Читать онлайн Не любить невозможно, автора - Лесли Марианна, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не любить невозможно - Лесли Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не любить невозможно - Лесли Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не любить невозможно - Лесли Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лесли Марианна

Не любить невозможно

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5



— Тебе и в самом деле интересно? — спросил Норман, когда они достали из посудомоечной машины чистую посуду и стали ее вытирать и расставлять по местам. В его голосе слышалось недоверие пополам с удовольствием. Ему было приятно, что она интересуется подробностями его жизни.
— Разумеется, — уверенно отозвалась она.
Через десять минут, покончив с посудой, убрав все на кухне и сварив кофе, они вновь вернулись в гостиную и на этот раз расположились на креслах, стоявших по обе стороны окна, выходившего в маленький скверик.
— Итак, милостивый государь, — с наигранной чопорностью проговорила Сюзанна, сделав осторожный глоток обжигающе горячего кофе, — я готова выслушать все, что вы сочтете нужным рассказать мне о себе.
Глаза Нормана заискрились весельем.
— Я уже говорил, как мне хорошо с тобой, Сюзанна Стейнбек?
Она задумчиво подняла глаза вверх и постучала пальцами по подбородку.
— Припоминаю, что где-то уже слышала это, но вот от кого и когда?
Это вышло у нее так забавно, что Норман не выдержал и рассмеялся.
— Мне нравится в тебе все, Сюзанна, в том числе твое замечательное чувство юмора. Это качество встречается далеко не в каждом, уж поверь мне.
Об этом Сюзанне было хорошо известно.
— Знаю. Кстати, в истории существует немало случаев, когда чувство юмора выручало в трудных ситуациях, а иногда даже спасало человеку жизнь.
— В самом деле? Расскажешь какую-нибудь из этих историй?
— Непременно, — пообещала она, — но позже. А сейчас я жду рассказ о твоей жизни. И не пытайся ускользнуть от темы, — шутливо погрозила она ему пальцем.
— Как скажете, тетенька учительница, — весело отозвался Норман. Он ничуть не покривил душой: ему было невероятно хорошо с этой женщиной.
Сюзанна рассмеялась.
— Я веду себя как учительница, да? Что поделаешь, профессиональная привычка.
— А мне нравится. — Он ухмыльнулся. — Если, когда я учился в школе, у меня была бы такая сексуальная учительница, я бы…
— Норман Чейни! — с трудом сдерживая улыбку, воскликнула Сюзанна. — Прекрати болтать глупости и расскажи о себе.
Он вскинул руки.
— Слушаюсь и повинуюсь. Ну что ж, с чего начать?
— Начни с того, откуда ты родом, — предложила Сюзанна.
— Родился я здесь, в Бедсворде. Нас у родителей четверо: три брата и сестра. Я — третий по счету, а Диана младшая.
— Наверное, вы, братья, обожали младшую сестричку и баловали ее.
— Вроде того. Но, к счастью, всеобщее обожание ее не испортило. Она с детства любила лошадей, несколько лет посещала школу верховой езды и даже некоторое время была жокеем. Завоевала несколько кубков. А три года назад на скачках в Эпсоме познакомилась с одним английским аристократом, владельцем крупного конного завода в Южной Англии, и вышла за него замуж. Через год родила ему наследника и полностью посвятила себя семье. С Генри, ее мужем, они мечтают вывести новую скаковую породу лошадей.
Сюзанна заметила, что в голосе Нормана, когда он говорит о сестре, сквозит любовь и гордость.
— Вы близки с Дианой?
— Да, очень. Мы с ней ближе всех по возрасту, возможно поэтому она всегда поверяла мне все свои тайны.
— А с братьями какие у тебя отношения?
— Прекрасные, но так, к сожалению, было не всегда?
— Не всегда? — удивилась Сюзанна. — Почему?
Норман ответил не сразу, видно подбирая слова.
— Видишь ли, мои старшие братья, в особенности Стив, первенец, во всем были лучшими: краса и гордость семьи, первые во всем — и в учебе, и в спорте, и в отношениях с девчонками. А я… я был немножко бунтарь. Я не был таким способным ко всему, как они, поэтому мне приходилось самоутверждаться. Теперь-то я понимаю, что просто немножко ревновал их к родителям, завидовал их совершенству, отсюда и мои бунтарские выходки.
