Читать онлайн Синий бриз, автора - Лестер Кристина, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синий бриз - Лестер Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синий бриз - Лестер Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синий бриз - Лестер Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Кристина

Синий бриз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

– О! Какой сюрприз! – Марк широким жестом распахнул дверь и театрально кивнул, приглашая ее внутрь.
Она и так знала, что скандала не избежать. Марк был не очень ревнив, иногда ей даже казалось, что, застань он ее в постели с другим, просто пожал бы плечами и вышел. Но проверить это ей еще не довелось, поэтому развитие беседы Жозе представляла себе смутно. Марк стоял в дверях, а она медлила, глядя на него отсутствующим взором: привычный, родной силуэт, в котором не за что зацепиться глазу. Он был неплохо сложен, но худоват и немного сутулился, из-за чего все костюмы – от стодолларовых до баснословно дорогих – сидели на нем без той доли солидности, которая заставляет уступать некоторым мужчинам дорогу. Он был симпатичным, но выглядел моложе своих лет, что тоже не добавляло ему веса в глазах окружающих. Но это был ее родной Марк. Жозе подавила зевок:
– Марк, прости, но я совершенно не виновата. Ты не представляешь, что произошло.
На нее вдруг выпрыгнула Сицилия. Эта пушистая особа персидских кровей любила хозяйку больше всего на свете, даже больше креветок, а Марка просто терпела. Он со скрытым неудовольствием называл их «сестричками», особенно, когда они, свернувшись калачиком, устраивались обе на диване перед телевизором.
– Ах ты, моя хорошая девочка! Прости, не могла вернуться к тебе раньше! – Жозе присела на корточки и провела рукой по роскошному белому хвосту – единственному месту, которое позволялось гладить, и снова подняла глаза на Марка.
Он смотрел на нее, подняв одну бровь:
– Ну-ну. Я подожду. Ты сначала поговори с самым близким и дорогим существом, а потом и моя очередь настанет.
– Марк… – Господи, какая же смертная тоска! – Я не могла вернуться раньше.
– Ты не могла вернуться раньше? Он что, оказался слишком темпераментным? – Марк, как всегда, когда нервничал, потянулся, чтобы поправить пуговицы на рубашке. На этот раз пуговиц под рукой не оказалось, пришлось теребить ворот домашнего свитера.
– Марк, отстань. Это глупо. Ты не представляешь, какая была гроза!
– А телефона у него в доме не было? Ты даже не могла поздравить меня.
Жозе вспомнила Себастьяна. И вправду, зачем гасить огонь? Шарля она никогда больше не увидит, но теперь ей стало понятно, зачем он появился в ее жизни. Сейчас она расскажет Марку о том, как целых двое мужчин хотели провести с ней ночь, и одному из них это почти удалось. «Почти» не годится. Марку нужны железные факты. Значит, она зря спасовала: надо было до конца довести дело с Шарлем… Господи, как же все просто! Сицилия совершенно не переживает, когда соседский рыжий Кохи, ее общепризнанный муж, застает ее с разной публикой трущобного происхождения. Она просто делает то, что хочет ее душа и тело, и от этого счастлива и свободна!
– Ты знаешь, – Жозе медленно разделила волосы на две половины и начала заплетать косичку, – а телефон у него не работал.
– Почему? – Марк опешил.
– Так я же говорю, была гроза. Всю местность залило, и начались сбои с электричеством.
– То есть ты… То есть я не ошибся: ты была у другого мужчины?!!
– Да, и со мной еще четверо.
– В каком смысле?
– Четверо пассажиров. Мы все провели ночь в его доме.
– В чьем? – Марк был обескуражен.
– Какая разница? Сейчас он уже летит в Штаты.
– А ты?
– А что – я?
– Вы с ним…
– А он провел ночь в моей спальне. Тебе этого достаточно?
– Жозе! Зачем ты так говоришь! Ты же знаешь, я не люблю, когда меня обманывают.
– Так я и не обманываю.
– Но ты изменила мне?!!
– Давно пора было. Или мне – нельзя?
