Читать онлайн Утро в Нормандии, автора - Лестер Кристина, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Утро в Нормандии - Лестер Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.49 (Голосов: 73)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Утро в Нормандии - Лестер Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Утро в Нормандии - Лестер Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Кристина

Утро в Нормандии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Ах, значит, он полюбил ее «за яркую обертку»?! Значит, он ничегошеньки не видел дальше этой обертки? И слово-то какое придумал: «обертка», как будто она конфета или товар, упакованный в подарочный фантик! И любил он, значит, именно эту обертку, а вовсе не то, что внутри. Господи, да он же просто не знал, что у нее есть что-то внутри! Он не удосужился это узнать! Кейт зашмыгала носом, хотя это было категорически запрещено. Еще чего не хватало, плакать из-за какого-то… как там папа сказал? Фигляр… вот он кто! Ведь он же умный, совсем неглупый, ведь не мог же он не заметить, что она не пустышка. И что кроме длинных ног и красивых волос у нее кое-что есть еще… И что под красивой одеждой у нее спрятано не только красивое тело, но еще и сердце, которое умеет любить… И что нужны ей не только мотоциклы, но и…
– Ох, Жан, – простонала она, привалившись к холодному боку своего Харли, – любимый мой Жан, как ты нужен мне!!!
Она сидела прямо на земле, уронив голову на руки и согнув колени.
…Когда первые восторги по поводу Сорбонны улеглись и девчонки, призванные ее утешать, наконец отчалили, не без обиды, впрочем, за «ложную тревогу» среди ночи, она осталась один на один со свой радостью и горем одновременно. Вот тут-то к ней и подошло настоящее понимание всего произошедшего. Оно, это понимание, в какой-то момент целиком заполнило ее юную душу, которой еще ни разу не приходилось переживать ничего подобного. То была настоящая взрослая жизнь, а не сон и не игра, а с наступлением утра нельзя было все забыть или сказать: «чур, я выхожу!».
Наконец, после долгого одинокого молчания, оптимизм и самоуверенность взяли верх над мрачными мыслями, и она, вздернув подбородок, громко прошептала, погрозив кулаком в пространство:
– Ну… ты у меня еще попляшешь! – После чего поднялась и решительным шагом отправилась в дом.
В холле и нескольких боковых комнатах все еще горел свет, хотя на улице давно стояло солнечное утро. Город пробуждался к новому рабочему дню, кажется, среде, а на их окраине, застроенной семейными коттеджами, стояла последняя прохлада, которая обычно уже в семь утра таяла и превращалась в зной. Оглядев с балкона панораму своего квартала, Кейт заметила себе, что в словах Жана, пожалуй, есть доля здравого смысла: местечко здесь не очень-то веселое, как, впрочем, и весь юго-запад штата. Но и она права: ночные гонки были единственным доступным ей развлечением, учитывая местный колорит и нескончаемые открытые дороги на сотни миль…
Кейт мужественно вошла в спальню, в которой стоял огромный комод с бельем, и начала собирать вещи. Бросив два больших чемодана на кровать, она вдруг обернулась и увидела свое отражение в зеркале. Да, прав был тот сумасшедший француз, сравнивший ее с львенком. Между прочим, Жану почему-то в голову не приходило назвать ее так. Дальше стандартного «Рыжика» дело не шло, но чаще всего он просто игнорировал эту заметную деталь ее внешности.
Кейт опять с досадой вспомнила про «яркую обертку». Значит, она должна стать еще ярче! И вообще – стать другой! Он увидит ее, поймет, от какого сокровища отказался, и все забудет… И даже если у него появилась другая… Все равно она заставит его думать, что лучше нее на свете девушки нет! Кейт еще раз прошлась глазами по своему отражению и усмехнулась, вспомнив того француза. Как там, бишь, его звали? Кажется, Бернар…
Это случилось в ее первую поездку во Францию, в апреле, когда она подавала документы в Сорбонну. Он подошел к ней, когда она нежилась в лучах весеннего солнышка, развалившись на скамейке в университетском парке, и нарушил ее мирную дрему. Кейт ждала, когда за ней придет Жан, чтобы отпросить у бабушки на пару дней с ночевкой. Он тогда специально взял недельный отпуск, чтобы вырваться из Техаса и показать ей «наш будущий город счастья».
Поездка в гости к кому-то из друзей Жана обещала быть увлекательной и самое главное – давала возможность отдохнуть от прародителей, у которых она проживала и которые, правду сказать, достали Кейт очень сильно. Предвкушая двухдневную свободу, она чувствовала себя в высшей степени ублаготворенной и чуть ли не мурлыкала, пригревшись на уютной лавочке.
