Читать онлайн Синий бриз, автора - Лестер Кристина, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синий бриз - Лестер Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синий бриз - Лестер Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синий бриз - Лестер Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Кристина

Синий бриз

Читать онлайн

Аннотация

Художница Жозе Делор хотела бы вернуться в прошлое, чтобы исправить совершенную ошибку и повернуть течение событий в другое русло. Ей это удается… но только с нарисованными героями. Она придумала комикс, сказку со счастливым концом, где она и ее любимый встречаются, пройдя все испытания. И вот история в картинках зажила самостоятельной жизнью, увлекая за собой реальных людей…


Следующая страница

1

Старый автобус, громко булькая, урча и причмокивая, выполз из лужи, залившей его чуть ли не по самые окна, и медленно стал разгоняться. Водитель не особенно стеснялся в выражениях: машину то и дело заносило, тормоза отказывали, и с каждой минутой становилось все яснее: поломки не избежать. Две огромные волны, словно крылья, расходились полукругом по обе стороны автобуса, и чем быстрее он рассекал дождливое пространство, тем более мощные потоки воды выбивались из-под его колес.
Четверо пассажиров – семейная чета примерно сорокалетнего возраста, старичок с книжкой и молодая девушка – инстинктивно пересели поближе друг к другу, в середину салона, как будто это могло спасти их от бушующего, рвущего в клочья тучи и, казалось, раздирающего землю пополам урагана.
Их хрупкий мирок с тусклым светом двух ламп, неудобными сиденьями и наглухо задраенными окнами был, словно Ноев Ковчег, оторван от большой земли. Более того, у всех путешественников появилось навязчивое ощущение, что они вообще потерялись во времени и пространстве.
– Прямо настоящий Аид! – вдруг проблеял старичок, неожиданно оторвавшись от книжки, которую он читал всю дорогу, несмотря на отвратительное освещение, а сейчас и подавно – почти полумрак.
Молодая француженка, сидевшая рядом, посмотрела на него и, мысленно усмехнувшись, пришла к выводу, что старичок просто прятался в книжку от страха. Он суетливо дернул седой длинный локон, поправил небольшие очки на сухоньком хитром личике и снова заговорил, выразительно сощурившись в сторону окна:
– Давайте хоть познакомимся перед тем, как утонуть.
Семейная чета – дама в шелковом шарфе и ее муж, которые всю дорогу крепко сжимали поручни, лишь изредка негромко переговариваясь, игнорировали это предложение.
Зато водитель решил отозваться:
– Вы бы не говорили под руку, мсье. Я, черт возьми, уже час как мог бы остановиться в какой-нибудь луже и пережидать грозу, но не сделал этого, потому что, как и вы, хочу пораньше вернуться домой. Меня зовут Жак. Хотя, надеюсь, мы все-таки не утонем.
– Меня зовут Себастьян. А ваше имя, мадемуазель?
– Жозе… – От страха у нее совсем осип голос, когда очередная молния осветила то, что скрывалось во тьме за автобусным окном. Там была просто вода… и все. Ровным сплошным потоком. – Ох, так мы скоро забудем, где верх, а где низ, и откуда все это льет…
– Ну надо же как-то… – подала наконец голос сорокалетняя дама, судорожно сминая соломенную сумку в руках. – Надо же к кому-то обратиться! У водителя должна быть связь. И когда-то ведь все это кончится?! – Она поправила шелковый шарф, повязанный на голову, и вызывающе посмотрела на мужа (по крайней мере, все думали, что это муж), словно ожидая от него ответа на свой вопрос, а заодно и точного прогноза погоды на неделю.
С минуту молча поглядев друг на друга, оба супруга разом повернулись в сторону Жака, но тот оставался невозмутим:
– Связи у меня нет, а если б и была, то сломалась бы в такую погоду. Вы и сами видите: уже час, как отключились мобильные телефоны. Мадам, успокойтесь: я думаю, мы справимся.
Дама в шарфе обиженно отвернулась к окну, и муж тут же взял ее за руку, желая поддержать. Они были под стать друг другу: пышнотелые, круглолицые и смуглые, с одинаково острыми, сметливыми взглядами сельских жителей. Однако, судя по одежде, слишком претенциозной для провинциального автобуса, они считали себя парижанами и в этот злополучный вечер, скорее всего, возвращались домой от каких-нибудь родственников с полей.