Марк прошелся по комнате, заложив одну руку за голову и с силой потирая шею. Типичный, надоевший жест… Сейчас он подойдет, начнет обнимать и убеждать ее в том, что все это – глупость. Жозе вспомнила его ласки, которые все время были одинаковыми. А ведь ей давно уже не хотелось ни кокетничать с ним, ни возбуждать его интерес, хотя когда-то он так восхищался этим ее даром! С другими – да, а рядом с Марком она чувствовала только скуку, обыденность, какую-то удивительную прозу жизни.
Он остановился около дивана, наклонился к ней, обнимая за шею:
– Малыш мой. Давай забудем все это. Я не верю в твою измену. – Он немного помолчал и отстранился. – Послушай, но от тебя действительно пахнет мужским одеколоном… И я знаю, сколько такой стоит!
– Ну и что?
– Жозе! У тебя опять отросли косички?
– Точно! Сами по себе, пока меня не было дома…
– Так это не розыгрыш? Ты действительно провела с кем-то ночь? Кто он?
– Он? – Жозе усмехнулась. – Разряд молнии. Электрический ожог.
Марк с театральной тревогой пощупал ее лоб:
– С тобой все в порядке?
– Нет. И поэтому я иду спать.
– Ты изменила мне?
– Да.
– Да?
– Марк, я изменила тебе. И буду делать это всегда, когда захочется. Теперь ты либо примешь это, либо мы разойдемся.
– Мы разойдемся.
Она пожала плечами.
– Хорошо.
– Ты так спокойна?
– Я не могу больше жить с тобой, Марк.
– Это разряд молнии помог открыть тебе истину?
– Нет, – она вдруг улыбнулась, вспомнив хитрого Себастьяна, – это я давно решила. А теперь вот – сообщаю тебе.
– Знаешь что, Жозе? Я не хочу вести беседу в подобном тоне.
– Потому что в таком тоне надлежит выступать одному тебе?
– Нет, наверное, мы действительно стали чужие. Завтра я уйду. Мне тоже есть к кому.
– Не сомневаюсь. Спокойной ночи, Марк!
Он еще немного посидел перед телевизором, иногда удивленно покачивая головой, потом собрал несколько рубашек и всякие мелочи в чемодан и улегся спать в своем «кабинете» – комнате без определенного назначения, в которой стояли стеллажи с книгами и компьютер; считалось, что здесь он работает…


Проснувшись в одиннадцать утра и безнадежно опоздав в редакцию, Жозе открыла дверь спальни и сразу же увидела конверт у себя под ногами. Она буквально споткнулась об него и сначала несколько секунд просто стояла, пытаясь определить свое отношение к прощальному письму. В том, что оно было от Марка, и именно прощальное – не было никаких сомнений. Жозе присела на корточки, бретельки шелковой рубашки соскочили с плеч, и в этот миг она увидела себя в зеркало полуобнаженной. Несколько секунд она с жалостью смотрела на свое отражение, потом поправила бретельки и вдруг со злостью уперла руки в бока.
Вот это да! А ведь в последнее время она даже перестала носить красивое нижнее белье. Марку стало все абсолютно безразлично: их любовные сценарии были отработаны еще в первый год знакомства и с тех пор не менялись. Она знала, чего от него ждать, знала, какие телодвижения надо совершать для получения того или иного эффекта. Вспомнив обжигающие руки и губы Шарля, Жозе инстинктивно обняла себя за плечи, ощутив привычную дрожь. Как мало, оказывается, ей нужно для счастья. Для того чтобы горел этот огонь. Ей нужно всего лишь быть интересной своему мужчине! Чтобы он, целуя ее, думал о ней: о том, что видит перед собой, о том, чего касается губами.
Так и не вскрыв конверт, она сидела в коридоре на корточках, прислонившись к стене, обхватив себя руками. Как же она правильно поступила! Как же она благодарна Себастьяну! Еще ничего не произошло, а ей уже хорошо. Ей легко дышится оттого, что Марка нет рядом. А раньше весь мир словно покрывался пылью, и улыбка сама сползала с лица, когда, придя с работы, он садился и обнимал ее привычным, словно деревянным жестом:
– Ну что, как прошел день?
