Читать онлайн Неоконченный портрет, автора - Лесли Марианна, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неоконченный портрет - Лесли Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неоконченный портрет - Лесли Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неоконченный портрет - Лесли Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лесли Марианна

Неоконченный портрет

Читать онлайн


Предыдущая страница

10



Дома их уже ждала Зила.
— Эшли, ваши вот-вот обещали приехать. Мистер Мортимер сказал, что не смог дозвониться к вам на мобильный, и я объяснила, что это, по-видимому, из-за того, что в горах плохая связь. Мисс Кларк пригласила их на ланч в клуб, и по дороге они остановятся здесь.
Эшли бросила шляпу и рубашку на кухонный стул, посмотрела, как Лоренс и мальчики разгружают пикап, и рассеянно сказала себе под нос:
— Тогда я, пожалуй, пойду приму душ и надену что-нибудь поприличней.
Больше не нужно думать о разговоре с отцом наедине. Благодаря Мириам он примирился со своим прошлым. Остается лишь ей самой простить Ланкастеров. И Эшли вдруг осознала, что отвращение к этому клану, которое она культивировала в себе долгие годы, исчезло, словно по волшебству, и сменилось миролюбивым чувством.
И все благодаря Лоренсу, думала она, подсушивая феном волосы после душа. Возможно, теперь я даже осчастливлю своим согласием его окулиста. Только сама назначу время. Она надела белую юбку и светло-зеленую рубашку-сафари, распустила волосы по плечам и, уютно чувствуя себя в строгой одежде, посмотрела в зеркало. Да, Лоренс прав: все ее выкрутасы с расцветками лишь следствие болезненной озлобленности на прошлое.
А Чарли выглядит лучше, чем прежде, пришла она к выводу, глядя, как отец и Мириам выходят из машины.
Эшли провела их в пустую гостиную и незаметно вложила в ладонь Чарли чек. Приближалось время обеда, но ни Лоренс, ни Кэтрин еще не появлялись.
— Мне бы впору здорово обидеться на тебя, папа, — сказала Эшли. — Ты не имел права выставлять мою работу без спросу. Поступи так кто-нибудь с тобой, ты бы его убил.
— Мм… да, пожалуй. Но, Эшли, детка, давай о серьезном. Мы заскочили лишь на полчасика, и я хочу быть уверенным, что оставляю тебя здесь счастливой.
— Счастливой? С каких это пор ты заботишься о моем счастье?
Чарли так наигранно насупился, что они оба рассмеялись.
— Конечно, как отец, я должен был кое о чем позаботиться раньше. Но ведь я дал тебе куда больше, чем просто сентиментальное сюсюканье, — талант, малышка, твой талант! Я могу тобой гордиться, Эшли, правда.
Вошел Лоренс, пахнущий шампунем и еще не совсем обсохший, и пригласил Мириам и Чарли отобедать вместе. Но они наотрез отказались, пробыли всего полчаса и стали прощаться. Эшли засмотрелась на Лоренса, сейчас он показался ей особенно прекрасным. Ее взгляд скользил по безукоризненным линиям его тела, и она пропустила мимо ушей половину напыщенных отцовских прощаний. За обедом Лоренс напомнил ей:
— В восемь часов.
Она непонимающе воззрилась на него, в ответ он объяснил, что опять договорился с другом-окулистом на следующее утро и на этот раз не даст ей сбежать. Она хотела согласиться, все чувства искушали ее сказать «да» на любую его просьбу, но независимость так глубоко въелась в нее, что уже не раз заставляла поступать себе во вред.
— Спасибо. Скажи мне, как туда добраться, и я поеду.
— Я сам повезу тебя, — твердо сказал он. Никто не мешал Эшли высказаться до конца:
Кэтрин ушла поговорить по телефону с сестрой, и они остались вдвоем. Но слова не шли на ум. Она даже не знала, с чего начать, только знала, что у Лоренса явное преимущество и она отвоюет его, лишь если проявит твердость сейчас.
— Или я поеду одна, или не поеду совсем. Выбирай.
Противостояние продолжалось молча, они выжидательно смотрели друг на друга. Кофе остыл, в соседней комнате часы пробили девять. Первой заговорила Эшли:
— Слушай, я сказала, что поеду — значит поеду. Но я в состоянии найти дорогу туда и обратно, и меня не надо водить за ручку.
Может, Лоренс и хотел возразить, но его прервал мелодичный звонок в дверь. Зилы не было, Кэтрин ушла к себе, поэтому Лоренс пошел открывать, взглядом велев Эшли подождать. Эшли подперла ладонями подбородок и вздохнула. Слава богу, что их прервали. Тем лучше. Не все же Лоренсу торжествовать. Ей бы только не поддаваться собственной предательской слабости, тогда она победит. Конечно, победив, она все потеряет, но тут уж ничего не поделаешь. Скоро она уедет отсюда, и тогда можно будет перебраться куда-нибудь, где ничто не напомнит ей о том, что нужно забыть. К тому же кому придет в голову поддерживать серьезные отношения под носом у трех племянников и невестки, не говоря уж об экономке с мужем.
Ее мысли были прерваны звуком знакомого голоса. В столовую вошли Лоренс и Чарли.
— Что случилось?! — воскликнула Эшли и вскочила навстречу отцу. — Папа, с тобой все в порядке?!
— Разумеется, дочка. — Он как-то неуверенно похлопал ее по плечу, и его лицо расплылось в широкой улыбке. — Все хорошо, но что, скажи на милость, делать с чеком на имя Чарлза О'Мэлли?


