Читать онлайн Синий бриз, автора - Лестер Кристина, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синий бриз - Лестер Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синий бриз - Лестер Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синий бриз - Лестер Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Кристина

Синий бриз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

– Итак, мадемуазель, – торжественно произнес Льюис. – Ты теперь – наша гордость.
– Я и так была ваша гордость.
– Я с радостью сообщаю вам, – он обвел глазами широкий круг подчиненных, что послезавтра у меня самолет в Сиэтл, где я получил новую работу.
– Что же вы все туда разбегаетесь-то!
– В Сиэтл?
– В Штаты!
– Там хорошо платят. Так вот. Я хочу представить вам человека, который рад будет… Я повторяю, Жозе, РАД будет занять мою должность.
– Да ладно уж, рад, рад…
Итак, с третьего января Жозе заняла место Льюиса, который умчался к американской мечте: много работать и много зарабатывать. Туда же умчалась и Агнесс, которая в последние дни казалась почему-то виноватой. Почему? Жозе так и не поняла. Но Агнесс сказала, что они скоро увидятся: ей оставалось прожить в Штатах всего три месяца, причем, с перерывами. Она невзлюбила Нью-Йорк еще больше, теперь на все накладывались печальные события личной жизни. Жизни с Шарлем.
Жозе ходила на работу, машинально исполняла обязанности Льюиса, она все делала, как он. Даже улыбаться стала, как он. И подумывала: а не закурить ли трубку, как он, поскольку приходится сидеть в его кресле, за его столом, в его прокуренном кабинете? Агнесс бы здесь понравилось. Агнесс… Что-то нечисто. Что-то она затеяла или уже натворила. Жозе слишком хорошо знала свою подругу, поэтому нисколько не обольщалась на ее счет…
Подумав немного и так и не придя ни к какому выводу, она решила, что если ответ существует, значит, он сам всплывет в ближайшее время. События последних дней настолько приучили ее к лихим поворотам, что она уже ничему не удивлялась, хотя и чувствовала, что ей не хватает какой-то взрослой поддержки. Может, поэтому так часто вспоминается Себастьян? Наверное, она слишком многого недополучила в детстве от родителей. Последнее время Жозе часто вспоминала о них. И даже скучала… Нет, настанет время, она туда поедет. Настанет время, она простит…