И, каким бы прекрасным ни оказался прошедший день, меньше всего на свете ей хотелось его вспоминать… Как он умудрялся нести с собой такое разрушение в ее душу? Ведь, в сущности, он неплохой человек…
«Жозе!
Я все равно должен тебе кое-что сказать, прежде чем мы расстанемся навсегда, – писал он. – Жизнь, видимо, тебя ничему не научила, и ты снова, как «перекати-поле», хочешь оторваться от места и потеряться в огромном Париже. Ты совершаешь большую ошибку, вернее, уже совершила, потому что вернуть меня обратно тебе будет чрезвычайно тяжело. Да, у меня тоже были увлечения, но мимолетные, случайные. То, что сделала ты, вернее то, как ты мне это преподнесла, – выходит за рамки допустимого поведения. Я не могу жить с женщиной, которая кичится своими изменами. Мы серьезные люди, Жозе, ты должна понимать, что я хотел бы видеть рядом с собой совсем другого человека. У тебя почти получилось стать такой женщиной, какой я мог бы гордиться. Но потом опять взыграло ребячество, заплетенное в твои косички… Я не приму тебя такой, какая ты сейчас. Я должен поставить вопрос ребром: или ты меняешься в корне, или мы больше не увидимся никогда».
Жозе качала головой, подняв брови: комментариев у нее просто не было. Марк в своем репертуаре. С чего он вообще взял, что ей интересно будет все это читать?.. Она отбросила письмо. Тут же раздался телефонный звонок.
– Прочитала? – Голос Марка звучал буднично, словно речь шла о том, сходила ли она за продуктами в супермаркет.
– Да.
– У меня одна просьба: если ты выбрала второе… – Господи, о чем он говорит, какое второе? – то я хочу, чтобы сегодня вечером тебя не было дома. Я приеду за остальными вещами, и мне бы не хотелось с тобой встречаться. То есть ты можешь оставаться тут жить, но просто уйди на час, когда я буду…
– Хорошо.
– Я думаю, мы решим вопрос о продаже квартиры, и каждый вернет свои деньги обратно. Мои агенты займутся этим, половину суммы я внесу на твой счет. Ты подождешь месяц?
– Мне все равно.
– Хорошо, тогда мы договорились. Прощай, Жозе.
Он повесил трубку. Вот и все! Она и не думала, что это будет так быстро и безболезненно, словно речь идет о какой-то старой вещи, которую давно пора выкинуть.
Жозе медленно встала, распаковала свою сумку, с которой приехала вчера, достала из нее абонемент в клуб и кредитку. Несколько секунд она смотрела на все это, пытаясь понять, для чего нужно было тратить деньги и время, если подарок стал теперь бессмысленным? Хотела сделать приятное Марку… Вот и сделала!
Она взяла конверт с письмом, вложила туда документы, оставив уголок кредитки торчать наружу: Марк не пропустит взглядом эту вещицу. Деньги он находит по запаху в любой точке пространства.
Теперь нужно было позвонить на работу, предупредить, чтобы ее сегодня не ждали. У них в журнале, как и во многих других редакциях, где работа оценивается по результату, а не по присутствию на месте, допускались один-два прогула без особых объяснений.
– Льюис, – Жозе всегда немного робела перед своим непосредственным начальником, чье место она в скором времени должна была занять, хотя он относился к ней превосходно. – Я сегодня не могу. Прости, у меня обстоятельства.
– Что опять?
– Переезжаю. Надо вывозить вещи.
– От Марка? Ты в своем уме?
– Ладно, это долгая песня. Я завтра вас повеселю сочинением на тему: «Как я провел выходные!».
– И как же ты их провела?
– Ох, молчи, грусть! Ладно, все – завтра. Ты уж не лишай меня гонорара, пожалуйста.
– Это, – голос Льюиса стал строгим, – будет зависеть от грамотности твоего сочинения. Пока, Жозе! Много не пей!
– Но я действительно…
– Поэтому – не пей! – В трубке послышались гудки.
