Читать онлайн Мой любимый босс, автора - Лесли Марианна, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый босс - Лесли Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.83 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый босс - Лесли Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый босс - Лесли Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лесли Марианна

Мой любимый босс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Не понимая, что он нашел смешного в ее словах, Кэтрин обиженно замолчала. Видимо, он считает, что глупо с ее стороны мечтать открыть свое собственное издание? Наверное, он считает, что она не справится. Она хотела было возмутиться, но трудно было возмущаться, когда ее так зачаровывала его крепкая загорелая шея, когда хотелось покрыть ее поцелуями от ключиц до маленькой ямочки на подбородке.
Наконец, отсмеявшись, Адриан покачал головой и вздохнул.
– И как я мог быть таким слепым? Позволь, я кратко изложу тебе свой послужной список, Кэтрин. Я работал репортером в крупной ежедневной газете, потом вел свою колонку, стал редактором. Но меня постоянно преследовало чувство, что я стал всего лишь еще одним менеджером гигантской корпорации, которая выпускает никому не нужную макулатуру. В конце концов я ушел и устроился на работу в еженедельник, чтобы начать все сначала и узнать все, что нужно знать для выпуска собственной газеты. – Адриан снова усмехнулся. – Знакомо, да? Казалось бы, я должен был узнать свою же схему, увидев твои бумаги, но, когда я просмотрел твои данные, у меня даже мысли не возникло, что ты, возможно, идешь тем же путем, каким шел и я. – Адриан складывал остатки ланча в бумажный пакет. – Я не просто сожалею, Кэтрин. Я потрясен случившимся. Я, считающий себя неплохим журналистом, упустил очевидную истину, выискивая тайную подоплеку.
Соскочив со скамьи, на которой они сидели, чтобы выбросить мусор в стоявшую неподалеку урну, Адриан послал Кэтрин полную раскаяния улыбку, за которой скрывалось смятение. По-видимому, он не кривил душой, когда сказал, что потрясен.
– И ты по-прежнему уверена, что хочешь заниматься этим делом? – со смешком спросил он. – Только посмотри, что оно со мной сделало. – Правда, виновата в этом не только газета и связанные с ней проблемы. Есть и другие причины, но о них он говорить не собирался.
Кэтрин улыбнулась и кивнула.
– Должна признаться, у меня не раз возникали сомнения с тех пор, как я пришла работать в «Городские новости». Даже без саботажа и попыток подрыва доверия к изданию и издателю все это очень сложно и требует большого напряжения и сил. Все время думаешь, как бы не допустить ошибки. Вполне естественно, что человек меняется, но, Адриан, твоя честность и неподкупность остаются неизменными, разве не так? И разве не это самое важное? Я уверена, тебе должно быть приятно, что своими публикациями ты можешь что-то изменить в жизни города к лучшему, что ты можешь бороться с несправедливостью и клеветой. Уже сам факт, что у тебя есть враги, говорит о том, что ты что-то значишь в этом мире, что с тобой нельзя не считаться. Что волны твоего влияния распространяются и ощущаются повсюду.
– Я только надеюсь, что сумею удержаться на гребне этих волн и не свалюсь в пучину, – заметил Адриан, бросив взгляд на часы. – Всегда существует опасность, что одна из них тебя смоет. – В этот момент у него зазвонил сотовый, он извинился и ответил. Судя по его репликам, звонили из редакции. – Что ж, – с извиняющейся улыбкой сказал он, закончив разговор, – как ни приятно мне быть здесь с тобой, но пора возвращаться на работу. Там срочно понадобилось подписать кое-какие бумаги, а еще возникли какие-то проблемы с четвертой полосой.
Кэтрин встала.
– Да и мне тоже пора.
– А вот ты на сегодня можешь быть свободна, Кэтрин. Ты с семи часов на работе и вчера сидела допоздна. Тебе надо отдохнуть. Тем более что по пятницам мы заканчиваем пораньше.
– А ты тоже заканчиваешь пораньше? – поинтересовалась Кэтрин.
