Читать онлайн Неоконченный портрет, автора - Лесли Марианна, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неоконченный портрет - Лесли Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неоконченный портрет - Лесли Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неоконченный портрет - Лесли Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лесли Марианна

Неоконченный портрет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8



Спала Эшли беспокойно и проснулась ни свет ни заря, когда только первые лучи утреннего солнца заглянули на балкон. Она долго лежала, закинув руки за голову, и мысленно заново проигрывала вчерашнюю головоломную сцену. Как она теперь явится на глаза Кэтрин? Да и с Лоренсом будет непросто объясниться. Все такие безалаберные в личной жизни или только она? Связано ли это каким-то образом с ее профессией? Почему личная жизнь стольких известных ей художников неумолимо катится в пропасть?
Ах какой благоразумной она была: приняла этот заказ, чтобы уехать из города и обдумать дальнейшую жизнь. Конечно, Эшли Мортимер умеет обходить пропасти, такая умница! И что из этого вышло? Все чувства к Робби совершенно незаметно растаяли — и не успела она опомниться, как уже влипла в новую историю.
Перевернувшись на живот, Эшли уткнулась в мягкую подушку в атласной наволочке. Вчера Зила выносила подушку на солнце, и она впитала ароматную свежесть лета. Зила уже сорок лет замужем. Интересно, испытывала ли она столько волнений в юности? Сейчас их семейная жизнь вроде бы тиха и спокойна. А металась ли Зила когда-нибудь ночи напролет в горячке страсти, изнемогая от желания познать каждую клеточку тела своего возлюбленного?
А Кэтрин Кларк? По ней не скажешь, что она когда-нибудь переживала что-либо подобное. Правда, вчера она выдала себя. По лицу Эшли медленно расплылась злорадная усмешка. Потягиваясь, она лениво вылезла из-под одеяла. Бедняжка Кэтрин. Она прямо обмерла. Наверное, полагала, что любовью занимаются только в спальне, в специально отведенное время. Да и думала ли она об этом вообще? Ей, видимо, почудилось, что между Эшли и Лоренсом происходит что-то такое… О, посмотрела бы она, что вытворяли приятели Чарли! Эшли хорошо помнила с детских лет — они не стеснялись развлекаться где попало.
Эшли отправилась в ванную, дав простор своей дикой фантазии: вот они с Лоренсом занимаются любовью на вершине Бутыль-горы; верхом на его огромном жеребце; в саду, под теплым солнцем и дождем из яблоневых цветов, сонное жужжание пчел переплетается с нежнейшими словами любви…
Но рассудок разогнал своим холодом пылкие мечты. Нет, слов любви Лоренс ей не скажет. Он может рядиться в простого ковбоя по три месяца в году, но не надо забывать, что под этой маской — один из них. На лето он отбрасывает нормы своего круга, но потом — снова костюм-тройка, полное здравомыслие и обходительное общение только с людьми своего социального слоя.
Эшли натянула розовые джинсы, заправила в них старенькую кофточку с вышивкой. Кофточка уже порядком растянулась в ширину и стала короче, поэтому вылезала из брюк. Эшли махнула рукой, раздраженно схватила нелепую шляпу и, нахлобучив ее на гриву волос, вышла с черного хода. Она очень любила утреннюю прохладу. Скоро солнце прольется на долину и погаснут бриллианты росинок в траве. Но тогда она уже будет далеко отсюда. Раз уж Лоренсу приспичило показать ее окулисту, пусть лучше сам проверится. Ей сейчас очень кстати видеть все в манере импрессионизма. Большое спасибо, но она не такая дура, чтобы отказаться от плавности контуров, мягкости очертаний, которые помогли ей создать свой собственный стиль. Эшли намеренно глянула вниз со склона на каменные глыбы и почувствовала легкое головокружение, у нее как-то сразу перехватило дыхание и все внутри напряглось. Что ж, ее диагноз верен: непереносимость высоты. Но если постараться, то и этот недуг можно победить.
