Читать онлайн Синий бриз, автора - Лестер Кристина, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синий бриз - Лестер Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синий бриз - Лестер Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синий бриз - Лестер Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Кристина

Синий бриз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Шарль всегда знал, что это с ним произойдет. Наверное, он рожден для того, чтобы покорять женские сердца! – говорила вся его родня, когда он еще сидел на горшке. Наверное, у него никогда не будет недостатка в поклонницах! Наверное, его судьба – очаровывать и сводить с ума! – умилялись бабушки, когда он сорвал свой первый цветочек для соседской двухлетней девчушки.
Несмотря на такие утверждения, Шарль специально не делал ничего, чтобы они стали правдой. С ранней юности, даже с тех пор, когда о юности говорить еще и не приходилось, он был девичьим любимцем в классе. Представительницы прекрасной половины человечества, даже те, которые не сидели с ним за соседней партой, а учились в других классах, всегда заглядывались на него. Спокойный, дружелюбный нрав и абсолютное отсутствие тщеславия по поводу успехов в учебе и эффектной внешности притягивало к нему друзей и поклонниц. Едва только он из мальчика превратился в юношу и на его лице наметилась кое-какая растительность, телефон в его доме начал трезвонить целыми сутками. Причем, таинственных звонков, когда в трубку только сопели и слушали его голос, было куда больше, чем явных попыток пообщаться.
Родители Шарля были люди среднего достатка, серьезные и дружные со своей многочисленной родней. Дядя держал устричную плантацию, которая приносила ему доход, занимался рыбной ловлей, имея два катера, и вся их большая семья вполне могла обеспечить себя необходимым и даже больше. В разгар курортных сезонов все, от маленького Шарля с братишкой до кряхтящей старой прабабушки зарабатывали на туристах.
В свободное от учебы время Шарль, вместе со своим лучшим другом Пьером, собирал у моря всякие съестные или сувенирные ценности. Еще они гоняли морских птиц, которые с ноября месяца паслись на побережье и ближайших островах; втайне от взрослых уезжали на автобусе в глубь полуострова и лазали по старым замкам, в надежде найти древний клад и разбогатеть.
Шарль очень любил свой край, и скажи ему кто-нибудь тогда, что он уже в двадцать два года навсегда поселится в Америке, он рассмеялся бы в лицо этому глупцу. Когда им было по десять, они с Пьером поклялись друг другу, что никогда в жизни не уедут отсюда дальше, чем на пятьдесят километров.
– Я лично, – Пьер ударил кулаком по огромному куску старого дерева, на котором они восседали у моря, – никогда не брошу отца. Я буду продолжать его дело!
Шарль с уважением посмотрел на друга: ведь отец Пьера был известнейший в их квартале владелец ресторана и гостиницы для средних туристов. Этот бизнес приносил ему доход, и он собирался построить комфортабельный отель прямо на скалистом берегу.
– А я… а я выучусь на кого-нибудь и открою тут… и открою тут… музей!
– Вот это да! – Глаза Пьера загорелись. – Я тоже хочу музей! Шарль, ты возьмешь меня с собой? Я музей хочу даже больше, чем отель!
Как знать, может быть, именно этот незначительный разговор послужил отправной точкой для честолюбивых планов Шарля, а для Пьера стал первым настоящим интересом к выставочному искусству, которым он впоследствии занялся в Париже… Впрочем, это все было гораздо позже, а тогда, среди белоснежного пляжного песка, заваленного ракушками, и синей-пресиней воды, уходящей за горизонт, будущее казалось им таким же чистым и предельно ясным, как знакомый с детства пейзаж. Впереди их обоих ждал ранний успех у женщин, многочисленные романы: легкие, ни к чему не обязывающие – у Шарля и отягощенные ревностью – у Пьера… Впереди их ждало много разочарований и побед, и мечтательно-спокойный Шарль еще не понимал, почему все окружающие прочат ему большое и светлое будущее и почему девочки вьются вокруг него, словно пчелы вокруг цветка.