– Я – другое дело. – Адриан понимал, куда она клонит, и попытался переубедить ее. – Компания моя, и мой рабочий день не нормирован.
– А как насчет мистера Хардвика? Он тоже заканчивает пораньше? – не унималась Кэтрин.
– Он – главный редактор. Как только мы достаточно укрепимся, чтобы иметь возможность давать себе громкие имена, Реджи станет вице-президентом компании. Так что сейчас, пока мы только на первой ступени, он накапливает очки.
– А разве я не исполняю обязанности главного редактора, пока его нет? – Глаза Кэтрин победно сверкнули.
– Я еще не уверен, – тихо отозвался Адриан. – Ты с нами, Кэтрин? Ты по-прежнему остаешься в «Городских новостях», несмотря на то что их издатель недоверчивый тиран?
Кэтрин шагнула к нему, тронутая искренностью его слов.
– Да, если этот издатель по-прежнему хочет, чтобы я… – Внезапно острый каблук погрузился в мягкую землю газона и Кэтрин чуть не упала.
Мгновенно отреагировав, Адриан схватил ее за плечи и с трудом сглотнул, почувствовав прикосновение ее упругой груди. Его руки сжали предплечья Кэтрин, помогая устоять на ногах. Она вскинула на него потемневшие голубые глаза, и огонь этого взгляда зажег в Адриане бушующее пламя. Горло сдавило так, что он не смог бы произнести ни слова, даже если бы попытался. Но он и не пытался, потому что в этот момент все рациональные мысли покинули его. Исходивший от Кэтрин запах ландыша и женщины и пьянящий аромат цветущей жимолости ударили в голову словно хмельное вино. Ее мягкие розовые губы манили к к себе все ближе и ближе, пока он почти не коснулся их своими.
Но все же он сумел остановиться. Это полнейшее безумие, сказал он себе, и эта мысль стала тем ушатом холодной воды, которая вернула ему здравомыслие. Он не имел никакого права играть чувствами Кэтрин. Ему нечего ей предложить, кроме того, за чем она пришла: знаний и опыта издания газеты.
Сделав над собой усилие, он отодвинулся, отпустил руки Кэтрин и отступил на шаг. Затем, прокашлявшись, сказал:
– А знаешь, Кэтрин, мне только сейчас пришло в голову, что если ты пришла в «Городские новости», чтобы научиться выпускать свою газету, то, выходит, я готовлю себе потенциального конкурента.
– Ни в коем случае, – отозвалась Кэтрин, – сделав вид, будто и не было этих нескольких мгновений, когда он готов был поцеловать ее. Губы ее горели, а сердце колотилось так неистово, словно она пробежала стометровку. Но она не должна показывать Адриану, что это ее так сильно взволновало. – Я никогда не совершу глупости вступления в конкурентную борьбу с изданием, принадлежащим Адриану Челтенхему.
Кэтрин порадовалась тому, что голос ее прозвучал совершенно спокойно, ничем не выдав ее смятения. Она также надеялась, что на лице ее не отражается безумного желания обвить руками шею Адриана и самой поцеловать его так, чтобы он позабыл обо всем на свете.
– И где бы ты хотела открыть свою газету? – несколько рассеянно поинтересовался Адриан. С каждой минутой, проведенной в обществе Кэтрин, ему становилось все труднее держать в узде свои чувства. Возбуждение, охватывавшее его, было сильным и опасным.
На какое-то время потеряв интерес к своему вопросу, Адриан взял Кэтрин под локоть и повел в сторону асфальтовой дорожки, решив, что парк слишком ненадежное, слишком романтическое место. Странно, как он раньше не замечал его очарования. И что еще более странно, он только сейчас осознал, что до этого момента многого не замечал. Неужели все свои тридцать четыре года он провел, словно в летаргическом сне, и только сейчас проснулся? Или, может, какой-то злой сказочный волшебник заколдовал его при рождении и разбудить мог лишь поцелуй прекрасной принцессы?