Мужчина наклонился вперед, с надеждой глядя в глаза Себастьяну, и, обращаясь почему-то только к нему, сказал:
– Но ведь грозы не бывают затяжными? Они обычно быстро проходят?
– Грозы – да! – подал голос с водительского сиденья Жак. – А вот дожди бывают очень даже затяжными. Чего ж вы хотите, мсье, – октябрь на дворе! – И он с радостным и каким-то бойким оптимизмом рассмеялся: – А вообще для наших мест такая погодка вполне характерна. Будем надеяться, что к утру все наладится.
– К утру?!! – вскричали все в один голос.
– Вы с ума сошли! – убежденно заметила дама в шарфе.
– Ну уж нет, мадам. Если сейчас у меня откажет мотор, чинить я его, ясное дело, не пойду, а вот заночевать в автобусе мне не впервой. Так что и вы готовьтесь к такой перспективе. – И он послал в зеркало заднего вида очередной выразительный взгляд, адресованный Жозе.
Но та ничего не заметила. Она громко стучала зубами от холода и неясных предчувствий, пытаясь при этом расстегнуть молнию на рюкзаке.
– Ну конечно! – пробормотала она самой себе, вытаскивая теплую куртку и собираясь действительно прилечь на сиденье. – Мы все сейчас захлебнемся, как лягушата, вот и сбудутся все самые неясные предчувствия!
– Это вы зря, мадемуазель, – рассмеялся Себастьян из-за спинок соседних сидений, куда он тоже начал уже устраиваться, свернувшись калачиком. – Мы не утонем. Мы просто умрем с голоду.
– Это провокация, Себастьян! – закричала дама в шарфе. – Правило номер один в таких случаях: не говорить о еде. И вообще не говорить о том, чего у нас нет!
– У нас нет жабр! – некстати пошутил ее муж.
– А у меня есть немного ветчины, сыра и компота. Хотите, разделим на всех? – спросил Жак. – Я всегда беру на работу запасы. Вдруг что случится, как, например, сейчас.
Он снова улыбнулся Жозе через большое зеркало, в которое был виден весь салон. Уже на протяжении получаса он рассматривал молодую симпатичную пассажирку. Сам Жак был скорее приятен, чем красив: красно-бронзовый «профессиональный» загар лица и рук, открытая наивная улыбка и не замутненный книжными премудростями взгляд молодого сельского парня.
Все, кроме Жозе, радостно повскакивали с мест и стали пробираться к водительскому креслу. Жак остановил автобус и разложил нехитрую еду на одном из передних сидений.
– А что же вы? – спросил он обиженно. – Брезгуете?
– Спасибо, я не голодна!
Ей сегодня с самого утра не хотелось есть, а сейчас и подавно. Жозе не отпускало чувство неясной тревоги и страха, причину которых она не могла объяснить. Уже час как она, равно как и все пассажиры, должна быть в Париже, в своем теплом сухом доме… рядом с Марком. Он обещал ей сегодня вечером какой-то сюрприз. Как это несправедливо! Вместо того, чтобы нежиться в тепле рядом со своим мужчиной, она укладывается спать в полусыром старом драндулете, да еще и терпит двусмысленные улыбочки этого нахального парня… Впрочем, его неуклюжие ухаживания вносят хоть какое-то оживление в напряженную обстановку, снисходительно подумала она.
– Представляете, – с аппетитом прожевывая булку с сыром, сказал лукавый Себастьян, – сидим мы сейчас, как в аквариуме, а вокруг – темнота и неизвестность. Как в потустороннем мире.
Все подняли на него глаза и резко замолчали, казалось, прислушиваясь к темноте и неизвестности, объятые еще большим ужасом, чем в начале грозы. Аппетит сразу пропал.
– Вы бы хоть дали кусок проглотить, – сипло сказала дама в шарфе, – он у меня теперь в горло не лезет…
Закончить она не смогла, потому что в это время в автобусную дверь раздался громкий, совсем не потусторонний, но наводивший не меньший ужас, настойчивый стук.
Компания оцепенела. Жозе, сидевшая ближе всех к двери, почувствовала, что у нее шевелятся волосы на голове, а тело покрывается липким потом. Ноги приросли к полу, а все остальное – к сиденью.
Стук повторился. По двери двигался туда-сюда какой-то темный предмет, и чье-то лицо приникло к запотевшему стеклу.
