Читать онлайн Синий бриз, автора - Лестер Кристина, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синий бриз - Лестер Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синий бриз - Лестер Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синий бриз - Лестер Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Кристина

Синий бриз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Жозе проснулась утром от острого чувства голода. Часы, висевшие на стене, показывали половину двенадцатого, в доме стояла глубокая тишина. Гроза закончилась, но дождь продолжал хлестать по окнам, и от этого мир казался абсолютно серым. Внезапно до нее дошло: половина двенадцатого! Марк уже, наверное, потерял всякое терпение. А ведь у него сегодня праздник!
Мобильной связи по-прежнему не было. На телефон в холле скорее всего выстроится очередь, и лучше бы, конечно, всех опередить, заодно и разведать обстановку насчет еды. Она встала с постели, заправленной разноцветным бельем, натянула на себя полусырую одежду, от которой сразу стало холодно, и направилась к выходу.
Надо отдать должное хозяину дома: комнаты здесь, по крайней мере та, в которой спала Жозе, были очень уютными и теплыми, хотя и немного аскетичными по интерьеру. Кроме кровати, на которой Жозе обнаружила себя, в окружающем пространстве имелся низкий столик между двумя стульями-креслами, небольшой шкаф, несколько полок с какими-то журналами и бульварным чтивом и большое окно с пышными шторами и широким подоконником, которое делало комнату уютной и светлой. Во всем чувствовалось присутствие женской руки и, пожалуй, даже женской фантазии. Интересно, подумала вдруг Жозе, а этот Шарль часто меняет женщин? И ей почему-то стало жарко от этого вопроса, как будто она снова глотнула Себастьянова коньяка.
Она вышла на внутренний балкон. Холл был абсолютно пуст, а телефон абсолютно доступен. Судя по всему, остальные путешественники спали. Она спустилась, набрала номер Марка и вдруг поняла, что аппарат мертво молчит. Несколько секунд до нее доходил чудовищный смысл этого открытия, потом она судорожно поползла по полу. Изучив розетку, потом кабель, тянувшийся к входной двери, и не найдя ни малейшего разрыва или неполадки (Жозе хорошо разбиралась в технике), она вернулась на место. Телефон молчал, как кубинский партизан. Жозе уселась по-турецки и совершенно определенно поняла: аппетит, ее здоровый и никогда не подводивший аппетит, пропал насовсем.
Где-то рядом в камине потрескивали дрова. Интересно, кто их туда подкладывал всю ночь? Жозе осмотрелась. Второй этаж занимал не все пространство над первым, а как бы по кругу, вернее, по квадрату, образуя длинный балкон, тянувшийся над центральной комнатой первого этажа. В каждом углу балкона была дверь, ведущая в спальни. Их соответственно было четыре, как и говорил Шарль. Грамотно придуман домик – решила Жозе и, еще раз оглядев верх, стала прикидывать, где искать хозяина.
Надо починить телефонную линию, да и вообще: пора всех будить. Жак собирался ремонтировать автобус, который, кстати, до сих пор на дороге! Жозе стала искать другую лестницу на второй этаж, и тут же, в тесном пространстве между входом на кухню и боковой стенкой, загораживающей ступеньки, столкнулась с Шарлем нос к носу. От неожиданности она шарахнулась назад, пятясь, залезла на несколько ступенек, но оступилась и с грохотом упала к его ногам. Шарль осторожно поднял ее, взяв за плечи, внимательно посмотрел в лицо и прислонил к стене. При этом оба не проронили ни слова, только Жозе громко сопела, глядя на него исподлобья.
– Зд… здравствуйте, – наконец выдавила она, криво улыбнувшись. – У вас телефон, между прочим… Я уже ползала-ползала, а он – молчит! – У нее почему-то стучали зубы. Наверное, из-за мокрой одежды.
– В самом деле? Какой негодяй!
– Кто?
– Мой телефон. Вы ползали-ползали… А он молчит! – Теперь он не казался ей таким серьезным, как вчера вечером.
Шарль убрал руки с ее плеч, и дрожь стала проходить. Они смотрели друг на друга просто так, без всякого выражения.
– Вы постарайтесь больше не падать на ступеньках, это очень опасно.
