Читать онлайн Гостья из прошлого, автора - Лесли Марианна, Раздел -
1
Какой-то посторонний монотонный и надоедливый звук мало-помалу проник в сознание Кристиана, заставив его отвлечься от работы над расчетной таблицей финансирования на следующий год, выведенной им на компьютерном мониторе. Он прислушался и нахмурился. Возможно, это просто у него уже в голове гудит после длинного напряженного дня работы, который плавно перетек в ночное бдение над компьютером, потому что расчет нужно было сделать к утру, а дня ему определенно не хватило, чтобы успеть справиться со всей кучей дел, которые он запланировал на сегодня.
в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гостья из прошлого - Лесли Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гостья из прошлого - Лесли Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гостья из прошлого - Лесли Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лесли Марианна

Гостья из прошлого

Читать онлайн

Аннотация

Кто же эта таинственная незнакомка, которая так упорно его избегает? Кристиан Ричардсон, владелец крупной рыболовецкой компании в Бостоне, намерен выяснить это любой ценой. Он заинтригован, он влюблен и не привык пасовать перед трудностями, но готов ли он принять правду о своей возлюбленной?..


1
Какой-то посторонний монотонный и надоедливый звук мало-помалу проник в сознание Кристиана, заставив его отвлечься от работы над расчетной таблицей финансирования на следующий год, выведенной им на компьютерном мониторе. Он прислушался и нахмурился. Возможно, это просто у него уже в голове гудит после длинного напряженного дня работы, который плавно перетек в ночное бдение над компьютером, потому что расчет нужно было сделать к утру, а дня ему определенно не хватило, чтобы успеть справиться со всей кучей дел, которые он запланировал на сегодня.
Кристиан замер, прислушавшись. Нет, ему не показалось. Это равномерное гудение доносилось со стороны коридора. Какой-то работающий механизм, предположил он. Но что может гудеть здесь, в здании офиса, в двенадцатом часу ночи?
Заинтригованный, Кристиан встал, пересек кабинет и, тихо приоткрыв дверь, осторожно выглянул за дверь. В конце коридора какой-то человек пылесосил напольное покрытие, монотонно возя по полу широкой щеткой моющего пылесоса, который работал достаточно тихо, но все же не совсем бесшумно, как утверждала реклама.
Уборщик, догадался Кристиан, затем прищурился, вглядываясь повнимательнее. Нет, не уборщик. Уборщица. Женщина. На ней была спецодежда – бесформенный черный комбинезон с логотипом какой-то фирмы – вероятно, занимающейся уборкой, – но голова была повязана косынкой. Не банданой, а именно косынкой, что выдавало ее принадлежность к женскому полу. Кроме того, когда она слегка повернулась, Кристиан увидел выбившийся из-под косынки каштановый локон, свисающий до середины шеи. Он слегка раскачивался в такт ее движениям, когда она равномерно водила трубкой пылесоса взад-вперед.
Да, несомненно, это была женщина, теперь он разглядел это совершенно отчетливо. И, кажется, довольно молодая, подумал Кристиан, наблюдая, как она медленно и неуклонно приближается к дверям его кабинета. С такого расстояния он уже мог видеть гладкую кожу лица и шеи. Интересно, задался он невольным вопросом, что заставило такую молодую и явно хорошенькую молодую женщину пойти в уборщицы? Отсутствие образования? Или, быть может, финансовые затруднения?
Она двигалась с монотонностью зомби, не прерываясь ни на минуту, ее ритмичные, спокойные движения притягивали взгляд и как-то странно завораживали. Кристиан зевнул, прикрыв рот рукой.
Он только сегодня утром прилетел из Осло, где пробыл почти неделю, заключая договоры с двумя норвежскими компаниями, занимающимися обработкой рыбы и других морепродуктов: заморозкой, солением, копчением и т. д. Поездка была удачной, он заключил выгодные контракты на следующий год на поставку рыбы, но сразу по приезде на него свалилась масса неотложных дел, накопившихся за время его отсутствия, и все требовали его немедленного решения. Дня ему не хватило, поэтому пришлось прихватить еще и часть ночи, и теперь усталость и недосыпание давали о себе знать.
Обычно Кристиан по ночам не работал. Он считал, что, если хочешь добиться успеха, работать нужно много, но в разумных пределах. Он не причислял себя к трудоголикам, помешанным на работе, хотя и трудился много и усердно, что помогло ему в конечном итоге добиться определенного успеха в финансовых делах, и теперь он мог заключать выгодные контракты не только с американскими, но и с зарубежными компаниями, вот как эти два последних с норвежцами, которые будут покупать у него рыбу.
Его дела стремительно шли в гору, с чем и было связано решение перенести главный офис компании из Провиденса в Бостон, где было значительно больше возможностей для расширения бизнеса. Но в связи с недавним переездом возникла масса всевозможных мелких – и не очень – проблем: несколько утерянных документальных файлов, теперь требующих восстановления, куча всяких официальных бумажек, связанных с регистрацией и оформлением, которые необходимо было заполнить и разослать по нужным инстанциям до Рождества. Ну и еще этот финансовый расчет, без которого невозможно планировать работу в связи с заключенными новыми контрактами. А поскольку бухгалтера, который должен заниматься всей этой бумажной волокитой, он еще не успел нанять, приходилось все делать самому.
В результате он засиделся допоздна и вот теперь стоял в дверях своего нового кабинета, завороженно уставившись на покачивающийся взад-вперед блестящий каштановый локон. Кристиан подавил очередной зевок и прислонился плечом к косяку.
Женщина приближалась, медленно и ритмично водя пылесосом, не пропуская ни одного миллиметра серого синтетического покрытия. Кристиан не сводил глаз с локона. Он понимал, что глупо вот так стоять и пялиться на уборщицу, занимающуюся своей работой, – в то время как его ждет своя! – но отчего-то возникло непреодолимое желание разглядеть ее поближе. Ни у кого из виденных им прежде уборщиков не было таких изумительных, блестящих волос, потому что большинство из них были мужчины, а те немногие женщины, что занимались этой работой, были, как правило, уже далеко не молоды.
Но вот женщина выпрямилась, чтобы убрать мешавший локон, подняла глаза, и неожиданно ее взгляд натолкнулся на высокую мужскую фигуру, прислонившуюся к дверному косяку открытого офиса. Она заметно напряглась, как будто одеревенела, и выставила перед собой трубку пылесоса, словно оружие, которым намеревалась защищаться. Удивление, испуг, тревога промелькнули в ее больших, широко распахнутых глазах.
Раскаяние охватило Кристиана. Следовало бы догадаться, что женщина испугается, когда увидит его, стоящего в дверях и уставившегося на нее.
– Прошу меня простить, – поспешно проговорил он. – Я не хотел вас напугать. Меня зовут Кристиан Ричардсон, и я с недавнего времени снимаю офис в этом здании. Обычно я не работаю по ночам, но сегодня накопилось очень много срочных дел, так что пришлось задержаться.
И чего это я пустился перед ней в объяснения? – недоумевал Кристиан. Наверное потому, решил он, что женщина явно испугалась. Он почувствовал себя виноватым, ибо вовсе не хотел напугать ее, вот и стал объяснять причину своего внезапного появления перед ней в столь поздний час.
Вивьен Лоренс застыла, глядя на незнакомца широко раскрытыми от испуга глазами. Сердце ее лихорадочно колотилось в груди. Ей хватило беглого взгляда, чтобы определить, что она никогда раньше его не видела. Его лицо было ей совершенно незнакомо. Тем не менее она продолжала пристально и осторожно приглядываться.
Одним из преимуществ работы по ночам было уединение, или даже одиночество, которого она искала, к которому стремилась. Именно это и стало причиной того, что она решила заняться делом, позволяющим работать по ночам, – уборкой офисов. В это время суток мало кого встретишь, еще меньше вероятность столкнуться с кем-то знакомым, что ее вполне устраивало. Вот этого мужчину она, к примеру, видела впервые. Несмотря на неожиданность его появления и свой испуг, Вивьен не могла не заметить, насколько он привлекателен: широкие плечи, мощный торс, обтянутый тонкой тканью рубашки, мускулистые руки, покрытые темными волосками ниже закатанных рукавов, узкие бедра, длинные ноги в отлично сидящих темно-синих костюмных брюках. Галстук он расслабил, а пиджак, по-видимому, снял, чтобы удобнее было работать. Кожа на лице и руках бронзовая от загара, приобретенного явно не в солярии. Этот человек совсем не походил на того, кто целыми днями просиживает в офисе, промелькнуло в голове у Вивьен.
Но тебя это совершенно не касается, поспешно одернула она себя. Ты видишь его в первый и, скорее всего, в последний раз, так что прекрати заниматься глупостями и продолжай делать свое дело.
– И вы меня извините, сэр, если помешала вам работать. Я сию минуту закончу здесь и уйду, – сказала она, надеясь, что он поймет намек и вернется в свой кабинет.
Напрасные надежды! Мужчина не сдвинулся с места. Он был высоким и выглядел довольно внушительно. Изумрудно-зеленые тигриные глаза и темные, очень коротко постриженные волосы. Черты лица крупные, даже несколько грубоватые, линии резкие, угловатые. Если бы Вивьен встретила его не здесь, в здании офиса, и не в этом дорогом костюме, то могла бы принять его за простого работягу, например портового грузчика или лесоруба. Под тканью рубашки угадывалась хорошо развитая мускулатура, не имеющая никакого отношения к тренажерным залам. Во всяком случае, так ей казалось.
Надо же, подумала Вивьен, прямо супермен какой-то. И внизу, в гараже, у него наверняка стоит какая-нибудь дорогая тачка вроде «мерседеса».
Господи, спохватилась Вивьен, о чем только она думает! От этой ночной работы у нее в голове уже каша. Сегодня пришлось убирать сразу за двоих своих работников, которые слегли с гриппом. И это в канун Рождества! А виной всему погода: то было не по сезону тепло, а потом резко похолодало и выпал снег. Дороги обледенели, и колеса ее старенького фургона со стертыми шинами неудержимо заносило. Поэтому сегодня, чтоб не рисковать, она приехала на автобусе и привезла кое-что из необходимого для работы инвентаря в большой ручной тележке.
– Я не тороплюсь, – бросил Кристиан. Он заметил выражение нескрываемой досады на лице женщины из-за того, что не ушел сразу же в свой кабинет. Он, разумеется, мог бы уйти, если бы не ее явное желание поскорее избавиться от него, заинтриговавшее Кристиана. И если бы ее внешность так не вязалась с родом ее занятий.
Теперь он смог получше разглядеть ее. Она была не просто хорошенькой, но по-настоящему красивой утонченной, изысканной красотой. Фиалковые глаза казались слишком большими для изящного личика в форме сердца. С таким лицом и такой изумительно чистой кожей она могла бы работать моделью. Или актрисой. Или даже владелицей какого-нибудь дома моды или косметического салона.
Кристиан готов был поспорить на свою годовую прибыль, что и фигура у нее такая же красивая – стройная и изящная. Этого не мог скрыть даже бесформенный рабочий комбинезон с изображенной на нагруднике белой кошкой. Актриса, модель, телеведущая, но уборщица?! Странный выбор для такой молодой и привлекательной женщины. Кристиан понял, что с каждой минутой его интерес к ней и стремление разгадать ее тайну возрастает, как и желание увидеть ее без этого мешковатого комбинезона.
– А вас как зовут? – спросил он.
– Меня? – растерянно переспросила Вивьен. Она старалась по возможности не называть ни своего имени, ни адреса никому, кроме потенциальных клиентов. Так было спокойнее и безопаснее.
– Ну да, как ваше имя?
– Я... меня зовут Вивьен Лоренс, – неохотно сказала она. – Фирма «Белый кот: уборка офисов». Так резко похолодало, что двое моих людей заболели и мне приходится их подменять. Это так досадно – заболеть накануне Рождества, верно? То есть я имею в виду, что болеть всегда неприятно, но на Рождество в особенности. Вы согласны?
Она лопотала еще что-то глупое и невразумительное, как случалось с ней постоянно с тех пор, как она уехала из Филадельфии. У нее не было большого желания беседовать с кем бы то ни было, но когда это все же случалось, она начинала запинаться и нести чепуху.
Кристиан сделал было шаг в сторону Вивьен, но она поспешно отступила назад, недвусмысленно давая понять, что не расположена к общению. Он нахмурился. Интересно, она всегда такая пугливая или у нее есть причины бояться чего-то или кого-то?
– Вам еще долго сегодня работать? – поинтересовался он и заметил, каким настороженным сразу сделалось ее лицо.
Она помолчала, явно обдумывая ответ.
– Да, довольно долго, – наконец сказала она. – Мне здесь работы еще часа на два, а то и больше.
– И мне тоже. Дайте мне знать, когда закончите, и я провожу вас до гаража, – повинуясь какому-то безотчетному импульсу, произнес Кристиан.
Она посмотрела на него со смесью удивления и испуга, что невольно навело его на мысль, что все-таки она чего-то боится. Или кого-то.
– В этом нет никакой необходимости, – пробормотала она. – Мне убирать еще весь шестой этаж и вообще...
– Значит, договорились, – решительно прервал ее бормотание Кристиан. Он уже твердо решил, что хочет поближе узнать эту заинтриговавшую его женщину. – Я сейчас принесу вам свою визитку, там есть номер моего мобильного. Как только освободитесь, сразу позвоните.
Он скрылся в дверях своего офиса, а Вивьен лихорадочно пыталась сообразить, что же ей делать. Удрать, пока его нет? Но, во-первых, она не успеет, а во-вторых, это глупо. Он решит, что она ненормальная, а ей почему-то не хотелось, чтобы он так думал. Она вполне нормальная, просто старается не общаться ни с кем, кроме работников своей маленькой фирмы и заказчиков. В тех же редких ситуациях, когда ей все-таки приходилось разговаривать с незнакомыми людьми вне профессиональной сферы, ее начинала охватывать неуверенность в себе и она запиналась и не знала, как себя вести. Это было как барьер, который она никак не могла в себе преодолеть после... впрочем, она не будет сейчас об этом думать.
Кристиан даже не пытался проанализировать свое поведение, задуматься над настойчивостью, с которой он стремился продолжить свое знакомство с этой уборщицей. Подойдя к письменному столу, он схватил борсетку, вытащил из нее одну визитную карточку и поспешил вернуться в коридор, справедливо опасаясь, что, если задержится хоть на минуту, эта таинственная Вивьен Лоренс просто исчезнет.
Нет, она не исчезла. Она стояла на том же месте, где он оставил ее, с тем же испуганным неприветливым видом. Кристиан подошел, вложил ей в руку кусочек картона и улыбнулся. Затем, не дав ей времени передумать или возразить, быстро вернулся в кабинет и прикрыл за собой дверь, давая тем самым понять, что больше не собирается докучать ей и отрывать ее от работы. Тем более что и его ждет работа.
Вивьен посмотрела на визитку. «Кристиан С. Ричардсон. Рыбный промысел» и номера телефонов, рабочий и мобильный. Она взглянула на закрывшуюся за ним дверь, затем снова на визитку. Что же произошло? Она занималась своим обычным делом, спокойно пылесосила, размышляя о том, как распорядится теми деньгами, которые клиенты заплатят ей до Рождества, и вдруг... здрасьте. Неизвестно откуда появился этот супермен в дорогом костюме, напугал ее, смутил, озадачил, потом велел позвонить, когда она закончит, чтобы он проводил ее до гаража.
Позвонить? Ну уж нет. Она не настолько глупа, чтобы, только что выпутавшись – и не без потерь – из одной ужасной истории, ввязаться в другую. Как только она закончит убирать последний, шестой этаж, то сразу же отправится домой. Одна. Как делала это постоянно, спокойно обходясь без чьей бы то ни было помощи. А Кристиана Ричардсона надо как можно скорее выбросить из головы.
Приняв это единственно правильное, на ее взгляд, решение, она закончила пылесосить коридор и поднялась на следующий, шестой этаж – последний на сегодня.
Однако позабыть про мужчину с тигриными глазами и фигурой атлета оказалось не так легко, как она полагала. Занимаясь привычным делом, она то и дело ловила себя на том, что вспоминает его тигриный взгляд, то, как по-мужски оценивающе он смотрел на нее, несмотря на ее бесформенный комбинезон и все остальное. Она чувствовала, что помимо воли ей небезразличен его интерес, даже если она не собирается его поощрять. И что он тоже заинтересовал ее, хотя она и не намерена ничего с этим делать. Такое случилось с ней впервые после ее переезда из Филадельфии.
Через два часа, закончив убирать последний этаж, она вымыла и вычистила свои рабочие инструменты и убрала их. Вивьен была уверена, что закончила работу последней, потому что ей пришлось убирать за двоих.
Зевая она зашла в дамскую комнату на том же, шестом этаже и умылась. Здесь же можно было принять и душ, но она решила, что лучше сделает это дома, чтобы не задерживаться дольше, чем это необходимо.
Сложив все в тележку, Вивьен спустилась на лифте в подвал, где находилось подсобное помещение для обслуживающего персонала. Она, разумеется, не собиралась звонить своему новому знакомому и вообще была уверена, что он уже давно позабыл про нее. Скорее всего, он сразу же пожалел о своем опрометчивом предложении проводить ее. И это хорошо, подумала Вивьен. Но отчего-то подобная мысль не принесла ей облегчения, как должно было бы быть. Напротив, ей отчего-то стало грустно и даже как-то немножко обидно. Это противоречило логике и здравому смыслу, но она ничего не могла поделать.
Но даже если она ошибается и он не забыл про нее, все равно вряд ли они встретятся, так как подвалом пользуется только обслуга.
От подвала до гаража было рукой подать, оттуда по пандусу нужно подняться вверх, затем дойти до остановки, которая находится в квартале от этого здания. В раздевалке Вивьен сняла с себя рабочую одежду и тоже сложила ее в тележку. Прежде чем лечь спать, нужно будет загрузить ее в стиральную машину. Не переставая зевать, она достала из шкафчика блузку, пуловер и брюки и надела их. Вещи оказались немножко помятыми, но в такой поздний час никто не обратит на это внимания. Облачившись в куртку, теплые полусапожки, вязаную шапочку и перчатки, Вивьен взяла тележку и сумку.
Открыв дверь в похожий на пещеру коридор, ведущий к пандусу, Вивьен быстро огляделась, проверяя, нет ли кого в коридоре. Эта привычка появилась у нее с тех пор, как она начала работать по ночам. Убедившись, что никого нет, она направилась к выходу. Ее полусапожки на невысоком каблучке мягко постукивали о цементный пол. От желтоватого света ламп коридор казался еще более жутким, так что Вивьен старалась идти быстро и не оглядываться. Она вздохнула с облегчением, лишь когда дошла до двери в конце коридора. Хотелось поскорее оказаться дома, принять душ и лечь спать.
Когда она открыла дверь и оказалась на лестнице, спускающейся к пандусу, по спине у нее пробежал холодок. Страшновато было идти через гараж, но это самый короткий путь из подвала на улицу. Вивьен уже спустилась на несколько ступенек, когда услышала какой-то шум. Остановившись, она затаила дыхание, осторожно достала из сумочки перцовый баллончик, сняла с него колпачок и пристроила сумку на тележку, а перчатки в карманы, чтобы освободить правую руку. Затем, двигаясь медленно и осторожно, прошла последние оставшиеся ступеньки до двери. Потянув за ручку, Вивьен открыла тяжелую металлическую дверь, протиснула вперед тележку и нервно огляделась по сторонам, прежде чем выйти самой.
– Привет. Ищете кого-то?
– Ой! – Вивьен отпрянула назад к двери и прижала руку к сердцу. – Господи, как вы меня напугали! Разве обязательно было так подкрадываться? Вы что, преследуете меня?
– И не думал. Что за глупости приходят вам в голову? Вы разве забыли о нашем уговоре, что вы мне позвоните, когда закончите работу? И вообще, почему вы так пугливы? Боитесь кого-то? У вас случались неприятности с незнакомцами?
– А у кого их не случалось? – парировала она.
– У меня, например.
– Значит, вам повезло. Откуда вы узнали, что я уже закончила работу?
Стараясь отвлечь его внимание, Вивьен лихорадочно соображала, что ей делать. До выхода из гаража не такое уж большое расстояние, и если она побежит, то вполне может удрать от этого настойчивого типа. Что ему нужно? Почему он не оставит ее в покое? Такая настойчивость уже и в самом деле начинала казаться ей подозрительной.
– Я подумал, что вы можете оказаться здесь, если вас нет на шестом этаже. – Он улыбнулся, увидев, что она нахмурилась. – Вы же сами сказали мне, что будете убирать шестой этаж.
– В самом деле? – рассеянно переспросила Вивьен. Ее мысли были заняты тем, как попроворнее убежать, чтобы тележка не помешала.
– Могу я предложить подвезти вас? По-моему, вы порядком нагружены и без транспорта, верно?
– Да, я приехала на автобусе, но подвозить меня не нужно. Я прекрасно доберусь сама, – сказала она и, не дожидаясь ответа, резко рванула с места и помчалась к выходу. Когда она училась в школе, то занималась бегом и даже выступала от школы на городских соревнованиях. Но сейчас тяжелая тележка не давала ей развить скорость. Однако она продолжала бежать, чувствуя, что ей нечем дышать, а тележка больно бьет по ногам.
Внезапно она зацепилась за что-то ногой и, не сумев удержать равновесие, полетела лицом прямо в грязный снег, все еще сжимая в руках баллончик. Тележка отлетела в сторону, все ее содержимое с грохотом рассыпалось.
Мгновение спустя сильные руки подхватили ее и подняли с земли.
– Во-первых, мисс Вивьен Лоренс, я не бандит, не насильник и не охочусь за женщинами, как вы, без сомнения, решили. А во-вторых, извините, если напугал вас, но, хоть убейте, не понимаю, почему вы от меня удираете. – Кристиан поставил ее на ноги, отряхнул прилипший снег с куртки, затем поднял тележку и подобрал все, что из нее выпало.
Вивьен между тем попыталась вытереть испачканное лицо.
– Ладно, не обижайтесь. Просто я привыкла быть осторожной. Поневоле будешь осторожной, если приходится ходить одной по ночам.
– Что ж, это похвальная привычка, только если она не переходит в паранойю.
– Возможно, – холодно отозвалась она, натягивая перчатки. Руки замерзли и не слушались. К тому же, падая, она ударилась локтем о бордюр, и теперь локоть сильно болел. Вивьен чувствовала себя полной идиоткой, но все же заставила себя посмотреть на Кристиана. – Спасибо, что собрали вещи.
– Послушайте, вы расстроены, ударились, и я чувствую себя виноватым в том, что так случилось. Если бы я не появился, вы бы не побежали и не упали бы. В качестве компенсации за моральный и физический ущерб, так сказать, предлагаю подвезти вас домой. – Он улыбнулся обезоруживающей улыбкой. – Не волнуйтесь, я доведу вас до двери и сразу же уеду. Нельзя же оставлять вас одну в таком состоянии. – Он еще раз улыбнулся и стряхнул оставшийся снег с ее куртки. – В конце концов, я ведь тоже рисковал, – сказал он, продолжая улыбаться. – Если бы вы закричали и позвали на помощь, у меня, думаю, были бы неприятности.
– Я... я не стала бы это делать, – призналась Вивьен, – но вам необязательно подвозить меня. Я спокойно могу добраться домой одна, мне не привыкать, уверяю вас. Тем более что автобусная остановка совсем рядом. И автобус останавливается буквально в двух шагах от моего дома.
– И все же позвольте мне как-то загладить свою вину перед вами, мисс Лоренс, – настаивал он. – И, прошу вас, не надо больше возражать.
А она более чем осторожна, подумал Кристиан. Это, конечно, похвально, но невольно наводит на мысль, что у нее есть причины для этого. Интересно, что же могло с ней случиться?
Поколебавшись еще несколько секунд, Вивьен кивнула, и он забрал у нее тележку.
– Я понесу, а вам остается сумка и баллончик.
Она пошла следом за ним назад, в гараж. Ноги подкашивались от волнения и страха. Внутренний голос настойчиво твердил ей, что этот мужчина может оказаться кем угодно, что бы он там ни говорил. Что она знает о нем? Разве на курсах самозащиты их не предупреждали, что ни в коем случае нельзя садиться в машину к незнакомому человеку?
Но Вивьен настолько устала и хотела спать, что все ее инстинкты притупились и хотелось сделать так, как проще, а не как разумнее. Проще было уступить, поехать с ним и надеяться, что все будет хорошо, тем более что до ее дома было недалеко.
Она снимала квартиру на пятом этаже пятиэтажного дома неподалеку от деловой части города. Дом был довольно старым, квартира небольшой, но на данный момент это ее вполне устраивало. Вид из окон ее квартиры нельзя было назвать особенно живописным – обычный городской пейзаж, зато из окна кухни был виден кусочек океана, и это успокаивало ее и вселяло надежду.
Однако в недалеком будущем она планировала перебраться в другое место, и эта мысль приводила ее в восторг. Она знала, что для этого ей придется экономить на всем, но цель того стоила. Это был двухэтажный дом, на первом этаже которого она намеревалась разместить офис, а на втором устроить свою квартиру. Правда, пока это было всего лишь захламленное, нежилое помещение, но Вивьен уже мысленно представляла, как превратит его в уютное жилье. Наконец-то удача улыбнулась ей, и, несмотря на пережитые и еще предстоящие трудности, она чувствовала себя почти счастливой.
Кристиан подошел к темно-вишневому «БМВ» и открыл дверцу. Что ж, подумала Вивьен, я была права. Машина у него шикарная, хоть и не «мерседес».
Пока Вивьен устраивалась на пассажирском сиденье, продолжая сжимать в руке баллончик – так, на всякий случай, – Кристиан положил тележку в багажник. Она настолько устала, что едва заметила, как он сел за руль и машина тронулась с места.
Кристиан вывел машину из гаража и взглянул на Вивьен. Она сидела, прикрыв глаза. Ему и самому случалось работать до полного изнеможения, когда ситуация того требовала, и он прекрасно представлял, насколько она устала.
– Вам придется показывать мне дорогу, – негромко проговорил он, чтобы в очередной раз не напугать ее.
Вивьен с видимым усилием открыла глаза, выпрямилась и кивнула.
– Отсюда прямо по улице, потом второй поворот направо, проедете пять кварталов, а за универмагом «Бостон» снова направо.
Не спать! – твердила себе Вивьен, глядя прямо перед собой и стараясь держать глаза открытыми. Ты и так уже нарушила свое незыблемое правило, сев в машину к незнакомому мужчине.
В эти ночные часы движение на улицах было небольшим. Работали лишь круглосуточные магазины да ночные бары. Пешеходов тоже было очень мало. Пройдет еще несколько часов – и все изменится: поток транспорта станет плотным, людская масса заполнит улицы, но сейчас было спокойно, тихо и даже как-то немного таинственно.
Поездка заняла не более десяти минут. Когда они остановились перед светофором на повороте недалеко от ее дома, Вивьен сказала:
– Не стоит поворачивать, я вполне могу выйти здесь, уже совсем рядом. – Он отстегнула ремень безопасности и взялась за ручку дверцы, но он остановил ее, положив ладонь ей на руку.
– Мне нетрудно довести вас до самого дома. Вы слишком устали, чтобы ходить пешком с тяжелой ношей.
Загорелся зеленый свет, и они свернули направо. Вивьен указала на пятиэтажный жилой дом, выкрашенный желтоватой краской. На вид он был старым, но вполне добротным. Перед домом имелось небольшое пространство, которое, по всей видимости, в теплое время года служило лужайкой, но сейчас было покрыто грязноватым снегом.
– На каком этаже ваша квартира? – поинтересовался Кристиан.
– На пятом, – ответила Вивьен.
– Идемте, я отведу вас и донесу тележку.
– В этом нет необ... – начала было возражать Вивьен, но он махнул рукой, не дав ей договорить.
– Не спорьте, прошу вас. Позвольте мне довести вас до квартиры, чтобы я был спокоен, что вы благополучно добрались.
Вивьен еще секунду поколебалась, но потом решила уступить, понимая, что спорить бесполезно. За время их короткого знакомства она уже успела понять, что этот мужчина умеет настоять на своем.
– Хорошо, – сказала она и открыла дверцу.
Кристиан достал из багажника тележку, и они вместе вошли в подъезд, который оказался теплым и довольно просторным, и поднялись на лифте на последний этаж.
Когда они подошли к ее двери, Вивьен тихо произнесла, чтобы не разбудить соседей:
– Огромное вам спасибо, что довезли меня. Вы были очень добры.
– Не стоит благодарности. Спокойной ночи.
Казалось, он хотел сказать что-то еще, но потом передумал, повернулся и направился к лифту.
2
Вивьен подождала, пока двери лифта закроются за ним и он поедет вниз, потом достала ключ, открыла дверь своей квартиры и медленно вошла. Наконец-то она дома!
Сложив рабочую одежду в стиральную машину и задав программу, она отправилась в душ, помылась, потом, ощутив приступ сосущего голода, съела бутерброд с сыром и запила соком. Укладываясь спать, Вивьен снова подсчитала в уме ожидаемую к Рождеству прибыль. Она порадовалась, что у нее будет достаточно средств, чтобы расплатиться с работниками, оплатить счета, и еще останется кое-что на развитие. Она еще раз напомнила себе, что должна быть аккуратной и бережливой, если хочет упрочить свое финансовое положение, которое, несмотря на то что в этом месяце у нее появилось два новых клиента, все еще оставалось нестабильным.
Все то время, пока Вивьен мылась, ела, готовилась ко сну, ее неотступно преследовали мысли о Кристиане Ричардсоне. Даже когда она закрыла глаза, ожидая прихода сна, который, несмотря на усталость и поздний час, пришел не сразу, его красивое мужественное лицо стояло перед ее мысленным взором. Она старалась думать о чем-то другом, но мысли упорно возвращались к событиям предыдущих нескольких часов.
Этот мужчина может нарушить тот хрупкий душевный покой, которого мне удалось достичь в последнее время, с тревогой подумала она. Он напорист, непредсказуем, и есть в нем нечто, затронувшее какие-то глубоко запрятанные чувства внутри нее.
После переезда в Бостон она не интересовалась мужчинами, не до того было, да и в ее прежней жизни с мужчинами у нее не возникало никаких серьезных отношений – лишь мимолетные увлечения, не затрагивавшие ни ума, ни сердца. Она была слишком поглощена учебой и работой, и мужчины не занимали большого места в ее жизни. Вивьен тяжело вздохнула. Филадельфия, светская жизнь, отец, Дебора – сейчас все это казалось таким далеким и почти нереальным, словно было плодом ее воображения.
Вивьен крепко зажмурилась и постаралась усилием воли выключить память, словно лампочку. Боль и смятение составляли большую часть ее прошлого, и она привыкла прятать ее в самый дальний уголок своих воспоминаний. Ее новая работа, новый дом, новые перспективы – вот о чем она теперь должна думать, вот что должно составлять главный смысл ее существования. Накрывшись с головой одеялом, она попросила у Всевышнего сил не думать о прошлом. И о Кристиане Ричардсоне. Пусть он тоже останется в прошлом. Нельзя допустить, чтобы он вошел в ее жизнь, стал для нее чем-то важным. Ничего, кроме душевной боли, это не сулит, а с нее хватит и той, что уже есть.
В конце концов усталость взяла свое, беспокойные, сумбурные мысли отступили, и Вивьен уснула.