Что за безобразие! Ну почему он опять оказался прав? — негодовала Эшли, садясь в машину. Через два дня ей предстоит надеть сильные очки в роговой оправе, которые не только сфокусируют ее зрение, но и разрушат привычное видение мира. Сейчас вон даже тонкая пыль на лобовом стекле видна.
— Удивительно, что вы так все запустили, — строго упрекнул ее врач. — Такой сильный астигматизм за одну ночь не наживают.
Она промолчала. Теперь, когда все выяснилось, она и сама удивлялась. Лоренс О'Мэлли непременно нашел бы этому объяснение. Вероятно, он сказал бы, что это еще одно из последствий плохого воспитания.
— Лоренс конечно же заметил все симптомы, — продолжал врач, — ведь у его брата Джералда была та же болезнь. Он уж решил, что его песенка спета, когда меньше чем за год зрение упало, как обычно падает лет за пятнадцать.
После осмотра Эшли сразу же отправилась домой: она договорилась с Патриком на сеанс на природе, пока не очень жарко. Потом она планировала пару часов посвятить наброскам с Питера.
Каждый день, проведенный в имении, уменьшал ее шансы уехать отсюда без потерь. Последней каплей в чаше ее напряжения стало всепонимающее выражение на лице Лоренса, когда он проводил Чарли. Сперва портрет, потом эта дурацкая ошибка на чеке. Можно было с таким же успехом взять плакат и крупными красными буквами написать: «Я люблю Лоренса О 'Мэлли
Проводив Чарли, Лоренс повернулся к ней с выражением, не поддающимся описанию. Эшли только на мгновение задержала на нем взгляд и хотела выбежать из комнаты, пробормотав что-то насчет головной боли.
Он спокойно отпустил ее, и она даже не знала, радоваться ей или обижаться.