– Хорошо.
– А…
– А?
– Вы хотели подняться наверх? Давайте я вас провожу.
– Нет! Мне уже не надо! Я, видите ли… – Жозе, наконец, обрела дар речи, потому что он стоял теперь от нее подальше и не обнимал. – Я искала вас.
– Это очень приятно. А зачем?
– Я же говорю – телефон молчит!
– Сломался?
– Да. Я проверила кабель – вроде целый.
– А вы как определили? – Шарль улыбался, как всякий мужчина, когда женщина пытается сама что-то починить.
– Да я умею. В доме повреждений нет, а на улице… Понимаете, у меня сегодня… мне срочно, в общем, надо позвонить!
– В самом деле? – Шарль стал серьезным. – Я сейчас проверю телефон. А вы пока идите и приготовьте кофе для нас двоих, если не трудно. Пока все спят, мы можем поболтать в тишине.
– Да, конечно. – Жозе поплелась в кухню и стала рассеянно наливать воду в чайник.
Шарль не появлялся долго. Она уже успела выпить свой кофе, его – давно остыл. Потом он вошел очень озадаченный:
– Похоже, там и вправду серьезные проблемы. И, наверное, с электричеством, а не с кабелем. Придется подождать, пока его не включат, либо… – Он сделал таинственную паузу.
– Либо – что? – Жозе в ужасе округлила глаза и приоткрыла рот.
– Либо – пока не кончится дождь. А вы, – он кивнул на ее рубашку, – наверное, мерзнете в сырой одежде. Почему вы вчера не попросили развесить ее просушить?
– А как бы я…
– Ах, да… Ну пойдемте. Высокой моды не обещаю, но кое-что из одежды найду.
Через десять минут кокетливых примерок и восторженного хохота хозяина одежды, Жозе предстала облаченной в длинный свитер темно-зеленого цвета и узкие мужские джинсы. На голове у нее снова красовались косички. Она сама не поняла, как это произошло, но в какой-то момент в зеркале вдруг появилась прежняя Жозе, трехгодичной давности, и поначалу очень испугалась сама себя. Шарль, напротив, зааплодировал:
– Вот это да! Никогда бы не подумал, что такая детская прическа может украшать вполне взрослую девушку! – Он наклонял голову то в одну сторону, то в другую, любуясь ею. – Вы, пожалуйста, всегда так ходите!
– Я и ходила, – тихо сказала она.
– Что?
– Ничего. – Жозе бессознательно теребила косички, не позволяя им расплетаться.
Вырез свитера был довольно большой, что, конечно, ей очень шло, но не давало ощущения уюта. Внезапно она почувствовала, что не может повернуть голову, потому что волосы запутались в застежке цепи, висящей на шее. Она попробовала их вытащить, но тут же зашипела от боли.
Шарль шагнул к ней и быстро справился с проблемой, едва касаясь холодными пальцами ее кожи. Он не убирал руки и рассматривал золотую подвеску, склонившись над лицом ее обладательницы. Жозе молчала, затаив дыхание.
– Занятная вещица.
– Б-бабушкина. – Она бессознательно обняла себя за плечи.
– Вы опять мерзнете? – Он бережно отпустил подвеску и легко провел тыльной стороной пальцев по шее Жозе. Она стояла, раздумывая, как на это реагировать. Требовалось, конечно, выразить возмущение, но почему-то совсем не хотелось. – Наверное, вам неуютно в таком широком свитере. Я могу дать другой.
Она подняла голову. Еще несколько секунд они стояли и моча смотрели друг другу в глаза, еще несколько секунд им было нужно, чтобы качнуться друг к другу и…
– Жозе! – раздался сверху голос Жака. – Вы уже проснулись? Ах, вот вы где?!! – И он застыл над ними на своем балконе, с помятой физиономией и неподдельным возмущением в газах.
– Я принесу вам свитер в вашу комнату, – тихо сказал Шарль. – Доброе утро, Жак. Надеюсь, вам сладко спалось?
– Сладко! Зачем вы пристаете к ней? Жозе, он не обидел вас?
– Увы, Жак, – спокойно сказал Шарль, – дождь не унимается. Боюсь, нам всем вместе придется вытаскивать ваш автобус.
