Читать онлайн Улыбка любви, автора - Лестер Джулиус, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Улыбка любви - Лестер Джулиус бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Улыбка любви - Лестер Джулиус - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Улыбка любви - Лестер Джулиус - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лестер Джулиус

Улыбка любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

То, что прошлой ночью было напрочь сметено волной страсти, вернулось солнечным утром. Джесси в одиночестве сидела на балконе, отрешенно помешивая ложечкой йогурт с изюмом и орехами. Она чувствовала опустошение" пришедшее с первыми лучами солнца.
Что может быть хуже, чем разочаровать любимого человека? А получилось именно так. Диллон, конечно, мог сказать, что все понимает, что это не имеет для него никакого значения. Но его действия говорили об обратном. Он хотел ребенка, а человек с его характером без боя не сдается. Эта ночь — только начало. Для него недостаточно просто быть вместе, и когда-нибудь настанет тот страшный день, о котором она даже боялась думать.
Дверь позади нее открылась, и появился Диллон. Он был в халате и энергично вытирал полотенцем мокрую голову.
— Что у нас на завтрак? — Он наклонился и с чувством поцеловал ее в губы каждодневный утренний ритуал.
— М-м. Опять йогурт?
— Конечно, я могла бы попробовать что-нибудь испечь, но ты помнишь, что из этого получилось в прошлый раз.
От воспоминания Диллона передернуло.
— А как насчет кукурузных хлопьев? Несмотря на свое мрачное настроение, Джесси рассмеялась.
— К ним у нас даже найдется немного апельсинового сока.
Он опять наклонился и снова ее поцеловал. Этот долгий поцелуй значил гораздо больше, чем простое утреннее приветствие.
— Мне очень не хочется сегодня уезжать, — проговорил он, оторвавшись от ее губ и беря за руку. — Мне о многом нужно поговорить с тобой, о чем мы еще никогда не разговаривали.
Джесси едва не вскочила, пытаясь его остановить.
— Дорогой, ты опоздаешь. Я приготовлю тебе завтрак, а ты пока одевайся.
— Хорошо. — Он неохотно выпустил ее руку. — Но кое о чем нам обязательно надо поговорить сейчас, до моего ухода. Я отдал помощнику ключи от своей квартиры. Он соберет мои вещи, а затем заедет за мной в контору, чтобы отвезти в аэропорт.
Оставив Диллона в спальне одеваться, Джесси вышла на кухню и облегченно вздохнула. Она все еще не могла собраться с духом, чтобы бросить этого человека, который так много для нее значил. И ей очень не хотелось, чтобы он сделал это прощание еще тяжелее.
Однажды он уже сказал, что любит ее, и если он снова это повторит, то у нее не хватит сил расстаться. Они могут остаться вместе, если только решат ничего не менять, не давать друг другу никаких обещаний, если оставят все, как есть.
— Джесси! — видимо, уже не в первый раз повторил Диллон. — Дорогая! — Она вздрогнула от неожиданности и повернулась к нему. — О чем ты думаешь?
— О, ты уже оделся. — Она поспешила к холодильнику и достала апельсиновый сок и молоко. — Через минуту завтрак будет готов.
Он подошел к ней и, взяв у нее пакеты, поставил их на стол.
— Я перехвачу что-нибудь по дороге. Из-за чего ты так расстроилась?
— Может, ты и прав. Может, нам и правда нужно поговорить. — Неожиданно в ее глазах появились слезы. — Диллон, я все понимаю. Я не идеал, но во мне есть много хорошего, и я многое могу дать другому.
— Я знаю.
— В этом я не уверена. Тем более я не уверена, что ты будешь со мной по-настоящему счастлив. — Диллон подался к ней, но Джесси его отстранила. Дай мне закончить! Каждый раз, как только у нас возникают проблемы, ты меня хватаешь и начинаешь целовать, после чего нас уже больше ничего не интересует. По крайней мере некоторое время. Но проблемы остаются, поскольку мы даже не пытаемся их решить. Пораженный, Диллон остался на месте.
— Какие проблемы?
— Я не могу иметь детей. И со временем это не изменится.
— Я сказал, что с этим все в порядке.
— И сразу попытался сделать меня беременной, — закричала Джесси. В ее голосе была злость и боль, мучившие ее всю ночь. — Ты думаешь, мне не хочется быть той женщиной, которая тебе нужна?! Но я не могу! Ты можешь пытаться изменить весь мир, Диллон, но я не хочу быть одним из твоих проектов. Принимай меня такой, какая я есть, или пошли ко всем чертям!
— Джесси! — Он был поражен и шагнул вперед, протянув к ней руки. Она снова отстранилась.
— Не прикасайся ко мне! Повинуясь, он остался на месте.
— Со временем все утрясется, — спокойно сказал он, но было видно, чего стоит это спокойствие.
— Не знаю.
— Я всегда тобой восхищался. — На его лице появилась невеселая улыбка. Ты единственная женщина, с которой мне приходится ругаться, чтобы не дать ей уйти. Как правило, бывало наоборот.
— Я не хочу ругаться по этому поводу. — Она присела на краешек стола и почувствовала, что ее злость улетучилась. Все было бы просто, не люби она его так сильно.