– Да откройте вы, наконец, оглохли что ли? – раздался вдруг мужской голос с улицы.
Жак бросился к своему месту и нажал на кнопку, впуская нового пассажира внутрь. Сначала с того просто лила вода. Он был в непромокаемом плаще с капюшоном, и первые две минуты стоял, еще не поднявшись по ступенькам, расставив руки, давая воде стечь с него на землю. Все с ужасом ждали продолжения, по меньшей мере – разоблачения нового персонажа. Жозе трясло как в лихорадке, теперь она отчетливо поняла, что тревога была связана с появлением этого таинственного незнакомца. Впрочем, незнакомца пока никто не видел. Но если бы он сбросил капюшон и, сверкнув клыками, накинулся на чье-нибудь горло, наверное, уже никто не удивился бы.
– Извините, что побеспокоил вас, – донеслось из-под капюшона. – Моя машина застряла буквально «по уши», я живу тут недалеко…
Наконец он снял плащ и, не глядя, плюхнулся на сиденье, рядом с притихшей Жозе. Она вздрогнула и, не сказав ни слова, забилась к окну, испуганно сверкая глазами. Мужчина не обратил никакого внимания на шевеление возле себя и продолжал говорить, стряхивая мелкие капли воды с темных волос.
– Вы стоите возле огромной лужи, автобус не сможет проехать дальше: там дорога пойдет вниз. Вам нужно возвращаться в Шатобриан или ждать до утра. Впрочем, и мне теперь тоже… Уф-ф! Если бы вы знали, как я рад, что встретил ваш автобус. Мою машину, наверное, зальет вместе с крышей, и через пару дней я вызову сюда бригаду спасателей-аквалангистов… – Он немного помолчал, удерживая всеобщее внимание, и, словно оправдываясь, добавил:
– Видите ли, мой дом стоит на холме, и я не предполагал, что внизу все так плохо.
Он развернулся ко всем и улыбнулся красивой открытой улыбкой. Дама в шарфе с громким неопределенным звуком проглотила, наконец, кусок ветчины, застрявший в горле от шуток Себастьяна, и за «столом» вновь воцарилось оживление. Жозе исподтишка рассматривала нового спутника.
Примерно ровесник Марку, сразу оценила она, и из его породы, пожалуй. Такой же серьезный и деловой. К тому же еще и с американским акцентом, наверное, приезжий. Он был приятной, вполне типичной внешности: темноволосый, с короткой челкой, зачесанной на лоб, темноглазый… с красивым профилем (анфас ей долго не удавалось рассмотреть). Она почти разочарованно отвернулась к окну. Жозе не любила мужчин с глянцевых обложек, и всех, кто был на таковых похож… Правда, что-то во внешности незнакомца мешало ей окончательно и категорично поставить диагноз. Может, недосказанность облика, которую надо было разгадать?.. А может – странный, немного напряженный взгляд внимательных глаз.
Вот и Марк тоже… Она нахмурила брови, в очередной раз с болью в сердце вспомнив, где сейчас ей надлежало быть.
Сегодня пятница, восемнадцатое октября. А в субботу, девятнадцатого – день рождения ее ненаглядного Марка и годовщина их знакомства.
Она, как на грех, поехала к родителям, живущим в маленьком рыбацком городке на юге Бретани, с целью купить ему подарок: лучший из тех, что он мог пожелать. Правда, не по сезону, но зато очень выгодный. Жозе с трудом достала абонемент на весь следующий год в один закрытый яхт-клуб, он же серфинг-клуб и дайвинг-клуб, предъявитель которого мог даже в холодное время года вместе с группой таких же фанатов плавания тренироваться в любой выбранной точке мира, ну а в сезон – конечно, на побережье. И все это она оплатила, хотя пришлось изрядно пощипать свой счет в банке, и теперь Марк мог еще и набрать себе амуниции с хорошей скидкой, потому что Жозе выкупила специальную кредитную карту за астрономическую сумму. Что ж, это развлечения для миллионеров и для очень богатых туристов, а Марку всегда хотелось проникнуть в их общество и закрепиться в нем.
…Марк знал все об этом мире, он умел все в этом мире и мог судить о чем угодно. Самое интересное, что он почти никогда не ошибался. Правда, от его суждений, всегда таких веских и основательных, сильно веяло цинизмом, но, как он сам уверял ее, «на циниках держится мир». Впрочем, ей было все равно, на чем держится мир, она думала только о них двоих, начиная с их самого первого вечера…