Основное место в жизни Кристиана всегда занимал бизнес, работа, и для каких-то серьезных отношений у него просто не было ни времени, ни сил. И теперь он даже немножко злился на себя за то, что никак не может выбросить свою новую знакомую из головы. Но это просто смешно, думал он, ведь в его жизни были женщины, и немало. Женат он, правда, никогда не был, но у него случалась парочка более или менее длительных связей, хотя никаких обещаний и обязательств при этом он не давал. Да его подруги их и не требовали, ибо тоже были с головой погружены в работу, занимались карьерой и не собирались связывать себя брачными узами. Поэтому такое положение вещей всех вполне устраивало. Да и расставался он со своими пассиями всегда легко, без взаимных обид и упреков, сохраняя дружеские отношения.
Но эта Вивьен Лоренс в мешковатом комбинезоне с белым котом на переднике и выбившимся из-под косынки блестящим каштановым локоном все не шла у него из головы, хотя после их встречи прошло уже несколько дней. С тех пор они больше не виделись, но Кристиан навел о ней кое-какие справки. Служба по уборке офисов «Белый кот» считалась вполне надежной фирмой, но мало что было известно о ее владелице. Однако Кристиан не сдавался и продолжал расспросы. Этим утром он поинтересовался у своей секретарши, которая перешла к нему на работу из одной обанкротившейся фирмы, прежде располагавшейся в этом же здании, что она знает о службе по уборке офисов.
Джоан Уоткинс, солидная дама сорока пяти лет, в очках и строгом деловом костюме, вскинула на него удивленные глаза.
– Насколько мне известно, это довольно молодая фирма, ей что-то около года или чуть больше. Но я ни разу не слышала никаких нареканий в их адрес. Они занимаются своим делом в ночное время, чтобы не путаться под ногами в часы работы учреждений, и, полагаю, это хорошо и правильно. Я никогда не видела никого из них, но, когда утром приходишь на работу, коридоры и офисы выглядят безупречно чистыми. А почему вы спрашиваете?
– Да так, из чистого любопытства. Я тоже обратил внимание, что утром в здании всегда чисто, но уборщиков еще ни разу не видел.
– Это потому, что, как я уже сказала, они работают по ночам, – напомнила ему секретарша.
– Да-да, я понял, миссис Уоткинс, благодарю вас, – отозвался Кристиан и усмехнулся. Не мог же он сказать ей, что на самом деле его интересует уборщица с каштановыми волосами и большими фиалковыми глазами, а вовсе не качество работы персонала.
Сегодня у Кристиана день был не очень сильно загружен, поэтому он отправился подкрепиться в кафе, расположенном по соседству со зданием офиса. После ланча он решил немного прогуляться по набережной, ибо день стоял хоть и довольно холодный, но погожий. Он всегда был настолько занят бесконечными делами и проблемами, что ему редко доводилось вот так не спеша погулять, поэтому теперь он с удовольствием наслаждался свежим морозным воздухом.
Ветерок приятно бодрил, и на пристани и паромном причале гуляли туристы и несколько мам с детьми. Кристиан скользил рассеянным взглядом по гуляющим, когда неожиданно, к своему немалому удивлению и радости, увидел ту, о которой почти постоянно думал в эти последние дни. В первый момент он даже глазам не поверил и решил, что воображение сыграло с ним злую шутку просто потому, что эта женщина не выходила у него из головы. Однако, приглядевшись повнимательнее, Кристиан убедился, что это действительно Вивьен. Она была в той же куртке и шапочке, что и в тот вечер, когда он подвозил ее до дому. Он тут же решил, что должен подойти к ней.
Вивьен Лоренс его не заметила, с улыбкой наблюдая за одним весело резвящимся мальчуганом лет пяти, до самого носа закутанным в шарф. Кристиан тоже улыбнулся и направился к ней, но не успел сделать и нескольких шагов, как внезапно что-то произошло. Вивьен издала испуганный возглас и, резко сорвавшись с места, ринулась вперед. Она что-то закричала. Кристиан не расслышал что и перешел на бег, пытаясь понять причину ее внезапного испуга. Вивьен неслась вперед, что-то пронзительно крича на бегу, и он наконец понял, в чем дело.
Мальчуган отбежал довольно далеко от своей мамы, задрав голову и со смехом ловя ртом снежинки, и сам не заметил, как оказался на краю причала. Мать повернулась к нему, но была довольно далеко и уже не могла успеть добежать до него. Ноги малыша заскользили вниз по обледенелому краю. Вивьен, вовремя заметившая опасность, неслась что есть силы и сумела в последний момент схватить мальчика, но от резкого движения сама потеряла равновесие и ребенок потянул ее за собой.
– Держитесь, Вивьен! Я иду! – заорал Кристиан, несясь к ним.
Ноги Вивьен скользили по обледенелой поверхности. Она попыталась зацепиться за что-нибудь, но безуспешно. Вивьен и мальчик, оба крича от страха, исчезли за краем парапета. Со всех сторон раздались вопли ужаса. Кристиан, чувствуя, что может не успеть добежать, оттолкнулся от края причала и в гигантском прыжке одной рукой ухватил Вивьен за рукав куртки, а ногами зацепился за бетонный выступ. Напряжение во всех мышцах было такое, что он чувствовал: долго ему так не продержаться.
– Только не упусти ребенка, – прохрипел он, вцепившись в ее куртку мертвой хваткой.
– Я стараюсь, – выдохнула Вивьен. Воздух со свистом вырывался у нее из легких. Ей было очень страшно, мышцы свело судорогой, но она держалась из последних сил. Мальчик заплакал. Она ухватила его покрепче за куртку. – Тише, малыш, все хорошо, сейчас нас вытащат, – попыталась успокоить она его.
Над ними показались перепуганные лица людей, среди которых была рыдающая мать мальчика. Она порывалась ринуться на помощь, но кто-то удержал ее, уведя подальше от коварного края причала. Несколько мужчин ухватили Кристиана за ноги, пытаясь вытащить их всех, но он понимал, что это ненадежный способ.
– Лучше пусть кто-нибудь принесет веревку, а кто-нибудь пока подержит меня! – прокричал он. – Иначе я не смогу их удержать. – Он взглянул вниз на Вивьен. – Держитесь и ничего не бойтесь! Мы выберемся!
Вивьен кивнула. Она старалась не думать об онемевших пальцах, которые были так судорожно сжаты, что уже почти ничего не чувствовали. Единственная мысль, которая билась в ее оцепеневшем мозгу: она не должна отпускать мальчика. Она должна удержать его во что бы то ни стало. Оставалось только молиться, чтобы помощь подоспела поскорее, потому что она не знала, сколько еще сможет выдержать.
Время, казалось, остановилось. Наконец Вивьен, как в тумане, услышала звук резко затормозившей машины, топот ног и крики расступиться. Облегчение затопило ее. Слава богу, помощь прибыла.
– Все хорошо, мисс, – сказал какой-то молодой человек, склонившись над краем причала. – Постарайтесь не двигаться. Служба спасения уже здесь. Сейчас мы вас вытащим.
– Мальчик почему-то больше не плачет. Я все еще держу его? – в тревоге спросила Вивьен. – Мои пальцы ничего не чувствуют.
– С ним все в порядке. Он держится молодцом. Думаю, у него просто шок. – Парень улыбнулся. – Потерпите еще чуть-чуть. Мы вытащим мальчика, а потом вас.
Он говорил так спокойно, словно ему каждый день приходилось беседовать с людьми, висящими над обледеневшим заливом. Ловким движением спасатель обмотал мальчика веревкой и потянул наверх. Однако ему потребовалось несколько минут, чтобы разжать судорожно стиснутые пальцы Вивьен, вцепившиеся в ребенка мертвой хваткой. Она недоумевала, как Кристиану удалось так долго продержаться, удерживая их обоих. Ноги у нее онемели от холода и напряжения, и все тело буквально тряслось. Видимо, почувствовав, как она дрожит, Кристиан сказал:
– Сейчас все закончится, они уже идут за вами. Самое страшное позади.
Через секунду чьи-то сильные и уверенные руки подхватили ее и подняли наверх, другой спасатель помог выбраться Кристиану.
– Как ему это удалось? – спросила Вивьен молодого спасателя, недоумевая, как Кристиан смог удержаться сам и удержать их, когда держаться было, по сути, не за что. Если не считать небольшого бетонного выступа.
Спасатель широко улыбнулся.
– Да, он настоящий герой. Крепкий орешек. Не хуже Брюса Уиллиса, ей-богу! И вы тоже молодец, мисс, каких поискать. – Он набросил ей на плечи откуда-то взявшееся в его руках одеяло. – Так вам будет теплее, а то вы вся дрожите. Не волнуйтесь, все уже позади. У вас небольшой шок, но ничего страшного. А вот и «скорая». Сейчас они отвезут вас в больницу.
Послышался вой сирены, и две кареты «скорой помощи» въехали на пристань.
– Но мне не нужно в больницу. Со мной все в порядке, – запротестовала Вивьен, когда ее повели к одной из машин.
– Вам придется поехать с нами, мисс. Так положено. Мы должны убедиться, что у вас нет никаких повреждений.
– Но это совершенно ни к чему. Я же говорю...
– Вивьен, послушайте...
Она подняла глаза и увидела стоявшего рядом Кристиана. Он придерживал одну руку второй.
– Будет гораздо лучше, если вы поедете в больницу. Если с вами действительно все в порядке, вас там надолго не задержат. Потом, если хотите, я отвезу вас на работу.
– Днем я не работаю, но у меня есть несколько срочных дел, не терпящих отлагательства.
Но ее никто не слушал. Санитары уложили ее на носилки и понесли к «скорой». Кристиан шел рядом.
– Не волнуйтесь, это не займет много времени.
Вивьен с отчаянием думала, что никто не может понять причины ее нежелания ехать в больницу, потому что никто ничего не знает о ней, а объяснять она не собирается. Вся эта суета и шумиха вокруг нее, внимание, незнакомые люди – все это слишком явственно напоминало ей то, что произошло полтора года назад в Филадельфии, когда арестовали ее отца. Правда, он умер до суда и его вина так и не была доказана, но, тем не менее, все считали его виновным и с подозрением относились к его дочери. Вивьен с грустью думала о том, какими жестокими, безжалостными и злопамятными порой бывают люди. Тогда у нее было такое ощущение, будто ее с ног до головы вываляли в грязи. Разумеется, сейчас ситуация совершенно другая, но все равно этот ажиотаж вокруг нее напрягал и смущал ее. Ей это было совершенно ни к чему.
Молодой спасатель, который вытаскивал их, тоже шел рядом.
– У вас отличная реакция, мэм. Мальчик наверняка не удержался бы, если бы не вы. – Он с улыбкой посмотрел на Кристиана. – А вы, мистер Ричардсон, если когда-нибудь надумаете поменять профессию, приходите в службу спасения. Вас возьмут прямо с ходу.
Кристиан тоже улыбнулся.
– Спасибо, я непременно подумаю над вашим предложением.
– У вас хватка бульдога, – восхищенно продолжал спасатель.
Кристиан рассмеялся.
– Боюсь, в данный момент мне не под силу удержать даже вилку.
Носилки поднесли к открытой задней двери «скорой». В этот момент к ним подбежала заплаканная мать мальчика и стала бурно благодарить Вивьен и Кристиана. Вивьен поспешно отвернулась, увидев репортера, нацелившего на нее объектив камеры.
Когда Вивьен и Кристиан благополучно укрылись в машине «скорой помощи», на ее лице отразилось огромное облегчение, не ускользнувшее от его внимания. Чего она опять боится? – недоумевал Кристиан. Он поморщился, когда врач, в это время осматривавший его руку, дотронулся до больного места.
– Извините, сэр. Думаю, у вас сильное растяжение связок. Это довольно болезненно, но не опасно. Сейчас я наложу вам тугую повязку. Постарайтесь первое время щадить руку.
– Спасибо, я так и сделаю, – пообещал Кристиан, улыбнувшись врачу. Потом вновь переключил внимание на Вивьен. Он никак не мог разгадать тайну этой женщины. Она бесстрашно бросилась спасать мальчика, не думая о себе, и он мог бы поклясться, что, даже когда она висела над обледеневшим заливом, в ее глазах не было страха. Но, как только все закончилось и люди засуетились вокруг нее, на ее лице появились следы если не испуга, то какой-то настороженной сдержанности. Когда врач «скорой» спросил у нее имя, адрес и род занятий, она отвечала с заметной неохотой. Что это? – гадал он. Последствия шока? Или она на самом деле кого-то боится, от кого-то скрывается? Кристиан знал, что его это не касается, не должно волновать, но он понимал, что уже не успокоится, пока не узнает тайну этой женщины, зачем-то прячущей свою красоту под бесформенной одеждой.
– Как вы себя чувствуете, мэм? – поинтересовался у нее врач.
– Вполне сносно, спасибо. А как мальчик? С ним все в порядке?
– Цел и невредим благодаря вам. Только перепугался сильно. Ревет как пожарная сирена. Они с его мамой едут в первой машине.
Вивьен закрыла глаза, стараясь не морщиться от боли, когда ее до сих пор не разогнувшиеся пальцы стали подергиваться. К нервным окончаниям стала возвращаться чувствительность, и она стиснула зубы, чтобы не плакать.
Внезапно счастливая мысль пришла ей в голову, затмив шок и боль: она спасла жизнь ребенку. Все остались живы – и малыш, и она, и Кристиан, ни с кем ничего страшного не случилось, а боль в пальцах – пустяковая цена за это. Внезапно до нее дошло и еще кое-что: напрасно она так дергается и боится, что ее кто-нибудь узнает. Здесь, в Бостоне, ее никто не знает, никому до нее нет дела. Именно поэтому она и выбрала этот город, что ее с ним ничто не связывает.
– Вы как? В порядке? – тихо спросил ее Кристиан.
Она открыла глаза и взглянула на него.
– Нормально. Я же говорила, что не нужно было везти меня в больницу.
– Вам, может, и не нужно, но врачи несут за вас ответственность и должны убедиться и документально зафиксировать, что с вами все в порядке.
– Да, я понимаю. – Она виновато взглянула на него. – Я даже не поблагодарила вас. Вы спасли нас. Если бы не вы, мы с мальчиком не продержались бы так долго, я уверена. – Она даже поежилась от этой страшной мысли.
– А я уверен, что вы непременно справились бы. Вы очень сильная и мужественная девушка, Вивьен, – проговорил он с теплыми нотками в голосе, затем, заметив ее смущение, поспешил сменить тему: – А парнишка! Ну и непоседа! За таким нужен глаз да глаз. Настоящий сорванец!
Они оба рассмеялись, и Вивьен ощутила, как между ними словно протянулась какая-то незримая нить, которую она уже больше не сможет игнорировать, как бы ни старалась.
– О, мне хорошо знакомы такие дети, которые и минуты не могут усидеть на месте. С ними нужно постоянно быть начеку, иначе непременно устроят какую-нибудь шалость, а то и в беду попадут, как наш сегодняшний мальчуган.
– А вам доводилось работать с детьми? – ухватился за ее слова Кристиан. Может, ему удастся разговорить ее и узнать о ней побольше?
Вивьен поняла свою оплошность и покраснела от досады, словно выдала какую-то важную государственную тайну.
– Ну, в общем-то да, – пробормотала она и отвернулась. Литтл-Крик, штат Кентукки, дети – это были ее самые светлые воспоминания и самое счастливое время в жизни. Вивьен вспомнила, как была по-настоящему счастлива тогда, присматривая за фермерскими детьми. Тогда она не знала забот и вместе с детьми играла и смеялась. И наивно думала, что так будет всегда. Настанут ли еще когда-нибудь в ее жизни такие радостные, беззаботные времена? Едва ли. Вивьен прекрасно понимала, что прошлого не вернешь и назад пути нет.
– Не хотите рассказать мне об этом? – мягко спросил Кристиан.
– Э... не думаю.
– Почему?
– Ну, просто я не слишком люблю говорить о себе, мистер Ричардсон.
– Кристиан. Называйте меня так, прошу вас. Мне так гораздо проще.
– Ну, если хотите...
– А я могу называть вас по имени? Вивьен?
– Мне кажется, вы это делаете и без моего разрешения, – заметила она, впрочем без упрека.
Кристиан виновато улыбнулся.
– Каюсь-каюсь. Но мне показалось глупым обращаться друг к другу официально теперь, когда нас связывает нечто такое важное, как спасение маленькой жизни. Вы не согласны?
– Да-да, конечно. Вполне согласна.
– Ну вот и чудесно. Что ж, если вы не хотите рассказывать мне о своей жизни, значит, я буду рассказывать вам о своей. Идет?
Вивьен искренне улыбнулась, чувствуя, как настороженность и скованность постепенно покидают ее. Когда карета «скорой помощи» качнулась на повороте, он своей твердой рукой поддержал ее руку. Тепло его ладони проникло через одежду, согревая и успокаивая. Он словно говорил: все в порядке, ничего не бойся, все уже позади, все живы и здоровы и теперь все будет хорошо.
Однако при воспоминании о том, как они втроем висели над ледяной пропастью, ее снова охватил озноб. Заметив это, врач поспешил сказать:
– Ваш матрас с подогревом, мэм. Скоро согреетесь.
Глядя на нее, Кристиан думал, что она выглядит маленькой и беззащитной. А еще очень бледной и напряженной. У него возникло безумное желание взять ее на руки и прижать к себе, согревая своим телом. Помимо воли рука потянулась к ее лицу, погладила ее по щеке.
– Спасибо, – непонятно кому ответила Вивьен: то ли врачу за матрас, то ли Кристиану за прикосновение. Ощутив его пальцы на своей ладони, она почувствовала, что ей внезапно стало жарко, хотя только что бил озноб. Почему этот человек так действует на нее? Что в нем такого особенного?
Он нарушил размеренное, рутинное течение ее новой повседневной жизни, внес сумятицу в ее мысли, пробудил чувства, которые она предпочитала не ворошить, потому что так было спокойнее и надежнее. Его внимание и доброта пробили защитные барьеры, которые она возвела вокруг себя, и всерьез грозили сломать то хрупкое душевное равновесие, которого ей с таким трудом удалось достичь. Вивьен с ужасом осознала, что ей хочется плакать. Она ни разу не плакала за эти полтора года, держалась, а вот теперь чувствовала, что готова разреветься.
Это последствия шока, сказала она себе, судорожно сглатывая подкативший к горлу ком. Она не должна расклеиваться, иначе ей не выдержать. Возможно, если бы ей хватило смелости остаться тогда в Филадельфии, то сейчас не пришлось бы шарахаться от людей. Но происшедшее так сильно потрясло ее, что трудно было оставаться здравомыслящей, хладнокровной и логичной.
Вивьен чуть заметно тряхнула головой, прогоняя прошлое. Что было, то прошло. Все это уже позади. Ей пришлось убежать и спрятаться, чтобы выжить. Выжить не в физическом, в психологическом смысле.
Наконец они приехали в больницу. Все больницы города в это время были переполнены, ибо было много пострадавших из-за гололеда. Врач осмотрел Вивьен и Кристиана и, не найдя у них серьезных повреждений, быстро отпустил.
Кристиан, который освободился первым, ждал ее в вестибюле.
– Идемте, я вызвал такси, – сказал он, когда Вивьен подошла к нему.
– Спасибо.
Пока они дошли от больницы до машины, Вивьен почувствовала, что снова замерзла, и поэтому с готовностью нырнула в уютное тепло такси и съежилась на заднем сиденье.
– Вам сейчас надо принять горячую ванну и отдохнуть. Неплохо было бы найти себе замену на сегодняшнюю ночь. У вас был шок, поэтому было бы лучше как следует выспаться.
Он придвинулся ближе на сиденье, обнял ее за плечи и ободряюще сжал.
– К сожалению, я не могу. Я сама подменяю заболевших людей, так что подменить меня некому.
Вивьен даже не ожидала, что ей будет так приятно ощущать его тепло и близость, его ободряющую руку, сжимающую ее плечо. В течение последних полутора лет она общалась с мужчинами строго на деловом уровне, да и это общение старалась свести к минимуму. И сейчас с потрясением осознала, что близость Кристиана не только не отпугивает ее, но, напротив, очень приятна.
– Ну что ж, не страшно. Сегодня я как раз собирался подольше поработать, так что дождусь вас и отвезу домой.
– Ну что вы, Кристиан, зачем? Вам и самому пришлось несладко, поэтому тоже нужно как следует отдохнуть после случившегося.
Мысль о том, что Кристиан Ричардсон будет ждать ее допоздна, а потом отвезет домой, была не только приятной, но и откровенно волнующей.
– Ерунда. – Он улыбнулся. – Я крепкий парень, привыкший к физическим нагрузкам. В море нам доводилось трудиться сутками напролет и бывали такие ситуации, которые требовали напряжения всех сил. Проверка на прочность, так сказать. Так что сегодняшнее происшествие для меня пустяк.
– Ничего себе пустяк! – не согласилась Вивьен. – Кстати, как ваша рука?
– Рентген показал, что никаких серьезных повреждений нет, только небольшое растяжение, так что до свадьбы заживет! – Он широко улыбнулся, глядя на нее, а она отчего-то покраснела, словно он имел в виду их свадьбу. – Поужинаете со мной завтра? – ошеломил он ее вопросом.
– П-поужинать? С вами? – заикаясь переспросила она, хотя не понимала, чему удивляется. Разве она не чувствовала, не знала, что все к тому идет? Что он теперь не оставит ее в покое. Да и, положа руку на сердце, хочет ли она, чтобы их знакомство на этом закончилось? Нет, не хочет.
– А почему это вас так удивляет? Это совершенно приличное предложение. Ужин в хорошем ресторане. Вы же все равно должны будете поесть, да и я тоже. Так почему бы не сделать это вместе? Тем более что работать вы начинаете поздно. Мы поужинаем, потом заедем к вам домой, вы переоденетесь, возьмете все необходимое, и я отвезу вас на работу.
Все это было так волнующе, что Вивьен невольно почувствовала легкое головокружение. Она сделала глубокий вдох.
– Ладно. Хорошо. Ужин так ужин.
Кристиан облегченно выдохнул и улыбнулся. Он и не сознавал, что затаил дыхание в ожидании ее ответа.
– Вот и славно. Так как, согласно нашему договору, я говорю, а вы слушаете, то рассчитываю, что вы будете внимать каждому моему слову.
Вивьен засмеялась. Кристиану понравился ее смех, который он услышал впервые. Вообще, если честно, в этой женщине ему нравилось буквально все. Она привлекала его своей загадочностью, сдержанностью, граничащей с пугливостью, вызывала желание защищать.
– О, можете не сомневаться. Я очень благодарный слушатель. И обожаю слушать, когда кто-то что-то рассказывает.
– Ну и отлично, – с воодушевлением отозвался он. – Почему бы тогда мне не начать прямо сейчас? Во-первых, спешу обрадовать вас, что поскольку имею собственный бизнес в равных долях с партнером, то, пожалуй, смогу наскрести на пару чизбургеров. Ну и, может, еще по чашечке кофе.
Она снова рассмеялась, оценив его шутку.
– Приятно это слышать.
– Но вот за десерт придется, скорее всего, заплатить вам.
– Что ж, мне следовало догадаться.
А он, оказывается, забавный, думала Вивьен, чувствуя, как напряжение, державшее ее в плену все последние восемнадцать месяцев, постепенно отпускает. Пока Кристиан весело болтал, она исподволь разглядывала его. У него были четкие, немного резковатые черты лица, словно высеченного из камня, сейчас смягченные юмором и улыбкой. Улыбка вообще удивительным образом преображала его, превращая из просто красивого в потрясающе красивого. В зеленых глазах светились лукавые искорки, а уголки твердо очерченных губ были слегка приподняты, вызывая у Вивьен почти непреодолимое желание протянуть руку и дотронуться до них. Он излучал мужскую силу и сексуальность, но Вивьен сердцем чувствовала, что в нем таится огромный запас нерастраченной нежности.
А она немного ожила, между тем думал Кристиан. Словно какая-нибудь ледяная принцесса, которая оттаяла от тепла. Фиалковые глаза искрятся юмором.
Вивьен снова засмеялась над очередной его шуткой, но внезапно смех растаял и на лицо ее вновь набежала тень, словно тучка, закрывшая солнце. Что же произошло с ней, что она разучилась свободно смеяться, радоваться жизни? Кто так ее обидел?
Кристиан проводил ее до подъезда дома, попросив таксиста подождать.
– Увидимся сегодня вечером в офисе. Когда вы закончите уборку, я отвезу вас домой, договорились?
Вивьен кивнула.
– Да, спасибо, но в этом нет...
Он вскинул руку, останавливая ее.
– Это не обсуждается. До вечера.
– До вечера, – пробормотала Вивьен и проследила взглядом, как он вернулся на дорогу и сел в ожидавшее его такси. Когда такси тронулось с места, он помахал ей рукой и она помахала в ответ.
Остаток дня Вивьен провела как во сне. Она полежала в горячей ванне, отдохнула, почитала книгу, посмотрела телевизор, правда потом с трудом могла вспомнить, о чем читала и что смотрела, потому что все ее мысли были заняты Кристианом. Вспоминая его, она то улыбалась, то хмурилась, то поздравляла себя с удачей, то ругала за легкомыслие.
На работу она приехала приятно взволнованная и в то же время нервничала из-за предстоящей встречи. Вопреки ее ожиданиям Кристиан не искал ее на работе, а только один раз позвонил на мобильный и напомнил, что будет ждать ее, чтобы отвезти домой. Вивьен и сама не могла бы сказать, что она испытала – то ли облегчение, то ли разочарование.
Закончив, она позвонила ему, и они договорились встретиться внизу, в гараже. Когда она переоделась и спустилась вниз, он уже ждал ее. Сдержанно улыбнулся и, забрав у нее инструменты, погрузил их в багажник. Во время короткой поездки до ее дома Кристиан был странно молчалив, только поинтересовался, как она себя чувствует. Вивьен недоумевала, что случилось с тем забавным, улыбающимся мужчиной, которым он был днем. Проблемы с бизнесом? Какие-нибудь неприятности личного характера? Или уже сожалеет, что связался с ней?
Когда они приехали и он проводил ее до двери в квартиру, она обернулась к нему.
– Спасибо вам большое, Кристиан.
– Не за что. Надеюсь, вы не забыли, что сегодня мы с вами ужинаем вместе.
– Не забыла, но...
Он нахмурился.
– Передумали или не можете?
– Нет, я не передумала и могу, но...
– Значит, я заеду за вами в шесть. Договорились?
– Да. Хорошо.
На следующий день Вивьен ждала его звонка. Почему-то ей отчаянно захотелось, чтобы он позвонил ей, подтвердил, что хочет ее видеть, что не потерял к ней интерес. Она ругала себя за глупость, но ничего не могла поделать.
Чувствуя, что не может сидеть на месте, что должна чем-то занять себя, чтобы отвлечься от непрошеных мыслей, Вивьен отправилась с магазин за продуктами, а заодно решила зайти в парикмахерскую, чтобы сделать прическу. Впервые за последние полтора года у нее возникло желание выглядеть привлекательной и нравиться. Всякий раз, когда раздавался телефонный звонок, она вздрагивала, вспыхивала и хватала телефон, но это оказывался либо кто-то из ее работников, либо клиент.
Прекрати дергаться, строго приказала она себе, ты ведешь себя как школьница перед первым свиданием. Это всего лишь ужин, ничего больше. И незачем ему тебе звонить, раз вы уже обо всем договорились.
В пять часов она осторожно, чтобы не испортить прическу, приняла душ и начала одеваться. Вивьен решила надеть свой лучший наряд, оставшийся еще от прошлой жизни: платье от Шанель цвета кофе с молоком, с коричневой отделкой, крупными пуговицами, воротником-стойкой и длинными рукавами. Фасон был неподвластен моде: строгий и в то же время изящный, и она выглядела в нем так, как ей и хотелось – женственно и по-деловому. Ее единственным украшением были сережки с топазом.
У Вивьен от волнения вспотели ладони, пока она дожидалась приезда Кристиана, но, когда без двух минут шесть раздался звонок домофона, она все равно подскочила от неожиданности – так сильно нервничала.
– Спускаюсь, – ответила она, нажав кнопку, потом надела пальто, схватила сумочку и, заперев дверь, спустилась вниз на лифте.
У подъезда ее ждал Кристиан, потрясающе элегантный в длинном черном пальто. Он тепло улыбнулся Вивьен и предложил ей руку, которую она с благодарностью приняла, поскольку было довольно скользко, а на ней были туфли.
– Прошу вас, мадам. Карета подана, – пошутил он, ведя ее к машине.
От его низкого, чуть хрипловатого голоса у Вивьен мурашки побежали по спине.
– Замерзли? – спросил он, почувствовав, как она поежилась. – Ныряйте скорее. Там тепло.
Он открыл ей дверцу, и, когда его рука легла ей на талию, чтобы помочь сесть, сердце Вивьен забилось часто-часто. Она вновь мысленно отругала себя за свое поведение – поведение девчонки на первом свидании.
Когда Кристиан обошел машину и сел за руль, Вивьен показалось, что ограниченное пространство машины уменьшилось еще больше, как и количество кислорода. Она почувствовала, что ей стало трудно дышать.
Кристиан завел мотор, посмотрел на Вивьен и улыбнулся.
– Уверен, мы проведем приятный вечер, – сказал он.
– Я тоже. – Она ответила на его улыбку и с удивлением осознала, что не покривила душой. Ей действительно было приятно общество Кристиана Ричардсона.
Он включил приемник, и в салон полилась тихая, умиротворяющая музыка.
– Надеюсь, вам понравится в «Каролине». Там отличная кухня и приятная обстановка, располагающая к хорошему отдыху. – И интимности, мысленно добавил он, но благоразумно воздержался от того, чтобы произнести это вслух. Он вообще старался обращаться с ней как можно мягче, продвигаться неторопливо, ибо боялся спугнуть ее едва зарождавшееся доверие к нему.
– Я что-то слышала об этом ресторане. – Она взглянула на него с неожиданными лукавыми искорками в глазах. – Кажется, там подают не только чизбургеры, но и гамбургеры.
Он расхохотался.
– А у вас замечательное чувство юмора, мисс Вивьен Лоренс! – заметил он. – Почему вы его скрываете? Мне ужасно нравится, когда вы шутите.
Кристиан обнаружил и кое-что еще: ее близость волновала, возбуждала его. Впрочем, нельзя сказать, чтобы это явилось такой уж неожиданностью. С самых первых минут их знакомства эта женщина интригует его, влечет к себе. Его даже несколько обескураживала такая власть, которую она, похоже, все больше и больше обретала над ним без каких бы то ни было усилий.
Вивьен между тем размышляла над замечанием Кристиана по поводу ее чувства юмора. Не то чтобы она намеренно скрывала его, просто добровольная изоляция последних полутора лет притупила ее остроумие, сделала гораздо более сдержанной, скрытной. До шуток ли ей было, когда вся ее жизнь полетела под откос, словно поезд, сошедший с рельсов, и пришлось начинать все сначала?
Однако было в Кристиане что-то такое, что заставило вновь ожить глубоко запрятанные эмоции.
– Не хотите рассказать что-нибудь о себе? – тихо спросил он.
– Мне кажется, мы условились, что это вы будете рассказывать, а я – внимательно слушать, разве нет? – отшутилась она.
– Да-да, конечно, – согласился Кристиан, вновь напомнив себе, что нельзя давить на нее, следует быть терпеливым и рано или поздно она проникнется к нему доверием настолько, чтобы все рассказать.
Всю оставшуюся дорогу до ресторана Кристиан говорил исключительно сам, рассказывая всякие забавные случаи из своей жизни и рыбацкие байки, и к тому времени, когда машина въехала на стоянку перед «Каролиной», Вивьен почувствовала себя так легко, как не чувствовала уже очень давно.
Правда, ее приятная расслабленность длилась до тех пор, пока они не направились ко входу в ресторан. При мысли о том, чтобы войти в зал, полный людей, о том, что придется пусть и ненадолго, но все же оказаться в центре внимания, она вновь непроизвольно напряглась.
Кристиан понял, что состояние Вивьен снова изменилось, по тому, как она стиснула руки. Повинуясь порыву, он накрыл их своей большой теплой ладонью, надеясь успокоить.
Она выглядела очень бледной и немножко испуганной. Кристиан невольно нахмурился. Чего-то боится? Или кого-то? Кто и когда мог причинить ей такие страдания, которые она никак не может забыть? Его удивило внезапное желание защитить ее от всего мира. Избавить от боли, но он не мог этого сделать до тех пор, пока не узнает, что ее так тревожит. До тех пор пока она не доверится ему. А на это нужно время. Время и терпение.
– Уверяю, что это приличное заведение и нам здесь ничто не угрожает. – Он шуткой попытался снять ее напряжение. – Но если вдруг кому-то вздумается к нам приставать, чур, вы бьете ниже пояса, а я делаю все остальное. Из нас выйдет отличная команда. – Он ободряюще улыбнулся. – Договорились?
Вивьен не могла не оценить его милой попытки успокоить ее.
– Договорились.
– Вот и отлично. Готовы?
– Да.
– Пошли?
Вивьен улыбнулась, и улыбка так преобразила ее лицо, сделав еще привлекательнее, что сердце Кристиана забилось в учащенном ритме. Он вышел из машины и помог выйти Вивьен.
– Знаете, мне тут пришла в голову одна мысль, – небрежно проговорил он, пытаясь заставить сердце вновь работать нормально. – Вам известно, что вы очень красивая?
На лице Вивьен появилось встревоженное выражение.
Увидев это, Кристиан не устоял против искушения, обнял ее рукой за талию и повел к дверям ресторана.
– Это был комплимент. – Когда они вошли в вестибюль, Кристиан помог ей снять пальто и заметил: – Я был тут несколько раз. Здесь замечательная кухня и очень уютная атмосфера. Не сомневаюсь, что вам тоже понравится.
Метрдотель подвел их к заказанному Кристианом столику, и Вивьен, оглядевшись, с удовольствием отметила, как хорошо он выбрал место: высокие раскидистые деревья в кадках создавали впечатление уединенности и в то же время позволяли обозревать весь остальной зал. Народу, вопреки опасениям Вивьен, было мало, и никто не обратил на них особого внимания, поэтому она позволила себе немного расслабиться.
– Прекрасное место, – похвалила она. – Вы всегда выбираете такой уютный и уединенный столик?
Кристиан пожал плечами, радуясь в душе, что она осталась довольна его выбором.
– Только когда ужинаю с самой красивой женщиной на всем Восточном побережье, – улыбнулся он, при этом подумав, что ничуть не преувеличивает. Теперь, когда ему наконец удалось как следует разглядеть ее без шапочки и мешковатой одежды, скрывавшей фигуру, он с восхищением отмечал, какие у нее красивые волосы, мягкими каштановыми локонами лежавшие вдоль щек; какие правильные, тонкие черты. А тело! Не слишком пышное, но и не угловатое, с мягкими линиями и изгибами; ноги длинные, стройные, с тонкими лодыжками и изящными стопами. Почувствовав, что его слова явно смутили ее, Кристиан поспешил серьезно добавить: – Я на самом деле так считаю, Вивьен.
Она бросила на него неуверенный взгляд, затем поспешно отвела глаза. Он, разумеется, шутит... или нет? Вся неуверенность, приобретенная в этот последний, несчастливый период ее жизни, вернулась, разом нахлынув на нее. Щеки залил румянец. Она отвыкла быть предметом чьего бы то ни было внимания. Более того, не хотела привлекать ничьего внимания.
Черт возьми! – думал Кристиан, видя ее смущение и неловкость. Она должна ожидать таких комплиментов, воспринимать их как должное, а не смущаться и краснеть. С другой стороны, ему ужасно нравилось ее смущение. Оно чрезвычайно шло ей.
– А вы всегда говорите, что думаете? – спросила она, когда немного овладела собой.
– Почти всегда.
– В таком случае хорошо, что вы не пошли в дипломаты, в противном случае войны объявлялись бы каждый день.
Кристиан по достоинству оценил ее шутку. И оба рассмеялись.
Потом они некоторое время сосредоточенно изучали меню, а когда официант принял у них заказ, Кристиан в очередной раз удивил Вивьен, встав из-за стола и протянув ей руку.
– Очень приятная музыка. Потанцуем?
Не успев подумать, что безопаснее было бы отказаться, она обнаружила, что встает и идет к танцевальной площадке в сопровождении Кристиана.
Медленная чувственная мелодия будоражила кровь, и Вивьен особенно остро это ощутила, когда Кристиан обнял ее за талию и неторопливым, но решительным жестом привлек к себе. Вивьен уже успела позабыть то время, когда так любила танцевать. С Кристианом все у нее получалось так легко и красиво, будто они давным-давно знали друг друга. Это было такое волшебное, пьянящее ощущение, что больше походило на сон, и даже если она больше никогда не испытает ничего подобного, у нее останется воспоминание об этом сказочном вечере. И об этом восхитительном мужчине.
Кристиан, в свою очередь, был не меньше Вивьен потрясен своими ощущениями. Острое, сладостное желание обладать этой женщиной сопровождалось сильнейшей потребностью ее защищать и оберегать.
Когда мелодия смолкла, они, словно очнувшись от приятного сна, вернулись к своему столику, над которым уже колдовал официант.
Вивьен чувствовала, как у нее неистово колотится сердце и немножко шумит в ушах, как во время посадки самолета. В голове все смешалось, и стук сердца отдавался в ушах и множился как эхо. Постоянно испытываемое ею в последнее время ощущение страха и опасности полностью исчезло. Ей было невероятно хорошо рядом с Кристианом Ричардсоном! Хотелось, чтобы этот вечер никогда не кончался.
Кристиан же испытывал нечто среднее между эйфорией и смятением. Он всегда был в состоянии сдерживать свои порывы, контролировать свои чувства к женщинам. Он умел, оставаясь хладнокровным и независимым, переводить отношения из любовных в дружеские. Да, он любил женщин и получал удовольствие от их общества, но его чувства никогда не были задеты. Но сейчас, чувствуя напряжение в паху и в то же время испытывая прилив невероятной нежности при виде ее раскрасневшегося личика, Кристиан уже далеко не был уверен, что ему и дальше удастся сохранять свою обычную невозмутимость. Нет, эта женщина затронула какие-то тайные, глубоко запрятанные струны в его душе, о существовании которых он даже и не подозревал, и теперь он чувствовал себя человеком, который держит в руке горящий уголек, обжигает руки, но ни за какие сокровища мира не согласится его отпустить.
Подведя Вивьен к столу и помогая сесть, он не удержался и поцеловал ее в макушку.
– Вы замечательно танцуете, Вивьен. И вообще вы чудесная.
Кристиан никогда бы не поверил, что может испытать такое наслаждение, чуть ли не экстаз от одной лишь женской улыбки, никогда не считая себя ни чувствительным, ни сентиментальным. Но когда Вивьен ослепительно, с благодарностью улыбнулась ему, он почувствовал слабость в коленках.
Они ели не спеша, наслаждаясь изумительно вкусными блюдами, чудесным вечером и обществом друг друга. Вивьен уже не обращала внимания на свой внутренний голос, который время от времени еще давал о себе знать, взывая к благоразумию. Чувство удовлетворения, которое она испытывала, было похоже на теплый шерстяной кокон, окутавший ее и спасающий от порывов холодного и злого ветра.
– Когда-нибудь я возьму вас в море на одном из наших лучших кораблей, – сказал Кристиан.
Вивьен кивнула, не позволяя грустным мыслям испортить ей этот замечательный вечер. Может так случиться, что она больше никогда не увидит Кристиана, хотя от этой мысли у нее сжималось сердце. Благоразумие настойчиво советовало ей избегать таких отношений, которые завязались у них с Кристианом, но она отказывалась думать об этом сейчас.
«Я подумаю об этом завтра», – говорила героиня романа «Унесенные ветром» Скарлетт О’Хара, и Вивьен собиралась поступить точно так же. Она не видела, не слышала и не воспринимала никого и ничего, кроме Кристиана. Они беседовали, обменивались ничего не значащими фразами и шутками, но оба прекрасно понимали, что не это главное. О главном говорили их глаза. Только взгляды выдавали правду о том, что они на самом деле чувствовали.
Настало время уходить. Слишком скоро, как показалось им обоим. Взявшись за руки, они вышли из ресторана и вдохнули бодрящий морозный воздух зимней ночи. Небо было чистым, и на нем сияли мириады звезд.
– Какая красота! – сказал Кристиан, глядя на нее.
– Да, просто восхитительно, – отозвалась она, вспоминая, как они танцевали. Повинуясь внезапному порыву, она повернулась к Кристиану и сказала: – Я чудесно провела вечер. Огромное вам спасибо, что вытащили меня.
– Мне тоже было хорошо как никогда, – признался он. – Я бы хотел повторить этот вечер.
Вивьен ответила не сразу, и он мысленно обругал себя за поспешность. Он ведь знает, что на нее нельзя давить. Она сдержанна, застенчива и пуглива как лань.
– Я тоже, – в конце концов сказала она, и Кристиан вздохнул с облегчением. И радостью.
Когда они подошли к машине, он остановился и повернул ее лицом к себе, заглядывая в глаза.
Уличные фонари отбрасывали на них серебристые блики, но Кристиан знал, что она залилась румянцем смущения под его долгим, пристальным взглядом. Он запрокинул голову назад и громко рассмеялся, затем схватил ее в охапку и закружил. Он кружил ее до тех пор, пока она тоже не рассмеялась, а прохожие, глядя на них, снисходительно улыбались. Наконец он поставил ее на землю и крепко обнял.
– Завтра?
Она кивнула, уткнувшись лицом ему в плечо.
Он немного отстранился, чтобы видеть ее.
– Я не позволю тебе передумать.
– А я и не собираюсь передумывать, – пробормотала она внезапно севшим голосом.
Увидев его приближавшиеся к ее лицу губы, она не отвернулась, не оттолкнула его, а, наоборот, сама потянулась к нему, словно цветок к солнцу. Поцелуй был нежным и в то же время страстным и говорил об обоюдном желании красноречивее и понятнее любых слов. Кровь бешеными толчками пульсировала, бежала по жилам, заставляя сердца громко и часто биться. Это был переломный момент, момент истины, и они оба это прекрасно понимали.
Вивьен тщетно пыталась унять дрожь, пробегавшую по телу. Ей так хотелось быть с ним, рассказать ему все о себе, о том, почему она приехала в Бостон. А еще она хотела, чтобы Кристиан Ричардсон навсегда остался с ней рядом.
Кристиан почувствовал, что она дрожит.
– Замерзла? Пойдем в машину. – Он чмокнул ее в лоб, обнял и привлек к себе. Ему не было холодно. Напротив, он весь горел. В его теле кипел целый вулкан страсти, заставляя кровь быстрее бежать по жилам. Порой он чувствовал себя рядом с Вивьен канатоходцем, ненадежно балансирующим над пропастью, но знал, что не остановится ни перед чем, только бы завоевать эту застенчивую девушку с фиалковыми глазами.
Еще через несколько минут они уже ехали по ночным улицам Бостона к дому Вивьен. Первый раз в жизни Кристиану захотелось, чтобы у машины спустило колесо, или кончился бензин, или еще что-нибудь.
Вивьен же хотелось рассказать Кристиану о Филадельфии, о своем детстве и юности, которые она провела на ранчо в Кентукки среди милых, добрых, трудолюбивых людей, где ее жизнь не была омрачена никакими неприятностями и проблемами. Эта идиллия закончилась, когда мама, для которой ранчо «Рамона» было родным домом, умерла, а ее забрал к себе отец. Они некоторое время переезжали с места на место, пока не остановились в Филадельфии. Отец открыл свое дело и снова женился. Мачеха Вивьен оказалась замечательной женщиной, она всегда будет вспоминать ее с благодарностью и теплотой.
Все эти воспоминания причиняли ей боль, ранили сердце, вновь открывали еще не зажившую рану. Но, видимо, настал момент, когда ей просто необходимо было поговорить об этом с кем-то – и этим кем-то был Кристиан Ричардсон.
– Ну, вот мы и приехали, – сказал он без воодушевления, останавливая машину перед домом Вивьен. Потом вышел из машины, обошел ее и открыл дверцу со стороны пассажира.
– Я не хочу, чтобы этот вечер заканчивался, – сказал он, глядя на нее.
– Возможно, ты будешь удивлен, но я тоже, – улыбнулась она.
Вивьен затаила дыхание, когда Кристиан наклонился, подхватил ее на руки и вынес из машины. Затем поставил на тротуар и, не отпуская, заглянул ей в глаза.
– Правда?
– Да.
Пока они шли к двери, его рука лежала у нее на талии. У подъезда он остановился и поцеловал ее в щеку.
– Позволь мне проводить тебя до квартиры, чтобы я был уверен, что ты благополучно дошла. Потом я уйду.
Вивьен была потрясена, обнаружив, что не хочет, чтобы он уходил. Эта мысль была такой неожиданной, что у нее дрожали руки, пока она открывала ключом дверь подъезда, а ноги стали ватными и плохо слушались, пока они шли через вестибюль и поднимались на лифте. Она остро, каждой клеточкой своего тела ощущала его присутствие.
– В скором времени я собираюсь переехать. Присмотрела себе новое место, где на первом этаже у меня будет контора, а на втором – квартира.
– Я помогу тебе переехать. – Кристиан тут же ухватился за такую прекрасную возможность побыть с ней подольше, лучше узнать ее.
Когда они подошли к дверям ее квартиры, Вивьен повернулась и посмотрела на него.
– Спасибо тебе за чудесный вечер.
– Это я должен благодарить тебя, что согласилась разделить его со мной, – проговорил он подозрительно охрипшим голосом, глядя на нее с теплыми искорками в зеленых глазах. – Он взял ее руку, поднес к своим губам и, перевернув ладонью вверх, поцеловал. – Спокойной ночи, Вивьен. Я позвоню тебе завтра.
– Спокойной ночи, – пробормотала она, силясь выбраться из чувственного тумана, который обволакивал ее от его теплого взгляда, нежного прикосновения, хрипловатого голоса.
Он улыбнулся ей на прощание и на мгновение прижался своим горячим ртом к ее подрагивающим губам, затем вскочил в кабинку лифта и, прежде чем двери закрылись, помахал ей на прощание.
Вивьен вошла к себе, все еще улыбаясь, дотронулась пальцами до своих губ, словно старалась сохранить его поцелуй навсегда. Кристиан Ричардсон ворвался в ее жизнь словно огненный вихрь или ураган, который подхватил и закружил ее над землей, и ей казалось, что она парит в воздухе, не чуя под собой ног от счастья.