Она немного приободрилась от его поддержки. Вообще – если бы не ребята-художники, наверное, она давно уже покрылась бы паутиной рядом с Марком. А еще, конечно, – Агнесс. Ее замечательная, незаменимая Агнесс, которая теперь тоже переехала на новую квартиру. Она была лучшей подругой Жозе: грубоватая, похожая на мальчишку-подростка, с очень острым языком и резкой манерой говорить. Она работала в бульварной парижской газете, и в свои двадцать три уже была известна как один из лучших журналистов в своем жанре.
Агнесс обожала освещать жизнь знаменитостей, была вхожа во многие дома и организации, связанные с шоу-бизнесом, а так же эксклюзивные клубы. Благодаря своей изумительной манере веселить всех и вся, без умолку болтая своим едким вычурным языком, Агнесс почти везде встречала дружеский прием. Не многие из ее «клиентов», как она их называла в сердцах, догадывались, что на самом деле представляет собой эта восхитительная юная журналистка. Жозе улыбнулась. Нужно ей позвонить. Ведь уходить от мужчины – дело непростое, тут нужна дружеская поддержка и чья-нибудь машина.
– Алло, Агнесс, ты мне нужна.
– Слушай, – было видно, что подруга сильно колеблется. – Я до вечера – никак. У меня, ты сейчас рухнешь, что у меня происходит!
По какому-то неоспоримому праву, Агнесс всегда и везде оказывалась первой, а ее проблемы – более важными. И Жозе, которая с младших классов никому ни в чем не уступала, всегда «пропускала вперед» свою подругу.
– Ты тоже рухнешь, когда узнаешь, зачем ты мне нужна.
– Ну и кто первый будет рухать?
– О господи, Агнесс, я ухожу от Марка! Мне нужна твоя машина!
– Круто! Но у меня круче! Я вечером приеду, расскажу. А сейчас – пакуй вещи.
– Вот как раз вечером мне ни в коем случае нельзя быть здесь.
– Я не могу-у! Мне надо командировку оформлять… Ага, бегу! – сказала она кому-то мимо телефона. – Все, Жозе, я – с тобой. Душой и тельцем. Но – мысленно. – И бросила трубку.
– Ну вот, Сицилия… – Жозе обняла любимую кошку. – Остались мы с тобой одни. Давай собирать вещи?
Сицилия выгнула спину: никому не позволялось трогать ее за роскошные белые бока, кроме Кохи. Иногда, в виде исключения она разрешала Жозе вычесывать шерсть, но сейчас, как будто, об этом речь не шла, поэтому она запрыгнула на высокий шкаф, выражая полное презрение к чужим проблемам. Жозе вздохнула и стала думать: с чего же начинать?
…С Агнесс они познакомились пять лет назад и с тех пор поняли, что ближе друг друга у них никого нет, не было и, скорее всего, не будет. Последнее утверждение чаще всего провозглашалось, когда у кого-то случался очередной провал на личном фронте. Но отчасти это была правда: они сошлись на каком-то массовом мероприятии, когда Жозе была просто студенткой второго курса, а Агнесс уже начинала работать журналистом, и больше не расставались. Это была дружба с первого взгляда: у них оказались абсолютно одинаковые вкусы. Во всем. Абсолютно во всем, без исключения.
Внешне Агнесс представляла собой изумительное зрелище: тоненькая фигура подростка, с короткой стрижкой и полным отсутствием женских форм в их традиционной привлекательной величине, она была очень симпатичная на личико, такое же остренькое и маленькое, как она вся. Агнесс напоминала мальчика-ангелочка, из тех пареньков, кого обычно не любят одноклассники, но обожают бабушки. Жозе, хоть и была девушкой хрупкой, но рядом с Агнесс смотрелась, как старшая сестра…
Первое время подруги не могли справиться с проблемой одинакового выбора мужчин. Кое-как миновав этот камень преткновения, и то благодаря своевременному появлению Марка в жизни Жозе, они продолжили общаться, в основном «зажигая» по клубам, в которых Агнесс принимали как почетного клиента. Она никогда (!) не предлагала заплатить за себя, возлагая эту обязанность целиком и полностью либо на Жозе, либо на хозяев заведения. Это был ее серьезный минус. Она не любила платить деньги, и, если появлялась хоть какая-то возможность проскочить за чужой счет, никогда ее не упускала.
