Читать онлайн Улыбка любви, автора - Лестер Джулиус, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Улыбка любви - Лестер Джулиус бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Улыбка любви - Лестер Джулиус - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Улыбка любви - Лестер Джулиус - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Джулиус

Улыбка любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

— Что ты об этом думаешь? — Широким жестом Диллон указал на большую глинобитную постройку, обнесенную высокой стеной из необожженного кирпича.
— Похоже на памятник испанской архитектуры, — сказала Джесси.
За стеной слышался смех и детский визг.
— Что здесь? Детский сад?
— Не совсем. Это центр общения. Здесь старшие присматривают за малышами на детской площадке, а в здании специалисты на добровольных началах по выходным ведут занятия.
— Какие занятия?
— Увидишь. — Он взял ее за руку и через железную калитку в стене провел на площадку, где детские ноги вытоптали даже надежду на то, что здесь хоть что-нибудь может расти.
Джесси остановилась. Захотелось рассмотреть элегантную простоту здания: его гладкую округлую форму и множество сводчатых окон. В двух шагах от детской площадки начиналась гранитная терраса, ведущая к входу.
— Эти старые здания, как сказка. А что здесь было раньше?
— Гасиенда (Имение в Испании и ее колониях.). Она намного старше города. Ее не раз перепродавали, пока наконец кто-то не купил ее за бесценок и не пожертвовал центру.
Джесси посмотрела на него и понимающе улыбнулась.
— Этот «кто-то» сначала здесь жил или отдал здание сразу?
Диллон рассмеялся.
— Нет, я никогда не жил здесь. Эта гасиенда слишком велика для меня.
— Сколько же еще домов ты купил и пожертвовал?
— Несколько. Но они все маленькие. Вроде того, в котором находится клиника.
— Несомненно, тебя все время будут переизбирать.
— Выберут меня или нет, зависит только от моей работы в сенате, — сказал он, и его глаза сверкнули. — Все, что я делаю помимо, никому не известно. И если кто-нибудь узнает, это будет означать, что я трепач.
— Прости, я не хотела тебя обидеть. Просто город ведь небольшой, и я думала, что все обо всем знают. Не представляю, как твоя мать могла не разболтать такой секрет!
— Я тоже. Поэтому я ей ничего не сказал. Из всей семьи об этом известно только Стефану.
— Но почему?! — Сообразив, что высказывать удивление таким образом неприлично, Джесси поспешила добавить:
— Я хочу сказать, что большинство людей на твоем месте хотели бы, чтобы это знали все.
— Ты ведь не знакома с моим дедом? Диллон нахмурился, и Джесси поняла, что он говорит о Харлоне Сиддонсе.
— Нет.
— На свои деньги он покупает власть. Использует власть, чтобы покупать страх. И обращается с ним как с оружием, подчиняя себе всех.
— Я думала, вы с ним помирились.
— Да. Но никто не станет пригревать змею на груди, зная, что у нее ядовитый зуб. Я не хочу походить на своего деда ни в чем. Даже с помощью филантропии можно добиться власти, и я не хочу себя искушать.
Вот основное в жизни Диллона. Джесси непроизвольно подалась к нему и прикоснулась к его руке.
— Твоя жизнь очень непроста. Он благодарно улыбнулся, накрыл ее руку ладонью и повел к зданию.
— Непроста и нелегка. Но суровые испытания закаляют человека. Я боролся за то, чтобы выжить, и теперь могу помогать другим. — Он прислонился плечом к массивной деревянной двери и повернулся к ней. Его взгляд стал задумчивым. — Я доволен своей жизнью, Джесси, но я хочу большего. — Он тихонько коснулся пальцами ее губ. — Много большего.
Горячая волна прошла по телу Джесси, сводя на нет все ее старания держаться. Защита разлетелась в одно мгновение. Не стоит больше себя обманывать. Она хочет его так сильно, что не найдет себе места, пока он не будет ее. Пусть даже на одну ночь.
— Диллон! — Она посмотрела в его черные бездонные глаза, и у нее перехватило дыхание. — Диллон, — еще раз прошептала она.
Дверь неожиданно распахнулась, и Диллон наверняка бы упал, если бы высунувшаяся из мрака сильная рука не подхватила его.
— А я все думал, где ты пропадаешь? — раздался мужской голос с сильным техасским акцентом. — Игра вот-вот начнется. — Последовал протяжный свист, выражавший, по-видимому, удивление, и из двери шагнул долговязый детина с копной ярко-рыжих волос. — Простите, мэм, за такую реакцию, но обычно Диллон не приводит таких красивых добровольцев.