Две недели спустя наступил день переезда в новый дом. Вивьен стояла посреди своей старой квартиры, в которой сейчас царил такой хаос, который, по всей видимости, был до сотворения мира, и никак не могла сосредоточиться на насущном, ибо все ее мысли занимал Кристиан. Весь день, с самого раннего утра, он был с ней. Помогал переезжать, как и обещал. В данный момент он был в ее новом офисе, занимался его обустройством, но скоро должен был вернуться. Эта мысль наполняла ее сердце радостью. Она тихонько засмеялась, заворачивая тарелки в бумагу.
– Вы что-то сказали, мисс?
– Нет-нет. – Она покачала головой и улыбнулась рабочему, занимающемуся погрузкой упакованных вещей. – Вот эта коробка уже готова, можете уносить.
Не могла же она рассказать постороннему человеку то, чем были заняты ее мысли все это время: вчерашним вечером, который они провели вместе с Кристианом, как вдвоем ходили на рынок и долго выбирали лосося, а потом запекли его в духовке и ели, запивая белым вином. Прошедший вечер был просто удивительным. Вивьен даже не подозревала, что между мужчиной и женщиной могут быть такие чудесные отношения.
Она снова рассмеялась, но тут же осеклась, увидев, что рабочий вернулся за очередной коробкой и как-то странно посматривает на нее.
– Ну, это последняя, так что я поехал, – сказал он. – Встретимся на новом месте. Ключи у меня есть.
Она с серьезным видом кивнула, сдерживая счастливую улыбку. Парень и так уже, наверное, думает, что у нее не все в порядке с головой. Впрочем, он не так уж далек от истины, решила Вивьен. Она и есть ненормальная, потому что позволила Кристиану Ричардсону прочно войти в свою жизнь. И теперь испытывает восторг и страх одновременно. Они виделись почти каждый день. Все ее твердые намерения вести уединенный образ жизни и не впускать никого в свой маленький мирок растаяли, как туман под лучами солнца.
В последние дни Вивьен много размышляла над тем, все ли она правильно делала эти последние полтора года. И пришла к выводу, что поступала глупо, прятавшись от людей. Нельзя прятаться всю жизнь, да и от себя не убежишь. Теперь она думала о том, что, вероятно, следовало не убегать, а остаться в Филадельфии и встретиться со всеми неприятностями лицом к лицу. Тогда по крайней мере ей не пришлось бы скрываться и она могла бы жить открыто. С тех пор как она встретила Кристиана, понятие «жить открыто» приобрело для нее новое значение. Не один раз за эти последние две недели Вивьен спрашивала себя: а не проще ли было с самого начала принять удар, дать отпор недоброжелателям и бороться за право жить дальше? Теперь же ко всем уже имеющимся проблемам добавилась еще одна – Кристиан Ричардсон. Он был еще более настойчив и убедителен, чем ее внутренний голос. Она понимала, что нуждается в нем, в его обществе, его нежности, его страсти, наконец, и той жизни, которую он перед ней открывает.
Вивьен взглянула на часы и не смогла сдержать счастливой улыбки. Он скоро приедет, будет здесь. Они вместе перенесут оставшиеся вещи в фургон и поедут в ее новый дом. Вместе.
Ее сердце забилось сильнее. Она уже скучала по нему. Ей хотелось, чтобы он был с ней, рядом. И он появился.
– Привет, – сказал Кристиан, входя в комнату, и сразу направился к ней, чтобы поцеловать.
– Привет, – ответила она, чувствуя, что ей трудно дышать – так его присутствие действовало на нее. Оно напрочь заглушало внутренний голос, предостерегавший ее от поспешных решений.
А Кристиан смотрел на нее и думал, что она самая красивая женщина из всех, которых он знает, даже несмотря на старый рабочий халат, который сейчас надет на ней поверх одежды.
– Ты красавица, ты знаешь это? – Он подхватил ее и закружил.
Она засмеялась.
– Ненормальный, немедленно поставь меня!
– Слово дамы для меня закон. – Он поставил ее и тут же приник к губам в долгом, сладком поцелуе.
Вивьен блаженно закрыла глаза и уже не слышала увещеваний своего внутреннего голоса. Она была на седьмом небе от счастья... и любви. И все это ей дал Кристиан.


