. – Она похлопала подругу по руке. – Просто мои отношения с Говардом всегда казались нерушимыми как скала. А сейчас мне то и дело мерещится, что земля уходит из-под ног. Ничего больше не выглядит таким прочным, как раньше.
– Должно быть, ты основательно напугана.
– Да. Но правда в том, что я должна спокойно подождать и посмотреть, к чему меня все это приведет.
Аманда кивнула.
– И тебе бы хотелось, чтобы это не осложнялось еще больше.
– Если Алан узнает о наших отношениях, он попытается внести сомнения, увидеть плюсы и минусы, а я не хочу услышать это от него. И еще я не собираюсь причинять ему боль, которую он наверняка почувствует, увидев вместе меня и своего друга, несмотря на то что прошло столько времени. Да и Говард почувствует свою вину.
* * *
Говард шел по главной аллее парка с небольшой группой туристов, показывая им все достопримечательности этого чудесного уголка дикой природы. Даже с расстояния было заметно, как сияют его глаза. Он гордо прошествовал мимо окон магазинчика.
– Несмотря на все трудности, могу поспорить, что вы все-таки счастливы.
– Никогда, никогда ни на что не спорь, Аманда. Особенно если это касается любви. Поверь мне.
* * *
– Коверндейл, тебе когда-нибудь кто-нибудь говорил, какая ты циничная?
Флоренс подняла подбородок и посмотрела на него.
– Нет, Севидж. Ты ошибаешься, я просто реалистка.
Он засмеялся.
– Неужели?
– Я тщательно все анализирую, просчитываю. А затем подхожу к вопросам вполне здраво. – Ее тон был достаточно убедительным.
– Теперь буду знать это. Флоренс улыбнулась в ответ.
Без Алана и Лив, которые уехали в Лондон, они почувствовали свалившуюся на них абсолютную свободу. Почти.
В том, чтобы смотреть телевизор вместе, не было ничего предосудительного. Но она глядела на экран, лежа на диване рядом с Говардом и положив голову ему на грудь. Их тела находились в опасной близости. Каждое прикосновение и каждый поцелуй воспринимались ими словно откровение.
Они смотрели фильм о влюбленных, которые не могли сделать необходимый шаг навстречу друг другу. Говард ласкал обнаженный живот Флоренс кончиками пальцев. Она пыталась отвлечься от приступа возбуждения, возникшего от его прикосновений, высказывая попутно свою теорию о взаимоотношениях главных героев фильма. Разумеется, Говард был с ней не согласен.
– Я не понимаю, почему они не остались вместе, ведь эти двое просто созданы друг для друга.
Она посмотрела на Говарда с нескрываемой нежностью.
– Жизнь переменчива. – Фло перевернулась, оказавшись на его груди. – Послушай, лежать на тебе гораздо удобнее, чем на этом диване. Ты скрывал это от меня.
Он провел сильной рукой по ее спине, и Флоренс ощутила, как по телу побежали мурашки.
– Ты многого обо мне еще не знаешь.
Рука Говарда ловко забралась под блузку Флоренс. Он с наслаждением ласкал ее нежную кожу. Его прикосновения действовали на молодую женщину одурманивающе. Она прошептала:
– Я знаю тебя, Севидж, знаю.
– Ты знаешь обо мне кое-что, как и я о тебе. Но нам еще предстоит открыть неизведанные страницы, Фло. И я получаю огромное удовольствие, переворачивая одну из них прямо сейчас.
Пальцы Говарда вычерчивали плавные линии на ее стройном теле. Ей казалось, она знала, каким будет его следующее прикосновение. Но Говард оказался прав. Его ласки были столь бурными и неожиданными, что Флоренс забыла обо всем на свете.
От каждого прикосновения дрожь пробегала по телу Флоренс, а за ней накатывала новая волна возбуждения и ощущение тайны, маячащей где-то впереди.
– Ты сказал «кое-что». А что именно? – выдохнула она судорожно.
– Знать человека как друга – это одно. А вот открыть для себя в нем любимого – совсем другое.
От его хриплого голоса Флоренс замерла.
– Да. Ты прав.
Говард дразнил ее сексуальной улыбкой.
– Мне никогда не приходило в голову, что у тебя может быть такая нежная бархатистая кожа. – Он целовал ее шею так, словно припадал к живоносному источнику.
– Продолжай, – попросила она шепотом.
– Твои волосы пахнут медом, а губы – розами. Я никогда не думал, что так бывает, – произнес Говард с томлением.
Он аккуратно перевернул Флоренс на спину, а сам лег сверху.
– Мне с тобой очень хорошо. Так здорово, что я хочу целовать и ласкать тебя там, где никогда ни один друг не осмелится.
– Севидж, замолчи и просто поцелуй меня. Говард приник к ее губам с жадностью, не переставая ласкать тело Флоренс.
* * *
Если бы поцелуи являлись Олимпийским видом спорта, Флоренс была уверена, что они бы завоевали золотую медаль.
Когда он целовал ее, она больше не могла думать ни о чем. Тепло растеклось по ее телу, когда его язык встретился с ее языком. Никогда раньше так не была готова к сексу, как сейчас. Это было так, словно в момент прикосновения он зажигал пламя внутри ее тела. Если он был способен сделать это, просто целуя ее или прикасаясь, что тогда можно ожидать, если они займутся любовью.
Из груди Флоренс вырвался стон. Их предварительные ласки сводили ее с ума.
Говард знал, что не может продолжать в том же духе без логического завершения. Мысль о том, чтобы заниматься любовью с Флоренс постоянно находилась в его голове, днем и ночью. Его руки дрожали, когда он прикасался к ней. Одним пальцем он легко коснулся кожи ее живота. Он почувствовал, как она выдохнула ему прямо в губы, и тело Говарда напряглось.
– Ты соображаешь, насколько я хочу тебя? – он с величайшим трудом оторвался от ее губ, чтобы задать этот вопрос.
Она не ответила. Вместо этого Флоренс как никогда медленно облизала свои губы. Глядя на нее, Говард застонал.
– Если бы Алану не нужно было скоро уезжать, клянусь, я бы его задушил.
– Замечательная идея. – Она улыбнулась и снова поцеловала его, а потом шутливо укусила его за нижнюю губу.
Очередной стон едва сдерживаемого желания вырвался из его груди. Становилось невыносимо бороться с этим.
Говард виртуозно расстегнул пуговицы на ее блузке одной рукой. Его губы улыбались Флоренс, пока руки проводили по кружеву бюстгальтера.
– Если бы я все время знал, что ты носишь подобное под блузкой, то вообще бы не смог от тебя оторваться.
Его пальцы провели дорожки по ее горячей коже, оставляя огненные следы.
– Сколько времени их не будет?
Теплые волны раскатывались по всему ее телу. Дыхание перехватило, а его пальцы продолжали нежно исследовать прекрасное тело Флоренс.
– Сколько? – спросил он настойчиво.
Когда она посмотрела в его глаза, то совершенно потерялась в этой глубине. Его зрачки были расширенными от страсти.
Флоренс потянулась к его щеке и дотронулась своей маленькой дрожащей ладонью. Ее голос превратился в дрожащий шепот.
– Достаточно долго, не беспокойся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ставка на любовь - Лестер Энн

Разделы:
Пролог1234567891011Эпилог

Ваши комментарии
к роману Ставка на любовь - Лестер Энн


Комментарии к роману "Ставка на любовь - Лестер Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100