Читать онлайн Утро в Нормандии, автора - Лестер Кристина, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Утро в Нормандии - Лестер Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.49 (Голосов: 73)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Утро в Нормандии - Лестер Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Утро в Нормандии - Лестер Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Кристина

Утро в Нормандии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Это не важно, сколько она лежит и смотрит в потолок. Может, уже неделю. Она не считала дни. Морис иногда приходил ее покормить. Он приносил молока, круассанов, пытался с ней заговорить, но она лежала, заложив руки за голову, и молчала. Морис заботливо целовал ее в щеку и, озадаченный, уходил. Может быть, он думал, что это какой-то протест. Может, считал, что она отчаялась по поводу сессии. Морис был не слишком мудр, и его не интересовали внутренние движения чьей-то души, даже его собственной. Он просто переживал за Кейт и был добрым малым.
…После того как она вернулась домой от Жана, девчонки притащились за ней. Они, может быть, и не притащились бы, но у Кейт лежали их вещи. Кучей на полу. Когда они вошли, Кейт как раз занималась уборкой. Она скидывала с полок и столов все, что принадлежало предательницам, и футболила на середину большой комнаты. Она собиралась вынести все это в мусорных мешках за порог. Если эти пигалицы успеют раньше утренних мусорщиков, то их счастье. Если нет – увы, она ничем не сможет им помочь. Ничего страшного. Жан все им купит. И своей возлюбленной, и ее лучшей подруге. При этой мысли новая волна ненависти захлестнула ее, и, остановившись на полдороге из ванной комнаты, с горой косметики в руках, она со звериным рыком впилась пальцами во всевозможные флакончики и мяла-терзала их, пока на полу не образовалась разноцветная пенисто-ароматная лужа с кусками помад и переломанных зубных щеток.
Они появились на пороге, словно мокрые курицы: бледные, виноватые, с опущенными глазами, жалкие-жалкие. Особенно противно было смотреть на Барби. Она, видимо, предавалась мукам самобичевания, и это очень выразительно прописывалось во всей ее согбенной фигуре. Ну а что было нужно во всей этой истории Сандре – совершенно непонятно, думала Кейт. Ведь, в принципе, она могла сохранить нейтралитет и вместе с ним дружбу обеих подруг. Теперь же, выбрав Барби, она автоматически теряла Кейт. Более того: именно на нее Кейт больше всего и злилась. Надо же быть такой сволочью, чтобы ничего не рассказать ей! Ведь они не раз, наверное, обсуждали ее, сплетничали, придумывали, как скрыть от нее правду…
– Ну проходите, если уж пришли!
– Мы, собственно говоря, за вещами…
– Вот за этими? – Кейт указала рукой на бесформенную горку, возвышавшуюся на полу, скорее напоминающую старый хлам, от которого хозяева ежегодно избавляются перед Рождеством.
– Да, кажется… Что ты с ними сделала?
– Я производила уборку в доме. Этот мусор мне показался лишним. Так что забирайте, или завтра его заберут мусорщики.
– Кейт, нам надо поговорить, – решительно начала Сандра, но та, в упор ее не замечая, прошла мимо и обратилась к Барби:
– Ты довольна, дорогая? У вас с Жаном все в порядке?
– Да, в порядке. Но, Кейт, ты пойми, я…
– Так когда же, – воинственно сказала Кейт, – мне просто интересно, когда же начались у вас эти шуры-муры?
Барби сделала умоляющее лицо и сложила руки, как Дева Мария:
– Кейт, ты пойми, мне тоже…
– Да плевать я хотела, что тебе тоже! Ты отвечай на мой вопрос!
– В ма… в марте.
– Ага. А в апреле этот бабник потащился за мной в Париж и мы провели там целую неделю любви!
По лицу Барби пробежала судорога. Удивительно, холодно отметила про себя Кейт, но когда она не складывает губы бантиком, не хлопает ресницами, в общем, ведет себя, как нормальный человек, она и вправду красива…
– Я все прекрасно понимала.
– Понимала? Но мы же каждую ночь, слышишь, каждую ночь занимались с ним любовью. Я-то была не в курсе ваших отношений, но ты, как ты могла смотреть мне в глаза и прикасаться к нему, зная это?