Джесси бросила на Диллона вопросительный взгляд. Он ответил ей успокаивающей улыбкой и повернулся к рыжему. Похлопав его по плечу, Диллон сказал:
— Отец Тимоти, разрешите вам представить Джессику Кардер. Для друзей Джесси. — Широкая улыбка появилась на лице этого, совершенно не похожего на священника, человека. Он шагнул вперед и протянул руку. Пожав ему руку, она снова вопросительно посмотрела на Диллона, но вновь безрезультатно.
— Утром по субботам я веду здесь баскетбольную секцию, — сказал отец Тимоти, опять вызвав удивленный взгляд Джесси. — Диллон — лучший нападающий в нашей команде, и если он в городе, то никогда не пропустит игру.
— Как я понимаю, Тим, — с видом заговорщика Диллон улыбнулся Джесси, — ты как раз отправился меня искать?
— На самом деле я отправился искать Эмилио, чтобы послать его за тобой.
Вспомнив маленького мальчика, которого она видела два дня назад, Джесси улыбнулась.
— Эмилио тоже здесь?
— Да, где-то здесь.
Отец Тимоти повернулся к Диллону.
— Ладно, ты готов к игре?
— Я буду готов через минуту. Сначала мне надо проводить Джесси.
— Конечно, конечно! — Священник поклонился. — Большое спасибо, Джесси, что вы нас посетили. Я надеюсь, что вы станете часто наведываться сюда. Нам всем это будет очень приятно.
Сказав это, он повернулся и, пройдя по длинному коридору, скрылся за дверью с противоположной стороны.
— Это и правда священник? — спросила Джесси.
— Самый настоящий.
— Может, я ошибаюсь, но он как-то слишком галантен.
Диллон засмеялся и, взяв Джесси за руку, повел ее внутрь.
— Тимоти всегда так ведет себя с женщинами. Он флиртует со всеми, кто старше пяти и моложе восьмидесяти пяти. Но если перед ним по-настоящему красивая женщина, он особенно учтив. — Взявшись за руки, они шли по длинному коридору. — Но по его собственным словам он никогда не нарушал своих обетов. И все же он — мужчина, и не может вести себя иначе.
— Наверное, ему нелегко, — тихо сказала она. Разговаривая с людьми, для которых самопожертвование было образом жизни, она всегда чувствовала себя неловко.
— То, что он здесь, — большая честь для нас, — сказал Диллон, — и все мы стараемся ему помогать по мере своих возможностей.
— Ты, например, играешь нападающим каждую субботу?
— Если в сессии перерыв, то каждый выходной, когда мне удается сюда вырваться.
— А чем же ты займешь меня, пока будешь играть в баскетбол? Усадишь на скамейку, чтобы я за тебя болела?
— Не совсем.
Они повернули за угол, и до Джесси донесся смех. Не совсем детский, но и не взрослый. Одна из дверей приоткрылась, и появилось румяное женское лицо. Вслед за ним показалось пышное тело. Женщина всплеснула руками с нескрываемой радостью.
— Ох, Диллон! Даже не знаю, как тебя благодарить. А ты, должно быть, Джесси? — Улыбаясь, женщина протянула ей руку. — Моя дорогая!
Я даже не могу тебе передать, как мы счастливы, что ты согласилась нам сегодня помочь! Девочки просто вне себя от радости.
— Девочки?! — Джесси смотрела на незнакомую женщину круглыми от удивления глазами. — Помочь?! — Она резко повернулась к Диллону. Ее глаза сузились, и она, кивнув на дверь, хрипло спросила:
— Что здесь?
— Здесь проходят уроки хороших манер, ты, наверное, слышала о чем-нибудь подобном. Здесь учат, как делать макияж, как правильно одеваться, правильно ходить. — Он бесстрашно посмотрел ей в глаза. — Миссис Давсон была несказанно рада, когда настоящая фотомодель согласилась провести занятие в ее классе.
— Согласилась?! — Джесси повернулась к миссис Давсон и, улыбаясь сквозь стиснутые зубы, вежливо сказала:
— Не могли бы вы оставить нас с Диллоном буквально на одну минуту?
Женщина поспешно кивнула:
— Конечно, конечно! Приходите сразу, как закончите.