Еще неделю спустя Вивьен сидела в своем новом офисе, когда зазвонил ее мобильный. Она поняла, кто это еще до того, как взглянула на дисплей. Спросив, как она устроилась на новом месте, Кристиан поинтересовался, работает ли она сегодня ночью. Она ответила, что нет.
– Отлично, – усмехнулся он в трубку. – Могу припомнить, как я спешил привезти девушку домой к назначенному часу, чтобы не было проблем с ее отцом, но чтобы она не опоздала на работу – такое у меня впервые.
– Все когда-нибудь случается в первый раз, – поддразнила она его и радостно сообщила: – А у меня наконец-то снова полный штат, так что ночная работа пока отменяется. – Теперь ей нужно только вести учетные записи, делать расчеты и осуществлять общее руководство. На это тоже требовалось немало времени, но, во всяком случае, это можно делать днем. А не ночью.
– Завтра я хочу повести тебя в одно особенное место?
– Но ты делаешь это каждый вечер, – заметила она.
– Это потому что ты сама особенная. – Он помолчал, затем продолжил: – На этот раз это будет нечто иное. Надеюсь, ты и завтра будешь свободна.
– Буду, а что ты имеешь в виду, говоря «нечто иное»?
– Не хотелось бы объяснять по телефону. – Мы будем не одни, с некоторым сожалением подумал он. Их с Вивьен вечера были чудесными, и ему хотелось, чтобы это продолжалось. Они много разговаривали, но в основном говорил он, а она все еще не решалась довериться ему. Он чувствовал, что скоро этот момент настанет, и ждал его с нетерпением. Но завтрашний вечер будет несколько иным. Он должен стать своего рода сюрпризом. Должны же и у него быть свои маленькие секреты.
Голос Вивьен прервал его размышления:
– Кристиан, ты каждый день водишь меня куда-нибудь, тратишь на меня очень много своего времени. Надеюсь, твой бизнес от этого не страдает и твой партнер не обвинит меня в том, что я отвлекаю тебя от дел? – Она говорила полушутя, но он почувствовал в ее вопросе скрытое беспокойство.
– Нет, Вивьен, не волнуйся, мой бизнес нисколько не страдает, а мой партнер человек понимающий.
Он услышал ее тихий вздох.
– Кстати, о моем партнере, – продолжил он, – завтра мы ужинаем как раз у него.
Кристиан решил все-таки предупредить ее, ибо не всегда был уверен, как она отреагирует на то или иное его слово или действие. Порой она ни с того ни с сего настораживалась, словно ожидала какого-то подвоха, порой обижалась по пустякам. Но для него она все равно оставалась самой лучшей, самой желанной.
На этот раз кроме обычной настороженности Вивьен почувствовала сожаление и даже досаду. Три недели они с Кристианом проводили время вдвоем, и это было так замечательно. Она уже с нетерпением ждала их долгих прощальных поцелуев, которые пробуждали в ней желание неизведанного. Эти поцелуи заставляли ее забыть о сдержанности и осторожности настолько, что несколько раз она даже хотела попросить его остаться, но в последний момент все же не решалась. Она все еще боялась нового разочарования, боялась полностью, без оглядки довериться другому человеку. А завтра им предстоит провести вечер в обществе, где наверняка будет много людей. Ее прежняя неуверенность вновь вернулась к ней. Но если ему нужно, если он хочет...
– Как нужно одеться? – перешла она от абстрактных рассуждений к делам насущным.
– Что бы ты ни надела, все равно будешь самой красивой женщиной вечера, – дипломатично ответил он.
Его дипломатичность не успокоила ее. Ради Кристиана она хотела выглядеть как подобает, чтобы он не стыдился своей спутницы. И она постарается взять себя в руки и не растеряться в обществе незнакомых людей.
По ее молчанию Кристиан догадался, что в ее душе происходит борьба и она не уверена, следует ли ей идти.
– Мне нужно быть там обязательно, – сказал он. – И я хочу, чтобы ты была со мной.
– Наверняка все будут одеты шикарно, – рассеянно проговорила она, мысленно перебирая свой гардероб.
– Ну да, наверное, но совсем необязательно разряжаться в пух и прах. – Кристиан облегченно выдохнул, поняв, что она не собирается говорить «нет». Как ему хотелось быть сейчас рядом с ней!
– Кристиан, – внезапно проговорила она каким-то странным, напряженным голосом, – скажи мне, почему ты так носишься со мной, заботишься обо мне?
– Странный вопрос. Потому что мне нравится быть с тобой, – просто ответил он. – Ты мне нравишься. Ты красивая, обаятельная, умная, интеллигентная, у тебя прекрасное чувство юмора. Мне с тобой хорошо.
– Но почему? – настаивала она.
Что она хочет от него услышать? Признание в любви? Но он пока не готов его сделать. Он еще сам до конца не разобрался в себе, в своих чувствах. Знает только, что не хочет, чтобы эта женщина исчезла из его жизни.
– Откуда мне знать? Может, у меня слабость к уборщицам.
Она рассмеялась. Его шутливый ответ странным образом успокоил ее, и она немного расслабилась.
Еще некоторое время после того, как они закончили разговор, Вивьен сидела, задумчиво подперев голову руками и уставившись в одну точку. Она так и не спросила, где они проведут завтрашний вечер, но по большому счету это теперь не имело никакого значения. Она пойдет с ним куда угодно. Кристиан сломал все защитные барьеры, которые она выстроила вокруг себя, заставил усомниться в мудрости своего решения сбежать из Филадельфии. В конце концов, она не совершила ничего дурного или противозаконного и не чувствовала за собой никакой вины. А что думают люди – не все ли равно?
Однако теперь уже поздно сожалеть. Она сделала то, что сделала, и, преодолев все трудности, построила для себя новую жизнь. И будет жить и дальше так, как жила эти полтора года. Единственное исключение, которая она позволит себе сделать, – это Кристиан.
3
На следующий день Кристиан приехал пораньше и поднялся к ней на второй этаж. Не успел он постучать, как она распахнула дверь, с улыбкой глядя на него.
– Я увидела в окно, как ты подъехал. Я только и успела, что пройти от окна до двери, а ты уже здесь. Не знаю, как ты можешь так быстро бегать по этим... – Вивьен осеклась, заметив, что он побледнел и напряженно уставился на нее. – Что с тобой, Кристиан? Тебе плохо? Сердце? Не нужно было так торопиться. – Она взяла его за руку и завела в квартиру. – Садись, я сейчас принесу тебе...
Кристиан остановил ее жестом.
– Со мной все в порядке, не волнуйся, – успокоил он ее. Просто у меня перехватило дыхание. Но не от бега, а от тебя. – Он окинул ее восхищенным взглядом. – Я буквально сражен наповал. Ты такая... такая... – Он не находил слов, чтобы выразить свой восторг. На Вивьен было платье из переливающегося шелка с глубоким вырезом и разрезом, соблазнительно открывавшем ногу до середины бедра. – Как называется этот цвет?
– Персиковый.
– Гм. Так я и думал. Ты и похожа на персик – такая же сладкая и манящая. Обожаю фрукты. Так и съел бы тебя.
Вивьен покраснела, и Кристиан улыбнулся.
– И этот цвет так восхитительно оттеняет твою кожу. Еще ни у кого я не видел такой чудесной, такой безупречной кожи. – Он наклонился и поцеловал ее в щеку. У него вдруг возникло желание осыпать ее драгоценностями.
Вивьен была польщена и смущена одновременно. Но его восхищение было таким искренним, что часть напряжения, овладевшая было ею, отступила.
– Может, хочешь чего-нибудь выпить? – борясь со смущением, произнесла она. Его жаркий взгляд обжигал через одежду и будоражил кровь. Ей надо было чем-то занять себя, свои дрожавшие от волнения руки.
– Нет, – ответил он. – Нет времени, нам нужно ехать. До ужина всего полтора часа. Хотя я бы, вне всякого сомнения, предпочел остаться здесь, с тобой, – закончил он с хрипловатыми нотками в голосе.
От его горячего, пронзительного взгляда в ней поднялась волна дрожи и возбуждения.
– Я бы тоже очень хотела остаться, – призналась Вивьен. – Но ты сказал, что это важно, значит, надо ехать.
Уже заведя машину, Кристиан взглянул на нее.
– Надеюсь, ты не будешь скучать на вечере, устраиваемом в честь моего партнера Тобиаса Инграма. Я давно хотел тебя с ним познакомить. Он прекрасный человек с превосходным чувством юмора и надежный партнер.
Он наклонился и чмокнул ее в нос, потом выпрямился и посмотрел на нее. Когда их взгляды встретились, Вивьен заметила, что его глаза потемнели от уже знакомого ей желания. Она непроизвольно облизнула кончиком языка губы, и он застонав тут же прильнул к ним долгим, мучительно сладостным поцелуем, от которого кровь забурлила у нее в жилах, а затылку стало горячо. Она ближе придвинулась к нему и крепче вцепилась в плечи.
Когда Кристиан почувствовал первое прикосновение ее робкого языка, сердце едва не выпрыгнуло у него из груди. Все тело напряглось, по коже побежали мурашки.
Боже, как я хочу ее, пронеслось у него в голове. Когда он оторвался от ее губ и поднял голову, то в глубине ее фиалковых глаз увидел тлеющий огонек страсти.
– Нам пора, – с сожалением пробормотала она, – ведь ты же сказал, что это важно.
– Не важнее вот этого. – Он снова притянул ее к себе, и на этот раз поцелуй был более горячим и требовательным, чем предыдущий. Он уже не оставлял ни малейшего сомнения в том, чего они оба хотят.
Кристиан с трудом заставил себя оторваться от нее и выпрямиться. Если он немедленно не возьмет себя в руки, то овладеет ею прямо здесь, на переднем сиденье машины. Он сделал глубокий вдох и отодвинулся. Оба почувствовали, что за эти несколько коротких мгновений пропасть между ними сократилась на многие мили.
– Мы пересекли черту, из-за которой нет пути назад, – решительно сказал он. – Но сейчас нам действительно надо ехать.
Всю дорогу Кристиан вел машину одной рукой, а другой держал Вивьен за руку. Они почти не разговаривали, ибо по сравнению с их чувствами слова казались пустыми и ничего не значащими.
Когда они подъехали к частному аэродрому, Кристиан заметил, как напряглась Вивьен.
– Мы полетим? – спросила она.
– Ты боишься летать?
– Да в общем-то нет, мне даже нравится. – Она взглянула на него. – Теперь понятно, почему ты говорил, что у нас мало времени.
– Да, и теперь нам придется поторопиться. – Они вышли и побежали к маленькому двухместному самолету.
– Ты будешь сам пилотировать? – удивилась она, заметив, что возле самолета никого нет.
– Да.
Когда они остановились перед самолетом, он подхватил ее на руки и поднялся вместе с ней в кабину.
– Значит, ты не только ходишь, ездишь и плаваешь, но еще и летаешь, – лукаво проговорила она, усаживаясь на пассажирское сиденье. – Для рыбака у тебя много талантов.
– Рад, что ты заметила. – Кристиан засмеялся и занял свое место пилота. – Пристегнись, – велел он. – Сейчас полетим.
Вивьен еще даже не успела решить, готова ли она, как они уже были в воздухе.
– Не могу поверить, что мы летим, но мне ужасно нравится.
Вивьен рассмеялась, и сердце Кристиана переполнилось восторгом. Как это, оказывается, приятно – доставлять удовольствие любимой женщине. Он и не подозревал. Он не мог припомнить, что когда-то раньше испытывал что-либо подобное.
– Мы пока укладываемся по времени, но тютелька в тютельку, без запаса.
Вивьен откинулась на сиденье и начала разглядывать кабину. Но ее взгляд то и дело возвращался к его уверенным, сильным рукам. Ей нравилось смотреть, как он управляет самолетом. Движения его рук завораживали. Даже если в этот вечер у них не будет больше ничего, даже если они снова взлетят сразу же после посадки, этот день все равно похож на сказку или на сбывшуюся мечту, потому что Вивьен ощущала себя совершенно свободной и счастливой.
– Тебе нравится, любовь моя?
Она кивнула, не желая словами нарушать очарование неповторимого момента. Так и хотелось сказать: остановись, мгновенье, ты прекрасно!
Неожиданно для Вивьен самолет начал снижаться. Именно в эти мгновения, когда она смотрела на быстро приближавшуюся землю, она с ужасом поняла, что знает, куда они прилетели. Ее лоб покрылся испариной, руки затряслись. Филадельфия... О господи! Почему она не настояла, чтобы он сказал, куда они едут?! Что же теперь делать?! Куда бежать?!
Самолет приземлился, пробежал по взлетно-посадочной полосе и оказался у большого ангара. Из него вышли люди и направились к самолету. Они махали руками, приветствуя Кристиана. Он улыбался и махал им в ответ.
Когда он повернулся к Вивьен и увидел ее бледное лицо, его улыбку как ветром сдуло.
– Что с тобой, милая? Тебя напугала посадка? – Он схватил ее за руку.
– Да, наверное, – пробормотала она.
Он нагнулся над ней, отстегнул ремни и поцеловал ее в щеку.
– Прости, я не подумал. Я обожаю летать и порой забываю, что не все разделяют мою любовь к полетам, особенно к некоторым его моментам. Идем, тебе надо поскорее что-нибудь выпить – и сразу станет лучше.
– Конечно.
Но как она могла сказать ему, что ни за что не почувствует себя лучше здесь, в этом городе, где умер ее отец, где живет ее мачеха. Она пыталась убедить себя, что Филадельфия слишком большой город и шансы встретить кого-то из знакомых невелики. И потом, они ведь сегодня же вечером вернутся в Бостон.
Вивьен охватило чувство вины при мысли о женщине, с которой они когда-то были близки, которая, как ей казалось, предала ее и теперь наверняка так же одинока, как и она, Вивьен. Она тряхнула головой, отгоняя эти мысли. Быть может, когда-нибудь настанет такой момент, когда она решится позвонить Деборе, возможно даже увидится с ней. То, что произошло полтора года назад, уже не имело такого значения благодаря Кристиану.
Пока они ехали в машине от аэродрома, Вивьен не проронила ни слова. Когда они подъехали к ресторану и вошли в вестибюль, она извинилась и прошла в дамскую комнату, которая была больше ее квартиры. Посмотрев на себя в зеркало, Вивьен ужаснулась, настолько бледной и испуганной она выглядела. Надо хоть губы немножко подкрасить, подумала она и стала рыться в сумочке в поисках помады.
Она услышала, как у нее за спиной открылась и закрылась дверь, но не подняла головы. Вдруг до боли знакомый голос произнес позади нее:
– Ну, здравствуй, дорогая.
Вивьен вздрогнула и вскинула глаза. Увидев в зеркале отражение другой женщины, едва не рухнула в обморок. Какой бы ничтожной ни казалась вероятность этого, но они все-таки встретились.
– Дебора... – выдохнула она.
Дебора, которая была всего на четырнадцать лет старше Вивьен, которая на какое-то время стала ей и матерью и другом, тепло улыбнулась.
– Да, я тоже не ожидала увидеть тебя. Когда ты прошла мимо меня, я подумала, что у меня галлюцинации. Совершенно невероятно встретить тебя здесь. Мне казалось, ты уехала из города.
– Ну да... я уехала. Я сейчас... я здесь... в гостях.
Никогда в жизни Вивьен не чувствовала себя такой потрясенной, такой растерянной. Она почувствовала, как прежняя жизнь втягивает ее в свой водоворот, вонзается в нее сотнями кинжалов, заставляя сердце истекать кровью. Неужели она была настолько глупа, что думала, будто сможет убежать, спрятаться от своего прошлого? Что оно никогда ее не настигнет?
– Я убежала, – сказала она, – а ты осталась, и вся тяжесть случившегося легла на твои плечи.
Дебора Леко пожала плечами.
– А знаешь, все оказалось не так уж и страшно. Мое дело слушалось в суде, и с меня сняли обвинение в мошенничестве. То же самое было бы и с твоим отцом, если бы он не умер. – Дебора печально улыбнулась. – А потом я пыталась отыскать тебя, но не смогла. Никто не знал, куда ты подевалась.
Вивьен покачала головой.
– После самоубийства отца я была сама не своя и решила бежать куда глаза глядят. В конце концов я оказалась в Бостоне, там и остановилась.
Дебора удивленно посмотрела на нее.
– Так ты поехала на север? А я была уверена, что ты отправишься на запад или, быть может, на юг. Я даже справлялась о тебе на «Рамоне».
Вивьен охватило чувство вины. Она опустила глаза.
– Прости.
Дебора протянула к ней руку и погладила по щеке.
– Не переживай так, дорогая. Мы ни в чем не виноваты. Мы не были преступниками. – Она снова улыбнулась, на этот раз веселее.
– А ты совсем не изменилась. Только немножко повзрослела и похудела да глаза стали еще больше. – Она вздохнула. – Бог мой, кажется, это было в какой-то другой жизни.
– Да, действительно, – согласилась Вивьен, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.
Несколько минут обе женщины боролись с переполнявшими их чувствами. Деборе первой удалось побороть замешательство и справиться с собой.
– Мы не можем оставаться здесь вечно, – сказала она.
Вивьен кивнула. Она понимала, что Дебора права и что рано или поздно им все равно придется выйти отсюда, но она должна была сказать кое-что еще. Сделав глубокий вдох, она посмотрела на свои руки и проговорила:
– Мне не хотелось, чтобы все так вышло, чтобы тебе одной пришлось бы отвечать за все. Но я была так растеряна, так напугана...
На этот раз Дебора дотронулась до руки Вивьен.
– Поверь, я тоже никогда не хотела, чтобы ты оказалась втянутой во все это. Сначала я просто закрывала глаза на то, чем занимался твой отец. А потом... потом уже было поздно и невозможно что-либо исправить. Процесс оказался необратимым, и его уже нельзя было остановить. А когда все открылось, я не нашла лучшего способа исправить положение, как открыто выступить в его защиту. – Она помолчала, рассеянно изучая бархатную обивку дивана, на котором они сидели. – И кое-кто решил, что кроме мошенничества и незаконных денежных операций я занималась еще и проституцией.
Вивьен резко втянула воздух и ошеломленно воззрилась на нее.
– О нет!
Дебора улыбнулась.
– Не волнуйся, я вполне могу с этим справиться. Уже справилась. Все мои близкие и друзья знают, что это клевета, а мнение злых и ограниченных людей меня не интересует.
Вивьен ободряюще пожала руку мачехи.
– У меня теперь свое рекламное агентство. Мы рекламируем в основном мелкие и средние фирмы и предприятия, но дело идет неплохо, во всяком случае никто из наших клиентов пока еще не жаловался. – Она снова помолчала. – Не могу выразить словами, как мне жаль, что все так случилось. Мне ужасно больно и стыдно, что я так и не сумела оградить тебя от всей этой грязи.
Вивьен замотала головой.
– Не надо, Дебби. Это мне должно быть стыдно. Это ведь я убежала, а ты осталась расхлебывать всю эту кашу. – Она снова сжала руку мачехи. – Мне не следовало убегать. Я должна была остаться и быть рядом с тобой.
– Я ничуть не виню тебя, потому что прекрасно понимаю, что ты любила своего отца и для тебя обвинения, выдвинутые против него, стали настоящим ударом. Я пыталась предупредить тебя, что у него могут быть неприятности с законом, но ты не хотела верить. – Она вздохнула. – Да, возможно, тебе лучше было бы остаться, но легко рассуждать сейчас, когда все уже позади. А тогда ты была сломлена, разбита – вначале его обвинением, потом его смертью. Ты была в отчаянии, и я не знала, как тебе помочь, как защитить. Ты так страдала, весь твой мир рушился у меня перед глазами, а я не в силах было что-либо изменить, хотя мне совсем не хотелось, чтобы ты испытывала такую боль.
Вивьен кивнула.
– Я знаю. – Она печально улыбнулась. – У меня было много времени, чтобы подумать обо всем том, что случилось, и теперь я знаю, что отец был не прав, пытаясь навязать тебе свой образ жизни. Он всегда был немножко романтиком и прожектером, мечтал преуспеть в жизни, иметь побольше денег... – Она покачала головой, обуреваемая сразу несколькими чувствами: разочарованием, грустью, раскаянием, жалостью к отцу. – Он стал искать дружбы с людьми, которые говорили о легких деньгах и легких способах их заработать, и в конце концов оказался втянутым в незаконные махинации и отмывание денег. Разве он не знал, что все это преступно и незаконно? Он устраивал вечеринки, на которые приглашал сомнительных личностей, позволял играть в азартные игры. Какой ужас! Ему казалось, что благодаря своим стараниям он станет богатым и уважаемым.
– Но судьба распорядилась иначе, – тихо заметила Дебора. – Долгое время мне было очень больно думать о том, что он лишил себя жизни, но со временем я поняла, что это неизбежно должно было произойти. Он жил в воображаемом, придуманном им самим мире, и когда столкнулся с реальностью, то не выдержал, сломался. Действительность убила его. – Вивьен невесело усмехнулась, но это прозвучало скорее как всхлип.
– Он всегда думал, что несметное богатство поджидает его за ближайшим углом...
– И надо только пойти и взять его, не прилагая к тому никаких усилий. – Дебора кивнула. – Он был мечтателем, который не признавал реальности и в конце концов совершенно запутался. – Она слабо улыбнулась. – Но я все равно любила его.
– И поэтому, когда тебе не удалось образумить его, ты позволила ему втянуть себя в его сомнительные дела, принимала участие в вечеринках его клиентов. Таким образом ты надеялась удержать его от еще более серьезных ошибок. – Вивьен вздохнула. – Я начала понимать это не сразу, а лишь недавно. Мне было гораздо проще винить во всем тебя, а не отца. – Она посмотрела на Дебору. – И все-таки я верю: он не думал, что все зайдет так далеко.
– Да, конечно, но Пьер должен был знать, что ты не сможешь остаться в стороне, что вся эта грязь в конце концов затронет и тебя. Но его мечтательная натура постоянно брала верх над разумом. Не следовало ему увозить тебя из Кентукки.
Вивьен сделала слабую попытку улыбнуться.
– Нет, знаешь, я все-таки рада, что он увез меня из Кентукки. Близких родственников после маминой смерти у меня там не оставалось. И хотя все наши соседи были очень добры ко мне, я не жалею, что уехала. В результате мне пришлось бы выйти замуж за одного из их сыновей, а я этого не хотела. Я чувствовала, что такой удел не по мне.
Дебора тепло улыбнулась.
– Ты была одинокой девочкой с большими глазами.
– Неуклюжей и застенчивой.
– Милой и полной надежд. Тебе тяжело пришлось, ведь ты потеряла мать.
– А тебе – когда ты потеряла моего отца.
Дебора кивнула.
– Но, знаешь, я все время успокаиваю себя тем, что могло бы быть и хуже. – Она поморщилась. – Если бы не поддержка некоторых друзей, которые поручились за меня, я вполне могла бы оказаться за решеткой. – Она тяжело вздохнула. – Ну, довольно об этом. Все позади. Лучше расскажи мне, что привело тебя в Филадельфию на вечеринку моего друга.
– Твоего друга?! Тобиас Инграм твой друг?!
Дебора заметила реакцию Вивьен и закусила губу.
– Да. Он один из тех немногих, кто поверил мне и выступил в мою защиту. К тому же он нанял хорошего адвоката, и мы выиграли дело.
– А я прилетела с его партнером, – призналась Вивьен, обессиленно откинувшись на спинку дивана. Слишком много сюрпризов и потрясений для одного вечера, и она чувствовала, что они еще далеко не закончились.
– С Кристианом Ричардсоном?! – изумилась Дебора. – Надо же... Но как...
– Я познакомилась с ним случайно, когда убирала за одного из своих заболевших уборщиков. – Заметив недоуменный взгляд Деборы, она пояснила: – Дело в том, что я организовала свой маленький бизнес по уборке офисов, и надо сказать, у меня неплохо получается.
Дебора была явно счастлива это слышать, хотя и удивлена.
– Замечательно, девочка! Мне это нравится. А твой отец был уверен, что у тебя не хватит силы духа, чтобы в одиночку выжить в этом мире. – Она схватила Вивьен за руку. – Моя дорогая девочка, я так горжусь тобой!
– Спасибо, – сказала тронутая Вивьен, потом поинтересовалась: – А ты и Кристиана тоже знаешь?
– Да, знаю, дорогая, и могу сказать, что он отличный парень. Он и Тобиас так помогли мне и до сих пор помогают. Не знаю, что бы я без них делала. – Она погладила падчерицу по руке и взглянула на часы. – О боже! Мы сидим тут уже целую вечность! Если в ближайшие две минуты не появимся, эти двое вышлют за нами поисковую группу.
– Ой, действительно! – Вивьен вскочила на ноги. – Пора идти.
– Не забывай про походку, – напомнила ей Дебора, как делала когда-то раньше, когда Вивьен была еще подростком.
Вивьен обернулась.
– Да, конечно, я помню. – Она взяла мачеху под руку. – Идем?
Дебора заколебалась.
– Возможно, ты будешь лучше себя чувствовать без меня? – неуверенно спросила она.
Вивьен бросила на Дебору твердый взгляд.
– Не говори глупостей, – решительно отрезала она.
Ее решительность удивила Дебору. Это была новая Вивьен, которой раньше она не знала. И ей нравилась эта вновь обретенная твердость ее падчерицы.
– Я хочу, чтобы ты была рядом со мной. – Вивьен сжала ее руку. – Надеюсь, ты когда-нибудь простишь меня за мое малодушие, за мой побег. Я была сама не своя и не понимала, что делаю. Мне было больно и страшно, и единственное, о чем я могла думать, это убежать от этого позора, бесконечного унижения и оскорблений в прессе. – Она печально улыбнулась. – Теперь, когда я думаю об этом, мне кажется, что я тоже могла бы победить в этой схватке, если бы осталась.
Дебора кивнула.
– А я даже не сомневаюсь в этом. Ты сильная, в тебе есть внутренний стержень, который не так легко сломать. – Она улыбнулась. – А прощать мне тебя совершенно не за что. Я сама виновата в том, что позволила Пьеру втянуть себя в эту безобразную историю. Я должна была остановить его, когда поняла, что все это очень серьезно. – Она задумчиво покачала головой и взглянула на Вивьен. – Но все это в прошлом. А мы должны жить настоящим и будущим. Идем, моя девочка.
Вивьен смотрела и улыбалась, вспоминая, сколько раз Дебора говорила ей это раньше. Несмотря на заверения Деборы, она теперь глубоко раскаивалась за полтора года молчания, но все-таки не могла сожалеть, что уехала из Филадельфии. Если бы не уехала, то, возможно, так никогда и не узнала бы, что способна быть самостоятельной и даже организовать свой пусть маленький, но вполне успешный бизнес, который приносит ей пока небольшой, но вполне ощутимый доход. Конечно, существует проблема конкуренции, но до сих пор ее фирме «Белый кот» вполне успешно удавалось с ней справляться.
Нет, она не могла сожалеть о тех успехах, которых добилась в Бостоне... или о встрече с Кристианом. Кристиан!
Они покинули дамскую комнату рука об руку, и Вивьен испытывала какое-то странное, но очень приятное чувство оттого, что они с Деборой снова вместе.
Вдоль длинного, устланного бежевым ковролином коридора группами стояли люди. Некоторые из них заговаривали с Деборой, и она кивала им, но не останавливалась, чтобы поговорить.
– Узнаю прежнюю Дебору Леко, – прошептала ей на ухо Вивьен. – Со всеми знакома и всех знает.
Дебора в ответ лишь улыбнулась.
Они поднялись по лестнице на второй этаж, где проходила вечеринка, но Кристиана и Тобиаса им удалось отыскать не сразу. В конце концов они все-таки столкнулись с ними.
– Так-так, что у нас здесь? – протянул Тобиас, широко улыбаясь и переводя взгляд с Деборы на Вивьен. Однако, несмотря на улыбку, в глазах его читалось некоторое замешательство, словно он силился что-то вспомнить и не мог.
– Вот и мы! – провозгласила Дебора. – Наверное, вы уже решили, что мы потерялись? – Заметив замешательство Тобиаса, Дебора погладила его по руке, затем обратила внимание на его молодого партнера. – Привет, Кристиан. Как дела? Давненько мы с тобой не виделись, верно?
– Да, Дебби, верно. Как поживаешь? – с некоторой запинкой отозвался Кристиан, пробежав недоуменным взглядом по Вивьен и остановив его на ее ладони, лежавшей на руке Деборы.
– Отлично, – ответила Дебора. – Как и мое агентство. Полагаю, Тоби рассказывал тебе о нем.
– А? Да, конечно рассказывал. Я очень рад за тебя. – Недоуменный взгляд Кристиана остановился на лице Вивьен. – Я не знал, что вы с Деборой знакомы. – Он ощутил, как по всему его телу пробежала дрожь дурного предчувствия. Он моментально напрягся и весь подобрался, пристально вглядываясь в лицо женщины, которая за такое короткое время стала значить для него так много.
Вивьен сделала глубокий вдох – ей показалось, что в огромном зале ресторана не хватает воздуха.
– Я раньше жила в Филадельфии. Дебора – моя мачеха.
– Кто?
– Твоя очаровательная подруга Вивьен моя падчерица, – вмешалась Дебора, затем поглядела на стоявшую с ней рядом бледную Вивьен и улыбнулась. – А кроме того, моя близкая подруга.
– Понятно, – пробормотал Кристиан, хотя на самом деле ничего не понимал. Во рту у него внезапно пересохло, в голове все смешалось, и какая-то неясная тревога забрезжила на краю сознания.
К ним стали подходить гости, здороваться, заводить разговоры. Тобиасу и Деборе пришлось отойти, чтобы поприветствовать кого-то из важных гостей. Вивьен и Кристиан продолжали стоять и молча смотреть друг на друга. Когда кто-то нечаянно толкнул Кристиана, он взял Вивьен за руку и отвел в сторону.
– Кажется, нам с тобой очень многое еще нужно обсудить, – нервно проговорила Вивьен, боясь, что сегодня вечером он много чего узнает о ней. Так много, что, возможно, больше не захочет ее видеть. Она внутренне сжалась, представив, как сведения о ней обрушатся на него словно снежный ком – такие же неожиданные, ужасные и разрушительные.
Но нет, решительно сказала она себе, заставив поднять голову. Один раз она уже сбежала, но больше бежать не намерена. Что бы ни ожидало ее сегодня, какова бы ни была реакция Кристиана, она встретит ее смело.
Вивьен открыто посмотрела в глаза Кристиану, но тут откуда-то сбоку раздался громкий голос мужчины, остановившегося поговорить с Деборой и Тобиасом.
– Дебора, дорогая, ты как всегда ослепительна. Наша компания воспользовалась услугами твоего агентства, и все остались чрезвычайно довольны. Продажи возросли в несколько раз. Отличная работа, поздравляю! – Его взгляд внезапно упал на Вивьен, и он изумленно вскинул брови. – Разрази меня гром, если это не Виви Леко! Черт побери, Виви, неужели это ты? Привет, детка! – Мужчина устремился к Вивьен и остановился с ней рядом. – Ну, как дела, Виви? А говорили, будто ты куда-то исчезла. Потанцуешь со мной по старой дружбе, а? Эй, Мартин, посмотри, кого я тут нашел, это же малышка Виви Леко!
Вивьен застыла, не в силах пошевелиться. На ее глазах лицо Кристиана превращалось в ледяную маску. Прищурив глаза, ставшие вдруг похожими на зеленые осколки льда, он переводил взгляд с мужчины на Вивьен.
4
– Виви Леко. Я слышал это имя. Точнее, что-то читал. Кажется, ты пользовалась тут популярностью, судя по тому как восторженно тебя принимают твои поклонники, – заметил он с холодной усмешкой.
Вивьен била внутренняя дрожь. Ей хотелось заплакать, закричать, потребовать, чтобы он выслушал ее и не спешил осуждать или наклеивать ярлыки, как делали это другие. Но она молчала, понимая, что упустила свой шанс во всем признаться ему. Теперь он узнает все от других, сделает неправильные выводы, и ей некого винить, кроме себя самой.
Еще несколько мужчин узнали ее и подошли, все более отдаляя ее от Кристиана в прямом и переносном смысле. Вивьен словно приросла к своему месту. Она приклеила на лицо улыбку и машинально отвечала на приветствия. Кто-то из наиболее напористых гостей попытался заключить ее в объятия, и она попятилась назад и покачнулась.
– Черт побери! – зарычал Кристиан, поддержав ее. – Отойдите от нее. Вы же столкнете ее с лестницы!
Такой грозный, рычащий Кристиан был для нее внове. Она еще раз непроизвольно отступила и почувствовала, как каблук соскользнул со ступеньки.
– Ай!
– Черт! – Кристиан резко дернул ее на себя и прижал к груди, обхватив сильными руками за спину.
– Спасибо, – пробормотала она в его смокинг. – Уже все в порядке.
Потрясенная, оглушенная и испуганная, она не могла заставить себя поднять на него глаза и попыталась высвободиться из его объятий, но он не отпустил. Его руки словно железные тиски удерживали ее. Это было так непривычно, что Вивьен окончательно растерялась. С ней Кристиан всегда был так нежен, мягок и заботлив, а сейчас вдруг превратился в рычащего незнакомца, мечущего молнии.
– Думаю, уже пора садиться за стол, – услышала Вивьен голос Тобиаса. – Идемте, Дебора, Вивьен. Отличная реакция, Кристиан. Если бы не ты, бедняжка Вивьен могла бы свалиться с лестницы под напором доброжелателей. Кстати, вы сидите за нашим столиком.
– Превосходно, – сквозь зубы процедил Кристиан. – Это именно то, что нам нужно. – Он был зол и растерян, не зная, что думать и как себя вести. Счастливая идиллия последних недель внезапно разбилась вдребезги, как тонкий хрустальный сосуд. Он не мог поверить, что его нежная, застенчивая, пугливая Вивьен и Виви Леко, о которой отзывались как о женщине определенного сорта, одно и то же лицо. Нет, этого просто не может быть!
– Если ты не хочешь сидеть со мной за одним столом, то можешь найти для себя другое место, я пойму. – Вивьен, в которой проснулась вся ее гордость, наконец-то высвободилась из его объятий и вскинула голову. Она не станет оправдываться и просить прощения за то, чего не совершала. Если он настолько глуп, чтобы верить клевете бульварных газет, что ж, это его проблема.
– Идем! – бросил он не терпящим возражений тоном и, крепко ухватив ее за руку, сделал шаг в направлении столов.
Вивьен ухватилась свободной рукой за перила и не сдвинулась с места, заставив Кристиана резко остановиться и оглянуться.
– Что за... – нахмурился он, но она не дала ему закончить, разъяренно прошипев:
– Не смей тащить меня, будто я рыба на леске!
– Ах вон оно что, – вкрадчивым голосом проговорил Кристиан, хотя глаза его метали зеленые искры. – У нас, оказывается, имеются и острые зубки, и коготки, да?
– Да. И я умею царапаться и кусаться, мистер Ричардсон. – Она смело посмотрела прямо в его разгневанные глаза. – И убери это выражение оскорбленной невинности со своего лица, оно тебе не идет! Я же сказала, что ты не обязан оставаться в моем обществе, если тебе это неприятно!
– Оскорбленной невинности?! – Услышав его громовой голос, на них с любопытством начали оборачиваться гости, но Кристиан не обращал ни на кого внимания. Он во все глаза смотрел на стоявшую перед ним женщину с высоко поднятой головой, чьи фиалковые глаза сейчас сверкали гневом и вызовом. Куда же, недоумевал он, подевалась та застенчивая и сдержанная Вивьен Лоренс, которую он до этого знал? – А мне кажется, ты должна мне кое-что объяснить. Оказывается, ты здесь пользуешься большой популярностью и являешься чем-то вроде местной знаменитости, тогда как передо мной изображала...
– Ничего я не изображала ни перед тобой, ни перед кем-либо другим. И я не обязана ничего тебе объяснять ни о своем прошлом, ни о настоящем. Если вам настолько неприятно быть в моем обществе, мистер Ричардсон, то позвольте заверить вас, что я вполне способна вернуться домой и без вас! – Вивьен говорила тихо, но в душе у нее бушевала самая настоящая буря. Как он смеет обращаться с ней так, будто имеет на нее какие-то права! Она ничего ему не должна!
Она заметила, что кое-кто из гостей задержался поблизости, чтобы понаблюдать за разыгравшейся сценой, но в данный момент была слишком рассержена, чтобы отступать.
Кристиан изменился в лице.
– Все то время, что мы знакомы, ты была сама скромность и застенчивость: молчаливая, милая, сдержанная. Прямо образцовая леди, да и только.
– А я и есть леди, к тому же скромная и молчаливая, и я нисколько не притворялась!
– Вот как? – скривил он рот в циничной улыбке. – Вокруг молчаливых скромниц не вьются толпы поклонников. – Он произнес последнее слово таким тоном, что было понятно: он имел в виду совсем другое. Вивьен побледнела.
– Считай как знаешь. – Она обошла его и направилась к выходу.
Он догнал ее у основания лестницы и поймал за руку. Она резко развернулась и уставилась на него со злостью, а на глазах у нее блестели слезы. Раскаяние охватило Кристиана.
– Вивьен, подожди, прошу тебя. Прости, что так набросился на тебя, прости за то, что тебе наговорил. Не знаю, что на меня нашло. Давай поговорим где-нибудь.
Она покачала головой.
– Нет, нам не о чем говорить. Если ты ждешь от меня объяснений, то их не последует. Как я уже сказала, я не обязана тебе ничего объяснять. Ты должен верить мне, а не им, а если не веришь, значит, нам не о чем больше разговаривать. – Она потянула руку. – Отпусти меня. Я еду назад, в Бостон.
Он покачал головой, не отпуская ее руку.
– Пусть будет по-твоему, но раз я привез тебя сюда, то я и отвезу назад. – Он бросил взгляд через плечо. – Я сейчас. Прошу тебя, подумай о Тобиасе и Деборе. На мой взгляд, нехорошо вот так взять и убежать. Я считаю, нам нужно остаться хотя бы на ужин.
Кристиан и не подозревал, что затронул больное место. Она убежала полтора года назад – и что это ей дало? Она стала затворницей, отгородилась от всего остального мира, пытаясь отсечь прошлое, но это оказалось невозможным. Дальше так продолжаться не может. Это ее окончательное решение. Она не сделала ничего дурного. Злые языки обвинили ее в том, чего она не совершала, и ей нужно бороться, чтобы ходить с высоко поднятой головой, тем более что ей нечего стыдиться. Убежав, она не решила проблему, а лишь растянула ее на более длительный срок и теперь пожинает горькие плоды.
– Хорошо, – сказала она, – я согласна остаться на ужин. Но потом...
– Потом я отвезу тебя домой, – закончил он тоном, не допускающим возражений.
Выпрямив спину и плотно сжав губы, Вивьен вошла в банкетный зал в сопровождении Кристиана и, увидев, как при ее появлении, напряженное выражение тут же слетело с лица Дебора, обрадовалась тому, что решила остаться. А поскольку ее место за ужином было рядом с мачехой, то она твердо вознамерилась разговаривать только с ней и не обращать внимания на Кристиана.
Когда подали первое блюдо, она холодно попросила Кристиана передать перец. Когда принесли жаркое, он попросил у нее соус. Потом они вежливо, словно два незнакомца, предложили друг другу булочки. Когда перед ними поставили малиновое желе, они спокойно передали друг другу сироп. Помимо этого они не обменялись друг с другом ни словом, с преувеличенным вниманием слушая тосты, произносимые в честь Тобиаса, хотя на самом деле не слышали ни слова из того, что говорили. Наконец Тобиас Инграм встал, чтобы поблагодарить всех присутствующих, и ужин подошел к концу.
Вивьен слишком поспешно вскочила на ноги, но Тобиас взял ее за руку.
– Позволь пригласить тебя на танец, Вивьен, дорогая. У нас еще не было возможности поговорить.
Она заколебалась, но теплое выражение его глаз и ободряющая улыбка заставили ее кивнуть.
– Хорошо, я с удовольствием потанцую с вами.
Тобиас расплылся в довольной улыбке.
– Вот и славно.
Он повел Вивьен на танцевальную площадку, то и дело останавливаясь, чтобы обменяться фразой-другой с некоторыми из гостей. Когда оркестр заиграл, он привлек ее к себе и повел в танце.
Кристиан не замечал никого вокруг, кроме танцующей пары.
– Улыбнись, Крис, уж больно у тебя хмурый вид. Ты же все-таки на вечеринке, а не на похоронах.
Ну это как посмотреть, подумал Кристиан, но все-таки заставил себя улыбнуться.
– Извини, сегодня из меня плохой собеседник. Расскажи, как у тебя дела, Дебби.
– Эта фальшивая улыбка и такой же фальшивый интерес меня не обманут, Кристиан Ричардсон. Я же знаю, что ты хочешь спросить меня о Вивьен. – Она искоса взглянула на него. – Ей пришлось очень тяжело, но она выдержала и не сломалась. Она молодчина.
– Настоящая американка, – съязвил он.
– Ты зря иронизируешь. Я не стану ничего тебе рассказывать о Вивьен. Если она захочет, чтобы ты все узнал, сама расскажет. Но кое-что я все-таки тебе скажу: то, что произошло с ней здесь, в Филадельфии, было ужасно и причинило ей сильную боль. Но одно ты должен знать: она ни в чем не виновата. И не слушай никого, кто станет утверждать обратное. Это все злые сплетни, домыслы и наговоры.
Кристиан заметил напряжение на лице Деборы, ее сжатые от волнения руки и поспешил сказать:
– Прости, Дебби, я не хотел тебя расстроить.
– Дело не во мне. Лучше подумай о том, как ты расстроил и обидел Вивьен. Бедная девочка. Хватит с нее мужчин-предателей.
Кристиан застыл, все внутри у него перевернулось. Он не хотел знать, но не удержался и спросил:
– Что ты имеешь в виду?
– Ничего. – Она замолчала и отвернулась от него, заговорив с кем-то из гостей.
– Дебби, – тихо позвал он ее, но она обернулась и покачала головой.
– Больше я ничего не скажу, Крис. Я уже и так сказала слишком много. Если хочешь знать, поговори с самой Вивьен.
Кристиан испытывал воистину адские мучения от картин, которые рисовало ему его воображение. Вивьен с другими мужчинами. Не в этом ли состоит тайна ее прошлой жизни, которую она так тщательно хранит? Скольких мужчин она любила до него? И, быть может, все еще любит кого-то? А что, если кто-то из них приезжал к ней в Бостон? Есть ли среди ее прежних знакомых тот, кто занимает в ее жизни особое место?
Ревность разъедала его внутренности как кислота, заставляя страдать и мучиться.
Но разве это имеет значение? – спрашивал один внутренний голос. Если любишь, то забудь.
Но как я могу забыть? – отвечал другой. Я хотел быть единственным, самым важным мужчиной в ее жизни. Я даже хотел просить ее остаться со мной навсегда. Чтобы мы всегда были вместе. А оказалось, что я далеко не единственный и, возможно даже, не самый важный.
Но у каждого человека есть свое прошлое, разве нет? – возражал первый голос. Мы не можем изменить прошлое, зато в наших силах строить настоящее и будущее. Если ты любишь ее, то забудь о прошлом.
Его блуждающий взгляд снова устремился к танцевальной площадке и сразу же отыскал Вивьен. Она танцевала уже не с Тобиасом. Ее партнером был теперь мужчина, который первым узнал ее. Он что-то говорил, склонившись над ней, а она смеялась. Кристиан скрипнул зубами и в бессильной ярости стиснул кулаки. Потом к ним подошел еще один хлыщ, как про себя назвал его Кристиан, и повел в танце Вивьен. А она улыбалась, черт ее побери!
– Могу я предложить вам что-нибудь выпить, сэр?
Кристиан вздрогнул и тупо уставился на официанта. Он и не заметил, как тот подошел. Да, выпить ему явно не помешает.
– Да. Двойной виски, если можно.
Официант кивнул и исчез так же незаметно, как и появился.
Дебора, в это время разговаривавшая неподалеку с другими гостями, услышала, что он заказал, и подошла к нему.
– Я не позволю Вивьен лететь с тобой, если ты будешь так много пить, – сказала она. – Я только-только вновь обрела ее и не собираюсь снова потерять из-за твоего упрямого нежелания видеть дальше своего носа.
Кристиан криво усмехнулся. Он с трудом оторвал взгляд от танцплощадки и взглянул на женщину, которую всегда уважал.
– Не волнуйся, Дебби. Ко времени нашего ухода я снова буду трезв как стеклышко. Сегодня для меня вообще отрезвляющий вечерок.
– Не воображай, что для нее все это легко.
Он насмешливо вскинул бровь, наблюдая за улыбавшейся Вивьен, скользившей в объятиях очередного кавалера.
– Да ну? А по виду не скажешь. Она выглядит вполне довольной. – Он взял у подошедшего официанта свой стакан.
– Могу себе представить, чего ей это стоит, – парировала Дебора. – И учти, что люди часто ошибаются в своих суждениях о поступках других. – Она с облегчением улыбнулась, заметив приближавшегося к ним Тобиаса.
– Как ты тут, дорогая? Все хорошо? – Он обнял ее за талию и вопросительно посмотрел на Кристиана.
– Я бы на твоем месте за нее не волновался. Язычок у нее острый как бритва, и я уже имел несчастье испытать это на себе.
Тобиас посмотрел на стакан в руке Кристиана и неодобрительно нахмурился, когда тот, запрокинув голову, выпил сразу половину его содержимого.
– Разве ты не летишь сегодня обратно?
– Лечу. – Он со стуком поставил стакан на ближайший столик. – Полагаю, мне лучше заняться чем-нибудь другим. Едва ли мне удастся спокойно выпить, когда вы оба будете стоять у меня над душой, – бросил он и, больше ничего не сказав, отошел от них и направился к танцевальной площадке.
– Ну, что ты обо всем этом думаешь? – спросил Тобиас у Деборы.
– Думаю, что они оба перенесли сегодня сильнейшее потрясение. Я, разумеется, всецело на стороне Вивьен, но не могу не признать, что и Крису очень и очень нелегко. Надеюсь, они смогут пережить этот кризис с как можно меньшими потерями.
Тобиас кивнул.
– Да, я тоже. Жаль только, что это случилось на глазах у десятков чужих людей.
– Да, конечно, – согласилась Дебора. – Хотя, с другой стороны, может, это и к лучшему. Это поможет им прояснить отношения раз и навсегда. – Она улыбнулась. – Уверена, моя девочка справится. Ангелы, которые всегда охраняли ее, позаботятся о ней и на этот раз.
Тобиас усмехнулся.
– Если сегодняшние события дело рук ангелов, то должен сказать, что у них весьма своеобразное чувство юмора.
Дебора взглянула на него.
– Ну, возможно, сейчас это и выглядит смешно и неправдоподобно, но я уверена, что Вивьен на пути к счастью.
– А я надеюсь, что эти твои ангелы не забудут и про Кристиана.
Дебора с нежностью сжала руку Тобиаса.
– Ты любишь его, как сына, правда?
– Да. В нем есть все, что только можно пожелать в сыне. И его жизненный путь тоже не был усеян розами.
– Да, я помню, ты говорил, что мать бросила их и отец запил.
– И тем самым довел себя до могилы, – мрачно подтвердил Тобиас.
Не сговариваясь, они устремили взгляды на танцевальную площадку.
Вивьен не видела, как подошел Кристиан. Он понял это по ее расслабленной позе и по тому, как она весело смеялась над чем-то, что говорил ей ее партнер. Кристиан решительно похлопал его по плечу, и этого, да еще взгляда Кристиана оказалось достаточно, чтобы мужчина выпустил Вивьен из объятий и немедленно ретировался.
Вивьен старалась не смотреть на Кристиана, глядя куда-то мимо его уха.
– Уже пора идти? – выдавила она.
– Скоро, но не сейчас.
Кристиан обнял ее и сразу же позабыл обо всем на свете. Она была похожа на диковинный, прекрасный цветок – такая же яркая, благоухающая, волнующая. И плавные движения ее тела были восхитительными. Но у этого цветка имелись и шипы. И в этом он сегодня уже успел убедиться.
– Ты очень хорошо танцуешь, – сказал он.
– Спасибо, – ответила она чуть приглушенным голосом, потому что так и не повернула к нему головы, продолжая смотреть в сторону.
Все мысли вылетели у него из головы, и он никак не мог придумать, что же еще сказать. Черт, ему так приятно было танцевать с ней, держать ее в объятиях. Но он чувствовал, что той близости, которая установилась между ними в последнее время, больше нет. Теперь между ними выросла стена.
Интересно, с болью в сердце думала Вивьен, он подошел потанцевать со мной только потому, что уже настала пора уезжать? Ну и ладно, ну и пусть, твердила она себе. Чем быстрее это все закончится, тем лучше. Она не знала, сколько еще сможет расточать фальшивые улыбки и изображать веселье, когда на самом деле ей хотелось рыдать.
Вивьен с болью и отчаянием думала о том, что он сегодня услышал о ней. Уж наверняка немало, и это только начало. Теперь, когда он знает, кто она на самом деле, «доброжелатели» не преминут снабдить его всякой пикантной информацией о ней. Она не могла заткнуть рты сплетникам, но ей становилось нехорошо от мысли, что он может поверить им. Но она не станет ни оправдываться, ни что-либо объяснять. Если он поверит им, а не ей, значит, он не тот человек, каким она его считала, и им не по пути.
Слезы навернулись ей на глаза, когда она представила, как все могло бы быть. Они с Кристианом плавно скользят в танце под медленную, красивую музыку. Он смешит ее, говорит всякие милые пустяки, которые ей так приятно слышать. А она тает в его объятиях.
Но этого никогда не будет. Теперь нет. Между ними вновь выросла пропасть, гораздо шире и непреодолимее, чем была вначале. Ей будет безумно тяжело и больно потерять его, но она выжила в прошлый раз, выживет и сейчас.
– Мы уйдем, как только ты будешь готова, – сухо проговорил он, чувствуя ее отстраненность. Ей явно не терпится избавиться от него. Теперь, когда она возобновила связи со своими старыми дружками здесь, в Филадельфии, ему уже нет места в ее жизни. Ну и черт с ней!
– Я уже готова. – Он ждет не дождется, когда избавится от меня, подумала Вивьен. – Хотя я уже говорила тебе, что вполне могу сама...
– Нет, – резко оборвал он ее. – Я же сказал, что сам отвезу тебя обратно.
Как только музыка смолкла, они, не говоря ни слова, повернулись и, приклеив на лица улыбки, отправились к Деборе и Тобиасу попрощаться.
– Я тебе позвоню, – пообещала она мачехе, целуя ее в щеку.
Как бы ни повлияли события сегодняшнего вечера на ее отношения с Кристианом, она вновь нашла Дебору, поговорила с ней обо всем, многое поняла и огромный камень свалился с ее души.
– Попробуй только не позвонить, – шутливо пригрозила ей Дебора. – Я тут же приеду и свалюсь тебе как снег на голову. – Она помахала визитной карточкой, которую дала ей Вивьен. – Я так по тебе скучала, – добавила она, – что не позволю исчезнуть еще раз.
– Я тоже скучала и больше не собираюсь исчезать. – Вивьен заметила, как на глазах мачехи заблестели слезы, и крепко обняла ее еще раз перед тем, как они с Кристианом ушли.
Тобиас и Дебора проводили их взглядами.
– Они так хорошо смотрятся вместе, – с грустью заметила Дебора.
Тобиас сжал ее руку.
– Тогда к чему этот грустный тон, дорогая?
Она пожала плечами.
– Не знаю, но у меня вдруг возникло такое чувство, что их отношения могут и не пережить этого кризиса.
– Вот тебе раз. А кто всего пятнадцать минут назад уверял меня, что этот вечер был устроен ангелами специально для Вивьен?
– Но это вполне могли быть и демоны.
– Ну что за пессимизм, любовь моя? Это из-за того, что так много людей здесь когда-то знали Вивьен?
– Из-за этого и еще из-за того, что Кристиан оказался в таком нелепом положении. По тому, как он смотрел на Вивьен, когда мы с ней только подошли к вам, я поняла, что он считает ее совершенно особенной. – Дебора прикусила губу. – А потом, когда он узнал, кто она, когда этот болван Кларенс налетел на нее со своими дружками, он как будто получил удар в солнечное сплетение. Не знаю, сумеет ли он справиться с этим потрясением.
– Надеюсь, что сумеет, Дебби, дорогая, – сказал Тобиас. – Ему нужна настоящая любовь.
– И ей тоже.