Однажды Жозе в сердцах сказала ей, что та напоминает своими замашками известного шведского персонажа по имени Карлсон. Агнесс хохотала как сумасшедшая, а потом заявила, что это была ее настольная книга в детстве.
Но больше всего страдали продавцы парижских магазинов. Когда веселые подружки заходили в какой-нибудь недорогой бутик, то, совершенно не сговариваясь, они бежали к одной и той же вещи и начинали терзать ее, потому что каждой хотелось именно такую. Потом они обе бежали в другую сторону, но опять с астрономической точностью выбирали один и тот же товар, к радости продавцов, которые уже предвкушали, как у них купят все, причем в двойном объеме. Но нет. По какому-то молчаливому сговору Агнесс и Жозе через час – другой оставляли все выбранные вещи на кассе и уходили, так и не решив, кто что будет носить.
Один раз Жозе присмотрела себе очаровательные босоножки (у нее была слабость к хорошей обуви) и тут, как на грех, в магазин зашла Агнесс. Они долго и весело ругались, кому больше идет стиль «милитари», в котором была выполнена злосчастная пара, потом Жозе попросила продавца отложить их и пообещала вернуться в течение дня с деньгами. Выйдя из магазина, Агнесс с ангельским видом заявила, что у нее спешное дело, о котором она чуть не забыла, и ушла… Надо ли говорить, что, придя через пару часов в магазин, Жозе встретилась с изумленным продавцом, который сказал, что все в порядке, подруга уже выкупила для нее босоножки, только почему-то меньшего размера… Жозе готова была растерзать Агнесс. Та даже не стала оправдываться:
– Мне просто захотелось! Я ничего не могла с собой поделать. Завтра мне брать интервью у девчонки, которая носит натовские штаны и солдатские ботинки. Я должна соответствовать!
У них была огромная коллекция веселых историй такого рода, над которыми покатывались со смеху все друзья.
У подруг были свои любимые места и заведения. В одни они ходили веселиться, в другие – чтобы грустить или вести серьезные разговоры… Агнесс никак не могла найти постоянного мужчину и завидовала Жозе. А та никак не могла выйти из-под влияния Марка и завидовала Агнесс, которая в любой вечер могла пойти куда угодно и с кем угодно.
Нет, у Жозе были, конечно, школьные и университетские приятельницы, переехавшие в Париж для учебы, как и она. По идее, именно с ними ее должна была связывать настоящая крепкая дружба: все они выбрались когда-то из своей «глухомани». А Агнесс была парижанка, настоящая, до мозга костей…
Еще у Жозе была Саманта, ее ближайшая подруга с первого года школы. Когда-то они проводили все дни напролет, и потом еще ночь – часа по четыре – за телефонными разговорами, поверяя друг другу свои сердечные тайны или просто философствуя об устройстве мира… С Самантой они вместе выросли, вместе уехали в Париж учиться в университете, и все у них всегда было вместе, с той лишь разницей, что родители подруги, в отличие от родителей Жозе, были очень состоятельными людьми. Именно они отправляли девочек каждый год на каникулы куда-нибудь отдыхать. С Самантой Жозе было легко, приятно и до самой глубины хорошо, как бывает хорошо, когда ты общаешься со «своим» человеком, к которому лежит душа. В конце концов, именно к Саманте, а иногда даже к ее маме Жозе прибегала в слезах, если случались несчастья…
Но сейчас ей не могла помочь никакая Саманта, хотя та являлась счастливой обладательницей огромной квартиры в Париже, квартиры, которая сейчас пришлась бы как нельзя более кстати… Но Жозе еще утром решила, что позовет на помощь именно Агнесс. Кто еще может расставить все по полочкам в ее голове, как не сумбурная, беспорядочная Агнесс?
Однако время уже – половина четвертого. Через три часа приедет Марк, и Жозе к этому времени здесь уже не должно быть! Она еще раз набрала номер редакционного телефона подруги:
– Н-ну?
– Что, н-ну?