Они познакомились три года назад на ее университетской вечеринке, и с тех пор жизнь Жозе круто изменилась. Среди разношерстной толпы художников и студентов, которые окружали Жозе (она училась на художника-аниматора), Марк казался неуместной черной вороной в своем строгом костюме, и волей-неволей ей пришлось выбирать между друзьями и Марком в пользу последнего.
Он был деловым мужчиной, по крайней мере, считал себя таковым, ездил на «вольво» темно-синего цвета, который все хотел отдать Жозе, а себе купить «мерседес» представительского класса. Он умел сорить деньгами с теми людьми, которые могли это оценить, и был прижимист с остальными. Он мог произвести впечатление утонченного интеллектуала, ловко цитируя модные высказывания, если ему нужно было очаровать и заполучить очередного клиента для своей автомобильной фирмы. И, наконец, он мог заставить ее сердце трепетать, как на первом свидании, если того требовала обстановка, но в редкие минуты откровенности утверждал, что не верит в настоящую любовь.
Последнее обстоятельство поначалу серьезно отравляло жизнь самоотверженной Жозе, которая искренне полагала, что если она умеет любить и отдавать себя всю без остатка, то в праве требовать того же и от мужчины, с которым связала жизнь. Впрочем, нет, пока не связала. Марк ей уже пытался сделать предложение, но она, с присущей ей осторожностью, все обернула в шутку.
Со временем, когда диффузия их характеров была уже довольно сильной, Жозе заставила себя поверить в то, что настоящей любви нет, все это придумали люди, не способные бороться со своими слабостями. С тех пор в ее жизни все стало правильно, продумано и расписано чуть ли не на год вперед. Иногда, оглядываясь на себя со стороны, она приходила в ужас от этой безупречной, строгой деловой леди, затерявшейся среди художников-неформалов. Но трезвый рассудок, ее новый рассудок, диктовавший другие правила игры, твердил ей обратное: так и надо. А все, что было раньше, – глупости и детство, в которое она чуть не заигралась… Когда Жозе случалось задать себе вопрос: а что, собственно, привнес Марк в ее жизнь, кроме того, что поставил все с ног на голову, то ответа на него найти не могла…
Жозе привычным жестом провела рукой по лбу, зачесывая волосы вверх. Отросшая челка тут же осыпалась обратно. Она посмотрелась в мутное запотевшее стекло и с сожалением вспомнила свои косички, с которых все начиналось. Ей нравилась эта прическа, она ей очень шла и совершенно не делала лицо глупым или детским. Примерно со второго курса Жозе заплетала себе две коротких косички, потому что густые и не очень длинные волосы было бессмысленно собирать, например, в примитивный хвост. У Жозе был прекрасный лоб, с очень красивой линией волос, и она всегда старалась «открывать» лицо, даже взгляд при этом становился особенный…
– Ты не обижайся, но так ты похожа на смазливую куклу! – сказал ей Марк.
Она все равно обиделась, но не сильно, коль скоро о своей «смазливости» ей уже приходилось слышать от самых разных людей. У нее была типичная французская внешность: остренькое личико с чувственными губами и высокими скулами, удлиненные глаза и густые темные брови, немного низкие, но в этом был ее своеобразный шарм. Когда Жозе совсем не красилась, она была очень красива. А краситься она перестала уже на первом курсе университета, как только научилась распознавать суррогат и безвкусицу.
В общем, все шло замечательно, пока однажды Марк не сказал, что сейчас он намерен сделать из нее настоящую женщину и отвел ее к какому-то своему парикмахеру, к которому выстраивались очереди из половины Парижа. Тот оказался профессионалом высшего класса и… сотворил с ней непоправимое: сделал челку, которая закрыла лоб, и постриг ее волосы короткой лесенкой под Мирэй Матье, с одной только разницей, что Жозе была светловолосой. Да, прическа ей очень шла, но теперь она и вправду напоминала себе одну дорогую куклу, которую выпросила у мамы в детстве. Несколько раз она пыталась отрастить волосы, но Марк упрямо говорил, что так ему нравится гораздо больше, и всякий раз она, как покорная овца, посещала этого дурацкого парикмахера.