– Вы знаете, мадемуазель, пока я не посмотрел в вашу сторону, я и не думал, что в Париже водятся дикие львы.
Кейт открыла глаза и увидела молодого мужчину с сумкой в руке, он тут же уселся на скамейку, расположенную углом к той, на которой сидела Кейт, и стал откровенно разглядывать ее.
– Вы сумасшедший? – поинтересовалась она.
– Нет. Я преподаю в университете. Меня зовут Бернар. А вы похожи на львенка. Вам никто еще этого не говорил?
Он был симпатичен. И даже красив. Но совершенно не похож на Жана, поэтому Кейт не стала толком разглядывать его, ведь ее привлекали только черноволосые мужчины, напоминающие в той или иной степени ее возлюбленного. Остальные были просто серой массой.
– Откровенно говоря, нет. Да и вы зря стараетесь: я не студентка, я всего лишь подаю документы, и нечего меня клеить.
Но несмотря на столь суровую отповедь, взгляд ее был отнюдь не суровый, а лукаво-насмешливый, впрочем, глаза у нее всегда казались насмешливыми из-за слишком густых нижних ресниц. Она смотрела на него из-под пышных волос, шапкой спадавших на лоб и плечи, и беззаботно улыбалась. Кейт знала, что в таком ракурсе она выглядит в высшей мере соблазнительно.
– Вы самый настоящий львенок, – еще раз мечтательно произнес Бернар. – В вашей улыбке притаилось солнце и вечное лето.
Она закинула длинную ногу в остроносом ботинке на его скамью, задев подошвой сумку, и вызывающе посмотрела, скрестив руки на груди, мол, ну давай, прогони меня, попробуй.
– А что, на львицу я не тяну?
– Да нет, почему… Но у львиц не бывает гривы. Впрочем, вы похожи на молодую львицу. Вы такая… – Он вдруг смутился и замолчал, пройдясь взглядом по ее фигуре.
Кейт заерзала на лавочке, поняв причину его смущения, и почему-то сама смутилась.
– Ну… я пойду, пожалуй. У меня там… ждут меня там…
Она ловко и как-то вызывающе зашагала по аллее, позвякивая каблуками и металлическими цепочками на ботинках, как будто каждый шаг доставлял ей невероятное наслаждение.
Сандра и Барби всегда говорили, что у нее красивые ноги, которые не нужно прятать, но она как раз предпочитала засовывать их в джинсы. Ноги у нее действительно были длинные, даже непонятно, чему тут завидовать, иногда в сердцах думала она, ведь это же неудобно – таскать за собой такие длинные конечности. Но покорялась судьбе, потому что мужчины находили эту ее особенность восхитительной.
– Ты сведешь с ума всех французов! – сказал Жан, сгребая ее в охапку у входа в парк. – Посмотри, как на тебя оглядываются.
Жан тоже откровенно любовался ею. Когда она вот так улыбалась безмятежной, и вправду королевской улыбкой львицы, застигнутой в благодушном настроении, вокруг словно рассветало утро. Кейт умела создавать настроение вокруг себя. И конечно, пользовалась и этой данностью тоже.
– Ты уже освободился? – Слова этого сумасшедшего Бернара добавляли остроты ее ощущениям, она чувствовала себя счастливой и желанной…
– Да. И похищаю тебя из стен самого скучного заведения.
– Почему же «самого»? – лукаво сказала Кейт, украдкой оглянувшись на лавочку, где сидел Бернар и не стесняясь смотрел, как они обнимаются.
– Да потому что я не могу себе представить тебя за университетской партой. Ты не создана для учебы.
– А для чего я создана? – прошептала Кейт и наградила его долгим многозначительным взглядом.
– Это я расскажу тебе сегодня ночью… – И Жан подкрепил свое обещание нежным затяжным поцелуем.
Когда Кейт почувствовала, что он может увлечься, ей вдруг почему-то стало стыдно перед Бернаром, который, наверно, все еще сидит на скамейке, и она потянула Жана за рукав к выходу.
