Читать онлайн Возьми меня на карнавал, автора - Лестер Кристина, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Кристина

Возьми меня на карнавал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Весь мир перед нею белый: потолок, стена с огромным окном, прикрытым жалюзи. Белая простыня, накрывающая ноги, белый столик с аппаратурой и датчиками, подведенными к ее руке, стульчик. Скромный букет каких-то синих хризантем на подоконнике. Как мило! Эллис улыбнулась и вытерла испарину на лбу. Тут же что-то громко запищало, видимо среагировав на ее движение, и через некоторое время в палату вбежала медсестра.
– Ой, вам лучше? Что-нибудь нужно?
Эллис отрицательно покрутила головой на подушке, но почему-то молча, хотя говорить могла совершенно легко. Ей вообще казалось, что она чувствует себя превосходно, и хватит тут лежать, ведь у Беатрис сегодня гости, ей не справиться одной.
– Мне нужно идти.
– Куда?! – Сестричка всплеснула руками и убежала.
Через секунду их было уже двое, но вторая оказалась старше и авторитетней.
– Ну и что вы хотите, мадам? Домой? Да, я понимаю, что праздник, но врач сказал – вам нужно провести в постели как минимум неделю.
– А…
– У вас сотрясение мозга и сильный ушиб грудной клетки. Ребра целы, но быстро вы не сможете прийти в норму.
– А…
– Лежите! Скоро придет дежурный врач.
– А попить можно?..
Молоденькая медсестра подошла к ней:
– Вам воды или чего-нибудь еще?
– А что у вас есть?
Та презрительно повела бровью:
– У нас есть все!
– Тогда мне виски с джином. – Эллис почему-то разозлилась.
– Что-о?!!
– Да пошутила я. Давайте воду.
Она проспала еще несколько часов. Потом ей принесли обед из четырех блюд, и Эллис подумала, уплетая индейку (праздник же!), что клиника и вправду ничего себе. Неплохая, в общем, клиника.
Когда она управилась с огромной гроздью винограда и гранатом, медсестричка снова заглянула в дверь. Подсматривает она, что ли?
– Ну как? Все в порядке? Тут нужно решить кое-какие формальности.
– Например?
– Вы поступили без документов. У вас есть страховка?
– Нет, я куплю. – А сама подумала: на что? Если Беатрис ее не спасет, она окажется на улице.
– Хорошо, к вам сейчас зайдет главный врач, и вы с ним все это обсудите.
– Сегодня же Рождество.
– Ну и что. У него дежурство. Не пугайтесь так, он у нас очень хороший, я думаю, вы обо всем договоритесь. Он, кстати, заходил к вам, пока вы спали, изучал вашу историю.
– Мою историю нужно изучать какому-нибудь драматургу или психоаналитику, – вздохнула она.
Медсестра улыбнулась и вышла в коридор, увозя столик с обедом.
Эллис прикрыла глаза и стала думать о том, что пора сообщить обо всем Беатрис. Она, наверное, там с ума сходит и обзванивает клиники и морги по списку. Но когда еще дело дойдет до частных, и сколько их в Нью-Йорке?..
Дверь открылась, и Эллис увидела мужчину в бирюзовом балахоне.
Видимо, это и есть обещанный главный, он же дежурный врач, подумалось ей. А мужчина не проходил дальше дверей и широко улыбался. Совсем как-то не по-врачебному улыбался. Что за маскарад?
– Здравствуйте, – осторожно сказала она.
– Здравствуй, Эллис.
Ее обдало жаром: перед ней стоял довольный Паоло. Ее Паоло! Его совершенно нельзя было узнать в больничном колпачке, но голос… Голос, который много лет снился ей ночами, невозможно было спутать ни с чем.
– Вот это да. Что ты здесь делаешь?
– Это я тебя должен спросить. Сегодня Рождество, Эллис, и уже, кстати, – он театрально посмотрел на часы, – скоро заканчивается, а ты в клинике. Что с тобой? Зачем ты бросаешься под машины?
– Я не бросаюсь… – только и нашла в себе силы пролепетать она – так остро приятно было видеть его перед собой.
Он подошел, присел на край кровати, взял ее за руку, и некоторое время они просто смотрели друг на друга.
– Господи, Эллис, неужели это ты?
– Паоло, а неужели это – ты?
Это был действительно Паоло во всей своей красе: белозубая итальянская улыбка, такая, что невозможно было сдержать ответную улыбку, густые черные волосы, коротко остриженные; и лукавые глаза в оправе черных ресниц, глаза, от которых все местные девушки сходили с ума. Да, это был Паоло, друг ее детства и юности, человек из той жизни, которая проходила у бабушки, в милой сердцу Италии.
Но вот Паоло перестал улыбаться, у него в руках, словно по мановению волшебной палочки, появилась история болезни, и он с нарочитой серьезностью углубился в чтение.
– Так-так. Переломов нет, ушиб… Ага. Ну поздравляю, больной, жить вы будете.
