Читать онлайн Не любить невозможно, автора - Лесли Марианна, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не любить невозможно - Лесли Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не любить невозможно - Лесли Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не любить невозможно - Лесли Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лесли Марианна

Не любить невозможно

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4



Это был только поцелуй, твердила себе Сюзанна. Пусть и необыкновенный, пылкий, взрывной, возбуждающий, но всего лишь поцелуй, ничего больше.
Однако прошло уже два часа, а она все еще ощущала его воздействие на свое тело, свои чувства. Сюзанна скользнула взглядом по мужчине, сидевшем напротив нее.
Как ни странно, но те два часа, что они провели в доме Нормана, прошли на удивление спокойно и безмятежно. Как всегда в его присутствии, Сюзанна чувствовала себя защищенной и расслабленной, хотя некоторое напряжение все же имело место, но вызвано оно было не чем иным, как тем поцелуем в машине.
Болтая и смеясь, они вместе приготовили еду и накрыли на стол прямо на кухне. Норман предлагал устроиться в гостиной, но Сюзанна отказалась, заметив, что на кухне очень уютно и ей здесь нравится, что было правдой. Однако, несмотря на внешнюю веселость, в них обоих таилось томное ожидание, предвкушение, нараставшее с каждой минутой.
Время от времени возникали напряженные моменты, когда они случайно касались друг друга плечами, локтями или пальцами, встречались глазами и не могли оторвать друг от друга взглядов.
Несмотря на свой ограниченный опыт в общении с мужчинами, Сюзанна прекрасно понимала, что приближается еще один чувственный взрыв, что он неизбежен. Об этом говорит и тот внутренний трепет, который она испытывала всякий раз, когда их с Норманом взгляды встречались или когда они ненароком касались друг друга.
Все это время Норман был весел, мил и обаятелен, шутил, смешил ее, развлекал. Он держал свое обещание и не торопил ее, не подталкивал, больше не делал никаких двусмысленных намеков, и только глаза выдавали его — в них явственно читалось желание.
Сюзанне казалось, что она хорошо владеет собой, по крайней мере ничем не выдает той бури, которая бушует в ее душе, вызванная их поцелуем и предвкушением того, что может последовать. Когда все было съедено, она со вздохом отложила салфетку.
— Спасибо, Норман. Все было очень вкусно. Ты отлично готовишь, — сделала она комплимент хозяину.
— Ну, во-первых, чтобы приготовить полуфабрикаты большого умения и не требуется, — возразил Норман, которому была приятна ее похвала. — А во-вторых, мы ведь вместе готовили, так что в том, что получилось вкусно, есть и твоя заслуга.
— И все-таки я заметила, что ты очень ловко управляешься на кухне. От кого ты этому научился?
— От мамы. Она прекрасная стряпуха. Готовит — пальчики оближешь.
Сюзанна улыбнулась.
— А моя мама готовит просто ужасно. За что не возьмется, все у нее или не доваривается, или подгорает. Папа шутит, что она из тех, кто умудряется переварить даже воду.
— Тогда у кого ты научилась хорошо готовить? — поинтересовался он. — Я еще не забылтого восхитительного воздушного омлета, которым ты меня накормила.
Сюзанна рассмеялась.
— Ты преувеличиваешь.
— Ничуть, — возразил он. — Так у кого же ты позаимствовала свои кулинарные таланты?
— У бабушки, папиной мамы. Одно время она работала шеф-поваром в семье одногомиллионера и поражала гостей своего хозяинатакими кулинарными изысками, от которых у всех просто слюнки текли.
— Твоя бабушка… она жива?
— Нет, к сожалению, она умерла четыре года назад. Мне очень не хватает ее.
— Мне очень жаль, — сочувственно пробормотал Норман, и его взгляд погрустнел. — Я знаю, что значит потерять человека, который тебе дорог и близок. — Он помолчал секунду, но, прежде чем Сюзанна успела спросить, кого из близких он потерял, бодро улыбнулся и сказал:
— Ну что, теперь, пожалуй, перейдем в гостиную.