Полгода назад она сказала: хватит. Эта решительность касалась, конечно же, не только прически, но и всего в целом. Всего того, что сделал с ней Марк. Жозе была не робкого десятка, с детства могла постоять за себя и свои права, но с Марком тягаться оказалось просто невозможно.
Он слишком хорошо изучил ее за три года, и после первых ее попыток что-то поменять заявил: либо они продолжают жить по-старому, либо расходятся по разным квартирам. Потрясенная, разочарованная и запуганная Жозе потом долго вспоминала этот жесткий его монолог, удивляясь, насколько многолик ее мужчина (Жозе всегда пропускала слово «любимый»), и на время отступила.
Этот человек подавлял ее своим авторитетом, как асфальтоукладочный каток, и любой аргумент против его логики был бессилен. Может быть, поэтому они и сошлись: при ее характере ей нужен был очень сильный мужчина. Но не настолько… Жозе сникла, смирилась и уговорила себя подождать. К тому же их слишком многое уже связывало: общая квартира, купленная пополам на сбережения Жозе и доходы Марка, общие друзья, капризная кошка Сицилия…
Завтра Марку исполнится тридцать лет. Наверное, он мог бы найти женщину под стать себе, но вряд ли взрослая особа позволит вылепить из себя столь удобную и подходящую во всех отношениях игрушку, иногда мрачно думала Жозе…
– Вам плохо, мадемуазель? – сквозь дрему услышала она.
– Что, простите? – Жозе словно очнулась, заново оценив обстановку вокруг себя.
Себастьян махал у нее под носом рукой, проверяя реакцию, дама в шарфе участливо рассматривала ее, перегнувшись через спинку сиденья, трое мужчин о чем-то тихо переговаривались.
– У вас такое лицо, как будто вы увидели у меня за спиной призрак. Дать вам попить?
– Я бы выпила вина, если у вас есть. Очень холодно.
– Э, в таких случаях вино не поможет! – заметил Себастьян с интонацией волшебника, который исполняет все желания.
Жак сокрушенно развел руками:
– Увы, мадемуазель. Могу предложить только компот.
Новый пассажир наконец тоже повернулся к ней:
– Простите, что не заметил вас сразу, когда вошел. Но вы дремали, и я не стал вас тревожить. Меня зовут Шарль.
– Меня – Жозе.
– А давайте-ка посмотрим, что у меня есть! – снова подал голос Себастьян, засовывая руку в свой загадочный мешок, который, видимо, заменял ему дорожную сумку. Сейчас он, судя по выражению лица, должен достать оттуда подарок. Он таинственно обвел глазами публику, выжидая театральную паузу, после чего извлек из сумки бутылку коньяка. – Это мне подарили приятели, которых я навещал. Ну что ж… Нужно делиться, а то мадемуазель замерзнет.
– Это нечестно! – запротестовал Жак. – Вам-то хорошо, а я буду чувствовать себя полным идиотом в вашей теплой компании.
– Вы можете расслабиться завтра, вспоминая эту веселую историю, когда мы все приедем домой, – сказал Шарль. – Хотя… полицейских здесь нет.
– Да, но… а впрочем! Веселенькую же ночь вы устроите мне, если дождь утихнет и придется ехать… Я вообще-то не люблю коньяк.
Первой предложили выпить Жозе, как самой нуждающейся. От резкого вкуса и крепости напитка у нее тотчас пробежал огонь по жилам, а противная дрожь в руках и коленях стала отступать. Она блаженно откинулась на спинку сиденья, прикрыв глаза. Жак хотел что-то сказать ей, но Шарль предостерегающе поднес палец к губам и показал ему, чтобы тот отошел. Жак обиделся на этот жест. Ведет себя, как будто она его собственность! А ведь это он, Жак, полдороги потратил на то, чтобы с ней подружиться. И ведь это он, вообще-то…