…Ну вот, опять она вспоминает это! Нельзя так себя терзать. Спальня, нежные руки Жана, его привычный шепот… Господи, как же им было хорошо здесь! Нет, это просто какое-то недоразумение, Жан обязательно вернется к ней… А иначе про нее будут сплетничать… Свадьба-то не состоялась. И оказывается, ее видели в салоне для новобрачных, ведь от кого-то Жан об этом узнал? Значит, уже многие в курсе, что она собралась замуж. А жених исчез! От этой мысли ей стало совсем плохо, даже комната поплыла перед глазами. Надо срочно, ни секунды не мешкая, бежать во Францию и – концы в воду. Пусть думают, что свадьба состоится там. А что? Неплохая идея, если девчонки уже не насвистели кому-нибудь.
Она не глядя покидала свои вещи в чемоданы, немного призадумалась, какие документы ей могут еще понадобиться и не придется ли за ними возвращаться. Но тут же успокоила себя тем, что вернуться она успеет, ведь на дворе июль, а до сентября еще месяц с лишним. Она позвонила отцу и поставила его перед фактом, не давая даже высказать свое неодобрение. Впрочем, он был, хоть и удивлен, но, как ей показалось, доволен. Он всерьез рассчитывал, что учеба и жизнь в Европе переделает его легкомысленную старшую дочь.
Когда такси уже нетерпеливо стрекотало мотором, а она волочила огромные чемоданы к калитке, Кейт обернулась, чтобы посмотреть еще раз на дом. Подружки из колледжа и одноклассницы из тех семей, что были победней, всегда завидовали ей: какой шикарный коттедж! Какой шикарный француз! Какая шикарная жизнь тебя ожидает, когда вы уедете! И что же? Она, как побитая кошка, тайком удирает за своим женихом, который бросил и ее, и этот дом… Как некрасиво! И надо же ей было вляпаться в такую историю. Кейт даже не заметила, что уже забыла о своем горе и репутация ее волнует сейчас гораздо больше. Впрочем, обо всем этом надо думать на свежую голову. Впереди еще автобус и самолет, а остальное пусть будет в прошлом, покрытом красной техасской пылью…


Факультет иностранных языков или лингвистический, на который была принята Кейт, отец выбрал совсем не зря. Языки – это единственное, что всегда давалось ей легко. Кейт, которая от всех преподавателей в школе слышала нарекания в основном по поводу дисциплины и не поднималась в своих годовых результатах выше среднего балла, с детства знала два языка. Она без усилий могла общаться как на американском английском, так и на французском. Отец никогда не ставил себе цели выучить ее французскому, но иногда заговаривал с ней на родном языке, а она хватала, что называется, на лету. А в школе иностранный язык был единственным предметом, за который у нее выходил высший балл. Кейт ничего не стоило запомнить два десятка испанских слов, едва пробежав по ним глазами, и на следующем занятии без запинки выдать новый список из словаря. Казалось, эта способность была заложена в ней самой природой, как бы в противовес ее огромному, всепобеждающему нежеланию учиться вообще. Ну что ж, языки так языки, думал отец, если суждено ей получить диплом, пусть это будет Сорбонна. А если уж ее не заставят учиться тамошние преподаватели, значит, этого не сможет сделать никто…
Папа строго-настрого запретил ей жить где-либо, кроме как у бабушки и дедушки. Они жили в Париже, оба раньше преподавали в колледже, и француженкой была только бабушка, а дедушка был на самом деле англичанином, поэтому и фамилия у них была английской – Морганы.
Бабушка и дедушка оказались еще более противными и консервативными, чем отец: они не разрешали ей бродить по клубам до утра, не позволили взять напрокат мотоцикл или хотя бы скутер, мотивировав это тем, что ей тут нужно учиться, а не гонять с утра до ночи по улицам. Они заставили ее снять с себя кожаную «косуху» – неизменный байкерский атрибут… Правда, взамен ей Кейт тут же купила симпатичную мотоциклетную куртку под цвета французского флага – пусть знают! Но в ней было жарковато даже по ночам… И вообще, заявили они, современная молодежь совершенно перестала ходить пешком и слушаться старших…
А ведь на дворе был еще август, и она имела полное право отдыхать!
В общем, уже в первые три дня Кейт захотелось свалить от бабушки и дедушки куда подальше, хотя они жили в центре города, в очень удобном и красивом районе. Как вариант, оставалось, конечно, общежитие, но у нее созрел другой план.
Многие студенты, приехавшие из-за границы, снимали квартиры в городе, и Кейт решила последовать их примеру. Она позвонила отцу и заявила, что не может больше жить со стариками, это ущемляет ее свободу, но главное – портит им здоровье, а ведь они уже пожилые люди, им надо беречь свою нервную систему… и так далее…
– Тебе нужны деньги на квартиру, в которой будет проживать твой ненаглядный? Хотел бы я, чтобы он сам вызвался ее оплатить, – ворчливо заметил отец.