Судя по тому, как он резко сменил тему, Сюзанна поняла, что он не хочет об этом говорить. Что ж, расскажет, если захочет, подумала она, последовав за ним в гостиную, где он усадил ее на мягкий диван и вручил бокал с вином.
— Расскажи мне что-нибудь о себе, — попросил Норман, присаживаясь с ней рядом.
— Что именно тебе интересно?
— Мне интересно все, что касается тебя, — серьезно отозвался он. — Буквально все подробности со дня твоего рождения до вчерашнего дня.
До того дня, когда мы встретились. Он не произнес этого вслух, но ей и так было понятно, какое большое значение он придает их вчерашней встрече. Как и она.
— Ну, если ты так устал, что хочешь спать… — протянула она.
— Устал? Спать? — недоуменно нахмурился Норман. — С чего ты это взяла?
— Просто история моей жизни настолько скучная и неинтересная, что в два счета усыпит тебя.
— Скучная? — переспросил он, и в его глазах заплясали лукавые искорки. — Даже… э-э… по интимной части?
— А такой части, можно считать, не было, — призналась Сюзанна и мысленно прибавила: до вчерашнего дня, когда я встретила тебя. — Одно не слишком серьезное увлечение не в счет.
— О, вот как? — Ленивая улыбка тронула уголки губ Нормана. В его голосе прозвучало нескрываемое удовлетворение. — Он поднес бокал к губам, сделал глоток и снова устремил взгляд на Сюзанну. — Ну а все остальное?
Сюзанна тоже сделала глоток, чтобы смочить горло, которое внезапно пересохло. От его близости. От его взгляда. Его неподдельного интереса к ней.
— Ладно, только потом не говори, что я тебя не предупреждала. Если уснешь посреди моего рассказа, пеняй на себя.
— Не усну, обещаю, — сказал он, мысленно добавив: разве что с тобой.
— Что ж, тогда слушай, — уступила Сюзанна, начав быстро рассказывать незатейливую историю своей жизни.
— Как, мне кажется, я уже говорила тебе, я родом из Нэшвилла, штат Теннесси. Там я родилась и выросла, только училась в Мемфисе. Мои родители самые обыкновенные люди. Отец — наладчик бытовой техники, работает мастером у нас на комбинате. В свободное время смотрит бейсбольные матчи и ездит куда-нибудь на рыбалку. Мама — владелица маленького книжного магазинчика. Книги — ее призвание. Ее работа и хобби одновременно. Наш дом просто завален книгами. С раннего детства я была окружена ими, поэтому неудивительно, что выросла этаким синим чулком. История всегда привлекала меня, особенно древняя. В школе я побеждала на всех конкурсах и олимпиадах по истории, а после школы, вполне естественно, поступила на исторический факультет университета. Два года назад я его закончила и преподавала в одной из школ в Нэшвилле. А два месяца назад, когда увидела в Интернете объявление о конкурсе на должность преподавателя истории здешнего университета, сразу послала свое резюме. Вскоре мне пришел ответ, что меня берут, и вот — чуть больше двух недель назад — я приступила к работе. Веду курс древней истории у старшекурсников.
— А симпатии и антипатии? Чем увлекаешься, что не любишь?
— Увлекаюсь книгами, как ты, наверное, догадываешься, особенно историческими, люблю классическую оперу и французские комедии. Не люблю шумные сборища и очень громкую, гремящую музыку. Вот, пожалуй, и все. — Она взглянула на него и слегка улыбнулась. — Ну как, еще не потянуло в сон?