Со временем, конечно, он оценил эту привлекательную сторону жизни, приобрел опыт общения с взрослыми женщинами и постарался набрать его в достаточном количестве. Но не из тщеславия, а чтобы убедиться, что ничего не упустил в этом вопросе. Он знал, что без каких-либо усилий с его стороны любая особа в колледже, а потом и в университете могла пойти за ним на край света. Но Шарль не спешил растрачиваться на легкие романы… Он рос, взрослел, постигал премудрости компьютерных технологий, раз и навсегда решив заняться бизнесом в этой области, а вечерами постигал премудрости любви. Но он никогда не бросался в омут страсти с головой, словно боялся себя расплескать.
Никто никогда не видел Шарля потерявшим голову от любви. Он легко сходился и легко расходился, выбирая женщин скорее по их умению быстро выбрасывать из головы все вчерашнее. А романы рано или поздно становились вчерашними, и Шарль являлся ярчайшим примером свободы и независимости, прежде всего от собственных чувств. Правда, многие полагали, что чувств в нем не было совсем: игра в любовь привлекала его, как всякого нормального мужчину, но он отлично знал, что это всего лишь игра, и она хороша тем, что из нее в любой момент можно выйти. Он не верил в любовь, он верил в собственный здравый смысл и в то, что сердце его никогда не сможет быть побежденным.
Несколько женщин серьезно страдали из-за него, трое пытались на себе женить, десятки просто хотели удержать любым способом… Но Шарль лишь пожимал плечами и приветливо улыбался: мол, какое мне до всего этого дело, да и вам не советую переживать…
Но в глубине души он знал одну неприятную вещь. Она скребла его холодным предчувствием, от нее веяло роковой неизбежностью и страхом… Шарль отчаянно боялся влюбиться. Этот страх зародился еще в самом нежном детском возрасте и остался на всю жизнь. Еще семилетним ребенком, выслушивая привычные восторги бабушки, Шарль усвоил: он Самый Красивый Мальчик на свете, и когда он встретит Самую Красивую Девочку, они непременно друг друга полюбят. И тут он засомневался: а что, если эта девочка не станет с ним дружить? Ведь она будет еще красивее, чем он, значит, ей и выбирать. А вдруг она не захочет с ним играть и не полюбит его? Что тогда он будет делать? Искать другую? Но ведь ему нельзя любить другую – только самую красивую. Так ему объяснила бабушка, не задумываясь о роковом смысле своих слов… Она забыла об этом на следующий же день, а Шарль пронес через всю жизнь этот страх – влюбиться и быть отвергнутым…


Бетти не была красавицей, скорее заставила всех окружающих поверить в то, что она такова. Дочка большого-пребольшого чиновника из Нью-Йорка, куда Шарль много лет назад приехал практиковаться, да так и остался навсегда, пришла к ним в офис работать. Какой черт дернул особу, крайне избалованную жизнью, поиграть в эту самую жизнь, никто не знал. Поговаривали, что папа сам решил устроить ее куда-нибудь не в самое райское место, где действительно придется шевелить мозгами, чтобы она научилась это делать. Но при ближайшем рассмотрении Бетти оказалась совсем не глупой девушкой.
Она первым делом попыталась навести со всеми сотрудниками контакты, а когда ей сделать этого не удалось, стала грустно обживать свое рабочее место в отделе продаж.
К тому моменту господин Шарль Моруа был уже генеральным директором компьютерной фирмы, с обширнейшим списком контактов, богатой клиентурой и передовыми разработками в области сетевого оборудования. Переехав в Нью-Йорк, он не утратил способности нравиться женщинам. Время только добавило ему шарма. Теперь Шарль стал обеспеченным американцем с французским акцентом, перед ним был открыт весь мир и вся Америка. Тысячи женщин жаждали обладать им в той или иной мере, тысячи заказов поступали в его фирму и тысячи долларов плыли на его счет каждый день, уже не зависимо от его усилий. Он преуспевал и с каждым годом становился все более заметным человеком.