Собравшись, она приняла решение: именно сейчас заставить себя победить, выкорчевать страх с корнем. Самой, без всякой помощи. Чарли никогда не беспокоился ни о ее глазах, ни о зубах, ни даже о голове. В детстве она скакала по холмам как горный козлик. Никто за ней не смотрел, и все обходилось лишь облезшим носом и многочисленными синяками и ссадинами. То были самые лучшие дни в ее жизни: Чарли мало пил и много, увлеченно работал, а Кандида была молчаливым, прекрасным и неизменным фоном их судеб.
Она неловким движением обернулась к дому на вершине горного склона, пошатнулась, выровняла шляпу и поспешно уселась в тени садовых деревьев. Согревающие, добрые воспоминания детства сменились другими. Всплыла горечь той поры, когда она была совсем одна, а Чарли топил свою печаль в вине и сладострастии. А потом они переезжали, переезжали…
Эшли прилегла и задремала. Ее разбудило яркое солнце, такое горячее, что на лице даже выступил пот. Вернувшись домой, она обнаружила, что уже почти одиннадцать часов. Она, конечно, не планировала так долго гулять, требовалось лишь показать Лоренсу, что он не имеет права распоряжаться ею. С четырнадцати лет она сама себе хозяйка, поскольку Чарли всегда было не до нее, и менять свои привычки она сейчас не намерена.
Лоренса и Кэтрин не было дома. Мальчики только что пришли с пруда, где играли у самого водопада, и переодевались в сухое под наблюдением Зилы. Экономка неодобрительно посмотрела на ее раскрасневшееся лицо.
— Для чего вам шляпа, если вы ее не надеваете?
— Я надела, но потом уснула, и солнце подкралось ко мне, — вяло объяснила Эшли и пошла к себе, потирая шею и удивляясь, что ее совсем не тянет к мольберту.
Целый час Патрик терпеливо сидел, пока она изучала его лицо, делала эскизы, а под конец набросала карикатуру. Мальчуган помчался показывать ее братьям, а Эшли заставила себя сделать еще парочку этюдов.
Поморщившись, она наконец отложила кисть и устало опустилась на стул. Работать на пленэре слишком жарко, тени слишком резки, да и к тому же давно пора на ланч. Она побрела к кухне и по пути встретила Лоренса. Его взгляд обещал хороший выговор. И она принялась обдумывать, как бы половчее защититься.
Едва они уселись в столовой, как зазвонил мобильный Эшли. Она извинилась, вышла из-за стола и отвернулась от Лоренса, но все равно спиной остро чувствовала его присутствие.
Если это Роберт, брошу трубку, мелькнуло у нее в голове прежде, чем она взглянула на дисплей. Под таким пристальным взглядом — как под дулом пистолета, слова не вымолвишь. Но это оказался Чарли.
— Пап! Где ты сейчас?
— Почти что у твоего порога, дочурка. Мы с Мириам вчера поженились и держим путь на континент, во Францию. А пока остановились у приятеля в Арклоу. Я слыхал кое-что о твоем клиенте О'Мэлли, детка. Он, похоже, здесь большая шишка. А как он тебе? Я так понял, он не женат и имеет на тебя виды. Это славненько, ведь тебе… э… двадцать три? Или двадцать два, малышка?
— Папочка, — укоризненно промолвила она. Конечно, его новая пассия по меньшей мере лет на двадцать моложе него, раз он столько отнимает от подлинного возраста Эшли. — Слушай, скажи точно, где ты остановился, и я подъеду к тебе через часок, ладно?
Эшли отключилась и вернулась к столу. Там уже сидела Кэтрин. Женщины обменялись лицемерными улыбками.
— Твой отец где-то здесь? — осведомился Лоренс.
Не желая более его раздражать, она вежливо кивнула.
— Он только что снова женился, и они направляются в Париж.
— А где они сейчас? — спросила Кэтрин таким тоном, будто полагала, что они остановились в какой-нибудь грязной дыре за пять фунтов в сутки.
Потускневшим голосом Эшли ответила:
— Заглянули на денек-другой к одному приятелю. У него имение в Арклоу, где-то на побережье, если я правильно поняла. По-моему, неплохое место?