За два последующих дня ей удалось сделать намного больше, чем она запланировала. Работа стала панацеей. Поскольку Лоренс почти все время был занят восстановлением сломанного стойла, никто, кроме Зилы, не упрекал ее за изнурительный труд. Сосредоточиться было нелегко, но она стремилась точно передать характер мальчика. В лице Патрика было еще много детского, но уже проступали черты взрослого человека. Ее задача состояла в том, чтобы выявить и передать эти черты, соединив образ ребенка с будущим образом мужчины.
Ей не терпелось приняться за портрет Питера. Его смуглое личико так напоминало Лоренса, что порою Эшли охватывал ужас. Даже собственный сын Лоренса не будет так похож на него. А порою не знающее преград воображение рисовало перед ней лики мальчиков с его чертами и ее волосами, глазами, цветом кожи… или девочек с его прямым носом и ее подбородком, черноволосых и зеленоглазых или рыжеволосых и кареглазых. Господи, дай сил! Надо завершить портрет Патрика, а потом еще третий брат. О боже!
Отпустив мальчиков, Эшли машинально отправилась к одному из своих излюбленных мест отдыха — на край луга, где начиналась ивовая роща. Еще не доходя до места, она заслышала лошадиный храп, обернулась и увидела Лоренса верхом на Быстром Ветре. Он галопом мчался через просеку. Эшли вся обмякла от прилива желания. Минутой позже конь уже остановился перед ней и закивал головой, весь блестя от пота. Крепкий запах щекотал ей ноздри, и она с опаской отступила.
— Не бойся его. Ставь ногу на мою и залезай, — велел Лоренс и протянул ей руку.
— Если ты не против, я лучше пойду сама. — Залезай, а то я сейчас сойду и… — он усмехнулся. — Поверь, верхом целее будешь.
Почувствовав в его голосе угрозу, Эшли оперлась ногой на носок его поношенного ботинка и позволила усадить себя. Она закрыла глаза, потом открыла их, приготовившись ухватиться за что попало.
— Тебе, наверное, будет приятно узнать, что ты был прав насчет моего зрения, — хмуро проговорила она. — Через день-другой я стану носить очки.
Как ни странно, он ничего не ответил. Жеребец выбрал самую неподходящую тропинку. Эшли чуяла какую-то смутную опасность, но крепилась, только сердце готово было выскочить из груди и к горлу подступил комок.
Лоренс тоже, похоже, волнуется, со странным удовлетворением отметила она и опять заерзала. Его рука обвила ее еще крепче, удвоив предчувствие его намерений.
— Уже скоро, — мягко пообещал Лоренс. Одной рукой придерживая ее, другую он просунул ей под руку и взял поводья, а лицом прислонился к ее волосам.
По ее щеке струилось теплое дыхание. Она отдалась своим волнующим ощущениям и уже не думала о будущем.
Они ехали по незнакомым Эшли местам. Природа была восхитительная, но дурное предчувствие не давало ей покоя. Она снова заерзала, отчего Лоренс прижал ее еще крепче.
— Куда мы едем?
— Сейчас увидишь. — Одной рукой он скользнул к ее груди.
Она шумно втянула воздух сквозь зубы, облизала губы и откинула голову ему на плечо. Он стал расстегивать ее кофточку, и ей пришлось удерживать себя лишь от того, чтобы не помогать ему. Ей хотелось убрать все преграды между их телами. Легкий ветерок коснулся ее обнаженной кожи. Лоренс взял в ладони ее груди и смотрел на то, как их мягкие кончики быстро превращаются в горделивые манящие пики.
Жеребец пошел медленно и плавно. Почувствовав, как бедра Лоренса напряглись, она догадалась, что он направляет коня только ногами. В зеленом безветрии было трудно дышать. Крепкое тело Лоренса, легкое соприкосновение теплого воздуха с оголенной грудью, к тому же усыпляющее покачивание на огромном коне — всего этого было достаточно, чтобы ее разум захмелел. Она глубоко вдыхала острый аромат сочных и прохладных деревьев и прислушивалась к дикой музыке, неистовствующей в горячей крови.