Жозе разлепила глаза. Теперь ей было спокойно и хотелось спать. Но лучше всего, конечно, лежа.
– У меня есть предложение, – услышала она у себя над ухом голос Шарля, – поехали ко мне?
– Ну и хороший у вас коньяк, Себастьян! – захохотала дама в шарфе.
– А я не шучу. Почему бы и нет? Решать Жаку! Но если мы проскочим одно неприятное местечко, дальше дорога пойдет вверх и будет ровная.
– «Неприятное местечко» – это то, где осталась ваша машина? – заносчиво спросил Жак.
– Да, точно. Но для автобуса там не страшно. Если, конечно, мы не будем сидеть здесь еще час.
– А у вас места хватит? – поинтересовалась дама в шарфе. – У вас большой дом?
– Не маленький. Он летний, его придется, конечно, протопить как следует, но отдельную комнату каждому из пассажиров я обещаю. Разумеется, вам – на двоих.
– Но как же вы бросили машину? – не унимался Жак.
– Да с ней ничего не будет! В такой глуши и в такую погоду… Разве что, как я сказал, – она уплывет или останется под водой. Кстати, вы хотели провести мелкий ремонт, так вот: завтра утром вы сможете как следует осмотреть ваш автобус в теплом светлом гараже. Разве это – не аргумент?
– Ну если вы не маньяк и не вампир, – почему-то разочарованно вздохнул захмелевший Себастьян, – я лично согласен.
– Мы тоже! – захихикала дама с шарфом, который она уже стянула с головы, открыв примятые коротко стриженые волосы, заложенные за уши. Муж нашептывал ей что-то на ухо, и она кокетливо хохотала, как школьница.
– А вы, Жозе? – спросил Шарль, повернувшись к ней, и тут она впервые увидела его лицо целиком… и его глаза. Они были глубокие-глубокие, как ночь за окном. Ей всегда хотелось узнать, что прячется в душе у людей с такими глазами.
– Мне все равно. Лишь бы у вас было тепло, иначе мне придется всю ночь пить коньяк. А это уж никуда не годится.
– Да! – добавил Себастьян. – Не годится. Мне хочется довезти немного и до дома.
– Я обещаю вам, что вы не замерзнете сегодня ночью.
Это звучало многозначительно, и Жозе не сдержала смешок.
– Жозе! – К ней, как черт из табакерки, подскочил Жак, видимо, почувствовав соперника в этой, еще только предполагаемой, игре. Ему очень хотелось провести ночь с этой красивой девчонкой, каких он никогда еще не встречал у себя в деревне. Она такая испуганная, такая беззащитная, а глаза, как у дикой кошки… Уж он бы согрел ее, с ним бы она не грустила… – Я могу дать вам свою куртку, а если хотите, просижу всю ночь рядом с вами, обнимая вот так… – Он победоносно посмотрел на Шарля и пропустил момент, когда Жозе высвободилась и встала.
– Вот что, дружок! – вдруг властно сказал муж дамы без шарфа. – Давай-ка ты обнимешь руль и повезешь нас к этому малому спать. Время – второй час ночи. А вы, молодые, делайте что хотите, когда допьете коньяк.
– Я и не пил почти! – обиделся Жак. – А если будете так со мной говорить, вообще никуда не поеду. И есть больше не дам!
– Поедемте, прошу вас, – сказала Жозе, которая поняла, что ее слова будут решающими для раскапризничавшегося Жака. – Мне кажется, так всем будет лучше.
– Ну если ты… если вы лично просите меня, я поеду. Только ради вас…
– Да, Жак, пожалуйста.
– Ну хорошо. – Он вызывающе поглядел на Шарля и пошел к своему сиденью.
Жозе вздохнула с облегчением и прислонилась лбом к запотевшему окну. Она умела производить впечатление на мужчин и знала, как этим можно пользоваться. Но сейчас ей хотелось только в тепло и безопасность, а еще позвонить Марку и предупредить его, что все хорошо, завтра она будет дома. Ей все равно, пусть даже этот глупый Жак подерется с загадочным Шарлем из-за нее, если они еще чего-нибудь выпьют. Она не придаст этому значения, будет просто спать – и все!