У Кэтрин так округлились глаза и рот, что она снова напомнила Эшли глупую рыбу.
— Но я думала, что… э-э… ваш отец тоже художник, не так ли?
Эшли поперхнулась чаем. Лоренс постучал ее по спине, правда несколько не рассчитал силу. Она покосилась на него и увидела, что он тоже смеется. Бедняжка Кэтрин! Она олицетворяла самое ненавистное для Эшли отношение к творческим профессиям. Но такая откровенность столь забавна, что ее даже можно простить. С таким же успехом она могла бы спросить: «Ведь ваш отец тоже грабитель банков, не так ли?».
— Да, — наконец выдавила из себя Эшли. — Кстати, портретист. Не знаю, как он попал в Арклоу, наверное благодаря своей новой супруге. Он, к сожалению, склонен жениться на аристократках.
— Я отвезу вас туда, как только вы закончите с ланчем, — сказал Лоренс тоном, не терпящим возражений. — Так будет проще, чем потом искать вас повсюду.
Она собралась было возразить, но, взглянув на выражение его лица, промолчала. Видимо, маленькое неповиновение может стоить ей больших неприятностей. Но когда Кэтрин объявила, что тоже не отказалась бы поехать, Эшли со вздохом закатила глаза. А, собственно, почему бы и нет? Во всяком случае, все вроде бы забыли о вчерашней сцене и сегодняшнем исчезновении Эшли. Разумеется, на этом дело не закончится, но, слава богу, расплата пока откладывается.
За четверть часа она переоделась в белую юбку, салатовую блузку и изящные босоножки. В ответ на насмешливый взгляд Лоренса сказала сладким голосом:
— Сегодня мы играем леди. Не стоит шокировать мою новую маман в медовый месяц. — О чем-то вспомнив, она поспешила к себе и изучила чековую книжку. Накоплений было маловато. Хоть бы Чарли не рассчитывал на большую сумму. В общем-то Эшли была на мели и надеялась лишь на предстоящий гонорар.
Когда машина свернула к богатым виллам, Кэтрин стала перечислять фамилии владельцев. Эшли почти все они были незнакомы, она бросала в ответ какие-то общие фразы, рассматривая симпатичную причесанность участков, изредка пересказывая Лоренсу объяснения Чарли. Они остановились у большого трехэтажного особняка, расположенного на берегу.
Кэтрин невольно ахнула.
— Да это же… здесь же ирландская вилла Ланкастеров!
У Эшли опять все поплыло перед глазами. На этот раз она вряд ли выдержит. Лоренс уже открывал дверцу с ее стороны, но она словно оцепенела. Невозможно. Вот так раз. А знает ли Чарли, где остановился? Не может быть! Или она не поняла Кэтрин? Или та ошиблась? Или это какие-нибудь другие Ланкастеры? С ума сойти!
— Эшли, что с тобой? Мы не туда приехали? — Лоренс просунул голову в салон и тронул ее за плечо.
Она посмотрела на него невидящим взглядом, на сей раз даже не заметив его поразительной красоты.
— Эшли! Солнышко! — завопил Чарли, подбегая к ним.
Эшли опомнилась, неловко вылезла и обняла отца. Последовали представления и приветствия. У Чарли душа была как всегда нараспашку, и он, не обращая внимания на возражения Лоренса, пригласил их выпить по рюмочке. Вы должны непременно познакомиться с моей женушкой. Прелестная, прелестная женщина! Какой же я счастливчик!
Кэтрин заметно съежилась от одного знакомства с таким темпераментным мужчиной. Сама Эшли уже почти забыла, какой Чарли крупный и представительный. В нем было что-то от Хэмингуэя, но и появилось нечто, ей неведомое. Раньше Чарли вечно кого-то изображал. Интересно, какой окажется его избранница? Бывали просто невыносимые.
— Мириам! Иди сюда, любовь моя! Вот твоя новая дочь и ее друзья. Они все прелестные люди. Знакомьтесь и давайте выпьем за наше торжество! — громогласно закричал Чарли с порога.