— Может быть, даже хорошо, что ты ненадолго уезжаешь. Наверное, нам надо немного отдохнуть друг от друга и все спокойно обдумать.
— Джесси! — Он протянул к ней руки, но не двинулся с места. — Ах, Джесси, как мы могли до этого дойти?!
Закусив губу, она покачала головой.
— Не знаю.
Пытаясь найти компромисс, он спросил:
— Если я уеду и даже не буду тебе звонить до конца недели, ты приедешь в пятницу в хижину?
Не желая соглашаться сразу, она тянула время.
— Ты подумаешь о том, что я сказала?
— Прости, Джесси, я не имел в виду… Она подняла руку.
— Ладно, остановимся на этом.
— Ты по крайней мере поцелуешь меня на прощание?
Всем сердцем она хотела вычеркнуть из памяти последние минуты, словно их никогда не было. Броситься в его объятия, чтобы он прогнал все ее страхи и сомнения, помог ей начать все заново. Она знала, что, оставаясь с Диллоном даже на одну ночь, сильно рискует. Узнав однажды счастье, которое он может ей дать, она уже никогда не сможет уйти, иначе ее сердце будет разбито.
Но она медленно покачала головой.
— Нет.
Этим поцелуем он мог превратить в прах все, чего она добилась с таким трудом.
Диллон помрачнел и произнес не шевелясь:
— Если ты вдруг приедешь раньше меня, то ключ под крыльцом. Я вышлю тебе план, как туда добраться.
Джесси кивнула. Она была почти уверена, что не поедет в хижину и что Диллон об этом знает. Это было прощание. Их безумная страсть закончилась хныканьем.
— Счастливого пути! — сказала она, желая, чтобы он как можно скорее ушел, и она могла приняться за обычные утренние домашние дела.
Неожиданно внешнее спокойствие покинуло Диллона, лицо исказилось. Он больше не в силах был сдерживаться. В его глазах появилась злость.
— Черт возьми, Джесси! По-твоему не будет! — Резко повернувшись, он вышел. И только когда хлопнула входная дверь, Джесси смогла пошевелиться.
Ссутулясь, страдая от невыносимой боли, разрывавшей на части ее сердце, она подошла к окну, задернула занавески и бросилась на кровать. Сейчас она не могла никуда идти, не могла никого видеть.
Резкий телефонный звонок вырвал Джесси из крепкого, без сновидений сна. Не открывая глаз, она нашарила телефон.
— Алло! Кто это?
Приоткрыв один глаз, Джесси увидела, что солнце уже высоко. Комната была наполнена радостным светом, что никак не сочеталось с ее мрачным настроением.
Посмотрев на светящийся циферблат часов, она решила, что особенно злиться не стоит. Было восемь пятнадцать. Сегодня суббота.
А вдруг сейчас она услышит голос Диллона. От этой мысли стало радостно на душе. Он уехал во вторник и, как и обещал, с тех пор не звонил. Если это он, то наверняка сейчас спросит, почему вчера вечером она не приехала в Сан-Мигель.
— Алло! — сказала Джесси уже спокойнее. Ей не хотелось говорить, что она не приедет ни в этот уик-энд, ни в какой другой.
— Гм, простите, — произнес незнакомый мужской голос, — надеюсь, я вас не разбудил. Я звоню Джесси Кардер.
Голос звучал так, словно это утро для его обладателя, как и для Джесси, не очень-то прекрасное. Она тут же прониклась симпатией к своему незнакомому собеседнику, но приготовилась услышать не особенно хорошие новости.
- Чем могу быть полезна?
Он вздохнул:
— Мы разыскиваем сенатора Руиса, и… гм, несколько недель назад он дал нам ваш номер.
— А вы?.. — Она прекрасно представляла, где сейчас Диллон. Его никто не сможет найти, пока он сам этого не захочет.
— Ох, извините. Я Билл Сандерс, старший помощник сенатора. Мы разыскиваем его со вчерашнего вечера. Вы… гм, случайно не знаете, где он?
— К сожалению, нет. А когда вы его в последний раз видели?
— В четверг он проводил совещание. После него сразу ушел, и с тех пор о нем ничего не известно.
— Вы звонили ему в Сан-Мигель?
— Да. Мы звонили туда вчера вечером и еще раз сегодня утром. Там тоже о нем ничего не знают.
Теперь у Джесси уже не оставалось никаких сомнений, что Диллон в хижине. Но она только кашлянула и постаралась, чтобы ее голос звучал не особенно уклончиво.
— Извините, я уверена, что в понедельник он будет в конторе.
— Гм, да, хорошо. — Собеседник прочистил горло и выпалил:
— В случае, если мы не сможем найти сенатора Руиса, нас попросили связаться с вами.
— Попросили?! Кто попросил? — Теперь уже окончательно проснувшись, она села, свесив с кровати ноги.
— Гм… Служба по делам несовершеннолетних Сан-Мигеля. Похоже…
— Служба по делам несовершеннолетних?! — Джесси вскочила. Мысли вихрем закружились у нее в голове, возвращаясь к маленькому черноглазому мальчику. Хотя она пыталась себя убедить, что дело было в чем-нибудь или в ком-нибудь другом.