— А в чем они выражались?
— Я решил порвать с семейной традицией, — немного натянуто ответил Норман.
— С семейной традицией?
— Да. Дело в том, что я родился в семье потомственных блюстителей порядка. По крайней мере, все мои предки-мужчины по отцовской линии вот уже более ста лет служат закону. Не сомневаюсь, что за такой долгий срок эта приверженность Чейни правосудию уже стала наследственной, вошла, так сказать, в плоть и кровь. В нашей семье были шерифы, судьи, барристеры, полицейские.
— Просто невероятно! — изумилась Сюзанна. На нее, как на историка, это произвело впечатление. Все-таки сто лет довольно большой срок, даже в исторических масштабах.
— Неужели все до единого мужчины служили закону?
— Все. И эта традиция продолжается и теперь. Мой отец служил в полиции Сент-Луиса.
— Как Сент-Луиса? Ты же сказал, что родился здесь, в Бедсворде?
— Ну да, все правильно. — Легкая улыбка скользнула по губам Нормана. — Отец родом из Сент-Луиса, а мама здешняя, из Бедсворда. Мама училась в Сент-Луисе. Там они познакомились, полюбили друг друга, поженились. Первое время жили в Сент-Луисе, снимали квартиру. А когда мама забеременела Стивом, у нее был сильный токсикоз и врачи посоветовали ей перебраться куда-нибудь в более тихое и менее загазованное место. Так они и переехали сюда. Думали — временно, но потом остались насовсем. Здесь мы все четверо и выросли.
— А твои братья тоже служат в полиции?
— Да, но не здесь. Дик — ему сейчас тридцать один, он второй по старшинству — пошел по стопам отца и поступил на службу в полицию Сент-Луиса. Вначале служил в полиции нравов, потом его перевели в подразделение по борьбе с наркотиками.
— Должно быть, там опасно?
— Опасно. — Норман нахмурился. — Впрочем, где в современном мире не опасно?
Даже, казалось бы, на первый взгляд безобидные ситуации могут оказаться потенциально опасными.
Вспомнив о ситуации, в которую сама попала, Сюзанна не могла с ним не согласиться.
— Да, ты прав. Хотя, если подумать, — добавила она, опираясь на свое знание истории, — жить в прежние времени и эпохи было еще опаснее.
— Справедливое уточнение, — согласился Норман и пожал плечами. — Поэтому-то во все времена — и в древнем мире и в современном — всегда были нужны ребята вроде нас — блюстители закона и порядка.
— Это верно. Ну а твой старший брат? — напомнила Сюзанна.
— Стивен. Ему тридцать четыре, он лейтенант, служит в федеральном управлении, в подразделении, занимающемся чрезвычайными происшествиями. Стив не слишком-то любит распространяться о себе и своих делах, да оно и понятно: служба у него такая, секретная. А прозвище у него — Железный Чейни. Так его называют и друзья, и враги. Он и в самом деле крепкий и несгибаемый как железо. — Норман помолчал, и на лице его отразилось искреннее восхищение. — Наш Стив был и остается образцом во всем, и мы с Диком стараемся во всем ему подражать. Мальчишкой я обожал его, подростком частенько бунтовал против него. — Он улыбнулся. — Думаю, потому, что чувствовал, что мне никогда с ним не сравниться.
— Значит, твой брат из тех, кого можно назвать героем?
— Именно так. Он и есть настоящий герой от макушки до кончиков пальцев, — ответил Норман совершенно серьезно. — Он из тех, кто никогда, ни при каких обстоятельствах не нарушит данного обещания, на чье слово можно целиком и полностью положиться. Если Стив говорит «сделаю», то можно не сомневаться, что все будет сделано как надо и точно в срок. Вот так-то.
— Да, это звучит, — согласилась Сюзанна.
— А то, — усмехнулся Норман. — Не просто звучит, но и внушает уважение.
— Что ж, во все времена и у всех народов были и есть свои герои, — проговорила Сюзанна назидательным тоном учительницы, выступающей перед учениками.
Норман кивнул.
— Кому, как не тебе, историку, знать об этом.
— Да. О героях, как вымышленных, собирательных, так и подлинных, слагались легенды и мифы, стихи и баллады. Они столпы цивилизации. Они служат идеалом, образцом для других. — Она улыбнулась. — Блестящим образцом, на который равняются.