Барби, казалось, опешила.
– Зная это?
– Неужели ты думаешь, что мы читали книжки по ночам, живя в одном доме и ночуя в одной спальне? – Она вдруг невольно вспомнила, как Жан говорил ей: «Что я, по-твоему, должен был делать вечерами, когда ты уезжала гонять до самого рассвета? В шахматы играть или читать Библию?».
– Кейт, – задыхаясь и выставив руку вперед сказала Барби. – Кейт, это правда? Он мне говорил, что вы не спите уже давно, просто ты не хочешь возвращаться к родителям, поэтому вы и живете под одной крышей. Только и всего.
– Врешь!!!
– Нет, не вру.
– Но ведь я говорила тебе совсем другое?
– Я думала, ты не хочешь говорить правду. Что тебе стыдно, что ваш роман так закончился.
– Но тогда ты могла предъявить права на него! Если он говорил тебе, что давно меня не любит!.. Господи, какой подонок!
– Я боялась твоего гнева. – Она слабо улыбнулась. – Вот как сейчас.
– Черт побери! И все это время он говорил мне, что любит меня, что я ему безумно нравлюсь в постели!
Барби почему-то начала икать.
– Он говорил мне, что ты дорога ему немного. По старой памяти…
– Вот подлец!
– …И что он выбирал между нами целых два месяца. А потом, в конце мая, сказал, что такая, как ты, ему не нужна и что он скоро расстанется с тобой, только это надо сделать мягко, чтобы не расстраивать тебя…
– Да он уже сделал мне предложение к тому времени!
– Но я-то не знала! И он повез меня в Париж знакомить с мамой и папой… Которых ты сегодня видела… Кейт! Он тоже мне врал! Не обижайся на меня.
У нее округлились глаза:
– Не обижаться? Может, мне и Сандре сказать спасибо? За то, что молчала, когда я жаловалась на него, когда рыдала у нее на груди, а она, зная настоящую причину моих бед, молчала и врала.
– Но, Кейт…
– И вы… ох… – Кейт застонала, вспомнив последний день в доме Жана, – и вы помогали мне выбрать свадебное платье! Ты и на это скажешь, что ничего не знала?! Я на ваших глазах собиралась за него замуж, потому что этот подонок сделал мне предложение, вы помогали мне, обсуждали детали мероприятия, а теперь ты говоришь, что не знала, что он спит со мной?
Барби молчала.
– Да ты просто не хотела ничего делать по-честному. Ты ждала, когда он сам скажет мне правду. Ладно, Барби, я поняла бы, если бы на твоем месте была другая. Но ты-то называла меня подругой, вот в чем фокус!
Та продолжала стоять перед Кейт, как первоклассница, которую вызвал директор школы.
– Барби, ты предательница!
– Но, Кейт…
– Господи, да как ты не можешь понять, что ты себя унижала этим, а не меня. Ты все знала, лезла к нам в постель третьей и даже не попыталась со мной поговорить! Я тебя сейчас поколочу! Мы же подруги, Барби!.. Были…
– Если хотите знать, – подала голос Сандра, – вот уж кого надо поколотить, так это вашего ненаглядного!
– Кого надо поколотить, так это тебя! – Кейт швырнула в нее учебником по-французскому.
– За что? – Сандра юркнула за пышную штору.
– И ты еще спрашиваешь? За то, что молчала, предательница!
– А как я могла между вами выбрать?
– А ты думаешь, что не выбрала? Мне кажется, ты поддержала предательницу Барби!
– Ну хорошо, если бы я рассказала, то не ты, а она устроила бы мне точно такой же скандал! А мне что делать?
– Убирайся отсюда! – Кейт взяла в руки увесистую латынь. – Тебя я вообще видеть не хочу!
– Ах, вон оно что! – возмутилась Сандра, чем довела Кейт до наивысшего проявления ярости. Та швырнула-таки в нее латынь, добавила еще какую-то методичку и стала оглядываться в поисках следующего аргумента. – Да ты знаешь, зачем мы сюда приехали?!
– Чтобы унизить меня перед родителями Жана и окончательно поставить все на свои места!