– Кто обещал мне отвезти мои вещи?
– В принципе, через десять минут я вся – твоя!
– Приезжай скорее. В шесть будет Марк, и я могу не успеть до него собраться.
– Хм. У вас что – жесткий график? Или ты боишься застрять с ним вместе в дверном проеме, когда потащишь из дома вашу огромную кровать?
– Хватит острить!
– Слышишь? А ты кровать себе заберешь? Ты ведь ее на свои деньги покупала, помнится?
– Агнесс!
– Я бы забрала! У него вся техника, а ты – забирай кровать и огромное зеркало в ванной комнате.
– Зачем? – Жозе закатила глаза: подруга села на своего любимого конька, теперь ей нужно дать высказаться.
– Минуточку! Как это зачем? Ты обещала подарить зеркало мне!
– Когда?
– Мы, помнится, договорились, что в две тысячи восемнадцатом году. А когда обещала, я уже и не помню.
– Агнесс, мы теряем время. Давай, приезжай, забирай себе, что хочешь, только быстрее увези меня отсюда… Кстати! – Жозе вдруг впервые подумала, что ехать ей, в общем-то, некуда. Если только к Саманте или к мадам Лоик, у которой она первое время снимала комнату, когда училась на первых курсах университета.
– Кстати, да! – Агнесс быстро подхватила невысказанную мысль. – Живи у меня! Ты не представляешь… Ты упадешь в обморок и проваляешься в нем до Рождества, когда узнаешь, куда я еду!
– Знаешь, я бы с удовольствием провалялась где угодно и в чем угодно, если ты дашь гарантию, что это сохранит мое душевное равновесие. Это ты не представляешь, где я была все выходные, что делала и почему мы расходимся с Марком!
– Слушай!
– Слушай!
Они обе помолчали, потом рассмеялись в трубки.
– Ну все, я еду! Это невыносимо – мы так и вправду ничего не успеем.
– А поговорить можно, когда я буду собираться.
– Выносить кровать, например…
– Агнесс! – Жозе нажала отбой.
Пожалуй, она поедет к мадам Лоик. Это неплохой вариант… Та живет в центре, к Жозе привыкла, как к родной, тем более что мадам Лоик и была очень дальней маминой родственницей. Так что жилье, вполне возможно, ей достанется совсем не дорого, по родственному тарифу, а то и бесплатно.
Жозе неторопливо поднесла собранные сумки и чемоданы к двери. Следовало бы, конечно, забрать и компьютер, ведь он принадлежал ей. Марк любил за ним сиживать вечерами, осваивая просторы Интернета, а потом постепенно перетащил его к себе в «кабинет». Господи, что за кабинет, зачем кабинет? – думала иногда Жозе. Чтобы всю ночь просидеть на каком-нибудь форуме не нужен отдельный кабинет. Но Марк, видимо, готовил себя в большие начальники, поэтому антураж подбирал заранее…
Домофон издал резкий звук.
– Агнесс, это ты?
– Забыла тебя предупредить: выпей успокоительное, сейчас ты увидишь мои новые сапожки!
– Давай, заваливайся!
Агнесс впрыгнула в квартиру, как всегда, словно вороненок: остренькая, маленькая, со звонким голосом и цепким взглядом, который напоминал Жозе сканер, стоявший у нее на рабочем столе. Именно такое сравнение приходило на ум, когда она видела глаза подруги, которыми Агнесс не смотрела, а именно сканировала – даже огоньки под ресницами поблескивали так же сильно, как выбивался иногда из-под крышки сканера луч внутреннего прожектора.
– Ну! Смотри! – сказала она, убедившись, что дома никого нет, и вытянула ногу.
Сапоги и вправду были отличные. Жозе, несмотря на всю критичность ситуации, испытала легкую зависть. Как всегда.
– Где? – только и сказала она.
– На нашей любимой авеню.
– Еще есть?
– Найдется парочка твоего размера.
– Подеремся?
– Нет. Я уезжаю. Поэтому – покупай, носить будешь в гордом одиночестве.
– Куда это ты?
– А-а-а! Жозе сядь… Постой, ты еще не умыкнула мое зеркало?
