Читать онлайн Возьми меня на карнавал, автора - Лестер Кристина, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Кристина

Возьми меня на карнавал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Когда Эллис была маленькой девочкой, а Паоло сравнялось семнадцать лет, они однажды гуляли вдвоем по ночной Флоренции. Это было как раз весной, в самом начале сезона, когда наплыв туристов еще не так велик. Они заблудились в городе. Бабушка Франческа закрутилась в ресторане, за шестилетней Эллис было некому присматривать. И Паоло взял ее с собой на студенческую вечеринку, в которой, правда, сам принимал участие в качестве гостя, поскольку еще не окончил школу. Но он всегда чувствовал себя полноправным членом взрослых компаний, потому что благодаря ему вокруг них собиралось много девушек.
Вот тогда Эллис впервые увидела ночной город не из окна бабушкиного дома, не из-за забора маленьких соседских садиков на их окраине, она увидела настоящий, огромный, разноцветный сказочно-манящий Город. Паоло был пьян и цеплялся ко всем девицам по дороге без разбору. Она была пьяна тоже: ощущением своей взрослости и причастности к миру больших. То, что раньше рисовалось в ее детском воображении, когда она украдкой подслушивала разговоры на веранде, вдруг предстало перед ней во всей своей красе. Попытка Паоло пристать к очередной особе стала для них роковой: он не смог разобраться, куда их занесло, и долго водил Эллис за руку по темным узким переулкам, спотыкаясь и чертыхаясь, не в силах определить даже район, в котором они находились. Утром ему был устроен страшный нагоняй, который Эллис слышала, уже засыпая. Она сладко растянулась на своей кроватке и уснула с важным ощущением своей значимости и нужности Паоло. Если бы не она, тот ни за что не заметил бы их родной переулок.