– Подожди, Паоло, ты что, и есть тот самый главный врач?
– Вроде того, – он снова растянул рот в своей нахальной улыбочке, – здорово, да? Это моя клиника. И я в ней практикую. Ты же должна помнить, я учился в медицинском. Хотя… ты еще маленькой была!
Эллис надула губы. Ее всегда обижало, что он называл ее маленькой девчонкой. Правда, обида имела совсем другие причины, чем предполагали окружающие.
– Теперь мы все выросли. Давай по существу. Сколько мне здесь лежать?
– Ну же, Эллис, зачем ты так вспыхиваешь? А говоришь, что шведка, темперамент-то у тебя итальянский! Не обижайся, солнышко мое.
Ну вот! Это обращение она больше всего терпеть не могла. Она выходила из себя, когда Паоло называл ее «солнышко мое». Потому что… потому что ей это очень нравилось, а он, наверно, обращался так ко всем женщинам.
– Я не обижаюсь. Я люблю точность. Скажи, когда я смогу отсюда выйти?
Паоло тяжело вздохнул. По нему никогда нельзя было понять, шутит он или говорит серьезно.
– Ну… если отбросить тот факт, что я не хочу тебя отпускать… то, в принципе, под Новый год сможешь. У тебя не такая уж серьезная травма. Все больные на праздники разбегаются.
– Мне некуда разбегаться.
– Ну вот и замечательно. Я зайду к тебе позже. Мы сегодня всю ночь будем вместе. В смысле, у меня дежурство до утра, а не то, что ты подумала. Пока!
– Я ничего еще не успела подумать! – прокричала она ему вслед, но услышала только смех из коридора. Ох, ну почему она не может запустить в него стулом! Нельзя. Еще чего доброго выкинут из клиники…
Эллис отвернулась к стене и стала вспоминать…
Паоло слыл в их квартале ловеласом, каких свет не видывал. Маленькой Эллис часто приходилось слышать, как взрослые говорили про него, покачивая головами:
– А Паоло-то опять бросил такую-то! Даже месяца не прошло, а ведь она собиралась за него замуж!
– Да что вы говорите, а он что, предлагал?
– Нет, но по всему – дело к тому и шло. А теперь нашел себе старуху, на десять лет старше себя, и, кажется, счастлив!
– Да-да, а с ее сыном они уже одного роста, вот так-то вот!
Соседки всплескивали руками, и видно было, что осуждению их нет предела. Во Флоренции, на их маленькой улочке, да и во всем квартале на окраине города соседи знали друг про друга немногим меньше, чем про себя самих. Такой темы, которую в мельчайших подробностях нельзя было обсуждать прямо на улице или в маленьких семейных кафе, где все обычно и собирались вечерами, просто не существовало. Улицы наводнялись летними туристами, всюду бурлила вечерняя и ночная жизнь, но любопытным соседкам, как, впрочем, и бабушке Эллис, не было никакого дела до того, что происходит в большом городе за пределами квартала. Эллис иногда казалось, что начни у них гореть дом или случись какая-нибудь всемирная катастрофа, бабушка Франческа только отмахнулась бы, обсуждая очередную соседскую сплетню.
А Паоло был внуком лучшей бабушкиной подруги Гиды, которая жила от них через дом. Родители Паоло давно переехали в Рим, и сам он тоже, но летом – как и Эллис – наведывался в родной город. Он перегулял всего лишь с половиной тосканских женщин. Просто потому, что второй половине было уже за пятьдесят! Видимо, римских подружек ему катастрофически не хватало, потому что он умудрялся крутить сразу по несколько романов и с местными красавицами, за которыми не удосуживался ходить даже на соседнюю улицу, а выбирал их прямо здесь, на глазах друг у друга. Это было неслыханным нахальством, но перед Паоло никто еще не смог устоять.
Разве что Эллис… Ей было всего восемь, а ему девятнадцать, когда, спеша мимо их дома на очередное свидание, он обронил:
– Ну, солнышко мое, когда ты подрастешь, станешь лучшей из всех моих невест!
За такую беспардонную наглость Паоло тут же схлопотал оплеуху от Франчески, но только расхохотался и убежал. А Эллис его слова запали в душу. Ведь она втайне мечтала, что скоро ей уже можно будет надеть короткую юбку, распустить косички и, придя в местный клуб на вечеринку, причислить Паоло к разряду своих поклонников. Ах, как сладко было об этом думать, сидя перед старинным бабушкиным трюмо!
Но Паоло по-соседски чмокал ее в макушку, дергал за ленточку и радостно представлял своей очередной девушке:
– А вот это моя лучшая подружка Эллис! Я менял ей памперсы и вытирал нос, когда был примерно в ее возрасте. Смотри, какая славная девчушка.
Эллис была вынуждена просто вставать и уходить в ответ на подобные оскорбления! Но так было в детстве, а когда она подросла, их отношения сильно изменились…


