Читать онлайн Возьми меня на карнавал, автора - Лестер Кристина, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Кристина

Возьми меня на карнавал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

И вот она снова в пустой гулкой квартире. Одна. Это ее первая ночевка без Беатрис и Цезаря. Ей даже страшно стало в темноте: а вдруг здесь кто-то есть? Она быстро пробежала по всему дому и включила свет. Потом телевизоры. И поняла, что от этого только хуже.
Эллис погрузилась в мягкий диван перед телевизором, запаслась хлопьями с молоком и предалась «бессмысленному прожиганию жизни», как всегда называла подобные занятия Беатрис. А что бы она делала на ее месте? Ну, во-первых, поправила себя Эллис со смешком, Беатрис на моем месте никогда не окажется. А во-вторых, она не сидела бы дома, а отправилась в один из любимых клубов. А там уж – как Бог даст, он Беатрис никогда не обижал… Нет, показываться сейчас на людях – выше ее сил.
Эллис медленно водила взглядом по стеллажам, по книжным полкам, пытаясь зацепиться хоть за какое-нибудь желание: почитать, полистать журналы, проверить свою электронную почту, наконец! Нет, ничего не хочется. Вот так люди сходят с ума.
Вдруг в ней отчетливо толкнулась какая-то неясная, но очень ощутимая мысль, что-то она хотела сделать еще лежа в клинике! И это «что-то» было единственным, из-за чего стоило возвращаться домой. Фотоальбомы! Ей срочно надо проверить, нет ли среди старых флорентийских фотографий карточки Паоло. А может быть, он встречается на их семейных снимках, там же часто фотографировались и друзья, и дальние родственники, все вперемешку, чуть ли не целой улицей. К тому же с четырнадцати лет она сама никуда без фотоаппарата не выезжала, и очень может быть, что где-нибудь проскочит ее ненаглядный. Вот это да! А ведь альбомов – почти с десяток. Можно растянуть просмотр на неделю. Хоть какое-то занятие. Можно бабушке позвонить, поинтересоваться… Да только вот как поинтересоваться, чтобы не вызвать лишних вопросов? К бабушке надо ехать. Дорого. Для этого нужно найти работу… Господи, зачем она об этом вспомнила?! Сердце только-только начало оттаивать, но теперь тоска снова сдавила его черным обручем, и настроение испортилось.
Эллис нехотя вынула первый попавшийся альбом. Если уж решила посмотреть… Она привыкла доводить все до конца. Из обложки высыпалась целая гора фотографий. Старые, пожелтевшие, черно-белые. Эллис вздохнула.
Наверное, ничего в этой жизни не бывает зря: альбом был папин. По отцу Эллис особенно сильно скучала в последние дни. Вот папа еще маленький мальчик, вот его школьные фотографии… Она тихо всхлипнула. Почему так получается: живет хороший человек, никому не мешает, имеет много друзей, приносит, в общем-то, пользу человечеству, он знает, как нужно жить, он уважаем, он любим, и вдруг… он – всего лишь тело в деревянном ящике. Она повела плечами. Нет, папа всегда останется живым для нее. Как будто они расстались, он уехал далеко, но он где-то есть и помнит о ней.
Смогла ли Беатрис заменить ей отца? Наверное, смогла. Даже больше: она заменила ей сразу обоих родителей, потому что Эллис никогда не знала, что такое материнская любовь. Мама вечно пребывала в бегах за чем-то неизвестным, но, видимо, гораздо более прекрасным, чем семья. Сама Эллис очень любила мать, но сильно робела, когда та, выбрав редкий момент, вознамеривалась с ней поговорить. Правда сейчас мама стала совсем другой. Это все Гарио…
Эллис вздохнула. Папа… а ведь его родителей она почти не запомнила. В Швеции ей, судя по всему, полагается кое-какая недвижимость: они с отцом были единственными наследниками. Хорошо, что бабушка и дедушка не дожили до того страшного дня. Она никогда больше не будет летать самолетом!.. Так Эллис сказала себе еще тогда, когда с замиранием сердца читала списки погибших в рейсе, с которого она пришла встречать отца. И, дойдя до фамилии Ларсен, даже не удивилась, просто почувствовала, будто ее ударили по голове…