…Эллис шла по Флоренции, вдыхая запах итальянской весны. То был совершенно особенный запах. Апрель в Италии – это уже лето по сводкам синоптиков, но еще весна по волшебному настроению в душах людей.
Позади – перелет из Сан-Франциско в Рим, позади – новенький рейсовый автобус с кондиционерами и баром, в котором она ехала до Флоренции, – совсем не похожий на маленькие тесные кубики на колесах, которые возили ее пятнадцать лет назад. Теперь она шла от центрального вокзала пешком по ночному Городу, совсем как в тот вечер, только Паоло не держал ее за руку.
Она не стала предупреждать Франческу, полагая, что лучше устроить сюрприз. Она ничего не сказала матери и, разумеется, не заехала в Нью-Йорк, чтобы что-то там передать. Даже Беатрис не сочла нужным поставить в известность, ограничившись запиской, приколотой к парадной двери…
Она возвращалась домой, а бабушкин маленький дом ей был роднее и ближе, чем шикарная квартира в Нью-Йорке. Когда Эллис дошагала до своего переулка, она остановилась, чтобы унять сердцебиение. Может быть, Паоло уже там? Может быть, он с друзьями сидит, как всегда, в ресторанчике, а Франческа на правах хозяйки лично подает им еду и вино. Она всегда сама прислуживала друзьям, а потом присаживалась за общий стол, с мечтательным видом подперев щеку, смотрела на гостей, мурлыча под нос какую-то мелодию, и немного раскачивалась ей в такт.
Эллис так живо представила эту картину, что ее будто толкнуло в спину, и она, уже больше не мешкая, быстрым шагом устремилась к бабушкиному дому. Франческа сидела в ресторанчике за кружевной чугунной решеткой, увитой диким виноградом, но совершенно одна. Пышная фигура, всегда в темном платье, вечный платок на голове, повязанный узлом на затылке, красивое, немного печальное лицо. Разглядев в темноте фигуру Эллис, она устало произнесла:
– Мы уж сейчас закрываемся, детка. Приходи завтра.
Эллис чуть не расплакалась, услышав родной голос.
– Бабушка! Какое там завтра! Это же я! – И все-таки не сдержалась, всхлипнула на последней фразе.
– Ах ты, господи! Святые угодники, неужели я сошла с ума! Эллис! Родная моя девочка. – Франческа принялась судорожно обнимать любимую внучку, звонко расцеловывая ее в щеки. – Девочка моя вернулась, наконец-то! Я уж думала, не доживу! Ах ты, господи…
– Да ладно тебе, – бормотала счастливая Эллис, – не доживешь… Брось говорить глупости!
– Юлиана! – тут же крикнула кому-то через забор Франческа. – А ну живо ко мне! Позови Гиду, у меня радость: Эллис приехала! Зови всех, я уж хотела закрываться, никого нет, а тут такой праздник! Ах, Эллис, ну как ты могла так долго пропадать, негодная девчонка! Ах ты, моя любимая, бабушка теперь будет счастлива, хоть будет с кем словечком перекинуться!.. Юлиана! А ну идите же быстрей. И захвати свое «Санто», а то у меня не вино, а одна отрава осталась, своих угостить нечем…
Бабушка была прежней. Эллис улыбалась до ушей: все это так знакомо! Непрерывный поток итальянского бабушкиного красноречия никогда ее не утомлял, она была готова слушать его хоть круглые сутки. Бабушка извергала бесконечные монологи, будто пела песню, только настроение в ней менялось в зависимости от ситуации.
Бабушкин дом. Эллис стояла на крыльце у раскрытой двери и медлила заходить внутрь. Он прежний, в нем словно застыла вечность: запах сушеных фруктов и воска, старая мебель, покрашенная в светлые цвета, кружевные перила и деревянные ставни на окнах… Неужели ей когда-то мог нравиться другой мир? Зачем он ей, когда есть вот этот уютный уголок земного рая…
Шумная компания бабушкиных подруг собралась за столом уже к двенадцати. В ту ночь они долго не расходились, уже соловьи улеглись спать и занялась заря, а они все сидели, потягивая вино, и говорили, говорили… Им было все интересно узнать и еще интересней поделиться своим, они шумно спорили, перебивая друг друга, рассказывали обо всех соседях, о детях соседей, о внуках и дальних родственниках соседей. Эллис млела от счастья и умиротворения в душе, которое остро ощутила физически: словно елей разлился по всему организму и все горести ушли куда-то. Может быть, чудодейственное местное вино было тому причиной? Но вот упомянули Паоло, и Эллис насторожилась, не замечая, что Франческа кинула на нее пронзительный взгляд. Гида покачивала головой:
– Паоло? Я уже не знаю, что и думать об этом негодяе. Он, конечно, прекрасный врач, и говорят, у него своя клиника в Штатах. Но ведь все туда же! Третий раз собрался официально жениться…
– А неофициально сколько он женился? – съязвила Юлиана.
Гида махнула рукой:
– Если сосчитать всех его баб, можно собрать новую народность, вот что я вам скажу! Он прямо какой-то больной на это дело, даром что доктор! – Все так и покатились со смеху.
Эллис жалко улыбалась.
– Он ведь должен ко мне приехать на днях. Охальник! Если привезет с собой кого-нибудь, в дом не пущу! Сколько их тут перебывало! Во всей Тоскане не осталось женщин моложе пятидесяти, которых он еще не пытался соблазнить. Пусть сначала женится, а то уже два раза свадьбу откладывал.
Подружки хохотали и качали головами. Эллис зевнула и сказала бабушке, что хочет спать.
Она слышала сквозь сон, что компания все еще сидела за столом, по меньшей мере час. И как только Франческе удавалось на следующий день выглядеть бодрой после таких посиделок, да еще и работать в ресторане как ни в чем не бывало?.. С этой мыслью Эллис провалилась в крепкий сон.