Ночное небо над Филадельфией было похоже на черное бархатное покрывало, расшитое сверкающими бриллиантами. Но дальше на север оно затуманивалось, как будто мир собирался плакать.
Вивьен тоже хотелось плакать. Когда она впервые встретила Кристиана в ту ночь в офисе, она и представить себе не могла, что их отношения продолжатся. Более того, что они с каждым днем будут становиться все ближе и дороже друг другу. Кристиан был так настойчив и одновременно нежен и заботлив, что постепенно ее неуверенность и боязнь очередного разочарования отступили и она втайне стала надеяться, что их взаимное чувство настолько глубоко, что позволит им остаться вместе навсегда. Она позволила себе мечтать, воспарить к облакам, позабыв о том, каким болезненным может быть падение с такой высоты, и вот сегодня случилось то, что неизбежно и должно было случиться: она упала с небес на землю – и шрамы от этого падения останутся в ее душе навсегда.
Кристиан мучился неопределенностью. Он хотел поговорить с Вивьен, но не знал, что сказать, как начать. Должен ли он спросить ее, почему она не рассказала ему обо всем раньше? И что означает все то, что он сегодня услышал?
Но мысли его путались, метались, здравомыслие покинуло его, а на ум приходили одни лишь колкости и проклятья. Черт побери, что она с ним сделала?!
Кристиан молчал, и Вивьен в конце концов решила, что сама должна что-то сказать. Но язык, казалось, прилип к гортани. Почему он с ней не разговаривает? Не желает больше знать ее или еще не оправился от шока? Или просто пытается бороться с обуревающим его гневом?
Она была благодарна судьбе за то, что снова повстречалась с Деборой, поговорила с ней по душам и избавилась от так долго преследовавших ее призраков прошлого. Но разве обязательно цена за это должна быть такой высокой? Неужели за это ей придется заплатить разрывом с Кристианом?
Ее сердце разрывалось на части. Восемнадцать месяцев назад, в Филадельфии, она поступила глупо и теперь должна заплатить за это своим счастьем. Будь проклята эта ее глупость и опрометчивость! Слезы застилали ей глаза и сдавливали горло, отдаваясь болью в груди.
Несмотря на злость, отчаяние, неопределенность, терзавшие его душу, Кристиан не утратил присущей ему внимательности и мягко посадил самолет. Он чувствовал, что теряет Вивьен, и это разрывало ему сердце.
Они пересели в машину, и Кристиан повез ее домой. Никто из них по-прежнему ничего не говорил. Единственным звуком, раздававшимся в машине, было ровное урчание мотора.
Возле дома Вивьен он остановился.
– Спокойной ночи, Вивьен.
– Спокойной ночи, Кристиан.
На этот раз расставание было для них не сладостной, а горькой мукой.
5
Недели, последовавшие за ужином в честь Тобиаса Инграма, состояли из пустых минут и часов, сливавшихся в такие же пустые, безрадостные дни и бессонные ночи.
Февраль выдался на редкость ненастным, каждый день падал мокрый снег, оседая на одежду тяжелыми хлопьями. Ходьба по улице превратилась в противное шлепанье по серой слякоти. Свинцовые облака тяжело нависали над городом, и казалось, что солнце уже никогда не сможет разорвать их непроницаемую пелену.
Настроение Вивьен было под стать погоде – мрачное, унылое и безрадостное, – а жизнь превратилась для нее в тяжкую повинность, которую приходилось исполнять. Она жила словно в тумане: ходила, работала, разговаривала с людьми, занималась массой других нужных и неотложных дел, но делала все это словно робот, и даже явные успехи ее маленькой фирмы и значительно расширившаяся клиентурная база не доставляли ей радости.
С другой стороны, работа была ее спасением, и она окунулась в нее с головой. Она плохо спала, у нее пропал аппетит – она почти не замечала, что и когда ест, лишь бы поддерживать силы. И только после того, как однажды у нее на работе закружилась голова, в глазах потемнело и она едва не упала в обморок, вовремя успев ухватиться за спинку кресла и сесть, Вивьен осознала, что так доведет себя до полного истощения, и снова начала заботиться о себе. Она накупила продуктов и набила ими холодильник; по совету одной из своих сотрудниц стала пить на ночь мятный чай, чтобы лучше спать, и постепенно вновь почувствовала себя лучше, хотя прежний аппетит так и не вернулся к ней.
Работа стала ее единственным утешением, и дела шли в гору. Целыми днями она упорно листала телефонную книгу, отыскивая потенциальных клиентов. То, что вначале было лишь средством забыться, притупить боль разрыва, постепенно превратилось в новые выгодные контракты.
Заказов было много, и Вивьен, понемногу приходя в себя, радовалась дополнительной работе с документацией, которой было немало, поскольку она сама выполняла обязанности и главы фирмы, и секретаря, и бухгалтера. Несмотря на все это, она всегда подменяла любого из своих работников, который по той или иной причине не мог выйти на работу. Но только не в том здании, где работал Кристиан. Она не могла представить, чтобы снова встретится с ним.
Одного его имени, одного хотя бы мимолетного воспоминания о нем было достаточно, чтобы ее сердце начало учащенно биться. Несмотря на все усилия, она так и не смогла забыть его, не думать о нем. Она ругала себя, обзывала дурой, но все равно то и дело ловила себя на том, что гадает, где он сейчас и чем занимается.
Через неделю после того злополучного вечера в Филадельфии, как соль на ее незаживающую рану, в местной газете поместили статью о Кристиане с Тобиасом и их компании. Вместе со статьей была помещена их фотография, где они улыбающиеся стояли у бортика одного из своих рыболовецких судов. Понимая, что лишь усугубляет свои страдания, Вивьен все же вырезала и статью, и фотографию и положила в ящик прикроватной тумбочки, чтобы каждый вечер перед сном полюбоваться на нее.
Каждый раз, когда звонил телефон на работе или ее мобильный, она хваталась за него с бьющимся сердцем. Каждый раз, когда над дверью ее нового офиса звенел колокольчик, возвещая о приходе посетителя, она вздрагивала, замирала, кровь ударяла ей в голову. Вивьен была рада, что ее квартира располагалась здесь же, над конторой, ибо ей частенько приходилось бегать за аспирином.
Однажды днем, когда у нее выдалось немного свободного времени, Вивьен решила покрасить карниз, маскировавший панель с выключателями. Она подставила стремянку и, стоя на верхней ступеньке, старалась работать как можно осторожнее, чтобы не коснуться краской находившейся прямо под карнизом панели из натурального дуба.
Когда зазвенел колокольчик над дверью, она обернулась, чтобы посмотреть, кто пришел, да так и застыла от изумления, держа кисть в руке.
Кристиан! На какое-то мгновение ей показалось, что это всего лишь плод ее воображения, но это и в самом деле был он. Ни у кого больше не могло быть таких широких плеч, такой поджарой, спортивной фигуры, таких узких бедер и мускулистых ног. Он был в деловом костюме, еще больше подчеркивавшем его мужскую привлекательность, и Вивьен не сумела сдержать дрожь, пробежавшую по телу. Дрожащей рукой она стала класть кисть в банку, но от ее неловких движений стремянка покачнулась. Вивьен попыталась ухватиться за карниз, но рука соскользнула и задела банку с краской.
– О боже, Вивьен, осторожнее! – крикнул Кристиан и бросился вперед. Он схватил обеими руками опасно раскачивавшуюся стремянку, а Вивьен наконец удалось уцепиться за карниз. Однако секунду спустя она вновь потеряла равновесие и локтем задела банку с краской. Стремянка наклонилась под невероятным углом, однако Кристиану все же удалось удержать ее и не дать упасть.
Чего нельзя было сказать о банке с краской. Проиграв битву с земным притяжением, она полетела вниз.
– О дьявол! – выругался Кристиан, когда краска дождем полилась на его голову и костюм. – Черт побери, Вивьен!
Он вслепую вытянул руки, чтобы не дать ей свалиться со стремянки, ибо все лицо у него было залито краской. Ему еще повезло, что он успел зажмуриться.
Когда Вивьен слезла со стремянки и взглянула на Кристиана, у нее вырвался возглас ужаса.
– О боже, Кристиан, ты же весь в краске! И твой костюм!..
– Весьма тонкое наблюдение, – сказал он, тщетно пытаясь рукой стереть краску с лица.
– О боже! – выдохнула она.
– Если ты еще раз произнесешь это, я за себя не ручаюсь, – прорычал Кристиан, разъяренно уставившись на нее. – Ну?
– Я... я конечно же заплачу за химчистку, – пролепетала она, но вид у него был настолько уморительный, что весь испуг Вивьен куда-то пропал.
– Еще бы тебе этого не сделать. Хотя я не слишком уверен, что это поможет.
– И не смотри на меня так грозно. – Она едва сдерживалась, чтобы не захихикать. – Ты сам виноват – напугал меня.
– Я тебя напугал? Да я просто вошел!
– И не кричи. Криком делу не поможешь. – Сердце Вивьен колотилось как сумасшедшее. Она столько раз видела Кристиана во сне, столько раз представляла себя их встречу, что сейчас никак не могла поверить в то, что он действительно пришел, что он здесь. Взглянув на его костюм, она поморщилась. – Пройди вон туда, в подсобку. Там на вешалке висят несколько чистых халатов. Переоденься и отдай мне костюм, я отнесу его в химчистку. Это тут рядом, через дом. Мистер Джексон очень добросовестный и аккуратный, он непременно сделает все, что можно сделать.
– Если еще что-то можно сделать, – проворчал Кристиан и скрылся в подсобке, загрохотав там чем-то. Вивьен поневоле улыбнулась. Надо же, какие мы сердитые, подумала она с нежностью. А он совсем не изменился, только, кажется, чуть похудел. Она была так рада его видеть, что, несмотря на трагикомические обстоятельства его появления, едва сдерживала рвущееся наружу счастье. Он пришел! Он все-таки пришел!
Дверь приоткрылась, и оттуда высунулась рука, державшая пиджак и брюки.
– Вот, можешь нести. И узнай, сможет ли он справиться за час. У меня деловой ланч.
– Не волнуйся, мистер Джексон настоящий волшебник в своей профессии. Да и краска водоэмульсионная.
– Это утешает, – саркастически заметил он из-за двери.
– Кристиан, ну не сердись, ведь я же не нарочно, – попыталась она успокоить его. – Просто ты меня напугал.
– А ты пугаешься всех своих клиентов? – съязвил он.
– Ты не клиент.
– Но вполне мог бы им быть.
– Ха!
– Не вижу ничего смешного. Между прочим, мы с Тобиасом решили, что нам нужно снять другое помещение, поближе к порту. Нам удалось найти то, что нам подходит, в одном из старых зданий, и сейчас мы ремонтируем его.
Так, значит, он пришел вовсе не потому, что хотел меня видеть, а для того, чтобы заключить договор на работу, осознала она, чувствуя, как ее счастье тает быстро, как облачко пара.
– Ну что ж, – сказала она, стараясь не выдать голосом своего разочарования. – Я дам тебе наш прайс-лист, когда вернусь из химчистки.
– Хорошо, спасибо.
– Не за что.
Вивьен еще секунду подождала, не скажет ли он чего-то еще, но он молчал, и, обозвав себя наивной дурой и глупой мечтательницей, она сложила его костюм в пакет, накинула пальто и вышла на улицу, снова чувствуя себя несчастной.
Дойти до химчистки, договориться с мистером Джексоном и вернуться обратно было делом нескольких минут. Когда она вернулась, Кристиан был не один. Он разговаривал с каким-то мужчиной, которого Вивьен никогда раньше не видела.
– ...И таким образом, – услышала она слова Кристиана, – вы получите первоклассное обслуживание по расценкам, гораздо ниже, чем у других аналогичных фирм. Все наши клиенты весьма довольны качеством нашей работы. Вы не пожалеете, что обратились в фирму «Белый кот», уверяю вас.
Мужчина что-то ответил, но Вивьен не расслышала. Она остановилась у двери и стояла не двигаясь, чтобы не испортить дело. Опыт и чутье подсказывали ей, что клиент вот-вот даст свое согласие.
Наконец клиент согласно кивнул, Кристиан вручил ему квитанцию, прейскурант и дал на подпись копию договора из стопки, лежавшей на столе.
Вивьен пропустила выходившего мужчину и улыбнулась ему. Звякнул колокольчик, и дверь за ним закрылась.
– Ну что, будет мой костюм готов через час? – спросил Кристиан, пряча улыбку. Она так торопилась, что ушла из конторы с пятнышком краски на носу.
– Что? А нет, извини. То есть мистер Джексон уверен, что вычистит костюм и он будет как новенький. Но на это потребуется больше времени.
Кристиан чертыхнулся.
– И что прикажешь делать? У меня важная встреча, – он бросил взгляд на часы, – через тридцать минут.
– А кто был человек, который только что вышел?
– А, этот. Просто клиент. Менеджер одной компании средней руки. Хочет нанять кого-то на уборку их офисов. Я убедил его, что лучше «Белого кота» ему не найти. Он подписал договор и заплатил аванс. Вот его карточка.
Кристиан отдал ей карточку и огляделся.
– Мне нужно как-то добраться до моего офиса.
Вивьен взяла карточку клиента и нахмурилась.
– А с чего ты взял, что мне нужен этот клиент? Ты ведь не знаешь, есть ли у меня время и работники для этого? Это было несколько самонадеянно с твоей стороны, ты не находишь?
Он угрюмо взглянул на нее.
– А что, по-твоему, я должен был отказать ему и отправить к твоим конкурентам? – Он хмыкнул. – Прекрасный способ вести дела.
Вивьен разозлилась.
– Это мое дело – как я их веду. И не нуждаюсь в твоей помощи. Между прочим...
– У меня нет времени пререкаться тут с тобой, – оборвал он ее. – Я тороплюсь. Сюда я пришел пешком.
Он намеренно проигнорировал ее вопросительный взгляд. Ей совсем необязательно знать о том, что ему понадобилась эта прогулка в несколько кварталов, чтобы набраться храбрости поговорить с Вивьен. Он так скучал по ней, что больше уже не мог выносить разлуку, но не знал, захочет ли она видеть его, говорить с ним. Краска, так неожиданно свалившаяся ему на голову, смешала все его планы и не дала сказать то, что он собирался. Правда, Вивьен не отказалась говорить с ним, но они и не обсудили свои отношения. Черт возьми! Эти несколько недель после того злополучного вечера в Филадельфии он места себе не находил, страдал, маялся... Нет, так дальше продолжаться просто не может.
– Я отвезу тебя, – предложила она. Настроение у нее упало. Ну зачем он снова ворвался в ее жизнь? Она только-только начала приходить в себя и уже даже была способна прожить значительные промежутки времени, почти не думая о нем, не вспоминая... иногда целый час. Ну зачем он пришел? Неужели не мог найти другую фирму для уборки своего нового офиса?
– Ну что, если ты готова, то поехали, – отрывисто бросил Кристиан, – у меня уже почти совсем не остается времени.
Боже, какая же она милая и привлекательная, даже с пятном краски на носу, думал Кристиан. Как же он скучал по ней все это время. Ему едва удалось сдержать порыв протянуть руку и стереть краску с ее лица, дотронуться до нее. Но он не станет это делать, пока не скажет ей всего, что должен сказать.
– Один момент, сейчас я только закрою банку с краской. А фургон мой стоит во дворе, так что, думаю, это не займет много времени.
Кристиан помог ей немного прибраться, потом она сказала, что переоденется. Он неожиданно взял ее за руку.
– Ты даже не посмотришь на меня?
Она удивленно взглянула на него.
– Я уже смотрела.
– Я очень скучал по тебе.
– Ты сказал, что опаздываешь, – пробормотала она, отчаянно пытаясь не показать ему, как на нее подействовали его слова.
– Да, ты права. – Он отпустил ее руку, и Вивьен ринулась к двери подсобки.
Кристиан чертыхнулся себе под нос. Все вышло не так, как он рассчитывал. Он думал о ней постоянно. Казалось, с тех пор как они расстались, прошла уже целая вечность. Сколько раз он протягивал руку за телефоном, чтобы позвонить ей, но не решался. А она, как видно, не так уж и скучала по нему. Может, уже и думать забыла.
Когда она вышла из подсобки в узких джинсах и трикотажной обтягивающей кофточке, он не смог сдержаться и уставился на нее широко раскрытыми глазами. Она выглядела соблазнительно сексуальной и в то же время девственно невинной. Как ей это удается? – недоумевал он. Она что, решила свести его с ума?
– Я готова, можем идти, – пробормотала Вивьен, заметив, как пристально и жадно он смотрит на нее. Может, вспоминая все то, что слышал о ней на вечеринке, он решил лично удостовериться, что все это правда? Может, решил, что он ничем не хуже всех тех мужчин, которые липли к ней там, на вечере? Ну и черт с ним! Ее сердце сжималось от боли, и она проклинала свое тело за то, что оно готово было наплевать на доводы разума и раскрыться для этого человека. Ну зачем он появился в ее жизни, внес в нее хаос и смятение, разбередил душу, чтобы потом спокойно взять и уйти? И теперь снова явился как снег на голову, чтобы мучить ее.
– Я потом верну его тебе, – сказал Кристиан, указав на халат, который он надел взамен испачканного костюма.
– Да, конечно.
Они вышли на задний двор дома, где стоял фургон Вивьен. Двор был довольно захламленный, но она решила дождаться весны, чтобы произвести уборку, потому что снег затруднял дело.
Кристиан окинул изумленным взглядом фургон. Судя по виду, он был изготовлен еще где-то на заре автомобилестроения. Корпус был покрыт пятнами ржавчины и вмятинами, передний бампер слегка погнут. Когда он потянул за пассажирскую дверцу, она громко заскрипела и как-то подозрительно отвисла. Обивка сидений истерлась и кое-где порвалась, а на заднем сиденье был свален какой-то, на взгляд Кристиана, хлам.
– Он вполне прилично ездит, – с вызовом сказала Вивьен, заметив его скептический взгляд.
– В самом деле? – недоверчиво пробормотал он. Надо, безусловно, обладать определенной смелостью и бойцовским духом, чтобы садиться за руль этого старичка-ветерана, подумал он.
Вивьен включила зажигание и до упора выжала сцепление, чтобы развернуть фургон. Все лицо у нее залилось краской смущения, когда она заметила на себе его пристальный взгляд. Интересно, о чем он сейчас думает?
– Тебе Дебора не звонила? – неожиданно поинтересовался Кристиан.
– Звонила, – ответила она, разворачиваясь на маленьком пятачке. Выехав из проулка между домами, она приостановилась, пропуская несколько машин, затем выехала на улицу и включила вторую скорость. Машина взревела. Почувствовав себя в относительной безопасности, Вивьен сказала: – Она теперь довольно часто звонит мне. Говорит, что в скором времени собирается приехать в Бостон.
– Вот и отлично. Они с Тобиасом в последнее время еще больше сблизились. Я очень рад за них обоих. Не удивлюсь, если мой партнер даже попытается убедить ее выйти за него замуж.
Вивьен резко повернулась к нему, и машина тут же вильнула в сторону.
– Осторожнее! – Кристиан перехватил руль и не без труда вернул его в прежнее положение. – Этот чертов фургон неповоротлив, как слон! Он слишком большой и тяжелый для тебя. Тебе трудно им управлять.
– Он служит мне и моей фирме верой и правдой, – немного надменно парировала Вивьен, затем искоса бросила на него взгляд. – Надеюсь, ты не считаешь, что Дебора недостаточно хороша для Инграма? Он, конечно, хороший человек, но Дебби... просто замечательная, она...
– Мне такое и в голову не приходило, – успокоил он ее. – Я всегда прекрасно относился и отношусь к Деборе и считаю ее чудесной женщиной и очень хорошим человеком, Вивьен.
Он взглянул на тонкий профиль молодой женщины и заметил, как напряжены все ее мышцы от усилий, которые требовались для управления этим ржавым монстром.
– Я знаю одно место, где можно достать фургон поприличнее, и недорого. – Он не мог смотреть, как она мучается с этой неповоротливой машиной. А если гололед? Кристиан похолодел. Так и до аварии недалеко. Машина была настолько громоздкой, что, Кристиан был уверен, ей не удастся справиться с ним в аварийной ситуации.
– Меня вполне устраивает и этот, – поспешно сказала она, не собираясь принимать от него никакой помощи. Она и так уже чувствовала, что снова подпадает под его влияние. Кроме того, в данный момент она не могла позволить себе потратиться на покупку нового транспортного средства. Ее фирма сейчас давала вполне стабильный доход, но он был пока еще не настолько велик, чтобы решиться на крупную покупку. Этот старичок еще вполне может послужить ей.
– Ну не знаю, не знаю, – недовольно пробормотал он, не слишком поверив ей.
Вивьен остановила машину против здания, в котором находилась контора Кристиана, и повернулась к нему.
– Беги переодевайся, если хочешь успеть на свой ланч.
– Да, конечно. К счастью, в офисе у меня есть другой костюм. – Отстегнув ремень безопасности, он повернулся к ней. – Я хотел бы еще раз увидеться с тобой, Вивьен, только где-нибудь в более спокойной обстановке. Нам нужно поговорить. Может, пообедаем как-нибудь вместе?
Если бы он знал, как ей этого хочется, но что это даст, кроме того что только усугубит ее страдания? Глядя на нее, он поневоле будет вспоминать все то, что уже успел услышать о ней, а она этого просто не вынесет.
– Не думаю, – отозвалась она, хотя ее сердце обливалось кровью.
– Ну что ж, ладно, – сказал он ровным тоном, стараясь не показать, как его расстроил ее отказ. Впрочем, наверное, он это заслужил. Что ж, он не станет настаивать. Пока не станет. – Тогда пока, спасибо, что подвезла.
– Не за что. Это самое малое, что я могла сделать, чтобы исправить положение, в которое ты попал из-за меня.
Он вышел из машины и едва захлопнул дверцу, как она нажала на газ. Водитель одной из проезжавших машин посигналил и показал ей кулак. Вивьен на ходу извинилась перед водителем, но на Кристиана даже не взглянула. Невозможно было не думать о нем, но она стиснула зубы и попыталась сосредоточиться на дороге.