— Нисколько. К тому же ты еще ничего не рассказала мне о своей личной жизни. Ты упомянула об одном увлечении. — Он спохватился. — Если, конечно, это не слишком нахально с моей стороны спрашивать об этом. Если не хочешь, можешь не…
— Ну почему же, расскажу, если тебе интересно. Он тоже был студентом, правда я училась на втором курсе, а он на последнем. Он был одним из лучших студентов исторического факультета, и ему прочили большое будущее, блестящую карьеру ученого. Мы познакомились в студенческой столовой. Я нечаянно пролила на него сок. — Сюзанна грустно улыбнулась своим воспоминаниям. — Я была безумно влюблена, точнее так думала, хотя теперь, оглядываясь назад, понимаю, что просто была ослеплена его умом и обаянием. Его опытностью и искушенностью. — Она горько усмехнулась. — А он, как оказалось, просто пользовался мною. Видишь ли, в то время он писал научную работу, посвященную древней цивилизации ацтеков, а это была одна из моих любимых тем, по ней у меня было собрано очень много ценного и редкого материала. Естественно, когда он попросил, я позволила ему пользоваться всеми своими материалами. Разве могла я пожалеть каких-то записей, пусть и ценных, для любимого человека? В общем, я помогла написать ему эту работу, а после того, как оно было опубликовано и он получил за нее массу хвалебных отзывов и солидную денежную премию, он бросил меня и через два месяца женился на дочери нашего декана. — Сюзанна замолчала, уставившись в одну точку, вновь переживая те боль и унижение, которые испытала тогда.
Норман слушал ее очень внимательно, не перебивая, и только крепко сжатые губы выдавали его реакцию.
— Ты все еще любишь его? — тихо спросил он.
Она резко обернулась к нему, очнувшись от своих мыслей. Горечь его тона поразила Сюзанну.
— Что? Люблю его? Разумеется, нет. Возможно, и тогда не любила. Как я уже сказала, просто была ослеплена.
— Но рана, мне кажется, еще не зажила, — проговорил он, словно размышляя вслух. Увидев, что глаза ее слегка расширились, он поспешно добавил: — Не надо, ничего не говори. Прости, я вообще не имел права просить тебя рассказать об этом. — Отставив бокал на журнальный столик, Норман накрыл ее ладонь своей.
Прикосновение этих сильных теплых пальцев подействовало на нее успокаивающе. Она улыбнулась.
— Ты ошибаешься, Норман. Все давно прошло. Единственное, что я теперь испытываю, — это горечь из-за того, что была такой глупой и так легко позволила пользоваться собой. И что сразу не разглядела его истинной сущности.
— Не вини в этом себя, — сказал Норман. — Это далеко не всегда так просто. Надеюсь, после этого ты не возненавидела всех мужчин?
— Конечно нет, — удивленно отозвалась она. — Я не настолько глупа, чтобы винить половину человечества за неблаговидный поступок одного ее представителя.
— О нет, ты совсем не глупа, ты очень умная… и красивая, — пробормотал Норман, не сводя с нее теплого взгляда. Его ладонь, лежавшая на ее руке, скользнула выше к локтю.
Сюзанна не смогла совладать с трепетом удовольствия, пробежавшим по ней от этих прикосновений.
— Спа… спасибо, — выдохнула она прерывающимся голосом.
— Не за что. — Он с улыбкой провел пальцами по всей ее руке до плеча и, скользнув по ткани платья, большим пальцем погладил нежную кожу шеи.
Она тут же почувствовала, как по телу побежали мурашки и стало трудно дышать.
— Норман, я…
— Что, дорогая? — Он придвинулся к ней вплотную — так, что она чувствовала жар, исходящий от его тела, крепкие мышцы бедра, и все мысли разом вылетели у нее из головы. — Что ты хотела сказать? — пробормотал он, щекоча ее ухо своим горячим дыханием.
— Я… я забыла, — выдохнула Сюзанна, чувствуя, как от прикосновения его жарких губ к коже откуда-то из глубин ее естества жидкой лавой растекается влажное, вибрирующее тепло. От него пахло свежестью и мужчиной, и от этого запаха у нее голова шла кругом.
Сердце Сюзанны забилось с такой силой, что ей казалось, его стук эхом разносится по комнате и отдается от стен. Руки уже не слушались ее и сами, по своей воле, легли ему на плечи. Да и как она могла совладать с собой, если этот мужчина так страстно желал ее, так остро нуждался в ней. А она в нем. Если он смотрел на нее восхищенным раздевающим взглядом. Если жар его возбужденного тела проникал в нее, разжигая пожар в крови.
— Норман! — выдохнула она.
Но он тут же нашел ее губы своими губами. Все вокруг померкло, и Сюзанна почувствовала, что слабеет в его объятиях и отвечает на его жадные поцелуи.