Конечно, они пережили это горе. И быстрее всех – мама, выскочив замуж за Гарио уже через год. Эллис обиделась на нее тогда и перестала заходить совсем, забрала папины вещи из дома и зажила с Беатрис. Это было как раз два года назад. С тех пор она не летала на самолетах и даже во Флоренцию не наведывалась… Нет, папины фото она посмотрит как-нибудь потом, когда соберется с духом. А пока – во Флоренцию. И Эллис достала самый массивный альбом темно-зеленого цвета, который, помнится, оформляла еще бабушка Франческа. Поглаживая мягкий бархат обложки, Эллис улыбалась. Она любила Флоренцию и все, что с ней связывало. Несмотря на сильную привязанность к отцу, именно у маминых родителей ей нравилось больше всего. Она провела здесь лучшие месяцы жизни, которые смело можно было сложить в годы. Эллис вспомнила Франческу, как та стояла, деловито подбоченившись и кивая подбородком на нее, еще маленькую девчушку с косичками, промывая косточки своей младшей дочке:
– Эта свистушка умудрилась родить Эллис, и на том спасибо! Дальше уж мы сами справимся, а она пускай гуляет.
И действительно, Франческа была ей куда ближе мамы, именно бабушке Эллис начала поверять свои сердечные тайны. Кроме самой главной.
Про Паоло она не рассказывала никому: ни подружкам, ни отцу, ни бабушке. Не потому, что боялась насмешек, скорее наоборот: носила в себе это чувство, будто сокровище, которым привыкла любоваться одна и не желала показать окружающим хоть кусочек.
А Паоло, казалось, ничего не замечал, он по-прежнему водил девушек в бабушкин ресторан, когда приезжал в отпуск. Когда Эллис только заканчивала школу, он уже три года как закончил Римский университет и работал хирургом, будучи уже солидным двадцатишестилетним мужчиной. А в остальном остался таким же: рассказывал веселые истории, когда собирались родители и соседи, все смеялись, и было все как-то по-особенному, по-домашнему. Только у одной Эллис будто ком в горле стоял: ей невыносимо было слушать о его любовных похождениях.
Так было до одного памятного вечера, когда шумная толпа туристов смела подчистую все продукты в магазинах на их окраине, потому что недалеко за городом предполагалось какое-то массовое гуляние. В общем, чтобы ресторанчик не закрывать, Франческа снарядила пятнадцатилетнюю Эллис в близлежащую деревню за провизией. В качестве водителя и руководителя к ней приставили Паоло. Машина, в которой везли продукты, была примерно ровесницей Франчески, и на обратном пути, предварительно сделав несколько попыток сломаться, все-таки встала, твердо и окончательно, выбрав для этого, как потом отметила Эллис, самое надлежащее место: у городской автомобильной свалки. Молодые люди вызвали подмогу и, когда продукты были отправлены, решили прогуляться пешком, благо идти было недалеко, а сумерки стояли самые замечательные.
Вот тогда-то он впервые начал говорить с ней, как со взрослой девушкой. Они гуляли среди кипарисов и олив, в воздухе разливалось благоухание июньских цветов, и Эллис казалось, что в мире нет ничего прекраснее флорентийских холмистых окрестностей. Они говорили обо всем: о звездах, о книгах, о музыке, о политике, о медицине… Эллис поняла тогда две вещи, которые и так подспудно чувствовала: они очень похожи друг на друга, а еще – Паоло совсем не такой легкомысленный, каким привык себя изображать. И это добавило огня в ее чувства.
В каком-то заброшенном саду они нашли красивую беседку и решили отдохнуть. Дело в том, что Паоло прихватил из провизии маленькую бутылочку красного вина «на всякий случай» и теперь сокрушенно и совершенно напрасно оглядывался по сторонам:
– Как же мы не подумали о посуде?
– Надо было прихватить пару бокалов из бабушкиного ресторанчика.