Воцарилось молчание. Кейт сделала вывод, что своим ответом попала в точку.
– Ну? Что скажете?
– В принципе… с первой частью ты, конечно, не права, никто не хотел тебя унижать… А вот насчет остального – да.
– Что «да»?
– Мы хотели… – подала голос Барби. – Сандра настояла, что мы должны тебе во всем признаться.
– Что – совесть замучила?
– Нет, просто невозможно было дальше скрывать. Да и когда-нибудь пришлось бы сказать тебе.
– А зачем я вам? Вы прекрасно без меня обходились. Вы лгали мне, вы украли у меня жениха…
– Минуточку! – возмущенно начала Сандра.
– …Вы приехали в Париж к нему, а не ко мне. Нет больше у нас союза! – Она вздохнула. – Да и никогда не было, похоже.
– Кейт, ты не права.
– Да уж. Ладно. Убирайтесь отсюда. Вот остатки вашего имущества. – Она еще раз указала на груду одежды вперемежку с обломками вещей. – И чтобы я никогда вас больше не видела. И никогда больше не пытайтесь со мной заговорить. И вообще – знать не хочу! Ни его, ни вас!
– …Ну как? – спросила Барби, когда за ними захлопнулась дверь подъезда.
– По-моему, концерт прошел неплохо. Ты была на высоте, когда изображала кающуюся грешницу. Жан будет доволен. Да и соседи повеселились.
– А мне ее жалко.
Сандра злобно прошипела:
– Ничего. Она тут нахватает еще французиков. Меняет парней как перчатки, а у других нет никого!
И в полном молчании подруги зашагали на улицу, где стоял особняк Самбра.
А Кейт легла на диван в гостиной и не могла встать с него несколько дней. Ее вымотал разговор с предательницами – теперь она мысленно называла их только так – и больше уже не хотелось ничего: ни есть, ни пить, ни жить. Она и не знала, что мир может показаться таким пустым и серым, как вот эта погода за окном. Хорошо, что у Мориса был запасной ключ от ее квартиры…
А в общем, если вдуматься, ничего серьезного не произошло. Она не лишилась крова, не лишилась близких, не лишилась здоровья… Она просто лишилась двух сильных привязанностей: давних подруг и возлюбленного. Отец сказал бы, что она страдает из-за ерунды.
…Когда у Мориса закончилось терпение… или деньги на молоко и круассаны, он в очередной свой визит ласково потрепал ее по щеке:
– Ну, малышка, ты как хочешь, а мне надо собираться к родственникам на Рождество. Позвони, когда намолчишься.
Он не хотел терять такую хорошую любовницу, тем более с отдельной жилплощадью, к тому же он был к ней немного привязан. Влюбленностью это назвать было нельзя, но Кейт восхищала его своим веселым и лихим нравом, рядом с ней он всегда чувствовал прилив оптимизма.
В общем, после его ухода ей пришлось встать. Прежде всего, надо было навести порядок в учебных делах. Если верить календарю, она должна три зачета и, кстати, один из них – Бернару. Отлично! Вот с него и начнем! – подумала Кейт, глядя в зеркало… А худоба ей к лицу, между прочим. Она выглядит совсем по-иному, и так соблазнительно… Обычное жизнелюбие взяло верх над депрессией, и после долгого и полного отдыха мозг Кейт заработал с лихорадочной быстротой и продуктивностью, правда, совсем не по учебной программе…


– А господин Маршан уехал домой буквально полчаса назад.
– Как уехал? А мне надо сдать зачеты…
– Очень сожалею, мадемуазель. – Молодой человек закрывал кафедру, громко бряцая ключами на весь гулкий коридор.
Только сейчас Кейт заметила, как всюду пусто.
– И что же мне делать?
– Но ведь все разъедутся на три дня. Вы забыли? С завтрашнего дня – выходные. Рождество…
– Черт побери!
– Ну не стоит так говорить про Рождество!
Но Кейт его уже не слушала, она мчалась по вечернему коридору, где, то тут, то там, гасили лампочки. Здание университета пустело и погружалось во мрак. Она приблизительно помнила, с какой улицы обычно появлялся Бернар, и надеялась догнать его. На улице шел мокрый снег.