Стоило миссис Давсон скрыться за дверью, Джесси резко повернулась к Диллону.
— Ты в своем уме?! — яростно зашептала она. — Что я там буду делать?!
— Как, что делать? В этом классе — девочки, которым будут очень полезны твои знания. Может быть, послушав тебя, хоть одна из них решит не беременеть хотя бы до семнадцати лет. А это уже немало.
— Да что я им скажу?
— Джесси. — Его пальцы то сжимали, то отпускали ее плечо, словно он делал ей массаж. — Все, что от тебя требуется, — отвечать на их вопросы. Все остальное они за тебя сделают сами. — Он положил обе руки ей на плечи, продолжая их массировать, снимая напряжение и помогая ей расслабиться. — Как только ты их увидишь, сразу все поймешь. Им будет интересно все, что бы ты им ни рассказала.
— И сколько времени это должно продолжаться?
— Час. — Она не успела запротестовать, как он добавил:
— Время пролетит незаметно, я тебя уверяю. Они очень хорошие. — Он провел большими пальцами по ее подбородку. — Тебе понравится.
— Можно было бы предупредить заранее.
— Я собирался, — произнес он нежным, как и его прикосновения, голосом, но мы с тобой и так приехали слишком поздно, да еще нас задержал отец Тимоти. Занятия уже начались, и я счел за лучшее без всяких объяснений привести тебя прямо в класс.
— Большое спасибо. — Глубоко вздохнув, она расправила плечи и решила покориться судьбе.
— Я уверен, ты справишься.
— Не надо меня успокаивать. Поздно! Иди! — Она подтолкнула его. — Иди играй в баскетбол, а я займусь своей современной дрянью.
— Ты мне этого никогда не забудешь, да?
— На этом свете вряд ли.
— Ты сердишься? — Он шагнул к ней, никак не решаясь уйти.
— Стоило бы.
— Ну, так как? — настаивал он.
— Нет. — Она покачала головой, не улыбаясь, но уже не злясь. — Больше нет.
— Тебе понравится. Тебе это может так понравиться, что ты не захочешь оттуда уходить.
— Это ты так набираешь себе добровольцев? Хватаешь на улице ничего не подозревающего человека, бросаешь его в яму и смотришь, как он будет оттуда выкарабкиваться?
Диллон невинно пожал плечами.
— Ты могла отказаться, насильно я бы тебя сюда не повез.
— Совести у тебя нет!
— Это мы обсудим позже. — Он вдруг наклонился и поцеловал ее в губы. Желаю удачи!
— Не оставляй меня здесь надолго. Сейчас она войдет в класс, не имея ни малейшего понятия, о чем говорить. Даже если ей рассказывать все, что она знает, это не займет и нескольких минут.
— Я буду поблизости, Джесси. И большое тебе спасибо. Конечно, мне нужно было тебя предупредить, я поступил нечестно, но уверен, ты справишься.
— Выходит, ты знаешь меня лучше, чем я сама. — Она глубоко вздохнула и медленно выдохнула. — Ладно, так мы никогда не закончим. Счастливо сыграть!
Сказав это, она повернулась и вошла в класс. На нее смотрело множество глаз, от черных до небесно-голубых. Какие-то с надеждой, какие-то с вызовом или с открытым неповиновением. И, как ни странно, именно заметив неповиновение, Джесси сразу успокоилась.
— Доброе утро! — приветствовала она их, от души улыбаясь. — Если вы меня спросите, зачем я сюда пришла, то честно признаюсь, что сама не знаю. Но с удовольствием поделюсь с вами тем немногим, что мне известно.
Реакция была самой разнообразной: аплодисменты, широкие улыбки, недоумевающие глаза и вращающиеся у виском пальцы. Джесси поняла, что не все девочки находились здесь по собственной воле. Она попыталась сообразить, кого из этих юных леди направил сюда суд для перевоспитания. Подобная мысль должна была бы ее ужаснуть, однако этого не случилось.
— Я понимаю, многие из вас считают, что стать фотомоделью — то же самое, что… я даже не знаю… ну, слетать на Луну, например.
Она сделала паузу. Такое вступление вызвало смех, кивки, насмешки, а со стороны самых упорных — фырканье, выражающее, по-видимому, согласие. Это уже было прогрессом.