Кейт вздохнула и мысленно отметила, что тут у них с отцом впервые совпали желания, но Жан, увы, не собирается жить с ней.
– Но, папа, он же…
– Бросил тебя, а ты кинулась его догонять.
– Папа! Ну что я буду делать в общежитии? Там же комнатки такие маленькие! Мне будет мало места.
– Скажи, что туда не будут пускать твоего Жана, если ты, конечно, его догонишь и вернешь… Да и зачем тебе много места? На одного человека вполне достаточно. Ты знаешь, как в мои времена жили в колледже?
– Папа, – Кейт застонала, – не надо!
Господи, действительно, как же она будет приглашать к себе в гости Жана? А уж привести его в дом к старикам, которые с апреля месяца невзлюбили его, было бы верхом легкомыслия. Так он точно к ней не вернется. Тут нужна своя квартира, с просторными комнатами. С большой спальней… Она вздохнула. И маленьким гаражом во дворе. Как же плохо без мотоцикла!
– Кейт! Ты оглохла?
– Что папа?
– Где твой мотоцикл?
Она потеряла дар речи. Черт побери! Ведь ее родной, любимый Харли остался в том доме, на другом конце города от родителей и теперь стоит там совсем один! Она даже не подумала о нем, уезжая! Часто вспоминала, жалела, но ей даже в голову не пришло позаботиться о его «переселении». Теперь туда могут приехать другие люди и кататься на нем, а то и продать! Кейт тихо заскулила от этой страшной мысли.
– Папа! Папочка! Забери его к себе!
– Кого?
– Харли. Ты же сам мне его купил. Тебе же должно быть его жалко!
– Да, хорошо. Если новые жильцы не выкинут меня за калитку.
– Там еще никого не будет неделю. Папа! Ну пожалуйста! Ключи в обычном месте.
– Я же сказал, что заберу. Перестань ныть, Кейт.
– Ладно, папочка. Но денег на твоем месте я бы все-таки выслала.
– Так. Может, мне взять свое обещание обратно?
– Нет-нет! Я пошутила!.. Ладно уж. Поживу пока у дедули с бабулей.
– Ты всегда можешь перевестись в общежитие. Сходи хотя бы посмотри на эти домики. Может, тебе понравится. Там целая улица, насколько я помню, очень красиво.
– Там нет Жана, – прошептала она.
– Что?
– Это я так. Пока, пап. Привет всем…
Она положила трубку и несколько секунд стояла в оцепенении, разглядывая паркетный пол дедушкиной гостиной.
М-да. Надо искать работу. От папаши денег не дождешься. Ну если только выйти в бакалавры досрочно…
А ведь папа прав. Пусть Жан оплатит ее жилье. Ведь потом, когда все будет хорошо, они не смогут жить у его родителей! Он обязательно вернется к ней. Он, наверное, уже пожалел о своем поступке и ищет ее… А она тут, во Франции… Стоп. И впервые за много-много месяцев совместной жизни ей пришел на ум вопрос, который, впрочем, уже задавал ей Жан…
Ты ни разу не видела моих родителей. Тебе не приходило в голову, что мне следовало бы вас познакомить?
А ведь так и есть! Они целую неделю были в Париже тогда, в апреле… У нее сжалось сердце от мелькнувшей догадки. Неужели он и вправду никогда не собирался жениться на ней?
Кейт мрачно собралась, повертелась для порядка перед зеркалом и неожиданно для себя самой направилась в сторону жилых корпусов Сорбонны.
Побродив немного между зданиями, не найдя в них ничего прелестного и почему-то отметив, что тут и разогнаться-то негде, она уселась на ту же скамейку, что и в апреле. А может быть, на другую, но похожую, и уставилась в одну точку невидящим взглядом. Надо было что-то решать с проживанием и разобраться с Жаном. Неужели он такой подлец?
– А, мадемуазель, здравствуйте! – Перед ней снова стоял тот самый сумасшедший Бернар и радостно улыбался. – Вот мы и встретились.
– Да уж, – недовольно пробормотала она.
– А я и не сомневался, что увижу вас снова.
– Я тоже. Вы, наверное, живете на этой скамейке?
– Нет, но поджидаю вас с самого апреля. Вы просто обязаны были поступить и, мне кажется, поступили. Не так ли?
– Да, так.