– Эллис! Противная девчонка, я тебя убью! – раздался голос Беатрис.
Она вынырнула из воспоминаний и открыла глаза. Подруга, как тигрица, металась по палате и была настолько взбешена, что заикалась.
– Нет, ну… Нет, ну вы только посмотрите на эту нахалку! Я всю ночь!.. Я все морги!.. А она тут валяется!
– Прости.
– Я даже вечеринку отменила!! – с надрывом заключила Беатрис и тихо застонала от этой мысли.
– И что, никто не пришел?
– А я могла кого-то принять?
– Ну, наверно, нет.
– У-у! – злобно погрозила ей Беатрис. – Я тебе припомню! Собирайся давай. Кстати, я купила тебе страховку. Можешь теперь все время лечиться в этой клинике, хоть буду знать, где тебя искать, если что… А теперь поехали домой. Ну, живо!
– Беатрис, спасибо тебе, но я не поеду.
– Ты что, умом повредилась?
– Да. Знаешь, кто владелец этой клиники?
– Бог с ним с владельцем, но главный врач здесь просто душка. Будь у меня побольше времени перед отъездом, я бы им занялась вплотную. Но может, еще будет такая возможность.
У Эллис пропал дар речи.
– …Ну что с тобой? Ты тоже положила на него глаз? Давай хотя бы сегодня не будем делить мужчин. Тем более он по возрасту больше подходит мне.
Эллис подняла на нее глаза:
– Знаешь что, Беатрис, никуда я с тобой не поеду. Это во-первых. Во-вторых, у тебя, кажется, бывший муж в Сан-Франциско, к которому ты собралась, и нечего теперь заглядываться на всех подряд. А в-третьих, забирай себе своего главврача и убирайся отсюда! – Эллис отвернулась к стенке. Хорошо, что длинные волосы закрывают лицо и плечи. Будет не так заметно, что она плачет.
– Эй, ты что? Эллис! Что произошло?
– Беатрис, – сказала она в подушку, – я никуда не еду. К тридцатому вернусь, чтобы посадить тебя на самолет. А пока не беспокой меня.
Некоторое время в палате стояла оглушительная тишина. Эллис даже приподняла голову, чтобы посмотреть, не ушла ли подруга. Но увидела ее, стоящую неподвижно посередине палаты. Потом Беатрис тихо сказала:
– Это потому, что я уезжаю, да?
– Нет.
– И цирк с такси тоже по этому поводу?
– Это не цирк.
– Эллис, но это же мелко, обижаться на меня за такое. Ты должна понимать, что я люблю Стива.
– Я и понимаю.
– А почему дуешься?
– Беатрис, я не дуюсь. Я просто хочу остаться одна. Мне много о чем надо подумать. И больница для этого – самое подходящее место.
– Ну хорошо, – Беатрис поджала губы, – думай. Когда надумаешься всласть, приходи домой. С хозяйкой я сегодня поговорила. Она оставляет тебе квартиру еще на год. Так что можешь ни за что не волноваться.
– Ой, Беатрис, спасибо тебе. Ты проплатила, да?
Та махнула рукой и отвернулась.
– Но я правда сегодня не могу…
– Ладно, черт с тобой. Можно подумать, я уговариваю тебя пойти домой, потому что оказала тебе услугу, заплатив за квартиру, а теперь ты должна выполнять любой мой каприз. Не в этом дело, Эллис. Делай как тебе нужно. Между прочим, я надеюсь, что ты поедешь со мной в Сан-Франциско.
– Беатрис…
– Не надо сразу давать ответ. Думай. Больница для этого самое подходящее место! Чао!
И Беатрис, громко цокая каблуками, вышла из палаты.