— Но тем не менее это не так. Стать фотомоделью может каждая из вас. Джесси снова сделала паузу, ожидая реакции. И она не заставила себя ждать. Все лица повернулись к ней, и, казалось, ее слушают даже самые враждебно настроенные. — Нравится вам это или нет, но отношение к женщине в нашем обществе во многом зависит от того, как она выглядит, — продолжала она, понимая, что в любой момент может потерять аудиторию. — То же самое относится к мужчинам, правда, в меньшей степени. Так уж устроены люди. — Она пожала плечами и обвела взглядом комнату. — Чтобы быть привлекательной, вовсе не обязательно иметь красивое лицо, великолепную фигуру или много денег. Я могу научить любую из вас, как добиться, чтобы все оборачивались вам вслед, когда вы идете по улице. — Джесси сделала движение рукой, давая понять, что обещает это всем присутствующим. — Я могу научить каждую из вас, как правильно ходить, как подчеркнуть все имеющиеся у вас достоинства. И я вам обещаю, что, выходя отсюда, вы будете чувствовать себя увереннее, чем в начале занятия.
Все слушательницы невольно подались вперед, обратив к ней улыбающиеся лица. «Да». "Отлично". «Хорошо». Шепот согласных с ней голосов пробежал по комнате. Но тут раздался недовольный голос:
— Тебе просто говорить. Посмотри на себя. — Поднялась толстая темнокожая девочка с двухцветными волосами, на которых еще остались следы завивки. — А теперь посмотри на меня. Ты собираешься стоять здесь и трепаться до тех пор, пока я не стану красавицей?
— Как тебя зовут? — спросила Джесси, быстро оглядев девочку, подмечая достоинства ее внешности.
— Лоретта. — Она переступила с ноги на ногу и, уперев руки в боки, с вызовом вздернула подбородок.
Эта девочка была из тех, кто отнесся враждебно к ее приходу.
— Послушай, Лоретта. Я здесь не для того, чтобы превратить вас в прекрасных золушек. Я не волшебница. Меня зовут Джесси, если миссис Давсон вам об этом не сказала. И никто не совершенен, Лоретта. Просто, чтобы выглядеть лучше, нужно подчеркнуть достоинства своей внешности и постараться скрыть недостатки.
Девочка продолжала стоять, и Джесси подошла к ней ближе, сравнивая их габариты.
— Мы с тобой одинакового роста, может быть, не совсем подходящего для фотомодели. Когда мне было четырнадцать, я была такого же роста, но казалась очень высокой, поскольку была худой. Можно было отыскать доску с фигурой лучше моей. — На задних партах послышался смех.
Лоретта выпрямилась и стала немного выше.
Несмотря на излишний вес, пропорции ее фигуры были правильными.
— Но это было неплохо. В те времена, когда я решила стать фотомоделью, плоские фигуры были в моде. Через несколько лет работать мне стало труднее, поскольку моя фигура из моды вышла. На моих широких бедрах одежда сидела некрасиво, поэтому на протяжении многих лет мне приходилось рекламировать исключительно купальники. Затем широкие бедра вновь вошли в моду, и я снова стала пользоваться популярностью. — Джесси развела руки в стороны и слегка повернулась, чтобы все могли осмотреть ее фигуру. Вновь повернувшись к аудитории, она опустила руки и стала серьезной. — Но мне уже двадцать девять, и поэтому лучшей моделью я никогда не стану. Слишком поздно. Вы меня понимаете? — Джесси замолчала и оглядела девочек.
Лица были смущенными. Похоже, они мало что понимали.
— Лоретта, тебе кажется, что моя жизнь была легкой, потому что я привлекательная. — Джесси посмотрела на девочку. — Но для работы фотомоделью моя внешность подходила не всегда. Тем не менее я никогда не прекращала работать и зарабатывала неплохие деньги. Всегда есть работа для фотомоделей, чья внешность небезупречна, для тех, у кого небольшой рост, или излишний вес, или кому за пятьдесят. Теперь ты меня понимаешь, Лоретта?
— Да, — ответила та и опустилась на стул, довольно улыбаясь. — Теперь я могу лететь на Луну.
Слушательницы засмеялись, и Джесси вместе с ними. Она дошла до стены, развернулась и, стараясь перекрыть шум, прокричала:
— Теперь дайте поучимся изящно двигаться. И давайте опять начнем с Лоретты. Согласны?
Смех усилился, все зашумели еще больше, соглашаясь. Улыбаясь, Лоретта поднялась, покорно разведя руками, и подошла к Джесси.
— Ладно, сделай меня прекрасной. Судя по голосу, она уже не была уверена, что это невозможно.