Несколько секунд на лице Жака читалась мучительная борьба, потом он еще раз оглянулся на Жозе и все-таки выбрал окно, из которого открывался вид на залитую дорогу с автобусом. Еще через минуту он уже дубасил в дверь семейной четы, крича, чтобы Анри немедленно просыпался и шел помогать ему вытаскивать автобус…
Пронаблюдав эту забавную сцену, Жозе побрела к себе в комнату. Она размышляла о том, что с ней происходит, почему кожа на шее так горит от простого прикосновения мужской руки… Почему ее трясет, как в лихорадке, когда Шарль просто находится рядом?.. Она открыла дверь и увидела Шарля, который картинно, двумя пальцами рук держал пестрый свитер домашней вязки, с высоким горлом.
– Этот вам больше подойдет.
– Спасибо.
Он все не уходил.
– Вы хотите, чтобы я переоделась прямо при вас?
– Ох, нет, конечно, извините. – Он положил свитер на кровать и остановился напротив Жозе.
В какой-то момент они качнулись друг к другу, но тут же остановились, словно опомнившись.
– Я… простите меня. – Он шагнул в сторону двери.
– Да. Я думаю, всем будет лучше, если мы… Если вы сейчас уйдете, Шарль.
– Простите еще раз. Вот ваш свитер. – Он вышел, неловко стукнувшись о дверной косяк.
Жозе потребовалось минут десять, чтобы осознать и переварить все произошедшее. В какой-то момент она даже пожалела, что не поцеловала Шарля. Может, эта предательская дрожь наконец прошла бы?..
Дверь снова открылась. На пороге стояла дама без шарфа.
– Представляете, Жозе… Кстати, меня зовут Люсиль! Представляете, Жозе, они сейчас пойдут вытаскивать этот дурацкий автобус, а нас с вами Шарль заставил готовить еду.
– Отлично!
– Ничего не вижу хорошего! В Париже у меня есть кухарка, а сама я редко готовлю.
– Вот и попробуете.
– А телефон вообще не работает. И электричество отключили. Хм. Значит, микроволновка нам не подойдет? Ума не приложу…
– Разберемся! – Жозе резко сдернула зеленый свитер и облачилась в другой. Хватит нагонять на себя бог знает что! Больше она никогда не позволит этому Шарлю так на нее действовать. Больше она его к себе не подпустит! Надо просто держать себя в руках! Что это она разволновалась, как школьница?.. Жозе заставила себя вспомнить про Марка. Марк молодец. Марк – умница. Только слабаки позволяют себе так распускаться с первым встречным. Медленно и торжественно, как подобает человеку, принявшему важное решение, Жозе спустилась по крутой лестнице на кухню. Инстинктивно она пощупала сквозь свитер шею. Кожа горела, как от ожога.


…Люсиль оказалась не такой уж занудой, как поначалу опасалась Жозе. Когда трое мужчин ушли под дождь, а Себастьян увязался за ними, заявив, что он не хочет чувствовать себя немощным стариком, хозяйничать в доме остались они вдвоем. Шарль наделил их всеми полномочиями по ведению хозяйства и сказал, что можно использовать все, что найдется в доме и дворовом погребе. Однако с продуктами оказалось гораздо хуже, чем можно было предположить. Впрочем, это неудивительно – здесь жили только в летние месяцы.
Люсиль, которой не нравилась роль кухарки, нашла небольшие пакетики крупы, приправ, консервированные равиоли и рыбу. Заглянув в бар, Жозе обнаружила несколько бутылок вина и неплохой выбор коньяка. Вкусы хозяина были весьма недурны: коньяк он предпочитал дорогой и выдержанный. Все это, конечно, утешало, но не сильно, потому что продуктов все равно было мало, а магазины находились не ближе, чем основная трасса…
Люсиль с тяжким вздохом вызвалась варить суп, а Жозе решила поискать во дворе погреб, про который говорил Шарль. На крыльце она встретила мокрого и продрогшего Себастьяна, и он охотно согласился составить ей компанию в поисках «винного погребка». Почему-то он был уверен, что найдется именно винный и никакой другой.