– Вы чем-то недовольны?
– Как вам сказать?.. Я хочу помолчать.
– Извините. Я просто очень обрадовался, увидев вас, и как-то не подумал, что могу помешать. Вы, наверное, ждете того молодого человека?
– Нет!!! Никого я не жду. Я же сказала, что хочу помолчать! – И она резко отвернулась, взметнув в воздухе рыжей гривой, из которой, как показалось Бернару, посыпались искры.
Он тихо отошел в сторону и медленно направился прочь.
– Черт побери, ну какая же я дура! – пробормотала Кейт, которой на самом деле было невыносимо сидеть одной. – Бернар!
Он резко обернулся, как будто ждал ее окрика.
– Бернар, – она неуклюже поднялась со скамьи, оступившись на невысоком каблуке своих неизменных байкерских ботинок, – Бернар, ну… если… может, вы помолчите со мной за компанию?
– Хорошо. Если у меня получится.
Примерно с полчаса они сидели рядом, закрыв глаза. Наконец Бернар заговорил (видимо, действительно у него не получалось молчать):
– Простите, что снова прерываю вас, но начинается дождь…
Тут Кейт и сама поняла, что он начинается, потому что на нее закапало, а через минуту, за которую они успели добежать до развесистого дуба, по всем аллеям парка уже молотил плотный ливень с градом. Конечно, они намокли, но не сильно. Пока Бернар раскрывал зонт, они как раз добежали до ветвей. Когда они мокрые, тяжело дышащие, оказались под одним зонтом, смеясь и перебрасываясь шутками, Кейт вдруг испытала неожиданное чувство: ей захотелось соблазнить его прямо здесь, под этим деревом, без всяких на то причин. Она даже не успела понять, что произошло… Несколько секунд они молча смотрели друг другу в глаза, стоя близко-близко и прерывисто дыша, а потом Бернар поцеловал ее. Зонтик наклонился, дождь накапывал на них сквозь листву, но они стояли, приникнув друг к другу, и не замечали ничего. Они целовались, а потом Бернар с наслаждением зарывался лицом в ее непокорную рыжую гриву.
Кейт понимала, что нравится ему, и нравится, пожалуй, очень сильно, но что двигало ею самой в эту минуту, она не знала и знать не хотела. Жан был забыт, она не думала ни о чем, ей просто приятно было в объятиях Бернара… и все. Потом она словно протрезвела и отшатнулась от него.
– Что же мы делаем, – пробормотала она, прикусив пухлую нижнюю губу.
Бернар смотрел на нее глубоким взглядом с поволокой и молчал. А она уже больше не стала смотреть на него, ей было стыдно. Перед собой и перед Жаном. Что он скажет, когда узнает? Ведь ей же придется ему все рассказать, у них не должно быть тайн, когда они поженятся и снова будут жить вместе… Что он ей там говорит?..
– Может быть, вы хоть теперь скажете, как вас зовут?
– А, да. Кейт. Кейт Морган.
– Вы англичанка?
– Нет, американка.
Дождь стих так же резко, как и начался, выглянуло солнце. Они шли по мокрой траве обратно к лавочкам, и Кейт изо всех сил старалась придать лицу непринужденный вид, как будто не было этого ливня и… вообще ничего не было!
– Что?..
– Я говорю, что думал, вы – француженка. Вы очень хорошо говорите по-французски.
– У меня папа француз наполовину. А я из Техаса.
– О-о. Это далеко. Там, говорят, красиво?
– Это кто же вам такое сказал? – резко ответила Кейт, вспомнив слова Жана про «проклятый Техас и гремучих змей по ночам».
– Слышал. Он особенный.
– Это вы мне хотите сделать приятное? Зря стараетесь. Я не люблю вранье и лесть. А еще – Техас. Но дороги там хорошие…
– Вы любите дороги?
– Мотоциклы.
– Ах, да. Это заметно.
– Еще бы! Мой Харли остался дома совсем один. Бедняга!
Бернар деликатно помолчал.
– Вы раньше бывали в Париже?
– Только в апреле, когда встретилась с вами.
– Так откуда же вы знаете язык?
– Выучила дома с отцом. От нечего делать.
– Послушайте, Кейт. Может быть, нам перейти на «ты»?
– С какой это стати? Тем более, я – студентка, а вы – преподаватель. Сколько вам лет?
– Я только второй год преподаю. Двадцать шесть. А вам?.. Ох, извините, это некорректный вопрос.