— Да, по-моему, — подтвердил он. — Некий Эмилио Суарес попросил их позвонить сенатору Руису или вам.
— Что случилось? — почти прокричала она. — С ним все в порядке? Они сообщили вам об этом вчера, а вы звоните мне только сегодня?!
Человек начал медленно объяснять:
— Мне было приказано звонить вам только в том случае, если…
— Хорошо, хорошо, — перебила его Джесси. — Что случилось?
Немного обиженный ее раздражением, он продолжил:
— Как я понял, этот Эмилио Суарес арестован…
— Арестован?! — Она вскочила и побежала в гостиную, волоча за собой длинный телефонный шнур. — За что?
— За попытку вооруженного ограбления. — Сейчас в голосе звучало чуть ли не извинение за то, что ему приходится сообщать плохие новости.
— Вооруженное ограбление? — Внезапно успокоившись, Джесси села на подлокотник дивана. — Ему всего девять лет. Здесь, наверное, какая-то ошибка. — Она была готова рассмеяться, настолько абсурдно все это звучало. Если девятилетний мальчик играл с водяным пистолетом, то его вряд ли обвинят в попытке вооруженного ограбления.
— Я только знаю, что сейчас он в тюрьме. И его продержат там до тех пор, пока вы или Диллон не заберете его оттуда.
Эмилио надо спасать. А вдруг Диллона сейчас нет в хижине? Джесси призвала на помощь все свое обаяние.
— Скажите, пожалуйста, гм, Билл, да? — улыбнулась она в трубку.
— Да. — Голос потеплел, но все еще звучал настороженно.
— Если Диллон решит этим заняться, но сразу же приехать не сможет, кого в Сан-Мигеле можно попросить помочь?
— Можно обратиться к судье Паттерсону. Он в отставке, но до сих пор имеет влияние.
— Не могли бы вы дать его телефон?
— Я не уверен, что это в моей компетенции. Он был готов закончить разговор и повесить трубку, поэтому она уже не улыбалась.
— Послушайте, Билл. Когда Диллон обо всем узнает, то первое, что будет его интересовать, кто и что сделал, чтобы помочь этому маленькому мальчику. Эмилио много значит для Диллона. Очень много!
— Но если вы ошибаетесь, то я могу потерять работу из-за того, что дал вам этот телефон.
— Билл, сейчас нужно действовать. Сделайте все, что в ваших силах!
— Ладно, — со вздохом сказал он и продиктовал ей номер.
— Спасибо.
Она сразу позвонила в аэропорт и заказала билет, а затем набрала номер судьи. Держа трубку в одной руке и собирая вещи другой, объяснила ему, кто она такая и что хочет. Иметь дело с судьей оказалось намного проще, чем с Биллом. Он пообещал: к тому времени, как она прилетит, Эмилио уже освободят. Она сердечно поблагодарила судью и сломя голову помчалась в аэропорт.
Пока самолет приземлялся, ее одолевали страх, злость, чувство вины. Но зрела решимость действовать. Она собиралась забрать Эмилио, выяснить, что же все-таки с ним случилось, удостовериться, все ли в порядке с Ангелиной, а затем найти Диллона. Если он по-прежнему не готов усыновить этих детей, она сделает это сама.
Она вспомнила, как видела Эмилио в последний раз: он уходил, держа за руку Ангелину. Чувство вины заполнило ее сердце. Тогда она позволила Диллону себя уговорить. Теперь этого не случится. Пусть она не может изменить мир, но может изменить жизнь двух этих малышей, которые, несомненно, заслуживают лучшего. И сделав это, она изменит свою собственную жизнь, сделав ее более осмысленной.
Хотя разговор с судьей ее успокоил, Джесси была совершенно не готова к тому, что Эмилио придет встречать ее в аэропорт. Его худенькое тело дрожало, а в печальных карих глазах стояли слезы, которые он изо всех сил старался скрыть. Она обняла его и поняла, что прилетела за ним. И ей было совершенно безразлично, совершил он то, о чем говорят, или нет.
Она ожидала, что он расплачется, и думала лишь о том, как бы не расплакаться самой. Но он не плакал. Он просто стоял, дрожа, протянув к ней ручки, как к своей последней надежде в этом мире.
Когда дрожь прекратилась, она взяла его за руку и повела с залитого солнцем поля аэродрома.
— Ты голоден?
Он покачал головой. Она понимала, что скорее всего это не правда, но настаивать не стала.
— Ты не против, если перед тем, как я отвезу тебя домой, мы немного прогуляемся?
В ответ он кивнул.
По-прежнему держа его за руку, Джесси прошла с ним через стоянку к скверу и остановилась у скамейки под деревом.
— Давай немного посидим. Ты мне расскажешь, что с тобой случилось?
По-прежнему молча Эмилио сел на скамейку. Он сцепил руки и, зажав их между коленями, уставился в землю перед собой.
Следуя его примеру, она тоже сцепила руки и положила их на колени.
— Прежде всего я хочу узнать, правда ли ты это сделал, — мягко спросила она.
Он кивнул, не поднимая головы, и глаза у Джесси округлились от удивления. Она не могла в это поверить даже после его признания.
— Правда?