Шарль стал прихотлив в любовных делах и старался выбирать женщин, удобных во всех отношениях, и, прежде всего, способных легко расстаться в нужный момент. Но теперь это были дамы совсем иного уровня, с большими запросами и большими мужьями, и тридцатилетний Шарль, достигший пика финансового и делового успеха, начал тоже подумывать о публичной карьере какого-нибудь чиновника. По крайней мере, ему настойчиво советовали это американские друзья. Для этого нужно было жениться.
В принципе, при любом повороте событий этот ход был неизбежен, оставалось только найти подходящую кандидатуру… Шарль по натуре не был карьеристом, и работа прежде всего приносила ему удовольствие. Лет в сорок он собирался остановить свой стремительный бег и прожить остальные годы и нажитые деньги в каком-нибудь тихом уголке, а вовсе не в суетном мегаполисе. Вслух он продолжал утверждать, что не способен полюбить и что никогда не позволит себе этого, а в глубине души боялся, что полюбит и безоглядно позволит себе все! Но кандидатуры действительно не было.
Владелец фирмы, он же хороший друг Шарля, часто говорил, что тому можно смело устраивать кастинг для выбора невесты, и он, Майкл Мерингтон, сам лично берется сидеть на приеме кандидаток. Ему шел пятый десяток, жена его рано состарилась, несмотря на деньги и достижения косметологии, и Шарль легко мог понять такое рвение помочь другу. Но, не смотря на честолюбивые планы, молодой француз хотел выбрать в жены девушку, которая ему не только понравится «на кастинге», но и обнаружит с ним некое родство душ.
На тот момент, когда им с Бетти суждено было познакомиться, он, конечно, знал, что в отделе продаж у него работает дочка господина Блура, очень известного человека в их районе, что она глупа и заносчива. Но упомянутый господин сильно просил Мерингтона «присмотреть» за ней, и Майкл не смог отказать своему доброму знакомому. Как нужно присматривать, никто не знал, и остроумные ребята из технического отдела заметили, что в таких случаях должна прилагаться инструкция. Бедная Бетти не слышала всех этих разговоров, но, конечно, видела, что фирма гудит, как растревоженный улей. А сотрудники уже тихо посмеивались над Шарлем, к которому в конце общего собрания, по-свойски и прямо при всех обратился Майкл:
– Ну ты там смотри, в общем – она вся твоя.
И поймав возмущенный взгляд молодого генерального директора, добавил:
– Ну не могу же я сам за ней присматривать, черт побери! И отказать этому толстопузому не могу. Он курирует наш район… Крепись, Шарль. Устрой ее в хороший отдел!
Через неделю Шарль зашел в отдел продаж проведать молодую специалистку. Бетти была занята важным делом: она рисовала таблицу и сосредоточенно прикладывала к монитору линейку. Шел обед, в кабинете никого не было. Несколько минут Шарль покачивался на носках за ее спиной, подавляя в себе острое желание наорать на эту дуру и уволить, несмотря на «толстопузого» куратора их района. Потом вкрадчиво заговорил:
– Это вы что делаете, если не секрет?
– Отчет о серийной продаже, я… ой! Господин директор! Я не знала, что это вы!
Она вскочила, уронила линейку в кофе, чашка опрокинулась и залила клавиатуру.
– Начало хорошее.
– Ой!
– Многообещающее.
– Простите!
Шарль потирал подбородок и задумчиво смотрел на Бетти. Он не любил брать таких сотрудников. Все, кто работал в его фирме, были хорошими специалистами, которых он лично выбирал и лично натаскивал, как на технологиях, так и на корпоративных выездах за город. Шарль был мудрым руководителем, в его сначала небольшой фирме все очень хорошо знали друг друга и, можно сказать, были друзьями. Потом, конечно, народу стало больше…
– Ничего страшного. Вы справляетесь? Может, вам прислать кого-нибудь в помощь?