Она не вернулась домой к тридцатому декабря. И к тридцать первому тоже. Она вообще не захотела туда возвращаться и встретила Новый год в компании тяжелобольных, которых не отпустили домой на праздники. Надменная и сдержанная Беатрис посетила ее перед вылетом, сухо пожелала скорейшего выздоровления и ушла, дипломатично не затронув остальные темы.
Эллис осталась одна на белом свете, лежа на больничной койке и глядя в белый потолок. Ее удивляли собственные поступки и в то же время не удивляло уже ничего. Она дошла до той степени самокопания, что никакие разумные доводы уже не могли прийти в голову. Нужно было как-то выходить из кризиса. Нужно было за что-то цепляться. Паоло? Очень может быть. Но Паоло – это мина замедленного действия для любой неискушенной девушки. А себя она считала неискушенной. Во всяком случае, искренней и бесхитростной.
Однако совсем скоро пытливый ум Эллис нашел выход. Нужно как можно дольше оставаться в клинике! Для начала ей пришлось сказать, что у нее очень сильно стала болеть голова. Все засуетились, заохали, сделали томограмму и ничего не нашли. Поздравили, предложили выписаться через день. Не тут-то было! Эллис заявила, что дышать-то ей тоже больно. Особенно в левом боку. Ее перевели в другое отделение. Но и там специалисты, возлагавшие большие надежды на новое оборудование, не смогли найти изъяна ни в «моторе», ни в легких и вот тут-то, кажется, заподозрили симуляцию.
Паоло – единственный, кто был невозмутим. Головка с сердечком болят – обследуйте полностью. Опорно-двигательный аппарат забарахлил – хорошо, займемся и этим.
В общем, не найдя в медицинском справочнике ничего, что можно было бы еще притянуть к своей травме, Эллис выписалась к середине января.
С Паоло все это время они встречались каждый день, но он беседовал с ней как лечащий врач, и неплохой, кстати, врач, заметила про себя Эллис, но общения на личные темы он как будто избегал и даже не отпускал своих обычных двусмысленных шуточек. Медсестры, все до единой, вздыхали ему вслед и поговаривали, что на конец декабря у него была назначена очередная свадьба, но по каким-то причинам сорвалась.
А перед выпиской он ввалился к ней в палату с букетом цветов и в высокопарных выражениях пригласил на ужин. Прямо в тот же вечер! А пока она пыталась опомниться и обрести дар речи, оказалось, что он сам с ней уже обо всем договорился:
– Я рад, что ты согласна. Ну, значит, я за тобой заеду. Адрес у меня есть. – Он поцеловал ее в щеку, как в детстве, и оставил недоумевать в одиночестве.
До вечера было далеко, а домой возвращаться в любом случае нужно, хотя бы для того, чтобы переодеться. Паоло пригласил ее на ужин, а она совершенно не могла думать об этом и испытывать положенный в таких случаях трепет. Ее мысли занимал пустой дом, в котором нет ленивого вездесущего Цезаря, и гулкая тишина, что стоит по всем комнатам. Эллис было страшно, будто, зайдя туда, она непременно увидит призрак. Ох, если бы можно было методом телепортации появиться дома, переодеться, отдохнуть и уйти, но при этом не включать сознание. Раз – и ты уже в ресторане! Но так не бывает. Раз уж ей суждено пройти этот путь, нужно шагать по нему до конца. И зачем ей одной такая большая квартира?..
В клинике ее мысли всецело занимал Паоло, сознание лелеяли светлые воспоминания детства, а теперь нужно возвращаться к реальности, искать работу, налаживать свою жизнь. А делать это совершенно не хотелось. Более того, она чувствовала, что не может придумывать дальнейшую жизнь, у нее просто нет сил, она исчерпала себя и ничего не хочет.
В комнатах стояла музейная чистота. Эллис обошла все шесть, заглянула на кухне в пустой холодильник, и на нее вдруг навалилась такая черная тоска, что даже затошнило. У нее всегда в минуты сильного волнения к горлу подкатывала тошнота. Минут десять она стояла, глядя в паркетный пол. Потом начала успокаиваться. Все-таки она любит этот дом. И будет здесь жить, несмотря ни на что!
Эллис быстро привела себя в порядок, немного отдохнула, сходила в магазин, чтобы наполнить холодильник, глянула на часы: оказывается, она уже опаздывает! Неизвестно, что на самом деле испытывал Паоло, когда чуть позже отвешивал комплименты ее полуобнаженным плечам, задрапированным в темно-голубой шелк, но одевалась она уже впопыхах, не особо глядя в зеркало.
– Ты такая настоящая, – скажет он на прощание, подавая ей пальто и жадно глядя в вырез платья. – Обычно женщины становятся похожи на кукол, когда наряжаются в ресторан, а ты… Правда, с твоей внешностью можно не краситься совсем. Да и не одеваться!