Когда в тот же день Тобиас Инграм вошел в офис компании, Кристиан неподвижно сидел за столом, уставившись в окно.
– Ну, выкладывай, что стряслось, – с ходу заявил Тобиас, сразу поняв, что с его молодым другом что-то не так.
– Я решил снова пойти в море, – отозвался тот.
– Понятно, – протянул Инграм. – Ностальгия по старым временам или есть какая-то другая причина, посерьезней?
Кристиан резко развернулся от окна вместе с вертящимся креслом. Так резко, что от потока воздуха слетело несколько бумажек со стола. Тобиас наклонился, чтобы поднять их.
– Ты виделся с Вивьен? – мягко поинтересовался он.
– Виделся, черт бы ее побрал! – прорычал Кристиан. – Она ужасно похудела и вкалывает за троих. Ты бы посмотрел, на чем она ездит! Старый, ржавый фургон, с которым она с трудом справляется. Что, дьявол побери, происходит?! – Кристиан треснул кулаком по столу, вложив в этот удар всю силу своего отчаяния и злости.
Тобиас и бровью не повел.
– Помню, как однажды, – сказал он, усаживаясь в кресло напротив, – когда ты был зеленым юнцом и только начал выходить в море, ты плохо закрепил канат. Он развязался и...
– Не нужно напоминать мне эту историю, – проворчал Кристиан. – Я и так все прекрасно помню. Из-за меня пострадал Калеб. Повреждение оказалось очень серьезным.
– И после этого ты сделался мишенью пересудов и насмешек всей команды. Ты мог бы уйти с «Лайзы Тикс» на любой другой корабль, но ты все-таки решил остаться там. Почему?
Кристиан насупился и хмуро поглядел на друга.
– При чем здесь это? Какое это имеет отношение к нашему разговору?
– Самое прямое. Просто ответь мне.
Кристиан пожал плечами. Ему было неприятно вспоминать о том давнем случае.
– Я же прекрасно понимаю, что ты пытаешься провести здесь аналогию. Только мне невдомек, какое...
– Ответь, прошу тебя, – настаивал Тобиас.
Кристиан, будучи больше не в состоянии усидеть на месте, вскочил и в волнении заходил по кабинету.
– Ну хорошо, если ты настаиваешь. Я остался и выдержал все это потому, что был уверен, что никогда не смогу посмотреть в глаза тем парням, если уйду. Доволен? Ну и что с того?
Инграм улыбнулся.
– А то, что Вивьен сейчас делает то же самое. Старается выдержать то, что свалилось на нее там, в Филадельфии, причем в одиночку.
Кристиан резко остановился.
– Возможно, ты и прав. Но почему же она отказалась встретиться со мной, поговорить?
Тобиас громко вздохнул.
– Ну ты и дурья башка. Видно, зря я всегда хвалил тебя за сообразительность и считал одним из самых умных людей из всех, кого знаю. Как же ты можешь не видеть очевидного? Разве тебе не приходило в голову, что она уверена, будто ты поверил всему тому, что злые языки болтают о ней?
Кристиан изумленно воззрился на него.
– Что за глупость? Да я ни слову... – Он осекся и смущенно отвел глаза, затем нехотя признался: – Ну да, может вначале так и было, но только потому, что я испытал что-то вроде шока. Но потом у меня было время подумать, и я, разумеется, понял, что все это полнейшая чушь и подлая клевета. Я достаточно хорошо успел узнать Вивьен, чтобы понимать, что она не может быть доступной девицей, которая спала с нужными людьми. Это полный абсурд...
– И ты сказал все это Вивьен?
Кристиан нахмурился.
– Нет, но... – Внезапно до него дошло, что хотел сказать ему Тобиас, и он застонал. – О черт, я идиот!
Он схватил пиджак со спинки стула и ринулся к двери.
– Присмотри за делами без меня, о’кей? – бросил он, на ходу натягивая пиджак. – Я буду отсутствовать какое-то время.
– Как долго?
– Не знаю пока. Сколько потребуется. Просто скажи, что я вышел в море.
Когда за Кристианом со стуком захлопнулась дверь, Тобиас широко улыбнулся, потом снял трубку телефона и набрал длинный номер.
– Дебби, ну здравствуй, дорогая, еще раз. Спешу обрадовать тебя. На мой взгляд, все идет как надо.
6
Вся испачканная в краске и уставшая, Вивьен заперла дверь офиса и поднялась к себе в квартиру. Слава богу, что все ее работники сегодня будут на месте, потому что ей надо как следует отдохнуть.
Вначале, решила она, нужно подольше полежать в ванне, чтобы смыть с себя грязь, краску и усталость. Как жаль, что вот так же просто нельзя смыть ту свинцовую тяжесть, которая лежит у меня на душе, подумала она.
Войдя к себе, Вивьен прошла прямо в ванную, пустила горячую воду, затем разделась и сложила грязную одежду в корзину для белья. Пока ванна набиралась, сходила на кухню и налила стакан сока, вернулась в ванную и поставила сок на полочку рядом.
Погрузившись в горячую воду с ароматной пеной, Вивьен блаженно откинула голову на край ванны и прикрыла глаза. Она даже улыбнулась, настолько приятным было ощущение. Прямо настоящий рай. Она потеряла счет времени.
– В следующий раз, когда будешь принимать ванну, советую тебе закрывать дверь, – раздался вдруг низкий, тягучий голос из дверей.
Вивьен ойкнула, подскочила и, поскользнувшись, на несколько секунд ушла под воду. Господи, Кристиан! Что он тут делает? Как сюда попал? Она рисовала его в своем воображении, мысленно призывала к себе, и вот он здесь. Не может быть!
Она вынырнула отплевываясь и попыталась стереть пену с глаз.
– Тебе потереть спинку? – услышала она его насмешливый голос.
Сердце Вивьен стучало так неистово, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Постепенно потрясение стало уступать место возмущению. Как он посмел войти сюда?! Ну и нахал! Вивьен обнаружила, что одно дело представлять мужчину в своей ванной, и совсем другое – на самом деле обнаружить его тут.
– Немедленно выйди отсюда! – пропищала она. Наконец ей удалось протереть глаза и она смогла поглядеть на него.
Лучше бы она этого не делала. От его вида у нее перехватило дыхание. Он выглядел потрясающе красивым и сексуальным в джинсах и свободном пуловере, надетом, по всей видимости, на голое тело, потому что в треугольном вырезе на груди виднелись черные волоски. Она сглотнула. Он что, решил доконать ее?!
Нет, она немедленно позвонит в полицию, они приедут и арестуют его за сексуальные домогательства... после того как она поцелует его раз сто! А, быть может, двести.
– Уходи.
– Ни за что.
Кристиан не мог оторвать взгляда от ее тела, точнее тех его частей, которые виднелись из горы пены и пара, окутывавшей ее. Воображение дорисовало ему все остальное, и он почувствовал, что его пульс буквально зашкаливает. Такого сексуального возбуждения он не испытывал со времен юности.
Однако Кристиан напомнил себе, что пришел к ней вовсе не за этим. Во всяком случае, не сейчас. Он пришел, чтобы серьезно поговорить. Из-за нее его жизнь превратилась в какой-то сплошной хаос. Сегодня он подписал факс в Сиэтл ее инициалами вместо своих, а вчера назвал одну из сотрудниц конторы Вивьен, когда на самом деле ту зовут Мэри. Он стал рассеянным и не раз ловил на себе понимающий, немного лукавый взгляд Тобиаса. А все из-за нее. Он должен поговорить с ней и заставить понять, как она нужна ему.
– Кристиан Ричардсон! – возмущенно воскликнула немного пришедшая в себя Вивьен, прикрываясь руками. – Кто дал тебе право врываться в мой дом, как какой-нибудь бандит или маньяк!
– Не могла бы ты не кричать так громко? Тебя слышит, наверное, пол-улицы. Позволь мне объяснить. Я не собирался входить без разрешения, но дверь была не заперта. Это по меньшей мере неосмотрительно.
– Я не могла оставить дверь незапертой! – возмутилась она, хотя действительно не могла припомнить, чтобы запирала дверь. Неужели неотвязные мысли о Кристиане сделали ее такой рассеянной, что она позабыла об элементарных правилах безопасности?
– И тем не менее оставила, иначе как бы я вошел? – резонно спросил он и подал ей маленькое полотенце. – Вот возьми, протри глаза.
– Я сама знаю, что мне делать, – огрызнулась Вивьен, выхватив у него полотенце. – А ты немедленно убирайся отсюда.
– Только вместе с тобой, – заявил он, нахально ухмыляясь. – В таком воинственном настроении ты можешь поскользнуться в этом чугунном чудовище и разбить себе что-нибудь. Не хочу, чтобы твоя травма была на моей совести. Кстати, где ты откопала эту громадину? Ты что, питаешь особую слабость к старью, которому давно пора на свалку? Вначале фургон, теперь эта ванна.
– Темнота, – парировала Вивьен. – Старинные чугунные ванны с когтистыми лапами вместо ножек сейчас на пике моды. А эта досталась мне вместе с квартирой. Может, ты все-таки выйдешь?
– Нет. Ты можешь упасть.
Невероятная смесь злости, стыдливости и возбуждения овладели Вивьен. Как же она выйдет из ванны, когда он тут?
– Пожалуйста, Кристиан, прошу тебя, выйди, ты меня смущаешь. Подожди в комнате, и я присоединюсь к тебе через две минуты, – сделала она еще одну попытку убедить его.
Он упрямо покачал головой, затем снял с крючка большое банное полотенце и растянул его перед собой.
– Только вместе с тобой. Вылезай.
Она в сердцах плеснула на него водой. Он отскочил, но все же часть воды попала ему на джинсы.
– Ну, по крайней мере на этот раз не краска, – как ни в чем не бывало заявил он. Затем, не успела она догадаться о его намерениях, наклонился, подхватил ее под руки и, вытащив из ванны, поставил на коврик и завернул в полотенце.
Потрясенная, оглушенная и возбужденная, она покорно стояла, пока он вытирал ей волосы, потом, протянув руку к полочке, достал оттуда бутылочку увлажняющего крема.
– Нужно втереть это, чтобы кожа не была сухой, – деловито сказал он, и только чуть охрипший голос выдавал его возбуждение. Осторожными движениями он начал втирать крем в ее обнаженные плечи и верх спины над краем полотенца. Вивьен почувствовала, что еще немного – и она не выдержит и упадет в его объятия.
– Перестань, – слабо прошептала она.
– Не могу. – Его буквально трясло от желания.
– Но ты же хотел поговорить. Вот и говори.
– Через минуту. Позволь мне закончить начатое. Я еще ни в кого не втирал крем. Оказывается, это ужасно увлекательное занятие.
– Для новичка ты слишком ловок.
– Я стараюсь. – Он наклонился и легко коснулся губами ее губ. И тут же отстранился, боясь, что не сможет остановиться.
– Мы так не договаривались.
– Мы вообще никак не договаривались. А должны были. Я очень скучал по тебе, Вивьен, – добавил он.
– Это правда?
– Ты же знаешь, что да.
Вивьен покачала головой.
– Я уже больше ничего не знаю.
– Ну так знай. Я ужасно, невероятно, безумно скучал по тебе, и дни, прожитые без тебя, показались мне вечностью.
Она таяла от прикосновения теплых пальцев и от его слов, которые уже никогда не надеялась услышать.
– Я тоже ужасно скучала, – наконец призналась она, положив голову ему на плечо. – Но я... я думала, ты больше не хочешь меня видеть из-за того, что...
– Шш... – Он приложил палец к ее губам. – Это было глупое недоразумение, которое больше никогда не повторится. Ты очень дорога мне, поверь. – Он особенно ясно осознал это лишь тогда, когда они расстались. Еще ни одна женщина, с тех пор как он достиг половой зрелости, не нарушала настолько его душевного равновесия и так не завладевала его телом, сердцем и мыслями, как это сделала Вивьен. Он провел губами по ее подбородку и прошептал возле самого уха: – Между нами было что-то очень важное.
– Странно, – прошептала она в ответ, – ведь мы совсем не знали друг друга.
Да, они были недолго знакомы, но за это короткое время ему удалось изменить ее жизнь, вернуть в него надежду и солнечный свет. Он научил ее не бояться того, что она давно и надежно спрятала в тайниках души, заставил по-новому взглянуть на себя. Даже если он все же уйдет из ее жизни, то все равно навсегда останется в ее сердце.
– Ошибаешься, мы знаем друг друга очень хорошо. Просто мы перескочили через несколько этапов в наших отношениях и нарушили общепризнанный порядок.
– У меня было такое ощущение, словно я катаюсь на американских горках, – улыбнулась Вивьен.
– Но согласись, что наше чувство было чистым, здоровым и солнечным. Таким оно и должно остаться. – Кристиан крепче обнял ее и прижался губами к ее пахнущим цветочным шампунем волосам. Теперь, когда он обрел эту женщину во второй раз, он больше не намерен ее терять.
Все еще не в силах поверить, что это не сон, а чудесная явь, она смущенно рассмеялась.
– Звучит как план по защите окружающей среды.
– Но, согласись, мы прекрасная пара и нам было так хорошо вместе.
– До того вечера в Филадельфии, – напомнила она, и Кристиан почувствовал, что ее тело напряглось в его руках.
– Считай, что это был просто ухаб, который попался нам на пути. Главное, что мы благополучно выбрались из него.
– Думаешь, он последний?
– Уверен, что нет. Но какие бы еще трудности ни встретились на нашем жизненном пути, мы будем переживать их вместе.
Неужели он говорит о будущем? Надежда, которая еще несколько минут назад только теплилась, теперь разгорелась в полную силу. Но они еще не выяснили все до конца. Между ними еще стоит ее прошлое.
– А как быть с теми, которые уже были и повлекли за собой разочарование, разбившиеся надежды, разрушенные иллюзии? Куда их девать?
– Оставить в прошлом, а с собой взять только все хорошее и радостное. Ведь его было больше, верно? Каково бы ни было наше прошлое, в конце концов именно оно и сделало нас такими, какие мы есть сейчас. – Он немного отстранился и заглянул в ее широко распахнутые глаза. В их глубине он все еще видел остатки настороженности. – В моей жизни тоже были моменты, о которых мне совсем не хочется вспоминать, поверь. Как, впрочем, и у большинства людей. Жизнь ведь такая штука, в ней всякое может случиться, но если мы будем беречь то хорошее, что у нас есть, то нам нечего бояться.
– Ты уверен, Кристиан?
Вивьен пристально вглядывалась в его лицо, ища на нем подтверждения искренности его слов, и, по-видимому, нашла, потому что взгляд ее внезапно потеплел и вся ее любовь, все, что она так тщательно старалась скрыть от него, отразилось в ее фиалковых глазах.
– На все двести процентов. А ты?
– Теперь да, – с облегчением выдохнула она и, почувствовав легкое головокружение – верно, от счастья, – сделала то, о чем мечтала давно, почти с самой их первой встречи: протянула руку и начала ласково перебирать между пальцами его жесткие темные волосы. Он стал для нее маяком, указавшим путь в темноте, солнцем, осветившим все самые глубокие и сокровенные тайники ее души.
– Бог мой, Вивьен, ты даже представить себе не можешь, как сильно я хочу тебя. – Его глаза полыхнули зеленым огнем, едва не ослепив Вивьен. – Если ты не перестанешь вот так дотрагиваться до меня, я за себя не ручаюсь.
– А разве я тебя об этом прошу? – промурлыкала она с лукавой улыбкой.
Кристиан тихо застонал. И когда это его милая, тихая скромница успела превратиться в сирену? Сколько еще новых граней он будет с наслаждением открывать в ней?
– Вивьен...
Она поспешно убрала руку.
– Ну хорошо, мы еще не обо всем поговорили.
– Да, ты права. – Он попытался скрыть свое разочарование. Ну что ж, он ждал достаточно долго, значит, вполне может подождать еще чуть-чуть. Он очень хотел заняться с Вивьен любовью, но секс не единственное и не главное, о чем он мечтал. Он собирался просить ее выйти за него замуж, но боялся, что еще слишком рано говорить об этом. Надо дать ей время привыкнуть к тому, что их отношения будут прочными и долгими.
– Может быть, ты все-таки выйдешь отсюда, чтобы я смогла одеться?
Он не двинулся с места. Его ноги словно приросли к полу.
– Вивьен?
– Да?
– Когда мы все утрясем и все обговорим, ты сделаешь мне одолжение?
– Смотря какое. – Она была готова на все, только бы он был с ней.
– Я хотел бы принять вместе с тобой ванну в этом чугунном монстре с когтями, – проговорил он сквозь стиснутые зубы. – Конечно, после того как мы все решим. – И зажмурился, словно от боли.
– Что с тобой? – Вивьен нежно погладила его по щеке.
– Пытаюсь отогнать свои фантазии, но это не так легко. Мое воображение рисует такую четкую картину нас с тобой в этой чертовой ванне...
– Воображение страшная вещь, – поддразнила она его, хотя эта соблазнительная картина уже захватила и ее. – Просто ужасная. – Вивьен ощутила слабость во всем теле.
Почувствовав это, Кристиан крепче прижал ее к себе.
– Расскажи мне, что ты видишь, – попросил он, но тут же покачал головой. – Нет, лучше не надо. Давай займемся чем-нибудь отвлекающим: пойдем покатаемся на коньках, сыграем в шахматы или постоим на голове.
Вивьен хихикнула.
– Ты несешь чепуху.
– Ничего не могу с собой поделать.
– Ты ведь понимаешь, как много поставлено на карту?
– Еще бы. И мой рассудок прежде всего, – усмехнулся он, потом поцеловал ее. – Тебе от меня так просто не отделаться, Вивьен Лоренс, так и знай.
– Тебе от меня тоже, но у меня есть несколько условий.
– Речь идет о брачном контракте?
Вивьен удивленно взглянула на него. У нее и в мыслях этого не было, вовсе не это имела она в виду. Однако нет ничего странного в том, что он об этом подумал, ведь он настоящий бизнесмен.
– Э... вообще-то я думала совсем не об этом... но это неплохая идея.
Кристиан почувствовал некоторое разочарование от того, что она так быстро согласилась. В глубине души он надеялся, что она с ходу отметет его предложение о контракте, что они будут вместе без всяких условий и ограничений, но чувство справедливости и деловая жилка взяли верх, и он кивнул.
– Завтра я поговорю об этом со своим адвокатом. А сейчас давай пойдем куда-нибудь поужинаем?
– С удовольствием. Только мне нужно одеться.
– Я бы предпочел, чтобы было наоборот, но не буду тебя торопить.
– Спасибо, Кристиан.
Они вместе вышли из ванной, и Вивьен направилась в спальню, но на пороге внезапно остановилась и обернулась.
– Это будет не так просто. Я имею в виду нас с тобой.
– Я знаю. Но я хочу быть с тобой, видеть тебя не урывками, а постоянно, знать, что ты со мной, что мы вместе, а если возникнут какие-то трудности, мы преодолеем их тоже вместе.
Вивьен лукаво вскинула бровь.
– Но ведь ты понимаешь, что это положит конец твоей холостяцкой жизни.
– Как и твоей, – отозвался он. – Да, конечно. – Он подошел поближе и заглянул ей в глаза. – Но я жду этого с нетерпением.
– Почему? – тихо спросила она.
– Потому что, как уже сказал, хочу всегда быть рядом с тобой, хочу любить тебя. А чего хочешь ты?
Вивьен на мгновение задумалась.
– Наверное, того же, но я еще не до конца разобралась в себе. – А воображение уже рисовало ей картины их совместной жизни. – Скажи честно, тебе не страшно?
– Немножко, – признался он. – Но этот крошечный страх – несущественная мелочь по сравнению с моим горячим желанием жить вместе с тобой.
– Мы можем причинить друг другу страдания, я знаю.
Мысль, что она могла уже иметь такой опыт, жить с кем-то до него, неприятно задела его, но Кристиан поспешил отбросить ее. Они же решили не ворошить прошлого. К тому же в его жизни тоже был эпизод, когда он подошел близко к этому. Тогда ему не понравилось, но это не значит, что нельзя попробовать еще раз.
– Ну что ж, может и так, но, как говорится, лучше сделать и жалеть, чем жалеть, что не сделал.
Вивьен еще пару мгновений пристально смотрела на него, потом кивнула.
– Хорошо. Давай сделаем так, как ты хочешь. Будем жить вместе и постепенно разбираться... во всем, прежде чем решить что-то окончательно, да?
– Да, конечно. – Он вздохнул с облегчением. Наконец-то в их отношениях наметился существенный прорыв.
– Когда? – коротко спросила Вивьен.
– Сегодня. Сейчас мы поужинаем, потом снова заедем к тебе и возьмем самое необходимое, что может тебе понадобиться в ближайшие несколько дней. А потом постепенно все твои вещи перевезем ко мне.
– О... – Вивьен насторожилась, еще не до конца избавившись от своей неуверенности и осторожности, хотя и не могла обвинить Кристиана в том, что он навязывает ей свою волю. Просто он действует как мужчина. – Разве мы уже решили, что будем жить у тебя?
Он поморщился.
– Прости. Наверное, я слишком тороплюсь. Просто это вполне логичное решение. Моя квартира гораздо просторнее, занимает целый этаж. К тому же расположена в старом престижном районе Блу Бей. Это возле...
– Я знаю этот район, – сказала она. – Там очень красиво. Давно ты там живешь?
– Больше десяти лет. Это было одним из вложений совместного капитала моего отца и Тобиаса. В основном эта была идея Тобиаса. Моему отцу было достаточно парочки судов, на которых можно было выходить в море за рыбой, да еще вдоволь виски. – Кристиан поморщился. – А Тобиас всегда имел трезвую голову на плечах и понимал, что часть прибыли нужно вложить в недвижимость. Он смог и моего отца убедить сделать это, так что они стали совладельцами дома в Блу Бей. Для них это было что-то вроде игры.
Вивьен улыбнулась, представив двух друзей, которые решали, куда бы еще вложить деньги.
– Что ж, им не откажешь в уме и дальновидности.
– Да, ты права, хотя Тобиас был гораздо дальновиднее отца. Помню, как они спорили по поводу целесообразности и выгоды той или иной сделки и всегда Тобиас оказывался прав.
– Они занимались чем-то еще помимо рыбного промысла.
– О да. Они не ограничились покупкой одного дома. Покупали старые дома, превращали их в гостиницы или пансионы и сдавали в аренду. Дома поменьше после реконструкции продавали или тоже сдавали внаем. В конце концов, занимаясь недвижимостью, они стали зарабатывать не меньше денег, чем рыбным промыслом.
Вивьен внимательно слушала, радуясь тому, что он рассказывает ей о своей жизни, как раньше. Это помогало ей лучше узнать и понять его.
– Наверное, они очень любили и уважали друг друга.
– Да, но порой так громко спорили и ругались, что все в страхе разбегались. – Он усмехнулся, потом на его лицо набежала тень.
Заметив это выражение печальной задумчивости, Вивьен спросила:
– Что с тобой? О чем ты думаешь?
– Знаешь, – медленно проговорил он, – пока мы не заговорили об этом, я и не вспоминал об их спорах. Отец почти все время был в море, поэтому после смерти матери я гораздо чаще видел Тобиаса, чем его. Нрав у него, конечно, был крутой. Пару раз я даже испытал его на себе. – Он заметил слабую улыбку на лице Вивьен. – Что такое?
– Просто я подумала, что ты, наверное, тоже довольно часто выходил в море. Тебе там нравилось?
– Очень нравилось. – Он замолчал и погладил ее по щеке. – Только, мне кажется, мы несколько уклонились от темы.
– Да?
– Мы решали, где будем жить. Если не хочешь у меня, я согласен и здесь.
Вивьен засмеялась.
– Спасибо, но не думаю, что это хорошая идея. У тебя нам будет удобнее. Здесь мы будем постоянно натыкаться друг на друга. К тому же у меня маленький шкаф и в нем нет свободного места. Я согласна с твоим предложением жить у тебя. – Она вздохнула. – Хотя не могу сказать, что мне не жаль расставаться с этой моей квартиркой. Ее преимущество в том, что она рядом с офисом и я в любой момент могу повесить табличку «закрыто», подняться сюда и вздремнуть.
– И часто ты это делаешь? – скептически поинтересовался он, зная, как она предана своему делу и как много работает.
– Пока еще ни разу не делала, но сам факт, что могу, утешает. – На самом деле ей просто хотелось иметь такое место, куда она могла бы убежать, где могла бы спрятаться. У нее все еще бывали моменты, когда ей просто необходимо было побыть наедине с собой, и то, что, живя с Кристианом, она будет лишена такой возможности, немножко пугало ее.
Он нежно привлек ее к себе, понимая причину ее колебаний.
– Эта квартира останется за тобой, и, если возникнет желание, ты сможешь проводить здесь столько времени, сколько тебе понадобится. Что ты об этом думаешь?
Она кивнула и улыбнулась.
– Спасибо тебе за понимание. Я постараюсь... не прятаться от тебя. – Она взглянула на него. – Просто в последнее время это вошло у меня в привычку, но я справлюсь.
– Нам будет очень хорошо вдвоем, я в этом уверен.
– А если не будет?
– Не будь пессимисткой и одевайся побыстрее. Я умираю с голоду.
– Кстати, раз мы оба люди занятые, нам надо будет поделить домашние обязанности. Ты согласен?
Кристиан закатил глаза.
– Ох уж эти женщины! Ну хорошо, мы непременно их поделим. Предупреждаю, что готовить я не умею, способен только разогреть в микроволновке полуфабрикаты и загрузить грязную посуду в посудомойку. А еще загрузить и включить стиральную машину, – торжествующе добавил он, словно это было невероятным достижением.
Вивьен снисходительно улыбнулась.
– Да ты просто ас в домашнем хозяйстве. Ну что ж, а я неплохо готовлю, так что, думаю, с этим у нас проблем не будет. Ну а об остальном поговорим в ресторане.
Вивьен ушла в спальню, чтобы переодеться, оставив Кристиана в гостиной. Вспомнив, что он одет неофициально, она выбрала узкую шерстяную юбку, закрывающую колени, и трикотажную кофту, которая не была слишком нарядной, но и не выглядела обыденно благодаря аппликации на груди.
7
– Я готова, – сказала она, выходя из спальни.
Кристиан все еще стоял на том же месте и в той же позе, в какой она оставила его.
– Я тоже, – пробормотал он хрипловатым голосом, и Вивьен поняла, что он имеет в виду отнюдь не ужин.
Глаза ее широко раскрылись, а на щеках заиграл прелестный румянец.
Кристиан протянул ей руку.
– Я подумал, что мы можем пойти в «Каролину». Тебе ведь в прошлый раз там понравилось, да?
– Да, очень. – Там она впервые поняла, как много значит для нее Кристиан Ричардсон. Ей хотелось вновь оказаться там, чтобы вспомнить, как все у них начиналось, и насладиться чудесным настоящим.
Еда снова была превосходной, и оба ели с большим аппетитом, словно после долгой и изнурительной диеты. В каком-то смысле так оно и было, ибо на протяжении всего времени, что они провели в разлуке, ни у Вивьен, ни у Кристиана не было особого аппетита.
Еще несколько таких трапез, думала Вивьен, и, пожалуй, одежда уже не будет болтаться на мне, как в последнее время.
Слава богу, к ее щекам вновь возвращается румянец, а глазам блеск, с радостью думал Кристиан, наблюдая за Вивьен.
Отдавая должное еде, они ни на секунду не забывали друг о друге, и все в ресторане способствовало этому: уединенный столик, свечи, тихая музыка. Они были настроены на одну волну, чувствовали друг друга кожей, и все их слова, жесты, взгляды и прикосновения были пронизаны желанием и этим новым осознанием друг друга.
– Боже, какая вкуснятина! – восхищенно сказала Вивьен, вытерев рот салфеткой. – Мне никогда не надоест наша североатлантическая осетрина. Больше нигде я не ела такой вкусной рыбы. – Заметив загадочную улыбку, играющую в уголках губ Кристиана, Вивьен внезапно догадалась: – Так это ваша компания поставляет рыбу в «Каролину», верно?
– Да, как и в некоторые лучшие рестораны Бостона и других городов Америки. – Кристиан довольно улыбнулся, заметив ее удивление. – Да, наша компания довольно крупная, и мы заключаем контракты не только здесь, в Штатах, но и с некоторыми зарубежными компаниями. Например, недавно я ездил в Норвегию и заключил там контракт с одной норвежской рыбоперерабатывающей компанией на поставку рыбы.
– Здорово. – Она улыбнулась.
– Как насчет десерта? – спросил Кристиан.
– Его ты тоже поймал? – пошутила Вивьен.
– Нет, – смеясь ответил Кристиан, – но их фирменный торт со взбитыми сливками и миндалем просто нельзя не попробовать. Это настоящее чудо.
Чудо – это ты, подумала Вивьен. Ей было так хорошо и весело с Кристианом. Он умел рассмешить, умел посмеяться над самим собой. А его истории о том времени, когда он часто выходил в море, ее просто завораживали.
Кристиан между тем не сводил восхищенного взгляда с Вивьен. Она казалась ему еще красивее, чем когда-либо прежде, возможно потому, что ее глаза светились необыкновенным блеском.
– Ты очень красивая, – с нежностью проговорил он. – Теперь я точно знаю, что у меня слабость к фиалковым глазам. Один взгляд этих прекрасных глаз – и я у твоих ног.
– В самом деле? – шутливо спросила она, пытаясь за шуткой спрятать смущение от его комплимента. – Хорошо, что сказал. Теперь я стану беззастенчиво пользоваться этим. Не боишься?
– Пользуйся, прошу тебя. Буду только рад, – заверил он ее. – Более того, я даже настаиваю на этом.
Ей хотелось сказать ему, что она тоже находит его красивым, что ей все в нем нравится, но старая привычка не выдавать своих чувств удержала ее.
Он взял ее руку и, поднеся к губам, перевернул ладонью вверх и поцеловал. Тысячи иголочек побежали от ладони по руке, затопляя ее теплом. Не отрывая глаз, Кристиан стал водить губами по нежной коже ладони.
Ощущения были настолько приятными, что, если бы он не держал ее за руку, она непременно соскользнула бы под стол. От прикосновений его пальцев и языка она вся плавилась словно воск.
Они не замечали ничего вокруг и даже не шелохнулись, когда официант подкатил тележку с десертом. Ему пришлось деликатно покашлять, чтобы привлечь их внимание. Кристиан неохотно оторвал взгляд от Вивьен и посмотрел на него.
– Ваш десерт, господа, – провозгласил официант, старательно пытаясь сохранить на лице профессионально нейтральное выражение.
Вивьен бы засмеялась, если бы не была так захвачена тем, что происходило между нею и Кристианом. Она даже не была уверена, что сможет отдать должное десерту, но, когда увидела его, поняла, что ошиблась. Торт был восхитительно вкусным, и она с удовольствием съела всю порцию.
– Потанцуй со мной, – попросил Кристиан, когда они выпили кофе.
– Хорошо.
Со смесью волнения и предвкушения чего-то необыкновенного, что вот-вот должно произойти, Вивьен прошла вместе с ним на танцевальную площадку и прильнула к нему в медленном танце, с наслаждением ощущая, как тепло его рук проникает сквозь одежду, успокаивая и в то же время возбуждая.
– О чем задумалась? – спросил он, касаясь губами ее волос.
– О сегодняшнем вечере. Он просто восхитительный, – прошептала она. – Спасибо тебе.
– Не за что.
Чего она не сказала, так это того, что с нетерпением ждет его продолжения. Это чувство было для нее внове, поэтому удивляло и немного пугало ее. В своей прежней жизни она старательно избегала сексуальных контактов с мужчинами, провоцирующих разговоров, откровенных прикосновений. Теперь же была уверена, что, если Кристиан не предложит провести эту ночь вместе, она сама это сделает.
– Мне тоже нравится этот вечер, – пробормотал он, целуя ее в шею. – Могу тебе обещать, что впереди у нас еще множество таких вечеров, и даже лучше. Ты мне веришь?
– Конечно.
Он ощутил, как по ее телу пробежала легкая дрожь, и понял, что Вивьен желает его не меньше, чем он ее. Ему хотелось поскорее уйти отсюда, отвезти ее домой, на руках отнести в свою спальню и любить всю ночь напролет. А потом настоять на том, чтобы они не просто жили вместе, а поженились как можно скорее. Пусть даже и с этим дурацким брачным контрактом, о котором упоминалось сегодня. Эта идея несколько обескураживала его, но если таково ее желание, значит, так тому и быть.
Сначала он думал, что после первого танца они допьют кофе и сразу уйдут. Но за первым последовал второй, потом третий. Вивьен так хорошо чувствовала музыку, движения ее были столь грациозны и им было так хорошо вдвоем, что Кристиану не хотелось выпускать ее из объятий.
Когда они наконец вернулись к столику, кофе уже остыл.
– Ну что, поедем домой? – спросил Кристиан, пристально наблюдая за ее реакцией. Он не хотел сказать или сделать что-то такое, что бы напугало или оттолкнуло ее. Не хотел ее торопить.
– Я готова, – тихо, но твердо проговорила она, не отведя взгляда, и в ее глазах Кристиан прочел ответ на свой невысказанный вопрос. Весь ее облик излучал затаенное желание, и сердце Кристиана пропустило удар.
– Ты волнуешься? – спросил он.
– Да, – честно ответила она.
– Я тоже, – признался он.
Вивьен улыбнулась своей робкой обольстительной улыбкой, от которой у него перехватывало дыхание.
– Тогда... пошли?
Кристиан расплатился, схватил Вивьен за руку и повел в фойе, где они задержались только для того, чтобы одеться.
– Я слишком тороплюсь, да? – спросил он, заметив, что она поглядывает на него с улыбкой.
– Не больше, чем я, – рассмеялась она.
– Рад, что хоть одному из нас весело, – шутливо проворчал он, когда они вышли из ресторана.
Вивьен с удивлением обнаружила, что он прав. Еще никогда в жизни она не чувствовала себя такой безмятежно счастливой.
Ночь была довольно прохладной. На город опустился весенний туман. На тротуарах все еще поблескивал снег со льдом, словно зима упрямилась и никак не желала покидать насиженное место. Из-за тумана звезд почти не было видно, а лунное сияние едва пробивалось сквозь его пелену.
Вивьен глубоко вдохнула свежий, уже начинавший пахнуть весной воздух. Все вокруг казалось ей прекрасным.
Кристиан обнял ее и привлек к себе, а она положила голову ему на плечо. Так они и дошли до машины, отказавшись от услуг швейцара.
Однако в машине все как-то разом изменилось – между ними повисло напряжение.
– Куда мы...
– Если хочешь, я...
Они заговорили одновременно и сразу замолчали. Повисла неловкая пауза.
– О чем ты хотела меня спросить, Вивьен?
– А ты меня?
Он повернул ключ в зажигании.
– Я хотел спросить, чего тебе хочется?
Она судорожно вздохнула. Все-таки ей придется сделать это самой. Ну что ж, она готова.
– Я... мне бы хотелось поехать к тебе. Я еще ни разу не была у тебя дома, – сказала она настолько беспечно, насколько позволяло ее волнение.
– Что ж, самое время побывать тебе там, – в тон ей ответил он.
Теперь, когда все наконец было решено и они ехали к нему, Вивьен не могла сдержать счастливой улыбки. Он хочет ее. Она нужна ему. Это было в его голосе, в глазах, в чуть заметно подрагивавших руках. И это было прекрасно.
Кристиан нашел ее руку и сжал.
– Я не собираюсь ни к чему тебя принуждать, ты же знаешь.
– Знаю.
– Боишься?
– Нет.
– А я боюсь. – Кристиан улыбнулся, когда она рассмеялась. От неловкости, на несколько минут охватившей их, не осталось и следа. – Мне так хорошо с тобой, – сказал он.
– И мне с тобой. – Внезапно она посерьезнела и, на мгновение задержав дыхание, посмотрела на него. – Должна тебя предупредить, что ты, возможно, еще не раз и не два услышишь обо мне что-нибудь вроде того, что слышал на вечеринке в Филадельфии. Кроме того, вполне вероятно, что мы будем встречать людей, которые меня знают.
– Ну и что? Мне абсолютно все равно, кто они, чем занимаются, что говорят, если, конечно, не станут докучать тебе или делать какие-нибудь оскорбительные намеки. Для меня главное, что тебе нужен я, а не они. Ведь это так?
– Мне нужен ты, и только ты, – тихо, но твердо произнесла она и почувствовала, как часть тяжести, которую она носила в себе последние полгода, свалилась с ее души.
– Ну вот и прекрасно. И мне нужна только ты.
Он свернул в узкий проулок и остановил машину.
– Вот и приехали.
Вивьен посмотрела в окно на старинное серое здание.
– Красивый дом. И выглядит таким гостеприимным даже снаружи.
– Да, это правда. – Кристиан наклонился и поцеловал ее в волосы, с наслаждением вдохнув запах любимой женщины. – В нем четыре этажа. Мой – самый верхний. Я собирался поделить его с Тобиасом, но он, когда наезжает в Бостон, предпочитает жить в отеле. Подолгу он здесь не бывает, особенно теперь, когда у него есть Дебора.
– Его можно понять.
– Да. – Кристиан кивнул, затем вышел из машины и помог выйти Вивьен. Когда он взял ее за руку, то почувствовал ее легкую дрожь.
– Я тоже ужасно волнуюсь. Мне кажется, я слишком хочу, слишком жду...
Она кивнула.
– Да, я знаю. Помню, однажды, когда я еще жила на ранчо в Кентукки, я ждала Рождества. Думала, оно никогда не наступит. Но вот оно пришло и пролетело так быстро, что я даже не успела осознать, что оно наконец пришло. – Вивьен улыбнулась Кристиану. – С тех пор я никогда не тороплю что-то хорошее, а напротив, хочу, чтобы ожидание длилось подольше. Потому что ожидание счастья уже само по себе счастье.
Он засмеялся и обнял ее за плечи.
Они вошли в просторное фойе с диваном, обитым кожей, огромной пальмой в кадке и широкой мраморной лестницей с замысловато изогнутыми перилами, ведущей наверх.
– Я словно попала в Викторианскую эпоху, – восхищенно выдохнула Вивьен. Она разглядывала высокие лепные потолки, панели из клена, мраморные плиты на полу. Во всем этом чувствовалось какое-то спокойное достоинство и элегантность давно минувших времен.
Кристиан усмехнулся. Это была идея Тобиаса. Камины с витыми решетками, люстры в виде канделябров, медная отделка и прочее.
– Вообще-то вся эта пышность не в моем вкусе. Я предпочитаю простоту. У меня есть домик на озере Онтарио, и иногда я уезжаю туда на недельку-другую, когда дела позволяют. Там у меня только самое необходимое, и меня вполне устраивает такая жизнь. – Он пожал плечами. – Но, возвращаясь сюда, я чувствую, что вернулся домой. Здесь хорошо отдыхается и думается. Стены очень толстые, и шум улицы почти не проникает сюда.
– Да, здесь замечательно, – согласилась Вивьен, и она действительно так думала. Уже здесь, в фойе, чувствовалось, как на тебя снисходит какой-то необыкновенный покой, который трудно найти в большом городе.
Лифта не было, и они поднялись по красивой мраморной лестнице с дубовыми перилами на четвертый этаж дома, принадлежавшего лично Кристиану и его партнеру. По пути Кристиан несколько раз останавливался и целовал Вивьен.
Вивьен готова была воспарить на крыльях от охватившей ее радости. Все то, что происходило сейчас с ней, было словно ответом на ее молитвы. Обнимая друг друга, они дрожали от предвкушения скорой близости.
Когда они поднялись на четвертый этаж, Кристиан провел Вивьен в небольшой холл, в который выходили две двери. Он кивнул на дальнюю дверь.
– Раньше тут было две квартиры – одна наша с отцом, другая Тобиаса. Потом мы переделали их в одну, и теперь это вход в кухню. – Он рассказывал все это машинально, ибо его мысли были заняты Вивьен, и только ею.
– Ясно. – Лучшего ответа в данный момент ей не пришло в голову. Ей нравился этот дом, но сейчас она была слишком поглощена ожиданием того, что должно было произойти, чтобы оценить все по достоинству. Она пыталась расслабиться, и временами ей это удавалось, но потом волнение снова брало верх.
Кристиан открыл дверь и пригласил ее.
– Входи.
Вивьен слабо улыбнулась и вошла в комнату, но, не успев сделать и пары шагов, остановилась как вкопанная. Прямо напротив двери располагалась полностью застекленная стена, из которой был виден ночной Бостон. Это было так красиво, что у нее даже дух захватило и на мгновение она позабыла даже о своем волнении.
– О какая прелесть! – воскликнула она и остановила его руку, потянувшуюся к выключателю. – Постой, не включай пока, я хочу посмотреть. Боже, какой отсюда вид на бухту!
Кристиан кивнул.
– В хорошую ясную погоду вид действительно очень красивый. А в туман вызывает какое-то особенное, таинственное чувство. Когда я впервые увидел все это, то понял, что хочу здесь жить. Предыдущий владелец этой квартиры как раз собрался переезжать в другой штат, так что все очень удачно сложилось.
Вивьен подошла ближе к окну, очарованная чудесным пейзажем ночного города, калейдоскопом огней, светом маяка, видневшегося далеко в море, серпом луны в серебристо-голубоватой дымке.
– Просто потрясающе, я бы никогда не включала здесь свет.
– Согласен.
Он подошел к ней сзади, обхватил руками за талию и прижал спиной к своей груди. Вивьен повернула голову и поцеловала его. Сердце ее колотилось как сумасшедшее от пылкого, неукротимого желания и сознания правильности всего происходящего.
– Я так хочу тебя, Вивьен.
– Я тоже хочу тебя, но...
– Но? – У Кристиана перехватило дыхание. Если она сейчас даст задний ход, он, ей-богу, умрет на месте. И все равно он знал, что не станет торопить ее. Он хотел, чтобы, когда она придет к нему, ее желание было таким же сильным, как и у него.
Вивьен повернулась в его объятиях и обвила руками за шею.
– Могу я серьезно поговорить с тобой? – спросила она.
От прижимавшегося к нему горячего мягкого тела желание острыми стрелами пронзало все его естество, затмевая разум, но он сделал глубокий вдох и постарался, чтобы его голос не звучал сдавленно.
– Да, конечно, дорогая.
– Ты... наверное, ожидаешь найти во мне опытную партнершу...
Он удивленно взглянул на нее. К чему она клонит?
– Честно говоря, я как-то не задумывался об этом. – Он поцеловал ее в нос. – И у меня нет никаких стереотипов на этот счет. Хотя охотно признаю, что, с тех пор как мы познакомились, я в своих фантазиях довольно часто предавался с тобой любви.
Она попыталась ответить на его улыбку, но у нее не получилось.
– Я должна тебе кое-что сказать.
– Слушаю тебя внимательно. – Он нежным жестом убрал прядь волос с ее щеки.
– Я... я не спала со всеми теми мужчинами, которые подходили ко мне на вечеринке в Филадельфии... – Она сделала судорожный вдох. Было нелегко говорить об этом.
– А я никогда так и не думал, Вивьен. Но даже если бы это было и так, мне все равно. Я люблю тебя такой, какая ты есть, и не считаю себя вправе судить тебя или кого бы то ни было.
Благодарность теплой волной затопила ее, и она непроизвольно сжала его плечи. На глазах у нее выступили слезы.
– С-спасибо.
– Я действительно так думаю, – сказал он, с нежностью глядя в ее запрокинутое бледное лицо и гладя по щеке.
– Я тебе верю. Но это еще не все.
– Не все? – Он вскинул брови. – Какую еще страшную тайну ты мне откроешь?
Она не ответила на его шутливый тон, оставаясь серьезной.
– Пожалуйста, выслушай меня. Я не спала с теми мужчинами. – Она покачала головой. – Нет, я не то хочу сказать. Я вообще никогда и ни с кем не спала! – выпалила она на одном дыхании и посмотрела на Кристиана.
До его затуманенного желанием сознания не сразу дошло, что она сказала.
– Что?! – В висках у него стучала кровь, сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди. Нет, этого просто не может быть.
– Я... у меня никого не было, – запинаясь пробормотала она.
– О боже, любимая, ты хочешь сказать, что ты девственница?
Чувствуя себя совершенно потерянной и несчастной, она кивнула.
– Надеюсь, ты не сердишься, что тебе досталась, наверное, самая старая девственница на Восточном побережье...
Он засмеялся, приподнял ее с пола и закружил.
– Нет, ты точно сумасшедшая, – сказал он. – Неужели ты не понимаешь, какой бесценный подарок мне делаешь?
Она заморгала.
– Так ты... не сердишься?
– Вивьен, солнце мое, не говори ерунды, – мягко пожурил он ее. – Ты говоришь мужчине, который тебя любит, что ты девственна, и ждешь, что он рассердится? – Он коснулся ее губ поцелуем и снова погладил по щеке. – Нет, ты в самом деле сумасшедшая, но именно за это я и люблю тебя. А в моем представлении ты всегда была чистой и нетронутой. Я действительно это чувствовал. И мне не было дела до того, был ли у тебя кто-то до меня. У меня были женщины, не скрою, но это мое прошлое. И ты имеешь право на свое прошлое, как и любой другой. Если честно, мне было наплевать, был ли кто у тебя прежде, лишь бы ты любила меня и позволила стать последним мужчиной в твоей жизни. Но я безумно рад, что стану еще и первым твоим мужчиной.
– Я тоже этому рада и тоже хочу стать последней женщиной в твоей жизни. – Она покачала головой. – Я не знала, как ты отнесешься к тому, что в свои двадцать пять я все еще девственница. Просто до тебя я еще не встречала мужчины, с которым мне захотелось бы разделить свою любовь и страсть, и я хранила ее... для тебя.
– О господи, Вивьен, радость моя, как же я люблю тебя! – Он снова прижал ее к себе и приподнял над полом. – Клянусь, что со мной такое впервые. Еще никогда и ни к кому я ничего подобного не испытывал.
Она засмеялась.
– Но тебе придется быть терпеливым со мной, ведь я ничего не умею.
Его глаза полыхнули зеленым огнем.
– Буду счастлив стать твоим учителем в искусстве любви.
– А я обещаю быть прилежной ученицей. – Вивьен наклонила голову и прижалась губами к его шее.
Он застонал и пробормотал:
– Но у меня тоже есть несколько просьб, любовь моя.
– Каких?
Кристиан уже нес ее на руках в спальню, и она вся отдалась удивительному ощущению его сильных рук, крепко державших ее.
– Милая, не дыши мне в ухо и не целуй в шею, иначе я попаду в дурацкое положение еще до того, как мы начнем.
Когда она засмеялась и ее теплое дыхание овеяло кожу, он простонал:
– Вивьен!
– Извини, просто я не могу удержаться. Ты такой... приятный.
Он внес ее в спальню и опустил на пол.
– Ну вот мы и пришли. Нравится?
Она рассеянно оглянулась, пытаясь сфокусировать свой затуманенный желанием взгляд.
– Да, очень.
Вивьен почувствовала, как его руки вытаскивают шпильки одну за другой и перебирают ее волосы. Ощущение было настолько восхитительным, что она закрыла глаза и затаила дыхание.
– Мм, как приятно. Это часть ритуала?
– Да.
– А что при этом должна делать я?
– Получать удовольствие.
– Но я хочу, чтобы и тебе было приятно, – возразила она.
– Мне очень приятно, поверь. И с каждой минутой становится все приятнее.
– Правда?
– Да. Только, прошу, никогда не покидай меня. – В его голосе слышалась мольба.
– Не покину. – Вивьен была тронута той ранимостью, которую расслышала за его словами.
Она затрепетала, когда он расстегнул верхнюю пуговицу ее блузки.
– Раздевать друг друга – часть любовной прелюдии. Очень приятная часть, – объяснил он, стараясь не показать, как дрожат от нетерпения его руки.
– О, значит, я тоже должна раздевать тебя, верно? Видишь, не такая уж я неопытная, кое-что все-таки знаю, – пошутила она.
– Отлично, – пробормотал он. – Мне нравятся умные женщины. Да, ты тоже можешь раздеть меня, когда захочешь. – Кристиан надеялся, что не потеряет самообладания, когда она дотронется до него.
– Ну, тогда мне лучше не приходить к тебе в офис, – сказала она и крепко зажмурилась. – Вдруг мне захочется этого, когда я увижу тебя за письменным столом?
Кристиан стиснул руки в кулаки, чтобы не наброситься на нее сию же секунду.
– Дорогая, – хрипло выдавил он. – Боюсь, я больше не могу ждать. Нам лучше лечь в постель.
– Подожди, – остановила она его, и ее руки потянулись к пуговицам его рубашки. – Ты сказал, что я могу раздеть тебя, когда захочу. Я хочу этого сейчас.
Он стоял, не шевелясь и крепко зажмурившись, пока ее пальцы трудились над пуговицами его рубашки. Кровь бешено неслась по жилам, делая малейшее промедление почти невыносимым, но он усилием воли сдерживал себя, понимая, что должен быть терпеливым, нежным и осторожным, потому что она девственница.
Вивьен же охватило доселе незнакомое, но очень приятное чувство собственности. При мысли, что этот красивый, сильный, чудесный мужчина принадлежит ей, что ее прикосновения так действуют на него, ее переполнял буйный восторг.
– Странно, – прошептала она, стаскивая рубашку с его плеч. – Я думала, что буду испытывать смущение и ужасную неловкость. Думала, что это я буду зажмуриваться и стараться спрятаться. Но пока что я чувствую себя просто замечательно и совершенно расслабленно.
– А я нет, – прохрипел он, больно вонзаясь ногтями себе в ладони. – Вивьен, прошу тебя, перестань. Иди ко мне.
Он протянул к ней руки, но она проворно отступила на шаг, дразня и открыто любуясь им.
– Боже, Кристиан, как ты великолепен! – восхищенно выдохнула она, затем довольно рассмеялась, увидев его смущенное выражение лица. – Впрочем, я знала это задолго до того, как ты снял брюки.
Он застонал и засмеялся.
– О, женщина! Тебе в вино явно подмешали какое-то колдовское зелье!
Его наслаждение и страсть стократ усиливались от сознания того, что Вивьен целиком и полностью отвечает на его чувства. Что она испытывает к нему то же самое, что и он к ней. И что она не боится. Она хочет быть с ним так же сильно, как и он с ней. Не мешкая больше ни секунды, Кристиан подхватил ее на руки и понес к кровати.
– А ты страстная женщина, Вивьен Лоренс, ты знаешь это?
– Благодаря тебе, Кристиан Ричардсон, я начинаю это понимать.
8
Для Вивьен и Кристиана наступили жаркие дни, которые сменялись еще более жаркими ночами, хотя стояла еще ранняя весна и на Бостон время от времени налетали с океана холодные ветра. Но их согревал жар любви, и в течение дня они поддерживали его взглядами, улыбками, прикосновениями и словами. Даже подписание глупого брачного контракта не умерило их страсти. Дни и недели, последовавшие за их первой ночью, были похожи на сон – сказочно неправдоподобный и нереальный. Казалось, что такое просто невозможно, но тем не менее это было так.
Вивьен смотрела на их чистое счастье как на что-то сверхъестественное. Она боялась, что в любой момент оно закончится, ведь не может же сказка длиться вечно? Этот страх постоянно жил в ней, с каждым прошедшим днем рос, угнетая и затмевая ощущение счастья. Даже по прошествии почти двух месяцев с тех пор, как они стали жить вместе, Вивьен не могла заставить себя безоговорочно поверить в будущее. Она жила одним днем.
Однажды под вечер Вивьен размышляла обо всем этом, глядя в окно своего офиса, над которым висел рекламный плакат о том, что фирма «Белый кот» вымоет и вычистит все до блеска. Все, что нужно, уже было подготовлено для ночной смены, и, как всегда, когда у нее выпадало несколько свободных минут, Вивьен думала о Кристиане. Поэтому когда зазвонил телефон, она вздрогнула от неожиданности.
Это была Дебора.
– Здравствуй, дорогая. Я звоню, чтобы сказать, что мы с Тобиасом собираемся в Бостон к концу недели. Он едет по делам компании, а я хочу увидеться с тобой.
Кристиан ничего ей об этом не говорил.
– Это просто отлично, Дебби. Мы так давно не виделись, и мне так много нужно тебе рассказать.
– Ты счастлива, Вивьен?
– Да.
Они поговорили еще немного о фирме Деборы и об общих знакомых и попрощались. Повесив трубку, Вивьен почувствовала себя немного виноватой. Она услышала замешательство в голосе Деборы, когда та спросила, счастлива ли она. Дебора всегда интуитивно чувствовала неуверенность Вивьен.
На следующее утро, когда они все еще лежали в постели, Вивьен рассказала Кристиану о телефонном звонке Деборы.
– Да, – сказал он, – они приезжают. Тобиас сообщил мне позавчера, я хотел сказать тебе, но потом отвлекся и совсем забыл об этом. Прости.
Она улыбнулась.
– С радостью тебя прощаю, потому что прекрасно помню, на что ты отвлекся. На то же, на что мы отвлекаемся каждый вечер.
– И это прекрасно, – сказал он, целуя ее в плечо. – Но нам теперь надо решить один вопрос: хочешь ли ты остаться жить здесь, в этом доме?
– Разумеется, хочу, – отозвалась она чуть хрипловатым со сна голосом. – Мне здесь очень нравится. – Кровать такая широкая, а это самое главное. – Не открывая глаз, она улыбнулась в ответ на его смех.
– Что правда, то правда. – Он поцеловал ее в губы и вздохнул. – К сожалению, мне нужно уходить. У меня сегодня важная деловая встреча.
Вивьен соблазнительно потянулась.
– Очень жаль.
Кристиан застонал и, откинув одеяло, поцеловал ее в живот. Ему нравилось, как ее мышцы напрягаются и подрагивают от наслаждения всякий раз, когда он прикасается к ней.
– О черт, как мне не хочется уходить!
– И мне не хочется, чтобы ты уходил. – Она провела ладонями по его груди. – Но ничего не поделаешь, мы должны работать.
Он прижался к ее губам в долгом поцелуе, затем быстро встал, чтобы не поддаться невероятному искушению, которое представляла собой обнаженная, теплая со сна Вивьен. Но ему действительно надо было идти.
Ты работаешь сегодня ночью? – спросил он.
Она кивнула.
– По-видимому, придется. Лайза снова заболела, а у других и так полно работы. Наверное, скоро придется нанять еще одного работника, потому что, если вдруг заболеет кто-то еще, подменить его будет не кем.
– Найми кого-нибудь на полставки, только на подмену, – посоветовал он.
– Да, скорее всего я так и сделаю.
– Я найду тебя, когда закончу дела в офисе. Настройся на итальянскую кухню.
– На итальянскую кухню я всегда настроена. – Вивьен встала с кровати и потянулась.
– Прошу тебя, пощади, – взмолился Кристиан, отворачиваясь. – Я всего лишь слабый человек и могу не выдержать.
Вивьен рассмеялась довольным, чувственным смехом.
Они решили принять душ вместе, но скоро поняли, что совершили ошибку, поскольку это сделало расставание еще мучительнее. Другим испытанием, которому они подвергались каждый день, был процесс одевания – они не могли глаз отвести друг от друга.
– Пойду закончу одеваться в гостиной, – первым не выдержал Кристиан, подхватывая пиджак и галстук, но прежде чем уйти, окинул Вивьен оценивающим взглядом. – Кстати, мне ужасно нравится этот костюм. Ты выглядишь в нем сексуально и по-деловому.
Вивьен вскинула брови.
– А разве такое возможно?
– В твоем случае – да. – Он поцеловал ее и поспешно вышел в другую комнату.
После того как они вместе выпили кофе, Кристиан ушел первым, а Вивьен не спеша закончила сборы и, тихонько напевая какую-то веселую мелодию, заперла квартиру и спустилась во двор, к своему фургону. Его уже нельзя было назвать старой ржавой развалюхой или монстром, как его называл Кристиан. Он гордо сверкал свежевыкрашенными боками и ездил теперь как новенький. Кристиан позаботился об этом. Однако, как он ни настаивал, она наотрез отказалась купить новый мини-вэн. В ней проснулась бережливая сельская жительница. Она выросла в деревне, на ранчо, и привыкла экономить каждый заработанный цент. Старый фургон, на ее взгляд, еще вполне мог послужить, поэтому покупку нового транспортного средства в настоящий момент она рассматривала как ненужную трату денег.
От дома Кристиана до ее конторы было не очень далеко. Ей нравилась утренняя суета Бостона, и городской шум оживленных улиц не раздражал ее. По утрам в нем было что-то особенное. Даже в холодные, дождливые дни Вивьен приоткрывала окно машины, чтобы вдохнуть смесь запахов, доносившихся с рынка.
Так же было и в это утро. Резкий, навязчивый запах рыбы для кого-то был неприятен, но только не для Вивьен. Он стал для нее неотъемлемой частью города, который она уже успела полюбить. И она останется здесь навсегда. С Кристианом.
Она въехала во двор позади своего дома и остановилась. Выпрыгнув из фургона, бегом помчалась к двери черного хода, спасаясь от порывов холодного утреннего ветра, дующего со стороны залива. Внутри, как всегда по утрам, было холодно, так как по окончании работы она отключала отопление в целях экономии.
Включив термостат, она заметила мигающую лампочку автоответчика и улыбнулась: рабочий день начался.
Вивьен подошла к столу и, нажав кнопку прослушивания сообщений, начала наводить порядок на столе. Первый звонок оказался от одной из ее работниц, которая сообщала, что сегодня ночью сможет выйти на работу. Второй звонок был от недавнего клиента, который благодарил фирму за отлично выполненную работу и обещал порекомендовать ее своим друзьям и деловым партнерам. Настроение Вивьен улучшалось с каждой минутой. День начинался просто отлично.
Однако третье сообщение заставило ее уронить карандаши, которые она в тот момент держала в руках, и плюхнуться на стул, уставившись ничего не видящими глазами в окно на пейзаж, к которому она уже успела привыкнуть и полюбить. Сейчас Вивьен не видела ни тихой уютной улицы, обсаженной вязами, ни шпиля католической церкви, расположенной чуть поодаль. Она не видела и не чувствовала ничего, кроме боли, пронзившей все ее тело. Тошнота внезапно накатила на нее, но Вивьен поспешно сделала несколько глубоких вдохов, и она отступила.
Адвокат, добрый старик Бенуа, несколькими словами разбил ее мир на мелкие осколки. Его сообщение было о брачном контракте. В нем сообщалось, что с ним связался по телефону мистер Тревор Маккинли по поводу поправки к параграфу пятому. Не позвонит ли Вивьен мистеру Маккинли?
Контракт? Вивьен ничего не понимала, мысли ее путались. Их адвокаты составили его, они с Кристианом подписали и сразу же забыли о его существовании. По крайней мере, Вивьен забыла.
Она решила вначале позвонить своему адвокату.
– Мистера Бенуа, пожалуйста. Это Вивьен Лоренс. – Ее голос звучал глухо. – Здравствуйте, мистер Бенуа. Да, я получила ваше сообщение. Конечно, я свяжусь с ним. Нет, я не хочу, чтобы вы ставили его в известность. Разумеется, подпишу, прямо сегодня.
Даже не дослушав его вежливых дежурных фраз, Вивьен повесила трубку и обессиленно откинулась на спинку стула. Все внутри у нее дрожало мелкой дрожью.
Мириады обрывочных мыслей проносились в голове с бешеной скоростью стремительного горного потока. Во всем этом был некий смысл, который Вивьен пока отказывалась понимать и принимать. Но постепенно, холодно и неумолимо все стало на свои места. Вивьен охватило смешанное чувство боли и невыразимой печали, и она не могла решить, чего больше и что страшнее. Она предчувствовала, что счастье не продлится долго, и оказалась права: оно оборвалось.
Будь холодной, практичной и не теряй головы, внушала она себе, но легче было сказать, чем сделать. Боль блокировала сознание, не давала рассуждать здраво.
Она сделала еще один телефонный звонок и договорилась о встрече с мистером Тревором Маккинли, потом заставила себя взяться за работу. Машинально выполняя все то, что должна была сделать, она кое-как дотянула до ланча, съела свой обычный бутерброд с тунцом, фруктовый йогурт и банан и, заперев офис, вышла на улицу. Не желая ехать в адвокатскую контору в фургоне, она решила взять такси.
Сердце Вивьен сжималось от боли всю дорогу, пока такси везло ее к адвокатской конторе, которая находилась неподалеку от площади Франклина. Расплатившись с таксистом, она вошла в высотное здание из бетона и стекла и на лифте поднялась на двенадцатый этаж, где располагалась контора «Маккинли и Равенбрук», услугами которой пользовался Кристиан. Обстановка приемной выглядела богато, даже роскошно: стены, драпированные тканью, кожаные кресла и диваны, двери из натурального дерева. Звучала тихая, успокаивающая музыка, которая, к сожалению, не в состоянии была ни успокоить Вивьен, ни унять ее боли.
– Я Вивьен Лоренс, – назвала она свое имя холеной немолодой секретарше. – У меня назначена встреча с мистером Маккинли.
– Да, конечно. Одну минуту. – Она связалась по внутренней связи с кабинетом адвоката и улыбнулась профессиональной улыбкой.
– Прошу вас, мисс Лоренс, проходите. Мистер Маккинли ждет вас.
Вивьен вошла в кабинет. Огромный серо-голубой ковер протянулся от дверей до массивного письменного стола красного дерева. Перед столом стояли два больших, мягких кресла с обивкой в тон ковру. Из-за стола поднялся мужчина лет тридцати, рыхлый, с намечающимся брюшком и в очках.
– Добрый день, мисс Лоренс. Я Тревор Маккинли, адвокат мистера Ричардсона. – Он с улыбкой протянул ей руку. – Я слышал, что вы привлекательная женщина, но это было явным преуменьшением.
Его откровенная лесть неприятно подействовала на Вивьен, возможно потому, что сейчас она была не в настроении выслушивать всякие глупости, но она постаралась улыбнуться.
Мистер Маккинли жестом предложил ей сесть в одно из кресел, что она и сделала с некоторым облегчением, ибо ноги плохо слушались ее.
– Итак, приступим, – откашлявшись, сказал адвокат после того, как снова сел на свое место за столом.
У Вивьен пересохло во рту. Она не мигая смотрела на Тревора Маккинли, боясь услышать то, что намеревался сказать ей этот человек, который ей не слишком нравился.
– Должен сказать, – начал он, – что обычно я не выступаю как... гм... адвокат мистера Ричардсона. – Он еще раз кашлянул. – Мой отец, Стивен Маккинли, ведет его дела, равно как и дела других наиболее выгодных клиентов. Так вот. В результате недоразумения – новый клерк перепутал папки – ко мне попала папка мистера Ричардсона. – Он открыл ее, с шумом перелистывая и просматривая лежавшие внутри бумаги. – Но поскольку это относительно простое дело и я не предвижу здесь никаких проблем, то я решил освободить отца от некоторых его обременительных... То есть я не имею в виду, что клиенты бывают обременительными, но с таким простым делом я вполне могу справиться и сам. Нельзя сказать, что я не берусь за более сложные дела, просто...
– Мне ясна картина, мистер Маккинли, – сухо перебила его Вивьен, которой надоело выслушивать его разглагольствования. – Не перейти ли нам к делу? – Она сцепила руки, чтобы не было заметно, как они дрожат. В мозгу билась одна-единственная мысль: зачем, Кристиан? Зачем ты позволил мне полюбить тебя?
Секунду Маккинли смотрел на нее, сморщив мясистый нос.
– Да, безусловно. – Он в очередной раз откашлялся и побарабанил пальцами по лежавшим перед ним бумагам. – Хотя это довольно простая процедура, ее нужно выполнить по всем правилам. Поэтому я был очень внимателен, составляя этот документ, чтобы не возникло повода для иска... чтобы не возникло никаких недоразумений и недопонимания. – Поджав губы, он еще раз взглянул на Вивьен и начал методично и монотонно зачитывать пункты договора.
– Я знакома с содержанием договора, – сказала Вивьен, не дав ему дочитать до конца. – У меня есть копия, и я ее читала.
Так как об этом договоре не было сказано ни слова с тех пор, как они подписали его больше месяца назад, Вивьен считала это делом законченным. Она была рада выбросить его из головы. Но, как оказалось, Кристиан продолжал заниматься им с той же настойчивостью и целеустремленностью, какие всегда вкладывал во все свои дела.
– Отлично, – проговорил Маккинли. – Но я сделал несколько поправок – разумеется, в интересах моего клиента, вы же понимаете, – и они чрезвычайно просты. – Он взглянул на нее с некоторым вызовом.
Она вздернула брови, ответив ему таким же взглядом, и он поспешно отвел глаза и откашлялся.
– Вчера я связался с вашим адвокатом и настоял на том, чтобы в параграф пятый были внесены некоторые изменения. Мистер Бенуа не согласился. Но я предупредил его, как предупреждаю и вас, что намерен стоять на своем.
– Продолжайте.
Вивьен совсем не понравилось выражение лица Маккинли. Единственное, чего ей хотелось, это поскорее подписать этот треклятый документ и уйти отсюда. А потом забрать свои вещи из дома Кристиана и вернуться в свою квартиру над офисом. Она просто не сможет продолжать жить с Кристианом как ни в чем не бывало, если он так поступает с ней, если не доверяет.
– Мисс Лоренс, мы старая и уважаемая контора. И мы бы не завоевали такой безупречной репутации, если бы не защищали интересы наших клиентов всеми доступными...
– Давайте поскорее покончим с этим, – снова перебила его Вивьен, терпение которой уже почти иссякло. Ей с трудом удавалось сдерживать подступившие к глазам слезы.
– Очень хорошо, – надменно проговорил Маккинли. – Мне стало известно, что вы были замешаны в каком-то скандале в Филадельфии, мисс Лоренс. Вы должны понять нашу позицию, когда мы стараемся защитить интересы нашего уважаемого клиента. В связи с вышеизложенным мы составили дополнение к соглашению, согласно которому вы не получаете ничего, если ваши отношения продлятся менее пяти лет. По истечении этого срока, если что-то произойдет, вы получите значительную сумму, заранее оговоренную с моим клиентом. – Он не скрывал самодовольства. – На мой взгляд, это вполне правильная и разумная позиция и подобное решение данного вопроса совершенно справедливо. – Маккинли громко захлопнул папку и пододвинул к Вивьен один лист бумаги. – Ни при каких обстоятельствах вы не будете управлять компанией мистера Ричардсона, что бы ни случилось. Соблаговолите поставить свою подпись внизу.
Вивьен подписала документ, взяла свою копию и поднялась.
– Это все, мистер Маккинли?
– Да, мисс Лоренс. – Он тоже поднялся. – Надеюсь, вы на нас не в обиде. Мы выполняем свое дело.
– Я понимаю, – холодно отозвалась Вивьен. Не говоря больше ни слова, она повернулась и вышла из кабинета, хлопнув дверью чуть сильнее, чем это было необходимо.
Вивьен не помнила, как добралась до дома Кристиана, и, если бы ее спросили, как выглядел водитель такси, на котором она ехала, она бы не смогла вспомнить ни одной детали. Она была оглушена болью и обидой.
Приехав на место, она поднялась в квартиру и начала собирать вещи, забирая только то, что ей понадобится в ближайшие несколько дней. Остальное она решила забрать позже.
Ты предал меня, Кристиан, с болью в сердце думала она. Ты говорил, что не веришь грязным сплетням обо мне, что тебе нет никакого дела до моего прошлого. Выходит, ты лгал. Как ты мог так поступить со мной, Кристиан?
Не будь дурой, Вивьен, откликнулся внутренний голос, голос рассудка и здравого смысла. Ты снова убегаешь, как полтора – уже почти два – года назад.
Но разве я могу остаться и делать вид, что все как прежде?
Чего ты добилась, убежав в прошлый раз? вопрошал рассудок.
Я люблю Кристиана, но он, как видно, не любит меня, иначе не поступил бы со мной так. Лучше покончить с этим раз и навсегда, чем испытывать муки каждый день, отвечало сердце.
Ты должна верить ему.
Не могу. И хотела бы, да не могу. Теперь уже нет.
А что, если этот противный мистер Маккинли ошибся или что-то напутал?
Нет, это я ошиблась.
Дрожащими руками она брала все необходимое в ванной комнате, стараясь не смотреть на бритвенные принадлежности Кристиана, его гель для душа, – с запахом моря! – зубную щетку, полотенце. Она увидела крем после бритья Кристиана, который он не мог найти сегодня утром, – неужели это было только сегодня? – потому что слишком спешил. Они снова, как это обычно бывало, слишком поздно вылезли из постели, на которую сейчас Вивьен не могла смотреть без щемящей боли.
Закончив сборы, Вивьен снова вызвала такси и вынесла два чемодана во двор, недоумевая, зачем взяла журнал со столика в гостиной. Похоже, она собиралась как в горячечном бреду и сама не понимала, что делает.
В таком же состоянии она приехала к себе и втащила чемоданы наверх, в квартиру. Бросив их у двери, она остановилась посреди комнаты и огляделась. Ее некогда уютная квартирка теперь казалась пустой, заброшенной и одинокой. В точности как и она сама.
Вивьен постояла так некоторое время, уставившись невидящими глазами в одну точку, потом тряхнула головой, словно отгоняя призраки прошлого. Она прошла по квартире, открывая окна, чтобы впустить свежий воздух, затем, двигаясь как робот, распаковала вещи, развесила одежду и бросила в ванной сумочку с туалетными принадлежностями. Она не будет оглядываться назад, твердила себе Вивьен, не будет сожалеть о том, что было и чего уже не вернуть. Она будет упорно трудиться, добьется успеха и докажет, что она... она...
Что она – что? Достойна доверия? Что ей никто не нужен? Что ей не нужен Кристиан Ричардсон? Что она сможет быть счастливой и без него? Сейчас она в этом сомневалась, но время – великий лекарь, оно поможет ей смириться с горькой потерей, пережить эту боль. Боль предательства и разочарования.
Проветрив все комнаты, Вивьен закрыла окна и бросила последний взгляд на некогда такую милую и уютную, но сейчас такую одинокую квартиру и вышла. Войдя в свой офис, заметила мигающую лампочку автоответчика. В ту же секунду зазвонил ее мобильный.
Сердце Вивьен подскочило к горлу. Это звонил Кристиан, ибо на него у нее стояла особая мелодия – песня Тины Тернер, под которую они впервые танцевали в ресторане. Стиснув зубы от боли, она не стала ни включать автоответчик, ни отвечать на звонок. Вместо этого она сразу же приступила к работе, позвонила одной из своих работниц и сообщила, что будет работать сегодня ночью вместо нее.
Настроение и самочувствие Вивьен было ужасным. Всю дорогу до места работы она чувствовала дурноту, а потом ее еще и затошнило вдобавок. К счастью, это было не то здание, где работал Кристиан. Она припарковала свой фургон в подземном гараже и, волоча ноги, как старуха, прошла в раздевалку для персонала.
Здесь уже была Рита Шварц – старшая смены. Она с удивлением воззрилась на нее.
– Что вы здесь делаете, мисс Лоренс? Зачем приехали? У нас сегодня полный комплект.
– Я буду подменять Эмму Филлипс, – ответила Вивьен. – А как вы себя чувствуете? Не рано ли вышли на работу?
Рита только вышла после болезни. Она была одной из первых, кого Вивьен наняла на работу, когда только открыла свое дело. Рита была ответственным и надежным работником и пользовалась ее абсолютным доверием в вопросах, касавшихся качества выполнения их основной работы.
Рита улыбнулась.
– Со мной уже все в порядке, мисс Лоренс, не волнуйтесь. Я снова здорова и в строю. А вот вы что-то неважно выглядите. Может, вам лучше поехать домой, а мы тут сами управимся. Я сама уберу этаж Эммы...
– Нет-нет. Я в порядке, просто немного голова побаливает, наверное из-за смены погоды. Сейчас приму таблетку и все пройдет, – заверила Риту Вивьен. Она ни за что не поедет сейчас домой, в свою пустую квартиру, где на нее навалится вся тяжесть случившегося. Нет, она будет работать, потому что в работе ее единственное спасение.
Рита хотела еще что-то сказать, но Вивьен, извинившись, отправилась переодеваться. На это ушло больше времени, чем обычно, потому что руки плохо ее слушались и она то и дело роняла предметы.
Наконец она переоделась в свою рабочую униформу и вышла. Ее верная помощница к тому времени уже ушла.
Полтора часа спустя Вивьен уже с увлечением натирала паркетный пол полотером. Для нее это было самым надежным способом снять эмоциональное напряжение. Ей нравилось это ритмичное, монотонное движение, а ровное, негромкое гудение не раздражало, а, наоборот, успокаивало ее. Она держалась за ручку полотера так, словно это было ее спасательным кругом в открытом море.
Вивьен услышала звук открывающихся дверей лифта, но не обратила на это внимания, так как решила, что это кто-то из уборщиков. На праздные разговоры у нее не было ни настроения, ни времени.
Сначала она ничего не замечала, но потом почувствовала чье-то присутствие – затылку стало горячо, а сердце внезапно заколотилось в удвоенном ритме. Только Кристиан так действовал на нее. Кристиан! Он здесь!
Вивьен заставила себя не поднимать головы и еще сильнее стиснула ручку полотера.
– Вивьен! – прогремел он над ней.
– Да? – отозвалась она как можно спокойнее.
– Что происходит?! – Его голос буквально вибрировал от еле сдерживаемого гнева. – И не притворяйся, что ничего не понимаешь!
Именно так она и собиралась поступить, но его слова вывели ее из себя. Ах так мы сердиты! Ах, боже мой, какие мы нервные! И он еще смеет кричать на нее после того, что сделал?! После того как растоптал ее любовь своим предательством?!
Она нажала кнопку, отключавшую полотер, и, сделав глубокий вдох, медленно выпрямилась и посмотрела в упор на Кристиана.
– Чего я действительно не понимаю, так это почему ты так раскипятился. – Она заставила себя не отвести взгляда от его глаз, которые полыхали зеленым огнем.
– Что все это значит? – потребовал он ответа, скрестив руки на груди. – Я приезжаю домой, мечтая о романтическом свидании со своей женой в ресторане или на худой конец в пустом здании офиса, если ей пришлось выйти на работу. А вместо этого обнаруживаю, что она увезла из дома половину своих вещей. И никакой записки, никакого объяснения. И на мои звонки ты не отвечаешь! В чем дело, Вивьен? Может, объяснишь?
– Ничего я не буду тебе объяснять! – взорвалась она. – Кстати, когда приедешь домой, не забудь пересчитать столовое серебро! – Она перевела дыхание, надеясь, что ее голос перестанет дрожать. В эту минуту она была похожа на кипящий вулкан.
– Перестань, Вивьен. – Кристиан тоже прилагал немалые усилия, чтобы умерить свой гнев. – Скажи толком, что случилось.
– Что случилось?! – переспросила она звенящим от гнева и обиды голосом. – Да ничего особенного. Просто я решила, что не буду жить с человеком, который мне не верит.
От удивления Кристиан даже рот открыл. В иных обстоятельствах это бы развеселило Вивьен, но сейчас ей было не до веселья.
– Что еще за глупости? С чего это ты взяла?
– Да уж, наверное не сама придумала! И не смей называть меня глупой! Я, может, и глупа, но не настолько, чтобы не видеть очевидного!
– Какого очевидного?! Что за бред?! Объясни ты толком наконец, что случилось!
Они оба уже кричали, и на их крик из одной двери выбежал молодой парень, компьютерщик, который чинил там оборудование.
– В чем дело? Что за шум? Вам требуется помощь, мисс? – спросил он, подозрительно оглядывая Кристиана.
– Нет-нет, спасибо, все в порядке, мы просто... спорим кое о чем, – извиняющимся тоном пробормотала Вивьен.
– А то я тут, поблизости, если что... – бросил парень, многозначительно посмотрев на Кристиана.
– Да. Хорошо. Спасибо.
Когда парень снова скрылся за дверями офиса, Кристиан посмотрел на Вивьен, насмешливо вздернув бровь.
– И много у тебя таких рыцарей в сверкающих доспехах?
– Достаточно, чтобы защитить меня, если понадобится, – парировала она.
– И с каких это пор тебе требуется защита от меня? – обманчиво спокойным голосом поинтересовался Кристиан.
– С тех пор как ты ворвался сюда как разъяренный лев и стал орать на меня! Ничего у тебя не выйдет, так и знай. Как не вышло у тех подонков в Филадельфии, которые хотели смешать меня с грязью!
– Ты сравниваешь меня с ними? – Кристиан потрясенно уставился на нее. – Как ты можешь, Вивьен?
– А ты как мог? Как ты мог говорить, что любишь меня, что веришь мне, что мое прошлое не имеет никакого значения, а сам тайком внес изменения в брачный контракт, которые ясно указывают на то, что мое прошлое все-таки имеет значение!
– Что-о?! Какие еще изменения в контракте? О чем ты говоришь?
– Не притворяйся, что ничего не знаешь. Твой адвокат любезно уведомил меня, что в случае, если мы порвем наши отношения... ну и так далее. Остальное ты знаешь.
– Я ничего не знаю. Объясни, почему ты ушла.
– Я подумала, что лучше сделать это сейчас, принимая во внимание...
– Что?! Что там еще за новости с этим дурацким контрактом?! Я не уйду отсюда, пока ты мне всего не расскажешь.
Вивьен было больно смотреть на него. Ей бы следовало его ненавидеть, но она знала, что не сможет, что бы он ни сделал. Она любит его, и эта любовь как заноза, которую не вырвать из сердца.
– Идем со мной. – Оставив полотер на месте, чтобы закончить позже, она направилась к двери одного из офисов, где еще предстояло произвести уборку.
Кристиан шел следом, восхищаясь грациозными движениями ее тела даже несмотря на бесформенный рабочий комбинезон. Ему хотелось сгрести ее в охапку и целовать до тех пор, пока она не растает в его объятиях и не признает, что ее уход был глупым недоразумением.
Когда они вошли, он закрыл за ними дверь и потребовал:
– Рассказывай.
Вивьен сделала глубокий вдох.
– Сегодня у меня была встреча с твоим адвокатом мистером Маккинли. Он сообщил мне, что они должны учитывать твои интересы и по этой причине дополнили параграф пятый нашего брачного договора. Он сказал, что это из-за моего сомнительного прошлого...
– Погоди минутку! Ерунда какая-то. Ты, верно, ошибаешься...
– Нет, не ошибаюсь, потому что видела этот документ и подписала его. – Она судорожно вздохнула. – Поэтому я решила, что не хочу жить с человеком, который настолько не доверяет мне, что...
– И ты решила просто взять и сбежать, вместо того чтобы дождаться меня и спокойно все обсудить?
– Я не сбегала! Я просто ушла. Вернулась в свою квартиру.
– Что ж, прекрасно. – Желваки заходили у него на скулах. – Значит, с сегодняшнего дня и я там живу. Тебе не удастся так просто от меня отделаться, и не надейся.
Не дожидаясь ее ответа, он резко развернулся на каблуках и выскочил из кабинета, громко хлопнув дверью.
– Псих ненормальный! – обругала она пустую комнату.
Все оставшееся рабочее время она прокручивала в голове их разговор, и сомнения в правильности своего поступка все больше и больше одолевали ее. Может, стоило его выслушать? Он или не он подал своему адвокату идею насчет той поправки к договору? Быть может, если бы они поговорили по душам, все бы прояснилось?
Чувствуя себя ужасно уставшей не столько физически, сколько эмоционально, Вивьен закончила работу, вычистила и убрала весь рабочий инвентарь, поговорила с Ритой по поводу завтрашней ночной смены и спустилась вниз, где ее ждал темный гараж. Неся в руке баллончик, она вдруг услышала какой-то подозрительный звук и резко обернулась. Увидев прямо перед собой огромную фигуру, она направила на нее баллончик и нажала на распылитель.
– А, черт! Мои глаза!
– Кристиан?! О боже! Я приняла тебя за злоумышленника. – Она поморщилась, когда он согнулся пополам, прижимая руки к глазам. – Больно, да?
Кристиан закашлялся. Он был зол как черт. Уйдя от нее, он проверил все, что она сказала, и разозлился еще больше из-за того, что она сразу и безоговорочно поверила в самое худшее и даже не попыталась поговорить с ним. А теперь еще выпустила ему в глаза струю аммиака. Это уж слишком!
Кристиан почувствовал, как Вивьен взяла его за руку и повела куда-то.
– Потерпи немножко, сейчас я открою дверь, – сказала она. – Вода должна помочь. Мне очень жаль, что так получилось.
– Ты уверена, что это не кислота? – спросил он раздраженно. – Глаза так жжет, что я не могу их открыть.
– Не волнуйся, не кислота. Это всего лишь аммиак.
– Всего лишь аммиак! – возмутился он. – Хорошенькое дело!
Вивьен завела его в подсобку, где был умывальник. Он тщательно промыл глаза холодной водой, что немного сняло жжение, но глазам по-прежнему было больно.
Когда Кристиан поднял голову, Вивьен ахнула.
– Твои глаза покраснели и... немножко припухли.
– Да уж я и сам это чувствую. Я же мог ослепнуть по твоей милости!
– Ну, не стоит преувеличивать, – пробормотала она, чувствуя себя виноватой. Достав из сумочки чистый носовой платок, подала ему. – Вот возьми, чтобы вытирать слезы. Глаза будут слезиться еще некоторое время.
– Откуда ты знаешь? Ты что, уже не раз испытывала это адское средство на ни в чем не повинных людях? – проворчал он.
Вивьен спрятала улыбку.
– Нет. Просто в инструкции было подробно написано, как оно действует. Через несколько часов все пройдет, так что не о чем волноваться.
– Не о чем волноваться! Конечно, это же не твои глаза!
– Перестань, Кристиан. Ты ведешь себя как капризный ребенок. Не думаешь же ты, что я сделала это нарочно.
– Не думаю? Да после твоего сегодняшнего фортеля я могу поверить, что ты способна на что угодно.
Она негодующе фыркнула.
– Фортеля?! Вот как ты это называешь?! Считаешь, что это был глупый женский каприз? Но я пока еще способна отличить черное от белого и верю тому, что вижу и слышу.
– Я тоже. Поэтому не позволю тебе сбежать от меня. – Он схватил ее за руку. – Поехали отсюда. Я поеду с тобой в твоем фургоне, а свою машину заберу, когда снова буду видеть.
Вивьен забеспокоилась.
– Может, лучше отвезти тебя к врачу?
– Нет, вези меня к себе. Пошли.
– Но ты не можешь жить у меня. Моя квартира очень маленькая, нам там будет тесно.
– Ничего, в тесноте да не в обиде, – отрезал он. Когда она попыталась было возразить, он остановился и повернулся к ней. – Надеюсь, ты не собираешься бросить меня, полуослепшего, на произвол судьбы?
– Разумеется, нет! Я не настолько черствая и бездушная.
– И именно поэтому ты бросила меня, даже не оставив записки, не позвонив?
– Я уже объяснила, почему сделала это, – надменно проговорила она.
– Ничего ты не объяснила, но тебе придется это сделать, будь уверена.
– Не пугай меня, Кристиан Александр Ричардсон.
– Ты прекрасно знаешь, что я тебя не пугаю. И не называй меня полным именем, будто зачитываешь мне обвинительный приговор.
– Как ты догадался?
9
Четыре дня, которые прошли с тех пор, как Вивьен переехала обратно в свою квартиру, показались ей сущим кошмаром. Кристиан переехал вместе с ней и спал на диване в гостиной.
Уже на следующий день в ее квартире воцарился полнейший хаос. Все было перевернуто вверх дном, повсюду валялась одежда, постельное белье, какие-то бумаги и газеты, грязная посуда, пустые картонные коробки из-под пиццы и других полуфабрикатов, которыми питался Кристиан.
Вивьен готовила себе сама, но без всякого удовольствия, не обращая внимания ни на вкус, ни на разнообразие того, что она ела. Кристиан же покупал полуфабрикаты и разогревал их в микроволновке.
– Питаясь таким образом, ты испортишь себе желудок, – проворчала она однажды вечером, держа в руке коробку из-под пиццы.
– А тебе обеспечена язва желудка исключительно из-за твоей сварливости, – не остался он в долгу.
– Если бы я знала, что ты такой ехидный, то ни за что бы не согласилась жить с тобой.
Кого ты пытаешься обмануть? – насмехался внутренний голос. Да ты на коленках поползла бы куда угодно, лишь бы быть с ним рядом!
– И никакая я не сварливая! – бросила она ему вслед, когда он скрылся в ванной.
Его вещи валялись по всей комнате, потому что он отказался пользоваться ее шкафом. Кое-что он повесил на вешалке в коридоре, а остальное лежало и висело на стульях, креслах и даже на столе. Квартира превратилась в зону военных действий.
Но худшим местом была кухня. Они не ели там вместе, потому что редко находились дома в одно и то же время. Кристиан уходил по утрам до того, как она просыпалась, а она специально работала каждую ночь, хотя в этом не было никакой необходимости, и возвращалась домой глубоко за полночь, когда он уже спал.
– Ненавижу беспорядок, – раздраженно сказала она однажды вечером. Но тут же пожалела об этом. Ей хотелось сказать, что она ненавидит их отчужденность.
– Я, между прочим, тоже, – отозвался Кристиан. – Я пригоню погрузчик из порта. Он подъедет к окну, и мы все в него выбросим. – Он хотел сказать, что ему наплевать на то, как он живет, если она его не любит.
– Отличная идея.
Можешь выбросить все, добавила она про себя, только не меня.
Вивьен действительно ненавидела беспорядок, но гораздо больше она ненавидела свой страх, с которым она ждала того дня, когда Кристиан объявит ей, что переезжает обратно в Блу Бей. В тот же день она умрет. У нее было достаточно времени, чтобы обдумать свой опрометчивый поступок и усомниться в словах Тревора Маккинли, который, как выяснилось, на самом деле и не был адвокатом Кристиана. Если бы только она сначала поговорила с Кристианом, ничего этого, может, и не было бы и сейчас она не чувствовала бы себя такой несчастной. Если бы она только она могла набраться смелости заговорить с ним об этом, они, быть может, скорее преодолели бы эту отчужденность.
На следующий день вечером Вивьен не пошла на работу и осталась дома.
– Ты не заболела? – спросил Кристиан, и беспокойство, которое она услышала в его голосе, согрело ей душу.
Вивьен покачала головой. Эмоционально вымоталась – вот на что это было больше похоже. Еще утром она решила, что так дальше продолжаться не может и им с Кристианом нужно поговорить. Но как начать?
– Ты помнишь, что Дебора с Тобиасом приезжают через пару дней? – спросила она, решив начать издалека.
Он кивнул.
– Конечно. Я подумал, что, вместо того чтобы жить в отеле, они могли бы пожить у меня.
– Тогда нужно позвонить Деборе и сказать.
– Я уже говорил с Тобиасом.
От резкости в его голосе Вивьен широко раскрыла глаза.
Какие у нее красивые глаза, подумал он.
– Я разговариваю с ним каждый день, ведь он мой партнер, но ты, разумеется, можешь поговорить с Дебби, когда захочешь. У тебя ведь есть ее номер?
– Да, конечно, – холодно отозвалась она.
– Дебби нравится квартира в Блу Бее, – добавил он уже помягче, – поэтому я и предложил им пожить там.
– А что они скажут... подумают...
– Не волнуйся, я ничего не говорил Тобиасу о нашей размолвке. Просто сказал, что нам удобнее пока пожить здесь, у тебя.
– А они не будут гадать почему?
Он пожал плечами.
– Да какая разница? Пусть гадают.
Он взял свой пиджак и вопросительно взглянул на нее.
– Я собираюсь купить что-нибудь поесть. Хочешь, и тебе принесу чего-нибудь?
– Нет, я собиралась приготовить картофельный пудинг...
– Отлично, не буду тебе мешать. – Он набросил пиджак, схватил ключи и вышел.
– Я хотела сказать, что хочу приготовить на двоих, – пробормотала Вивьен ему вслед. Она прошла на кухню и занялась своим нелюбимым делом – чисткой картошки. Поставив картошку на плиту, она начистила и нарезала лук, морковку и зелень, потом открыла банку с маринованными грибами. Ее мобильный зазвонил, когда она размешивала в кастрюле соус из пакета. – Ой, Дебби, а я как раз собиралась тебе позвонить, – сказала она. – Мы ждем вас с нетерпением.
Дебора поинтересовалась, почему они с Кристианом не живут в его квартире, и Вивьен уклончиво объяснила, что пока им обоим так удобнее.
Закончив разговор, Вивьен почувствовала, что ей вдруг стало плохо, и побежала в ванную, уверенная, что ее сейчас стошнит. Но через минуту тошнота прошла. Вивьен постояла еще немного, склонившись над раковиной и делая глубокие вдохи.
– Что случилось?
Она едва не подпрыгнула от резко прозвучавшего голоса Кристиана.
– Ты меня напугал. Я не слышала, как ты вошел.
– Что с тобой? Тебе плохо?
– Нет, все в порядке. Только что звонила Дебора. Они с Тобиасом приедут, как и собирались, послезавтра.
Он нахмурился.
– Я знаю. И все-таки я вижу, что тебе было плохо.
– Совсем чуть-чуть, но все уже прошло, правда.
Кристиан схватил ее за руку.
– Ты беременна, да?
– Что?! – Вивьен удивленно уставилась на него. Ей это не приходило в голову, ведь она принимает таблетки. Правда, пару раз она забыла их принять. Неужели?.. – Да нет, не может быть.
– Почему же не может, очень даже может. И как долго ты собиралась скрывать это от меня? – грозно надвинулся он на нее.
– Да ничего я не скрываю, пойми ж ты! Это просто...
Он неожиданно сгреб ее в охапку и прижал к себе.
– Отпусти меня, – пробормотала она ему в плечо.
– Никогда. Не знаю, смогу ли я когда-нибудь до конца понять, что творится в твоей хорошенькой головке. Но не отпущу ни за что. Во-первых, потому, что мы любим друг друга, а во-вторых, у нас будет ребенок.
– Да нет никакого ребенка!
– Я слышал, что у беременных бывают нервные срывы. Поэтому ты сбежала от меня? Боишься рожать? – Внезапно он напрягся и спросил натянутым голосом: – Надеюсь, ты не собираешься избавиться от нашего ребенка?
Она готова была поколотить его.
– Кристиан, ну сколько раз повторять, что нет никакого ребенка!
– Ну так будет. – Его сердце забилось в груди как бешеное. Ребенок! Темноволосый, шустрый мальчуган или девочка с такими же, как у мамы, огромными фиалковыми глазами и таким же непредсказуемым характером.
– Прошу тебя, не нужно ничего выдумывать. Ты знаешь, почему я ушла: из-за поправки к брачному контракту, – возразила она, борясь с желанием обнять его.
– Но ведь ты сама предложила заключить этот дурацкий контракт.
– Я... мне показалось, что для тебя это важно, ведь ты бизнесмен.
Он удивленно взглянул на нее.
– С чего ты взяла? Я согласился на это только потому, что думал, будто это имеет для тебя какое-то значение, раз ты предложила.
Вивьен покачала головой.
– Нет, никакого. – Она смотрела на него, и радость постепенно заполняла все ее существо, но чувство вины и сожаления не давало ей в полной мере насладиться этой радостью. – Но мое прошлое...
– Нет у тебя никакого прошлого, – быстро сказал он.
Она посмотрела на него и попыталась улыбнуться.
– Так не бывает. Прошлое есть у всех. Просто я надеялась, что уже начала забывать ту историю, что то, что случилось в Филадельфии, больше не сможет причинить мне вреда или боли. Но я ошиблась. Даже через много лет всегда найдется кто-нибудь, кто помнит и кто намекнет или скажет прямо. А я не знаю, смогу ли с этим справиться. Кто-нибудь всегда будет помнить...
– Что помнить? Ты же ни в чем не виновата. И ты не отвечаешь за ошибки своего отца. Это только его вина, что он позволял другим думать, будто вы с Дебби принимаете участие в его делах. – Кристиан нахмурился, заподозрив, что она не до конца с ним откровенна. – Вивьен, посмотри на меня. И я не позволю тебе винить себя за то, что сделал твой отец. Это не имеет никакого отношения к нам с тобой, к нашим чувствам. И какая-то несчастная бумажка не может и не должна управлять нашей жизнью. Только то, что есть между нами, и имеет значение. И я не отпущу тебя до тех пор, пока не буду знать, что это именно то, чего ты на самом деле хочешь.
Она молчала.
– Пожалуйста, не молчи, скажи, что ты об этом думаешь, – тихо попросил он.
Вивьен покачала головой.
– В данный момент я и сама не знаю, что думаю, – пробормотала она, беспомощно пожимая плечами. – Мне кажется, сейчас я просто не в состоянии что-то решить.
Он обнял ее за плечи.
– Ну и ладно, значит, пока не будем об этом говорить. Дождемся приезда Деборы и Тобиаса, а потом тщательно во всем разберемся. Договорились?
Вивьен кивнула, обрадовавшись возможности отложить этот нелегкий разговор.
– Хорошо, но мы не будем поднимать этот вопрос, пока они не уедут.
– И пусть они живут у меня, а мы пока поживем здесь, да? – Кристиан был абсолютно уверен, что сможет убедить Вивьен в своей правоте где угодно, только бы у него было достаточно времени. Он ругал себя за толстокожесть, за то, что не понял раньше, насколько Вивьен ранима. Ведь когда два года назад она убежала из Филадельфии, она была совершенно не виновна в том, в чем ее пытались обвинить. Никто не знал этого лучше, чем она сама, но либо Вивьен не считала себя достаточно сильной для борьбы, либо была уверена, что ей никто не поверит. Поэтому она предпочла убежать, а не доказывать свою невиновность. Точно так же она пыталась сбежать и от него. Больше этого быть не должно.
– Конечно, хотя тут немного и тесновато. – Вивьен слабо улыбнулась.
– Отлично. – Настроение у Кристиана резко пошло в гору. Он наклонился и чмокнул ее в нос. – Скоро ты избавишься от всех своих призраков прошлого навсегда, обещаю.
На следующее утро, за день до приезда Деборы и Тобиаса и приема, устраиваемого в их честь, Вивьен проснулась рано. Они с Кристианом не занимались любовью с тех пор, как она ушла от него. За те два месяца, что она прожила у него, это стало очень важной частью ее жизни, и теперь она ужасно скучала без тепла Кристиана, без его объятий, ласк и поцелуев. Даже когда она просто смотрела на него, ее сердце начинало учащенно биться. Но он не проявлял инициативы, видимо считая, что она пока не готова к продолжению их отношений, а сама она не решалась сделать первый шаг.
Злясь на себя за нерешительность, Вивьен спустилась из квартиры в офис, чтобы поработать. К счастью, большая часть нудной работы с документацией уже была сделана, ей нужно было лишь составить график работы на следующую неделю и распечатать его. Покончив с этим, она заперла контору и направилась к своему фургону, чувствуя какое-то странное неугомонное желание сделать что-нибудь эдакое, но что? Она и сама не знала.
Некоторое время Вивьен бесцельно ездила по городу, но потом неожиданно обнаружила, что попала на улицу, где располагались дорогие бутики. После переезда в Бостон она не позволяла себя тратить сколько-нибудь большие суммы на одежду, потому что нужно было вкладывать деньги в развитие бизнеса, но сегодня она чувствовала, что настал момент, когда можно забыть о бережливости и совершить какое-нибудь безумство, вроде покупки дорогого наряда.
Следующие два часа она провела, переходя из магазина в магазин, пока не нашла того, что искала. Точнее, она и сама не знала, что ищет, пока не увидела прелестное сиреневое платье на бретельках из тафты и шифона, элегантное и ужасно дорогое. Посмотрев на цену, Вивьен пришла в ужас, но, когда надела платье, у нее отпали всякие сомнения: оно было создано специально для нее. Цвет бесподобно шел к глазам, оттеняя бледный оттенок кожи, а фасон великолепно подчеркивал все достоинства фигуры.
К платью она купила еще туфли и сумочку, а также, повинуясь импульсу, приобрела комплект очень красивого и сексуального нижнего белья.
Когда она, держа пакеты с покупками в обеих руках, счастливая и улыбающаяся, подошла к своему фургону, то услышала из кабины настойчивое треньканье мобильного телефона, который она по рассеянности забыла на сиденье машины после того, как поговорила с одной из своих работниц.
К тому времени, как она отперла дверцу фургона, телефон уже перестал звонить, и, посмотрев на дисплей, она увидела, что это был Кристиан. Так она и думала. Он звонил ей семь раз! От волнения у Вивьен заколотилось сердце. Неужели что-то случилось?
Она нажала кнопку вызова.
– Алло? Кристиан? Что случилось? – обеспокоенно спросила она, услышав его голос.
– Это я у тебя должен спросить! Где ты была?! Я звонил тебе чертову уйму раз, но ты не отвечала?! Где тебя носит?! – кричал он.
На мгновение Вивьен было разозлилась на него из-за того, что он кричит на нее, но потом поняла, что он просто волнуется, и сразу успокоилась.
– Со мной все в порядке, просто я забыла телефон в машине. Ты где? Дома? Минут через двадцать я приеду и все объясню. Да, хорошо.
Через полчаса не успела она подойти к дверям своей квартиры, как Кристиан распахнул дверь и, не говоря ни слова, забрал из ее рук пакеты, поставил их на пол и так крепко обнял, словно собирался держать ее так всю оставшуюся жизнь. Это было так неожиданно и приятно, что у Вивьен подкосились ноги, и если бы он не держал ее, то она бы непременно свалилась прямо к его ногам.
– Все в порядке? – тихо спросила она.
– Теперь да. Просто я никак не мог дозвониться, и мне в голову стали лезть всякие ужасы.
– Прости, что заставила тебя волноваться, – покаянно проговорила она. – Я постараюсь больше не забывать телефон.
– Да уж, постарайся, будь добра, если не хочешь, чтобы я поседел раньше времени. Эти два часа я места себе не находил, все валилось у меня из рук, поэтому я приехал сюда в надежде, что, может, ты просто крепко спишь.
Вивьен с облегчением вздохнула и обвила его руками за шею.
– Я ходила по магазинам.
Он удивленно воззрился на нее.
– Но ты же никогда прежде этого не делала. Во всяком случае, за то время, что мы вместе.
Она лукаво улыбнулась.
– Когда-нибудь же надо начинать. – Она ласково погладила его по щеке.
– Я так рад, что с тобой все в порядке.
Они постояли так еще немного, просто наслаждаясь близостью друг друга, потом Кристиан сказал.
– Идем поедим, я купил курицу и фруктов, а потом ты покажешь мне все, что купила, хорошо?
Вивьен почувствовала, что краснеет, представив, как будет демонстрировать ему свое сексуальное нижнее белье и что за этим последует. К черту нерешительность, сегодня она непременно соблазнит его!
– Да, конечно.
А еще она скажет, как сильно любит его и хочет всегда быть с ним рядом, хочет, чтобы он любил ее так же сильно, как и она его.
Они с удовольствием пообедали курицей, салатом и фруктами, смеясь и обмениваясь новостями, после чего Кристиан напомнил Вивьен, что она обещала ему показать свои покупки.
– Но разве тебе не надо возвращаться на работу? – спросила она.
– Я возьму отгул, – пробормотал он охрипшим голосом, глядя на нее потемневшими от желания глазами.
Вивьен внезапно охватило смущение. Вся ее решимость соблазнить его куда-то подевалась. Она отвела глаза, лихорадочно пытаясь придумать, что сказать.
– Э... жаль, что у нас нет собаки. Столько вкусных костей пропадает зря. – Боже, зачем она сказала эту глупость?!
Он пальцем погладил ее по щеке.
– А у тебя когда-нибудь была собака?
Она покачала головой. Кристиан недоуменно вскинул брови.
– Но ты же говорила, что все детство провела на ранчо. Неужели там не было собак?
– Представь себе, – вздохнула Вивьен. – У мамы была аллергия на собачью шерсть, и, если какая-нибудь собака приближалась к ней ближе чем на три метра, она начинала безостановочно чихать. – Она снова вздохнула. – А после маминой смерти отец забрал меня, и мы с ним долго ездили по стране. В нашей цыганской жизни не было ни места, ни времени для собаки. – Вивьен улыбнулась. – Но я ни о чем не жалею.
Несмотря на ее наигранно бодрую улыбку, Кристиан понимал, что ей пришлось нелегко. Он мысленно поклялся себе, что станет для нее той надежной опорой, которой у нее не было после смерти матери.
Он встал и потянул ее на себя.
– Ты такая красивая, – сказал он, нежно целуя ее.
– Посмотрим, что ты скажешь, когда увидишь меня в обновках, – проворковала Вивьен, и от обещания, прозвучавшего в ее голосе, кровь вскипела в его жилах.
– Не могу дождаться.
Они помолчали, но глаза лучше всяких слов говорили о том, что они чувствуют. Обжигая Вивьен горящим взглядом своих зеленых глаз, Кристиан подхватил ее на руки и понес в спальню. Но на полпути зазвонил его мобильный. Он не обратил внимания.
– Кристиан, ты не собираешься ответить? – спросила Вивьен.
– Нет.
– Но вдруг это что-то важное?
– В данный момент самое важное для меня ты, – хрипло пробормотал он, но телефон продолжал настойчиво звонить.
– Ответь, прошу тебя, – попросила Вивьен. – Видимо, это действительно срочно.
Кристиан поставил ее на ноги и, чертыхаясь, достал из кармана телефон. Оказалось, звонил Тобиас. Один из кораблей тонул в заливе.