– Да, видите ли… – Бетти неуверенно поправила дорогие очки, в которых была похожа на очаровательную школьницу, но никак не тянула на свои двадцать два. – Мне тут немного одиноко.
– Вам скучно?
– Нет… – Она улыбнулась ироничной и совсем неглупой улыбкой. – Просто, учитывая мое двусмысленное появление здесь, никто не хочет отвечать мне на вопросы. – Она вздохнула. – А я совсем не знаю компьютер.
– То есть как – не хочет? – Шарль нахмурился.
– Только не ругайте никого! Прошу вас! Я не хотела вообще говорить, это все равно что жаловаться, но… Со мной совсем никто не разговаривает, и мне трудно делать свою работу… В-вот.
И она подняла на него глаза, большие, как у стрекозы, и такие испуганные сквозь эти нелепые очки. Шарль невольно пожалел ее.
– Я попрошу, чтобы вам помогли освоить программы, в которых вы работаете.
– Ой, спасибо. Только не рассказывайте…
– Не буду.
Он направился к выходу. В дверях вдруг обернулся и, сам не зная, зачем, произнес:
– А что вы буде делать, когда справитесь с этой линейкой?
– Я… Нарисую таблицу и соберусь домой, больше мне сегодня ничего не успеть.
– Вот об этом я и говорю. Значит, когда вы нарисуете таблицу, позвоните мне на прямой номер, мы с вами куда-нибудь прокатимся.
– Ой!
– Что?
– Хорошо.
Шарль медлил в дверях.
– Бетти.
– Что?
– Не надо меня бояться. Я тоже когда-то прикладывал линейку к монитору, и видите – к чему все это привело?
Они оба рассмеялись, и, довольный таким хорошим исходом неуклюжего разговора, Шарль ушел к себе.
Вечером они оказались в уютном ресторанчике на Бродвее, где Шарля знали и любили. Бетти ничего не могла ни пить, ни есть, она все время смотрела на него широко открытыми глазами, но уже без очков и, кажется, начинала потихоньку оттаивать, страх уступал место любопытству.
Ее симпатичное личико настолько откровенно и быстро обнаруживало даже самые незначительные мысли, которые Бетти прокручивала в голове, что Шарлю было не по себе. Ему казалось, что он общается с чистейшим и наивнейшим ребенком. Конечно, он знал коварство женщин, и допускал, что она, может быть, очень хорошо играет заученную роль, но что-то мешало ему увериться в этом окончательно. Он словно кожей чувствовал, что в ее груди бьется искреннее сердце, просто девочка никогда не выходила за заборы папиных особняков и видела мир только из окна машины. Теперь она окончательно показалась ему похожей на стрекозу и еще немного – на олененка, такие раскосо-огромные были у нее глаза, высокий умный лоб и всегда – чуть удивленная улыбка, застывшая на губах.
Он целомудренно отвез ее к отцу, а наутро, пока Бетти, не привыкшая соблюдать график работы, пробуждалась и нежилась дома, собрал отдел продаж в приемной и отчитал всех за бойкот, объявленный Бетти.
– Чтобы с сегодняшнего дня любой вопрос, который она задаст, был подробно разъяснен. А ты, Джон, лично займешься ее обучением. Все. Разойдитесь.
Они стали встречаться. Сначала для всех это было тайной. Потом мало-помалу слухи об их дружбе расползлись по всей фирме. Коллеги с пониманием отнеслись к такому союзу, обещавшему в будущем, как всем казалось, надежное процветание их фирме. Да и никто не сомневался, что Бетти возьмет столь высокую планку: роман с генеральным директором был ей весьма под стать.