Обиженный Пьер не появлялся и не звонил. Агнесс тоже ушла в работу, к тому же по телефону они старались не общаться: слишком дорого. Для лечения душевной драмы оставалась только Саманта, по счастливой случайности подвернувшаяся под руку, и незаменимая мадам Лоик. Та пришла в неистовый восторг от именного выпуска, и, прочитав все от корки до корки, сказала:
– Ты должна его найти. Я знала, что это не Пьер. Ты жила с одним, а думала – о другом!
– Я уже нашла, – устало отвечала она. – Теперь нам надо наконец собраться вместе.
Мадам Лоик раскладывала пасьянс на столе.
– Соберетесь. Главное – не запутывай себя. Мне кажется, ты должна ему верить.
– Господи, да в чем?
Она вспомнила его слова о том, что он «влюбился в нее за ее косички»… И много, много еще обмолвок или специально брошенных фраз, способных зацепить ее. А потом он взял и улетел, а она должна ему верить? Да он же просто издевается на ней!
– Ой! – нарушила вдруг ход ее размышлений мадам Лоик. – У нас сегодня будет гость. Или письмо. Или гость будет не сегодня.
– Или не у нас! – добавила Жозе и ушла в свою комнату думать о Шарле.
Мадам Лоик обиделась…
У Жозе было самое любимое занятие в последние дни: лежать на диване и думать о Шарле. Она вспоминала их разговоры не с тревогой, а, скорее, с предчувствием. Просто она круглосуточно находилась в состоянии, которое называется: Предчувствие. Это было как непрочитанная книга, в которой ты знаешь конец, это было как недопетая песня, самая любимая из всех. Жозе знала, что ждет ее дальше, хотя история была еще только в самой середине, знала и уже сама себе завидовала…
А пасьянс мадам Лоик оказался прав: вечером того же дня на ее мониторе замигало сообщение о новом письме. Адрес был незнакомый, Жозе решила, что это Агнесс развлекается с очередного ящика.
«Жозе! Я оказался полным кретином, у меня нет ни одного твоего телефона, поэтому я решил написать тебе письмо»…
У нее перехватило дыхание. Даже через бесстрастный мертвый шрифт алфавита, уже на первой фразе Жозе почувствовала, что ей пишет Он. Ее любимый Шарль. Это было так ново и настолько не укладывалось в голове, что она запаниковала.
«Жозе! Агнесс дала мне в дорогу твой сборник, «чтобы я не скучал». Не знаю, какую она преследовала цель, но я ей очень благодарен за это»…
У Жозе потемнело в глазах. Вот почему подруга так юлила и виновато косила глазами! Она вскочила со стула, забегала по комнате туда-сюда. Неужели, он ВСЕ ЗНАЕТ? Достаточно прочитать хоть страничку, чтобы понять, как сильно она его любила все это время. И любит до сих пор…
«Жозе, прошу, дождись меня, – писал он. – Я скоро, в ближайшие дни, постараюсь быть в Париже. Я бы тут же улетел обратно, прочитав твою историю в картинках, но на работе в меня вцепились мертвой хваткой, от которой я уже вторые сутки пытаюсь отодрать себя… Я должен с тобой серьезно поговорить. Без всяких глупостей, без всякого лукавства. Прошу тебя об одном: дождись меня, не исчезай, не выходи замуж из чувства протеста, не совершай необдуманных поступков! Я буду у вас дня через три-четыре. Мне не хочется спрашивать твой телефон у Агнесс или у Пьера. Пожалуйста, позвони мне сама на мобильный. Тогда у меня будет твой номер, я смогу сообщить точное время своего приезда. Жозе! Еще раз прошу! Не обижайся на меня, не исчезай! Бог знает, какие глупости могут прийти нам в голову, но ты верь мне. Я рвусь к тебе всем сердцем, дождись меня. Позвони. Буду очень ждать. Твой Шарль».
На слове «твой» Жозе окончательно поперхнулась и закашлялась. Видно было, что Шарль сам спохватился и запаниковал, но как знать, в каком настроении он приедет сюда и в какие игры будет снова играть с ней? А насчет исчезнуть – это интересная мысль. Раньше она не приходила в голову Жозе. Только вот куда? Квартиру она за это время не купит. Марк положил ей деньги на счет… Господи, о чем она думает! Шарль видел ее комиксы! Это все равно, что она вывернула перед ним душу наизнанку, а он по-прежнему оставался закрыт для нее.
Позвонить ему, как он просит? Но она приходила в ужас от мысли, что ей придется набирать его номер, несколько секунд ждать, пока не раздастся его голос, а потом еще собраться с духом и заговорить самой. Хотя, конечно, если он так просит, ей будет достаточно сказать только «алло, это я». Дальше говорить должен будет он. Но Жозе, которая никогда не робела ни перед большим зверем, ни перед большим начальством, ни перед людским мнением, вдруг стала удивительно уязвимой. Здесь, с Шарлем, она была вся открыта, словно без одежды, и в своей открытости боялась сделать лишний шаг, ждала, когда он сам ее позовет. Да, он просил позвонить. Да, это очень заманчиво, но даже свое «алло» она будет готовить несколько часов, а то и дней! Значит, все идет по плану, хочет она того или нет. По плану ее истории. Это хорошо. Только что там было дальше?..