– Да уж! Но… Придется пить, как в студенческие годы. По очереди.
Эллис с сомнением смотрела на эту затею. Она, конечно, уже пробовала вино, как все современные девушки, но это было на праздники и с родителями. А чтобы просто так, на улице, да еще и из горлышка… И ее вдруг обдало жаром от другой мысли.
– Смотри, – Паоло сделал первый глоток, – мм, ничего, вкусное. Теперь ты.
Она поднесла горлышко к губам.
– Вот и поцеловались, – неожиданно сказал Паоло.
Он смотрел на нее как-то совсем по-другому, чем обычно. В его глазах была тревога, серьезность и какое-то безмерное удивление. Но Эллис этого не замечала: ее всю охватило огнем от его слов и оттого, что к горлышку бутылки только что прикасался губами Паоло.
На ветке заливался соловей. В воздухе стоял дурманящий запах цветов. И тогда Паоло нагнулся и поцеловал ее по-настоящему. У Эллис закружилась голова: такая нежная истома разлилась по телу, и в то же время оно трепетало каждой своей клеточкой. Ее било мелкой дрожью, когда она прижималась к Паоло. А он все не отпускал ее, как будто не мог напиться этим поцелуем, теребил ее светлые локоны, гладил по плечам…
А потом вдруг отстранился и сказал:
– Прости меня, солнышко мое. Не обижайся, я больше так не буду. Ведь ты еще ребенок, а я…
Она мгновенно вспыхнула: старая обида затмила все остальные чувства:
– Ребенок, да? Ну и убирайся, и больше ко мне не подходи! Тебе что, мало народу в Риме, что ты сюда таскаешься каждое лето?! – Последние слова она проговорила со слезами в голосе, убегая в свой сад.
С тех пор он стал избегать ее. С годами они встречались все реже, только иногда Эллис слышала про него новости: женился, развелся, опять женился… Она заставила себя забыть эту детскую влюбленность, у нее появлялись другие мужчины, которых, ей казалось, она тоже сильно любила.
Но в душе навсегда осталась обида за тот вечер, и за тысячи других вечеров с цикадами и соловьями, когда он проходил мимо их двора под руку с девушками.
А еще осталось много другого, чего она не осознавала. Эллис нравились те же книжки и фильмы, что любил Паоло, она выросла, слушая его любимую музыку и поедая (скорее из любопытства) в бабушкином ресторанчике блюда, которые он чаще всего заказывал. Она даже манеру одеваться срисовала с него: свободная одежда обязательно из натуральных тканей, что было скорее необходимостью по итальянской жаре, дорогая обувь и тяга к щегольству, тщательно замаскированная под пристрастия вкуса. А теперь Эллис вспомнила, что в молодости Паоло, кажется, увлекался фотографией…
Она не заметила, как провалилась в сон, который унес ее во Флоренцию, из января – в июнь, в мягкие сумерки, когда спадала жара и в городе только пробуждалась активная жизнь. В каменном душном Нью-Йорке она скучала по просторным площадям, приземистым зданиям и узким, вечно ускользающим улочкам на холмах…
Эллис проснулась от телефонного звонка, когда на часах было всего семь утра.
– Солнышко, – раздалось в трубке, – я же сказал, что знаю все твои координаты. Зачем ты вчера на меня обиделась и убежала?
– Паоло, – она с трудом уняла дрожь в голосе, – ты что, решил взять меня измором?
– Да. Я решил дать себе еще один шанс и исправить ошибки. Я снова приглашаю тебя на свидание. Например, мы можем просто погулять в парке. Чтобы никого вокруг не было и никто не мешал.
– А что скажет твоя невеста?
– Какая невеста, Эллис, что за глупости! Нет у меня никого!
– Паоло, я даже не знаю, что тебе сказать.
– Скажи правду: что ты согласна.
– Паоло, но это чудовищно! Я просто тебя не понимаю. Или ты наглец, каких мало, или ты просто не представляешь, что делаешь.
– И то, и другое, солнышко. Договорились. Я заеду в шесть.
Она услышала гудки отбоя.
– Вот так-то, – пробормотала Эллис, – профессиональный хирург: сказал, как отрезал! – И сама улыбнулась своей шутке.