Он снова кивнул.
— С ружьем?
Он кивнул, и Джесси расцепила руки, чтобы одной из них схватиться за сердце, после чего глубоко вздохнула.
— И кого же ты хотел ограбить?
— Винный магазин. — Его ответ был кратким, но по крайней мере он заговорил. Джесси посчитала это прогрессом.
— А почему именно винный?
Она слышала в сводках новостей, что теперь даже дети совершают преступления, связанные с алкоголем и наркотиками, но в жизни с этим никогда не сталкивалась.
— Меньше народа.
— Меньше народа, — отрешенно повторила она, ничего не понимая. Но тихий внутренний голос ей напомнил, что ему всего девять лет.
— Да. — Он немного поднял глаза. — Можно было ограбить овощной, но там вокруг полно людей. Можно кого-нибудь ранить.
— Откуда ты все это узнал? — Она понимала, что так бурно высказывать свое удивление психологически не правильно, но ничего не могла с собой поделать.
Он пожал плечами и ответил как взрослый:
— Послушал, как говорят люди.
— О том, как лучше грабить?
— Да. И о многом другом. Джесси взяла себя в руки и, справившись со своим удивлением, строго сказала:
— Эмилио, ребенку не следует интересоваться подобными вещами.
Он чуть-чуть повернулся к ней и снова пожал плечами.
— Жизнь не проста. Но как-то выживать надо?
— Зачем ты это сделал, Эмилио? — требовательно спросила она. — И хватит ходить вокруг да около. Я хочу знать правду.
Он долго молчал. Наконец Джесси не выдержала.
— Ну?
Он снова понурился и сказал:
— Мы хотели есть.
— А бабушка?
— Она заболела и не встает с постели. У нас не было денег. Ангелина хотела есть и плакала.
Мне нужно было что-то делать.
— И ты решил ограбить винный магазин? Где ты раздобыл ружье?
— Это ружье моего дедушки. Оно лежало в бабушкином комоде. — Он нетерпеливо посмотрел на Джесси. — Но я его взял для того, чтобы продать. Оно даже не было заряжено. Я пошел не воровать.
— И что же случилось потом? — Постепенно все начинало проясняться.
— Я проходил мимо магазина. И там никого не было. Только продавец.
— И у тебя появилась идея получше. Недоверие ушло, и у нее остались только печаль и предчувствие неуклонно надвигавшейся опасности. Словно на нее несется поезд, а она, стоя на полотне, никак не может высвободить застрявшую между шпал ногу.
— Да… — Он печально кивнул.
— Знаешь, Эмилио, есть такое понятие "несоответствие реальности". Слышат когда-нибудь?
— Нет. — Он снова поднял на нее глаза и посмотрел с интересом, явно ожидая продолжения.
— Это когда маленький мальчик наводит ружье на взрослого человека, а тот знает, что ему достаточно нажать на кнопку сигнализации, и у ребенка не будет никаких шансов.
— Он знал: я готов к тому, что меня поймают.
— И он также знал, что ты не отнимешь у него денег. Это и есть "несоответствие реальности". Он тебе не поверил и поэтому тебя не испугался. Ты только напрасно потерял время, да еще влип в историю. А твоя бабушка и Ангелина до сих пор сидят дома без еды, и им совершенно некому помочь.
Эмилио уронил голову и расплакался. Джесси даже разозлилась, что была с ним так строга. Но теперь по крайней мере он вел себя как нормальный ребенок. Она посадила его себе на колени, и он рыдал в ее объятиях до тех пор, пока не иссякли все слезы.
Арендовав в аэропорту машину, Джесси посадила в нее еще всхлипывающего Эмилио и повезла домой. По дороге они заехали на рынок и купили какой-то еды. Затем Джесси завернула на заправку, где залила полный бак и, купив карту, позвонила Стефану, попросив его подъехать к дому Эмилио.
Сверяясь с картой, Джесси добралась до городской окраины, а дальше Эмилио сам показал дорогу к жалкому домику, где он жил с бабушкой и сестрой.
Когда они подъехали, Стефан уже их ждал. Он вышел из своей машины и, перейдя улицу, подошел к ним.
— Что происходит?
Эмилио тут же собрался убежать.
— Нет. — Джесси схватила нетерпеливого мальчика обеими руками. — Тебе придется меня подождать. Без тебя я не найду.
— Надо скорее! — заспорил он.
— Твоей бабушке нужен доктор.
— Что же все-таки случилось? — Стефан пошел рядом с Джесси за Эмилио.
— Его бабушка уже несколько дней болеет, и я думаю, ей понадобится твоя помощь.
Джесси уже собралась рассказать Стефану, как было дело, но Эмилио скрылся в темном парадном, и она бросилась за ним. Оглянувшись на Стефана, она чуть не упала, споткнувшись о какие-то разбросанные по полу вещи. Эмилио уже был далеко впереди.
— Остановись! Я тебя не найду! — Она видела его в нескольких ярдах впереди себя, и он вот-вот мог исчезнуть, растворившись во мраке коридора.
— Я вернусь за вами! — Прокричал Эмилио, не замедляя бега.
— Нет! Остановись сейчас же, черт побери!
Да будешь ты слушаться или нет?!