— Я думаю, это в наших силах, — улыбнулась Джесси.
Когда за ней пришел Диллон, Джесси с удивлением обнаружила, что успела сделать лишь половину того, что наметила. Она показала Лоретте и миссис Давсон, как правильно двигаться, а сейчас объясняла, как пользоваться косметикой, но тем не менее в классе оставались девочки, которым она еще не уделила ни минуты. Дотти, симпатичная девочка с восточным лицом, все время застенчиво ерзала на задней парте и сейчас, поняв, что Джесси собралась уходить, была готова расплакаться.
— Диллон, пожалуйста! Можно я побуду здесь еще немножечко? — Джесси коснулась его руки и посмотрела на него с мольбой.
— Уже половина третьего, Джесси. Я заходил за тобой три раза, но миссис Давсон меня прогоняла. Ты уверена, что хочешь остаться?
— Еще на час. Обещаю, ровно через час закончу. Ох, Диллон, никогда в жизни я не делала ничего подобного. — Она рассмеялась, удивленная собственным энтузиазмом. — Так здорово! Похоже, они уже кое-чему научились.
— Тогда я займусь здесь чем-нибудь, если уж ты и впрямь не хочешь уходить.
— Да, конечно. — Она отпустила его руку. — Большое спасибо.
— Вы очень гостеприимны, — кивнул Диллон миссис Давсон и вышел.
Джесси повернулась к девочкам. Все, без исключения, смотрели на дверь, за которой только что скрылся Диллон.
— Это твой парень? — спросила Лоретта, облекая в слова немой коллективный вопрос.
— Да, хи, мы друзья.
— Ого! — ответила Лоретта, не находя слов, чтобы высказать свое восхищение. — Тебе здорово повезло. Правда, девочки?
Кивки, вздохи, свист и невнятное бормотание были достаточно красноречивы, и Джесси покраснела.
— Да, спасибо. А теперь давайте вернемся к занятию. У меня остался всего час.
К ней сразу подошла Дотти, и Джесси постаралась прогнать навязчивую мысль о том, что в вопросах секса она по сравнению с этими девочками совсем новичок. Она провела здесь уже несколько часов, но только теперь поняла в полной мере, насколько серьезны были слова Диллона. Она рассказывала о прическах, как правильно пользоваться косметикой, а их каждодневная жизнь была наполнена алкоголем, наркотиками и беспорядочными связями. После того как она научит их красиво ходить, распрямив спину и развернув плечи, на улице их каждый день будет подстерегать опасность.
— Нам с Памеллой, — тихо сказала Дотти, подталкивая к Джесси свою подругу, — предлагают работу в хорошей фирме. — Памелла встала рядом и кивнула. — Мы обе им подходим, — продолжила Дотти, — но не знаем, как нужно выглядеть в большом офисе. Не могли бы вы нам помочь?
— Мы очень хотим получить эту работу, — сказала Памелла, требовательно посмотрев на Джесси поверх очков.
— Мы хотим уехать из этого города и снять вместе квартиру, — добавила Дотти.
— Хорошо, — улыбнулась Джесси, уже сообразив, как надо изменить их внешность. — Давайте я подберу вам косметику, а потом поговорим об одежде.
Когда через час вернулся Диллон, Джесси заканчивала рассказывать шестерым окружившим ее девочкам о том, как надо одеваться, чтобы выглядеть эффектно. Очки уже не скрывали глаз Памеллы, ее тонкие губы, подведенные помадой, уже не казались суровыми и печальными. Тонкая красота Дотти расцвела. Белые вьющиеся волосы Клариссы теперь не скрывали ее маленького очаровательного личика. Яркая косметика была смыта с лица Розиты, и стала видна ее экзотическая красота. По-прежнему не желая уходить, Джесси все же помахала всем на прощание рукой и удовлетворенно посмотрела на те немногие, но вполне ощутимые перемены, которые успела внести за это короткое время.
— Я приеду опять, как только смогу, — пообещала она, оглянувшись в дверях последний раз.
— Да, конечно! Все так говорят, — ответила Лоретта, снова становясь угрюмой.
— Да, я понимаю. Но я обещаю. А вы пока поработайте над тем, о чем я вам рассказала. Дотти, когда вы с Памеллой получите ту работу, оставьте мне записку, где можно вас найти. Мне будет интересно посмотреть, как вы устроились.