– Да я еще не в том возрасте, чтобы его стесняться. Мне девятнадцать.
– Ну вот, видите, мы уже много друг о друге знаем. Тем более… Я думаю, после… дождя уже можно переходить на «ты»?
Кейт остановилась, развернувшись к нему. Он смотрел на нее и, кажется, был готов повторить то, что между ними произошло. У него вообще было такое лицо, отметила про себя Кейт, что он готов целоваться с ней до конца жизни.
– Ничего не было, – отчетливо и разделяя каждое слово произнесла она. – Никакого дождя не-бы-ло. И никогда не будет!
– Ну… это вы зря. Впереди – осень, – пробормотал Бернар. – У нас еще уйма попыток!
– Знаете что? Я сейчас уйду и… и все! Забудьте об этом, пожалуйста! Я не знаю, что на меня нашло. Но это… совсем не мой стиль. Я так не знакомлюсь с мужчинами. Прощайте.
– Вы скажите хотя бы, – крикнул он ей вслед, – на каком факультете вас искать?!
– На лингвистическом.
– Вот те раз. А я работаю как раз на нем.
Кейт не поверила и, не оборачиваясь, покрутила рукой в воздухе, подняв ее над головой, мол, знаем мы эти совпадения, известный приемчик. Но Бернар не замечал этого жеста, обрадованно и оторопело глядя ей вслед. Он-то точно знал, что не врет, значит, с сентября они будут видеться каждый день!
– Да, – повторил он задумчиво. – У нас еще уйма попыток…
И, счастливый, зашагал в сторону парковки автомобилей.
Они еще встречались пару раз в парке, но дальше светских бесед дело не шло: Кейт под любым благовидным предлогом ускользала от него. В общем, он приятный, симпатичный мужчина, думала она. У него были светлые волосы и мечтательные голубые глаза. Глаза, как у Жана. Но Жан был черноволосым и смуглым, и это делало его неотразимым на взгляд Кейт. А по возрасту Бернар с Жаном были почти ровесники: Жану недавно исполнилось двадцать четыре…
Незаметно наступил и прошел август. Бабушка с дедушкой укатили в турне по Европе и оставили ей почти целый месяц свободы, которая теперь была Кейт совсем не нужна. Она не спешила искать Жана. Кейт вела тот образ жизни, который почему-то Париж навязывает всем приезжим, наведавшимся к нему в гости не просто поглазеть на достопримечательности, и который рано или поздно с абсолютной одинаковостью начинают вести все, кто живет здесь не один месяц. То есть она завела несколько приятелей, с которыми изредка пересекалась по тем или иным поводам, а чаще всего без. Но в основном она одиноко бродила по городу или просиживала в кафе, удивляясь, впрочем, нехарактерности своих занятий… Да, здесь было все не так, как в Техасе, и эта европейская неспешность, которая в первое время раздражала и тяготила ее, теперь становилась привычной и даже приятной. Кейт перестала скучать по мотоциклу. Ей полюбилось ходить пешком, особенно по набережной Сены… Она приняла Париж, приняла правила его игры и начала меняться сама.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Утро в Нормандии - Лестер Кристина

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Утро в Нормандии - Лестер Кристина



впечетляет!
Утро в Нормандии - Лестер Кристинабэлла
17.09.2013, 22.09





потрясающе!!! и как можно так гармонично прописать юмор и глубокие переживания героев в одном произведении? очень-очень-очень понравилось все!!! хотелось и плакать и смеяться одновременно с героями... потрясающая глубина человеческих отношений. и в тоже время легкость прочтения и восприятия. аплодирую!!
Утро в Нормандии - Лестер Кристинаночка
18.09.2013, 0.32





Отличный ромаН. Давно такого не читала и смеешься и плачешь. Спасибо автору и переводчику. Все замечательно.
Утро в Нормандии - Лестер КристинаИрина
8.11.2013, 2.06





Я бы не сказала, что "АХ!", но впечатление в целом приятное. Понравилось, что характеры героев неоднозначные, со своими плюсами и минусами.
Утро в Нормандии - Лестер КристинаТаша
8.11.2013, 4.49





Фу!!! Ужас!!! Как можно это читать? девушки, где ваш вкус?
Утро в Нормандии - Лестер КристинаИрина
8.11.2013, 16.05





Ирине.Там же где и Ваш - на сайте дамских любовных романов.
Утро в Нормандии - Лестер КристинаТаша
8.11.2013, 16.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100