– Ну? Куда ты едешь?
– Так вот. Это великолепно! – Агнесс блаженно заложила руки за голову и даже потянулась, обнаружив смуглый, почти детский животик под коротким свитером. – Мне предложили поехать в Штаты на шесть месяцев!
– Кто? – Жозе почему-то вспомнила Шарля, который тоже уехал в Штаты и у которого через шесть месяцев – свадьба.
– Как кто? В командировку! Я что, не произвожу впечатления журналиста, которого не жалко послать в Штаты?
– Штаты жалко.
– Не бойся за них. Самое главное, – довольным тоном добавила она, – никаких расходов, оплатят все!
– Ну-у, это для тебя святое!
– Эх, Жозе! Я бы взяла тебя с собой, но – сама понимаешь!
– Ага. Ассистентом фотографа.
– Чемоданом для рукописей или тайным записывающим устройством.
– Это ты перегибаешь палку.
– Может быть, но первое интервью сразу – в Нью-Йорке, какая-то тетка, у нее студия…
– Нью-Йорк хороший город…
– Что? Но ты же там не была, откуда знаешь?
– Вот тут мы перешли к главной части нашей программы. Агнесс… – Жозе поставила около двери несколько тюков с вещами. – Ладно, давай поговорим, а то мадам Лоик не даст нам этого сделать.
– Ты обещала что-то страшное. Постой, я не очень испугаюсь? А то может мне не слушать на ночь такие вещи?
Жозе смотрела, как та быстрыми точными движениями раскуривает тонкую сигарету и усаживается за стол в гостиной.
– Мы успеем, – поймав вопросительный взгляд Жозе, сказала она. – У нас куча времени. Что там у вас с Марком? А, кстати! Мне такой мальчишка сладкий подвернулся! Интересно, дождется он меня или нет?
– Ты не хочешь спросить, по какому случаю мы тут занимаемся перевозом вещей, Агнесс? Или, например, что я делала в выходные и почему Нью-Йорк хороший город.
– Ты летала туда в выходные?!!
– Нет, я изменила Марку и чуть не погибла. – Жозе сознательно сгустила краски, потом она сможет сказать, что это было не совсем так, но сейчас ей нужно было знать, что Агнесс, в принципе, думает по этому поводу. Та замерла с сигаретой в одной руке и стаканом сока в другой.
– Изменила? В Нью-Йорке?
– Нет! По дороге из Бретани в Париж.
– А чуть не погибла – в Нь…
– Да оставь ты его в покое!
– Ладно, рассказывай. – Лицо Агнесс стало серьезным.
Жозе вполне внятно изложила ей суть всего случившегося, и не очень внятно – на всякий случай – то, что было между ними с Шарлем ночью. А потом добавила про Себастьяна и про свои сомнения… Часы показывали половину шестого.
– Ты влюбилась. – Агнесс раскурила четвертую сигарету. – Я бы даже сказала – вляпалась. Как муха в липкую ленту. – Глаза ее были серьезными и печальными.
– Ты думаешь – это смертельно? Агнесс, почему ты так категорично говоришь? Это вовсе не…
– Я всегда категорично говорю. Потому что – правду.
– Это вовсе не любовь. Он же в нее не верит. А этот ожог? Вот, смотри, шея до сих пор красноватая. Это – когда он первый раз прикоснулся…
Жозе почувствовала, что краснеет.
– Ну вот, опять я тебе завидую, – с вздохом сказала Агнесс.
– Господи, да сейчас-то в чем?! У него свадьба через полгода. И, кстати, он живет в Нью-Йорке.
– Что-то подсказывает мне, что мы вряд ли встретимся. Городишко не очень маленький. Но у тебя, Жозе, глаза так не блестели, когда три года назад ты спрашивала, жить тебе с Марком или нет. Помнишь?
– Ты думаешь, чем дальше – тем круче?
– Я думаю, с таким безумным взглядом, с которым ты рассказывала про Него, тебя не выпустил бы из своего кабинета ни один психоаналитик. Кстати, как его зовут?
– Не важно.