Сама она оказалась девушкой наивной, лишенной всякой меркантильности и коварства. К тому же во время их многочисленных свиданий под луной в Централ-парке, куда они приезжали на машине вечером и гуляли пешком до утра, Шарль понял, что она – натура горячая и страстная… Видимо, жизнь с суровым отцом и отсутствие материнского воспитания (она лишилась матери в пять лет) заставили ее во многом себя ограничить, а теперь она с жадностью и почти болезненным нетерпением постигала доселе неизвестные стороны жизни. Временами Шарлю казалось, что он вообще у нее будет первым мужчиной, но пока это оставалось только в мыслях и предположениях. С ним она, наконец, научилась вести себя, как женщина, и перестала выражать чувства по-детски. Она научилась целоваться, и Шарлю понравилось, в целом, как это у нее получается. Вручить свое главное сокровище Бетти пока ему не решалась, а он не торопил ее, предпочитая дать свободный ход событиям. Конечно, за эти месяцы его несколько раз посещали женщины, его старые знакомые, надежные подруги. Прознав о том, кто такая Бетти, они удивлялись и восхищались его талантом прокладывать себе дорогу всеми известными способами.
Конечно, это была не Она. Не та, которую он ждал и боялся всю жизнь. Но Шарль принадлежал к тем людям, которые совершенно определенно знают, где нужно остановиться в погоне за журавлем в небе и предпочесть синицу. На время, конечно, не навсегда. Может быть, пока не встретится тот самый пресловутый журавль…
Один раз за это время он побывал у себя в Бретани. Там жили его родители и друзья, там жило множество его поклонниц, которые были очень рады его видеть. И не только видеть… Но, как всегда, общаясь с ними приветливо и чуточку отчужденно, он провел ночь только с одной самой веселой своей подружкой, еще с колледжа. Там он встретил и своего лучшего друга, который в шутку принялся теперь завидовать ему и напрашиваться в Нью-Йорк, как он делал всякий раз, когда они заговаривали об успехах друг друга. Они оба прекрасно понимали, что Пьер сильно привязан к своей стране, к Парижу, и никуда на самом деле отсюда не уедет, здесь у него – многочисленные связи и вполне определенный бизнес, приносивший немалый доход – в специально купленном павильончике он занимался организацией выставок… Так же как и Шарль, он по-прежнему был популярен среди женщин, только, в отличие от своего спокойного друга, самозабвенно окунался в любовные водовороты, никогда никого не упуская…
Вернувшись в Нью-Йорк в лирически-ностальгическом настроении, Шарль, сам того не желая, в первый же вечер буквально свел с ума Бетти, и она, после недельной разлуки, наконец отдалась ему и телом, и душой, потеряв всякое благоразумие. Шарль, напротив, испытал облегчение, открыв, что он был у нее не первым мужчиной, что Бетти имеет кое-какой опыт, над которым, конечно, придется поработать. Интересно, кто это был и почему не научил ее целоваться? Эти вопросы Шарль оставил на потом, а совсем обезумевшая от счастья Бетти сама сделала ему предложение.
Разговор происходил в квартире героя-любовника, где они, разомлевшие от августовского вечернего солнца и долгого полноценного секса, лежали на огромной кровати, видавшей не один десяток женщин за последние три года своего существования в этой квартире. Услышав ее слова, точь-в-точь, как в одной из дешевых мелодрам, что они с Пьером любили смотреть в их маленьком кинотеатре на окраине Ля-Боля, Шарль подавился шампанским и утратил, как ему показалось, навсегда этот нежный лирический настрой, привезенный из Франции. Бетти, почувствовав ошибку, которая могла стать роковой, быстро извинилась, попросила, чтобы он забыл эти слова, и так нежно ворковала над ним весь остаток вечера, что даже почти смогла пробить стену, внезапно выросшую между ними.