— Идеал. Образец, — задумчиво проговорил Норман. — Да, это наш Стивен. Именно таким он всегда был для нас с Диком.
— А вы с Диком не считаете себя достойными подражания? — поинтересовалась Сюзанна.
Норман покачал головой.
— Дика в некоторой степени можно назвать образцом, но меня… — Он засмеялся. — Ни в коей мере, ни по каким критериям. Я не из того теста. Никому и в голову не придет назвать меня идеалом или Железным Чейни.
У Сюзанны было на этот счет иное мнение, но она пока решила оставить его при себе.
— Нет, — продолжал Норман. — Из нас троих только Стив настоящий герой, при этом скромен, никогда не выпячивает своих достоинств и талантов. Он просто делает свое дело и попутно направляет других. — Норман улыбнулся. — Во всяком случае, нас с Диком пытался направлять. А мы, каюсь, порой здорово доводили его. Особенно я.
— По-видимому, он принял на себя часть родительских обязанностей по отношению к вам. А как родители смотрели на это?
— О, они были счастливы, что у их младших мальчиков такой замечательный пример. Они и сами во многих вопросах полагались на своего старшего сына и считали его чуть ли не всемогущим. Мне кажется, мама до сих пор в этом уверена. А отец, так тот до самой смерти каждую фразу начинал со слов: «Стив сказал…».
— Твой отец… его уже нет?
Норман кивнул.
— Он умер. Вернее, погиб при исполнении полтора года назад.
— Какое несчастье, — искренне посочувствовала Сюзанна.
— Да, — с грустью проговорил Норман. — Его смерть заставила меня многое понять, пересмотреть свои взгляды, сменить профессию и вернула в семью.
— И ты покончил с бунтарством? — мягко предположила Сюзанна.
Ее проницательность уже не удивляла его.
— Верно. Раз и навсегда, — признался он. — Я понял, что пришло время повзрослеть и взяться за ум. Я поступил в полицейскую академию, а потом пошел работать в полицию. — Норман широко улыбнулся. — Вот и вся история. Теперь я служу здесь, в полиции своего родного городка, честный и неподкупный коп.
Сюзанна кивнула, заметив, что в его золотисто-карих глазах пляшут чертики, снова смущая и возбуждая ее. Опустив взгляд, она машинально посмотрела на свои часы и ахнула.
— Бог мой! Да ведь уже двенадцатый час! Как быстро пролетело время!
— Да, заболтался я что-то, — покаялся Норман. — Хочешь еще кофе?
— Нет, спасибо. Думаю, мне пора домой. У тебя ведь завтра с утра дежурство?
— К счастью, нет, — с довольной улыбкой ответил Норман. — Завтра у меня свободная суббота. Так что, может, сходим пообедать куда-нибудь? Или в кино? Или и то и другое?
Боже, как же Сюзанне хотелось ответить «да»! Но в тот же миг в ее памяти всплыло предостережение Энтони Дугласа о том, что ей лучше молчать, и напомнило об угрожавшей ей опасности. С Норманом она совсем забыла о ней, расслабилась, наслаждаясь каждой минутой их общения, их близости… и больше всего — теми жаркими мгновениями его горячих ласк и поцелуев.
Но, напомнила себе Сюзанна этот их совместный вечер — совершенно особенный, чудесный, свободный от треволнений и страхов, — они провели в его квартире, где их никто не видел. Но показаться с Норманом на людях совсем другое дело. Это опасно. Не только для нее, но и для него. А она не может допустить, чтобы он подвергся из-за нее опасности. Если с ним что-то случится, она себе этого никогда не простит.
— Я… э-э… пока не знаю, что буду делать завтра, — солгала она. У нее тоже был выходной. — Возможно, будет заседание кафедры. Если да, то я не знаю, во сколько освобожусь.
— Ну что ж, значит, завтра я позвоню тебе и ты мне скажешь, есть у тебя время или нет. Хорошо?
— Хорошо, — промямлила она. Придется завтра отключить мобильный, а домашний переключить на автоответчик. — Она поднялась, и Норман тоже встал и, сцепив руки на затылке, сладко потянулся.
У Сюзанны пересохло в горле при виде этой широкой, сильной груди и крепких, вздувшихся мускулов. Она нервно сглотнула, не в силах оторвать от него восхищенный взгляд. Мужчина просто не должен быть таким красивым, это нечестно. Это же настоящее ходячее искушение.