В дверях комнаты появилась летящая тень и приблизилась к ним, точно влекомая волной. Она утонула под здоровенной лапищей мужа, как цыпленок под крылом курицы. Яркие проницательные голубые глаза блестели на крошечном кукольном личике, а на губах играла робкая улыбка.
И это Мириам? Такое жалкое существо? Эшли замерла, но почти тут же разглядела истинную прелесть ее личика. Мгновения хватило, чтобы она просияла улыбкой, стремительно бросилась к маленькой женщине и обняла ее.
— Здравствуйте, Мириам. Я Эшли. Очень рада познакомиться с вами. Наверное, вы сумели как-то обуздать моего неугомонного отца. Мне-то это никогда не удавалось, ей-богу!
Потом всеобщая беседа слилась со звоном бокалов и звуками нежной тихой музыки, льющейся из задрапированных динамиков. Вскоре выяснилось, что Мириам арфистка. Они с Чарли встретились на Антильских островах у ее подруги, скрипачки с мировым именем. Чарли поехал с Мириам в Майами, потом сопровождал ее в Атланту и там уговорил выйти за него.
Эшли с любопытством взирала на седобородого отца. Ей до смерти не терпелось спросить, как он оказался во владениях Ланкастеров, но хотелось выяснить все без посторонних слушателей.
А уж каким внимательным слушателем была Кэтрин! Она жадно внимала Мириам, отвечавшей на ее расспросы о концертах и знаменитостях. С обидой и горечью Эшли заключила, что в клане Ланкастеров-Кларков-О'Мэлли музыканты ценятся явно выше художников.
Лоренс закурил сигарету. Чарли обратился к Эшли:
— Думаю, тебе интересно, как это я снова угодил в старое гнездо.
— Мягко говоря, да.
Его глаза того же зеленого оттенка, что у дочери, но заплывшие от долгих возлияний, любовно посмотрели на жену.
— Она просто чудо, правда? Редкостное создание. Лесная фея, живущая эфиром и музыкой.
Эшли тоже засмотрелась на эту немолодую уже женщину с коротко стриженными русыми, седеющими волосами и горящими голубыми глазами. Ей пришло на память прежнее увлечение отца: розовощекая пышнотелая красотка с копной черных волос.
— Ты, конечно, не заслуживаешь такой, старый греховодник, но я надеюсь, что по меньшей мере оценишь свою находку. — И все-таки что же насчет Ланкастеров? — хотелось ей спросить. На мгновение беседа смолкла, а Эшли мучительно соображала, как бы переговорить с отцом с глазу на глаз.
Но у Чарли и в мыслях не было что-нибудь скрывать.
— Тебе, кажется, любопытно, как я очутился на вилле Ланкастеров, малыш? Это все Мириам.
Всеобщее внимание было приковано к художнику, но первой заговорила Кэтрин:
— Я немного знаю Николаса Ланкастера. Его жена сопредседательствует в одном комитете с моей знакомой. Обе они страстно любят музыку. Видимо, они же и субсидировали монтаж акустического оборудования в концертном зале. Мне так приятно, что вы породнились с семьей дорогой Эшли, мисс Берроуз… э-э… миссис Мортимер. Как тесен мир! Подумать только, вы знаете моих знакомых. Скажите, они приедут сюда на лето?
Эшли гадала, как умудрялась раньше не нарваться ни на кого из Ланкастеров, ведь клиентура у нее как раз из их общества.
Мягким голосом Мириам промолвила: — Видите ли, Эшли и Николас Ланкастер — двоюродные брат и сестра, а Николас — мой дальний родственник со стороны матери. В качестве свадебного подарка он предложил нам остановиться в этом особняке. — С лукавой полуулыбкой на выразительных губах она добавила: — Мы с ним вместе учились музыке с пяти лет, но ему это занятие не пришлось по душе.
Эшли растерянно уставилась на отца. Впечатлений было через край: какой-то двоюродный брат, предлагающий свой особняк тому, кого не признавали в семье Ланкастеров целых двадцать восемь лет; новая мачеха, к тому же знаменитость; даже сам Чарли какой-то новый, более мягкий и тихий, что ли.