Погребок они нашли, но овощной, с большим количеством солений, компотов и фруктов, в общем, того, что в изобилии продается в округе в сезон сбора урожая.
– Вот запасливый человек! – сказал Себастьян. – Только что-то не видно винных бутылок. – Он разочарованно оглядывался по сторонам.
– Не волнуйтесь, – засмеялась Жозе, – в доме полно коньяка. Думаю, если мы попросим Шарля, он щедро нас угостит. – И рука ее снова инстинктивно потянулась к шее: кожа горела. Это уже наваждение какое-то! Надо скорее возвращаться к Марку…
– Почему же вы мне сразу не сказали, что в доме есть коньяк?
– Ну тогда вы со мной вряд ли пошли бы сюда, – она виновато и хитро посмотрела на него, стараясь отвлечься от мыслей о Шарле, – и потом, я подумала, что винный погребок и вправду может отыскаться. Ну что, пойдемте в дом?
– Хм. Жозе, а вы всегда стараетесь казаться слабее, чем вы есть на самом деле?
– Не всегда! – Она с натугой потянула на себя разбухшую дверь веранды. – Вот сейчас, например, я вполне честно могу надорваться. Откройте, пожалуйста…
Себастьян расхохотался своим трескучим смехом и впустил ее внутрь.
…Люсиль сварила потрясающий гарнир из смеси круп, густой суп из фасоли и теперь сокрушалась, что негде взять свежей зелени, чтобы все это как следует приправить.
– Люсиль! – воскликнула Жозе восхищенно. – Ну и зачем вам кухарка в Париже?
– Но что мы будем подавать с этим гарниром? – грустно оглядев яства, сказала та. – Мяса нет. Даже захудалого цыпленка в доме не нашлось.
– Захудалый нам бы не помог! – Себастьян вошел на кухню с бокалом коньяка в руке. – Но бар у Шарля прекрасный! Я лично проголодался и намерен перекусить.
– Вы подождали бы остальных, тогда бы уж и пили. А то нехорошо получается. Мы все-таки в чужом доме.
– Он ведь сказал вам, – парировал тот, – что можно распоряжаться всеми съестными запасами, я сам слышал. Вот мы и распоряжаемся. Я думаю, он не обидится за бокал коньяку.
– Но зачем же пить одному? – не унималась Люсиль.
– А я хотел предложить вам составить мне компанию.
– И поэтому пришли сюда с одним бокалом! Это не серьезно. – Люсиль поставила перед ним два блюда.
Себастьян обезоруживающе улыбался в ответ.
– Мадам! – Он отпил маленький глоток из широкого бокала, посмотрел его на свет, пронес возле носа и сладко закрыл глаза. – Если б вы знали, сколько лет я потратил на то, чтобы стать несерьезным!.. Ммм! А супчик божественный!
Жозе вдруг с глубоким удивлением отметила, что Себастьян держится за этим дощатым кухонным столом так, словно он всю жизнь ел с серебра. Когда он говорил или просто вилкой поддевал еду, жесты его казались изящными и непринужденными. И это Себастьян! Старичок непонятного возраста и положения.
Он откинулся на спинку стула, явно расслабившись под действием коньяка и сытного обеда, и начал рассуждать.
– Вот вы считаете себя серьезными людьми, не правда ли?
Жозе и Люсиль внимали ему, сидя напротив и подперев головы руками.
– Вы, Люсиль, считали себя серьезной дамой, которая не должна заниматься тем, для чего существует прислуга?
– Ну…
– Так. Но ведь вы прекрасно готовите! Вы просто созданы для этого! Выгоните к черту вашу кухарку! Могу поклясться, что в Париже вы чувствуете себя немного… э… не в своей тарелке. Вам больше пойдет сельская жизнь. Так что гоните к черту вашу серьезность!.. А вы, Жозе?
– А что – я? – сразу ощетинилась та, хотя уже предполагала, что станет следующим педагогическим примером в его проповеди.
– А вы… Изо всех сил сопротивляетесь тому, что горит в вас. Вы стараетесь быть мельче, слабее (я уже об этом говорил), глупее, чем вы есть на самом деле. Настанет момент, Жозе, и пламя сожжет вас изнутри, потому что вы так и не выпустили его на свободу.