Накрыв большой рукой ее чуть выпуклый живот, Лоренс притянул ее к себе вплотную. Она остро ощутила легкое волнение его твердых мышц, а когда жеребец остановился у травянистого берега ручья, она с тревожным чувством ждала неизбежного. Лоренс слез первым и протянул ей руки. Она с готовностью прильнула к нему, каждым нервом чувствуя мужественную близость Лоренса.
— Лоренс, — глухо прошептала она.
Он приложил палец к ее губам, покачал головой и увлек ее на постель из мягких трав, приподняв свисающую до самой земли ивовую ветку, открывшую вид на резвый ручеек. Не говоря ни слова, он опустился возле нее. Эшли глядела ему в глаза, и все представлялось ей как в замедленной съемке, точно балет на воде. Одним движением он спустил рубашку с ее плеч и принялся расстегивать джинсы. Эшли закрыла глаза и нервно сглотнула. Лоренс снял с нее последнюю одежду. Прохладная и влажная земля невыносимо волновала, возбуждала ее разгоряченное тело.
— На любезность отвечают тем же, — хрипловато заметил он.
— Ты хочешь сказать… — Она широко открыла глаза.
Улыбка Лоренса звала к наслаждению.
— Я хочу сказать, что один из нас одет несоответственно ситуации. — Он взял ее руки в свои, поцеловал каждый ноготок и приложил к своей рубашке.
Дальше все пошло на удивление легко: она с жаром принялась расстегивать пуговицы, спустила с его плеч мягкую ткань, склонилась к его гладкому мускулистому торсу и нежно припала губами к плоскому мужскому соску.
— О небо, — простонал Лоренс, и она ощутила, как трепет пробежал по его телу.
Эшли сдернула с него рукава рубашки, от нетерпения движения ее были порывисты и резки. Она прижала его к мшистой постели.
— С чего начать — с ботинок или с брюк? — спросила она неровным шепотом. Удивительно, столько раз она писала обнаженную мужскую натуру, а раздевать, оказывается, совсем другое дело.
— Сначала ботинки, — тяжело выдохнул он. — Впрочем, если не поторопишься, джинсы порвутся сами. — Он сбросил ботинки один за другим, снова лег и выжидательно посмотрел на нее.
За те секунды, что он снимал ботинки, ее вдруг покинула смелость. Она села рядом с ним, скромно сжав колени, и запустила руки в темное пламя волос.
— А дальше надо?
— А ты не хочешь?
Она закрыла глаза: никогда не хотелось ей ничего больше, чем любви Лоренса О'Мэлли в этот миг. И ясно, что его желание столь же сильно. С лукавой улыбкой она потянулась к его пряжке и сказала:
— За женщину никто не сделает ее работы.
И снова ее поразила его ослепительная красота. Стягивая с его длинных мускулистых ног джинсы, она упоенно любовалась им. Положив ладонь ему на колено, провела другой рукой вверх к выделяющимся волосам на внутренней стороне бедра. Он томительно вздохнул, тотчас потянулся за ее руками и опрокинул на себя.
— С художниками вся беда в том, — проворчал он, — что они считают главным делом созерцание.
— Очень важно изучить изображаемый объект, — лукаво напомнила она.
— У меня вечная тяга к знанию. Я просто жажду познавать. — Его взгляд жарким светом облил ее тело, потом он медленно, наслаждаясь каждым мгновением, переменил положение, опустил Эшли на траву и перекинулся через нее. — Я, кажется, уже близок к познанию своего… объекта… в библейском смысле, — проговорил он.
Словно легкий ветерок, колыхавший ивовые ветки, скользил его взгляд по ее груди, по тонкой талии, потом неторопливо спустился к едва заметной выпуклости живота. Его глаза потемнели, зрачки расширились, теперь их окаймляли лишь тонкие золотисто-зеленоватые кольца. Он не трогал ее — не трогал, пока не насмотрелся. Каждой клеточкой своего существа Эшли осознавала свою прелесть и благодарила Лоренса за то, что он дал ей познать собственную красоту. Он такой величавый, его тело безупречно… Ей тоже хотелось быть совершенной для него.