Первые три дня она провела в праздных шатаниях по городу. Ей впервые в жизни стал не нужен фотоаппарат, достаточно было просто смотреть. Она так соскучилась по холмистым окраинам, узким улочкам, которые терялись и запутывались друг в друге, как затейливые узоры балконных решеток на стенах домов! Как часто снился ей ночами любимый город, как не хотелось порой уходить от этих снов! Эллис вдруг представила, что могла сейчас прозябать в Нью-Йорке или в Калифорнии, и ее передернуло, словно при виде призрака.
Она накупила себе множество новых нарядов, благо Италия никогда не могла пожаловаться на недостаток модной одежды. Можно было съездить и в Милан, Беатрис на ее месте давно уже раскупала бы наряды прямо с показов. Но сама она никогда не гонялась за ультрамодной одеждой и довольствовалась тем, что было удобно и не слишком скрывало фигуру.
Она бродила трое суток напролет, к молчаливому неодобрению Франчески: той хотелось, чтобы Эллис каждый вечер проводила с ней. В это время, как всегда, в Италию повалили туристы со всего света. Ресторанный бизнес, хоть и на окраине, хоть и не высшего разряда, но процветал, и с апреля по октябрь от посетителей не было отбоя, так что закрываться приходилось иной раз под утро, случись какой-нибудь шумной компании засидеться у Франчески во дворе. Она никогда не навязывала посетителям своего режима: сколько надо, столько пусть и сидят, зачем портить настроение людям? Отсюда за многие годы у нее сформировалась привычка бодро переносить многодневную усталость и недосып.
Мало-помалу весть о приезде Эллис распространилась среди знакомых, и ее начали посещать приятели детских времен. Тут же нашлась компания, которая по вечерам собиралась на площади возле Оперы, и Эллис с удовольствием проводила время с ними. Они, как в юности, пили вино, гуляли по переулкам, наблюдая, как совсем зеленая молодежь катается на роликах, распугивая местных голубей, и ностальгически вздыхали… Эллис была чуть старше остальных, но и в свои двадцать некоторые из товарищей ее детских игр были уже солидными семьянинами и вели кое-какой бизнес.
– Итальянцы – народ скороспелый, – высказывала она свои наблюдения Франческе, – в Америке в эти годы никто и не помышляет о семье, о детях, особенно среди мужчин.
– А ты, можно подумать, не итальянка! Засиделась ты что-то, солнышко мое, пора замуж.
Эллис вздрогнула. Фирменное обращение Паоло не должно звучать больше не из чьих уст.
– Нет, бабуля, я пока не собираюсь. Хотя, постой, вот тебе смешная история: меня две недели назад звал замуж один миллионер из Сан-Франциско.
Франческа аж захлебнулась кофе:
– Ах, это от него ты сбежала сюда? Он что, был лысый урод, восьмидесяти лет от роду?
– Нет, он моложе меня на два года. Красавец – как с картинки.
– Бил?
– Да ты что! У них в семье это не принято. Ну… всякое, конечно, бывает… Но Дэвид очень меня любил.
– Так чего ж?
– Мне с ним было скучно. А еще у него противная мамаша.
– Глупая ты моя девочка! – Франческа со вздохом притянула ее к себе. – Ах, девочка моя непутевая! Разве можно упускать такую партию! Посмотрите на нее! Что ты такое говоришь – «мамаша»? Вот у твоего покойного деда знаешь какая мамаша была? Ей бы армией командовать. Четырнадцать лет с ней прожили, пока этот домик не купили. И ничего!
– Бабуля, да разве в этом дело? Я его не люблю!
– Ну тогда уж… Правда, когда совсем не любишь – плохо. Может, ты и права. Тошно, когда тебя любят, а ты нет. И наоборот – плохо.
– Хорошо, когда взаимно…
Франческа осторожно спросила:
– Ну а может, у тебя в сердце сидит кто-то другой, милая моя?
Эллис почему-то стала озираться по сторонам.
– Н-нет, бабуля. Никого там нет.
Та глубоко вздохнула:
– Ну-ну, птичка моя, не сразу, не все сразу…
– Что не сразу?
– Да это я так, сама с собой разговариваю. Старая я стала уже. Ах, святые угодники! Ну! Пойдем спать, наверно, сегодня посетителей больше не будет.
За ту неделю, что Эллис провела у Франчески, она совершенно позабыла о Джеке. Компьютер, разумеется, остался у Беатрис, а проверить свой почтовый ящик в интернет-кафе ей поначалу не приходило в голову: слишком она привыкла подолгу сидеть над письмами, тут могла понадобиться и вся ночь, а не какие-то жалкие полчаса или час. В конце концов, призвав себя к порядочности и отругав за невнимание к друзьям, Эллис разыскала интернет-кафе на одной из центральных улиц.
Пока она упоенно читала три письма: одно от друзей в Нью-Йорке и два от Джека, к ней подсел импозантный седоватый мужчина. Он молча потягивал кофе и откровенно любовался Эллис, которая увлеченно строчила ответ с подробным пересказом своих ощущений от Флоренции. Потом довольно сухо отписала на тему Паоло, отослала письмо и погрузилась в воспоминания детства, подперев щеку рукой и мечтательно развалившись на столике. Распущенные густые волосы закрывали ей обзор, и она не видела, что происходит возле нее.
– Ну это уже слишком! Вы так и будете сидеть ко мне спиной? – заговорил наконец мужчина. – Я жду, смотрю на вас, а вы витаете в облаках. Здравствуйте, Эллис.
Она опешила. Что-то было знакомое в его чертах, но где они встречались?
Он поправил положение, поняв ее замешательство:
– Меня зовут Жан. Мы вместе плавали на катере. Но вы тогда, кажется, были увлечены Дэвидом. Кстати, он с вами?
– Нет, я здесь у родственников.
Эллис поняла, что Жан прекрасно знает, что они с Дэвидом расстались, просто ломает комедию. Настроение сразу испортилось. Вечер, изумительный флорентийский вечер ссохся и осыпался, как розовый букет, которыми Франческа украшала веранду. Стоило только прикоснуться к той жизни, стоило только вынырнуть из детства, вспомнить Джека, хотя он ни в чем не виноват, сразу стали появляться и другие персонажи, словно отголоски той жизни, от которой она сбежала. Зачем они ее здесь достают?