– Я и не…
– Бросьте, это же видно издалека! – Себастьян величественно махнул рукой, мол, все ваши возражения – суета сует, только я один знаю истину. – Вам почаще нужно устраивать какие-нибудь встряски, вот, например, как эта, чтобы вытряхнуть из вас серьезность.
– Давайте поговорим о чем-нибудь другом!
– Ладно, не обижайтесь на меня, – вдруг спохватился он. – Мне просто жаль будет, если вы так и не сможете…
– Себастьян, а чем вы занимались в молодости? – вдруг пришла на помощь Жозе Люсиль.
– Я… – Он немного растерялся. – Торговал. Я был продавцом рыбы. – Он с прежней хитринкой в глазах смотрел на обеих женщин.
– Вы работали в…
– Да я почти и не работал. Меня заставляли. У отца был рыболовный флот – несколько кораблей, – и он хотел, чтобы я тоже занимался промыслом.
– А вы? – Жозе и Люсиль почему-то затаили дыхание.
– А я рисовал картины, и мне это нравилось, хотя и не приносило доходов в семью.
– Ух! – выдохнула Жозе. – Значит, мы с вами коллеги!
– Да что вы говорите?! – Себастьян во все глаза смотрел на нее, но тем взглядом, в котором явственно читалось, что он уже давным-давно обо всем знает, и его не удивишь.
– Я – художник. Рисую мультфильмы и комиксы. Художник-аниматор.
– Ну вот, я же вижу, что вы держите себя в железных тисках… Жозе! Где ваша душа? Что вы с ней сделали?
Он прав, хотя и пьян, подумала Жозе. И от этого стало горько.
– Что же было дальше, Себастьян? – спросила Люсиль.
– А дальше от меня ушла жена, я реставрировал картины в Лувре, а потом бросил все и купил себе небольшой виноградник в Шампани, где и по сей день живу в мире и согласии с собой.
– Вы одиноки?
– Это бестактный вопрос, Жозе. Отнюдь. Я не умею долго молчать, поэтому у меня много друзей, и они часто приезжают ко мне. И дети тоже. Но мне нравится жить одному. Иногда я пишу картины, иногда пью коньяк…
Все замолчали, почему-то глядя в окно. На улице снова завывал ветер, дождь хлестал по стеклам, будто кто-то размахивал огромной неотжатой тряпкой. У Шарля стояли новенькие рамы, еще пахнущие свежим лаком и смолой, поэтому звукоизоляция была качественной. Но достаточно было одного взгляда на улицу, чтобы понять, что там происходит такое же светопреставление, как и вчера. У Люсиль на улице был муж. Она нервно подошла к окну:
– Ведь скоро будет темнеть. Где же они?!
Часы хоть и показывали половину третьего, все понимали, что Люсиль права: темнеть в такую погоду начнет рано.
– Не волнуйтесь, они скоро придут, Жак не позволит себе перетрудиться. – Себастьян усмехнулся. – Даже если они не пригонят автобус, все равно скоро проголодаются. А значит – будут здесь.
В ответ на его слова дверь распахнулась и в дом ввалились трое промерзших, голодных и от этого злых мужчин.
После обыкновенной суеты, неизбежной в таких случаях: переодеваний, отогревания в теплом душе, стопок коньяку; после обеда, который можно было назвать ужином, все наконец успокоились и расселись в гостиной. Шарль специально подобрал коньяк, который бодрил и придавал силы, иначе все они просто уснули бы от сытости и тепла… Только Себастьян сидел особняком и цедил напиток, взятый из отдельной бутылки, которым ни с кем не делился. Он уже изрядно захмелел и вставлял комментарии почти к каждой реплике.
Автобус не удалось сдвинуть с места, но почти удалось починить, рассказал Жак. Завтра он доделает его, и они попробуют переплыть лужу. За окном повисли густые сумерки, в гостиной было уютно, электричество пока работало (хотя телефон по-прежнему молчал), и в атмосфере с каждой минутой стало собираться что-то волнующее. То было непередаваемое настроение, завладевшее всеми, не без участия, конечно, коньяка: шестеро совершенно чужих людей вдруг испытали радость оттого, что собрались вместе. Уютно устроившись в мягких креслах и на диване, все почувствовали безграничное доверие, почти братскую любовь друг к другу, и, следуя обязательной части программы в таких случаях – желание пооткровенничать.