Норман хотел поцеловать Сюзанну только один раз и отстраниться. Как бы не так! Мог бы догадаться, что она слишком хороша, чтобы тут же отпустить ее.
Сюзанна вспыхнула как спичка и запылала так, будто ее с головы до ног охватило пламенем. Не отдавая себе отчета в том, что делает, она прильнула к Норману, чтобы продлить волшебный миг счастья.
Он между тем начал ласково покусывать ее шею. Сюзанна вся задрожала и вдруг почувствовала, как одна его рука нашарила молнию у нее на спине и потянула вниз. Затем он стащил платье с одного ее плеча и начал осыпать ее градом поцелуев, от которых она едва не потеряла сознание.
— Боже, это какое-то… безумие! — хрипло простонала она.
Норман и сам это понимал. Он не собирался заходить так далеко, но просто не смог устоять.
Ему еще никогда не было так хорошо. И никогда еще он не хотел женщину так страстно, как хотел сейчас Сюзанну.
— Не уходи, милая… не покидай меня… — шептал он умоляюще, а его пальцы уже проскользнули под кружево чашечки бюстгальтера.
Сюзанна была совершенно беспомощна перед гипнотическим звуком его голоса и его прикосновениями. Никогда прежде она не испытывала ничего подобного. С ее стороны было бы полным безрассудством отдаться его ласкам, когда они знакомы всего два дня, но именно этого ей и хотелось больше всего на свете.
— Не надо, Норман…
Но его губы нашли ее грудь, и слова Сюзанны утонули в море пронзительно-сладких ощущений. С покорным вздохом она обмякла в его руках. Она чувствовала тяжесть его широкой груди, натиск его бедер, напряжение крепких мышц ног, всю силу овладевшего им желания…
Мысль, что это сейчас произойдет, пробилась сквозь окутавший мозг сладострастный дурман. Где-то в сознании билась крошечная мысль о том, что все происходит слишком поспешно, что надо остановиться.
В конце концов разум взял верх над чувствами и заставил разомлевшее от ласк и поцелуев тело подчиниться. Собрав остатки воли, Сюзанна уперлась ему руками в грудь, заставляя остановиться.
— Норман… пожалуйста! — взмолилась она, с трудом переводя дыхание.
Почувствовав ее сопротивление и услышав умоляющие нотки в голосе, Норман, к его чести, сразу же остановился. Тяжело и прерывисто дыша, с потемневшими от страсти глазами он приподнялся над ней, напряженно вглядываясь в ее раскрасневшееся лицо. В этот момент она была так красива и желанна, что ему стоило титанических усилий сдержаться и не заключить ее в тиски своих объятий, разомкнуть которые не смогла бы никакая сила.
Сделав глубокий вдох, он постарался успокоиться, расслабить мышцы своего напряженного от возбуждения тела.
Сюзанна же, словно притягиваемая какой-то мощной, непреодолимой силой, не могла оторвать от него взгляд, глядя в его полыхающие страстью глаза, на стиснутые до боли челюсти, краску возбуждения, проступившую под смуглой кожей. Когда он приподнялся и сел, она невольно скользнула взглядом вниз и нервно сглотнула, заметив красноречиво выпирающую выпуклость под слаксами, явственно свидетельствующую о силе его желания. У нее вдруг возникло острое желание наплевать на осмотрительность и доводы рассудка и довести до логического завершения то, что они начали, но она справилась с искушением и, отведя взгляд, села на диване.
— Уже довольно поздно, — пробормотала она каким-то чужим, срывающимся голосом и вскочила с дивана. — Пойду… уберу со стола. — И поспешно скрылась в безопасности кухни.
Несколько минут после ее бегства Норман не шевелился. Он понимал, что должен сам заняться посудой, а не позволять делать это своей гостье, но пока просто не мог встать и пойти за ней. Он вообще сомневался, что в состоянии сдвинуться с места.
Сделав глубокий вдох полной грудью, он попытался расслабиться. Уголок его рта приподнялся в кривой улыбке, когда он вспомнил взгляд Сюзанны, которым она скользнула по нему, ее паническое бегство.