– Сейчас многие съедутся сюда. Кстати, Беатрис со Стивом собираются чуть позже в Венецию. А я люблю отдыхать подальше от эпицентра событий… Беатрис просила вас позвонить.
– Просила?.. Она что, знала, что мы встретимся?
Жан немного смутился.
– Нет, скорее предполагала. Она сказала, что если вдруг мы где-то пересечемся, то не отпускать вас, пока вы не оставите для нее всех своих координат. Она очень волнуется, как вы тут устроились.
– А чего мне устраиваться, я тут полжизни провела!
Фу, как грубо, подумала она о себе. Но сдерживаться было бессмысленно: ее сильно раздражал этот утонченный Жан и вся ситуация в целом.
Они еще пару минут натянуто поговорили о всяких пустяках, и Эллис ушла домой, даже забыв заплатить за Интернет. На следующий день, в обед, зная, что в Калифорнии сейчас глубокая ночь, она набрала номер Беатрис и попросила ее перезвонить, чтобы не разорять Франческу.
– Вот ты и узнала мои координаты. Только долго говорить не будем: этого Стив уже не потерпит, – съязвила Эллис. – Все-таки Италия подальше, чем Нью-Йорк.
– Да, Эллис, ты – мешок с сюрпризами. С виду такая серьезная тихоня, а на самом деле…
– Беатрис, что, собственно, ты хотела, когда просила позвонить?
– Ага, значит, вы все-таки встретились с Жаном. А ты знаешь, что у нас сейчас ночь?
– Знаю.
– А почему звонишь? Решила отплатить за мой тогдашний звонок?
– Из вредности. Как у вас дела и когда вы приедете?
– Приедем, сегодня какое число… ага. Двадцатого приедем. И ты знаешь… кажется, Дэвид туда собирается.
– Как он?
– Размазывает сопли. Иногда шипит, что ты бессердечная грубиянка и не могла даже высказать свой отказ в деликатной форме. Ты почему так себя ведешь, Эллис?
Эллис обиделась, даже не среагировав на шутку.
– Да я его такой нежностью окружила в тот вечер, как никогда не было даже в лучшие наши времена.
– Хм, лучшие времена. Эллис, скажи-ка мне, а сколько вы вообще встречались?
– Дней двадцать, может меньше.
– Молодец! На моей памяти редко кому удавалось охмурить богатого сыночка за столь короткий срок. Эллис, если бы ты была поумнее, то пользовалась бы этим даром от Бога!
– Беатрис, давай по существу. Зачем ты хотела со мной созвониться?
– Ну… Я хотела узнать, как там Паоло?
Она почувствовала, что Беатрис меньше всего на свете волнует Паоло.
– Его пока нет.
– И еще… Ты меня извини за ту… За навязчивый сервис.
Эллис в очередной раз осознала, что у нее есть замечательная подруга. И очень умная.
– Ладно, проехали.
– Ты из-за этого сбежала?
– Отчасти. Проехали. Как у вас со Стивом?
– Да неплохо. Только скучно. Мне в Нью-Йорке было веселей. Помнишь, как мы зажигали по ночным клубам?.. Замужество, конечно, вещь неплохая, но до чего ж обременительная! В общем, Эллис, мы скоро увидимся, я хочу, чтобы у нас все было по-прежнему. Никаких черных кошек.
– Хорошо. Ах да, Беатрис! Я прихватила с собой вашу камеру и забыла написать об этом в записке.
– А я ее ищу, чтобы взять в Венецию! Прости, Эллис, я тебя недооценила. Ты не такая уж безнадежная: извините, что немного обобрала вас и забыла об этом сообщить. Обо всем остальном вспомнила, а об этом нет.
Они обе рассмеялись.
– Я, кстати, ей ни разу не пользовалась… Беатрис, я прошу тебя: делай, что хочешь, но чтобы Дэвида здесь не было.
– Это сложно. Он, кажется, готовит тебе какой-то сюрприз, чтобы ты осознала, какое счастье упускаешь.
– Ладно, бог с ним. Спасибо, что позвонила. Паоло должен приехать завтра. Пожелай мне удачи.
– Желаю! Держи нос по ветру и не вешайся ему на шею.
Беатрис было легко так говорить! А когда весть о его приезде разлетелась по устному радио на весь квартал, Эллис показалось, что соседние улицы гудят, как растревоженный улей. Он не торопился заходить к Франческе, а Эллис уже заметила, что на соседских лавочках у домов и за столиками местных кафешек стало появляться гораздо больше молодых синьорин. Их раньше столько не было! И все они, как бы случайно, надев свои самые узкие джинсы, самые короткие юбки и почти ничего наверх, прохаживались мимо дома Гиды. Эллис посмеивалась над ними, высокомерно осознавая свое особое положение. Как хорошо, что она не входит в число соблазненных им… Господи, как бы ей хотелось там быть!
Эллис знала, что по неписаным традициям вечером они все соберутся у Франчески отметить приезд Паоло. И он, как бы ему ни хотелось прогуляться по своим друзьям и подружкам, должен будет прежде посидеть с родней, со старшими, и поговорить о жизни с бабушкой Гидой, пока та не отпустит его на все четыре стороны.
Когда цикады завели свою старую добрую песню и над Флоренцией разлились густые чернильно-синие сумерки, Паоло с бабушкой под руку появились в ресторанчике. Гида шествовала по мощеной дорожке с таким гордым и надменным видом, словно везла за собой на веревке «роллс-ройс», который разработала, сконструировала и собрала своими руками.
Паоло расцеловался со всеми по очереди. Последней он обнял Эллис, но как-то уж слишком тепло и по-дружески. Почти по-родственному, с легкой обидой подумала она.
Странно. Она так долго ждала этой встречи. С трепетом прокручивала в уме возможные варианты их разговоров и действий. Интересно, думала она, как он в первый раз поцелует меня? Чуть-чуть приподнимет подбородок и нежно коснется губами губ? А может, накинется со звериным рыком, как тогда, и снова попытается ее растерзать… И где все будет происходить?.. Голова шла кругом от этих картин. А теперь она сидит напротив него, ест пиццу и ничего не чувствует, кроме благодарности бабушкиному повару, который готовит божественно. Ничегошеньки!