Наконец они распрощались с Чарли и Мириам и тронулись в обратный путь. У Эшли голова просто раскалывалась от наплыва мыслей. Все пятеро договорились собраться на следующий день вечером и отобедать у О'Мэлли. Тогда-то Эшли и передаст Чарли чек и расскажет о своих финансовых затруднениях. Если Мириам обращается с деньгами так же, как Чарли, то они окажутся по уши в долгах еще к концу медового месяца. Всю дорогу Кэтрин возбужденно чирикала, а Эшли пыталась понять: как это она вдруг превратилась в «дорогую Эшли» после вчерашней стычки. Почему, как только речь заходит о ком-нибудь при деньгах и славе, его тотчас окутывают мантией уважения и почета? Что до нее, то она не очень-то восхищается знаменитостями и так называемыми привилегированными классами. Так или иначе, в кругах творческих профессий человека ценят за его яркую индивидуальность, а не за то, что его предки накопили большие деньги.
Дома Кэтрин сразу же отправилась к себе, чтобы сделать, как она выразилась, несколько звонков, а Эшли собралась пойти в свою комнату.
— Эшли, зайдем в кабинет? — предложил Лоренс.
Она подняла на него мрачный взгляд. Конечно, надо выяснить отношения, но ей все-таки необходимо прийти в себя и явиться в боевой форме.
— Лоренс, может, дело подождет? У меня побаливает голова.
Он сдвинул брови.
— Нет, черт возьми, оно не может ждать! Его и так уже не раз откладывали.
Прикусив губу, чтобы не ляпнуть лишнего, Эшли первой прошла в кабинет. Она стерпит все, что он выплеснет на нее, и доведет дело до конца.
Из-за двери в другом конце коридора высунулась голова Денни.
— Дядя Лоренс, можно мы заберемся на Бутыль-гору на этой неделе? А то нас пригласили на выходные к Дэвиду с Майком, а они уже лазили и на Медвежью скалу, и на Бутыль-гору и везде-везде!
— Потом, — оборвал его Лоренс и плотно прикрыл дверь.
Эшли прошла к единственному свободному стулу с жесткой спинкой и устало опустилась на него. Закрыв глаза, она с тоской ожидала грозной тирады. Но вдруг ощутила прикосновение, открыла глаза и увидела, что Лоренс склонился над ней. В негодовании она отшвырнула его руку и вскочила. Вот же наказание: он пристает к ней, не успеют они остаться наедине!
— Я же сказала, что мне безразлично…
— Тише, дорогая. По-моему, у тебя на шее сидит клещ. — Он усадил ее на стул.
— Что-о?! — Она схватилась за шею. Лоренс оттолкнул ее руку и наклонился ближе. Его запах еще больше смутил ее.
— Да, и в самом деле клещ, — определил он.
— Лоренс, сними его с меня! Скорее, Лоренс! Умоляю! Я не выношу, когда по мне кто-то ползает, а мне его не видно! — завопила Эшли, снова подскочив со стула и вцепившись в его плечо обеими руками.
Он опять заставил ее сесть, убрал волосы с шеи и принялся рассматривать насекомое. Эшли ощущала его теплое дыхание и уверенные прикосновения, но волновало ее совсем не это.
— Так, сейчас он не ползает. Наоборот, по-моему, хорошо присосался. Сейчас я возьму что-нибудь… — Он выпрямился и ободряюще погладил ее по плечу.
Она порывисто сжала его руку.
— Лоренс, не уходи! Прошу тебя, Лоренс! Ты не понимаешь… — В дикой панике она не замечала выражения его глаз. Ей пришло на память, как в одной из захудалых студий отца полчища ужасных насекомых пировали на ее нежном детском тельце, пока их не обнаружили и не уничтожили.
— Ты меня удивляешь, Эшли, — нежно проговорил Лоренс, притянул ее к себе и с улыбкой посмотрел в испуганное лицо. — А где же вся твоя независимость? Что творится с женщиной, которая одной левой покоряет лошадей, горы, не говоря уже о социальных предрассудках?