Следующие два дня Кристиан почти не бывал дома. Никто из экипажа не пострадал, и судно удалось отбуксировать в порт, но оно требовало капитального ремонта, к тому же в связи с происшествием требовалось уладить массу проблем и формальностей. Поэтому Кристиан пропадал на работе, а домой приходил только поспать.
На второй день приехали Дебора с Тобиасом. Основные проблемы с аварией уже удалось утрясти, поэтому прием отменять не стали.
Вивьен справилась со своей работой пораньше, чтобы успеть как следует подготовиться к вечеру. Когда ее туалет был уже почти завершен, она услышала, как хлопнула входная дверь. Ее сердце подпрыгнуло от радости. Кристиан! Он пришел!
– Привет, – сказал он и поставил на пол какую-то корзинку.
– Что это? – недоуменно поинтересовалась Вивьен.
– Подойди и познакомься с нашим новым жильцом. – Он присел на корточки, открыл крышку и достал из корзины повизгивавший, вилявший хвостиком комочек. – Это Оскар, сенбернар с ужасно внушительной родословной. Его родители победители нескольких международных выставок.
Вивьен с умилением наблюдала, как толстый, неуклюжий щенок стал передвигаться по комнате, настороженно принюхиваясь к новым запахам.
– Ой какой хорошенький! – Она присела перед щенком и погладила его. Тот, недолго думая, повернул голову и лизнул ее руку. – Ах ты лапочка, – заворковала она. – Ты голоден? Сейчас мы тебя накормим.
Они отнесли щенка на кухню и налили ему в миску молока. Оскар с удовольствием стал лакать, только брызги полетели в разные стороны.
– Ну ты и неряха, – заворчал Кристиан.
– Я буду за ним убирать, мне нетрудно, – поспешила заверить его Вивьен. – Он такая прелесть!
– Он твой. Это мой тебе подарок.
Когда Вивьен подняла на него глаза, в них блестели слезы.
– Спасибо.
– Не за что. А сейчас мне надо принять душ и переодеться. Через сорок минут мы встречаемся с Дебби и Тобиасом.
Кристиан пошел собираться, а Вивьен еще немного полюбовалась на забавного неуклюжего щенка, который, немного осмелев, стал с энтузиазмом обследовать кухню. Постелив на пол несколько газет, она тоже отправилась завершать свой туалет, а когда уже полностью одетая вышла в гостиную, Кристиан, который в это время завязывал галстук, замер.
– Боже, какая ты красавица, Вивьен!
– Я надеялась, что тебе понравится, – смущенно отозвалась она.
– Понравится? Это слишком невыразительное слово, чтобы описать то, что я чувствую. Ты бесподобна, моя дорогая, и я люблю тебя.
– И я люблю тебя, Кристиан.
Они приблизились друг к другу, он обнял ее за талию, а она положила руки ему на плечи.
– Я хочу, чтобы ты стала моей женой.
– О, Кристиан. Я была такой глупой. Я очень люблю тебя, правда. Но я позволила своим сомнениям встать у нас на пути.
– Давай забудем об этом. Выходи за меня замуж немедленно, и мы будем жить там, где ты захочешь.
– Как насчет маленькой фермы? Насколько мне известно, сенбернар вырастает довольно крупным. Ему нужен простор.
Он прильнул к ее губам в горячем, нетерпеливом поцелуе, от которого у обоих забурлила кровь.
– Давай не пойдем на этот дурацкий прием, – хрипло пробормотал Кристиан, оторвавшись от ее губ. – Я извинюсь за нас обоих.
– Мы не можем не пойти. Дебби с Тобиасом обидятся.
– Уверен, они поймут.
Вивьен улыбнулась и покачала головой.
– Нет, милый, нам надо идти. А после приема мы обязательно наверстаем упущенное. – Она погладила его по щеке.
– Я люблю тебя и выйду за тебя замуж. Обещаю, что больше никогда не повторю своих ошибок и не убегу.
– А я тебе и не позволю, – сказал он. – Ты сделала меня самым счастливым человеком на земле.
– А ты меня. И спасибо за подарок. Это очень много для меня значит, правда.
– Он не последний, обещаю. Мне приятно доставлять тебе радость.
– Главная радость для меня – это ты. Я хочу, чтобы ты всегда был со мной и всегда возвращался ко мне. Все остальное второстепенно.
– Не волнуйся, так и будет.
– Я хочу, чтобы прием поскорее закончился, чтобы я смогла показать тебе, как решительно настроена не отпускать тебя.
Он застонал.
– О черт, как же я не хочу ехать на этот прием!
– Я тоже. Я так счастлива. Сожалею только, что у меня не хватило смелости и здравого смысла поговорить с тобой после того, как я сходила в адвокатскую контору Маккинли.
– Я не говорил тебе, что этот болван Тревор сделал эту дурацкую поправку без моего ведома и без ведома своего отца? Как выяснилось, он уже некоторое время воровал у него клиентов.
Вивьен пожала плечами.
– Он действительно болван, но это не снимает с меня вины. Я была настолько не уверена в себе, тебе и нашей любви, что любой пустяк мог заставить меня убежать. Больше это не повторится. Я буду бороться за тебя, Кристиан Ричардсон, и мы больше никогда не расстанемся.
– Ни за что, – торжественно проговорил он, словно давал клятву. – Расставание не для нас.