Она заметила, что Паоло исподтишка разглядывает ее, но не так, как обычно, а словно посторонний человек. Словно и не было между ними совсем ничего: ни разговоров, ни поцелуев, ни многозначительных обещаний… Она уже видела этот взгляд: внимательный и немного напряженный. Но в нем больше не было того нахальства и удали, которые сражали наповал всех женщин. Кстати, в тот вечер Эллис сочла поведение окрестных девиц разумным и надела на себя все самое соблазнительное, так что даже старый Сандро, который прислуживал у Франчески на кухне, крякнул ей вслед одобрительно. В общем-то, было на что смотреть. Но не так, как Паоло! Эллис потянулась к нему через стол и, скандально выставив подбородок вперед, произнесла, чтобы все слышали:
– Паоло, ты что, меня в первый раз видишь?
– Ой, Эллис, – захохотала Гида, – ты теперь выросла, так что держись! Он же не видел тебя с тех пор, как ты была подростком!
Все загомонили и стали отпускать шуточки в их адрес, только Франческа молчала и испытующе смотрела на свою внучку. Паоло отвернулся. Эллис больше не захотелось сидеть за общим столом. Соседкам тем временем в голову пришла прекрасная идея: поженить их. Они были в восторге от этой мысли и принялись обсуждать детали, кто-то уже спорил, сколько у них будет детей.
В общем, Эллис и Паоло откланялись и как-то незаметно для себя самих оказались вместе за оградой на тротуаре. Они прошли несколько метров молча, рука об руку, и, когда свет от фонаря остался позади, не сговариваясь, резко развернулись друг к другу и… Эллис казалось, что Паоло съест ее прямо здесь, в густой тени кипариса. Они впились друг в друга долгим глубоким поцелуем, и время вокруг остановилось, и весь мир остановился, проваливаясь в мягкую ночную истому. И не нужно было никаких слов и взглядов, не действовали больше доводы разума и законы логики, их вел только инстинкт и он же ими владел. Эллис не хотелось больше думать, просчитывать и анализировать. Нельзя вешаться на шею? Ничего подобного! Она хотела отдаться ему прямо здесь, на этой чудесной лавочке. Или вон на той. Или в саду… Паоло целовал ее шею, обнаженные плечи, руки. Тоненькие бретельки топа соскользнули вниз, и Паоло чуть не сорвал его совсем.
– Что же нам… делать… – шептала она срывающимся голосом, – мы же не можем здесь… Паоло!
– Тут неподалеку есть один домик. – Паоло сделал длинную паузу, прильнув губами к ее груди. Эллис показалось, что она сейчас потеряет сознание. – Там никто не живет. Это бывшая сторожка, но там чисто и уютно. Пойдем.
Каким-то малюсеньким остатком сознания Эллис успела подумать, что, скорее всего, Паоло частый гость в этом домике и что до нее там перебывало великое множество женщин. Но ей было все равно. Она шла, не разбирая дороги, как в детстве, в ту ночь, когда Паоло вел ее за руку, а она спотыкалась и семенила рядом. Прядь светлых волос выбилась из хвоста и развевалась по ветру от быстрой ходьбы. Лицо ее горело от предвкушения того, чего она ждала всю жизнь.
Домик и вправду оказался уютным и чистым, но, в общем, она не успела его как следует разглядеть, потому что увидела в углу довольно широкую кровать с кружевными железными спинками, и Паоло наконец содрал с нее топ и юбку, жадно набрасываясь на ее красивое смугловатое тело… Когда они снова и снова, чуть отдохнув от сладкой усталости, принимались ласкать друг друга, Эллис казалось, что сейчас она не выдержит и сойдет с ума. За все это время они почти не произнесли ни слова.
– Эллис, солнышко мое, – наконец заговорил Паоло. – Господи, как хорошо! Какие мы были дураки! Как мне тебя не хватало!
А потом они сидели на кровати, оба совершено нагие, и хохотали до слез, набирая в рот вина и пытаясь при этом целоваться. Вино стекало по их телам, но это уже вызывало не страсть, а почти детское веселье. А потом лицо Паоло снова стало внимательным и серьезным, казалось, он о чем-то напряженно думал, что-то выбирал, глядя на Эллис. Она же, видя это, боялась задавать ему вопросы. Она боялась дышать, восхищенно глядя на такого не похожего на самого себя Паоло. А что станет после того, как они разойдутся по домам?
Между тем уже давно стояло утро, солнечное и зеленое, напоенное запахами свежей травы и цветов. Франческа и Гида, наверное, беспокоятся. А может, они все поняли и, чокнувшись любимым «Санто», радостно поздравили друг друга, что все так закономерно произошло и они на старости лет породнятся. Эллис поняла, что хмельной сон закончился, пробуждение и отрезвление неизбежно. Господи, как это жестоко! Как ей теперь все это пережить и забыть?.. В домике осталась смятая постель, облитая вином, ставшая их убежищем, единственным сообщником и верным другом. Эллис с тоской оглянулась на нее. Да, все хорошее когда-нибудь кончается.
– Да не смотри ты так… – Паоло тихо обнял ее и поцеловал в шею, под волосы. – Мы же сегодня вернемся, так что бардак разбирать не надо… Или ты не хочешь больше со мной встречаться?
На мгновение Эллис показалось, что она задыхается. Она тоненько, едва слышно застонала. Смертный приговор был отменен. Теперь понятно, что чувствуют люди в эту секунду.
Он смотрел на нее шутливо-победоносно, потому что был просто уверен, что она ему не откажет. Все женщины после первой ночи еще крепче висли у него на шее. И он не заметил за своим торжеством, как меняется ее лицо, какая серьезная и глубокая боль отражается в глазах…
– Паоло…
– Эллис! Солнышко мое! Не волнуйся, я теперь тебя никуда не отпущу. Флоренция – наш город и никто нам не будет мешать.
Неясно было, к чему он сказал последнюю фразу, но Эллис поняла: эта ночь ничего не значит – он просто решил ее осчастливить, тогда как она ждала этих отношений всю жизнь…