Ничего удивительного, что она сбежала. Не стоило ему так торопиться, подталкивать ее к тому, к чему она еще не была готова. Он ведь с самого начала понял, что Сюзанна Стейнбек не из тех женщин, которые не задумываясь ложатся в постель с первым встречным. И хотя он видел, чувствовал, что она желает его ничуть не меньше, чем он ее, все-таки ему не следовало спешить. Женщины устроены иначе, нежели мужчины, и им, для того чтобы переступить определенную грань в отношениях, одного физического влечения недостаточно. Эмоции и чувства играли для них первостепенную роль.
Их влечет друг к другу, это ясно как божий день, но он должен дать ей больше времени, чтобы привыкнуть к нему, к ее собственным порывам и ощущениям. Очень скоро она сама придет к нему в объятия — Норман был в этом уверен, а пока ему ничего не остается, как только ждать и мечтать об этом мгновении.
Мечтать о ее прекрасном, волнующем теле, скрытом под тонким шелком платья, об искушающей сладости мягких, чуть влажных губ, о том, с какой готовностью она откликнулась на его ласки, как таяла в его руках.
Он все еще находился во власти ее чар, ее соблазнительного тела, еще ощущал его жар и вкус.
И тем не менее стремительность и необычайная сила пробудившегося в нем желания поневоле заставили Нормана задуматься и о своих ощущениях. Да, он пользовался успехом у женщин и у него имелся немалый опыт по амурной части, но в его отношении к Сюзанне было нечто новое, не похожее ни на что, испытанное им прежде. Уж слишком быстрым и неконтролируемым был его сегодняшний порыв. Даже в горячие деньки своей юности его тело не реагировало на женщину с такой быстротой.
Впрочем, возможно, частично такую реакцию можно приписать тому, что вот уже несколько месяцев — с тех пор как он вернулся в Бедсворд — у него не было женщины. Но длительное воздержание случалось у него и раньше, и даже подольше нынешнего, однако, когда появлялась возможность положить ему конец, он не бросался в сладостную бездну с такой поспешностью, с такой неудержимостью, как несколько минут назад.
Тут есть о чем подумать, решил Норман, облегченно вздохнув оттого, что тело понемножку стало расслабляться. Тиски горячего возбуждения, державшие его в жестком захвате, начали отпускать его, напряженность в мышцах стала спадать.
Что ж, Норман Чейни, усмехнулся он, вот тебе еще одна загадка, над которой надо поломать голову. Но ведь ты же полицейский, коп, тебе и карты в руки.
Звон посуды на кухне вернул его к реальности, заставив окончательно прийти в себя. Пока он тут справляется со своим не в меру разгулявшимся либидо, его гостья занимается уборкой. Ну и ну! Грош цена твоему гостеприимству, Чейни, если ты позволяешь своей гостье мыть посуду! — отругал он себя.
Его гостья. Сюзанна.
Норман вскочил с дивана. Чтобы найти ответы на все те вопросы, которые роились у него в голове, вовсе необязательно быть великим сыщиком и владеть дедуктивным методом.
Протянув руку, Норман взял со стола оба бокала — свой и Сюзанны. Ответ очевиден и лежит на поверхности.
С внезапным озарением Норман осознал, что и его импульсивность, и сила его возбуждения были вызваны не просто потребностью в женщине. Любой женщине.
Нет, причиной всему этому именно эта женщина, которая гремит сейчас посудой у него на кухне.
Женщина по имени Сюзанна.
Именно она заставляет его сердце стучать громче, пульс биться чаще, именно она ударяет ему в голову как хмельное вино, заставляя забыть обо всем на свете, кроме вкуса пухлых ароматных губ, ощущения мягкого податливого тела под своими руками.
Стоп! — приказал себе Норман. — Немедленно прекрати думать об этом, иначе твое хваленое самообладание снова даст трещину.
Он заставил себя сосредоточиться на насущном и вошел в кухню. Со стола, на котором они обедали, было убрано, посудомоечная машина включена и тихонько гудела, а Сюзанна, стоя к нему спиной, протирала микроволновку изнутри влажной салфеткой.
— Ну зачем ты это делаешь? — покачал он головой, остановившись на пороге. — Я бы и сам со всем справился. Теперь ты будешь думать, что я никудышный хозяин.