На следующий день, в обед, отпросившись сама у себя и милостиво разрешив себе задержаться, Жозе сидела в кафе напротив редакции, с Самантой. Она довольно связно, хотя и кратко изложила суть происшедшего и хотела задать один деловой и несколько личных вопросов. Первый касался того, что на банковском счету у Жозе наконец-то появилась круглая сумма, вырученная от половины стоимости их с Марком квартиры. Теперь она была намерена обзавестись более скромной недвижимостью, недалеко от того сквера, где жила Саманта и где они встретили Новый год. Она уже давно присмотрела себе этот переулок, в нем все радовало глаз, и именно здесь, глядя на окружающие здания, сквер и набережную, рассекавшую его пополам, Жозе начинала верить, что гармония в мире все-таки есть.
С мадам Лоик, конечно, хорошо, но тесно. И дело не только в квадратных метрах, но и в некоем личном пространстве, которое мадам Лоик вероломно теснила своей безусловно исключительной, но все-таки навязчивой личностью. С недвижимостью подруга обещала помочь.
Второй вопрос вызвал сомнения уже у Саманты. Сомнения он вызвал относительно права своего существования. Жозе одолело чувство вины перед Агнесс и Пьером. А еще чувство страха перед будущим. После письма Шарля, поднявшего ее в мечтах до небес, подобно той девушке из комиксов, она вдруг начала поддаваться мрачным мыслям, каким-то нелепым опасениям, что их счастью вдруг кто-то или что-то помешает. А еще появилось раскаяние и страх – все, что в прошлом ей было абсолютно чуждо.
– Для того чтобы у меня все сбылось, я должна чего-то лишиться. Я должна выбрать балласт. Или – жертву. Понимаешь?
– Этот случай, – как ни в чем не бывало, начала Саманта, – широко известен в психиатрии.
– Я серьезно!
– Я тоже. Он называется паранойя.
– Это действительно так.
– Бог ты мой!
Жозе ее не слушала, она говорила, глядя в пространство:
– За все последующие хорошие события, за то, чтобы у меня в жизни Шарль появился по-настоящему, а не только в мечтах и грезах, я должна чем-то заплатить.
– Странное какое-то слово – жертва, – рассуждала Саманта, – зачем тебе жертвовать?
– Ну… может, и не жертва, может, – просто, как в поезде, чтобы кто-то новый вошел в вагон, кому-то старому нужно освободить место.
– И ты выбираешь пассажира, которого можно скинуть?
– Вот именно. Я просто уверена, что ничего нового не войдет в жизнь, пока я не «заплачу» за это чем-то еще дорогим.
– А это нужно непременно оторвать от сердца?
– А как же?.. Что-то очень дорогое.
– Жозе, ты раньше такой не была.
– Та моя героиня рассталась со своей сестрой навсегда из-за любви к мужчине. Немного похоже на то, что было у нас. Но когда я это придумывала, то представить не могла, что Агнесс…
– Может быть, ты потеряешь Агнесс? – Саманта, как всегда на этой теме, ревниво и недовольно поежилась.
– Что ты имеешь в виду?
– Да боже упаси! Я имею в виду, что вы перестанете быть такими подругами.
– Посмотрим. Наверное, со временем мы друг друга простим. Ну… то есть она меня.
Саманта улыбнулась:
– «Друг друга» – это сильно сказано, после того, как ты увела у нее перспективного жениха.
– Да никого я не уводила! Мне вообще от жизни надо очень мало.
– Вот как? Это последние события заставили тебя так резко поменяться? Ты не похожа на себя. Слушай, тебя и вправду затягивает выдуманная история.
– Представляешь, Саманта, я почему-то не помню… все время не помню, что там было дальше. Я прочитываю уже потом, когда события свершились, и только удивляюсь, как все похоже…
– Мне кажется, тебе не надо доводить себя до крайности. Шарль скоро должен приехать. Ты должна ему верить.