– Кейт!
– Черт побери! Бернар! Я вас ищу! – Она запыхавшись, размахивая полами расстегнутой куртки, подбежала к нему. – Мне сказали, что вы уехали.
– Кейт! – Он так обрадовался, что с трудом сдержал желание обнять ее. – Ну наконец-то! С вами все в порядке? Я не видел вас целую неделю.
– Да. Только вот зачеты…
– Господи, да о чем вы говорите. Мы придумаем что-нибудь по остальным предметам.
– По остальным? А с вашим как быть?
– Считайте, что вы его уже получили.
– Спасибо. – Кейт явно испытала облегчение.
– Но вы действительно в порядке? Где вы были столько времени? Я даже спрашивал у Мориса… – Бернар немного насупился. – Он сказал, что вы живы-здоровы, но у вас хандра и вы не можете выйти из дома.
– В общем, он не наврал.
– Хотите поехать со мной? – Снег падал ему на светло-русые волосы, они искрились, как его глаза, и Кейт начала находить его, в общем-то, красивым.
– Куда вы меня зовете?
– В Нормандию. У меня там живут родители, и я спешу на поезд. Говорят, там настоящая зима, снег не тает.
– Нет, спасибо. У меня есть куда поехать, – наврала Кейт.
– Ах да, извините.
Он думает о Морисе, дурачок!
Несколько секунд они стояли молча: Кейт, глядя на лужу под ногами, а Бернар – на ее рыжую макушку. Надо как-то попрощаться. Надо что-то сказать. Кейт вдруг ясно поняла, что совсем одинока и, когда Бернар уйдет, она впервые в жизни, может быть, расплачется.
Вдруг они оба услышали звук подъезжающей машины. Кейт узнала ее, хотя уже наступали сумерки: красная спортивная «феррари». Из машины вышла женщина, которая часто заезжала за Бернаром, и остановилась, выразительно скрестив руки на груди и глядя на них.
– Ну вот, вам пора, – убитым голосом сказала Кейт. – Всего хо…
– Нет! Кейт, обещайте мне, что подождете меня здесь. Вот на этом самом месте. Я быстро с ней поговорю и вернусь к вам.
– А зачем?
– Дождитесь меня, Кейт! Хорошо?
– Ладно, валяйте. – Она опустилась на лавочку, но та была слишком холодная и влажная. Подстелив под себя длинный и доселе бесполезный хвост полосатого шарфа, Кейт устроилась смотреть, как воробьи делят хлебную корку.
Бернар отсутствовал недолго и через пару минут уже направлялся обратно, а женщина, посмотрев ему вслед и чего-то не дождавшись, громко хлопнула дверцей и уехала.
– Я вернулся. Вы не замерзли?
– Да ладно! Совсем не холодно, только сидеть мокро.
– А знаете что? Давайте, я поеду не сейчас, а последним поездом, он идет в половине двенадцатого?
– И что?
– А сейчас я приглашаю вас в ресторан. Здесь недалеко есть один неплохой. Там-то сидеть не мокро!
Кейт засмеялась. От молока и круассанов, съеденных за неделю, ей было тошно и хотелось полноценного ужина с хорошей порцией мяса.
– Я согласна.
– Ну так идемте! Можете взять меня под руку. – Он предложил ей локоть в черном пальто.
Кейт весело глянула на него:
– Может, перейдем на «ты»?
Бернар остановился и повернул ее к себе, взяв за плечи.
– Тебе правда этого хочется?
Кейт немного отстранилась:
– Нет, просто так будет удобней разговаривать.
Они поужинали, болтая о пустяках, будто были знакомы уже лет десять. Бернар сказал, что она очень аппетитно уплетает мясо, впору сниматься в рекламе какого-нибудь ресторана или колбасной лавки.
– Ты не знаешь, что такое голод! – назидательно произнесла она с набитым ртом, подняв над собой вилку.
Она съела двойную порцию фруктового салата и только после этого почувствовала, что жизнь налаживается.
– Ну что, Кейт?
– А что? – Она готова была громко икнуть, впервые за неделю испытывая блаженство сытости.