— Ничего страшного. — Сюзанна чуть повернула голову и улыбнулась ему через плечо. — Мне нетрудно загрузить посуду в посудомоечную машину и стереть со стола. — На несколько мгновений повисло неловкое молчание. — Норман… мне очень жаль, но я…
— Ничего не говори и не извиняйся, — прервал ее он. — Это мне следует извиниться. Я действовал слишком поспешно и напористо, подталкивал тебя к тому, к чему ты еще явно не готова. — Он помолчал, но когда она ничего не ответила, подошел и встал у нее за спиной, однако соблюдая дистанцию. — Я принес тебе твой бокал с вином. — Он поставил его на стол рядом с ней.
Сюзанна повернулась к нему и слабо улыбнулась.
— Думаю, на сегодня с меня достаточно вина. — Я и без вина хмельна, добавила она про себя. Хмельна от твоей близости, твоих поцелуев.
— Дело ведь не в вине, — возразил Норман, не сводя с нее глаз. — Ты же понимаешь это. Правда, Сюзанна?
— Нет, не в вине, — прошептала она так тихо, что он едва расслышал, и опустила глаза.
— Посмотри на меня, милая, — попросил Норман, приподнимая ее голову за подбородок. Прикосновение к ней было ошибкой, поэтому он быстро убрал руку.
Закусив губу, Сюзанна подчинилась. В ее глазах он прочел растерянность. До Нормана дошло, что она, как и он, смущена и сбита с толку реакцией своего тела.
— Между нами что-то происходит, согласна? — сказал Норман, не отпуская ее взгляда. — Я бы назвал это сильным влечением, но не только физическим. Между нами возникло и эмоциональное притяжение. Во всяком случае, о себе я могу сказать это наверняка: мне хочется быть с тобой, видеть тебя, разговаривать, просто дотрагиваться до тебя. А тебе? Чего хочется тебе? — Он пристально вглядывался в ее приподнятое к нему лицо.
— Того же, — тихо призналась она. — Мне хорошо с тобой, Норман, но…
Он приложил палец к ее губам, не дав продолжить.
— Никаких «но», милая. Прошу тебя. Я все понимаю и не тороплю тебя. Дай мне шанс. Дай нам шанс. Пожалуйста.
Она нервно сглотнула.
— Хорошо.
Норман просиял и облегченно выдохнул, только сейчас осознав, что задержал дыхание в ожидании ее ответа.
— Вот и умница. — Он снова посерьезнел и признался: — Я очень хочу тебя, Сюзанна. Так хочу, что мутится в глазах. Хочу обладать тобой целиком, без остатка, хочу раствориться в тебе. Но, как я уже сказал, не стану торопить тебя. — Он глубоко вздохнул, словно ему было трудно совладать с собой. — Я буду терпеливо ждать, когда между нами не останется никаких преград и ты сама придешь ко мне и скажешь, что хочешь меня. — Он горько усмехнулся. — Нелегко мне придется, я чувствую, но, будь уверена, я не нарушу своего обещания.
— Я знаю, Норман, знаю. — Сюзанне и в голову не пришло бы усомниться в твердости его слова, в его благородстве. Ее рыцарь в сияющих доспехах. От этой мысли у нее к глазам подступили слезы, и она часто заморгала, чтобы прогнать их.
— Пожалуйста, Сюзанна, только не плачь, прошу тебя, иначе мне придется утешать тебя, прижимать к себе, и я снова почувствую тепло твоего тела и… — Он осекся, сделал шаг назад, повернулся и сдернул кухонное полотенце с крючка.
— Ты убрала со стола, а я буду вытирать посуду и расставлять ее по местам.
— Согласна, — улыбнулась Сюзанна. — И заодно расскажешь мне о себе. Ведь я еще почти ничего о тебе не знаю. Договорились?
— Договорились, — бодро кивнул он.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Не любить невозможно - Лесли Марианна

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Не любить невозможно - Лесли Марианна



Романчик миленький и все.Быстрая любовь героев друг к другу немного раздражает.Его можно прочитать лиш на раз.
Не любить невозможно - Лесли Марианнанаташка-ромашка
16.06.2011, 12.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100