Адриан почувствовал, как губы его дрогнули в слабой улыбке, когда понял, куда завели его причудливые мысли.
Внимательно глядя под ноги, чтобы еще раз не оступиться, Кэтрин выбралась на дорожку и пошла рядом с Адрианом, время от времени украдкой поглядывая на него. Он больше не поддерживал ее и даже сунул руки в карманы, и это, признаться, разочаровало ее. Надо было продолжить разговор, чтобы он не понял, насколько глубоко ее смятение, насколько сильно волнует ее его близость, но она никак не могла вспомнить его вопрос.
– Извини, что ты спросил? – пробормотала она.
Адриан недоуменно наморщил лоб. Похоже, он и сам уже забыл, что спрашивал. Наверное, мыслями он уже в редакции, подумала Кэтрин, а разговор поддерживает просто из вежливости.
– А, – наконец вспомнил он, – я спросил, – где бы ты хотела открыть свою газету?
– Думаю, в каком-нибудь небольшом городке вроде Портленда, – отозвалась она. – Конечно, я не буду и пытаться обосноваться где-нибудь неподалеку, – заверила его Кэтрин, как она надеялась, спокойным, уверенным голосом. – Местный рынок полностью в твоем распоряжении. – Она улыбнулась. – Я обнаружила, что мне очень нравится океан, поэтому, возможно, переберусь куда-нибудь на Восточное побережье.
– Восточное побережье? – глухо переспросил Адриан. На другом конце страны! Его вновь охватило уныние. – Да, Восточное побережье. Наверное, неплохой выбор. Там много возможностей, – сказал он, как только смог взять себя в руки и спрятать подальше свое разочарование. Затем поспешно добавил: – Но и здесь, на Западном побережье, возможностей предостаточно. У меня есть редакции здесь, в Орегоне, и несколько на севере Калифорнии. Я пошутил, когда говорил, что готовлю конкурента, Кэтрин. Всегда есть место для здорового соревнования, да и Западное побережье велико. – Немного помолчав, он спросил: – Ты еще не планировала, когда намерена приступить к осуществлению своего плана?
– Мне еще нужно многому научиться, а уж потом что-то планировать, – вздохнула Кэтрин, думая, уж не почудились ли ей грустные нотки в голосе Адриана, как если бы он не хотел, чтоб она уезжала.
Нет, скорее всего я просто принимаю желаемое за действительное, сказала она себе. Судя по той сдержанности, с которой Адриан ведет себя, он не слишком заинтересован в их сближении. Почему же тогда его должно волновать, где и когда она собирается начать свое дело?
– Я целый год проработал в еженедельнике, прежде чем решил, что теперь знаю достаточно, чтобы выпускать собственную газету, – поделился своим опытом Адриан, втайне надеясь, что за такой срок что-то, возможно, изменится и Кэтрин передумает уезжать так далеко.
– Да, я тоже прикинула, что потребуется не меньше года на обучение и подготовку, – с готовностью согласилась Кэтрин. – Это огромный финансовый риск, поэтому мне бы хотелось иметь действительно надежное основание на каждом этапе работы. Ты на самом деле не против того, что я пользуюсь тобою в своих целях?
Пользуйся! – про себя взмолился Адриан. Пользуйся мною как хочешь и как можно дольше!
– Напротив, – после некоторой паузы ответил он, – я думаю, что иметь человека твоей квалификации на своей стороне равнозначно получению секретного оружия, Кэтрин. И в любом случае как я могу винить тебя за то, что делал сам? Я откровенно признался во всем издателю газеты, куда устроился на работу. И это была честная сделка. Мне и сейчас так кажется, хоть я и сижу теперь по другую сторону стола.
Я, конечно, недостаточно искренен, вынужден был признаться себе Адриан. Позволить Кэтрин остаться достаточно долго, чтобы привыкнуть видеть ее, говорить с ней, чувствовать обаяние ее женственности, а затем распрощаться после того, как она наверняка займет очень важное место в его жизни, его сердце. Это ли честно?