…Заведение, куда они пришли, было престижное и дорогое, с большими столами, свободно расставленными по просторному залу, каждый из столов был окружен полукруглым глубоким диваном с высокой спинкой, создававшим эффект отдельной кабинки. Эллис и Паоло устроились в одном из таких уютных гнездышек, к которому их услужливо проводил официант. Похоже, Паоло считался здесь почетным клиентом.
– Я всегда ходил сюда только с женами, – как будто прочитав ее мысли, прокомментировал он.
Эллис вызывающе посмотрела на него:
– Я что, должна возгордиться?
– Нет. Я о другом. – Паоло смущенно хихикнул. – Я о том, что в Нью-Йорке у меня не такая репутация.
– Мне кажется, что в этом заведении к тебе питают слабость, вот и терпят, а твоя репутация написана у тебя на лице. Крупными буквами.
Паоло расхохотался.
– Я преклоняюсь перед твоим острым языком, Эллис. Зря ты не стала адвокатом. На процессах народ покатывался бы со смеху, а журналисты вдохновлялись на длинные эссе по поводу судебных дел. Представляешь, как много город потерял в твоем лице?
– Ничего себе! А три десятка рекламных щитов на Манхэттене и по окраинам, я уж не говорю о журналах!.. Да город любуется моими шедеврами, Паоло, и ты тоже, только ты не знаешь, где они висят.
– А кто-нибудь еще знает? – сказал он и зажмурился.
Она шлепнула его салфеткой по шее:
– Не волнуйся, у меня много поклонников! В смысле – поклонников моего таланта.
Паоло смерил ее взглядом, даже отодвинулся на диване, чтобы заглянуть под стол, и с видом эксперта ответил:
– Да, я их понимаю!
И еще раз получил по шее салфеткой. Он набрал воздуха, чтобы что-то добавить, но тот самый услужливый официант позвал его к телефону. А Эллис еще раз отметила, как трепетно в ресторане относятся к владельцу клиники с соседней авеню.
Из переговорной комнаты Паоло вернулся озадаченно-разочарованным и стал украдкой оглядываться по сторонам.
Эллис ясно почувствовала присутствие другой женщины. Не в ресторане, конечно, но в мыслях Паоло. Разговор не клеился. Когда вино было разлито, а легкая закуска расставлена по столу, он насторожился:
– Ну что с тобой, солнышко мое? Ты ни к чему не притрагиваешься. Тебя что-то беспокоит?
– Пожалуй, нет.
– Ну а в чем причина? Тебе плохо со мной? – Он склонился к ней низко-низко. – Малыш, хочешь, мы уйдем отсюда?
А лицо такое искреннее, а глаза такие огромные… и хочется в них тонуть, тонуть… Она помотала головой, чтобы выйти из этого гипноза. Детская несерьезная влюбленность делает с ней совсем недетские чудеса: а что, если она снова влюбится в этого ловеласа, который к тому же застрял сейчас между вторым и третьим браком и чудом не женился на Рождество, видимо перенеся свадьбу.
– Ты же женишься скоро, – прошипела она ему в лицо, – какой, к черту, «малыш» и «солнышко»?!!
– О! Эллис, я узнаю итальянский темперамент! А что касается свадьбы: ну и что? Мы же с тобой друзья. Просто друзья. Правда?
И он подарил ей долгий-долгий многозначительный взгляд с поволокой. Ей захотелось разорвать его на кусочки.
– Ну ладно, малыш, не злись. Ты же знаешь, как я тебя люблю. Зачем сразу о грустном: свадьба, свадьба… Может, ее еще и не будет.
Он взял ее за руку, подлил вина, пропустил ее пальцы между своими и снова посмотрел долгим немигающим взглядом.
– Эллис… Какая к черту свадьба? Маленькая моя… Я хочу выпить за нас. За наше прошлое! – Он вдруг неожиданно придвинулся к ней на широком полукруглом диване и, нежно поводя ладонью по обнаженной спине, стал говорить, касаясь губами ее щеки:
– Элиис, я всегда чувствовал, что между нами проскакивает какая-то искорка. – Его лицо сделалось откровенно-лживым. Паоло сел на своего любимого конька. – Я увидел тебя в ночь на Рождество и влюбился мгновенно… Эллис, поехали ко мне?
Она вздохнула. Ее обдавало то жаром, то холодом. Фу ты черт, зачем он все испортил этим предложением, ведь она почти поверила! Снова иллюзии. Он неисправим.
– Да, Паоло, а утром ты выкинешь меня и поставишь еще одну галочку в длинном списке своих любовниц. Слушай, а может, я окажусь под юбилейным номером? Может, мне будет полагаться бонус: каждому тысячному клиенту – приз от фирмы-производителя! Ты хороший производитель, Паоло, у тебя должно быть много детей по всему свету! – Она поднялась, чтобы уйти, но он дернул ее за руку и резко усадил обратно.
– Эллис, прости меня. – Он смотрел на нее очень серьезно. – Но к тебе я действительно испытываю слабость. Ты сама знаешь, что стоишь особняком в этом списке.
Она и сама на это надеялась.
– Да я вообще не в нем.
– Тем более что у нас одиннадцать лет разницы.
– Хорошо, что я была маленькой в самые счастливые твои годы!
– Эллис, не обижайся, это правда: когда я вижу тебя, мне никакие другие женщины не нужны.
Она посмотрела на него исподлобья:
– Да уж, это ты заучил наизусть…
– Что именно?
– Текст, по которому соблазняешь таких, как я.
– Почему ты так обо мне думаешь? – Паоло, кажется, слегка разозлился. – Я никогда не вру женщинам. И нет у меня никакого текста. Просто говорю, что приходит на ум.
– В таких случаях на ум приходит примерно одно и то же, причем не одному тебе и не одно тысячелетие, – язвительно заявила она. – Паоло, я правда пойду. Ты зря теряешь время.
– Хорошо. Только не пропадай. – Он неожиданно придвинулся и чмокнул ее в губы. И откинувшись к спинке дивана, прикрыл глаза от удовольствия, как будто смакуя послевкусие этого поцелуя. – Эллис, ты очень красивая. Это правда.
Она не слышала слов, которые он пробормотал себе под нос, провожая ее:
– Ну ладно, недотрога. Мы завоюем тебя другим способом!.. – А потом уже громче выкрикнул: – Ты хоть на свадьбу-то ко мне придешь?!
Почтенная публика начала оглядываться на них.
В ответ лишь громыхнула входная дверь.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Возьми меня на карнавал - Лестер Кристина