– Я боюсь спугнуть свое счастье. Не знаю, что тебе предложить в продолжение вечера. У нас есть время, может, пройдемся куда нибудь?
– Можно прогуляться и по улице. Сейчас не холодно… – Голос ее сорвался.
За соседний столик садился Жан, он был один. Она вскочила, громко прочертив стулом об пол. На нее начали оглядываться. Жан тоже увидел ее. Потом Бернара.
Он тоже встал из-за стола. Минут пять они стояли, молча глядя друг на друга, интригуя публику вокруг. Потом Кейт жестом пригласила его за свой столик. Жан подошел, но садиться не стал. Теперь они возвышались над Бернаром и продолжали молчать, но уже рядом.
– Кейт, прошу тебя, не надо этих сцен. Ты ничего не добьешься.
– Бернар, познакомься, это Жан, мой бывший любовник.
– Очень рад… впрочем… – Бернар, казалось, был готов провалиться под землю.
– Чему именно ты рад?
– Я не хочу вам мешать, всего хорошего. – Бернар бросил деньги на стол и вышел из ресторана.
Жан попытался проследовать в том же направлении.
– Жан! – повелительно прокричала она на весь зал.
Он раздосадовано подошел к ней, взял под руку и потащил к двери:
– Кейт, прошу тебя, давай выйдем.
– Хорошо.
Они вышли под снег, Жан схвати ее за рукав и резко развернул к себе:
– Хватит преследовать меня, слышишь? Заведи себе другого. Что – Бернар тебе не нравится?
– Жан! Я не преследую… – От возмущения она забыла французский язык и заговорила по-английски. – Я… Мы ужинали тут! Чего ради ты приперся!
– Ты прекрасно знаешь, что это – мой любимый ресторан. И нечего сюда шляться, чтобы похвалиться новым ухажером.
– Да я… Да я… Это Барби твоя знает все твои любимые рестораны! А меня ты не удосужился просветить на этот счет!
– Ну ладно, извини. Теперь уже знаешь. Я не хочу, чтобы мы встречались в моем городе.
Кейт похолодела. Отчетливо разделяя слова, она произнесла ему в спину со всем сарказмом, на который только была способна:
– Тогда попроси мэра провести черту, чтобы поделить городскую территорию! Потому что я тоже собираюсь тут жить!
Она осталась стоять под мокрым снегом, заложив руки в карманы куртки и глядя высоко-высоко, на изливающий желтый свет фонарь. Это, чтобы слезы не вытекали. Вокруг были елки и санта-клаусы. Господи, как хочется его догнать и выпросить, вымолить, чтобы он не бросал ее…


Проведя праздники в полнейшем одиночестве, скрашенном двумя визитами Мориса, которого Кейт считала уже чуть ли не частью обстановки в квартире и больше не допускала к своему телу, она поняла, что надо действовать решительно. Интересно, где Жан останется на Новый год? Скорее всего, если требует работа, уедет в Штаты, потому что главный семейный праздник уже прошел, а Новый год можно встречать и не с родителями… И, не мешкая ни секунды, она отправилась в особняк Самбра.
– …А что вы, собственно, хотели от нас, мадемуазель? – Арлет смотрела сурово. После довольно любезного приглашения пройти, после светской беседы о рождественской погоде в Техасе и Франции, Арлет поняла, что пора переходить к делу и не церемониться.
– Чтобы вы всего лишь ответили на вопрос: где Жан?
– Зачем он вам?
– О господи, я же сказала: хочу с ним поговорить.
– Я не понимаю, о чем вы хотите говорить с ним?
Кейт опешила:
– Простите, но почему вы спрашиваете? Это наше дело. Мое и Жана.
– Ошибаетесь, моя милая. Жан рассказал мне о вашем коварстве…
– О моем ко… о чем?
– Да-да, о вашем коварстве. Вы ведь долго пытались его на себе женить?
Кейт задохнулась от обиды:
– Вы бы не говорили таких слов, пока полностью не знаете правды. Жан сам предложил мне руку и сердце. И мы даже назначали дату венчания в церкви. Да! – Кейт чувствовала приближение слез. – А потом… А потом…
– Успокойтесь, деточка. Не надо так волноваться. – Арлет мягко усадила ее обратно в кресло, из которого Кейт постоянно выпрыгивала, услышав очередную обидную вещь. Видимо, слезы уже слышались в ее голосе.