Кэтрин молчала, обдумывая слова Адриана, польщенная его высоким мнением о ней как о профессионале.
– Знаешь, мне кажется, тебе будет легче открыть свое издание, чем было мне, – заметил Адриан. – Мне пришлось столкнуться с еще одной трудностью, которая тебе не грозит.
– Да? И что же это за трудность? – с любопытством поинтересовалась Кэтрин.
– Жена, которая считала, что оставить отличную работу и пытаться заняться чем-то настолько рискованным, как выпуск своей газеты, является верхом безответственности или, если уж напрямик, полной глупостью.
Сердце Кэтрин, казалось, перестало биться. Оно просто остановилось, и все тут. Лишь усилием воли она заставила себе сохранить внешнюю невозмутимость, хотя внутри у нее все перевернулось. Ноги перестали слушаться и как будто налились свинцом.
По крайней мере, теперь понятно, промелькнуло в голове у Кэтрин, почему он всякий раз останавливал себя, когда испытывал желание меня поцеловать.
Какая же я дура! – честила себя Кэтрин. Как могла не подумать о том, что Адриан женат, ведь ему уже за тридцать.
– Ну, полагаю, теперь твоя жена уже так не думает. Она наверняка поняла, что иметь собственную сеть печатных изданий не так уж глупо и безответственно. – Она заметила, что Адриан смотрит на нее с некоторым недоумением, видимо пребывая в счастливом неведении относительно того, какой жестокий удар он ей нанес. – В конце концов, – наигранно бодро продолжала она, твердо вознамерившись сохранить остатки достоинства, несмотря на хаос, воцарившийся в душе, – даже если сейчас у тебя и возникли какие-то трудности, то они временные, а в целом твои дела идут успешно, не правда ли? – Голос Кэтрин, несмотря на все ее старания сохранить невозмутимость, заметно дрогнул.
Адриан хоть и не сразу, но все же заподозрил, что его сообщение о жене сильно расстроило Кэтрин, и теперь его подозрения подтвердились. Искоса поглядывая на нее, он заметил, как застыло ее лицо, как подрагивают губы, каким напряженным стал голос. Он пожалел, что его неосторожно оброненное замечание о жене дало Кэтрин неправильное представление о нем. Он как-то не подумал, что его новая сотрудница может ничего не знать о его разводе, хотя, казалось, всем давно известны все детали крушения его брака.
– Я не имею ни малейшего представления о том, что думает моя жена, да мне это, честно говоря, и неинтересно. – Сдержанная улыбка тронула его губы. Кэтрин расстроилась, подумав, что он женат. Почему-то эта мысль была ему очень приятна. – Анжелина снова вышла замуж и сейчас живет где-то в Филадельфии.
Облегчение Кэтрин было настолько сильным, что краска смущения залила ей лицо.
– Значит, ваш брак распался потому, что ты решил выпускать свою газету? – выдавила она.
– Нет, думаю, не поэтому, хотя это, наверное, послужило своеобразным толчком. Он распался потому, что вообще не имел права на существование. Мы оба допустили ошибку. Каждый из нас видел в другом только то, что хотел видеть, а не то, что было на самом деле. И, если откровенно, я оказался никудышным мужем. Я больше склонен думать и действовать как отдельная личность, чем как половинка целого.
Кэтрин мягко рассмеялась.
– Я отлично понимаю, что ты имеешь в виду.
– Тебе приходилось сталкиваться с такими людьми, да?
– О да, – засмеялась она, – ведь я сама была таким человеком. Правда, мне повезло больше, чем тебе. Я поняла свою ошибку прежде, чем направилась к алтарю. – И Кэтрин кратко поведала ему о своей несостоявшейся помолвке с Гарри Барретом и вздохнула. – Я не знаю, Адриан, может, это стремление к независимости и к тому, чтобы думать и решать только за себя самого, особенность нашей профессии? Готова поспорить на что угодно, что одной из причин раздора между вами было то, что ты в поисках интересного материала готов был идти на любой риск, а она считала, что сначала тебе следует подумать о последствиях.