— Не смей! — Она вздрогнула и спрятала лицо у него на груди. — Лоренс, ну прошу тебя, сними с меня эту пакость! Я… я сделаю все, что ты скажешь, только убери его.
Вся операция заняла несколько минут, и потребовались для нее всего-навсего пузырек с камфарой и пинцет. К концу процедуры Эшли уже начала волноваться по поводу своих безрассудных обещаний. Вскоре Лоренс показал ей маленького клеща, чиркнул спичкой и поджег его.
— Слава богу, это всего лишь неопасный лесной клещ, захотел полакомиться сочной едой. Ну, все в порядке?
— Д-да. — Она прерывисто вздохнула. — Прости, что вела себя как маленькая. Мне нравятся и божьи коровки, и бабочки, и даже пчелы, правда на расстоянии; змей и мышей я не особенно жалую, но не боюсь, но вот невидимых врагов не переношу.
После истерики ей было весьма неловко. Увидев же выражение его лица, она ощутила неловкость иного рода.
— Ну все прошло, забудь. Мы все чего-то не переносим. Я, например, не переношу тесных, замкнутых пространств.
— У тебя клаустрофобия?
— Не то чтобы… просто мне больше по душе открытые, широкие просторы. Поэтому я стараюсь бывать здесь как можно чаще.
Беседа немного успокоила Эшли. Она и подумать не могла, что у Лоренса О'Мэлли имеются слабости, и тем более не предполагала, что он в них признается. Сочувствие отразилось в ее глазах и вылилось в добрую улыбку. Она засмотрелась на его лицо, освещенное торшером, горделивый профиль, выразительные тени под выдающимися скулами.
— Итак, вернемся к твоему нарушению договоренности. Ты ничего не хочешь объяснить? Нет? Тогда, может, просто извинишься?
Улыбка исчезла, Эшли поморщилась и отвела глаза.
— Прости, если я подвела тебя с окулистом, но… Лоренс, у меня все в порядке, правда. Во всяком случае, я могу сама справиться.
— Да? — Его скептический тон задел ее.
От защиты Эшли быстро перешла в наступление.
— А ты консультировался у врача по поводу своей боязни замкнутых пространств? — торжествующе возразила она.
— Моя болезнь существенно отличается от твоей, Эшли.
Она снова вскочила. Весь день на нервах. Подумать только, Чарли, всю жизнь внушавший ей, что Ланкастеры достойны презрения, вдруг снова породнился с ними! А тут еще этот чертов клещ подлил масла в огонь! Эшли не могла больше сдерживаться.
— Послушай, я тебе уже говорила и повторяю снова: у меня все нормально, а с недомоганиями я прекрасно сама справлюсь! А ты воображаешь, что уже стал моим рыцарем, раз снял с меня клеща?! Ничего подобного. — Эшли залилась краской, ей стало жарко, к вспотевшей спине прилипла шелковая блузка. Но это не помешало ей с радостью отметить, что Лоренс тоже отнюдь не в благостном расположении духа. Его дьявольские глаза заблестели мрачным огнем, будто он хотел схватить ее за горло и придушить. Она глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. — А теперь, если позволишь, — проговорила она ровно и отчетливо, — я пойду поработаю еще пару часов, а то изменится освещение. — С высоко поднятой головой она вышла, остро чувствуя провожающий ее взгляд, и хлопнула дверью.
И сразу же пожалела о своей несдержанности. Но хоть голова прошла, и то хорошо, вот только работать не хочется. Но надо. Чем раньше она закончит работу и уедет отсюда, тем лучше. Ее беспокоило дурное предчувствие, и оно вовсе не касалось намерения Лоренса уложить ее в постель. Между ними росло напряжение, и вместе с ним, точнее усугубляя его, росло тягостное ощущение, будто бы скоро она узнает о себе больше, чем ей того хочется.