Не без усилий ей удалось отвести от него глаза, пока он не заметил, как она пялится на него.
И только спустя полчаса, уже лежа, свернувшись клубочком, в своей постели, ей пришло в голову, что за весь вечер она всего лишь раз, под конец, вспомнила о своих неприятностях и страхах. А почему? Да потому что с Норманом она чувствовала себя спокойной и защищенной, словно находилась за каменной стеной. Еще ни с кем и никогда ей не было так хорошо.
А он еще утверждает, что вылеплен не из того теста, что его героический старший брат?
Сюзанна сонно улыбнулась и покрепче обняла подушку, представляя, что это Норман. Может, для кого-то он и обычный парень, но для нее он самый настоящий герой.
Весело насвистывая какой-то незатейливый мотивчик, Норман быстро шагал по выложенной плитами дорожке, окаймленной кустами жасмина и сирени, к небольшому двухэтажному симпатичному коттеджу, расположенному на тихой улочке на окраине города.
Стоял чудесный осенний день, один из тех, когда воздух свеж и прозрачен, желто-багряная листва подрагивает в легком дуновении ветерка, а солнце, уже не жаркое, но еще теплое, окутывает все вокруг своим золотистым сиянием.
И настроение у Нормана было под стать погоде — такое же бодрое и превосходное. Он вытащил связку ключей из кармана куртки, отпер дверь и ступил в успокаивающую, благодатную тишину родительского дома.
— Мам, ты где?! — прокричал он.
— Я здесь, на кухне, разговариваю по телефону, — отозвалась Клара Чейни. — Скорее иди сюда и поздоровайся со своим братом.
— Которым? — проворчал Норман и, быстро пройдя через холл и короткий коридорчик, оказался в чистой и уютной кухне.
— Со Стивом, — ответила Клара, протягивая ему трубку.
— Здорово, Большой брат, — сказал Норман. — Откуда звонишь? Почему не звякнул мне на мобильный?
— Пока не могу. Там, где я сейчас нахожусь, мобильная связь ни к черту.
— Ого! — воскликнул Норман. — Далековато же тебя занесло, братишка. А где это, если не секрет?
Секрет, разумеется.
— Ну хоть скажи, на каком континенте. Где-нибудь в дебрях Амазонки или в африканских джунглях? — поддразнил брата Норман.
Мать прислушивалась к их разговору и, судя по всему, была не слишком довольна его тоном.
— Меньше знаешь — крепче спишь, — отрезал Стив. — А у тебя как дела, малыш? Все никак не повзрослеешь?
Укол старшего брата нисколько не обидел Нормана. Зная Стива, он прекрасно понимал, что под его напускной ворчливостью скрывается искренняя привязанность, любовь и беспокойство за него. Если бы вдруг Стив заговорил с ним другим тоном, это, напротив, означало бы, что что-то не так. Норман хорошо знал, что они, четверо — три брата и сестра, — болеют друг за друга всей душой и, если понадобится, всегда придут друг другу на выручку.
— А куда мне торопиться? — ухмыльнулся Норман. — Мне всего двадцать девять, совсем юный возраст. Это ж ты у нас взрослый тридцатичетырехлетний дядечка, потому и ворчишь не переставая.
— Сосунок! — огрызнулся Стивен, вызвав тем самым довольный смешок младшего брата. — Скажи лучше, как мама?
— Ты же только что с ней разговаривал, что ж сам не спросил? — удивился Норман.
— Да я-то спросил, — посерьезнел Стив, — но ты же знаешь нашу мамочку. Окажись она даже при смерти, все равно будет твердить, что «все отлично, просто замечательно». Разве от нее услышишь правду?
Норман остановил нарочито внимательный взгляд на своей все еще хорошо выглядевшей, моложавой и стройной матери. Ей шестьдесят, но выглядит она лет на десять моложе, и только в глазах таится глубокая печаль об ушедшем муже и тревога за сыновей, работа которых связана с риском.
— Наша мамочка цветет и пахнет как майская роза, — поведал брату Норман. — Боюсь, скоро придется выставить у ее дома патруль, чтобы сдерживать чересчур пылких кавалеров.
— Ну и шуточки у тебя, Норман Фредерик Чейни! — возмутилась Клара, с трудом сдерживая улыбку.