К ее удивлению, он остановился, и она поспешила его схватить, пока он не передумал.
— Стефан, ты здесь? — крикнула она через плечо, не выпуская руки Эмилио.
— Здесь.
— Тут все дома такие? — спросила она, услышав, что Стефан их догнал.
— Большинство. — На лестнице было так темно, что ступеньки приходилось нащупывать ногами. — В этом доме мы с Диллоном принимали роды, когда ты приезжала сюда в первый раз, но я не знал, что Эмилио живет именно здесь.
— Я тоже.
Если бы она знала, то не могла бы спокойно спать. Когда она представила, что за одной из этих дверей сидит голодная Ангелина со старой больной женщиной, которая ровным счетом ничего не может для нее сделать, Джесси почувствовала, что ей просто необходимо быть здесь.
— Далеко еще, Эмилио?
— Вот сюда.
Она почувствовала, как он подался вперед, и отпустила его. Он был так же нетерпелив, как она, но ему сейчас в десять раз хуже. За этой дверью его ждал мир, за который он в ответе. Если за день его отсутствия там что-нибудь случилось, то он никогда себе этого не простит. Все это Джесси прекрасно понимала."
Во мраке появился тусклый прямоугольник, и в нем растворилась маленькая фигурка Эмилио. Поспешив за ним, Джесси остановилась на пороге, услышав взволнованную испанскую речь. Женщина вначале бранилась, но затем ее голос смягчился. Эмилио что-то обеспокоенно ответил, и тут же громко расплакалась маленькая девочка. Почти ничего не слыша в этом шуме, Джесси с трудом уловила едва слышный дрожащий голос, повторяющий имя Эмилио.
Через некоторое время суматоха улеглась, Джесси и Стефан вошли в комнату и увидели Эмилио, стоящего на коленях возле кровати бабушки. Ангелина сидела на полу рядом с ним, дергая его за рубашку и, всхлипывая, что-то бормотала. Женщина средних лет стояла посередине комнаты и, заломив руки, смотрела на живописную картину. Завидев Стефана, она тоже бросилась к кровати и торопливо заговорила по-испански.
— Кто это? — поинтересовалась Джесси.
— Роза, его бабушка, очень больна. — Стефан взглянул на кровать. — Сеньора Эствис пришла сюда еще прошлым вечером, услышав плач Ангелины.
Сеньора Эствис схватила Джесси за руки и озабоченно посмотрела ей в глаза. Джесси была глубоко признательна этой женщине за помощь.
Используя практически весь запас испанских слов, она сказала:
— Grassias! — Пожала женщине руки и досмотрела на нее с признательностью. — Nushas grassias! — Затем она беспомощно развела руками и пожала плечами. Mon hablo Espanol!
Сеньора Эствис улыбнулась в ответ, и Джесси повернулась к кровати. Эмилио озабоченно стоял рядом, пока Стефан осматривал его бабушку. Ангелина выглянула из-под руки брата и улыбнулась, встретившись взглядом с Джесси…
— Эмилио, — мягко позвала Джесси. — Подойди сюда на минуточку.
Джесси понимала, что соседка потратила много времени, а может быть, и своих продуктов, ухаживая за Ангелиной и Розой. Ее надо было отблагодарить, но, конечно же, не деньгами, чтобы не обидеть.
Бросив еще один взгляд на немощное тело бабушки, Эмилио медленно подошел к Джесси. Ангелина следовала за ним, держась за подол его рубашки. В ее темных глазах стояли слезы. Но когда она, выглядывая из-за спины Эмилио, встречалась взглядом с Джесси, лицо тут же озаряла улыбка.
Не поднимая головы, Эмилио встал перед Джесси.
— Что случилось? — спросила она, наклоняясь к нему.
— Все знают, — пробурчал он. Ангелина обвила его руками за талию и смотрела на Джесси из-под его руки.
— О чем знают?
— О том, что я сделал. Я опозорил свою семью, — ответил он едва слышным шепотом.
— Кто это сказал?
— Она. — Не поднимая глаз, мальчик кивнул в сторону сеньоры Эствис и снова уставился в пол перед собой.
— Эмилио, ты это сделал во имя добра. Конечно, это не хорошо, но и не позорно. — Она коснулась пальцами его подбородка и подняла голову. — Иногда люди совершают ужасные поступки, руководствуясь самыми лучшими намерениями. Умные учатся на своих ошибках, чтобы больше никогда их не повторять. Я хочу, чтобы так было и с тобой.
По его нахмуренному лицу и неподвижному взгляду Джесси увидела, что он ее понял.
— Давай с этим заканчивать, — сказала она. — Ты сделал бы то же самое, окажись снова в такой ситуации?
— Нет, — ответил он, энергично покачав головой.
— Почему?
Он поднял на нее глаза.
— Меня поймали.
На лице Джесси появилась улыбка, и она попробовала применить другую тактику.
— Что ты чувствовал, когда целился из ружья в этого человека?
— Я боялся.
— Ты, наверное, о многом тогда подумал? Он кивнул:
— Да, о многом.
— И какая же мысль была главной? Эмилио закрыл глаза и задумался. Затем посмотрел на нее и убежденно сказал:
— Я жалел о своем поступке.