Теперь пришел черед Адриана рассмеяться. Кэтрин точно попала в цель, тем самым заставив его признать, что причины его развода, в сущности, самые типичные.
– Работа всегда находилась у меня на первом месте, – согласился он. – И давай скажем прямо: жена имеет право возглавлять список приоритетов своего мужа. – Адриан замолчал, недоумевая, с чего это он взялся философствовать на эту тему, тем более с Кэтрин. Обычно он предпочитал уходить от подобных разговоров. – Как бы там ни было, – продолжил он, решив закрыть этот вопрос, – но я бы начал свой газетный бизнес гораздо раньше, если бы Анжелина так не противилась. Свободно я смог действовать только тогда, когда получил развод. – И то не сразу, мысленно добавил он. В финансовом плане мне пришлось начинать практически с нуля.
Уловив противоречие в словах Адриана, Кэтрин собралась было заметить, что мужчина, ставящий работу выше семьи, не стал бы откладывать осуществление своих честолюбивых замыслов в угоду жене, но вовремя прикусила язык. Это меня совершенно не касается, твердо сказала она себе.
– Я могу только выразить свою радость по поводу того, что ты в конечном итоге все-таки стал выпускать газеты, – задумчиво проговорила Кэтрин.
Ей вдруг пришло в голову, что если Адриан не женат, то почему же проявляет такую нерешительность в отношении ее? Или ей почудилось то взаимное притяжение, которое, как ей кажется, возникло между ними с первых минут знакомства? Очевидно, из них двоих только она испытывала это необыкновенное чувственное волнение. Неудивительно, что он предпочитает говорить исключительно о работе. А ее улыбки и сияющие глаза, вероятно, ставят Адриана в неловкое положение.
Лихорадочно пытаясь найти какую-нибудь нейтральную тему для продолжения разговора, Кэтрин огляделась и возблагодарила судьбу.
– Это, наверное, тот самый знаменитый кедр. – С живой заинтересованностью она указала на огромное раскидистое дерево. – Тот, который ты спас от строителей?
– Да, это действительно тот самый кедр, – подтвердил Адриан, – но спас его вовсе не я. Точнее, не я один. Его спасли жители города. И это была не просто кампания за спасение одного дерева. Люди выражали свой протест против строительных фирм и тех представителей власти, которые позволяют им попирать все местные нормы строительства.
– Ты говоришь о строительной фирме Уинстона? – догадалась Кэтрин. – Это та компания, деятельность которой, по твоему мнению, нужно расследовать? Как и разобраться с теми бюрократами, с которыми Уинстон имел дело и, возможно, давал им взятки?
Адриан серьезно кивнул.
– Ты действительно проделала неплохую домашнюю работу, Кэтрин, – сказал он, – чтобы быть в курсе всех наших дел, ведь наше последнее столкновение с Уинстоном имело место больше месяца назад, когда ты еще не работала в «Городских новостях».
Кэтрин пожала плечами. Она ведь журналист, и добывание информации ее профессия.
– Просматривая подшивки местных газет за прошлые месяцы, я нашла публикации о демонстрациях протеста, и это возбудило мое любопытство, подстегнув разузнать подробности. Я почитала старые номера «Городских новостей» и нашла целую серию редакционных статей, которые, уверена, и подогревали интерес публики. – Кэтрин замолчала, внезапно пораженная пришедшей ей в голову мыслью. – Кто их написал?
– Я, – усмехнулся Адриан. – Ты решила, что их написал Реджи? Тебе и в голову не пришло, что это я заварил всю эту кашу?
– Ну, должна признаться, да, ты прав. Но это было до того, как я узнала, что Адриан Челтенхем не просто издатель.
Адриан усилием воли заставил себя держать руки в карманах и не обхватить ладонями повернутое к нему лицо Кэтрин, чтобы насладиться вкусом ее влекущих губ.
Они подошли к стройплощадке и остановились, глядя, как идет процесс строительства.