— Все веселишься, маленький братец, — язвительно прокомментировал Стивен.
— Стараюсь, а как же иначе, — отбил удар Норман.
— Ну и молодчина. — Голос Стива сделался серьезным. — Знаешь, мы с Диком гордимся тобой.
— Спасибо, Стив. Для меня это очень важно, — признался Норман, почувствовав, как в горле встал ком. Он прокашлялся. — Ты там… это… смотри не лезь на рожон, ладно?
— Буду стараться, — отозвался Стив. — И ты тоже береги себя, братишка. И маму.
— Конечно. Можешь на меня рассчитывать.
— Я это знаю. Ну, передай еще ненадолго трубку маме:
На лице Нормана снова расплылась улыбка. В груди разлилось приятное тепло. Доверие Стива дорогого стоит, и он всеми силами будет стараться его оправдать.
— Сверхсекретный агент сверхсекретного федерального ведомства желает сказать вам еще пару слов, мэм. — Он протянул трубку матери.
— Шалопай, — проворчала Клара и с нежностью потрепала его по плечу. — Я испекла твое любимое миндальное печенье — вон там, в корзиночке. Если хочешь, свари себе кофе, пока я закончу разговор.
Норман звонко чмокнул мать в щеку.
— Ты у нас просто супер, мамуля!
Спустя минут десять Норман сидел за кухонным столом напротив матери, прихлебывал горячий кофе из своей любимой кружки с медвежонком и уплетал свое любимое миндальное печенье, посыпанное кокосовой стружкой. Было так вкусно, что он то и дело закатывал глаза и причмокивал от удовольствия.
— Надеюсь, в обществе ты так не чавкаешь, иначе в городе все решат, что Клара Чейни не привила своему младшему сыну хороших манер, — строго заметила мать, хотя в уголках ее губ играла улыбка.
— За кого ты меня принимаешь, мамуля?! — притворно возмутился Норман. — Я помню все твои уроки поведения за столом, будь уверена, и пользуюсь ими, когда нужно. Просто иногда так приятно немножко расслабиться и подурачиться.
— Знаю. — Клара улыбнулась. — Ты у меня молодец. Я горжусь тобой, как и всеми остальными детьми. И отец бы гордился.
— Думаешь? — с сомнением проговорил Норман.
Он не был в этом уверен.
— Даже не сомневайся, — заверила его мать. — Тобой отец гордился бы больше всех.
Норман удивленно взглянул на мать.
— Почему? Потому что я продолжил семейную традицию?
— Поэтому тоже, но это не главное. Главное, что ты ушел из дому упрямым мальчишкой, а вернулся настоящим мужчиной.
Норман почувствовал, как от переполнявших эмоций сдавило горло. Как бы он ни бунтовал против семейных устоев, каких бы глупостей ни совершал, семья приняла его обратно без осуждения и упреков. Он очень ценил это.
— Но конечно же, — продолжила Клара, делая вид, что не заметила охватившего сына волнения, — твой отец был бы вдвойне доволен тем, что ты пошел служить в полицию, не поломал семейной традиции.
Норман кивнул.
— А знаешь, — сказал он с некоторой долей удивления, словно это только сейчас пришло ему в голову, — дело даже не в традиции. Мне нравится быть полицейским, правда.
— Я в этом никогда не сомневалась, сынок. Служить закону в крови у всех мужчин Чейни. И ты не исключение. Я знала, что рано или поздно ты к этому придешь, как твои старшие братья.
— Кстати, о братьях. Что слышно от Дика? Что-то давненько он мне не звонил.
— А мне звонил вчера, — сказала Клара, тепло улыбнувшись. — У него все прекрасно. Передает всем привет. Обещает приехать на Рождество.
— Диана тоже собирается вместе с Генри и маленьким Риком. Судя по фотографиям, мой племянник крепыш.
— Мой внук прелесть, — просияла Клара. — И они уже сажают его на пони.
Норман хмыкнул.
— Будущий чемпион?
— Поживем — увидим, — мудро заметила Клара. — Мне не терпится их всех увидеть. Надеюсь, Стив тоже сможет приехать. Было бы так здорово, если бы вся семья снова собралась вместе, как в добрые старые времена. Жаль только, — ее глаза увлажнились, а голос понизился до шепота, — что отца с нами больше нет.