Торжественный обед в честь новобрачных прошел на удивление хорошо, особенно благодаря Лоренсу и Мириам. Чарли был само обаяние, а Кэтрин прекрасно исполняла роль хозяйки. Эшли же она предоставила полную свободу веселиться, и это у нее, как ни странно, получилось.
Кэтрин и Мириам обсуждали общих знакомых: Кэтрин — с невиданным прежде оживлением, Мириам — со сдержанным достоинством. Покончив с обедом, Чарли принялся осматривать все картины О'Мэлли. Эшли устроилась в широком кресле с чашечкой кофе. Лоренс подошел к ней и присел на подлокотник.
— Твой отец интересный человек. Несколько эксцентричный, но, мне думается, Мириам подберет к нему ключ.
— Я тоже надеюсь. Она уже до неузнаваемости изменила его. Никогда не видела его таким милым и покладистым. Он даже двигается иначе, раньше он не ходил, а шагал. — Эшли отпила кофе и откровенно залюбовалась профилем Лоренса: линия нижней губы одновременно свидетельствовала о твердости и чувственности. Ее мысли потекли было по знакомому руслу, но она не дала себе расслабиться. Оглядев просторную гостиную, она поинтересовалась: — А где же он?
Лоренс пожал плечами.
— Чарли? Вроде бы собирался посмотреть, как ты работаешь.
— Мог бы спросить разрешения. Он однажды довел одного художника чуть ли не до инфаркта — и все из-за того, что ему вздумалось посмотреть неоконченную картину. Пойду-ка поищу его.
Больше всего Эшли беспокоилась о том, чтобы никто без спросу не заглядывал в ее студию и не трогал инструменты. А Чарли, она прекрасно знала, считал свои территориальные права неограниченными. Не успела она дойти до двери, как увидела отца. Он вошел, держа в руках по портрету. У Эшли все оцепенело от гнева и беспомощности, когда она увидела незавершенный портрет Лоренса. Как она могла забыть! Эту картину давно пора было закрасить! Почему, ну почему она не сделала этого?!
— Чарли, не смей! Ты не имеешь никакого права…
— Эшли, доченька моя, это чертовски здорово! Ей-богу, ты пишешь почти как я. Этого я бы не сказал ни об одном нынешнем художнике. Портрет мальчика — выдающееся, глубокое произведение, замечательное качество света! Тебе блестяще удается размытый фон, просто новое слово в импрессионизме. Превосходно! Кое-чему я тебя все же научил. — Он водрузил на стол портрет Денни и обернулся ко второй работе. — Но вот это настоящий полет. Милая, ты превзошла саму себя!
— О, Чарли, прошу тебя, — взмолилась Эшли. На миг ей захотелось выбежать из комнаты, но она взяла себя в руки. Вся сжавшись, Эшли отчаянно взывала к своему мужеству. Жаль, что у нее нет набросков Зилы или еще кого-нибудь, к примеру Кэтрин, тогда можно было бы сказать, что у нее такая привычка — зарисовывать всех, с кем она встречается.
— Эшли, пожалуйста, разреши нам посмотреть! — воскликнула Мириам.
Эшли молча отошла к балкону и отвернулась. Остальные обступили портреты, стоящие на столе. Одним из них Эшли по праву гордилась, а второй каждым штрихом выдавал все ее чувства.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Неоконченный портрет - Лесли Марианна

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Неоконченный портрет - Лесли Марианна



Странно, что нет комментариев.Мне понравилось.ОЧЕНЬ.Нежный и трогательный роман
Неоконченный портрет - Лесли Марианнабелка
7.05.2012, 2.19





спокойный милый роман ))
Неоконченный портрет - Лесли Марианналана
19.06.2012, 12.20





очень хороший роман.приятно почитать про нормальных людей и нормальные отношения.советую прочитать
Неоконченный портрет - Лесли Марианнатаня
22.06.2012, 12.49





Хороший роман, только я его читала у другого автора. Кстати, все остальные романы ЛЕСЛИ тоже уже чьи-то: 6/10.
Неоконченный портрет - Лесли Марианнаязвочка
12.12.2012, 23.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100