– Думаю, ты с полным правом можешь поместить компанию Уинстона в список своих врагов, – заметила Кэтрин и покачала головой, вспомнив, какими резкими были статьи Адриана, направленные против деятельности этой фирмы. – Я вообще удивляюсь, как они до сих пор еще не попытались переломать тебе парочку костей. – Она нахмурилась. – Тебе надо быть осторожнее.
– Если бы я заботился об осторожности, то выбрал бы другую работу, менее конфликтную. – Адриан озабоченно сдвинул брови, когда до него дошло, что они с Кэтрин стоят и следят за работой бригады, которая наверняка испытывает к нему далеко не дружеские чувства. – Нам лучше уйти отсюда. – Он взял Кэтрин под локоть.
Но было уже поздно. Один из строителей прокричал:
– Эй, поглядите-ка, кто пожаловал к нам в гости!
Адриан повернулся в сторону говорящего и увидел, что это бригадир. Тот стоял у стола, на котором лежала кипа чертежей. Адриан вспомнил его имя – Дирк Стоддард. Это был здоровый и злобный, как гризли, парень, и сейчас он выглядел не более приветливым, чем тогда, когда Адриан видел его в последний раз, в тот самый день, когда протесты общественности против бульдозеров Уинстона заставили на время заморозить проект.
Дирк придавил чертежи камнем, чтобы они не разлетелись, и медленно направился в их сторону.
– Кто эта горилла? – шепотом спросила Кэтрин Адриана, чувствуя, как кровь разносит адреналин по всему телу.
Адриан честил себя на все корки за то, что по собственной глупости напоролся на эту встречу и подвергает Кэтрин опасности. Ему следовало бы знать, что Стоддард затаил на него злобу.
– Это бригадир строителей Дирк Стоддард, – ответил он, – и тебе лучше сейчас уйти отсюда, Кэтрин. Иди домой или возвращайся в редакцию, – быстро проговорил он. Сам он не мог отступить перед этим громилой, но и не хотел, чтобы Кэтрин подвергалась опасности, если ситуация выйдет из-под контроля. – Я догоню тебя через минуту.
– Но почему? Что здесь происходит? – Кэтрин недоуменно нахмурилась, когда еще двое верзил встали позади своего бригадира. – Мне почему-то не кажется, что эти милые парни являются представителями комитета по вручению тебе премии за вклад в дело защиты окружающей среды, Адриан.
Он и сам склонялся к тому же мнению.
– Я сказал, иди, – приказал он сквозь стиснутые зубы. – Немедленно, Кэтрин, марш отсюда!
Кэтрин увидела, как еще один рабочий присоединился к наступавшему на них отряду, и решила послушаться совета Адриана, внеся в него, однако, свои изменения. Она отступила назад.
– Эй, Челтенхем, что тебе здесь надо?! – пробасил Стоддард, остановившись всего в нескольких шагах от Адриана, широко расставив ноги и сунув большие пальцы за ремень джинсов. – Придумываешь, что бы еще такое отчебучить, чтобы помешать нам? Мало тебе того, что ты уже сделал? Ты сорвал нам все сроки!
– В чем проблема, Дирк? – спокойно отозвался Адриан. – Ты и твои люди на почасовой оплате. С чего бы тебе беспокоиться, сколько времени займет у вас работа?
– А ты когда-нибудь слышал о премиях за окончание работ с опережением графика? Мы понесли из-за тебя убытки, а если застопорится работа и на других площадках Уинстона, мы потеряем из-за тебя еще больше, приятель.
– Мне очень жаль, приятель, – с сарказмом бросил Адриан, – но пока Коул Уинстон пытается сколотить свои миллионы, наплевав на нормы застройки, принятые в городе, я буду делать все от меня зависящее, чтобы вы и впредь несли убытки. Может, тебе и твоей бригаде стоит подыскать себе место у порядочного подрядчика? Есть ли хоть один проект Уинстона, которым вам можно было бы гордиться? И сколько еще вы намерены работать на этого мерзавца?