отличный роман)
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаСвета
1.10.2010, 10.41





мне не понравилось.
Возьми меня на карнавал - Лестер Кристинамарина
11.07.2011, 14.56





Мне понравилось!
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаСаша
3.12.2011, 8.42





Пожалуйста добавте книгу Кристин Лестер "Девушка в полосатом шарфе". Я так люблю ваш сайт!)
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаМикаэля
7.02.2012, 13.58





Роман на любителя, мне не понравился. Дело даже не в сюжете, сам стиль написания какой-то поверхностный и несерьезный....ГГ идиот какой-то в таком то возрасте.
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаЛюбовь
28.10.2012, 16.56





Роман не понравился, увы.
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаКайла
24.11.2012, 8.40





Мне тоже не понравилось. Не верю я в их любовь.
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаЧитака
21.02.2013, 20.53





роман вызывает неоднозначное чувство,потому что не Сказочка а Жизнь.Мне понравился.
Возьми меня на карнавал - Лестер Кристинавалентина
30.04.2014, 6.37





Роман понравился.
Возьми меня на карнавал - Лестер Кристинагалина
18.07.2014, 14.29





Очень понравились все романи Лестер!Рекомендую)))
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаРавенна
17.10.2014, 19.17





Бредятина... Прочитала 5 глав и последнюю..не верится в их любовь... Тягомотина все 10 глав!!!
Возьми меня на карнавал - Лестер КристинаЮля
18.10.2014, 0.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100