— К сожалению, ты не можешь взять их с собой, — мягко сказал Диллон у нее из-за спины.
— Да, я понимаю.
Помахав рукой в последний раз, Джесси вышла за дверь, повернулась и быстро зашагала по коридору. Если бы она только могла, то провела бы здесь весь день, пытаясь хоть немного изменить то, что изменить полностью была не в силах.
В конце коридора Диллон догнал ее и схватил за руку, прервав стремительный полет.
— Джесси, подожди! — Взяв за плечи, он развернул ее к себе. — Прости меня.
— За что? — Она уставилась на его грудь. Ее душили слезы, и от этого она чувствовала себя полнейшей идиоткой. В мире полно людей, которым нужна помощь. Но до сегодняшнего дня ей никогда не хотелось из-за этого плакать.
— За то, что я все это затеял. Я совершенно не подумал о том, что это произведет на тебя такое впечатление. — Он за подбородок поднял ее голову.
Она посмотрела на него.
— Даже не знаю, почему я так расчувствовалась. Может, потому, что вспомнила себя в их годы?
— Я тоже помню свою юность, и именно поэтому я здесь. И таких людей, как мы, Джесси, здесь очень много. Этим детям еще только предстоит сделать свой выбор, и мы должны им в этом помочь. Я горжусь тобой.
— Великое дело! — пожала плечами Джесси и вытерла слезы. — Я им только рассказала, как пользоваться пудрой.
Диллон снова поднял ее лицо и прикоснулся к нему лбом.
— Ты не хочешь показывать своих добрых чувств, но тебе не удается скрыть свое сердце. У Джесси перехватило дыхание, и она прошептала:
— Не понимаю, о чем ты говоришь.
— Я схожу с ума, и тебе это известно. Я пытался с этим бороться, но ничего не могу с собой поделать. И чем лучше я тебя узнаю, тем сильнее становится мое чувство. Я никогда не думал, что у тебя окажется такое сердце.
Сказав это, он коснулся ее губ своими губами сначала мягко, потом более страстно, и крепко прижал ее к себе. В страстном поцелуе он раздвинул языком ее губы и провел рукой вниз по бедрам, прижимая их к себе.
Жаркая волна накрыла Джесси, и она резко отстранилась, чтобы вздохнуть. А он вновь с безумной страстью припал губами к ее рту.
— Боже, Джесси, что ты со мной делаешь, — произнес он, наконец оторвавшись от нее.
Одной рукой он обнял Джесси за талию, а другую положил ей на затылок и вновь приник к ней в страстном поцелуе.
Оглушенная и ослепленная, словно громом и молнией, бушевавшей в них обоих страстью, она ничего вокруг себя не видела и не слышала. Она кружилась в водовороте охвативших ее эмоций, когда вдруг рядом раздался детский голос:
— Здорово!
Сразу же послышался второй голос, а за ним третий:
— Во дают!
— Давай, давай, Джесси!
Диллон оборвал поцелуй и, прижав ее голову к своему плечу, загородил Джесси своим телом от посторонних взглядов.
— Я так и знала, что вы больше чем друзья. Четвертый голос был подозрительно похож на голос Лоретты. За ним раздался пятый, шестой и так далее. Все это сопровождалось топаньем ног и легкими толчками проходивших мимо людей. Во время этого бесконечного парада Диллон и Джесси стояли неподвижно, не в силах пошевелиться.
— Да, хотела бы я, чтобы хоть один мужчина посмотрел на меня так, как он смотрит на нее.
— А я бы хотела, чтобы именно этот мужчина смотрел на меня так, как смотрит на нее.
— А я — чтоб все!
— Девочки, — раздался сердитый голос миссис Давсон, — покажите, что вы научились хоть чему-то на наших занятиях! Идите мимо них молча.
— Да, мэм!
— Теперь уже поздно.
— Ты видала, как он ее обхватил?
— Ш-ш!
Постепенно шум голосов и шарканье ног утихли, и мучительное ожидание закончилось. Джесси медленно подняла голову с плеча Диллона и посмотрела ему в глаза. Она была подавлена и думала, он тоже смущен. Вместо этого Диллон улыбнулся:
— А дети остроумны!
— Остроумны?
— Она напомнили мне, каким я был, когда заканчивал школу. Я сам не раз комментировал действия влюбленных. И у меня это получалось еще лучше.
— А я нет.
— Ладно, Джесси, пойдем. Ведь ты не очень расстроилась?