Читать онлайн любовный роман - Гостья из прошлого - Лесли Марианна

Разделы:

Ваши комментарии
к роману Гостья из прошлого - Лесли Марианна



Класс!
Гостья из прошлого - Лесли МарианнаНика
4.03.2012, 14.28





8/10
Гостья из прошлого - Лесли МарианнаТимуровна
4.03.2012, 14.41





Знаете, я даже не помню когда в последний раз испытывала такое ощущение от прочитанного романа! Опишу одним словом-РАЗОЧАРОВАНИЕ!Как мне жаль потраченного времени!Мне даже жаль времени на комментарий к данной гадости, но т.к. я часто обращаю внимание на комменты читательниц, то очень советую не читать!Сюжета нет, диалоги просты до тупости, страсти не почувствовала и т.д. Автору либо было до балды то о чем она пишет, либо это ее первый роман(сравнить не с чем, т.к. это первый роман, который я прочла у нее, и поверьте последний!!!!) Хотя, дорогие Читательницы, на вкус и цвет товарищей нет!!! :))))
Гостья из прошлого - Лесли МарианнаЮлия
14.03.2012, 22.04





Интересный роман
Гостья из прошлого - Лесли МарианнаЛюдмила
21.07.2012, 21.31





Простенько до тошноты: 3/10.
Гостья из прошлого - Лесли Марианнаязвочка
12.12.2012, 0.38





Даже не знаю, что написать. Ни хорошо, ни плохо. Просто краткое содержание ЛР. Так как-то коротенько... не затронуло.
Гостья из прошлого - Лесли Марианнаиришка
15.10.2014, 3.32





Героиня-испуганная,а герой-чувствительный. И такое притяжение. Романчик не плохой.
Гостья из прошлого - Лесли МарианнаОльга Б.
12.06.2015, 12.39





Героиня-испуганная,а герой-чувствительный. И такое притяжение. Романчик не плохой.
Гостья из прошлого - Лесли МарианнаОльга Б.
12.06.2015, 12.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100