– А вы бы на моем месте не волновались? Я не знаю, что они вам наплели. Конечно, вы поверите собственному сыну, а не какой-то там… не знаю, что он говорил про меня. Но я еще раз повторяю: все было очень серьезно до последнего момента!
– Кейт, у каждого своя правда. Вы ни разу не слышали такую истину?
– Да не может тут быть никакой своей правды! Он даже не удосужился мне все объяснить. Просто бросил, и все! А потом извольте – Барби его невеста!
– Барбара очень хорошая девушка.
– С бульдожьей хваткой. Вот увидите, в каких ежовых рукавицах у этой хрупкой куколки вы все однажды окажетесь!
– Кейт, ты не должна так говорить о моей невестке.
– Она также моя бывшая подруга. Очень давняя и близкая. Уж кто, как не я, могу говорить о ней все, что думаю!
Арлет помолчала.
– В таком случае, Кейт, я не вижу больше причин принимать вас в этом доме.
– Вы меня выгоняете?
– Просто прошу не беспокоить нас больше своими визитами.
– Вы так ничего и не поняли! Ведь я говорила вам чистую правду!
– Кейт, – вкрадчиво и даже ласково сказала Арлет, – ваша правда все равно ничего не изменит. Это во-первых. А во-вторых, я настаиваю, что у каждого правда – своя. Всего хорошего, Кейт.
– Вы хотя бы можете сказать, где мне искать Жана? – не давая ей закрыть дверь, проговорила Кейт.
– Нет, моя дорогая. Он просил его не искать. Он вас не любит… И не хочет. Уходите!
Кейт отшатнулась от захлопнувшейся двери. А главное – от ее слов. Все предыдущие унижения были просто булавочным уколом по сравнению с этим. Сейчас она чувствовала, будто ее ударили обухом по голове.
Итак, мама Жана, разумная, добрая, тонкая и глубоко интеллигентная женщина, выставила ее за порог. Сам Жан не хочет ее видеть. Что же ей делать? Пойти и съесть смертельную дозу любимых круассанов? И Кейт впервые за всю свою жизнь потянуло задать этот вопрос отцу.
– Ты вешаешься ему на шею, а он тебя знать не хочет! – вынес тот свой вердикт. – Но если он тебя всерьез чем-то обидел, то скажи, я набью ему физиономию!
Кейт пожаловалась, что мечтала бы сама набить ее, да негде взять, и тут отец огорошил:
– А мы виделись сегодня утром. Он закупает в нашем супермаркете продукты. Говорит, готовится к банкету на своей базе. Они тут встречают Новый год.
– Папа! Папа! Я буду не я, если завтра не прилечу к вам! Пока!


…Зажмурив глаза от смущения и стыда, она прямо из аэропорта пошла к Бернару и напомнила о его обещании. Билет на ночной рейс лежал в кармане, и вдруг Кейт осенило: она же не сдала зачеты! Значит… только один человек может помочь. Это, конечно, неслыханная наглость, но у нее нет выхода. Как ни странно, Бернар, который, по ее разумению, должен был обидеться, сказал, что после новогодних праздников он все уладит.
В окружении однокурсников Кейт они снова говорили на «вы»:
– Кейт, у вас все в порядке… после того случая в ресторане?
– Да, спасибо. Мне очень стыдно перед вами.
– Пустяки. Он… вас не обидел?
Она вздохнула. Ну в самом деле, ей еще не хватало повесить на Бернара свою неудавшуюся личную жизнь. Чтобы он и ее после праздников уладил. Она улыбнулась своей невысказанной шутке. Бернар приписал ее загадочное молчание и улыбку совсем другим причинам и с явной ревностью в голосе произнес:
– Собственно, мне-то нет никакого дела до вашего Жана. Но, вижу, у вас все хорошо. Рад за вас.
– А уж я-то как рада! – пробормотала Кейт.
– В самом деле?