«Не переживай, дорогая Эллис, мне вовсе не надоело быть твоей жилеткой», – писал ей Джек в ответ на душераздирающий рассказ о последних событиях.
Происходящее в своей душе и жизни она изложила в столь сочных и гротесковых выражениях, что сама удивилась литературному таланту, открывшемуся в ней, видимо, вследствие пережитого шока.
Она не знала, как заставить себя успокоиться. Эти встречи приносили боль, гораздо более сильную, чем радость. Она все время ждала конца. Она боялась его, не хотела, но ждала. Она понимала, что сказка, которую Паоло по какой-то неизвестной причине (скорее всего, для разнообразия) решил устроить именно для нее, скоро закончится. И сказочник захлопнет книгу, а кто слушал – молодец! И у нее каждый раз темнело в глазах от этой мысли: а что она станет делать потом? Разве можно будет жить, работать?.. Высказав все это Джеку, Эллис вдруг усомнилась: а можно ли так вываливать свое сокровенное чужому человеку? Ведь он ни в чем не виноват…


«Уж если ты по каким-то причинам выбрала меня в лучшие подружки, я не собираюсь тебя разочаровывать и тем более смеяться над тобой, – писал ей Джек. – Я хочу, чтобы у тебя все было хорошо. Наверное, если бы мы встретились, то могли бы стать неплохими друзьями. Вполне реальными, а не виртуальными…
P.S. Я же говорил тебе, что Италия проявит ваши отношения с Паоло. А скажи, ты не преувеличиваешь свои чувства? Вдруг, когда пройдет эйфория, все это окажется просто успешно достигнутой целью, к которой ты скоро потеряешь интерес. А человек, может быть, влюбился в тебя… Я бы влюбился, это точно!».