В глубине души Шарль и сам понимал, что дело идет к свадьбе, потому что, во-первых, еще ни с одной женщиной он не встречался так долго: почти год. К тому же он понимал, что есть и вторая причина, куда более существенная: этот брак выгоден для его карьеры… Может быть, если бы он был чуть более «американцем», целеустремленным и напрочь лишенным сентиментальности, ему удалось бы легко справиться с мужским страхом перед женитьбой и, не моргнув глазом, проложить себе блистательный путь в чужой стране. Но Шарль был Шарлем: искренним и тонким, хотя и немного противоречивым, не переносящим коварства, как в окружающих людях, так и в себе самом. И поэтому, получив предложение руки и сердца от Бетти, он честно и откровенно растерялся.
Она стала все чаще намекать на свадьбу, и у Шарля всякий раз портилось настроение и появлялось чувство, как будто его горло сжимают тиски… А в сентябре, как гром среди ясного неба… Бетти объявила, что беременна. Эта классическая уловка почему-то привела искушенного Шарля в ужас. Он окончательно запутался и в конце концов сдался, поверил ей, даже не попытавшись проверить информацию.
Тут уж подключился и Майкл Мерингтон, и многие приятели Шарля по клубу, которые искренне советовали ему не упускать такой выгодной партии. Да и о чем переживать: девчонка красивая, молодая, неглупая и с виду покладистая. А уж как она его любит!.. Шарль очень хорошо представлял, во что выльется через год-другой эта сделка с Блуром и с собственной совестью, поэтому медлил с официальным предложением. Он много раз наблюдал подобные истории, и знал людей, которые на этом жестоко накололись. Таких мужей, сколь бы честными намерениями они не руководствовались, женившись на богатеньких дочках, рано или поздно объявляли альфонсами и охотниками за приданым. Но даже не это являлось главной причиной раздумий Шарля. Он точно знал одно: та самая Девочка, которая лучше всех на свете и красивей всех на свете, рожденная где-то в огромном многоликом мире только для него, для Шарля, скоро встретится с ним! Он чувствовал приближение этой роковой неизбежности, он узнал ее по своим ощущениям и из последних сил держался, не разрешая себе совершать ошибку…
В какой-то момент, он сам не помнил, как это произошло, Шарль почти сдался. Сказал, что в феврале-марте, если ничего не случится, они, в принципе, могут устроить свадьбу. Проглотив обидное «если» и весь ускользающе-условный тон предложения, Бетти побежала обрадовать отца. Официальное предложение мистеру Блуру Шарль собрался сделать в конце октября, на этом настояла Бетти, чтобы они пришли на праздничный ужин и обо всем объявили, хотя отец был уже в курсе их помолвки.
Бетти немного успокоилась и начала изо всех сил изображать из себя беременную, со всеми причитающимися такому состоянию причудами. Удивительно, как в одном человеке могли уживаться такая наивность и такое коварство? Наверное, последнее ей щедро даровала сама природа, но оно долго дремало в ее душе, как и любвеобильность, а под напором обстоятельств вырвалось наружу. Шарль долго изводил себя бесполезными гаданиями, размышлял о странных закономерностях жизни. В сущности, он был очень порядочным человеком, никогда не врал женщинам… В конце концов, он не выдержал, оставил фирму, оставил Бетти и снова улетел во Францию, пообещав вернуться через двое суток. Это было 15 октября.
Как ни странно, всегда пунктуальный и серьезный Шарль вовремя на работе не появился. Причиной тому стали фантастические, нелепые обстоятельства, в которые особо никто и не поверил: из-за штормовой погоды он якобы застрял у себя в Бретани на лишние двое суток и вылетел из Парижа только в воскресенье вечером.