Жозе улыбнулась, вспомнив про электрические нити, про молнию, которая проскочила и связала их с Шарлем… В общем, весь бред, который нес Себастьян, и который в результате оказался самой объективной правдой. Ей стало скучно со своей благоразумной, не знающей жизни подругой.
Саманта, конечно, была хорошей собеседницей, она умела слушать и даже творить добро, но сейчас Жозе поняла, что ей нужно совсем не мягкое дружеское понимание и участие. Она пожалела, что потратила время на нее. Даже Агнесс со своими истериками и сценами ревности оказалась бы сейчас намного уместней.
Они договорились о том, что Саманта подыщет ей квартиру в своем районе, немного поговорили о всякой ерунде, и Жозе заторопилась на работу, где ей было абсолютно нечего делать.
Ее новая роль заключалась в том, чтобы ходить на еженедельные планерки, где собиралось руководство, а она как бы представляла свой отдел. Еще она должна была ругаться с шеф-редактором по каким-нибудь хозяйственно-техничеким вопросам, вести бюджет отдела, ну и конечно отстаивать права своих территорий, когда к ним в журнал, ближе к зиме загоняли человек по десять студентов. Она сама когда-то пришла такой же студенткой в это издание, да так и осталась в нем…
Жозе задумчиво крутанулась на кресле Льюиса. Оно было огромное, мягкое и кожаное. Для чего оно теперь, когда ее лишили возможности лично рисовать?
В дверь постучали. Она крикнула, что открыто, и на пороге появился… Себастьян. Собственной персоной. Он выглядел, словно они расстались вчера: те же лукавые глаза сквозь круглые очки, седые локоны до плеч, помятая куртка, какие обычно надевают за город… Но при этом неизъяснимое благородство осанки и такое достоинство, которое сводило на нет всю несерьезность его облика, делало очень солидным, несмотря на помятый вид. Он ей напоминал принца, переодетого в нищего. Если, конечно, не считать, что принцу уже за шестьдесят.
Несколько секунд Жозе ошарашенно смотрела на него, потом в глазах ее зажегся восторг, и с радостным воплем она кинулась обнимать его:
– Вот это номер! Как хорошо, что вы пришли! Вы не поверите! Я именно вас желала увидеть весь последний месяц!
Себастьян немного отстранился, но она держала его на всякий случай за рукав: вдруг исчезнет?
– Жозе, успокойтесь. Могли бы и позвонить, если я был так нужен… Между прочим, это я должен сказать: вот это номер! Я в восхищении! Вы прославили меня среди внуков! Они не могут поверить, что про их дедушку выпустили целую книжку комиксов.
– Ну не книжку. И не совсем, конечно, про дедушку…
– Не совсем, но достаточно, чтобы я вошел в историю своей семьи. Я так похож на себя! Вы поймали. Вы поймали меня, Жозе. Это дано не каждому художнику, схватить что-то характерное во внешности. Вы – настоящий мастер!
– Я сейчас растаю… – Жозе улыбалась. Как сильно она хотела его увидеть, и вот – пожалуйста, как по мановению волшебной палочки – Себастьян сам явился в гости.
– Рассказывайте, Жозе! Как вам все это время жилось? Вы ни о чем не жалели?
Только он в порядке светской беседы может задать такой своеобразный вопрос!
– Ой, Себастьян, я не знаю, как вам рассказать. Все так переплелось. Вы вот восхищаетесь моей рисованной историей. А жизнь закрутила вокруг нас с Шарлем такой клубок, какой я ни за что не придумала бы сама!
– Ага. Значит, у вас с Шарлем хватило ума не потеряться?
Она улыбалась. Как ответить ему на этот простой вопрос?
– Ну так да или нет?
– И да, и нет… Знаете, что? Приходите вечером ко мне домой. Мы наговоримся всласть. Вот адрес… Я живу у одной потрясающей старушки, она вам понравится!
– Я не интересуюсь старушками. Но в гости приду. Мне интересно знать, правильно ли я разгадал ваше будущее. Это для меня, как для исследователя, очень важно.
Жозе нахмурила брови:
– А в какой области проходят ваши исследования?
– В области человеческих душ. До вечера, Жозе!