Опять эти постскриптумы! Эллис не на шутку забеспокоилась: у них так прекрасно получалось дружить! Эх, Джек, ты ведь разумный человек, как ты можешь такое говорить! Она вздохнула. «Успешно достигнутая цель»! – скажет тоже. Да никогда в жизни не разлюбит она Паоло. И она сладко прикрыла глаза, вспоминая, что творится между ними в маленьком домике, среди заброшенного сада, когда они приходят туда и днем, и ночью… Ей хотелось только одного: чтобы это было всегда. Чтобы время остановилось, как в первый вечер. И не думать о будущем! И чтобы не было этого будущего.


А в пятницу, как гром среди ясного неба, раздался звонок Беатрис, которая сообщила, что они уже в Риме, а Дэвид с утра пораньше собрался к ней во Флоренцию.
– Интересно, как он рассчитывает меня найти?
– Очень легко. Стив прочел ему адрес из моей записной книжки.
– Черт! Как это мило с его стороны!
– Эллис, прости, это правда не я.
– Что же делать? У меня через час свидание с Паоло.
– В девять утра? У вас в стране особый режим, что ли?
Эллис закусила губу. У нее даже изменился голос:
– Нет, Беатрис, просто… утром у нас больше времени. Я потом с тобой поговорю, ладно?
– А-а-а! Вот оно как? – Беатрис, кажется, искренне обрадовалась. – Ну дерзай, я в тебя верю! Дэвида постараемся отловить и задержать.
– Созвонимся вечером. Пока.
Эллис решила сообщить Паоло, что приехала большая компания ее друзей из Сан-Франциско и ей придется уделять время им тоже…
Главное – вести себя как ни в чем не бывало. Главное – не показать ему, как сильно у нее болит. Тогда еще есть шанс выделиться из толпы его обожательниц, пока они во Флоренции. «Флоренция – это наш город!» – сказал Паоло. Господи! Один только Джек знает, что творится в душе маленькой Эллис.
– Паоло, ко мне приезжают друзья. Правда, жить они будут в Риме…
– Мм. И что мы теперь будем делать? – Он как-то весь напрягся, подобрался и уставился в одну точку.
– Паоло! Ты что, обижаешься? Между нами все остается по-прежнему. Просто… некоторое время я должна буду проводить с Беатрис. Она моя лучшая и единственная подруга. – Эллис немного помолчала, вспомнив слова Джека: «Если ты уж по каким-то причинам выбрала меня в лучшие подружки, я не собираюсь тебя разочаровывать». Но Паоло лучше об этом не знать. Такие, как он, не верят в дружбу между мужчиной и женщиной.
– Ну что ж, – сказал он. – Я не против. Пусть все останется, как есть. – И Эллис почти физически ощутила, как он начал ее ревновать. Но ведь он не может знать про Дэвида, ему просто не откуда. Она рассказывала о нем только бабушке, но вряд ли Франческа проболталась.
Но когда они, держась за руки, разомлевшие от жары и любовных наслаждений, дошли до дома, Эллис увидела у себя на крыльце Дэвида. Ее словно облили ледяным душем.
– А это еще кто? – в один голос и с совершенно одинаковым выражением спросили оба мужчины.
– Ну вот, – тихо сказала Франческа, – святые угодники, приехали!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина



отличный роман)
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаСвета
1.10.2010, 10.41





мне не понравилось.
Возьми меня на карнавал - Лестер Кристинамарина
11.07.2011, 14.56





Мне понравилось!
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаСаша
3.12.2011, 8.42





Пожалуйста добавте книгу Кристин Лестер "Девушка в полосатом шарфе". Я так люблю ваш сайт!)
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаМикаэля
7.02.2012, 13.58





Роман на любителя, мне не понравился. Дело даже не в сюжете, сам стиль написания какой-то поверхностный и несерьезный....ГГ идиот какой-то в таком то возрасте.
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаЛюбовь
28.10.2012, 16.56





Роман не понравился, увы.
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаКайла
24.11.2012, 8.40





Мне тоже не понравилось. Не верю я в их любовь.
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаЧитака
21.02.2013, 20.53





роман вызывает неоднозначное чувство,потому что не Сказочка а Жизнь.Мне понравился.
Возьми меня на карнавал - Лестер Кристинавалентина
30.04.2014, 6.37





Роман понравился.
Возьми меня на карнавал - Лестер Кристинагалина
18.07.2014, 14.29





Очень понравились все романи Лестер!Рекомендую)))
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаРавенна
17.10.2014, 19.17





Бредятина... Прочитала 5 глав и последнюю..не верится в их любовь... Тягомотина все 10 глав!!!
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаЮля
18.10.2014, 0.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100