На этот раз она одевалась долго и тщательно. И даже рассталась со своим привычным балахоном; она надела черное классическое пальто до колен, обмотала шею ярким полосатым шарфом, взяла маленькую кожаную сумочку, которую почти никогда не носила и которая попадала точно в тон кокетливым сапожкам на низком каблуке… И, в общем, нашла себя очень милой, хотя и совершенно чужой. Но переодеваться все равно времени не было: раздался звонок домофона. Как и всякий вежливый человек, Эллис открыла дверь и сказала, что сейчас выходит. Но она же не думала, что Паоло через секунду ворвется в квартиру и отрежет все пути к отступлению.
Он вошел в коридор, без тени смущения оглядел все, что было в пределах видимости, смерил оценивающим взглядом Эллис, которая опешила настолько, что не могла вымолвить ни слова, и резюмировал:
– Знаешь, там не очень хорошая погода. Январь все-таки. Я схожу в магазин, куплю вина, мы устроим романтический ужин у тебя, и я наконец-то скажу то, что должен был сказать уже давно…
Эллис уже открыла было рот, чтобы послать его куда подальше, но последнее предложение хитреца подействовало на нее магически и душа затрепетала: что же он ей скажет?!
– Давай прогуляемся до магазина вместе, – сказала она твердо. – Заодно и узнаем, какая погода. А если ты на машине, то тебе нельзя пить вино.
– Я думаю, – Паоло притянул ее к себе, – ты не откажешь мне в ночлеге, если я буду чувствовать себя не в состоянии вести машину.
– Посмотрим. Может, нам погода понравится. – Эллис тоже решила быть хитрой.
Но на улице совершенно объективно и без всякой хитрости было промозгло, сыро и уныло. И даже если прокатиться куда-нибудь на машине и не выходить из нее, все равно удовольствие от прогулки было бы, что называется, ниже среднего.
Они вернулись домой с полными пакетами еды и вина. Эллис стало, в общем-то, все равно. При такой настойчивости Паоло у нее есть два выхода: сдаться на милость победителя или выгнать его так, чтобы больше он уже не появлялся.
Но вечер прошел очень мило, без пошловатых шуточек и двусмысленных комплиментов, Эллис даже поймала себя на мысли, что разочаровалась. Ожидая после первого бокала попыток затащить ее в спальню, она все больше удивлялась, потому что Паоло вообще не трогал тему их отношений. Им было о чем поговорить, причем без всякой натянутости, у них оказалось много общих интересов (еще бы!), и Эллис почувствовала себя как-то неловко, ей стало стыдно за свои дурные мысли.
Когда все было съедено, хотя еще и не выпито, Паоло поднялся и заявил, что уходит. Эллис растерянно отправилась провожать его до двери. Он застегивал пальто и любовался им в зеркале.
– В Милане купил, между прочим! Прямо с показа.
– Что?
– Пальтишко, говорю, у меня новенькое. Нравится?
– Ничего.
– Да, – Паоло обернулся в дверях, – чуть не забыл! – И он неожиданно обнял ее и начал жадно целовать.
Эллис не могла опомниться. Повинуясь доводам разума, она пыталась высвободиться, но инстинкт заставлял поддаться ласкам Паоло.
– Хватка у тебя железная, – пряча румянец за густой прядью волос, сказала она, когда Паоло ее отпустил. Она не могла поднять глаз: лицо горело.
Паоло тоже молчал, тяжело дыша.
– Да, чуть не забыл еще. Я зачем приходил-то…
– Ты хотел мне что-то сказать.
– Да. Мне кажется, мы могли бы стать неплохой парой. Во всяком случае, можно попробовать. Я сейчас одинок. Ты, как мне показалось, тоже.
– Ты предлагаешь мне стать твоей девушкой?
– Женщиной.
– Ну да. А потом?
Паоло промолчал.
– Наверное, такие вещи не предлагают, они получаются сами собой, но у нас с тобой странные отношения. Иногда я просто не понимаю, как с тобой общаться. Ладно, я пойду. Мы созвонимся.
– Пока…
Вот этих «созвонимся» Эллис боялась больше всего. Это означало, что ей нужно ждать от него звонка и лезть на стенки, мучаясь догадками, ибо по каким-то только одному ему известным причинам Паоло никогда не звонил в обещанный срок.
Они потом еще встречались почти весь февраль, но, как и у Эллис дома, беседа то не сходила со светских тем, то представляла собой откровенную попытку ее соблазнить.
Эллис казалось, что в моменты флирта он ведет себя по накатанной, доведенной до автоматизма привычке, даже слова звучат, стандартно цепляясь друг за друга.
Однажды Эллис позвонила в клинику и попросила позвать его к телефону. Несколько минут, пока искали Паоло, она могла наслаждаться перебранкой двух медсестер, а потом одна из них неожиданно спросила:
– Это невеста звонит?
– Может быть. Я слышала, он третий раз женится.
– А когда свадьба? Он же ее перенес.
– Так вот уже через месяц, в конце марта.
– Да?
– Он сам вчера сказал.
У Эллис перехватило дыхание. Некоторое время она боролась с собой, пытаясь унять бешеное волнение, но поняла, что разговаривать, как ни в чем не бывало, не сможет, и с размаху бросила трубку на аппарат. Медсестры, наверное, удивились!
В этот вечер она обошла все знакомые бары, накачиваясь коктейлями, и повстречала там толпу своих старых друзей. Однако на откровенные предложения некоторых молодых людей она ответила твердым отказом. Что-то мешало ей переступить через себя и изменить Паоло, с которым их еще ничего не связывало.
После этого она проспала почти целые сутки, проснулась глубоким вечером, поела, заметила себе, что примерно так люди и начинают деградировать, и снова улеглась в постель.