– Я шучу. Бернар. Мсье Маршан. Я хотела бы отпроситься у… у кого вообще тут нужно отпрашиваться? Мне позарез нужно в Техас дня на три. – И Кейт на всякий случай устремила на него самый искристый взгляд, какой только смогла.
Бернар втянул воздух и заскользил взглядом по ее фигуре.
– Мадемуазель Морган, я… я… Кейт, я думаю, это можно сделать.
– И мне ничего не будет? Вы поможете мне?
– Ты же знаешь, я питаю к тебе слабость.
Это было приятно услышать после того холодного душа, который вылила на нее Арлет.
– Хорошо, мсье Маршан, – произнесла она ангельским тоном и добавила огня во взгляд, как бы невзначай задев его бедром, затянутым узкими джинсами.
Ей показалось, что сейчас Бернар или упадет в обморок, или накинется на нее прямо на глазах изумленной публики. Судя по всему, он был склонен к последнему варианту.
– Что вы хотите от меня? – спросил он тоном, каким обычно разговаривают с любовницами после первой ночи, обсуждая вознаграждение. Глазами он пожирал ее фигуру, не стесняясь окружающих.
Кейт опешила. Бернар – самый загадочный мужчина из всех, кого она встречала!
– Я… ну, я же говорю, чтобы мне перенесли сессию и… ничего за это не было. – На всякий случай она отступила в сторону.
– Ага. А кто потом за вас будет ее сдавать? У нас серьезное заведение, Кейт. – Бернар улыбался.
Как они все быстро раскусывают, что она не любит учиться! Морис вот тоже сразу сообразил, что она променяет учебный день на хорошую прогулку или… Впрочем, так они и поступали частенько.
– Ладно, Кейт. Вы можете отлучиться на несколько дней. Я устрою, что вам «ничего не будет». Четырех вам хватит?
– Думаю, что да.
– А… Вы едете к родителям или к… нему?
– Но вам же нет до этого никакого дела! – Поразительно, как этот человек сумел вытащить ее из такого черного настроения всего несколькими фразами. По дороге сюда она была готова разреветься от обиды и безнадежности, а сейчас уже увлеченно флиртует с ним, и ей упрямо кажется, что он специально ее провоцирует. – Что вы еще хотели мне сказать? – Кейт многозначительно смотрела на него из-под челки.
– Что желаю вам удачи! – Это было произнесено насмешливым и дразнящим тоном.
Кейт отчетливо поняла, что он вкладывает в свои слова прямо противоположный смысл.
– Спасибо! – в тон ему ответила она и ушла.
– Да… Какой идиот! Разве это мог быть Морис?.. – одними губами прошептал он ей вслед.
Она удалялась своей дразнящей походкой, слегка покачивая бедрами. Походкой, которая была знакома ему до боли в сердце и которая снилась ему в самых волнующих снах…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Утро в Нормандии - Лестер Кристина

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Утро в Нормандии - Лестер Кристина



впечетляет!
Утро в Нормандии - Лестер Кристинабэлла
17.09.2013, 22.09





потрясающе!!! и как можно так гармонично прописать юмор и глубокие переживания героев в одном произведении? очень-очень-очень понравилось все!!! хотелось и плакать и смеяться одновременно с героями... потрясающая глубина человеческих отношений. и в тоже время легкость прочтения и восприятия. аплодирую!!
Утро в Нормандии - Лестер Кристинаночка
18.09.2013, 0.32





Отличный ромаН. Давно такого не читала и смеешься и плачешь. Спасибо автору и переводчику. Все замечательно.
Утро в Нормандии - Лестер КристинаИрина
8.11.2013, 2.06





Я бы не сказала, что "АХ!", но впечатление в целом приятное. Понравилось, что характеры героев неоднозначные, со своими плюсами и минусами.
Утро в Нормандии - Лестер КристинаТаша
8.11.2013, 4.49





Фу!!! Ужас!!! Как можно это читать? девушки, где ваш вкус?
Утро в Нормандии - Лестер КристинаИрина
8.11.2013, 16.05





Ирине.Там же где и Ваш - на сайте дамских любовных романов.
Утро в Нормандии - Лестер КристинаТаша
8.11.2013, 16.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100