Он не спеша склонился над ней и поцеловал. В этом нежном поцелуе почти не было страсти, но она невольно затрепетала, ощутив волнующее напряжение его тела. Его язык коснулся шеи, она выгнула ее, запрокинув голову, и подставила ему губы. Он разливал свои томительные поцелуи по всему ее телу, задержался на груди, затем стал ласкать живот. Затаив дыхание, она стонала от жажды его любви, но он не торопился. С умопомрачительным вниманием он воспламенил каждую клеточку ее тела, прежде чем удовлетворить ее мольбы. Когда он наконец упал в ее объятия, она уже была на пороге безумия.
Их слияние точно взрывом выбросило ее душу в стратосферу. Его ласки были нестерпимы, каждый взгляд, каждое прикосновение, каждая секунда казались вечностью. Но они безудержно стремились друг к другу. В застывшую тишину из груди Эшли вылетело неясное певучее восклицание, вслед ему голос Лоренса разразился хриплым торжествующим вскриком. А потом он прошептал ее имя и щедро, сполна одарил ее.
Постепенно страстные и ласковые волны улеглись, по телу Эшли разлилось спокойствие, она вытянула ноги на прохладном травяном ковре, чтобы ощутить весь мощный вес его тела. Пройдет это сказочное мгновение, и тогда они поговорят, а пока такое блаженство растянуться и подставить обнаженные тела зеленоватым отблескам солнца. Пусть все замрет в экстазе хотя бы на миг.
Через некоторое время она ощутила, что ей в бедро впивается камешек, но легкая боль была приятна, она отзывалась во всем теле воспоминанием о сладостной неповторимости этого часа. В разомлевшем мозгу появилась игривая мысль и вырвалась громким смехом.
Лоренс перевернулся на бок и притянул ее голову к себе на плечо.
— Вот чего мне не хватало в этот миг, — промолвил он, — так это голого клоуна. Что тебя так рассмешило?
— Я думала о принцессе на горошине. Мне под левое бедро попал камень, острый. Интересно, дает ли мне это право тоже носить дворянский титул?
— Вряд ли.
— Странно. А я готова была поклясться, что меня по крайней мере посвятили в рыцари. — Она сладко потянулась, потом крепко обняла его. Он откинул прядь волос с ее лица и поправил:
— Точнее, тебя уложили в постель.
— Точнее, на траву, — парировала она с самодовольным грудным смехом.
Беспокойно перебирая ногами, появился встревоженный отсутствием хозяина Быстрый Ветер. Лоренс вздохнул.
— Мне бы похитить тебя и унести в глубь темной чащи, чтобы быть наедине. А тут конь решил к нам присоединиться!
— Видно, проголодался. Что до меня, то я точно, — объявила Эшли. Подтянув колени, она извлекла из-под бедра камешек размером с каштан, подтащила свои джинсы и сунула его в карман. — Сохраню его как реликвию, чтобы не позабыть тебя, — улыбнулась она с несколько наигранной веселостью.
— По-моему, это лишнее.
Она изогнула шею и лукаво взглянула на него. Он вернул ее голову в колыбель своего плеча. Эшли и сама знала, что это лишнее, но надеялась, что не знает он.
— Неужели ты и впрямь такой незабываемый?
Он скрестил ноги, движение это привлекло ее внимание. Странно, вид обнаженного мужчины, лежащего на ковре из мха и травы, средь бела дня, в роще, показался ей поразительно естественным.
— Не пора ли нам поговорить, в том числе и о титулах? — спросил он.
Давно пора, подумала Эшли, но ей вовсе не хотелось начинать неприятный разговор.
— Ну что ж, начинай, — неохотно промолвила она.
— Эх ты, трусишка.
— Это точно, — быстро согласилась она.
— С чего же начать? С того самого дня, когда я увидел тебя, полуодетую, лежащей на берегу ручья? Знаешь, я тогда пообещал себе кое-что.
— Возможно, я пожалею о том, что спросила, но все-таки: что ты себе пообещал?
— Тебя.
Ей стало обидно, будто она всего лишь очередной трофей. Она проглотила подступившие слезы и глубоко, прерывисто вздохнула.
— Так, значит, теперь все свершилось и я могу… — Ее голос сорвался на рыдание, и она уткнулась лицом ему в плечо.