…Телефон звонил с нечеловеческой настырностью, и Эллис поняла: это может быть только Беатрис.
– Ну? – раздался в трубке голос подруги, – что, дрыхнешь, лежебока?
– У вас там что – день?
– День.
– А у нас – нет!
– Ну, допустим, я позвонила не вовремя, но говорить-то мы будем?
– Думаю, что да, – пролепетала Эллис и вылезла из-под одеяла. – У-у, Беатрис, три часа ночи, ты в своем уме? Хоть бы посчитала!
– Я посчитала. Я посчитала нужным узнать, как у тебя дела. Не обижает ли кто. Понимаешь, ночью люди бывают откровеннее.
– У меня все хорошо. Я живу за твой счет и чувствую себя превосходно. А как у вас со Стивом?
Беатрис мрачно (даже за тысячи километров чувствовалось, что мрачно) помолчала и ответила:
– Налаживается. Гораздо медленнее, чем я рассчитывала, правда. Но, думаю, победа будет за нами.
– Конечно, за нами. А в остальном – как? Калифорния тебя радует?
– Да. Представляешь: просыпаешься ты утром, а за окном – океан… А вечерами – закат прямо во все комнаты! Ох, Эллис, тут такой фотоматериал… А?
– Ты хочешь, чтобы я приехала? Я не могу.
– Господи, да что с тобой сделали в этой больнице? Ты – совершенно другой человек, Эллис. Всего несколько дней, и я не узнала тебя перед отъездом. Что там произошло?
Эллис помолчала. Беатрис ждала.
– Я… Помнишь, того главного врача?
– Сладкий мальчик! Бери его с собой и дуй сюда. Мы его поделим, я обещаю.
– Так вот, это Паоло.
– Какой Паоло?..
– Мой Паоло.
– Подожди, тот самый Паоло из Флоренции?
– Да.
– Эллис!
– Да. Я же пыталась тебе объяснить еще в клинике. Он – ее владелец. Я не знала, что «скорая» отвезет меня туда. Это вышло случайно. Мы не виделись восемь лет.
– Эллис!
– Я… У меня уже никаких сил не хватает. Он меня замучил!
– Вы встречаетесь?
– Еще как! И почти все время он пытается затащить меня в постель.
– Эллис! Вы что, еще ни разу не спали? Господи, вот идиотка! Ты же бредишь им с самого рождения!
– Ну уж!
– Может, ты ждешь, что сразу после первого поцелуя он предложит тебе руку и сердце?
– Наш первый поцелуй был в мои пятнадцать лет. А ему тогда сровнялось двадцать шесть.
Беатрис присвистнула.
– Да уж, девочка, тебе не позавидуешь.
– Беатрис, что мне делать? Я схожу с ума. Но не хочу стать очередным номером в его длинном списке. Жаль, что мы не можем с тобой общаться, как раньше: каждый вечер. Я уверена, что ты бы мне дала кучу хороших советов.
– Не уверена насчет кучи, но один у меня есть: приезжай сюда! Оставь его, пусть поостынет, подумает. Может, за тобой прибежит, при его-то деньгах сюда можно летать на каждые выходные.
– Беатрис, если я его оставлю, он про меня забудет через день.
– Тебя он не забудет. И ты это знаешь. Беда в том, что и он прекрасно знает, как ты трепещешь от одного только его имени.
– У него в марте свадьба.
– У него… что-о? А ты вешаешься ему на шею?! Эллис, ты совсем потеряла рассудок. А ну живо марш ко мне! – Эллис даже показалось, что телефон раскалился, настолько сильную ярость источала Беатрис на другом конце провода. – Эллис! Я сейчас же, как только закончу с тобой разговор, позвоню в аэропорт и закажу тебе билет. А ты, как послушная девочка, сядешь в самолет и прилетишь сюда. А если я тебя не встречу с этого рейса, то завтра утром смотаюсь в Нью-Йорк и притащу тебя за шкирку, как Цезаря!
– Как он?
– Кто?
– Цезарь.
– Засранец! У него свадьба через месяц, а он пудрит тебе мозги!.. И Цезарь тоже это слово! Я его отправлю к маме.
– Лучше ко мне.
– Куда?
– Беатрис, я еще не решилась ехать. Беатрис, я схожу с ума.
– Хватит ныть. Возьми себя в руки, ты всегда умела это делать.
– Не могу-у!
– Эллис, я еще раз вынуждена заметить, что не узнаю тебя. Где твой здравый смысл? Ты никогда такой не была! Ну… если не решила, ехать или нет, хотя бы не лезь на стенки. Все равно кроме меня у тебя никого нет. А каждый день по три часа мы разговаривать не сможем: Стив неправильно истолкует цель моего визита и подумает – я прислана конкурентами, чтобы его разорить.
– Да, нам, пожалуй, надо прощаться.
– Да не надо нам еще прощаться. Просто… ты держись. Не паникуй, подумай: что тебе от него надо?
– Не знаю.