Норман встал, подошел к матери сзади и обнял ее за плечи.
— Не надо, мама, не плачь.
— Я стараюсь, но иногда бывает так больно…
— Знаю. Нам всем очень его не хватает, но ведь он с нами. Он живет в наших мыслях, наших сердцах.
— Да. — Клара сделала глубокий вдох и похлопала сына по руке. — Я правда в порядке. Расскажи-ка мне лучше о себе. Как твоя работа? Сегодня утром я прочла в газете о краже, которую ты расследуешь. Что-то, связанное с автомобильными запчастями?
— Да. Какие-то подонки забрались в случайно оставленный незапертым гараж и раздели новую машину, оставив только корпус. Так что ты смотри, как следует запирай все двери и не забывай включать сигнализацию, когда уходишь из дому.
— Я никогда ничего не забываю, ты же знаешь.
— Знаю. Ты у нас молодчина. Я просто напомнил, так сказать, по долгу службы. Я же коп как-никак, и моя работа не только расследовать преступления, но и предупреждать их.
— Ладно уж, коп, — улыбнулась Клара. Сегодня на обед я собираюсь приготовить судака, запеченного в сметане. Придешь?
Норман обожал материнскую стряпню, в особенности то, как она готовила рыбные блюда. По выходным она всегда готовила что-нибудь вкусное и приглашала его, стараясь подкормить. Как любая мать, она переживала, что он плохо и нерегулярно питается.
Он всегда с радостью соглашался, но сегодня…
— Можно я скажу тебе попозже, приду или нет. Я пока не знаю.
— Что так? — удивилась Клара. — У тебя ведь сегодня выходной?
— Да, но… понимаешь, пару дней назад я познакомился с одной девушкой и… в общем, если сегодня она не будет занята, мы собираемся куда-нибудь сходить вместе.
— Значит, у тебя свидание, — констатировала Клара. — Что ж, я рада. Кто она, эта девушка?
— Сюзанна Стейнбек. Преподает историю в нашем университете. Переехала сюда недавно из Нэшвилла.
— Гм. Преподаватель, значит, умная, наверное?
— Просто жуть. Сейчас она читает лекции по истории Древнего Рима у старшекурсников, представляешь? — В его голосе зазвучали нотки гордости пополам с восхищением, которые не ускользнули от Клары.
— Хорошенькая? — поинтересовалась она уже из чисто женского любопытства.
— Очень, — ответил Норман, и его глаза вспыхнули.
— Красивая и умная — неотразимое сочетание, не так ли? — поддразнила его мать.
— Угу, — согласился Норман. — Только… — он задумчиво помолчал, устремив взгляд куда-то в себя, — дело не только в этом. Есть в ней что-то такое… какая-то загадка, что ли, которая сразу привлекла меня.
— Что ж, — констатировала Клара. — Вижу, ты влюбился, мой мальчик. По всей видимости, это любовь с первого взгляда.
Норман поморщился.
— Мам, ты насмотрелась мыльных опер по телевизору. Ну какая еще любовь с первого взгляда? — проворчал он. — Да, она мне нравится, не спорю, но это не значит… — Он внезапно замолчал. Не значит? Или все-таки… Неужели мама права и он в самом деле влюбился? Хорошо это или плохо?
Вспомнив Сюзанну, ее прелестное лицо с голубыми глазами-озерами, ощущение ее восхитительного тела под его ладонями, он пришел к выводу: все-таки хорошо. И широко улыбнулся.
— Ну может, ты и права, мама.
— Разумеется, права. Когда ты меня с ней познакомишь?
— Не терпится устроить смотрины? — пошутил Норман.
— Еще как! — в тон ему ответила Клара.
— Всему свое время, — подражая материнскому голосу, назидательно проговорил Норман, и оба рассмеялись.
Они поболтали еще несколько минут, потом Норман тепло попрощался с матерью, вышел на крыльцо коттеджа и вытащил из кармана телефон.
Пора звонить Сюзанне.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Не любить невозможно - Лесли Марианна

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Не любить невозможно - Лесли Марианна



Романчик миленький и все.Быстрая любовь героев друг к другу немного раздражает.Его можно прочитать лиш на раз.
Не любить невозможно - Лесли Марианнанаташка-ромашка
16.06.2011, 12.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100