— Как ты думаешь, сможет тебя что-нибудь заставить сделать это еще раз?
Эмилио взглянул на нее взрослыми глазами и медленно покачал головой.
Джесси улыбнулась и обняла его. Ангелина прижалась к руке Джесси.
— Что делать. Людям приходится учиться на собственных ошибках, иногда даже на таких страшных. — Похоже, Эмилио понимал, что она имеет в виду. — Если мы научимся их не повторять, то перестанем приносить зло и будем делать только добро. И именно этого я хочу от тебя. И не надо особенно переживать по поводу того, что ты сделал.
Договорились?
Он продолжал хмуриться, но все-таки кивнул, соглашаясь с тем, чего, может быть, и не понимал до конца. В этот момент Ангелина коснулась своими ручками щек Джесси и повернула к себе ее лицо. Она смотрела на Джесси смеющимися карими глазами.
— Помнишь меня?
Удивляясь, что такая маленькая девочка вообще может говорить, а тем более по-английски, Джесси рассмеялась:
— Конечно, моя маленькая. Как я могу тебя забыть?! Я только кое о чем попрошу твоего брата. Ладно?
Ангелина кивнула, и Джесси, вновь повернувшись к Эмилио, прошептала:
— Ты можешь узнать, тратила ли сеньора Эствис деньги на твою бабушку и Ангелину, и сказать мне, сколько мы ей должны?
Больше не боясь, Эмилио поднял голову, что-то эмоционально произнес по-испански и получил длинный, не менее эмоциональный ответ. Когда бурный поток слов иссяк, он снова повернулся к Джесси.
— Она кормила их вчера вечером и сегодня утром. Но эта пища у них осталась после того, как они поели сами. Она просто хотела помочь, и никаких денег ей не нужно.
— А она не обидится, если я тем не менее ей что-нибудь дам?
Глаза Эмилио округлились, и он с сомнением покачал головой. Джесси поняла, что спрашивать не стоило.
— Дай мне мой кошелек. — Она указала в сторону, куда положила свою сумочку, и он тотчас его принес.
Джесси отсчитала несколько банкнот, при виде которых глаза мальчика снова стали круглыми.
— Отдай ей и поблагодари. Скажи, что мы никогда не забудем ее доброты. Он протянул руку, но перед тем, как отдать деньги, она ее мягко пожала и сказала:
— И постарайся, чтобы твои слова прозвучали искренне. Если бы не сеньора Эствис, еще неизвестно, что бы здесь случилось, пока тебя не было.
Она выпустила его руки, и Эмилио направился к женщине. Джесси тем временем взяла Ангелину на руки и вместе с ней подошла к кровати.
— Как она?
— Похоже на пневмонию, — ответил Стефан, посмотрев на Джесси через плечо. — Сколько времени она лежит, и когда ее нормально кормили последний раз?
— Я не знаю. — Она почувствовала, что к горлу подступили слезы: из сострадания, от чувства вины. — Думаю, достаточно давно. Скорее всего все это время ее как следует не кормили.
— Она слишком больна, чтобы оставлять ее здесь на попечении двух маленьких детей.
— Знаешь… — Внезапно Джесси почувствовала себя неловко от того, о чем собиралась попросить. Она перехватила Ангелину поудобнее. — Именно поэтому я хочу, чтобы ты здесь остался, пока я не найду одного человека.
Глаза Стефана подозрительно сузились.
— Кого?
— Диллона.
— Но я не могу здесь оставаться. Может быть, попросить соседку…
Джесси покачала головой, приготовившись, если потребуется, спорить, и попыталась отдать Ангелину Эмилио. Но девочка, словно обезьянка, вцепилась в Джесси и начинала пронзительно кричать при каждой попытке освободиться от нее.
— Ладно, хорошо, — сдалась наконец Джесси и повернулась к Стефану вместе с приросшей к ней Ангелиной. — Мне придется взять ее и Эмилио с собой к Диллону.
Стефан ехидно засмеялся.
— Если ты хочешь оставить их там и смыться, тебе придется прихватить с собой лом.
— Нет. — Она погладила девочку по черным мягким волосам. — Я не собираюсь их там оставлять. Но мы поедем, потому что все равно ничем не сможем ей помочь. — Джесси показала взглядом на бабушку. — По крайней мере до тех пор, пока ей не станет лучше. Сейчас ей можешь помочь только ты.
— Но клиника не приспособлена для…
— Думаю, мы ее сможем прекрасно устроить в комнате Диллона.
— В доме?! Да Флоренс никогда…
— Стефан, у меня правда нет времени это обсуждать. — Она сказала это скорее устало, чем эмоционально.
Стефан был очень мягким человеком, и с его стороны это предложение не вызвало бы никаких возражений, но на ругань с Флоренс времени у нее не было.
— Послушай. Если бы Диллон был здесь, он наверняка бы согласился. Но его здесь нет, и поэтому я должна что-то делать. Розу нужно кормить, ей нужен врачебный уход. До тех пор, пока она не поправится, ей нужно создать нормальные условия. — У Джесси уже появился план. — Как только Розе станет лучше, я ее устрою. Но до этого с ней останешься ты. И нравится это Флоренс или нет, ей придется согласиться. Дом принадлежит Диллону, и она не имеет права отказать.