– Ну, ты не хочешь, чтобы он женился. Допустим. А потом – что? Ведь жить с ним все равно что сидеть на вулкане, я надеюсь, ты это хорошо понимаешь?
– Достаточно.
– К тому же у вас настолько разные характеры, что вы подеретесь через два дня и разбежитесь навсегда.
– Нет, Беатрис. Это у него манера общаться такая. Не знаю, имидж, что ли… На самом деле он другой человек. Он очень искренний.
– Ой, Эллис, не смеши меня! Ты ему еще нимб нарисуй. Привози его сюда, и разберемся на месте. А ты, дорогая моя, становишься очень хорошим материалом для психоаналитика.
– Я как раз думаю об этом.
– У меня тут есть один.
– Ладно, Беатрис. Я приеду. Но чуть позже, можно?
– Угу. Я как раз договорюсь с ним, чтобы он и комнатку в своей клинике подготовил. К тому времени она будет в самый раз.
– Ладно, спасибо за звонок.
– Всегда пожалуйста. Держись!
Эллис потянулась на постели. Действие лекарства под названием «Беатрис» дало мгновенный результат: сразу захотелось жить. И даже бороться.
Наутро она привычно выждала до десяти, когда у Паоло закончится обход, и позвонила. Надо, в конце концов, посмотреть, на что он годен, надо ставить вопрос ребром.
Паоло был удивлен. Он был искренне и глубоко удивлен ее настойчивостью. Эллис понимала, в какой мере она рискует, но теперь, после разговора с Беатрис, готова была идти напролом: если сейчас он ее не примет, значит, медсестры и ее подруга говорили правду, и для нее никогда не будет места в его душе. Возможно, она просто ослепила себя любовью и не замечала очевидного вранья. Но ведь это же Паоло. Разве он может быть плохим?..
Над Нью-Йорком бушевал последний день зимы, 29 февраля. Високосный год. Эллис навсегда запомнит эту дату.
…Сначала все шло гладко, немного смущенный Паоло неохотно, но довольно вежливо согласился прийти в кафе в пять часов вечера. В это время день уже удлинился, и Эллис пригрелась в закатных лучах почти весеннего солнышка, сидя на лавочке в маленьком скверике напротив кафе. Она ждала, когда появится Паоло. Он вошел, сел за столик возле окна, ей хорошо было видно, что он ищет ее глазами по залу, но Эллис все не торопилась заходить следом. Что-то изменилось в ее отношении к своему идолу: она перестала его боготворить, и ей вдруг захотелось разглядеть, а что же на самом деле представляет собой этот человек. Неужели он может так бессовестно врать ей? Ведь он знает, наверняка у нее на лице написано, КАК она к нему относится. Минут через пять Эллис увидела, что Паоло начал терять терпение.
– Надо идти, – пробормотала она, поднимаясь с лавочки.
И тут он ее заметил. Он даже резко привстал, чуть не опрокинув столик, лицо его начало наливаться обидой и возмущением. Она шла через улицу и ослепительно улыбалась ему в окно, цокая каблучками по мостовой и вызывая восхищенные взгляды прохожих-мужчин. Все это прекрасно было видно из кафе, и Паоло, проглатывая обиду, залюбовался.
– Ты сейчас была похожа на второе солнышко, родная моя, – он нежно чмокнул ее в щеку, – поэтому больше не обижайся, когда я так тебя называю. Так что за катастрофа у тебя стряслась?
Эллис уселась напротив него, и вдруг он уловил сквозь эту слишком ослепительную улыбку совсем друге настроение: глаза ее сверкали холодно и жестко.
– А какая катастрофа происходит у тебя, когда ты приглашаешь меня в ресторан?
Он стал серьезным и внимательным. А еще чуточку виноватым. Как под сводами беседки, в которой он в первый раз поцеловал ее.
– То есть ты хочешь сказать…
– Я всего лишь хочу сказать, что тоже хочу устраивать наши встречи, когда мне это заблагорассудится. Или ты оставляешь это право только за собой?
– Нет, конечно. Просто у меня меньше свободного времени, а тебе, по-моему, все равно, когда и куда идти.
Эллис проглотила слова о том, как она лезет на стенки, когда ей бывает «все равно», и решительно продолжила:
– А ты хоть раз поинтересовался, как я живу, о чем думаю и чем занимаюсь, уволившись с работы? Тебе известны только факты моей биографии, а – остальное?
– Что за бунт на корабле? – Паоло попытался свести беседу к шутке, воспринимая ее слова, как каприз маленькой девочки.
Эллис это прекрасно видела, и шансов на мирный финал оставалось все меньше и меньше.