Все время полета он просидел, глядя в одну точку, вспоминая лицо своей новой знакомой. Оно все время всплывало у него перед глазами: лицо Жозе, такой разной и каждую минуту одинаково восхитительной. Жозе, примеряющая его рубашки и свитера; Жозе, заплетающая косички, которые все время норовили распутаться без заколок; Жозе, загадочно улыбающаяся с бокалом коньяка в руке… И наконец – ночная Жозе, ее теплые мягкие губы и близкое, какое-то удивительно родное лицо, измененное страстью. Страстью, которой они, как два школьника, глупо пренебрегли…
Шарль пожалел, что не взял у нее телефон или адрес. Он не понимал зачем, не понимал, что он собирается делать, просто почувствовал, что новая веха начинается на его пути.
Бетти тоже почувствовала неладное. Она не отпускала его от себя три дня, а когда нашла силы хотя бы в рабочее время оставить одного, он наконец-то смог погрузиться в текущие проблемы, которые все вместе и по отдельности, неотступно и бесповоротно сходились в одной точке, имя которой было Жозе. Что с ним случилось, когда она, именно она, осторожно обвила руками его шею и теплыми губами коснулась его губ? Что это было?..
Он сидел за столом, возле разрывающегося телефона, и секретарша ничем не могла помочь – телефон был прямой, сидел, обхватив голову руками, и пытался заставить себя думать о чем-нибудь еще. Он устал, его офис готовился к очередному переезду, так как соседи расширялись и занимали своими студиями весь этаж. Это к лучшему, думал он. Его новый офис находился в старинном особняке на Уолл-стрит, и единственными предполагаемыми соседями были привидения, которые, если верить досужим сплетням, водились на знаменитой улице.
В это самое время у него за спиной, через стенку, в упомянутой студии местного районного телеканала, сидела Агнесс и, заносчиво выдвинув подбородок вперед, пыталась задавать вопросы дородной тетке, которая, откровенно говоря, вовсе не горела желанием с ней общаться. Тетка являлась продюсером одной певички, считавшей себя звездой Америки. Агнесс мечтала поскорее убраться вон, об этом же мечтала и собеседница.
Через полчаса пустых размышлений, так и не ответив ни на один телефонный звонок, Шарль вышел из своего вестибюля и в общем коридоре нос к носу столкнулся с Агнесс. Они оба извинились и неловко улыбнулись друг другу.
Какой шикарный мужчина! – подумала Агнесс, с неожиданной грустью.
Какая маленькая красавица! – подумал Шарль. Ему очень нравились такие мелкие, хрупкие женщины, которых он легко мог носить на руках хоть целый день. И тут снова перед глазами всплыла Жозе со своими двумя косичками. Сердце его почему-то сжалось с такой болью, как будто эта маленькая незнакомка была частью той нелепой истории, он пошатнулся и пошел прочь от Агнесс, так и не начав ожидаемого диалога.
Она немного постояла, глядя ему вслед, и тоже ушла, сохранив надежду когда-нибудь еще с ним увидеться…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Синий бриз - Лестер Кристина

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Синий бриз - Лестер Кристина



Интересный роман, без крупногабаритных миллиардеров в идеально скроенных костюмах и квадратными подборотками
Синий бриз - Лестер КристинаПупсик
19.09.2013, 14.29





Неплохо, но стиль изложения какой-то рваный: 7/10.
Синий бриз - Лестер Кристинаязвочка
19.09.2013, 18.24





Рисуйте свою сказку, как рисовала ее Гг, и она претворится в жизнь, мысли материальны, а если их перенести еще на бумагу, то свершится задуманное! это я точно знаю!!!
Синий бриз - Лестер КристинаВалентина
3.04.2014, 6.31





не пойму или автор хороший или перевод замечательный, в любом случае уже четвертый роман проходит на "ура" :-)
Синий бриз - Лестер Кристинадр Валентина
29.04.2014, 19.48





Понравился. Вроде сюжет не захватывающий, но все же интерес удерживает. Перечитываю, когда на душе тоскливо, плохая погода на улице или хочется французской атмосферы.
Синий бриз - Лестер КристинаLilia
19.08.2015, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100