…После того, как автобус миновал лужу, которая растянулась чуть ли не на целую милю, он чихнул, застрекотал и наотрез отказался идти дальше. До дома Шарля оставалось пятьсот метров. Естественным образом встал вопрос: как туда добираться?
– Может быть, просто пойдем пешком? – бодро предложил Себастьян.
– Вы в своем уме?! – пронзительно прокричала дама без шарфа. – Как я туда пойду: у меня туфли на низкой подошве!
– Милая моя, даже если б ваши подошвы были высотой с автобусное колесо, они все равно промокнут! Сухим никто не доберется: стоит нам только высунуть нос на улицу, мы промокнем с верху до низу, и с низу до верху, уж и не знаю, откуда получится быстрее.
– Я! Никуда! Не пойду! – резюмировала дама.
– А я не брошу свой автобус!
Шарль накинул плащ:
– Ночуйте здесь. Я предложил вам выход, ваше дело – выбирать.
Жак негодовал:
– И зачем я только послушал тебя! Сломал автобус! Ведь мы могли сейчас точно так же стоять, только при этом – на основной дороге! А завтра придется снова переплывать через эту лужу в обратную сторону!
– Но это будет завтра. И неизвестно, в какой луже мы проснулись бы, оставшись на основной дороге, – отбивался Шарль.
Жозе зевнула, встала, застегнув куртку так громко, что все вздрогнули. Обернувшись к Шарлю, она бросила через плечо:
– Ну так мы идем или нет? – Все замолчали, уставившись на нее. – Я лично готова добираться вплавь, чтобы только не ночевать в сыром холодном автобусе.
– Вот уж спасибо вам! – окончательно обиделся Жак.
– Я тоже иду, – сказал муж дамы без шарфа, – и тебе советую, дорогая!
– Давайте уже двигаться, потому что время полтретьего. А кто не хочет, пусть остается. Дорога одна: передумают – сами придут! – заключил Себастьян и встал у двери.
На это возразить было абсолютно нечего, и Жак послушно, хотя и с сожалением глядя вслед Жозе, открыл дверь.
То, что она испытала, выйдя под дождь, было не похоже ни на ледяной душ, ни на купание зимой в заливе, которое они шутки ради устроили однажды с Марком, ни на американские горки в дождливую погоду. Едва они оказались на улице, ветер подхватил их, как насекомых, начал швырять и закручивать; ледяной дождь колол лицо так, что Жозе показалось, будто начали кровоточить скулы. Она не знала, куда надо идти, не видела ничего перед глазами, а точнее, просто старалась их не открывать. Голова ее была туго затянута хлястиками капюшона, на улицу торчал только нос и часть щек. Ее любимая новая куртка, которая «в воде – не тонет, в огне – не горит», купленная в магазине для экстремалов-горнолыжников, оправдывала, конечно, свою баснословную цену, но от удара молнией и падающих деревьев вряд ли могла спасти.