– А ты хоть знаешь, что я совершенно одинока в большом городе, даже родной матери наплевать, на что я живу, подруга моя уехала, мужчина бросил…
– Но…
– Я говорю о мужчине, с которым у нас были серьезные отношения, а не о тебе. С работы уволили. И все это – перед Рождеством.
– Немудрено, что ты бросилась под машину.
– Я сейчас обхохочусь от твоего остроумия.
– Извини. Только я не понимаю, что ты сейчас хочешь от меня?
Эллис подавилась соком.
– А… в смысле… действительно, чего же я хочу от тебя? Вот вопрос!.. Паоло, а у тебя внутри что-нибудь есть, кроме анатомических составляющих? Душа, например.
– Ты хочешь, чтобы я стал твоим лучшим другом.
– Я хочу близости. И не только той, о которой ты подумал в первую очередь, услышав это слово!
– Эллис, ну я не знаю. Мы и так прекрасно общаемся, нам есть о чем поговорить, ты сама это видишь, но другое я не представляю.
Она молчала, с тоской глядя в окно. Сквер опустел, и ее скамейка почернела, от солнца осталось только розовато-сизая полоска у самого горизонта, изрезанная силуэтами небоскребов.
– Да ничего я от тебя, в общем-то, не хочу. Ты предлагал отношения. Но появляешься спонтанно, как будто тебя не отпускают с засекреченной службы. Я не понимаю, как ты ко мне относишься!
– Да я ко всем нормально отношусь!
От гнева у нее аж зарябило в глазах. Она еще ближе перегнулась к нему через столик и зашипела сквозь зубы, почему-то оглянувшись по сторонам:
– Паоло, ты хоть понимаешь, что говоришь? Ты сейчас просто свалил меня в одну кучу со «всеми». Ты КО ВСЕМ НОРМАЛЬНО ОТНОСИШЬСЯ? Так вот, учти на будущее: ни одна женщина не захочет быть среди всех. И ни одна женщина не переживет, если ты будешь относиться к ней просто нормально.
– Я не понимаю таких тонкостей. – Он отвел растерянный взгляд.
– Ты все прекрасно понимаешь и не надо лукавить! У тебя свадьба в конце марта? Ну тогда у нас есть еще месяц. Я думаю, уж переспать-то мы успеем.
– Эллис! Не будет у меня никакой…
– Ты человек свободный от предрассудков, думаю, что сможешь изменить будущей жене прямо накануне, так что у меня еще масса времени!
– Ну перестань, – заговорил он нежно, – не надо обижаться, я не люблю этих выяснений отношений, если бы ты знала, как сильно я их не люблю!
– А я знаю.
– Откуда?
– Судя по всему, их устраивала каждая вторая девушка, с которой ты встречался, вот тебе и надоело к тридцати шести годам.
– Браво! Значит, я бессердечный ловелас, который пудрит мозги честной наивной девочке, влюбленной в него по уши с пеленок, и теперь еще и предатель, потому что отказался проявить сочувствие в трудную минуту.
Эллис сидела онемев. Он продолжал:
– Возможно, это правда. Возможно, я – человек сиюминутных желаний. Но зато я всегда искренен с любой из вас. Вот в эту минуту, – он ткнул указательным пальцем в стол, – я чувствовал глубокую симпатию к тебе и больше ни к кому. И даже страсть. Но не любовь, Эллис, ты уж меня прости.
У нее горело лицо, как будто он ее ударил.
– Вот как?
– Да! – Паоло все сильнее распалялся. – И так с любой женщиной. Когда я с тобой, я не помню остальных. Когда я с другой, я забываю про всех, и про тебя тоже!
– Я думаю, наш разговор не конструктивен. – Эллис с трудом произносила слова. Надо хотя бы выйти на улицу, не плакать же прямо перед ним!
Паол вдруг изменился в лице:
– Эллис! Господи, какой я идиот! Эллис, родная моя, прости меня, я совсем не то хотел тебе сказать. Эллис! – Пока он путался в дверях, она убежала вниз по переулку.
Паоло с яростью швырнул пальто (то самое, из Милана) себе под ноги и уселся на мостовую…
Пройдя два квартала пешком, ничего не различая вокруг, Эллис судорожно открыла дом, вошла в квартиру и бросилась к телефону. Когда после гудков раздался голос Беатрис, первые две минуты она просто рыдала в трубку, ничего не объясняя. Потом в ее монологе стали появляться отдельные слова:
– Он… Идиот! И-ы-ы! Он сам так сказал!.. Ы-ы! Он… Я навсегда запомню его слова. Я не хочу его больше ы-ы-ы!..
– Ну, в общем, все ясно.
– Я сейчас приеду… Прямо сейчас в аэропорт… Пошел он к черту!.. Об одной, о другой!.. Влюблена с пеленок!.. Идиот!
– Все, Эллис. Я жду тебя ближайшим рейсом.
– Ы-ы-ы!
– Успокойся! Мы и его победим!