— Конечно, я расстроилась! Я не помню, что именно мы с тобой делали, но могу себе представить, как это выглядело со стороны.
— Страстно! Но я латиноамериканец, моя дорогая. — Он рассмеялся, стараясь ее развеселить. — А значит, по-другому и не могло быть.
— Прости меня, — жестко сказала она, — но к этим вещам я, видимо, отношусь не так легкомысленно, как ты.
— К каким вещам, Джесси? Это был всего-навсего поцелуй. — Диллон уже не смеялся. — Ты стесняешься целоваться, но тебя вовсе не смущает, что фотографии, где ты изображена практически без всего, в одном прозрачном нижнем белье, через которое все видно, громадными тиражами расходятся по всей стране?
— Не знаю, что тебе удалось рассмотреть на этих фотографиях, — резко парировала она, — скорее всего, это игра твоего воображения. Нет это меня не смущает. На них я раздета не больше, чем любая женщина на любом американском пляже. И я не стесняюсь свой работы.
— Неужели? По-моему, ты просто оправдываешься передо мной.
— Да?! Так вот, мистер. Мне не в чем оправдываться ни перед вами, ни перед кем-нибудь другим. И если вам не нравится, чем я занимаюсь…
— Гм! Простите, — осторожно сказал отец Тимоти. Джесси и Диллон повернулись к нему, сверкая глазами.
— Да?! — Диллон не совладал со своим голосом, и он прозвучал резче, чем обычно.
— Гм… У нас возникла небольшая проблема. — Отец Тимоти махнул рукой в глубину здания. — Не мог бы ты…
— Я сейчас подойду, — сказал Диллон и вновь повернулся к Джесси.
— Я подожду тебя на улице, — сказала она.
Джесси отвела глаза от Диллона и прошла между мужчинами. — Мне нужно побыть на воздухе.
— Одну минуту.
Слова прозвучали как приказ. Джесси знала, что они обращены к ней, но даже не обернулась. Что бы там ни было, слушать она не собиралась. По крайней мере пока не успокоится.
С ханжеством Джесси сталкивалась и раньше, но от Диллона она этого не ожидала, ни как от человека, о чьих любовных похождениях постоянно ходят слухи, ни как от человека с его положением в обществе. Он сказал немного, но вполне достаточно, и она не собиралась выслушивать его до конца.
Джесси знала, что есть мужчины, которые, глядя на фотографию, где она изображена вылезающей из моря в мокром бикини, воображали, что видят перед собой живую женщину. Что есть мужчины, которые похотливо смотрят на фотографию, где она снята в ночной рубашке, и уверены, что при случае уговорить ее не составит никакого труда. И также она знала, что многие осуждают ее моральные принципы или их отсутствие, составив мнение о ней исключительно на основе рекламных вклеек журналов.
Она уже смирилась, что постоянно слышит подобное на коктейлях, в аэропортах, на съемках и в ресторанах, но не могла смириться, что слышит это здесь, от Диллона, от человека, ставшего частью ее души.
Джесси выбежала из здания на залитую солнцем детскую площадку. Свет был так ярок, что она закрыла глаза рукой, и вдруг услышала плач. Всего в нескольких футах от нее на каменной террасе сидела и плакала навзрыд маленькая девочка. Ее тельце вздрагивало от рыданий.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Улыбка любви - Лестер Джулиус

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Улыбка любви - Лестер Джулиус



Проходной роман. Прочитаешь, а вспомнить нечего.
Улыбка любви - Лестер ДжулиусЕлена
8.01.2012, 0.06





Или перевод жуткий, или автор взялся не за свое дело. А фраза "поцеловались от души" меня добила. Можно от души посмеяться или душевно спеть, но целоваться??
Улыбка любви - Лестер ДжулиусМарья
12.10.2012, 8.45





А мне понравился роман.
Улыбка любви - Лестер ДжулиусИрина
4.09.2013, 23.21





Не верю!! Столько лет проработать в модельном бизнесе - и...девственница. Все остальное нормально для ЛР-мини, но...это...нонсенс.
Улыбка любви - Лестер Джулиусиришка
24.10.2014, 22.14





Жалко потраченное время. (((
Улыбка любви - Лестер ДжулиусЛуна
3.05.2015, 0.38





а где окончание?
Улыбка любви - Лестер ДжулиусВасилиса
24.05.2016, 15.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100