Сначала всеобщему вниманию был предоставлен захватывающий рассказ Люсиль и Анри о том, как они из простых крестьян выбились в парижане. Себастьян приправил его едкими, но беззлобными комментариями, и все немного посмеялись. Все это время Жозе, которая решила не давать Шарлю больше никаких шансов, искоса наблюдала за ним. Он сел возле нее на диван и так раскинулся на нем, что кому-либо другому уместиться на этот широкий предмет мебели не осталось никакой возможности. Специально он это сделал или просто – на правах хозяина, было не известно, зато сильно бесило Жака. Тот много выпил, чтобы согреться, и его молодая удаль искала выход, барабаня изнутри кулаками. Это чувствовалось по его взгляду и нетерпеливым жестам, в которых томилось желание.
Шарль, тоже выпивший любимого коньяку, сидел и бровью не вел. Он не сделал ни малейшей попытки снова приблизиться к Жозе или как-то заговорить с ней, и это только интриговало ее, да добавляло масла в огонь, и так уже разгоравшийся все жарче. Обстановка накалялась. Себастьян глумился над собеседниками, с пафосом выкрикивая анекдотичные выражения, и все начинали хохотать, иногда уже и без причины. Поступление чудесного напитка в организм не прекращалось, и по холлу постепенно стала расползаться истерика.
– А я вам говорю – молния! – кричал Анри. – Она шарахает так, что либо ты остаешься без головы…
– Либо голова остается без всего остального, – закончил Себастьян.
– Отчасти… – с умным видом согласился Анри.
– От какой части? – спросил Себастьян.
– А-ах! Ах-ха-ха! Как вы меня развеселили сегодня! – Люсиль сидела красная, со слезами на глазах и абсолютно счастливая.
– Сейчас мы все готовы смеяться, если нам просто покажут пальчик, – тихо сказал Шарль, склонившись к уху Жозе. Это были первые слова за вечер, адресованные ей. – Как это называется в психиатрии?
– Вы что – считаете, я должна это знать? – спросила та, пытаясь справиться с губами, которые против воли расползались в улыбку, как только она видела пьяную физиономию Себастьяна. – На что вы намекаете?
– Да боже упаси! Ни на что! Просто нормальные люди…
– Где? – закричал Себастьян, оглядываясь по сторонам. – Где они? За какой дверью вы прячете нормальных людей?
Люсиль со стоном завалилась на мужа. Она смеялась и плакала. Жак с негодованием смотрел, как рука Жозе, на которую та невзначай оперлась, продвигается все ближе к середине дивана, как раз в сторону Шарля. Глаза его наливались гневом. Жозе, хоть и веселилась вместе со всеми, чувствовала себя немного скованно. Ведь сегодня утром она дала себе зарок не обращать внимания на Шарля. А зря. Такой чудесный вечер! Так приятно было бы построить ему глазки, поводить его за нос…
– Молния! – не унимался Себастьян, чуть ли не вскакивая со своего кресла всякий раз, когда что-то говорил. – Молния – это такая субстанция! Вы думаете – физическая? Нет, мсье! Это кармическая субстанция. Она может так треснуть по судьбе, что…
За окном снова начиналась гроза. Там и вправду сверкала молния, но вяло и далеко.
– Зачем это ты к ней пристаешь? – вдруг протрубил Жак, поднимаясь с кресла.
Все замолчали от неожиданности.
– Ты хочешь ее склеить? – Он пошел на Шарля.
– Ну все! – прокомментировал Себастьян. – Коррида началась.
– Вы о чем? – спросил Шарль, не пошевелившись. Рука его действительно легла на пальцы Жозе.
– Ты сам знаешь – о чем. Это – моя девушка! По крайней мере, я… я так хочу. И значит – так будет.
Жозе медленно подняла на него глаза. В них было почти материнское умиление.
– Вы напрашиваетесь на удар по физиономии. – Шарль уже встал возле Жака.
Они оказались абсолютно одинакового роста и телосложения.