Через два часа Эллис, накачавшись успокоительным, бесстрастно взирала в иллюминатор на огни мегаполиса внизу. Где-то там Паоло и ее мать. Но она никогда не любила этот город. И теперь ее с ним больше ничего не связывает. Может быть, и Сан-Франциско не примет ее, но это будет уже другое. А в общем, все должно быть хорошо. Там обязательно начнется новая жизнь. Предчувствие такое. И Эллис, разумная материалистка, вдруг впервые поверила своей интуиции и, улыбаясь, крепко уснула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина



отличный роман)
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаСвета
1.10.2010, 10.41





мне не понравилось.
Возьми меня на карнавал - Лестер Кристинамарина
11.07.2011, 14.56





Мне понравилось!
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаСаша
3.12.2011, 8.42





Пожалуйста добавте книгу Кристин Лестер "Девушка в полосатом шарфе". Я так люблю ваш сайт!)
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаМикаэля
7.02.2012, 13.58





Роман на любителя, мне не понравился. Дело даже не в сюжете, сам стиль написания какой-то поверхностный и несерьезный....ГГ идиот какой-то в таком то возрасте.
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаЛюбовь
28.10.2012, 16.56





Роман не понравился, увы.
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаКайла
24.11.2012, 8.40





Мне тоже не понравилось. Не верю я в их любовь.
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаЧитака
21.02.2013, 20.53





роман вызывает неоднозначное чувство,потому что не Сказочка а Жизнь.Мне понравился.
Возьми меня на карнавал - Лестер Кристинавалентина
30.04.2014, 6.37





Роман понравился.
Возьми меня на карнавал - Лестер Кристинагалина
18.07.2014, 14.29





Очень понравились все романи Лестер!Рекомендую)))
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаРавенна
17.10.2014, 19.17





Бредятина... Прочитала 5 глав и последнюю..не верится в их любовь... Тягомотина все 10 глав!!!
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаЮля
18.10.2014, 0.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100