Внезапно на Жозе обрушилось что-то темное и довольно тяжелое, отчего она невольно присела и решила: вот он конец. И тут же увидела над собой лицо Шарля, который накрывал ее своим плащом. Он помог ей подняться и, придерживая одной рукой накидку у них над головами, а другой – Жозе, у которой совершенно не слушались ноги, повел ее к дому. Жозе не помнила, как они преодолели эти пятьсот метров, о чем она думала и что видела; как она дышала и что ощущала. Но, когда открылась дверь и из дома на нее дохнуло теплым сухим воздухом, она тут же села на пол, привалившись к дверному косяку, и с блаженным стоном закрыла глаза.
– Ну и дыра! – резюмировал Жак.
– На вашем месте я бы не выражался столь категорично.
– Как ни выражайся, а все равно дыра!
– О! – простонал голос дамы без шарфа и теперь уже без туфель, – как же хорошо в доме! Я как будто сошла с корабля на сушу. Все-таки в автобусе оставаться было бы опасно!
– С вами все в порядке, мадемуазель? – участливо спросил у Жозе Себастьян, – а то у меня есть еще коньяк. Все равно, видать, ему суждено остаться здесь…
– Нет, спасибо. Я просто хочу спать. И мне нужен телефон.
– Я сейчас все приготовлю и затоплю камин и печку, – сказал Шарль, – но прежде всего – пойдемте, я покажу вам ваши спальни. У меня их как раз четыре.
Жозе не пошла за остальными, она увидела телефонный аппарат, висящий на стене. Когда ей удалось встать с пола, она дрожащими руками набрала свой парижский номер и на всякий случай – мобильный Марка. Он, наверное, все морги уже обзвонил, с ума сходит… Она ясно представила его: на журнальном столике лежат две трубки, над ними, сидя в кресле, нависает Марк, буравя столик свинцовым взглядом. Так всегда было, если ему долго не удавалось кого-то разыскать…
Было три часа ночи. Ни один телефон Марка не отвечал.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Синий бриз - Лестер Кристина

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Синий бриз - Лестер Кристина



Интересный роман, без крупногабаритных миллиардеров в идеально скроенных костюмах и квадратными подборотками
Синий бриз - Лестер КристинаПупсик
19.09.2013, 14.29





Неплохо, но стиль изложения какой-то рваный: 7/10.
Синий бриз - Лестер Кристинаязвочка
19.09.2013, 18.24





Рисуйте свою сказку, как рисовала ее Гг, и она претворится в жизнь, мысли материальны, а если их перенести еще на бумагу, то свершится задуманное! это я точно знаю!!!
Синий бриз - Лестер КристинаВалентина
3.04.2014, 6.31





не пойму или автор хороший или перевод замечательный, в любом случае уже четвертый роман проходит на "ура" :-)
Синий бриз - Лестер Кристинадр Валентина
29.04.2014, 19.48





Понравился. Вроде сюжет не захватывающий, но все же интерес удерживает. Перечитываю, когда на душе тоскливо, плохая погода на улице или хочется французской атмосферы.
Синий бриз - Лестер КристинаLilia
19.08.2015, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100