В глазах бригадира полыхнул огонь ярости. Очевидно, слова Адриана метко попали в цель.
– Дай-ка, я тебе кое-что растолкую, писака, – прорычал Дирк. – Коул не желает, чтобы ты даже приближался к его стройплощадкам. А нам он дал указание, если мы увидим где-то поблизости твою физиономию, немного ее подпортить. Или подправить… – Громила хохотнул. – Это как посмотреть. И эта идея с каждой минутой нравится мне все больше и больше.
Адриан беспокоился лишь о том, успела ли Кэтрин уйти, но не мог позволить себе обернуться, чтобы посмотреть, где она, не желая выпускать из поля зрения Дирка и его дружков, на рожах которых читалось явное намерение применить силу. Все четверо стали угрожающе надвигаться на него, ухмыляясь в предвкушении удовольствия намять бока виновнику их убытков.
Адриан старался сохранять внешнее спокойствие, прекрасно понимая, однако, что с этими четырьмя громилами ему одному никак не справиться, даже если внутри у него все кипело от ярости и он готов был начать раздавать удары направо и налево. Он надеялся лишь, что Кэтрин успела…
– Эй, мальчики! Ау! – раздался насмешливый женский голос.
Все, в том числе и Адриан, как по команде повернули головы и уставились на Кэтрин, которая незаметно пробралась к столу с разложенными на нем чертежами и стояла, положив руку на камень, прижимавший чертежи, и любовно поглаживала его, словно эта была какая-то драгоценность. Кэтрин широко улыбалась и выглядела очаровательно с разметавшимися под порывами ветра локонами. Но что она затеяла?
– Уходите-ка отсюда подобру-поздорову, леди, – прорычал Стоддард, однако Адриан успел заметить, как в глазах здоровяка мелькнул огонек мужского интереса.
Адриан скрипнул зубами.
– Но я только хотела поинтересоваться у вас, джентльмены, что это за новый вид пресс-папье, – проворковала она мелодичным голоском. – Оно такое необычное! Такой странной формы, неровное и… такое тяжелое! – Одарив мужчин очередной ослепительной улыбкой, она резко отступила от стола.
– Эй! – завопил Дирк. – Положи камень на место, дура!
– Ах ты господи, прошу прощения! – воскликнула Кэтрин, а ветер тем временем подхватил чертежи и понес их невесть куда по парку. – Ах какая незадача! Все ваши бумажки разлетелись. Надеюсь, в них не было ничего важного?
Адриан невольно вздрогнул, когда воздух сотрясли жуткие ругательства и проклятья. Строители, позабыв о нем, рысью бросились ловить улетавшие все дальше чертежи.
Кэтрин подбежала к Адриану, удовлетворенно улыбаясь.
– Вам бы лучше увести меня отсюда, босс. Полагаю, эти люди будут немного рассержены, когда вернутся, изловив все свои драгоценные чертежи.
– Немного рассержены? Ты шутишь? – Адриан схватил Кэтрин за руку, и они почти бегом бросились прочь от стройплощадки. – Да они будут злы как тысяча чертей!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой любимый босс - Лесли Марианна

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Мой любимый босс - Лесли Марианна



Ну наивно, миленько.. :) что взять с любовного романа. Однако, я предпочитаю чтобы мужские характеры вырисовывались более правдоподобно.. а то как-то совсем слюняво. Да и накал страстей вроде бы есть..но описан как-то по-детски, душу не затрагивает. Это если сильно придираться :).. а так легкое чтиво на два часа у бассейна.
Мой любимый босс - Лесли МарианнаТихиро
9.05.2012, 20.40





Нудно.Грустно. Мне не понравилось.Жаль,поверила комментарию.
Мой любимый босс - Лесли МарианнаНаталка.
4.01.2014, 19.41





Не понравилось. Действительно, что взять с любовного романа...
Мой любимый босс - Лесли МарианнаИрина
13.06.2015, 0.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100