– Я сам могу дать тебе в глаз!
– Только не сейчас, пожалуйста! – подал голос Себастьян.
– Почему?
– Я еще не закончил свою мысль. – И он склонился к Люсиль, что-то шепотом ей объясняя.
Анри встал и, крепко взяв Жака за плечи, повел его в соседнюю комнату, взглядом приказав Шарлю сесть на место. Люсиль с обожанием проводила мужа глазами и сделала вид, что слушает Себастьяна.
– …А между ними она проскочила. Вы разве не видите? – Себастьян громко шептал, наклонившись к собеседнице и показывая рукой в сторону дивана.
Жозе с Шарлем выглядели, как люди, которых уличили в чем-то нехорошем. Одна в смятении барабанила короткими темно-вишневыми ногтями по столику, другой просто сидел, глядя в пол. Как все это не вовремя! – подумала она. У них мог бы получиться неплохой роман, если не относиться к этому слишком серьезно, но ей действительно мешал какой-то панцирь – вот ведь в чем дело! Значит, Себастьян был прав?
– Жозе! Слышите? Я вам уже говорил: этот огонь сожжет вас. Не упускайте, такая молния проскакивает между людьми, может быть, раз в жизни. И то – если повезет…
Шарль внимательно смотрел на него и молчал.
– Что вы имеете в виду? – жалко спросила она.
– Даже с этого кресла слышно, как между вами трещат разряды электричества. Это – МОЛНИЯ, молодые люди!
В этот миг весь мир перевернулся с ног на голову и поменял цвета, словно в негативе фотопленки: за окном зажглась настоящая молния, да так надолго, что стало белым-бело, раздался оглушительный треск грома – звукоизоляция не помогла, – и все инстинктивно пригнулись, как будто в них стреляли из картечи. Все произошло быстро и от этого – чудовищно, как будто Себастьян говорил голосом судьбы… Где-то у входной двери вылетели пробки, и со стены посыпался фонтан искр. Дом погрузился во мрак.
В этот миг Жозе почувствовала, как пальцы Шарля сжали ее руку.
– Вам не страшно? – прошептал он через несколько минут, когда у всех мало-помалу прошел шок.
– Абсолютно! – громко ответила Жозе бодрым голосом, который сильно дрожал, как и все ее тело.
– Тогда я пойду поищу толстые свечи, у меня их должно быть очень много.
– Как же вы будете искать? – спросила Люсиль. Она сидела одна, без мужа, а из кухни, куда направились Анри с Жаком, слышались грохот и чертыхания.
– Себастьян! – В голосе Шарля чувствовалась судьбоносная торжественность. – Себастьян, повторите еще раз это слово.
– Какое?
– От которого становится светло. Мне нужно сориентироваться в пространстве.
– Молния, – робко произнес тот и добавил погромче: – Молния!
За окнами будто снова взорвалось, небо разрезало пополам, комната осветилась до мельчайших деталей, после чего разом стихли все звуки.
– Потрясающе!!! – прошептала Люсиль.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Синий бриз - Лестер Кристина

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Синий бриз - Лестер Кристина



Интересный роман, без крупногабаритных миллиардеров в идеально скроенных костюмах и квадратными подборотками
Синий бриз - Лестер КристинаПупсик
19.09.2013, 14.29





Неплохо, но стиль изложения какой-то рваный: 7/10.
Синий бриз - Лестер Кристинаязвочка
19.09.2013, 18.24





Рисуйте свою сказку, как рисовала ее Гг, и она претворится в жизнь, мысли материальны, а если их перенести еще на бумагу, то свершится задуманное! это я точно знаю!!!
Синий бриз - Лестер КристинаВалентина
3.04.2014, 6.31





не пойму или автор хороший или перевод замечательный, в любом случае уже четвертый роман проходит на "ура" :-)
Синий бриз - Лестер Кристинадр Валентина
29.04.2014, 19.48





Понравился. Вроде сюжет не захватывающий, но все же интерес удерживает. Перечитываю, когда на душе тоскливо, плохая погода на улице или хочется французской атмосферы.
Синий бриз - Лестер КристинаLilia
19.08.2015, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100