— Ты что, и вправду хочешь, чтобы я ей все это сказал?!
— Сейчас у Эмилио серьезные неприятности, и нам необходимо найти Диллона. Сегодня же. — Она шагнула к Стефану и понизила голос. — А этот маленький мальчик и так чувствует себя виноватым, и не надо заставлять его смотреть, как умирает его бабушка. Так ты сделаешь это?
— Ладно. Уговорить Литу будет несложно, а она может повлиять на свою мать. Где, если потребуется, я смогу тебя найти?
Джесси вздохнула из-за того, что появилась еще одна трудность.
— Ты не сможешь. Там, куда я еду, нет телефона. Но в понедельник суд, и мы там обязательно будем. А может, я вернусь даже раньше.
— Все это звучит крайне загадочно, Джесси. — Кивнув в сторону Эмилио, Стефан спросил:
— Он правда это сделал?
— Да. Но ружье было незаряжено. Он улыбнулся:
— Это в корне меняет дело. Думаю, Диллон все сможет утрясти. Всем известно, что ради Эмилио он готов на все.
— В том то и дело, что самому Эмилио об этом никто не сказал. Он думал, что ему некому помочь, и поэтому решился на такой шаг.
Глаза Стефана потеплели. Он притянул Джесси к себе за плечи и поцеловал в щеку.
— А я всегда думал, что большое сердце только у Ребекки. Но теперь вижу, что ошибался.
Не зная, что ответить, Джесси просто отступила.
— Давай не будем об этом. Сегодня у меня еще очень много дел. Эмилио, собирай вещи, свои и сестры. Мы сейчас уезжаем.
— Собирать? А во что?
Джесси с удивлением обернулась.
— У вас нет чемодана?
— У меня есть бумажная сумка, — нерешительно сказал Эмилио.
— Отлично. Клади все в нее. — Она снова повернулась к Стефану. — Так ты позаботишься об их бабушке?
— Нет проблем. Я отвезу ее в клинику и обследую. А Лита тем временем все подготовит дома. У нее получится.
В порыве чувств Джесси тоже поцеловала Стефана в щеку.
— Спасибо. Диллон будет тебе очень признателен.
С этими словами Джесси взяла детей и вышла с ними на улицу. Они сели в машину и поехали к восточной окраине Сан-Мигеля, направляясь к хижине. Перекусив бананами с молоком, Ангелина заснула на заднем сиденье, а Эмилио сидел спереди и подсказывал Джесси дорогу через город.
Нельзя сказать, что он сильно ей помогал. Но это было все же лучше, чем ничего. Она была в хижине всего два раза, и с тех пор прошло уже четыре месяца. К тому же, тогда она не старалась запомнить дорогу и не особенно рассматривала карту, которую прислал ей Диллон. Во избежание искушения она почти сразу ее выбросила. Но пусть найти дорогу в хижину для нее сейчас не проще, чем Атлантиду, она туда доберется. Во что бы то ни стало. И не только затем, чтобы помочь Эмилио.
— Где это мы?
Его высокий испуганный голос вывел Джесси из задумчивости. Она оглянулась по сторонам, но не смогла определить, была она здесь раньше или нет.
— Не знаю. Ты, наверное, устал?
— Ангелина спит.
— Я знаю. А ты не хочешь вздремнуть?
— А что, если мы заблудимся?
— Мы уже заблудились, дорогой. Но не пугайся. Если даже это не та дорога, мы всегда можем вернуться на магистраль и свернуть в другом месте. Нам нужен поворот вроде этого. Когда мы его найдем, дальше я дорогу вспомню.
— А если Диллона там нет?
— Тогда мы немного поспим, отдохнем и завтра продолжим поиски. — Она повернулась и коснулась его руки. — Почему ты так волнуешься? Из-за бабушки?
— Наверно.
— Мистер Барлоу — хороший доктор. Ты и сам это знаешь. Он о ней позаботится. Он сказал, что через пару дней ей станет лучше, а пока она побудет в доме Диллона. Там ей будет хорошо. А ты когда-нибудь был у него? Эмилио покачал головой. — У него очень хороший дом.
Джесси внимательно осмотрелась по сторонам. Они уже ехали по этой дороге сорок пять минут, но местность по-прежнему была незнакомой.
— А тот дом, куда мы едем, тоже очень хороший?
— Он маленький и старый, но, по-моему, очень симпатичный.
На нее нахлынули воспоминания. Она увидела большую плиту, старую скрипучую кровать и кушетки. Вздохнув, Джесси сбавила скорость, оглянулась по сторонам и развернула машину.
— Почему мы развернулись?
— Потому что это не та дорога.
Прибавив газу, она подумала, сколько раз им еще придется вот так сворачивать, пока они не попадут на нужную дорогу. Потом стемнеет, и искать станет еще сложнее.
Она снова коснулась руки Эмилио и почувствовала, как он напряжен.
— Что с тобой, Эмилио? Что тебя так тревожит?
— Мы едем к Диллону?
— Это все, что я могу для тебя сейчас сделать, мой маленький. Нам нужен Диллон. Тебе нужен Диллон. А разве ты не хочешь к нему?