Когда она пришла домой, промокшая под мелким дождем и голодная, ее встретила в дверях мадам Лоик. Лицо ее было озарено таинственным внутренним светом и очень бледно.
– Жозе! Тебя ждет удивительный человек! Он сказал, что он твой родственник. Но почему я его не знаю?
На кухне сидел Себастьян, в одной руке он держал огромную чашку чая, другой гладил Сицилию, которая развалилась у него на коленях. Брови Жозе сами поползли вверх.
– Сицилия! Ты в своем уме! Сицилия! Ты позволила себя гладить?
– Жозе, успокойтесь, я не заразный.
– Я про другое. Эта особа никогда в жизни не позволяла к себе притрагиваться никому! Даже мне! А к вам, что же, она сама пришла? Удивительно…
Сицилия смотрела прищуренными изумрудными глазами, выражающими полное приятие этого нового незнакомого гостя, от которого пахло дорогой и чем-то деревенским. Такой же взгляд, обращенный на Себастьяна, был и у мадам Лоик. Похоже, они обе в него тайно влюблены, подумала Жозе и удивилась своей прозорливости. Ведь она давно собиралась познакомить их друг с другом…
После сытного ужина на троих, Жозе изложила главную печальную новость: она скоро съедет от мадам Лоик. Та чуть не расплакалась, сказала, что она одинока, тут же вспомнила, что давно не виделась с подругами, и пошла кому-то звонить.
– Зачем вы так жестоки с ней? – спросил украдкой Себастьян.
– Это не жестокость, – прошептала Жозе за спиной у мадам, – она будет жалеть обо мне не больше, чем о сегодняшнем мокром снеге. Просто ей нужна хорошая компания под старость лет. А я должна готовить ее заранее к этой мысли. Жестоко было бы сообщить и тут же уехать.
– А так, пока вы будете здесь, вы еще утешите ее.
– Конечно! Если будет, кому утешить меня саму.
– Я слушаю вас.
– В каком смысле? – Жозе снова заговорила фальшивым голосом.
– Вы не умеете врать! Вот в чем ваше преимущество.
– В данный момент я не хотела вас утруждать…
– Черта с два! Именно утруждать вы меня сюда и звали. Жозе, вы очень самолюбивы. Только это не сразу и не всем заметно. Вы очень практичны… и в то же время вы – непроходимый романтик, к тому же еще и очень наивный. Вы точно знаете, что вам нужно, при этом совершенно запутались в собственных мечтах.
– Не понимаю вас…
– Держу пари, пока вы не встретили Шарля, у вас было что-то похожее на мечту о принце на белом коне?
– Ну… да.
– А что теперь, Жозе? Что вы теперь собираетесь делать?
Она долго молчала. Очень долго. Даже мадам Лоик, услышав тишину, заглянула к ним в комнату. Себастьян терпеливо ждал. Потом Жозе прорвало. Уже второй раз за день она рассказывала продолжение этой истории, как оно все получилось в жизни, а не в комиксах. Вторая попытка вышла более точной, без лишней сентиментальности, но настолько проникновенной, что Себастьян покачал головой:
– Складно поешь, птичка!
– И что мне делать?
– А я откуда знаю?
– Да вы что, Себастьян! – Жозе оскорбленно смотрела на него, как будто он сказал ей что-то обидное.
Она надеялась на этого прохвоста, который фактически заварил всю кашу, заварил в ее душе, а теперь решил «соскочить». Она ждала его целый месяц, может, даже он услышал, что она его зовет, поэтому пришел сам, под предлогом комиксов. И ему – в этом нет никаких сомнений – очень интересно узнать, чем на самом деле закончится история любви, которую он легкой рукой благословил. Но по каким-то причинам он не торопится помогать. Почему?..
– Вы сами должны все решить. Вы что же, не понимаете?
В комнату еще раз заглянула мадам Лоик. Себастьян как-то весь подтянулся при ее появлении.
– А я хотела предложить вам чаю.
– С удовольствием! Из ваших рук… я готов пить и есть хоть вечность!
Мадам Лоик покрылась краской. Себастьян проворно засеменил за ней на кухню, единственное просторное помещение в квартире, и они расселись за овальным столом, рассчитанным, как минимум, на шестерых.
– Мадам Лоик… Жозефина, вы не хотите побывать у меня в Шампани? Я покажу вам свои виноградники, ранние полотна и превосходные коньячные подвалы…
– Ооо! – простонала она. – Я так давно не путешествовала.
– Решено, – пожал плечами Себастьян. – Едем прямо завтра или когда вы скажете. Там не так мрачно зимой, как в Париже. Там хочется радоваться жизни.
– А почему же вы оказались в Париже? – спросила Жозе.
– Я гостил у детей и внуков. И вот как раз один из моих мальчишек принес в дом вашу бесценную историю. Спасибо вам, Жозе.
– А, не стоит! Вы бы и так прославились среди родни. Вы – исключительная личность.
– Не за это.
Она подняла на него глаза. Себастьян был абсолютно глупо счастлив. То же самое Жозе увидела и на лице мадам Лоик. Она лишь удивленно покачала головой и улыбнулась, глядя на них.