– Я тебе завидую. Даже если это и не взаимно, то все равно – тебе сейчас здорово.
– Почему?!!
– Мне кажется, эта история тебя заполнила до краев. У тебя больше нет пустоты внутри, какая была с Марком. Ты уж прости, но это правда. С ним ты вообще стала какой-то…
– Это не имеет значения. Так что мне делать? Выгнать его из головы?
– Нет, поехали со мной в Нью-Йорк. Может – это судьба, что меня срочно посылают в Штаты, а у вас будет шанс увидеться.
– Агнесс, ты же понимаешь, что это нереально. И прежде всего то, что мы с ним увидимся в огромном городе.
– У тебя опять косички! Это – хороший знак.
Жозе помолчала. Агнесс всегда мелет много чуши, но в этой чуши обязательно имеется зерно истины. Где же его искать на этот раз?.. Слова подруги приплыли к ней не сразу.
– …Я говорю, а вот с Марком у нас есть все шансы повидаться. Время – седьмой час!
Они почти бегом вынесли собранные вещи и, конечно же, забыли компьютер и большое зеркало в ванной, которое Агнесс оплакивала всю дорогу.
Они выехали буквально из-под носа у Марка – его машина уже показалась в другом конце улицы.
Как и планировалось, Жозе поселилась у мадам Лоик – симпатичной седой дамы с тяжелым пучком волос на затылке, вечно распивающей кофе в заведении на первом этаже своего дома и мечтающей о чем-то высоком и недоступном для простых смертных. Уже стало смеркаться, когда они разложили вещи, еще немного поговорили, и Агнесс заторопилась домой.
– Мне надо собраться до завтрашнего вечера. Самолет – в девять.
– У тебя целый день впереди.
– Да, но в соотношении с тем временем, которое мне предстоит провести вне дома, день – это очень мало на сборы.
– Ладно, катись отсюда, – вздохнула Жозе. Подобные выражения считались у подруг нормальными и даже подразумевали доброе, благодушное настроение говорящего.
– Приходи провожать.
– Если получится.
– Обиделась?
– Нет, правда. Я сегодня на работе не была, как бы завтра не пришлось просидеть там целые сутки.
– Подумай – полгода! Ты не увидишь моего прекрасного лица и не услышишь моего прекрасного, как соловьиная трель, голоса. А уж моих умных…
– Ладно, – засмеялась Жозе, – я постараюсь.
Подруги расцеловались на прощание, и Агнесс уехала.
– Жозе, деточка, – мадам Лоик ждала, когда она вернется из холла, – я по тебе скучала.
– Я тоже, Жозефина.
– Бог мой! У тебя такие безумные глазки – ты влюбилась?
Она опешила и молча смотрела на старушку.
– Брось, меня не обманешь, я же вижу. Ну а как твой бывший Марк, еще не женился?
– Бывший?
– Я постоянно встречаю его с этой веселой рыжухой.
– Да, Жозефина… Наверное, они скоро поженятся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Синий бриз - Лестер Кристина

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Синий бриз - Лестер Кристина



Интересный роман, без крупногабаритных миллиардеров в идеально скроенных костюмах и квадратными подборотками
Синий бриз - Лестер КристинаПупсик
19.09.2013, 14.29





Неплохо, но стиль изложения какой-то рваный: 7/10.
Синий бриз - Лестер Кристинаязвочка
19.09.2013, 18.24





Рисуйте свою сказку, как рисовала ее Гг, и она претворится в жизнь, мысли материальны, а если их перенести еще на бумагу, то свершится задуманное! это я точно знаю!!!
Синий бриз - Лестер КристинаВалентина
3.04.2014, 6.31





не пойму или автор хороший или перевод замечательный, в любом случае уже четвертый роман проходит на "ура" :-)
Синий бриз - Лестер Кристинадр Валентина
29.04.2014, 19.48





Понравился. Вроде сюжет не захватывающий, но все же интерес удерживает. Перечитываю, когда на душе тоскливо, плохая погода на улице или хочется французской атмосферы.
Синий бриз - Лестер КристинаLilia
19.08.2015, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100