— Он будет меня ругать.
— Ox… — Джесси хотела ему возразить, но спешить не стала. Принимая во внимание характер Диллона, не будет ничего удивительного, если он начнет злиться. У нее до встречи с Эмилио были часы, чтобы унять свои эмоции. У Диллона их не будет. Из-за вины, которую он, несомненно, почувствует, его злость станет только сильнее. — Знаешь, — наконец сказала она, — может, увидев Ангелину, он не будет очень сердиться?
— Да, — согласился Эмилио и заметно повеселел. — И ты там будешь.
Он сжал руку Джесси. Она ее высвободила и погладила его по щеке.
— Не беспокойся, мой хороший. Я не дам тебя в обиду. А теперь, почему бы тебе не отдохнуть? Тогда ты будешь чувствовать себя лучше, когда мы приедем.
Когда она снова выехала на шоссе, оба ребенка спали. Она проехала немного дальше от города и свернула на следующую дорогу. Засекла время по часам и через сорок пять минут снова развернулась. На западе появились темные облака, скрывшие заходящее солнце.
Когда она сделала третью попытку, в зеркале заднего вида уже отражались огни фар, а в желудке она чувствовала полную пустоту, но пейзаж наконец показался ей знакомым.
Скоро вдали в полумраке она различила крышу под деревьями, которую, она была уверена, видела раньше. Когда в свете фар перед ней появились железные ворота и грязная узкая дорога, резко уходящая вправо, Джесси остановила машину и произнесла про себя краткую, но искреннюю молитву. Наконец-то она нашла.
В конце этой длинной, разбитой, извилистой дороги ждал Диллон. Она не знала, ждал ли он ее на самом деле, но она хотя бы сможет переложить свою ношу на его плечи. Когда проблемы Эмилио разрешатся, у нее будет достаточно времени выяснить, нужна ли она Диллону по-прежнему.
Собравшись с духом, Джесси свернула на грязную дорогу и медленно поехала по теперь уже знакомому пути.
Хижина выросла перед ней, словно темная бесформенная глыба, еще освещенная сумеречным светом. Внутри свет не горел. Все окна были закрыты.
Остановив машину, Джесси не стала будить детей. Направилась к двери и постучала. Что скажет Диллон, когда откроет, будет ли рад ее видеть? Она постучала еще раз, подождала и, повернув ручку, шагнула в дверь.
— Диллон! — Джесси остановилась и прислушалась, вглядываясь в темноту хижины. — Диллон! — Она шагнула во мрак и почувствовала, что кроме нее никого нет. Хорошо, что дети спят. В одиночестве ей было легче перенести разочарование. Ведь она была уверена, что он ее ждет.
Пусть сердится, но ждет.
Джесси включила светильник в изголовье кушетки. Слабенькая лампочка наполнила комнату желтым, мягким, сумеречным светом. Джесси прошла на кухню и там тоже включила свет. Рядом с раковиной высилась груда грязной посуды. На холодной плите стояла кастрюля с остатками супа. Она ее взяла, поставила в раковину и наполнила водой. Затем заглянула в холодильник. Продуктов в нем было достаточно, как минимум на уик-энд. Недоуменно пожав плечами, Джесси выключила на кухне свет и пошла к лестнице, ведущей наверх.
Совершенно очевидно, что Диллон был здесь. Если она найдет его чемодан, это будет означать, что он вернется, если не сегодня вечером, то завтра утром.
Как бы то ни было, жизнь продолжалась.
Сейчас она осмотрит второй этаж, после чего приведет сюда детей, покормит их и уложит спать. Если Диллон вернется завтра, то хорошо. Если же нет, то завтра она сама решит, что делать дальше.
Поднявшись по лестнице, она включила еще одну слабую лампочку. По комнате разлился бледный желтый свет. На кровати кто-то лежал. Этот кто-то поднял руку, загораживая рукой от света глаза. Из-под взъерошенных черных волос на нее смотрели ввалившиеся темные глаза, и она услышала слабый, едва слышный голос:
— Джесси…
— Диллон!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Улыбка любви - Лестер Джулиус

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Улыбка любви - Лестер Джулиус



Проходной роман. Прочитаешь, а вспомнить нечего.
Улыбка любви - Лестер ДжулиусЕлена
8.01.2012, 0.06





Или перевод жуткий, или автор взялся не за свое дело. А фраза "поцеловались от души" меня добила. Можно от души посмеяться или душевно спеть, но целоваться??
Улыбка любви - Лестер ДжулиусМарья
12.10.2012, 8.45





А мне понравился роман.
Улыбка любви - Лестер ДжулиусИрина
4.09.2013, 23.21





Не верю!! Столько лет проработать в модельном бизнесе - и...девственница. Все остальное нормально для ЛР-мини, но...это...нонсенс.
Улыбка любви - Лестер Джулиусиришка
24.10.2014, 22.14





Жалко потраченное время. (((
Улыбка любви - Лестер ДжулиусЛуна
3.05.2015, 0.38





а где окончание?
Улыбка любви - Лестер ДжулиусВасилиса
24.05.2016, 15.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100