Однако собственное будущее почему-то упорно не хотело рисоваться ей. Она не видела Шарля в Париже. И себя она тоже не видела.
Он не приедет? Он бросит ее? Они расстанутся, так и не начав встречаться? Наверное, в ее жизни происходит переполнение. Значит, нужно отбавить. Балласт… Жертва… Что же ей принести в жертву? И кто, в конце концов, поможет ей во всем этом разобраться?!
– Жозе, только не уходите в черную меланхолию. Я вижу, у вас начались какие-то серьезные проблемы с совестью. Кстати, воображаемые.
– Себастьян! Но ведь вы же хотели что-то сказать мне! Вы же начали слушать меня! Почему передумали? Мне нужен ваш совет! Я совершенно запуталась! Я не вижу нас…
У нее на глаза стали наворачиваться слезы. Она так ждала его, ждала, как лучшего друга, как последнюю надежду, а он сидит и строит глазки мадам Лоик.
– Жозе, успокойся! – вдруг заговорила старушка. – Ты говоришь, что невзначай сама придумала себе судьбу?
Жозе оскорбленно молчала. Откуда мадам Лоик вообще что-то знает?!!
– Значит, все будет, как в комиксах?
– Ну… может быть…
– Тогда что там по плану? – спросил Себастьян.
– Какая разница!
– А все-таки?
– Кажется, они опять поехали на море. Там события происходили на море… В тот домик.
– Ну так поезжай! – вскричал Себастьян. – Какие могут быть еще вопросы? Ты уже все сама придумала! Поезжай к себе в Бретань, а остальное – довершит судьба.
Жозе переводила оторопевший взгляд с одного сумасшедшего старика на другого. Надо же: ни в чем не соврал вчерашний пасьянс мадам Лоик. И гость пришел. Не зря старушка так разволновалась, как когда-то сама Жозе перед встречей с Шарлем. Эти милые «божьи одуванчики» определенно нашли друг друга! Хотя бы в этом она оказалась права…
Два дня, пришедшихся на выходные, прошли в полном одиночестве и бесплодном ожидании вестей от Шарля. Жозе решила, что при желании, когда он определится с датой своего визита, то напишет ей еще одно письмо. Это ведь не сложно сделать?.. Мадам Лоик вечерами тщательно собиралась в дорогу, словно ехала в гости на год, а днем они с Себастьяном, как школьники, гуляли по кафе и ходили в кино. Сицилия не отпускала от себя Себастьяна, совершенно теперь игнорируя свою законную хозяйку, и он предложил Жозе отпустить ее с ними, «чтобы девочка тоже прогулялась».
– А вдруг вы ее потом не поймаете?
– Бросьте, у меня в доме еще кошка. А вокруг – много котов! – И он многозначительно посмотрел на нее.
– И что?
– А то. Я посадил у себя на окраине сада куст валерианы. Все окрестные кошки валяются под ним круглые сутки. Выбирай и уноси – любую. И Сицилию мы вашу заберем, когда надо будет.
А в воскресенье вечером и Жозе собрала маленький рюкзачок. На работу она решила перезвонить завтра с дороги, чтобы, не дай бог, не передумать. В конце концов, она сама себе хозяйка теперь, ребята в отделе и без нее обойдутся несколько дней. А ей надо немного поразмыслить. О себе и о жизни. Что-то забрать, что-то вернуть. Пора вернуть один маленький, но очень большой долг, который тянется еще с шестнадцати лет. Старая обида на отца, которую она пронесла через все последние годы жизни. Впрочем, не стоит сейчас об этом… Ей надо убежать, скрыться, нырнуть с головой в волны залива. Шарль просил не исчезать. Он просил позвонить. Но больше всего на свете ей хотелось сейчас исчезнуть и никому не звонить…



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Синий бриз - Лестер Кристина

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Синий бриз - Лестер Кристина



Интересный роман, без крупногабаритных миллиардеров в идеально скроенных костюмах и квадратными подборотками
Синий бриз - Лестер КристинаПупсик
19.09.2013, 14.29





Неплохо, но стиль изложения какой-то рваный: 7/10.
Синий бриз - Лестер Кристинаязвочка
19.09.2013, 18.24





Рисуйте свою сказку, как рисовала ее Гг, и она претворится в жизнь, мысли материальны, а если их перенести еще на бумагу, то свершится задуманное! это я точно знаю!!!
Синий бриз - Лестер КристинаВалентина
3.04.2014, 6.31





не пойму или автор хороший или перевод замечательный, в любом случае уже четвертый роман проходит на "ура" :-)
Синий бриз - Лестер Кристинадр Валентина
29.04.2014, 19.48





Понравился. Вроде сюжет не захватывающий, но все же интерес удерживает. Перечитываю, когда на душе тоскливо, плохая погода на улице или хочется французской атмосферы.
Синий бриз - Лестер КристинаLilia
19.08.2015, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100