— Ты плачешь? — изумился он. — Ради бога, к чему слезы, когда мы обо всем договорились?
Вскинув голову, она посмотрела на него сквозь блестевшие на ресницах слезы.
— Обо всем договорились?! Хотелось бы мне знать, о чем мы, черт возьми, договорились! Да, тебе хорошо, ты пожелал — и добился своего. — Она не заметила его протестующего жеста. — Ну что ж, молодец! Поздравь себя и убирайся ко всем чертям! Я люблю тебя, пропади ты пропадом! И мы не договаривались, что я буду несчастна!
Лоренс сел и в удивлении воззрился на нее.
— Ну конечно, ты меня любишь. И это делает тебя несчастной?
Она вскочила на ноги и принялась подбирать свою разбросанную по берегу одежду. Конь пошел за ней и уткнулся мокрой мордой в голую спину. Она резко обернулась и оттолкнула голову коня.
— Отойди! Я не хочу играть!
Она просунула одну ногу в джинсы, но от волнения никак не могла надеть вторую брючину и принялась прыгать на одной ноге, безуспешно пытаясь попасть другой в джинсы. Увидев, что Лоренс трясется от беззвучного смеха, она опять села на землю, лицо ее задрожало от подступивших рыданий.
— Радость моя, не хватит ли клоунады? А то я никак не могу сделать тебе предложение. — Смех угас в его глазах, он потянул ее к себе и крепко обнял. — Эшли, ты сошла с ума оттого, что призналась мне первая? И плачешь оттого, что сошла с ума? — С добродушным смешком он продолжил: — Весьма вероятно, что через несколько лет совместной жизни мы оба рехнемся, но я бы попробовал, если ты не против.
— Ты смеешься. — Она всхлипнула и недоверчиво посмотрела на него. Потом с растущей надеждой спросила: — Ты не смеешься? Ты серьезно… насчет предложения… и совместной жизни? — Она всхлипнула и рассеянно пошарила по голому бедру в поисках платка.
Лоренс достал платок из кармана своей валяющейся рубашки и подал ей.
— Если ты любишь меня, то скажи, скажи мне это, ради всего святого!
— А ты мне не скажешь, что ты думала о моих намерениях все это время? Неужели ты полагаешь, что я столько времени гонялся бы за тобой, если б у меня не было серьезной цели? — Он тихонько тряхнул ее и снова нежно обнял. Любовь моя, соблазнителю плевать на то, что у его жертвы астигматизм, тем более на ее детские переживания, обиды и горести. Если бы я просто хотел уложить тебя в постель, до остального мне бы не было никакого дела — ведь правда?
С трудом сглотнув, она попыталась успокоиться. Но не смогла и поддалась искушению куснуть его в плечо.
— Далее, — пробасил он, — по-моему, у меня неплохое предложение. Признаться, я частенько мечтал о нашем счастье. Например, у меня была мечта любить тебя на берегах всех ручьев в радиусе пяти миль.
— Что ж, раз мы делимся своими мечтами, то и я, признаюсь, представляла себе то же самое на Бутыль-горе. Но только когда надену очки.
— Тогда ты увидишь мои мечты насквозь, — усмехнулся он.
— Ты считаешь, что это мечты? — Она что-то шепнула ему на ухо, и его громкий радостный смех разнесся эхом по всей роще.
— О, это еще только начало, — заверил он ее.



загрузка...

Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Неоконченный портрет - Лесли Марианна

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Неоконченный портрет - Лесли Марианна



Странно, что нет комментариев.Мне понравилось.ОЧЕНЬ.Нежный и трогательный роман
Неоконченный портрет - Лесли Марианнабелка
7.05.2012, 2.19





спокойный милый роман ))
Неоконченный портрет - Лесли Марианналана
19.06.2012, 12.20





очень хороший роман.приятно почитать про нормальных людей и нормальные отношения.советую прочитать
Неоконченный портрет - Лесли Марианнатаня
22.06.2012, 12.49





Хороший роман, только я его читала у другого автора. Кстати, все остальные романы ЛЕСЛИ тоже уже чьи-то: 6/10.
Неоконченный портрет - Лесли Марианнаязвочка
12.12.2012, 23.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100